нужные персонажи: Justin Finch-Fletchley, Bella Farley, [name] Vaisey, Erica Tolipan.

Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 20.11.94. страшно? очень страшно


20.11.94. страшно? очень страшно

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/307206.png
грэм // софи
20 ноября, запретный лес

все тот же Монтегю, у которого проблемы с манерами

+2

2

          "Это надо проверить! Это обязательно надо проверить!" — думал Монтегю, шагая по тропинке Запретного Леса. Сегодня утром он услышал довольно интересую байку о том, что кто-то притащил в Лес огромного дракона и там ухаживает за ним. Кто это притащил, когда притащил и дракона ли вообще, Грэм не знал, но он считал своим долгов проверить это. Он лишь однажды видел живого дракона, когда посещал заповедник прошлым летом. Но там был совсем детёныш и он всё время спал, будто его специально накачали какими-то усыпляющими зельями. Ненормальное желание завести себе такую зверюшку уже давно преследовала слизеринца, но он понимал, что такую тварь не подержишь в качестве домашнего питомца, поэтому Монтегю оставалось надеяться на всякие национальные парки, которые занимались охраной и разведением драконов. Сейчас же, по слухам, мини-заповедник явился прямо к нему в школу, поэтому Грэхэм уломал своего приятеля Госфорта смотаться в Лес и проверить эту теорию. Надо сказать, что уговорить Деймона не составило большого труда, поэтому что этому товарищу только скажи "А пошли ... ?" как он уже накидывал мантию, чтобы составить компанию там, куда его звали.

   Они с Госфортом договорились встретиться на небольшой лужайке, которая была в глубине Запретного Леса и которая была известна многим ученикам, которые иногда вырывались из стен замка, чтобы поблудить там, где это запрещалось. Грэхэм прекрасно знал дорогу, которая вела к этому месту, поэтому он, не обращая внимания на всякие посторонние звуки, быстро двигался к опушке. Луна тем временем хорошо освещала лес, да и заросли были не такими густыми, как если бы он пошел куда-то дальше. Хорошо ориентируясь между деревьев, Монтегю думал о том, как бы Госфорт не передумал (или тупо не забыл). Посмотреть на дракона было, в первую очередь, в интересах самого Грэхэма, который с третьего курса буквально заболел ими и перечитал все книги в школьной библиотеке на эту тему. Впрочем, если этот гений не явится, то слизеринцу не составит труда одному совершить эту поисковую операцию. Драконы всё-таки существа не маленькие. Где-нибудь да отыщутся. Главное, чтобы были.

    Волшебник вышел на ту самую лужайку, где они договаривались встретиться с другом, но никого там не было. Он несколько раз позвал Деймона, но никто так и не откликнулся. "Всё-таки надо было из Хогвартса вместе идти, " — подумал Грэм, пиная рядом лежащий камень. Он несколько раз прошелся кругами по лужайке, а затем увидел то, что даже в темноте смогло привлечь его внимание. Монтегю опустился на корточки перед цветами азалии, которые несмотря на позднюю очень почему-то до сих пор цвели. Вяленько, но цвели. Но не сами растения привлекли внимание Грэма, а то, что находилось на их веточках. Лукотрус. Это был маленький лукотрус. Слизеринец сорвал цветок, стараясь не скинуть маленькое существо в траву. Он осторожно поднялся и на ноги и стал внимательно рассматривать маленького похожего на палочку лукотруса. Видать, этот хранитель деревьев облюбовал бутоны азалии и всячески пытался спрятаться за них от взора человека.

+2

3

- Я похожа на ненормальную? Или у меня на лбу написано, что я наивная дура и поверю в это гиппогрифье дерьмо?

- На лбу у тебя точно ничего нет. - Пожимает плечами Лора, продолжая мусолить каталог с вечерними платьями, который она выписала не то из Парижа, не то из Милана. - Но это нормально, сейчас все тронулись головой с этим балом, может кто-то просто не решается пригласить тебя нормальным способом.

- Кто-то очень стремный и ненормальный. - Психует Фосетт, отправляя записку в корзину для бумаг. - Ночью. В Запретном лесу. Хогвартский маньяк?

- Ну возьми с собой…

- Тебя.

- А? - Наконец Корнхилл отрывается от своего ненаглядного журнальчика, вперивая ошалевший взгляд в Фосетт. - А почему сразу я? Вот Элли с Дуэльного, от неё больше пользы при поимки маньячеллы, хотя я согласна, что это просто кто-то очень страшный. Или кто-то из болгар, потому что их корабль… хотя нет, глупо, когда бы они успели изучить всю местность.

Пока Лоретта перебирает теории, Софи успевает зашнуровать высокие ботинки и набросить на плечи тёплую мантию. Да, она могла просто проигнорировать порывы какого-то тронутого фрика затащить ее в лес ночью, а могла хорошенько проучить этого ненормального, чтобы завтра не было разговоров о том, что она струсила. Ведь никто ещё не оставался без разбитого носа после слова «трусиха», которое она слишком часто слышала в бостонской начальной школе. Давать отпор хулиганам - это почти что святая обязанность.

- Я не трусиха. - Зачем-то выпаливает она в ответ на вопросительный взгляд и открытый рот подруги. - И не позволю над собой смеяться.

Только вот чуть не орет она сама от смеха, наконец увидев хоть одно живое существо, отдаленно напоминающее человека, а вблизи ещё и оказавшееся ночным кошмаром любой уважающей себя девицы, которая имела честь быть хоть немного знакомой с Монтегю.

- Так вот кто у нас хогвартский маньяк, шастающий по ночам и заманивающий девушек в лес. - Достаточно громко говорит она, неспешно направляясь к слизеринцу, все ещё решая, а не развернуться ли обратно, потому что Грэм хоть и не страшная бабайка, против которой стоит доставать палочку, но и, судя по слухам, с девушками не церемонится. Но что мешало ей уйти раньше и не привлекать к себе внимания? Ну хотя бы завтра ее точно не назовут трусихой. Если доживет…

- Цветочки собираешь? - Наконец подходит ближе, наклоняясь над его руками. - Я уж подумала, что ты от всех скрываешь своего внутреннего ботаника, а ты у нас по зверюшкам. - Фосетт подставляет указательный палец маленькому, боязливому существу, но тот его старательно игнорирует. - Ну прости, что не мокрица. - Она оглядывается в поисках ближайшего дерева, с которого создание могло попасть сюда. - Дружочек, тебя этот громила выкрал? А я то думала, что он только девушек в лес заманивает. Хотя, судя по твоим глазам, тебе этот маньяк нравится. - Ну вот и наговорила, кажется, на эпитафию самой себе. Зато не струсила.

+2

4

     Пока Грэм ждал Госфорта, он всё это время наблюдал за веткой азалии, которую держал в руках. Небольшого роста лукотрус, еле различимый в лунном свете, медленно шевелил своими ручками-палочками, отчего Монтегю будто впадал в транс, внимательно следя за ним. Он уже давно хотел завести себе такого мелкого засранца, но их всегда сложно было найти, а из тех, кого всё-таки удалось притащить в комнату, почему не никто не выживал. Эти стручки никак не хотели существовать с оторванными головами.

      В глубине леса слышался отчётливый треск деревьев, но Монтегю не обращал на него никакого внимания. Он знал, что скоро должен подойти Госфорт, а если за кустами притаилась какая-нибудь тварь, то она бы уже давно набросилась на парня. Но Грэм был спокоен, как никогда, потому что лишняя суета ему была ни к чему. У него и так бешено колотилось сердце, предвкушая встречу с драконом. Оставалось лишь дождаться друга, а затем убедиться, что это всё-таки не идиотские шуточки студентов, распустивших слухи. Иначе слизеринец собственноручно вырвет им глаза и затолкает их в задницу (через рот, конечно).

    Женский голос заставил парня оторвать свой взгляд от лукотруса и осмотреться по сторонам. Лишние глазами ему были тут не нужны, но скрываться было уже поздно. То, что появилось из-за кустов мало напоминало Госфорта, поэтому Грэм тут скривился, разглядывая девушку. Он пытался вспомнить, кто она такая и какие есть способы воздействия на неё. Фосетт. Лично они не были знакомы, но свою долю славы на всю школу эта рейвенкловка получила совсем недавно, когда попыталась обмануть Кубок огня, а потом долго сбривала густую бороду в Больничном крыле. 

    Откровенно не понимая, о чем говорит Фосетт, Монтегю с не самым умным видом пялился на неё. Она несла полную ересь, а ещё сунула свой рейвенкловский носик к его новому маленькому другу, которому в скором времени предстояло стать ужином для Карата. Грэм машинально отпихивает девушку рукой со словами:

    - Ээээй, ты с мозгами поссорилась? Иди пасись в другую сторону, ку ... - но парень не успел договорить, потому что позади ребят сверкнула яркая вспышка и их обоих обдало жаром, - драконы ... - прошептал себе под нос Монтегю, восхищенно всматриваясь туда, где только что был огненный шар. Он уже и забыл о чокнутой Фосетт, потому что сплетни подтвердились и в лесу реально сидит ... мать его ... дракон!!! - На, и кыш отсюда,  - пшикнул Грэм рейвенкловке и сунул ей в руки лукотруса с веткой, а сам устремился к источнику жара.

+2

5

- Да как ты меня назвал?! - Ещё немного и Фосетт лопнет от возмущения, и глубоко плевать ей, какие там слухи ходят об этом несчастном слизеринце - она и не таких ставила на место, напоминая, что у каждой твари есть хозяин. Если не понимают словами, то всегда можно скастовать удачный спелл прямиком по наглой роже, но это такое, оставляет слишком много следов, а ведь лучше ломать изнутри, чтобы особо не присобачились. Или пустить стрелу в жопу. Правда в последний раз на ее арбалете глюканул зажим на отводе, и стрела не то, что в жопу никому не попала, но ещё и отдача в руку была сильная, будто мелким калибром рассыпало по каждой нервной клетке. Но почему бы не помечтать.

Фантазия только разыгралась, а Фосетт уж была готова наехать на Монтегю, да вот отвлекло нечто нехилое и огненное, да ещё и настолько близкое, что Софи почудилась вонь подпаленных волос.

- Да что ты там себе бубнишь?! Какой кыш?! Эй! - Так быстро ещё никто не удирал от неё, потому Фосетт сперва обронила челюсть от такой дерзости, причём обошлось без рукоприкладства со стороны великого хогвартского стоматолога. Нет, она ещё не договорила, потому определила мелкую тварь на ближайший длинный стебель, а сама побежала за слизеринцем, как мелкая девчонка, желающая поскорее всучить свою валентинку пацану, который все равно ее отошьёт, потому что видите ли ему религия не позволяет связываться с девчонкой, не шарящей, кто такой Зеленый Фонарь.

Софи бежит, жадно хватая морозный ноябрьский воздух, ботинки то и дело, что отфутболивают попадающиеся в темноте камушки, но ей плевать - она видит цель (убегающую от неё спину слизеринца) и никаких препятствий, чтобы этого отморозка догнать, куда бы он там не намылился.

Их двоих останавливает только неумело выстроенное ограждение, которое, по мнению магозоологов должно препятствовать входу посторонним во временный заповедник.

- Волшебный барьер, как интересно. - Хищно улыбается Фосетт, проводя рукой по едва подрагиваемой от наложенных чар завесы, за которой притаилось нечто большое и опасное. - Так вот к кому ты на свиданку спешил. Даже не приревнуешь к такой красоте. Понимаю.

+2

6

     Кажется, уже давно ничего так не восторгало Грэхэма Монтегю, что у него вмиг замирало сердце. Одержимой неистовой жаждой поскорее увидеть живого дракона, парень бросился туда, где только что исчез огромный огненный шар. Он не смотрел себе под ноги, не обращал внимания на цеплявшие его лицо ветки и тем более не слышал возмущений Фосетт, оставшейся позади. Грэм даже успел забыть о её существовании, потому что ему совершенно не было до неё дела, ему даже было плевать, расскажет ли она кому-то из преподавателей, что видела слизеринца в Запретном Лесу. Нет ... У него сейчас была другая цель.

   Молча продираясь сквозь кусты, Монтегю не сводит взгляда с одной единственной точки впереди. Постепенно его глаза привыкают к темноте, и лес будто теряет контрастность. И он не только видит какие-то очертания, но и слышит громкий рык, доносящийся со сторону, куда он так рвется. Грозный раскатистый рёв если не оглушает, то точно заставляет слизеринца поверить в то, что это всё с ним происходит наяву. Наконец, он выходит на старую опушку, которая выглядит совсем не как место для сбора друзей, которые решили сбежать после отбоя и потусоваться в Лесу. Вот уж нет ... Сейчас она освещается множеством огненных шаров, которые висят в воздухе, а по поляне всюду снуют одетые в защитные мантии волшебники. Они что-то громко кричат друг другу и размахивают палочками. Но Монтегю не на них пришел любоваться. Вот он ... Запертый в огромной стальной клетке дракон - Венгерский хвосторог, а чуть дальше Шведский Тупорылый.

   Монтегю буквально замирает на месте от увиденного. Его покой нарушает снова откуда ни возьмись появившаяся Фосетт. Она явно запыхалась, потому что бежала за ним следом. Удивительно, но сам бы Грэм даже не заметил того, что перед ними имеется какой-то барьер. Она права, ведь лёгкое подрагивание воздуха свидетельствует о наличии защитных чар. Это немного не входило в его планы, поэтому слизеринец, недолго думая поворачивает голову в сторону рейвенкловки и жутко улыбается.

    - Давай-ка проверь, что за чары, - и он одной рукой резко толкает девушку в сторону невидимого барьера. Если честно, то ему всё равно, что с ней будет, ему важно то, как эти чары действуют. Что будет, когда волшебники обнаружат студентку на запретной территории? Вдруг они сотрут ей память или поведут обратно в замок, а сами оставят свои посты, и у Монтегю появится шанс пройти незамеченным.

+2

7

Пора бы раз и навсегда уяснить, что ходить в Запретный лес ночью, нарушая правила ради какого-то фрика, может быть очень болезненно. Но пока Фосетт об этом даже не догадывается, держась максимально уверенно и смотря на слизеринца с высоты своего птичьего полёта, готовая в любое время атаковать не то когтями, не то едким словцом, хотя, судя по всему, когда создавали Монтегю, то интеллекта пожалели.

Если же забыть про дрянного слизеринца, то сегодняшний ночной поход за грибочками выдался довольно информативным, хотя бы потому, что процент осведомлённых о драконах в лесу людях равен буквально единицам. Не сложно догадаться, что все это ради турнира, турнира, на который ее не выбрали, потому что оказалась малявкой. Да, зато Поттер великовозрастный, в любом случае, его совсем не жалко. И если один из этапов предполагает встречу с драконом, то Фосетт с радостью пожелает приятного аппетита животинке.

Пока она думала о своём, минимальный комплект шестеренок в голове Монтегю выдал идею, достойную главного приза в конкурсе болванов девяносто четвёртого года. Трудно предположить, что сподвигнуло сделать его столь неосторожное действие /отсутсвие мозга?/, но Фосетт полетела прямо на барьер, а точнее пролетела через него, приземлившись на вытянутые вперёд ладони.

Да, это было чертовски больно. Но не больнее задетого самолюбия. Потому она молча поднялась, отряхнулась и даже на него не взглянула. На больных не обижаются, так ведь? Вот она и решила не обижаться, и оставить все комментарии про этот барьер при себе. Пусть сам додумывает, как и для чего он работает, если мозгов хватит.

Софи взглянула на содранную кожу ладоней, которые уже начали кровоточить в местах, где были наиболее глубокие ссадины. Это все равно, что упасть с качелей, только при этом сквозь тебя ещё проходит электрический разряд. Не смертельный, едва ощутимый. Как только кто-то из здешних обнаружит дыру в барьере размером с человека, то поднимется тревога, но поскольку они зашли с менее проглядываемой стороны, то это будет ещё не скоро.

- Ну что же. - Шепнула она самой себе, решая не задерживаться на месте преступления. - Посмотрим, кого вы там держите.

Если Кубок отверг ее предложение, то она сама себе сделает подарок. Тем более, что скоро ее день рождения, а Фосетт не привыкла себе в чем-то отказывать. Выбор пал на клетку, что стояла ближе к кромке Запретного леса. И дракон в ней был не сильно обрадован, учитывая, как он метался из стороны в сторону, только вот никто на него внимания не обращал. Никто, кроме Софи.

+2

8

     Полёт прошел нормально и, судя по всему, безболезненно. Фосетт не поразило проклятьем, она не начала содрогаться в конвульсиях, она не начала себя душить и воющий чары не разразились над поляной. Грэм медлил. Он не торопился выходить из своего убежища, потому что шанс того, что сюда сбежится свора драконологов, никуда не делся. Но, кажется, никому не было дела до того, что на территорию проникли посторонние, или это вообще был лже-барьер. А может, он предназначен не для того, чтобы кого-то не пустить, а скорее чтобы кое-что не выбралось за его пределы. И это кое-что сейчас было в нескольких футах от Монтегю.

    Слизеринцу уже не терпелось оказаться рядом с такой здоровой тварью, но всё же чувство самосохранения у него работало на ура, поэтому он удостоверился, что Фосетт ничего не грозит,  и двинулся за ней. Преграда оказалась то ли липовой, то ли действующей совсем иначе, но всё же перейдя на другую сторону, Монтегю невольно потянулся к своей волшебной палочке, чтобы в случае чего защититься. Но ничего не произошло, только рейвенкловка уже успела двинуть ноги в сторону клетки, где сидела хвосторога.

     Грэхэм поспешил поравняться в девушкой. Но не потому, что ему так сильно хотелось продолжить их свидание, как она сама это обозвала, а потому что она пошла именно туда, куда он хотел бы пойти. Дракон сидел в клетке и будто бы только и ждал, что кто-то выпустить его наружу, потому что он метался из угла в угол, настолько позволяло пространство внутри, и издавал громкий рёв, до которого, похоже, никому не было дело. Монтегю догнал Фосетт и положил ей руку на плечо, словно они давние приятели.

    - Вот чего ты пришла? Вернись в замок, наверни сливочного пива и порадуйся вместе с остальными, - сказал слизеринец, слегка прижимая её к себе, - Или зверюшек посчитай в Лесу, - добавил он, памятуя о том, как несколько минут назад она развернула целую тираду, когда общалась с лукотрусом. Монтегю в принципе нет дела до окружающих, но сейчас ему было важно, чтобы Софи свалила куда подальше, ведь это был его план - пробраться к дракону. - Слушай, милая, - парень попытался был как можно любезнее, хотя жуткий оскал выдавал его, - Смотри, вот эта вот боооольшая ящерица может сделать тебе боооольно, - он растягивал гласные, будто общался с умалишенной, - Давай-ка ты скажешь ей "Пока", пойдешь обратно в замок и никому не скажешь, что здесь видела?

    Грэм едва успел договорить последнее слово, как дракон в клетке попытался взмахнуть крыльями и сильно саданул лапой по двери с замком. Слизеринец на секунду задумался на тем, а сработает ли Алохомора, но его отвлекли голоса драконологов, которые двинулись в их сторону. Не желая попасться им на глаза, Монтегю схватил Фосетт за локоть и поволок ей за собой в другую сторону, обходя клетку стороной. Он заметил, как хвосторога проследила за ними и снова начала суетиться, царапая когтями пол и изрыгая клубы дыма.

+2

9

От столь сопливых речей ей хочется ударить его по лицу. Но так уж заведено, что девочкам бить мальчиков этикет не позволяет, остаётся только вымещать накопившуюся злобу в Дуэльном Клубе - такая себе сублимация, признаться честно, но лучше, чем потом получить от самого Грэма с кулака в живот. Этот если не постыдился толкнуть ее на неизвестный барьер, то чего доброго может ещё в клетку к дракону швырнуть.

- Руки убрал. - Насколько может, отходит подальше, достаёт палочку, концентрируясь на самом простом защитном заклинании. - Я сама буду решать, что мне делать, а что нет. Окей? - Его ответ ее интересует мало. - А милой будешь свою бабулю называть. - Чуть ли не плюётся она ему под ноги, потому что ссадины на ладонях и коленках начинают уж слишком болеть. Не успевает ещё добавить чего едкого, как дракон показательно требует внимания, обрушивая на клетку всю свою энергию.

- А кому понравится сидеть под замком? - Риторический вопрос адресует себе, снова стараясь отойти от Монтегю куда подальше. - Я же сказала, чтобы ты руки свои убрал! - Говорит уже тише, наблюдая за бездействием драконологов со стороны. - Вот зачем они встали там? Ничего же не делают! - Рассмотреть лучше их лица все ещё мешает огромная ящерица в клетке, которой Грэм ей несколько минут назад угрожал.

Софи в очередной раз отходит ещё дальше от Монтегю, но ближе к клетке, чтобы в свете факелов аккуратно отлепить с коленок чулки и оценить характер повреждения.

- Придурок. - Ругается она в пустоту, пачкая пальцы кровавым месивом из содранной кожи и грязи. Такую боль можно терпеть, только затрудняет передвижение. Это значительно усложняет ее план по получению хоть какого-то подарка за столь увлекательную вечернюю прогулку. Ни тебе брошюрки, ни сувенирной продукции, ни принта дракона на футболке. Зачем страдала, спрашивается? Если ей ничего не перепадает, то может зрелищем обойдётся?

Ещё один выпад мощных лап на несчастную клетку заставляет Фосетт отойти обратно к Грэму. Зверюшка бушует так, что начинает казаться, будто вся земля под ногами содрогается в конвульсиях. Удивительное лицемерие. Сперва называют Хогвартс самым безопасным местом во всей Британии, а потом подсовывают на его территорию существо, способное спалить весь остров.

Драконологи начинают ещё больше мельтешить, из-за чего студентам приходится снова отходить назад. Ещё один удар по клетке. Она трещит так, что готова сломаться в любой момент, держится только благодаря чарам. Клетка может и выдержит, а вот терпение у Софи заканчивается.

- Кому-то нужно погулять. - Фосетт снова возвращается ближе к клетке, крадётся тихо, хотя вряд ли кто ее заметит в этом начинающемся хаосе. Она обходит со стороны, чтобы лучше разглядеть, благодаря кому клетка все ещё цела, и находит рыжеволосого мужчину, судя по лицу которого, определяет, что он заметно нервничает, наставив палочку в сторону разбесившегося дракона. Софи же, решившая, что так просто отсюда не уйдёт, кастует на него Вомитаре Виридис, предвкушая очередную драму, только ее вмешательство особо ничего не меняет - клетка все ещё держится, но значительно слабее.

Отредактировано Sophie Fawcett (17.10.21 13:43)

+2

10

    Монтегю зарывается лицом в руки и прохаживается по волосам. Совсем не так он представлял себе встречу с драконами. Полоумная девчонка с Рейвенкло совершенно не входила в его планы. Ладно бы, если она ещё не видела его, так нет же ... каким-то неведомым дракклом им суждено было встретиться на опушке, а потом продолжить своё "свидание" в логове огромных тварей, которые одним только своим дыханием могли свалить с ног. Грэхэм сверлил взглядом девчонку Фосетт, которая подобно нежненькой принцесске протирала свои бедные коленочки и, наверняка, возмущалась, почему это её тут на руках не носят. Слизеринец лишь сплёвывает от такой мерзкой картины и не спешит вылезать из своего временного убежища. Пускай эти драконологи найдут эту мадаму, сделают выговор и отправят обратно в Хогвартс, или ещё лучше - хвосторога устроит себе ужин из орлятинки. В целом, Грэму было пофиг, что будет с Фосетт, главное, чтобы она не утащила его за собой.

    Но, кажется, здравый смысл присутствует в этой блондинистой головушке, и девушка возвращается в их импровизированное временное укрытие. Выходить сейчас не разумно, ведь к клетке понабежала толпа драконологов. Дракон буйствует, изрыгая дым и огонь. Грохот стоит страшный, но Монтегю будто прирастает к земле и не желает сдвинуться с места, потому что очарован этим зрелищем. Все проблемы, связанные с навязчивой рейвенкловкой забыты, и кажется, что его мир крутится только вокруг этого дракона. Он такой огромный, мощный и крепкий. Кажется, ничто не может сломить его, но Монтегю бы с радостью вписался в такую авантюру.

   Слизеринец ещё долго мог бы любоваться этой здоровой тварью, если бы засевшая рядом с ним Фосетт. Она вдруг выскакивает вперед и идёт прямиком к клетке. Большая часть драконологов уже разбежалась, потому что судя по их возгласам, другой дракон потребовал внимания. Грэм не спешит присоединиться к своей спутнице, так как всё ещё надеется отвязаться от неё. Девушка вытаскивает свою волшебную палочку и направляет её на дракона. Из-за  того, что она стоит задом, Грэму не удаётся распознать, какое именно заклинание она применила, но явно что-то не успокаивающие, потому что именно в этот момент огромная тварь начинает ещё сильнее плеваться языками пламени. Клетка не выдерживает мощи своего узника и ломается в некоторых местах.

   - Твою мантию, - присвистнул слизеринец, наблюдая за происходящим во все глаза и не желая ничего упустить. Он мигом перепрыгивает кусты и оказывается рядом с рейвенкловкой. Но ближе них к дракону стоит тот самый рыжий драконолог, который остался, чтобы усмирить свою зверюшку. Рука Монтегю непроизвольно тянется к своей волшебной палочке, потому что задница чует опасности. И именно в этот момент клетка окончательно ломается, впиваясь прутьями в крыло дракона. Рев, похожий на извержение, разносится по всей площадке, отчего Грэм немного кривится, но не перестаёт следить за происходящим. Едкий поток дыма вырывается из огромной пасти прямо на хогвартскую парочку, и Монтегю едва успевает оттащить Фосетт в сторону. Дым - это, конечно, не огонь, но получить сильные ожоги и отравление всё же можно.

    Всё происходит настолько быстро, что слизеринец спотыкается о камень, падает на землю, а также утягивает за собой девушку, будто она сегодня мало перевалялась в грязи. Вокруг становится слишком жарко, потому что хвосторога не собирается менять гнев на милость (ещё бы!). Она продолжает извергать пламя во все стороны и не оставляет попыток освободиться, метаясь по сломанной клетке.

   - Вот драккл ...  смотри, - только и успевает сказать Монтегю, грубо, но не сильно пихнув девушку в бок. Огромная ящерка только что выплюнула очередную порцию огня, которая попала прямиком в того самого драконолога. Судя по траектории пламени, они сами бы могли превратиться в жаркое, если бы вовремя не убежали. Вопль волшебника хоть и не заглушал стенаний чешуйчатой твари, но всё же Грэхэм слышал те душераздирающие крики, которые издавал мужчина. - Стой, - слизеринец вцепился в руку Фосетт мертвой хваткой. Он не знал, что она собирается дальше делать, но он не позволит ей потушить огонь. Не потому что боится за её шкуру, а потому что не хочет, чтобы сие действие прекращалось. Ещё в детстве он мечтал увидеть, как его бабка сгорит в драконьем огне, а теперь ... первая настоящая встреча с диким драконом и вот ... объятый пламенем человек, бегает кругами и истошно кричит от боли. Господи, этот вечер становится значительно лучше.

+1

11

Еще никогда прежде Софи не была в самом эпицентре… хаоса. И сейчас никак не может решить, что ей делать дальше: послушаться ли инстинктов, которые кричат забить на Монтегю и бежать обратно в замок, или мутных советов совести, которая почему-то встаёт на сторону мерзкого слизеринца. Но бездействовать сейчас равносильно ритуальному самосожжению, а становиться  шашлыком сегодня в ее планы не входило.

Монтегю в этот раз действует на опережение, и может  Фосетт была бы ему за это благодарна, но он делает это без уважения, грубо, проще говоря, так, как умеет. В ответ она только скалится и фырчит, имитируя гнев той твари, которая готова была только что подпалить двух школьников.

- Твою ж…, - валяться в грязи она тоже не планировала, тем более с такой неудачной компанией, которая готова была обвинять ее во всех смертных и не очень грехах. Она рычит, машет руками, будто желая убрать Грэма от себя как можно дальше, при этом мстя, испачкав грязной ладонью ему щеку.

Этот жест приносит мало удовлетворения, но сейчас не до него - Фосетт вспоминает, что здесь они не для того, чтобы друг друга пытаться убить, и что реальная опасность не в лице самодовольного склизкого, а теперь ещё и грязного Монтегю, а в очень кровожадной морде огнедышащего дракона, который, если не подпалит, то всегда может сделать отбивную своей мощной лапой.

- … - Фосетт порывается что-то ответить на происходящее, но у неё нет слов, даже нецензурных. Она застывает с выражением ужаса на лице, боясь пошевелиться. Наблюдает за мечущемся горящим человеком, будто за сценой в кино: мужчина истошно кричит, так, что от его вопля все внутри холодеет. Софи смотрит на Монтегю, но не видит в нем тех же чувств, напротив, он будто бы… доволен.

Рейвенкловка порывается отползти, но тот опережает, вцепляясь ей в руку, и из-за очередного грубого движения она снова рычит, подобно дракону в клетке, которая вот-вот обрушится и выпустит зверьё на волю.

Воля…

Что-то меняется в ее взгляде, когда она снова поворачивается лицом к огромной ящерице, которую снова пытаются взять под контроль драконологи с помощью Заклинаний. Что-то, что она не спешила бы показывать кому-либо из-за нежелания быть осуждённой.

Все эти уставы, законы, направленные на содержание, поддержку драконьих заповедников - все это настолько условно и глупо, потому что человек в очередной раз решил доказать, что именно он «венец природы», ему решать, что и как должно жить. Министерские классификации волшебных существ, угнетение одних и одомашнивание других - человек по своей сути ужасен, как ужасен в своей грубости и неотесанности Монтегю.

Фосетт тошнит. Тошнит от воплей боли, тошнит от навязанной ей компании, тошнит от грязи на мантии и от вселенской глупости ее тоже тошнит. Она вся извивается, выкручивая себе руку, чтобы избавиться от хватки слизеринца, и, когда у неё это получается, то попросту уходит в сторону барьера, откуда они пришли, поворачивается только для того, чтобы ещё раз взглянуть на огромного и опасного дракона, которому тут явно не место.

+1

12

      Смрадный запах горелого мяса ударил Монтегю в ноздри, и у него предательски заурчало в животе. В воздухе витал запах жженой плоти, но если закрыть глаза, то можно было почувствовать, как на вертеле жарился славный поросёнок. Слизеринец, не смыкая глаз, смотрел, как носится по поляне горящий человек. Он даже смог разглядеть, как шипела и лопалась его кожа в драконьем огне, а сам дракон даже не обратил никакого внимания на то, что сотворил, будто он каждый день поджаривал пару-тройку драконологов. Удивительно, но после подобного зрелища у Монтегю только усилилось желание отправиться в какой-нибудь заповедник, чтобы заниматься драконами и разрабатывать методы их приручения. Он был так поглощен разворачивающимся действием, что совершенно не заметил, как девчонка Фосетт сделала ноги. Ему не было до неё никакого дела. Раз уж отправилась в лес на ночь глядя, то она должна была быть готова к тому, что здесь произойдет что-то ужасное. Не зря же школьными правилами запрещено посещать Запретный Лес.

      Оглушительный рёв хвостороги выбил Монтегю из собственных мыслей. Часть драконологов кружила вокруг своего коллеги, который, похоже, всё-таки испустил последний дух, а вторая часть - пыталась унять пыл своей подопечной ящерки, которая совсем не хотела успокаиваться после такого фаер-шоу. Грэм попытался подняться на ноги, но из-за грязи несколько раз упал на землю, выругался и только потом понял, что Фосетт сбежала. Она, наверняка, отправится в Хогвартс и расскажет обо всем преподавателям. Слизеринец знал этих рейвенкловцев, которым только дай пожаловаться и наябедничать о нарушении.

    - Вот драккл, - он гневно ударил по траве кулаками, а тем всё-таки нашел способ извернуться и подняться на ноги. Его выходная мантия была вся в грязи, а с одной стороны вообще была прожжена, но не внешний вид его сейчас заботил, а девчонка Фосетт, которая только что скрылась в стороне, откуда они пришли. Бросив как бы прощальный взгляд на дракона, Грэхэм ринулся вслед за рейвенкловкой.

     - Стой!!! - негромко прикрикнул он, когда ему удалось скрыться от взора драконологов, - Фосетт, стой, - он ещё раз повторил своё требование, но никакой ответной реакции не последовало. Монтегю перешёл на бег и сумел-таки нагнать девушку и схватить её за руку. - Стой, - рыкнул он, сверля её взглядом. - Никому! Никому ни слова, что ты здесь видела. Слышишь? Иначе я собственноручно устрою тебе такое же шоу, только ты будешь на месте того рыжего ублюдка.

Отредактировано Graham Montague (04.01.22 20:12)

+1

13

Бежать она не может, потому что желудок давно скрутило, а тошнота все никак не проходит, как бы глубоко сейчас ни дышала. Столь подвешенное состояние заставляет ее хвататься за попадающиеся на пути ветки, ноги тонут в вязкой земле, но Фосетт упорно движется вперёд, охваченная не то паникой, не то желанием сдохнуть где-нибудь по дороге, чтобы только не помнить всего произошедшего.

Она не вслушивается в шаги позади, старается выключить в сознании зовущий ее голос Грэма, подавляет желание дождаться его и приложить хорошеньким заклинанием, как учила Хенли. Нет, тошнота все усиливается, а Фосетт прибавляет шаг, но Монтегю все равно нагоняет.

- Страшно, - устало выдыхает Фосетт и даже не смотрит на слизеринца, который вдруг решил давить на отсутствующее у неё чувство самосохранения, - очень страшно. Ты за кого меня вообще принимаешь? Сам же  первый побежишь дружкам хвастаться. Ой, все, отстань, - Софи пытается вывернуться, но рука лишь сильнее сжимается, оставляя, по всей видимости, очередной за эту ночь синяк, - хорошо, клянусь, что никому не скажу, но и ты держись от меня подальше.

Фосетт не сомневается, что подобное условие Монтегю будет только в радость, потирает наконец освободившуюся из его хватки руку и идёт дальше, специально ускоряя шаг, чтобы отделаться от его мерзкой компании и вернуться в школу первой. Пожалуй, сегодняшнюю ночь она ещё не скоро забудет, а постоянно мелькающее на занятиях лицо Грэма будет каждый раз напоминать о случившемся, включая тот жуткий запах горящей человеческой плоти.

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 20.11.94. страшно? очень страшно