Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 18.05.96. Заряд бодрости с самого утра


18.05.96. Заряд бодрости с самого утра

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/152/161262.jpg https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/152/419105.jpg https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/152/606611.gif 

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/152/523006.jpg https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/152/440745.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/152/159607.jpg 

Maxine O'Flaherty, Anthony Rickett
18 мая 1996 года, раннее утро
Хогвартс

Кто рано встает, тот нарывается на неприятности за пару часов до решающего матча сезона.


оффтоп: Да, мы тоже делаем все, чтобы выиграли Рейвенкло

+4

2

- Очень мне это не нравится, - пустой школьный коридор во время завтрака заставляет поторопиться, но идут хаффлпаффцы не особо то быстро, подгруженные предстоящим матчем и не особо радужными перспективами в сочетании с особо блестящими возможностями, больше давящими на плечи, чем воодушевляющими, зато не отпускающими ни на минуту, - да мы можем просто пасти их или бладжеры, но это чрева-а-ато, - протягивает и хмурится, - одна ошибка и baltai, - девушка закидывает биту на плечо. Нервняк перед предстоящим матчем вынуждает её это делать едва ли не каждые пару минут, то опуская биту, то забрасывая, то перехватывая другой рукой.

- И я о чем - ладно бы они просто лупили по бладжерам, - вот в чем загонщики друг с другом согласны, а сила и мозги - это очень опасное дело, просекут их не особо сложную стратегию противники и это сыграет очень не на руку барсукам. - Одно точно - в атаке они не тормозят и можем ждать сразу после свистка бладжер в Эрика, ну я не удивлюсь, если именно в него... а я попробую сразу притормозить атакующего? - вариантов развития событий правда уйма, в отличие от барсуков предсказуемостью рейвы никогда не отличались. - Посмотрим по обстановке, конечно, - просто прикидывать варианты тоже дело полезное, так во время матча можно вспомнить одно из представленных и не тупить на создание идей, что делать.

Тишина в коридоре устанавливается буквально на минуту - загонщица погружается в свои мысли по тактике, прерываемые ехидными напоминаниями насколько убогой была их тренировка в начале мая и насколько никчемны её шансы с такой игрой стать в будущем профессиональным спортсменом. Нет, за две недели они с Рикеттом всё таки смогли сыграться, и их периодическая ругань получила более долгий период затишья, Макс даже растеряла желание треснуть однокурсника битой по морде, но полноценной командной работой это можно было назвать с натяжечкой и только Седрику. Никому теперь, в общем.

Очень много причин им на этот матч постараться - не договариваясь даже между собой, без слов понятно, кому они могли бы посвятить успех и перед кем стыдиться за поражение. Макс хочет уточнить всё ли понятно Рикетту по тактическим схемам капитана и только поворачивает голову, когда путь им перегораживают два слизеринца.

- Согласно декрету номер тридцать четыре, все учащиеся... - завел шарманку более щупленький из них, имя которого никто из шестикурсников никак не может толком запомнить, и не хочет, это же разговаривать тогда придется с этим вонючкой.
- Школьная форма где? - басит более конкретно другой и постарше. - Минус пять баллов с каждого, а ты, - всматриваясь в лицо парня, он узнает того самого, что был замечен с маггловской книжкой, девчонкой, без галстука и еще умением посылать далеко куда добровольно не ходят, - за повторное нарушение к директору со мной. Сейчас.
- Мадам директор разберется! - восторженно верещит первый, кажется, считая, что его день уже на сто процентов задался. - И согласно декрету номер сто три личные вещи должны находиться в спальнях или других местах.
- Чё?
- Чё? - вторит загонщица, прежде чем довольный собой дружинник с важным видом поясняет.
- Предметы в ваших руках будут конфискованы как не относящиеся к учебному процессу!
- А! Биту гони, вернешь вечером после отработки, - ухмыляется сесикурсник.

+1

3

Грядущий матч, кажется, самый тяжелый за все время его пребывания в сборной. И с точки зрения соперников – у Рейвенкло половина команды выпускается в этом году, так что будет драться за трофей с особым ожесточением. И чисто эмоционально – Тони чувствует слишком много ответственности, обязательств и вины, чтобы отключиться и не переживать за результат. Иногда он малодушно жалеет, что они настолько неплохо шли по сезону, что до сих пор сохраняют шансы на Кубок. Чем выше забираешься, тем больнее падать.
Последнее время вся жизнь Рикетта расписана по минутам, он разрывается между учебниками и квиддичным полем, слишком загруженный, чтобы позволять себе даже по привычке огрызаться с Макс во время тренировок. Их общение сейчас сводится к бесконечному обсуждению квиддича сквозь зубы – даже не от антипатии к собеседнику, а просто из-за взаимного понимания, какие у них хреновые шансы и как много стоит на кону.
Не имея возможности спустить нервяк и злость на что-то еще, помимо удара по бладжеру, Тони после каждого взмаха битой получает не разрядку, а только еще больше разочаровывается. Слабо. Неточно. Простовато. Рейвенкловцы обдурят его на раз. Напряженный и взъерошенный, Рикетт сам себе напоминает дворового кота с вечно вздыбленной шерстью на загривке, но сдерживается – ради квиддича надо не терять головы.
- Почему Эрик? – в вопросе нет попытки протестовать, Тони действительно не понимает и думает, что что-то упустил, а ведь ему надо сообразить, кого защищать в первую очередь. – Мне кажется, они будут целить в Зака, тот вроде больше забивал. Ну или в Тэмз как всегда, у Джея нет комплексов на этот счет… Понять бы, кто у них поведет атаку, конечно, но да, лучше сразу убирать самого быстрого… Хотя, блин, я бы вообще почаще заставлял отвлекаться Сэмуэльса, но это будет чисто игра в загонщицкие ворота, охотники и вратарь-то для счета важнее.
Они разыграли уже штук пятьдесят комбинаций, наверное, и все равно Тони чувствует, что не готов. Мышечная память у него развита лучше обычной, и сейчас, спроси его рассказать словами что-то из того, что они оттачивали на поле, и он потеряется, как двоечник на экзамене. И это тоже сильно нервирует.

Больше нервирует только вырулившая навстречу парочка дружинников. Ну, может, не придерутся, не со Слизерином же матч будет… Ага, ну да, конечно, Рикетт, надейся.
- Да мы в спортивной, - возмущается Тони. – Игра же сегодня, ну ребят, давайте не будем?
Вообще ИД-шники чаще всего цепляются просто от скуки. Не все их придирки даже оборачиваются отработкой – чаще просто снимают пару баллов и, вдоволь наизголявшись, оставляют в покое. Но Тони злой, не выспавшийся и нервный и не знает, на сколько у него хватит терпения и дипломатии.
Ненадолго.
- Обойдешься, - Рикетт отводит руку с битой назад, чтобы обломать однокурсника, уже протянувшего к ней свои лапы. Инвентарь перед матчем он привык забирать из раздевалки с собой, чтобы не зачаровали фанаты противника – на метлах-то хоть заводская защита стоит, а биты ведь без дополнительной магии. Кто бы мог подумать, что банальная предосторожность вызовет такие проблемы?
– Короче. Я схожу к Амбридж после матча, получу отработку если надо, а сейчас, сорян, ребят, нам к игре готовиться надо, – и Тони решительно протискивается мимо Баса, случайно слишком сильно толкая его плечом – так, что дружинник теряет равновесие и плюхается на пол.
Рикетт, не удержавшись, выдает злорадный смешок, который быстро и грубо обрывают – второй парень постарше хватает его за майку и дергает на себя.
- Нападение на дружину, значит? – ревет он.
«Твою мать», - думает Тони, который даже палочку с собой не брал, и рефлекторно поудобнее берется за биту.  – «Охрененно потренировались к матчу, ничего не скажешь!»
Краем глаза он замечает, что второй слизеринец уже поднялся на ноги и кидается к Макс, но что там происходит, Рикетта не очень волнует – как раз в этот момент кулак старшего от души проходится ему по ребрам, и он едва успевает выставить блок, чтобы второй удар не пришелся прямехенько в нос.

+1

4

Ох ну почему не работает трансгрессия в замке, пусть и было лишь несколько занятий и ноль уверенности в успехе, ирландка лучше бы попробовала свалить так и остаться без волос и бровей, да хоть ушей в придачу, чем смотреть на эти лица перед собой даже мельком. Свалить - and nobody around. Мыслей о предстоящем матче хватало, чтобы настроение оставалось отвратительным и сердитым, куда еще добавки то.

Дипломатом у них в команде была определенно не она, и загонщица вставляет ровно одно слово в дурацкий диалог по части наказаний, уже с определенно философским подходом по части снятия баллов и назначения отработок, только хмурясь с этой идеи отправиться к директору. Ибо. Пошел ты в жопу директор. Не до тебя сейчас. Рикетт дипломат тоже так себе, но по крайней мере тюфяк... он вот сейчас скажет и... разберется?

Простите! Квиддич этот совсем с ума сводит.

Ничего он не разберется, впрочем возмущение протянутой к бите лапе загонщица понимает искренне и считает практически вторжением в личное пространство - свою крепче держит, хотя из мужской солидарности не иначе или просто от сексизма дремучего бита загонщицы интересует слизеринцев меньше. Она наверняка же зачарована на отсыхание конечностей?

- Авансом еще десятку снимите, и вообще куда мы денемся из этого замка, - недовольно фыркает исходя из принципа будет желание - отработка найдется, царившего в последнее время в школе, и косится на самого говорливого. От дружинников главное - суметь отделаться, и как обычная скотина они не будут бузить, если никого не видят. Перегородивший дорогу шестикурсник из них особенно цепляющийся, правда, не наверещавшись вдоволь не планирует отступать и... опа! Грохнулся. Слабак. Дракклец.

- Да ты че! - искренне возмущается ирландка нападению типа ответному, но не успевает ничего сделать как сборник декретов на полу выхватывает палочку и поднимается. Не брать с собой палочку, если только ненадолго сгонять потренить - давняя привычка квиддичистов, от которой стоит отказаться, как и от привычки не таскать с собой биту везде и всюду.

- Петрификус то... ааа! - выбивать из руки палочку битой - это слишком, конечно, кусок волшебной деревяшки пролетает дальше по коридору, а дружинник тут же верещит будто ему что-то сломали. Не жизнь - вот и не ной. "Слишком" еще более - добавлять пару ударов, пока согнувшись этот дурной не опустится на каменный пол и вроде бы не заречется рыпаться. На звуки позади Макс тут же оборачивается. - Эй, - много нецензурного, крутящегося на языке высказывать времени нет, перехватив биту она бьет в бок как раз открытый из-за наносимого удара и теперь точно привлекает внимание.

Неудобно быть девчонкой, не закалишься в драках толком - увернувшись от одного замаха, как оказалось этот урод предпочитает быть поближе, Макс ловит второй под дых и приятно так (нет) впечатывается в каменную кладку. Мир удивительно плывет. Дыхание аж перехватывает - прелесть какая. Нет вообще по другой причине. Внимание в общем ничего такое - стоп, а че спиной то поворачиваться - О'Флаэрти творит какую-то торопыжную фигню вместо удара, и понимает это только почувствовав резкую боль от заламывания руки уже без биты.

+1

5

Бита в руке на самом деле скорее мешает, чем помогает: почему-то Рикетт не может разжать пальцы и бросить ее, но и использовать как оружие тоже не в состоянии. У Тони в голове стучит грозное «Не покалечь», продиктованное отнюдь не человеколюбием, а инстинктом самосохранения – настоящее, не выдуманное семикурсником нападение на дружинника может закончиться для него немедленным исключением из команды. А ведь есть еще Макс – и ее эти соображения точно не остановят, так не будем же усугублять ситуацию.
Промахнувшись по лицу – кулак просто тяжело проезжается по щеке, ИДшник бьет Тони в живот, затем – по грудной клетке, но все это скорее дилетантская потасовка, чем желание реально его покалечить, и поэтому терпимо. Рикетт по большому счету полностью уходит в оборону, рассчитывая на то, что здравый смысл присущ обоим участникам драки, и выпускник тоже не рискнет омрачать свой день выволочкой от хаффлпаффского декана за серьезную стычку с ее учеником. Шансов на это, впрочем, не очень много – Тони пропускает сильный, уже почти что «настоящий» удар, нервно втягивает сквозь зубы воздух, пытаясь разогнать темноту перед глазами… И тут к нему как будто теряют интерес.
Когда сознание проясняется, становится ясно, почему. Рикетт быстро переводит взгляд от семикурсника, скрутившего Макс, к младшему члену дружины, который коротко цедит сквозь зубы что-то вроде «Моя рука». В голове Тони что-то щелкает, он обшаривает взглядом каменные плиты коридора и замечает палочку дружинника в трех шагах от себя. Времени думать не очень много – он подхватывает ее с пола и лепит держащему О’Флаэрти слизеринцу Конфундус в затылок.
Чужая палочка как будто нехотя дергается в руке, но, кажется, принадлежит она волшебнику не с самой большой силой воли, потому что быстро сдается, и чары выходят вполне мощными – уж точно пропорционально адреналину, на котором Тони выплевывает это заклинание, даже толком не обдумав последствия.
- Да ты что тво… - возмущается хозяин палочки, но Рикетт без долгих разговоров выпаливает «Конфундо!» еще и в его сторону. Помирать – так с музыкой, и пусть никто не уйдет обиженным.
Следующую секунду Тони позволяет себе выдохнуть и сполна насладиться накатившей на него паникой. Насладиться только секунду, потому что Конфундус – это вам не оглушающее, и дезориентированные дружинники все еще остаются проблемой.
- Какого драккла?.. – растерянно хмурится слизеринец покрупнее и угрюмо сдвигает брови. Вид хаффлпаффских загонщиков ему очень не нравится, хоть он и не может сходу сообразить, почему.
- Рейвенкловцы! – вдруг выпаливает Тони, сам знатно удивившись тому, что несет, но язык уже работает быстрее мозга, да и затуманенному сознанию дружинников лучше предложить готовую картину событий до того, как они начнут восстанавливать причинно-следственные связи самостоятельно. – Свалили, гады. Э, пацаны, вы что, не помните ничего? Знатно они вас приложили, конечно, но блин, без вас мы бы тут вообще… Да, Макс?
Палочку Баса он аккуратно прячет в задний карман брюк. Возвращать ее законному владельцу пока не кажется привлекательной идеей.

+1

6

Несколько резких движений в попытке треснуть в ответ дружинника уже ботинком ни к чему особо не приводят, зато голова после них совсем отказывается воспринимать окружающий мир. Он темный и мутный. И не стоит на месте. Мысли собираются вокруг квиддича и боли в правой руке, вывернутой не пойми как... именно она для решающего матча очень даже пригодится. Тэмзин их прибьет. Стиснув зубы Макс уже честно по-ирландски матерится, объясняя этому гребаному англичанину, по какой радуге его мамку лепреконы катали, получает словно бы в ответ на это очередной удар головой о стену.

Неожиданно руки оказываются свободны, а сам удар откровенно слабеньким. От такого поворота событий загонщица просто сползает на пол спиной по камню, щурится и наконец различает впереди напарника с палочкой, уже произносящего заклинание в сторону получившего битой по руке паренька. Отлично. Она давно говорит, что Рикетту лучше с маленькой палочкой управляться, на большие не замахиваясь. Не тот калибр. Не каждому идет. И так далее. Остается понадеяться, что это достаточно неприятная штука... так а че они еще стоят на ногах? Рейвенкловцы? Очень хорошо всех приложило.

- Ты че нес... не задержал их! - потирая затылок, встает на ноги, приговаривая какую-то ожидаемую от неё несусветную чушь. - Приложили меня тоже, отвечаю парни без вас мы бы всё, да с концами, - звучит не особо убедительно, словно она только что перепутала нормальную еду с дилетантской тайской и из вежливости хвалит шеф-повара, но видок у девушки так себе и на это всё списывается.

- Нападение на дружину?! - тупо возмущается старший, оглядывается по сторонам всё еще контуженный какой-то.
- Да они же ниффлера скрывают! Говорите быстро, куда они побежали... - переключается в привычный свой режим верещалкин, хлопает себя по карманам и вообще едва ли не переходит на ультразвук, - и где моя палочка?

- Прикарманили, - с секундной задержкой на фильтрацию речи докладывает девушка, отшатывается с пронзительного "чтооо?" и невнятного рассказа о неведомых запретах воровства палочек обычных и крабовых, так что свежая шишка на затылке снова знакомится с твердой поверхностью.

- Они че там говорили про запретный лес или башню прорицаний? Куда ползли? - не поднимая пока с пола биту, просто прислонившись к стенке хаффлпаффка типа пытается быть полезной их "спасителям", закашливается, согнувшись. - Порядок, - пока не завалили всякой фигней типа иди к колдомедику произносит и выпрямляется.

+1

7

Брови Тони взлетают вверх с реактивной скоростью, но все же за последние недели им с Макс удалось достичь мало-мальского уровня сыгранности, и напарница, пусть и с секундным опозданием, но понимает, что от нее требуется. Тони коротко кивает, с некоторым недовольством оглядывая потрепанную тушку сокурсницы. Ну куда она полезла, Тэмзин их живьем сожрет за такое.
Почему их тоненький хрупкий капитан, в обычное время вызывающий у Рикетта исключительно желание подкормить и обогреть, перед матчем становится настолько грозной фигурой, что затмевает своим авторитетом Амбридж, декана и уж тем более дружину, - тема, достойная отдельного осмысления, но сейчас Тони думать об этом некогда. Его самого будто слегка оглушило Конфундусом: в мыслях сумятица, и он не может сходу сообразить, спасаются они сейчас с О’Флаэрти или только еще глубже себя закапывают.
- Э-э-э, ну, если там дело в ниффлере, то, наверное, лес? – неуверенно чешет в затылке Тони, в некотором ужасе от перспектив отправить сокурсника в неадеквате на съедение тамошним тварям. – Но я бы лучше и башню проверил тоже…
Отлично, а теперь ты подталкиваешь их к тому, чтобы суициднуться с высоты.
- Ну и вообще, по замку пошариться не мешает, да? Не могли же они далеко убежать? – Рикетт мрачно косится на совсем поплывшую О’Флаэрти и разводит руками: - Ребят, я б помог, но сами видите, надо девчонку к Помфри отвести. Вы ж справитесь, да?
- Да на кой драккл ты нам нужен? – огрызается старшекурсник. – Так, Бас, поднимай задницу и погнали, я им покажу, как…
- Палочки тырить, - заканчивает за него шестикурсник. Тони снова чувствует себя несколько виноватым и поспешно кивает.
- Вон туда пошли, - показывает он в сторону, противоположную хаффлпаффской гостиной. – Удачи, пацаны!
Когда спины дружинников скрываются за поворотом, Рикетт обессиленно прислоняется к стене рядом с О’Флаэрти, на секунду прикрывает глаза, а потом устало спрашивает:
- Ну че, к Помфри пойдем?
По идее надо, конечно, сказать, что Макс – редкая дура и нельзя нарываться на противника настолько крупнее тебя. Или, наоборот, поблагодарить, потому что неизвестно, чем бы для Рикетта дело закончилось, если бы тот парень чересчур… увлекся. У Тони и сейчас-то ребра ноют так, что не повернуться.
Но вообще-то, откровенно говоря, ничего другого Рикетт от напарницы все равно не ждал, так что к чему сотрясать воздух? Есть проблемы поважнее – например, как сделать так, чтобы никто об этом инциденте не узнал.
Хотя бы до конца сегодняшней игры.

+1

8

На самом деле самой Макс абсолютно плевать, куда сейчас отправятся дружинники, лишь бы конфундус этот подействовал прилично, заставил уверовать, что загонщики и сами жертвы нападения и не нужно ни в чем тут разбираться. Она бы послала их в Австралию. Да не пойдут. Чесать замок согласны свалить - и уже спасибо парочке святых.

- Ты больной что ли? - огрызается девушка, отчетливо представляя перспективы, открывающиеся перед ними при появлении на пороге больничного крыла - не желающую отпускать их на матч даже если там просто шишка и синяки мадам колдомедика, выяснение, что именно произошло, абсолютно излишнее, ибо любая несостыковка и неаккуратное слово укажет на правду, и без загонщиков вышедшую на решающий матч команду. От же Дункан будет недоволен - он не любит бить бладжерами противников, а тут придется им вдвоем только на атаку и работать. И никакой защиты. Одним словом, лучше какие-то загонщики, чем никаких. Отлипать от стены ирландка не спешит, потихоньку уговаривая окно перед ней оставаться неподвижным при любом повороте головы. Успешно. И Рикетт не дергается рядом.

- Сильно он тебя? - интересуется, переключая внимание теперь уже на свою руку - болит в суставах, но шевелится без особых проблем, в прошлом матче с травмой было всё серьезнее и ничего смогла вратаря выбить. Один удар хороший. Из десятка. - Дракклец, - единственное приличное, что крутится на языке. - Мать вашу, просто хоть запирайся в гостиной что ли, чтобы не нарываться на этих уродов?!

Самое прекрасное заключается в том, что уже больше месяца и она, и на удивление напарник пытаются не вылететь из команды за споры с дружиной или "нападение", как один легкий толчок назвал семикурсник, не пропускать тренировки из-за отработок и тонны домашек, и это даже почти получалось! Макс нервно ржет.

- Надеюсь, сегодня с утра Эпплби не объявила войну бекону, - поднимает с пола биту, неторопливо и без лишних резких движений, после такой теплой встречи посидеть бы где спокойно, ничего большего же не сделаешь за оставшиеся пару часов. - Обезбол нужен, точно.

+1

9

- Да, Помфри нас живьем не выпустит, - флегматично соглашается Тони. У школьной медсестры, кажется, какая-то особенная нелюбовь к квиддичу, и, будь ее воля, она бы вообще запирала членов сборных в Больничном крыле на время, когда запланированы матчи, - для профилактики. А уж когда сам дашь ей повод, то надежд выйти на поле будет еще меньше, чем если лично сдаться Амбридж. Но Рикетту вообще не упало полматча дергаться, не свалится ли О’Флаэрти вдруг с метлы, так что уточнить не помешает. Хотелось бы верить, что Макс понимает уровень ответственности и не будет брать на себя больше, чем сможет потянуть.

Макс и ответственность. Очень смешно, ага.

- Да ничего, бывало и хуже, - морщится он на вопрос, отлично понимая, что продиктован он отнюдь не заботой о его состоянии. За пару часов до игры второй загонщик – это не раздражающий до зубовного скрежета однокурсник, а ценный актив, от которого зависит вся твоя стратегия игры. Пусть со стороны могло казаться иначе, но загонщики в идеале всегда действуют согласовано, командно – именно поэтому в школьном чемпионате долгое время лучшими считались идеально сыгранные близнецы Уизли, а самого Тони страшно выбешивала неспособность Макс хотя бы раз к нему прислушаться. – Что с рукой? Играть сможешь? Я не видел, серьезно ли тебе досталось.

В любом случае, травма рабочей руки – это очень хреново. Рикетт делает пометку, что придется «пасти» от бладжеров еще и Макс, чтобы ей по минимуму напрягать кисть для защиты и сосредоточиться только на атакующих ударах. Крайне неудачный расклад, половина тактических схем Эпплби в топку.

- Ты бы ей пока на глаза не попадалась, паршиво выглядишь, - честно предупреждает Тони. – Обезбол у Эрика вроде был где-то, кстати, я бы тоже долганул. Только я не уверен, что он будет действовать долго.

Как и Конфундус. А говорили тебе, Рикетт, учись лучше, оттачивай мастерство, не пялься на уроках на красивых девчонок – мало ли, когда способность хорошо колдовать пригодится в жизни.

+1

10

Ответ этот не дает девушке ровным счетом никакой информации о его травмах и способности нормально, простите, кое-как как обычно отбивать бладжеры хотя бы просто в сторону без прицела на противника или подачу под атаку, но докапываться Макс не собирается. Не пустился в нытье - уже замечательно, и нечего провоцировать на себяжаление, у них решительно нет замены. Макманус парень неплохой, с хорошим ударом, но он уже давно не был замечен на поле с метлой и битой, и тем более не в курсе планов на игру. Не поймет разницу, просто так летит капитан к кольцам или разыгрывая схему, и сейчас прямо перед защитниками должен оказаться один из барсуков-охотников, которому хорошо было бы расчистить путь. Не факт, что правильно оценит шансы на гол и необходимость поддержки.

Мы все понимаем, что это в матче делается очень интуитивно и с расчетом на везение, но дайте хоть как-то обосновать необходимость той кучи стрелочек и магнитиков, которыми капитан грузит едва ли не до зубовного скрежета.

- Ничего, скрутил просто, - отмахивается здоровой рукой и хочет было проверить замах, но тормозит себя, неудачный он может здорово добавить ворчания в и без того хреновое утро. Максин плохо уже представляет, как пройдет этот матч. Она строила планы на прошлый, и быстро получила несколько ударов от Слоупера, практически выбивших её на часть игры. И это с учетом вполне нормального самочувствия и боевого настроя.

Настрой сегодня совсем не победный и самочувствие благодаря дружинникам очень так себе.

- Ты себя бы видел, - совсем не радостно хохотнула, не особо представляя насколько она паршиво выглядит, зато сполна оценивая лохматый и помятый видок напарника. - Погнали, - ноги у неё хотя бы не болят и передвигаться по замку она может с той же скоростью... воу, притормаживает от резкого старта, оборачивается и фокусируется на парне, типа она специально замедлила шаг. - Не по главной давай только, хватит с нас встреч, - перед матчем коридоры всегда пустеют, большая часть учеников находится на завтраке, некоторые остаются в спальнях и не собираются смотреть "глупый спорт", но им уже один раз повезло - лучше бы добраться до гостиной без приключений.

О'Флаэрти идет молча, прокручивая в голове момент, когда всё пошло сегодня наперекосяк, и еще больше раздражаясь от существования в мире подобных слизеринским дружинникам мешкам навоза даже не драконьего.

+1

11

В историю Макс о том, что дружинник только слегка ее за ручку подержал, Тони предпочитает поверить, хоть она и не совсем вяжется с постоянными попытками О’Флаэрти «поплыть». В противном случае пришлось бы решать слишком сложный клубок бытовых и моральных проблем: начиная от вопроса, тащить или не тащить эту придурочную в Больничное крыло, рискуя за час до матча искать по всему замку Макмануса и радовать его фактом попадания в стартовый состав, заканчивая чувством легкой, едва уловимой и несколько неуместной зависти к семикурснику – Тони периодически тоже хочется пару раз заехать по этой упрямой стриженной башке в минуты отчаяния, но он вроде как хороший парень, она вроде как напарник и девушка, в общем, куда ни кинь – всюду какая-то не судьба.

Еще Рикетту любопытно, что сама Макс сделала с рукой Баса. То есть он, конечно, догадывается. Но хотелось бы услышать подтверждение своих опасений из первых уст. Вот только это однозначно приведет к так старательно избегаемому ими обоими ору, а на вероятный контраргумент Макс «Да хрен бы ты без этого их вообще оглушил, миротворец дракклов» Рикетт пока достойного ответа не придумал, так что, наверное, ограничится общими подозрениями.

- Я по утрам всегда так выгляжу, - мрачно шутит он, на всякий случай проводя рукой по лицу: синяки на боках – не страшно, никто не заметит, а вот рожу, если что, придется спешно залечивать, чтобы потом не рассказывать Эпплби, что он просто неудачно бладжер на ранней тренировке пропустил.  – Эрик, наверное, на завтрак свинтил уже, но я вроде помню, где у него мазь лежит.

Сокоманднику на глаза тоже попадаться не хочется. Лишняя нервотрепка перед игрой никому не нужна, она и Тони-то не сдалась, но что поделаешь. Ему до сих пор как-то не по себе, непонятно, то ли перенервничал, то ли все же получил сильнее, чем рассчитывал, и Рикетт только надеется, что времени, оставшегося до выхода на поле, хватит на то, чтобы во всех смыслах прийти в норму.

И еще позавтракать. Уж если и это не поможет, то дело вообще труба.

Отредактировано Anthony Rickett (07.09.21 02:00)

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 18.05.96. Заряд бодрости с самого утра