Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 20.04.96. (не)совместимость


20.04.96. (не)совместимость

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://i.imgur.com/OotMCaG.png https://i.imgur.com/NfZ3NkR.gif https://i.imgur.com/bTmJx9k.gif https://i.imgur.com/kBlz05f.gif https://i.imgur.com/YJN1bLn.png
Рашден х Квентин
20 апреля
кабинет Зельеварения

Обличительная отработка.

+2

2

Сколько Рашден себя помнила, ее жизнь, как в школе, так и вне ее, то и дело сводилась к единственной задаче - не облажаться. И, конечно же, именно это удавалось ей каждый раз с трудом, казалось, плохо пропорциональным всем затраченным усилиям. Всего несколько часов назад она заливала кровью пол большого зала после первой же попытки трансгрессии, немного времени спустя решила взять однокурсника за руку, наступив тому в итоге на старую и очень личную травму, и теперь вот... это. Напоминание о том, что лажать Офелия начала задолго до сегодняшнего дня, и что от отработок у Снейпа оторванная на несколько секунд рука - это явно не спасение и не оправдание.

По крайней мере, у нее было время на душ и обед, так что тяжесть в теле после того, как закончилось действие кровевосстанавливающего зелья, была пусть и не спокойной - мысли то и дело возвращались в больничное крыло - но сытой. Да и кровью от нее больше не несло, и, после тяжелого ржавого духа чистые волосы пахли особенно свежо. Рука то и дело лезла в карман мантии, чтобы нащупать там заветный пузырек с зельем, напомнить себе, что он там, и что уже сегодня можно будет спать, не мучаясь чувством погони, или утопления, что во сне не будет реветь раненым зверем незнакомая женщина, баюкая в руках сверток. Все было... нормально - так она вновь, уже в который раз, сказала себе, бестолково переминаясь с ноги на ногу у двери в кабинет зельеварения.

Нормально же? А Маркус, он все еще расстроен? ... Интересно, ребята сейчас гуляют? Во дворе, своей привычной компанией, вместе? Может быть, что-то затеяли. Может быть, строят планы по краже граммофона... Он ведь не расстроен теперь так сильно, нет?...

Тряхнув головой, чтобы отогнать непонятное, навязчивое беспокойство, и помедлив для тяжелого, успокающего вздоха, и покачавшись немного с носков на пятки, Офелия зачем-то постучалась и вошла.

В мягком, тихом полумраке взгляд сразу зацепился за светлую макушку старосты школы. Ожидавшая увидеть здесь Снейпа, Офелия едва подавила новый, огорченный вздох. Потом заметила уже установленный на передней парте котел, в котором булькало вязкое, похожее на жидкую грязь, зелье, хорошо знакомое по прошедшим урокам. Да, это явно для нее.

- Эм... можно? - у двери Офелия вновь замялась, обернулась, чтобы закрыть ее поплотнее, и, подтянув на плече сумку, почти бесшумно двинулась к преподавательскому столу, и занятой какими-то бумагами за ним старосте Квентин.

И вот внезапно - здесь, в кабинете зельеварения, в субботний вечер, когда большинство однокурсников наверняка вовсю наслаждаются весенним теплом во дворе в законный школьный выходной, Офелия чувствовала себя дурочкой, которая случайно ошиблась дверью. И дело было не в пустоте классной комнаты, и даже не в том, что ее компанией на ближайший час будет девушка того сорта, общению с которым рейвенкловка предпочла бы соплохвоста. Блондинка со Слизерина, одна штука. Надо отдать ей должное - ответственная и не вульгарная, как многие живущие в этих подземельях девицы, которые мнят себя леди, но явно не в курсе, как леди положено себя вести. Казалась староста чем-то недовольной, беспокойной - но, кажется, это у нее обычное состояние, судя по тому, что о ней иногда поговаривают.

- Я... на отработку. Суббота, шесть часов вечера, - остановившись у стола, монотонно сообщила Офелия.

В подреберье не унималась противная дрожь. Чем дальше от входа, и с каждой секундой здесь, тем больше тоскливо, зовуще тянуло наружу, во двор, к ребятам.

+4

3

Унизительно, унизительно, унизительно.

Унизительно ловить на себе взгляды свысока от обнаглевших детей, несправедливо воздвигнутых на слишком высокие для них пьедесталы. Детей, распухших от чувства собственной важности, не доросших еще до таких привилегий, не заслуживших их, не добившихся своих побед честным и тяжелым трудом.

Унизительно чувствовать себя невнятным не пойми кем, занимающим свою должность лишь на словах, не способный что-то сделать, как-то выполнить свои настоящие обязанности. Чувствовать свою беспомощность и ненужность, про тебя будто не просто забыли, а решили не помнить.

Унизительно переставать чувствовать цену всех убитых часов, дней, месяцев, ведь они были стерты одним махом старческой руки. Заслуженные почести перешли к другим, более удобным, более податливым и зависимым безмозглым пешкам.

Пустой кабинет Зельеварения становится для Квентин местом для заточения. Она заходит в него и из последних сил удерживает себя от порыва разнести здесь все к чертям, выпуская злость и недовольство. Квентин стискивает кулаки, вдыхает глубоко и держит в голове мысль, что декан не виновен в переменах внутри Хогвартса. А Кью должна выполнять свою работу и помогать профессору. Он, похоже, последний человек в этой школе, который помнил, что старосты школы еще существуют.

Кью готовит кабинет к отработке второпях, вытаскивает несколько ингредиентов на парту, подталкивает к нему котел с испорченной жижей и морщится от его вида. Все это время в ее голове зудят назойливые подозрения: прямо сейчас в Хогвартсе что-то творится, но что именно Кью понятия не имела, потому что любезная Долорес Амбридж не видит нужды в своевременном и обязательном информировании старост обо всех важных событиях школы. Теперь ведь с ней везде и всюду эти вшивые дружинники!

Садясь за стол профессора, Кью вытаскивает несколько пергаментов, чтобы заняться переписыванием эссе с черновиков. В этот момент едва слышно входит девчонка с Рейвенкло. Кью поднимает голову и кивает Офелии Рашден, которая напортачила на уроке Снейпа из-за, прости Мерлин, незнания таблицы совместимости.

Рашден… Рашден… Это не она случайно как-то отметилась по Древней магии?.. Кью плохо знала шестикурсников по именам, отдавая эту участь Селине. Шестой курс своими буйствами вызывал у Квентин страшные приступы мигрени.

— Можешь приступать, — сухо говорит Квентин и возвращает свое внимание к пергаментам.

Какая-то… затюканная она, эта Рашден.

+3


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 20.04.96. (не)совместимость