Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 24.04.96. Грэм, Кью и исчезательный шкаф


24.04.96. Грэм, Кью и исчезательный шкаф

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/525/773346.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/525/962249.gif
Грэм х Кью
24 апреля 1996 г.
коридоры

Блудный слизеринец вернулся.

+2

2

    Никогда! Слышите? Никогда недооценивайте карму. Это стерва может устроить вам такой моргулис, что хватит на всю оставшуюся жизнь. Грэхэм Монтегю убедился в этом на собственном примере (правда, поговаривают, что ценных уроков он до сих пор из этого не вынес). Больше недели было дано парню, чтобы подумать над своим плохим поведением, но, кажется, он думал обо всем, что угодно, но только не над тем, почему нельзя совать гриффиндорскую голову в унитаз и почему нельзя кормить шнурками малолеток. За время своего небольшого, но очень неприятного путешествия Монтегю пожалел только об одном - что не успел вовремя лишить близнецов Говнизли своих волшебных палочек. Несколько обездвиживающих заклинаний и слизеринец заперт в огромном шкафу, из которого, кажется, нет выхода. Время, проведенное в закрытом и темном пространстве, будто остановилось. Если первые несколько часов Монтегю думал, что на него так подействовали проклятья, то потом понятие время вовсе исчезло. И исчезло надолго. Если бы слизеринец уже не был двинутым, то у него бы точно поехала крыша от такого приключения.

    Пипетка. Это первое, что видит перед собой Монтегю, когда у него появляется такая возможность. И нет ... Это не один из тех образов, который мерещился ему в темном беспросветном бреду, а вполне себе реальная Пипетка со значком. Квентин. Разглядеть её перекосившееся то ли от ужаса, то ли от возмущения лицо сложно, но Грэм так давно не видел яркого света и вполне себе живого человека, что ему и этого достаточно, чтобы сделать отчаянную попытку протянуть к ней руку. Минутная парализация сменяется нестерпимой болью. Монтегю не кричит, он стоически терпит то, что происходит с ним. Он чувствует боль, а значит он не сдох. Ему удалось трансгрессировать и это чудо, потому что профессор Флитвик говорил, что это невозможно сделать в Хогвартсе. Хотя Грэм всё же не был уверен в том, что находился в замке. У него нет сил, чтобы смотреть по сторонам и угадывать, где он оказался. Он видит перед собой Квентие и почему-то по-дурацки улыбается. Он никогда ещё не чувствовал себя настолько живым.

     Ни один Круциатус не сравнится с тем, как слизеринца только что тряхануло. Бабка Одра в гробу бы тройную сальтуху сделала, узнав, что кому-то удалось причинить её внуку боль, которую нормальный человек бы не вынес. Но для Монтегю, с детства закалённого всевозможными пытками, подобное было терпимо ... Ну как терпимо? ... От болевого шока сознание не потерял - это уже удача. Да и он себе не позволит упасть в обморок, когда у него появилась возможность увидеть реального человека. Даже если это и Квентин. Слизеринцу сложно совладать с собственным телом, но он он отчетливо чувствует, как его буквально разрезало на маленькие кусочки. С тянущихся к Квентин рук капает ... нет ... даже не капает, а льется струями кровь, и сами кисти будто не принадлежат ему, потому что даже в самой жесткой драке он так не уродовал их. Костяшки пальцев стёрты, потому что несколько дней бессмысленного долбления в каменную стену приведут к незаживающим язвами. Монтегю не видит, в какое решето превратилась его плоть, но он чувствует, что его просто разрывает на части. Кажется, одного расщепления было недостаточно, поэтому слизеринца сначала будто ошпаривает кипятком, затем тысяча леденящих кинжалов вонзается в тело, а потом и вовсе ударяет разрядом молнии. Дааа, Круциатус и рядом не валялся.

+1

3

— Г-гг… рэм?

Она сходит с ума? Препараты стали подкидывать реалистичные галлюцинации?

Хлопок, который Квентин сначала приняла за шалости каких-нибудь пакостных мелкокурсников, оказался хлопком от трансгрессии. И на глазах у Кью буквально из ниоткуда появилось тело, хотя первыми, надо признать, появились брызги — кровь маленькими каплями осела на стенах, потолке, колоннах, одежде, лице и волосах Квентин.

Она замерла, не зная, как реагировать, придавленная к полу ужасом и шоком. Поверить в то, что исчезнувший из-за проказ Уизли Грэм вернется обратно именно так, именно в таком виде, было сложно. Второй реакцией после оцепенения стала тошнота. Рвота подкатила к горлу от отвращения перед запахом и видом крови, Квентин задурело и от мысли, что Грэм едва живой. На него было сложно смотреть. А он в ответ давил тупую, довольную лыбу.

Хотелось разрыдаться, хотелось рассмеяться.

Декрет номер тридцать семь от двадцать четвертого апреля тысяча девятьсот девяносто шестого года запрещал использовать студентам волшебство в коридорах и окрестностях Хогвартса. Декрет номер тридцать пять не давал студентам разных полов находиться друг от друга на расстоянии не меньше, чем восемь дюймов. Кью знала все декреты директора Амбридж назубок.

Но она одним махом нарушила все запреты, двинувшись быстро к Грэму, чтобы подхватить его слабое тело и не дать ему разлечься по полу. Перепачканная в крови рука Кью крепко сжала палочку, а с ее сухих губ стали слетать заклинания — эпискеи, эпискеи, эпискеи.

Квентин не была медсестрой, но имела силы, чтобы оказать первую помощь.

— Только не сдохни у меня на руках, ублюдок, — сплюнула Кью, поднимая тело Грэма заклинанием.

Капли его крови оставляли после них след.

А Квентин помчалась к Помфри, унося с собой Грэма.

+1

4


     Как там говорят, когда силы покидают тебя - яркий свет в конце тоннеля? Ну примерно также сейчас было с Монтегю. Ему всегда твердили, что его место в Аду, а раз сейчас перед ним Квентин, то можно сказать, что он на верном пути. От этой гарпии даже тут не скрыться ... если она пожелает, то сам Дьявол будет ей сливочное пивко держать. Но у Грэма всегда были не лады с головой, поэтому не удивительно, что продолжает давить кривую улыбку, попутно сплёвывая сгустки крови. Он определенно рад видеть свою дражайшую старосту, но он предпочел бы сейчас рухнуть в объятия Блетчли, который всё-таки половчее её будет. Плюс, Хейли может завести свою шарманку и начать допытываться до него, где он пробыл столько времени (сколько именно, Грэм не знал, но ему это показалось вечностью). Вот уже чего-чего, а головомойки слизеринцу точно не хотелось.

   - Убью ... тварей, - тихо хрипит парень, всеми силами стараясь не упасть. Он не обращает никакого внимания на колдомедицинские заклинания Квентин, потому что его тело продолжает гудеть от боли, а лучше совсем не становится. Сейчас от девушки только одна польза - она тут, она рядом, она - доказательство того, что Монтегю удалось каким-то неведомым образом выбраться из того места, где он чуть не лишился рассудка.

   - Куда? Куда ты меня тащишь? - еле разлипая глаза от невыносимой боли, произносит Грэм. Он видит знакомые стены, гобелены и картины. Он в Хогвартсе. До сих пор в этом проклятом Хогвартсе. - Неее, стой .... - дергается парень, останавливая Квентин и рывком оттаскивая её от намеченного пути, - я не пойду туда, ты ж знаешь, - говорить сложно, но слизеринец догоняет, куда именно тащит его девушка. Больничное крыло. Да он с первого курса ни разу там не появился по собственной воле, поэтому и сейчас тоже не особо спешил переступать его порог. Всё было не так уж и плохо: он привык пульсирующей и ноющей боли, кровь почти остановилась (нет. но из-за полностью окровавленной рубашки это было теперь не так заметно), а также он мог мыслить разумно. Всё, что ему надо было, это сначала немного поспать, а потом вскрывать грудины Уизли, чтобы до тикалок добраться.

0


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 24.04.96. Грэм, Кью и исчезательный шкаф