Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 27.07.96. In my eyes you are a perfect work of art


27.07.96. In my eyes you are a perfect work of art

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

https://i.ibb.co/0tsK77m/image.gif
Gabriel Tate, Katie Bell
27 июля 1996 год (суббота)
Sand bay, UK

Видеть Тейта на большой сцене - это что-то невероятное.

+3

2

- Майк, я не могу, меня ща стошнит, меня вывернет прямо на сцене перед всей этой огромной толпой. Представляешь, какой позор будет? - Тейт хватается одной рукой за живот, второй - за плечо друга, опирается на него. - Нет, не могу, не пойду, - качает упрямо головой.

- Идиот? Тейт, ты идиот? - Майки отвешивает легкий подзатыльник и взмахивает руками. - Ты не можешь туда не пойти. Нормально всё будет. Просто представь, что ты, я не знаю, в баре там или на улице поёшь, или в переходе своём любимом. Там ведь тоже народу до жопы. Какая к чертям разница?

Руки у Тейта трясутся, голос дрожит, он стоит за сценой, крепко прижав к себе гитару, слушая какую-то группу, которая сейчас выступает, но не слышит ни слова, ни единого звука. В голове - сплошной белый шум. Мир перед глазами расплывается, ворчание Майка сливается с криками толпы, становится совсем незаметным. И тот самый вездесущий ехидный и вредный внутренний голос вдруг затыкается, не даёт никаких комментариев, даже не хихикает подло, как это обычно бывает.

Он репетировал, он стёр пальцы в кровь и почти посадил голос (Майкл потом орал на него так, что стены гостиницы сотрясались), но у него всё ещё нет никакой уверенности в том, что всё пройдёт хорошо. Тейт в это не верит. Тейт не верит в себя самого. Даже мимолётная встреча с Кэти, Тони и Тэмз утром ничего не изменила, кажется, вовсе сделала немного (намного?) хуже, заставив Эля нервничать ещё больше.

Они будут там все: Майки, Кэти, Рикетт, Тэмзин, Энди. Они увидят его грандиозный провал. Как после этого смотреть им в глаза?

- Всё хорошо, иди туда ко всем, ладно? - Гэбриэль последний раз хлопает Майка по плечу и разворачивается к выходу на сцену.

Тейт выходит на сцену и ему кажется, что на него будто опустили огромный колпак - он не слышит ничего: не слышит криков толпы, внезапного смеха, перешёптываний, разговоров. Он не слышит, как музыканты на сцене собирают свои инструменты, как ходит технический персонал. Он будто в каком-то вакууме. Эль прокашливается, подключает свою новую гитару, кивает людям рядом. Он ударяет по струнам, проверяя, что всё хорошо, что звук есть, что но достаточно чистый.

- Что-то не то, парни, - качает головой, проверяя всё ещё раз.

Надо ли что-то говорить? Как-то представиться? Хотя его имя уже вроде называли. А он.. он ещё что-то должен? Руки всё ещё дрожат - это плохой знак. Тейт подходит ближе к микрофону, внезапно улыбается, поднимает руку, машет зрителям, даже, кажется, вполне удачно шутит.

- The anniversaries are short lived
But they come back around at a breakneck speed*

Сейчас не остается ничего: ни людей, ни сцены, ни всего мира в целом. Есть только Тейт, его гитара, микрофон и музыка, которой он так давно хотел поделиться с миром, но всё никак не хватало храбрости и сил.

- My world spins so fast
The centrifugal force keeps me stuck in the middle

Патрику было семнадцать, когда он повесился у себя в сарае из-за несчастной любви. Хью было двадцать три, он погряз в долгах и вынес себе мозги из обреза. Солу было двадцать, родители выгнали его из дома из-за ориентации. Его тело нашли в пруду. Виктор - двадцать два. Фрэнк - чёрт знает, девятнадцать? Гэри - двадцать пять. Фредерик, Луис, ещё один Фрэнк.

- We close our eyes
Learn our pain
Nobody ever could explain
All the dead boys in our hometown

Он заканчивает песню, поднимает голову, наконец, готовый услышать свист толпы, увидеть летящие в него пустые бутылки, комки земли и бог знает что ещё. Но этого не происходит. Людям.. нравится? Эль трясёт головой, улыбается, бормочет какие-то глупости в микрофон.

- Maybe we were born and raised too cynical
In the wake of a miracle, we'd never believe**

Несколько месяцев назад он пел эту песню в гостиной, сырую, такую.. кажущуюся совсем неправильной, недоработанной, но охренительно искреннюю, в тот момент, когда он её писал, он не думал почти - поддался эмоциям и чувствам. Она ему нравилась действительно, казалась очень настоящей, Тейт в неё вложил многое. С тех пор он немного поменял её, но до сих пор не уверен, что она может понравиться кому-то кроме него самого. Но разве у Эля были варианты?

Его время подходит к концу очень быстро, Эль снимает гитару, крепко сжимает гриф в руке, говорит несколько слов и на дрожащих ногах уходит со сцены. Там падает на колени почти сразу. Сил встать совсем нет - всё потратил на выступление, получается только схватиться за гитару, чтобы не потерять, и отползти в тень, чтобы не мешаться под ногами.

- Никогда больше, - нервно смеётся Эль.

*Sam Fender - Dead Boys
**Sam Fender - You're Not The Only One

Отредактировано Gabriel Tate (08.09.21 22:34)

+2

3

Она в шоке. Начиная с того, что совместными усилиями удалось-таки уговорить Гэбриэля принять участие в этом удивительном фестивале, что он ее пригласил, что родители отпустили их с Тони к МАГГЛАМ! Ну и особое удивление вызывает отражение в зеркале.

- Тэмз, а это не слишком? – Кэти очень редко красится, поэтому и попросила однокурсницу помочь, но это словно другой человек. Глаза такие яркие, скулы чуть темнее, чем обычно. Непослушные локоны собраны в красивую и с виду сложную прическу. – Спасибо, - улыбается Эпплби и девчонки, подхватив Тони, выдвигаются на сам фестиваль. Они приехали накануне, успели вечером провести немного времени в знакомой компании и немного прогуляться, а утром зарядить Тейта уверенностью на отличное выступление, зевая при этом шире, чем позволяют правила приличия. Мама, кстати, напоминала, чтобы Кэти вела себя хорошо, а Энтони проконтролировал на правах старшего.

Недолго тому радоваться осталось, ведь совсем скоро и ей исполнится семнадцать. Вот тогда они будут на равных. Но ворчать на Рикетта долго она не может, потому их дружба прошла уже, кажется, все возможные испытания и даже сейчас, он согласился изменить свои планы на выходные, чтобы составить компанию подруге. Не пришлось долго упрашивать, такая возможность выпадает редко и упускать ее нельзя.

Сама же она просто сбегала от своих очередных проблем. Прошло так мало времени с их расставания с Джорджем, но не импульсивного, глупого, а осознанного. У них с братом исполняется мечта всей жизни, нельзя позволить чувствам помешать этому. Еще одно доказательство, что взрослая жизнь отстой.

Тони фыркает что-то о непрактичности Кэтиного наряда. Да она и сама понимает, что вот юбка и каблуки не самое удобное, что изобрело человечество, но мама сказала, что у магглов так сейчас модно. МэриЭнн в таких вопросах можно верить, точно знает о чем говорит. Только все равно было как-то неловко и неуютно.

- Как думаешь, он волнуется? – спрашивает у Рикетта, что стоит рядом в толпе, которая не сводит взгляд со сцены. Выступающие меняются один за другим и скоро им предстоит услышать знакомое имя. – Он же волнуется, - Кэти нервно заламывает пальцы, как будто переживает за двоих, словно это поможет Тейту.

И вот тот момент. Гэбриэль и его гитара на такой большой сцене, перед огромной толпой. Голос не дрожит, он шутит, заигрывая сразу с тысячами людей, потом уверенно зажимает гриф и первый раз проводит по струнам. Кажется, она испытала весь спектр эмоций от ужаса до неимоверного восторга. Тейт поет, слова песни разносятся по всей площадке и попадают в самое сердце, не оставляя равнодушным ни одного. Магглы и волшебники начинают подпевать в припеве, кто-то пускает скупую слезу, а Белл чувствует гордость за своего друга. Он смог! Преодолел все сомнения и страхи, просто взял и сделал. – Пойду найду его! – бросает Тони, теряясь в толпе.

Людей было слишком много и это обычно пугает впечатлительную девушку, но сейчас ее мысли полностью заняты другим. Под зажигательные мотивы толпа уносит в сторону, беснуясь в странном движении. Это тревожно, очень. Белл собирает все свое гриффиндорское упрямство и в прямом смысле «гребет» в сторону сцены. Вот-вот будет возможность вздохнуть полной грудью свежий морской воздух, а не болтаться между потными телами, но выход получается не идеальный.

- Дурачкие туфли! – ругается, приземляясь прямиком на коленки. Даже подставленные ладони не спасли. Щиплет чудовищно, но не самое время раскисать, тут затопчут – не заметят, да и на матчах похлеще ранения были. – Зараза! – продолжает ворчать, рассматривая разодранные ладошки. Сжимает их в кулачки и спешит дальше. Больно, но терпимо.

За сценой так много людей, как найти того самого? – Гэбриэль? – подключает максимальную громкость и внимательно смотрит по сторонам. – Эль? - Случайно заходит справа от палатки с кучей проводов и видит его. Сидит в обнимку со своей гитарой в тенечке. Тут же широко улыбается и бежит (семенит мелкими шажками) в его сторону. Разумеется, спотыкается об один из проводов, но не повторяет свой полет на дорожку из россыпи мелкого камня. Она словно вообще забывает о том, что разбила коленки, а вспоминает только когда опускается на них рядом с другом и обвивает руками шею.

- Ты был так крут, это просто невероятно! – тараторит, заглядывая в глаза, - я так тобой горжусь! – в порыве эмоций быстро целует в щеку. – Ой, - понимание приходит тут же, вместе со смущением и неловкостью. Быстро убирает руки с плеч Тейта, сжимая ладони в кулаки, там же ссадины. Медленно перекатывается с коленок, которыми чувствует каждый мелкий камушек и это становится невыносимо, на бедро и тихонько шипит от неприятных ощущений. – Прости, - виновато опускает взгляд. Ну вот что за человек, даже поздравить нормально с успехом не может. Беда….

+2

4

Дышать. Как дышать? Эль не понимает, хватается за ворот футболки, оттягивает его, но это, кажется, совсем не помогает. Воздуха не хватает. Он широко раскрывает рот, пытаясь вдохнуть, пальцы крепко сжимают гриф гитары, раздаётся тихое "трунь", но Эль этого не слышит. Он старается вдохнуть глубоко, потом - выдохнуть. Снова вдохнуть, снова выдохнуть. Гэбриэль нервно смеётся - он забыл, как дышать. Неужели это возможно?

Всё-таки он не был готов. Не был готов выйти на сцену перед такой толпой. Не был готов делиться своими песнями с людьми. Тревожность медленно и очень крепко сжимает желудок, выворачивая его, Эль корчится на земле, тяжёлое одеяло паники накрывает его с головой, не даёт возможности для маневра. Перед глазами встаёт мать в своём обычном халате в цветочек и с неизменной сигаретой в руках. Она хохочет злобно и говорит, что так и должно быть - Гэбриэль должен был облажаться, на большее он не способен. Где-то на заднем фоне миссис Хоран разочарованно пожимает плечами и уходит в темноту.

Пустота подходит к нему ближе, хватает мягкими лапами и тянет к себе. Гэбриэль соглашается с ней, кивает, раскидывает руки, готовый упасть в её объятия, но вдруг слышит своё имя. Он вздрагивает, ещё крепче цепляясь за свою гитару, боясь её потерять.

Голос знакомый, голос очень родной и тёплый, но далёкий - он не понимает, кто и зачем его зовёт. Остаётся только сидеть на земле и глупо озираться по сторонам. Пустота медленно отступает, но не сдаётся - два шага вперёд и один назад. Она слишком уверена, знает, что когда-нибудь доберётся до глупого Гэбриэля, нужно только быть немного настойчивее.

- Кэти? - Удивлённо поднимает брови, тут же отпускает гитару, таращится на подругу, что оказывается совсем рядом. Он не ожидал. Он даже не думал.. и что теперь делать? Резко дёргается в сторону, когда она целует его в щёку, и краснеет, кусая губу. Чёрт! Ведь не так надо реагировать, да? Эль улыбается натянуто, нелепо взмахивает руками, аккуратно касаясь её плеча, - сп.. спа.. спасибо?

Он оглядывается по сторонам, но все люди вокруг смазываются, превращаются в какие-то странные цветные пятна, совсем ничего не значащие, он не слышит их слов, не различает жестов, интуитивно отмечает, что обращаются к нему, и кивает в ответ, отползает ещё дальше в тень, чтобы совсем никто не видел. Хочется сжаться, скукожиться, свернуться в какой-то крошечный клубочек и исчезнуть из этого мира. Стыдно. Страшно. Неловко. Неудобно. "Можно сейчас всё вернуть в то время, когда мне было пять? П-п-пожалуйста?"

Тошнит. Боже, кажется, его действительно сейчас вывернет. Как бы сбежать? Куда бы сбежать?

Эль смотрит по сторонам, готовый стартануть тут же, но натыкается на взгляд Кэти. Он сразу же сдувается, теряется, падает обратно, сжимая кулаки.

- Ты в порядке? - Замечает её разбитые коленки и подбирается ближе. - Ты где.. как так умудрилась? У меня же.. нет ничего, чтобы помочь, - разводит беспомощно руками, озираясь по сторонам, но не видит никого знакомого и снова опускает глаза. Чёрт! Что за идиот? - А там что? Разожми руки.. пожалуйста, - проводит над её ладонями, не касаясь их, морщится, понимая, как, должно быть, больно сейчас и неприятно. И всё из-за него. Почему он такой? - Н-н-н..нель.. незья так оставлять. Надо.. надо аптечку найти. Пойдём, - Эль встаёт и хватает Кэти за запястье, помогая встать.

Его собственные проблемы и страхи сразу забываются. Кажется, он видел рядом какую-то палатку, похожу на медпункт. Или нет? Но где-то же должен быть врач, правильно? Куда на таком большом мероприятии без врачей? Внутренний голос подло хихикает, напоминая о преимуществах магии в такие моменты. "Дурачок, один взмах палочкой, немного волшебной мази - и никаких проблем. Зря ты так относишься к этому миру". Эль гонит его прочь, но получается так себе.

- Эй! - Перебарывает себя и хватает первого попавшегося под руку парнишку в майке с надписью "staff". - Врач здесь есть? Врач! Где? Чего? - Эль отпускает его и тихо ругается себе под нос. - Драккл! Я.. ты.. мы.. тут рядом есть гостиница.. и у них есть.. ну.. вроде какой-то кабинет.. или рядом что-то типа.. Оо, - замечает знакомого, с которым болтали половину ночи. - Декс! Стой! Нам нужно.. - подобрать слова не получается и он просто кивает на руки Кэти. - Туда? - Поворачивается к Белл, улыбается ободряюще. - Кажется, я нашёл.. н-н-наверное. Ты как? Тут рядом палатка или не палатка, но там у девушки есть аптечка. Мы.. мы сейчас всё исправим.

Тейт хватает Кэти крепче за руку, чтобы не потерять в этой безумной толпе. Он протискивается между людей, бесконечно извиняется и ругается тихо сквозь зубы. И почему именно здесь? Именно среди магглов, когда его палочка валяется в чемодане, глубоко закопанная в вещах? Почему в тот момент, когда он не может помочь?

- Ты как? - Эль резко останавливается у пошарпанного трейлера, осматривает бегло руки Кэти, бросает взгляд на коленки. - Прости, - выдыхает резко и открывает дверь, натягивая дружелюбное выражение лица. - Кейси? Привет. Декс сказал, что у тебя тут.. - он пожимает плечами, нервно хмыкает, когда видит зажатую в руках девушки бутылку джина. - Мы можем..? Нам нужна аптечка. А, даже так, - Эль кивает Кейси, которая на прощание блаженно улыбается: "там всё, что вам нужно", и выходит из трейлера, насвистывая под нос что-то из Oasis. - Садись сюда.. - показывает рукой на ближайший стул, - наверное.. Ты не против, если я..?

+2

5

- А ты ждал кого-то другого? – не удается скрыть удивление в голосе и тут же приходится прикусить язык. С чего она вообще решила, что Гэбриэль хотел видеть кого-то из их компании или конкретно ее? Ей даже в голову не приходила эта мысль, пока она героически пробиралась через толпу к сцене, когда сыпала тысячи извинений тем, кого пришлось потревожить. Энтузиазм тут же куда-то пропадает, а в горле словно встает ком, который не дает выдавить ни слова.

Его улыбка выглядит вымученной, и она воспринимает это на свой счет. – П-прости, ты, наверное, ждал кого-то, а я испортила планы, прости, прости, прости, - тараторит, начиная ерзать с намерением встать, спрятать пылающие щеки, опустить взгляд и поскорее скрыться из виду. Не хочет мешать, тем более что ничегошеньки не знает о маггловской жизни Тейта, о его друзьях, может быть, даже девушке. Что будет, если та увидит его с ней? Ничего такого они не делают, просто сидят рядом, но не всем и такое понравится. Джордж не увлекался ревностью и доверял своей девушке, точнее, бывшей девушке. Кэти до сих пор не может запомнить, что они больше не пара. Вот так вот, то, что ты считаешь «всегда и навечно» за один вечер превращается в тыкву, как в сказке, которая всегда заканчивается. Прекрасное воспоминание о первой любви: сложной, болезненной, но при этом счастливой.

- Что? – непонимающе хмурится, - конечно в порядке, - убеждает и Гэбриэля и себя, потому что ранки жжет. Следит за его взглядом и понимает – соврать не получится. Пока она вертелась, юбка, прикрывающая коленки сползла, а разрез выставил это уродство напоказ. Мама, когда подбирала ей наряд, выдала такие странные шорты, ниже колен, название она не запомнила, на белой ткани проступили алые пятна, убожество. Кэти скулит, но больше от обиды и закусывает губу, чтобы не издавать лишних звуков.

Нелепая, непутевая. Сегодня был шанс побыть настоящей девочкой, со всеми этими: нарядами, босоножками, прической и макияжем, но судьба словно опять ставит всё на свои места. Это не её. Видимо, Белл и правда не суждено стать девочкой, которая может выглядеть как принцесса (ну хотя бы примерно), стоит оставить попытки и не претендовать на то, чего у тебя никогда не будет.

- Не буду, - сжимает ладони еще сильнее, хоть это и больно, - все нормально, - упрямится, потому что не хочет, чтобы сейчас Тейт думал об этом, он должен прочувствовать свои эмоции, сконцентрироваться на себе, на том, что для него важно. – Я…не смотри, - но парень все же разжимает пальчики, недовольно смотрит на ссадины, Кэти видит осуждение и отвращение? Или показалось? Голос в голове активно поддакивает, говорит, что другу неприятно сидеть рядом с ней вот такой, смотреть на уродливые полосы, что исполосовали кожу безобразным рисунком. Если ты некрасивый, то всегда будешь таким.

Хочется сжаться, стать невидимой, исчезнуть, что угодно, лишь бы это закончилось. Кэти даже не слышит, что говорит Эль, как он зовет кого-то, задает какие-то вопросы. Молчит, когда тянет ее за запястье, призывая встать. Поднимается, опустив голову и морща нос от неприятных ощущений, коленки сильно чешутся и горят, а ладошки потеют от волнения. Она уверена – сейчас найдут кого-то, и Тейт оставит ее, сам пойдет к тем, кто ему дорог и важен в этот особенный день. – Прости, я просто думала, что тебе нужна поддержка, - а до выступления им сюда было не попасть. – Д-д-давай, я просто пойду к Тони и не буду тебе мешать? – но он не слышит, никак не реагирует. Ведет куда-то через толпу, в которой кто-то готовится к выступлению, кто-то отрывается под песню, что гремит со сцены.

Кэти едва поспевает за шагом парня, медленно передвигает негнущимися ногами. Босоножки, такие симпатичные и удобные, сейчас кажутся неподъёмными булыжниками, а тонкий ремешок, что так аккуратно фиксировал их на лодыжке, впивается в кожу, словно змей, который хочет задушить жертву. Она бы расплакалась, если бы понимала, что происходит, хотя, так даже лучше. Забираться по ступенькам сложно, поднять ногу, согнуть ее, что-то из области фантастики, но она делает это, чувствуя, как ткань впитывает новую «порцию» крови.

- Не нужно было, - стоит им остаться вдвоем, как Кэти начинает волноваться еще сильнее. Ее пугает все: маггловские методы лечения, ведь они ей совсем не знакомы, но еще больше то, что Гэбриэль видит ее такой нелепой, дурацкой, деффектной. – Ты не должен тратить на меня время, это ерунда, правда, - выставляет перед собой исцарапанные ладошки, давая понять, что все в полном порядке. Он должен понимать: пара ссадин – пустяк по сравнению с тем, что ей приходилось прочувствовать, лежа в больничном крыле, да он и сам видел, помогал справиться с ужасным состоянием. Помогал даже такой жалкой и беспомощной.

Белл не знает, что делать, сбежать не получится, куда там с ее скоростью улитки? Да и она знает Гэбриэля, тот гиперответственный и не успокоится, пока не сделает то, что считает нужным. Поджав губы, вздыхает и неловко усаживается на стул, выпрямляя ноги перед собой, как две палки. Такие же дурацкие, уродливые коряги, как те, которые собирают в лесу для разжигания костра. – Не против, чтобы что? – непонимающе смотрит на Эля, потом переводит взгляд на свои коленки, что сейчас надежно спрятаны под черной тканью юбки, и вздыхает. И зачем так вырядилась? Не надо было слушать маму, надо было просто быть собой – обычной Кэти. Хотя это вообще не гарант того, что ничего подобного не приключилось бы.

- Делай то, что нужно? – она не понимает, как и что будет происходить, разумеется, дает Тейту право принимать решение. Он ведь знает, что делает?!

+2

6

Этот фестиваль, кажется, выжал его полностью, до самой последней капли, не оставил почти ничего - лишь слабенькую пошатывающуюся оболочку, которая еле ходит, говорит едва слышно, шёпотом. Тейт не видит дальше, чем на два метра перед собой, с трудом перебирает ногами, то и дело хватается за висок свободной рукой, аккуратно массируя его, надеясь, что это может избавить его от жуткой головной боли, разрывающей изнутри, колотящей громадным молотом прямо по мозгам.

- Не говори глупости, - бормочет Эль, крепче сжимая руку Кэти в своей. Он трясёт головой, пытается вернуть улыбку, но получается так себе. Как всё это не вовремя! Чёрт! - Ты.. ты не мешаешь. Совсем нет, - наконец, он находит в себе силы, чтобы сказать это чуть громче, чтобы Кэти точно его услышала через крики окружающей толпы.

Как же все эти люди давят. Как же их много. Как же они все чудовищно пугают. Очень хочется сжаться в комок, сесть куда-нибудь в угол, закрыть голову руками и надеяться, что никто никогда его больше не найдёт. Очень хочется спрятаться и исчезнуть прямо сейчас, но он не может - тащит Кэти за собой, стараясь сконцентрироваться на единственной мысли: найти трейлер и Кейси, найти аптечку и помощь для Белл.

Когда он находит его (её?) легче почему-то не становится. А ведь му по какой-то странной и совсем необъяснимой причине казалось, что, как только найдётся его цель, боль немного утихнет, что хотя бы прекратится этот ужасный стук. Жаль, что это не так. Он тихо говорит Кейси "спасибо" (или не говорит, а только думает?). Садится прямо на пол, скрестив ноги.

- Не ерунда, - Тейт качает головой, берёт осторожно руки Кэти, разглядывает ссадины на ладонях. Нет, конечно, это не самые страшные травмы, которые могла получить охотница квиддичной команды, но здесь ведь условия совершенно другие. Здесь нет мадам Помфри и её волшебных зелий. Здесь нельзя достать просто так палочку, сказать пару слов, чтобы раны затянулись. Хреновый маггловский мир. Добро, блин, пожаловать. - Я не медик, конечно, но немного понимаю в таких вот мелких ранах. Так что не беспокойтесь, мисс Белл, сегодня вы у надёжного специалиста. Ну, относительно, - Эль смеётся, встаёт и подходит к столику с аптечкой.

В аптечке на самом верху почему-то лежит небольшая бутылка виски. Тейт хмыкает, вертит её в руках, пожимает плечами, но всё-таки открывает и делает пару глотков - лишним не будет. Может, это поможет хоть немного встряхнуться и прийти в себя, ожить, снова стать, пусть нервным и дёрганным, но живым человеком, а не бездушной и безэмоциональной куклой, действующей на автомате.

Что там нужно? Он задумчиво чешет подбородок, копаясь в бутыльках и упаковках таблеток. Всё не то. Вообще набор какой-то довольно странный. Будто для.. бррр.. бред какой-то. Наконец, всё необходимое находится, он возвращается к Кэти, снова садится перед ней на пол, улыбается криво.

- Давай, наверное, начнём с.. с ладоней? - Гэбриэль берёт её за запястья, тянет на себя, чтобы было лучше видно. - Возможно, будет немного щипать. Хотя кому я это говорю, - посмеивается, смачивая вату перекисью. - Ты где так умудрилась упасть? Толкнул кто-то? - Тейт хмурится, протирает ссадины аккуратно, сам морщится, будто это у него на руках эти раны. Когда втирает мазь, руки немного подрагивают. Еще сильнее дрожат, когда бинтует, держась за пальцы.

Только сейчас почему-то доходит смысл предыдущих её слов, он резко дёргается, выпускает бинт, ловит у самого пола. Реакции у него сегодня так себе. Лучше бы его никто таким не видел, тем более.. тем более Кэти. Не хочется перед ней быть вот таким дрожащим, несуразным и нелепым, совершенно разбитым и потерянным.

- Сп-спасибо, что пришла.. ну.. поддержать, - тихо говорит Эль, но глаза не поднимает, сосредоточенно мотая бинт. - Это.. это, правда, очень.. - запинается, закусывает губу, пытаясь подобрать слова, - важно. Было. Есть. Ну вообще, в целом. Ну вот и всё, здесь закончили. Правда, придётся немного походить так.. перемотанной.

Удары молота становятся всё сильнее, становятся будто более осязаемыми, кажется, что в эту минуту кто-то реально бьёт ему по макушке чем-то тяжёлым. Тейт делает ещё пару глотков из найденной бутылки, горло обжигает, он едва сдерживает кашель.

"Тебе не кажется, что напиваться в такой ситуации - идея максимально отвратительная, Тейт?"

- Сейчас надо.. ну.. - он кивает на ноги Кэти, нервно дёргая головой. - Можешь убрать.. закатать.. ну.. открыть колени? - Эль сжимает пальцы правой руки, в левой крутит тюбик мази, отводит взгляд и тут же пытается перевести тему. - Как тебе фестиваль? Нормально.. нормально устроились, без проблем? Вы только на сегодня или останетесь до завтра? - Гэбриэль водит рукой с ватой около коленки Кэти, всё никак не решаясь поднести её ближе. Как-то это всё неправильно. Не должно так быть. Но с другой стороны, не оставлять ведь её так.. вот.. так. - Извини, я быстро обработаю. Ты только не..

Отредактировано Gabriel Tate (14.09.21 01:41)

+2

7

Наблюдать за действиями Гэбриэля интересно. То, как он ловко ориентируется в трейлере, как копошится в аптечке и осторожно берет девичью руку в свою. Завораживающе, вот только… Это ее изуродованные ладони сейчас осторожно сжаты длинными музыкальными пальцами, это она сейчас шипит от боли и обиды. – Уродство, - хнычет, закрывая глаза и отворачиваясь в сторону. Нужно переключиться, занять себя чем-то, например, разглядеть трейлер девушки, возможно девушки Эля, который вместо того, чтобы сейчас проводить время с нет, возится с… – Ауч! – дергается от неожиданности, потому что прослушала все, что ей говорили.

С ней случалось всякое, но вот такого – никогда. Эта жидкость словно прожигает кожу насквозь. Белл зажмуривается, сжимая челюсти, чтобы не издать жалкий писк глупой девчонки, чтобы не видеть, как ладони покрываются уродливыми волдырями от ожогов, как те наливаются кровью и лопаются. Дыхание сбивается, сердце бьется, как сумасшедшее, кажется, еще чуть-чуть и она отключится. – Больно, - едва шевелит губами и тут же прикусывает губу. Чувствует на языке вкус какого-то фруктового блеска для губ, который так не подходит сейчас к тому, что происходит. Да и она сама не подходит, стоит просто открыть глаза, посмотреть по сторонам и сразу все станет понятно. Нелепое пятно во всей этой атмосфере музыки, творчества, маггловского мира. Это обидно, но признавать правду нужно уметь.

Пустить все на самотек: отключить голову, перестать париться, дать Тейту все сделать правильно — это было бы идеальным сейчас, но Кэти так не умеет. Она шипит от боли и хмурится от дурацких мыслей. Наблюдать за действиями друга, который снова застрял в ее обществе. Наконец-то удается набраться смелости и посмотреть на него. Каждое движение такое спокойное, словно делал что-то подобное много раз. Белый бинт делает новый оборот вокруг ладони и выглядит это очень комично. – Это ужасно, - подносит руку к лицу, рассматривая. – Я ужасна! – голос дрогнул и прозвучало гораздо громче, чем было запланировано.

«Все как обычно, ты и не была красавицей», - хихикает голос в голове, говоря то, что Кэти знает и знает уже давно, но почему все равно обидно? – Просто спешила и споткнулась, - вопрос Эля повис в воздухе и это очень давило. – Хотелось обнять тебя, поделиться эмоциями, а в итоге, - опускают руки, что теперь так безжизненно висят вдоль тела, - а в итоге все испортила, - то есть сделала то, что умеет лучше всего, - не стоило мне этого делать, - опускает голову и понимает, что спрятаться за волосами не получится, те собраны на затылке. Нелепо, как же нелепо она сейчас выглядит. Разряженная кукла, которая даже не может устоять на своих каблучках.

- Может не надо? – недоверчиво смотрит на смоченную в адской жиже вату. По пальцам Гэбриэля течет раствор и хочется, чтобы он не попадал на кожу, жжет, щиплет, похлеще, чем от мазей мадам Помфри. Жаль, что ей нельзя колдовать, так бы проблема решилась в один момент. – Ты заслужил эти овации, - нерешительно поднимает голову, встречаясь взглядом с парнем. В голове снова звучит мягкая гитарная мелодия, его голос такой же мягкий, чувственный, словно он поет песню только тебе. Она смогла поймать это ощущение среди огромной толпы зрителей, смогла почувствовать себя особенной. Знала, что это не так, но в моменте это было потрясающе.

Тонет в воспоминаниях, глупо улыбаясь и абсолютно не слышит ничего вокруг. Эмоции нахлынули снова, в ее голове звучит голос Гэбриэля, который поет ей песню со сцены, глупая размечтавшаяся девочка, сколько вас таких было?

Прикосновение к лодыжке, словно разряд тока: внезапный, пугающий, вызывающий дрожь по всему телу. Кэти не ожидала ничего подобного, поэтому и испугалась, резко согнула ногу, прижимая к себе и заскулила. – Прости, я задумалась, - как неловко все происходит, как в маггловском мире провалиться сквозь землю? – она опять… - чувствует, что ткань шорт, прикрывающих ранки на острых коленках, намокает. Медленно выпрямляет ноги, уперевшись в пол пятками, пару минут зависает, думая о том, как алые пятна неплохо сочетаются с цветом босоножек. – Ты не должен, я сама виновата, - слишком много сомнений, пусть это оказание первой помощи, но еще и парень, который ей дорог, к которому она чувствует что-то странное, непонятное. Хотелось хоть раз показаться перед ним женственной, милой. Это желание она не могла объяснить даже самой себе, а другим может и не признается никогда.

- Мне стыдно, Эль, - она всегда честна с ним, и сейчас «стыд» - самое правильное описание того, что творится внутри. – Вот это все, - указывает перебинтованной ладошкой на колени, - не хотела тебя отвлекать надолго, ведь у тебя планы, а я все порчу, мне так стыдно, - щеки горят алым, Кэти закрывает их руками, в бесполезной попытке убрать этот румянец.

Медленно встает. Это правда сложно: на руки не обопрешься, ноги не сгибаются, ты вообще просто развалина. – Смотри, - результат-то достигнут, Белл стоит рядом с Гэбриэлем, что так же сидит на полу скрестив ноги, - я в полном порядке, просто дойду до ребят, или в нашу комнату, все будет хорошо, - самоубеждение сегодня дает сбой, не работает, никак, Тейт тем более не поверит. - Тебе не нужно...

+2

8

"Больно", - говорит Кэти, но вздрагивает почему-то Тейт и замирает с ваткой в руке, не решаясь снова прикоснуться к её ладони. Он размышляет недолго, потом хмурится, закусывает губу, но всё-таки продолжает.

- Надо потерпеть, не хуже какого-нибудь костероста ведь, а? - Старается улыбнуться, очень надеясь, что получилось. - Медицина у магглов по сравнению с вашей довольно отсталая, поэтому просто использовать какую-нибудь мазь, которая тут же затянет раны, не получится, - хмыкает Тейт, тихонько дует на ладонь Кэти и начинает бинтовать.

"Вашей, Тейт?" - Не упускает возможности уколоть неспящий внутренний диверсант. И Эль на пару секунд замолкает, раздумывая, почему на автомате использовал именно это слово. С другой стороны, он ведь магглорожденный, пусть и волшебник. Но в обычном человеческом мире он прожил одиннадцать лет и двенадцать (или больше? или меньше? быстро посчитать не получается) летних месяцев в сумме. Да и волшебник из него крайне хреновый, до сих пор толком не разобравшийся в том, как работает магический мир, более того, откровенно опасающийся этого самого магического мира. Впрочем, это сейчас не важно совершенно, но оговорка интересная, надо будет подумать.

- Эй, ты чего? - Эль перехватывает руку Кэти за запястье, опускает, убирая от её лица, поправляет кривоватый бантик, который зачем-то завязал вместо обычного узла, ещё и прятать не стал. - Это же просто бинты. На пару дней или даже меньше - пока не доберёшься до палочки или каких-нибудь хороших лечебных зелий. Совсем ничего ужасного. И вообще, может, у тебя стиль такой? - Тихо смеётся, выуживает из аптечки моток лейкопластыря, морщится от этого странного резковатого запаха лекарств (он не сильно уверен на счёт происхождения, но запах точно есть) и заматывает себе пальцы на левой руке: безымянный и средний почти у кончиков, остальные чуть ниже, чтобы чувствительность, нужная для обработки ран Кэти, не потерялась. Он машет рукой перед гриффиндоркой. - У меня, конечно, но бинт, но довольно похоже. Чтобы тебе не было так обидно.

Слова Кэти действуют на него довольно странно: он смущается сначала, даже почему-то не до конца верит, хотя очень (чертовски!) хочется, но что-то мешает; потом Тейт начинает злиться, но сам не понимает, на кого именно. Больше, наверное, на себя. Он ведь явно сделал что-то не так, сказал что-то не то или, наоборот, не сказал что-то нужное. Как обычно, в общем. Дурачок Тейт. Ничему его жизнь не учит. На Кэти тоже немного, но как-то.. по-доброму. Можно ли злиться по-доброму вообще?

- Помнишь, - Тейт улыбается, берёт своей свободной рукой ладонь Кэти, - мы спорили на счёт извинений? Может, стоит поспорить ещё и на счёт таких вот самоуничижительных заявлений? Не говори так, - Эль опускает голову, переходит почти на шёпот, снова на него словно сбросили тяжёлый камень, чудовищное чувство вины перекрывает кислород, не даёт вздохнуть спокойно и свободно. - Ничего не испортила. Правда. Если бы ты не появилась, так бы и сидел там в уголке, молчал и встать не мог, как дурачок последний. А все эти царапины и ссадины - ерунда, заживут, - он молчит несколько минут, потом пробует (безуспешно) обработать колени. - Да ну какие у меня могут быть планы? - Усмехается хаффлпаффец.

Ему трудно сдерживать свои настоящие эмоции, это требует просто колоссальных сил, и пусть Тейт уже достаточно научился контролировать себя за все годы, ему всё равно кажется, что этого недостаточно, что Кэти всё поймёт, расстроится ещё больше, уйдёт насовсем и никогда не простит его. Они же друзья. Хорошие добрые друзья, которые начали своё знакомство странно и срано - с идиотской драки и весьма паршивого поведения старосты Хаффлпаффа.

- Нет, так не пойдёт, - Гэбриэль качает головой, но не встаёт пока. - Давай ты сядешь обратно. Пожалуйста. Я.. я не могу отпустить тебя вот так с разбитыми коленками. Мне Рикетт голову свернёт, - самый последний и не самый, прямо скажем, убедительный аргумент, но ничего большего Тейт сейчас себе позволить не может. Слишком это будет.. лично, открыто, уязвимо и глупо. Тупо. Максимально тупо. Так что приходится придумывать на ходу, сдерживаться снова и снова. Он ведь не совсем идиот. Не совсем же, да? - Садись, я.. я быстро, - очень хочется влепить самому себе пощёчину, чтобы прийти в себя, но этого он сделать, конечно, не может. Только опять берёт бутылку виски и делает пару небольших глотков. Пока голова медленно застилается алкогольным туманом, Эль загибает эти странные шорты, обрабатывает колени, немного думает, перекидывая из руки в руку бинт, но откидывает мысль просто забинтовать - Кэти же ходить нормально не сможет. Он долго примеряется, но, в конце концов, находит выход, наклеивая аккуратно несколько пластырей. Вроде должно продержаться. Он надеется. - Вот теперь можешь идти. Прости ещё раз за.. за то, что пришлось вот так.. ну.. пострадать из-за меня. Я не.. дума.. не хотел. Но может, кто-то из ребят сможет помочь.. магией? Они же взяли с собой палочки, да? Не все же такие полудурки, как я, - он опять смеётся и делает ещё глоток. Да к хренам. Напьётся прямо здесь и уснёт. Судя по состоянию хозяйки трейлера, она даже не заметит.

"Нормальный вариант, придурок"

Можно считать, что внутренний голос план тоже одобрил.

+2

9

— Это… — не может описать свои впечатления от первого знакомства с маггловской медициной, — это совсем другое.
Костерост, зелье от кашля, снотворное зелье все они имеют неприятный вкус и запах, но он уже привычен, хоть все ещё вызывает приступ тошноты. Тут же эта штуковина обжигает кожу, которая в прямом смысле шипит и пенится, жжется, ничего приятного в этом, разумеется нет. Кэти не мазохистка!

«Ваша» режет слух, она уже хочет задать столько вопросов из разряда «ты хотел сказать наших», но не решается, ведь стоит руке Гэбриэля дрогнуть и эта жидкость попадёт на рану. Да и скорее всего просто оговорка, летом он проводит все своё время в окружении магглов, да и до Хогвартса ничего не знал о мире магии, да, однозначно — дело привычки. Эта мысль должна была успокоить, но что-то внутри все же тревожило. За шесть лет, проведённых в Хогвартсе он стал частью нового для себя мира и, по идее, должен был это почувствовать.

Тейт снова пробует успокоить, показать, что все нормально и на самом деле ничего страшного не случилось. Да, для него так и есть, наверное, но с ее стороны все гораздо критичнее. — У тебя выглядит стильно, — приходит к заключению, после внимательного рассмотрения дизайнерского решения Эля. — Но я про другое, — вздыхает, пытаясь найти в себе силы объяснить, в чем причина такого расстройства. — Даже не сжимается, — пробует сформировать кулак, предсказуемо не выходит. Не сразу доходит, что это ее нытьё может расстроить спасателя, ведь он делает все, что возможно. Становится стыдно и хочется стукнуть себя по лбу, но сейчас это будет совсем не то, бинт, аккуратно обмотанный по поверхности ладони, не позволит добиться нужного эффекта.

— Просто…просто так непривычно, мадам Помфри никогда не накладывала такие штуки, а других методов лечения я просто не знаю, — и это не стыдно! Про гипотетические планы Гэбриэля молчит, потому что все, что приходит в голову, вроде как, вообще не ее дело. Друзья не обязаны рассказывать друг другу все, есть что-то личное, то, что остаётся за пределами границ общения. Но поверить в то, что он бы просто сидел там за сценой сложно, он ведь не один, его поддерживает не только их компашка балбесов-волшебников, но и магглы. О последних Кэти ничего не знает, да и не спрашивала никогда, словно эта часть жизни ее никак не касается. Расспрашивать Эля об этом всегда было неловко, словно нарушаешь границы, суёшь нос не в своё дело, хотелось поступать правильно и честно.

— Рикетт может, — Кэти и думать забыла, что приехала с Тони, если тот включит режим «старшего брата», что бывает почти всегда, когда она вытворяет какую-то глупость, прилетит всем, но ей в первую очередь. — Ладно, — с горем пополам усаживается обратно на стул и вытягивает ноги, выпрямив коленки. Она таки умудряется зацепить юбку, приподняв ее выше злополучных ранок, а дальше — лапки, — прости, но нужна помощь, — сдаётся, когда несколько попыток зацепить пальцами ткань с треском проваливаются. Ей неловко, неудобно, есть в происходящем что-то слишком интимное (если можно так сказать). Коленки —это то, что всем подряд не показывают.

Тейт делает все осторожно и медленно, Белл боится лишний раз выдохнуть и вообще замирает на месте, наблюдая за происходящим будто со стороны. В пальцах появляется злополучная ватка, сейчас будет больно. Набирает в легкие побольше воздуха, вжимается в спинку стула и закрывает глаза на всякий случай. Даже ещё больнее, чем на руках, не удаётся сдержаться и она шипит, — поделись со мной, — указывает пальцем на бутылку, из которой так резко прихлебывал Эль. Парень удивлён, но не задаёт вопросов, а получив желаемое, Кэти делает несколько быстрых глотков. — Уф, — тут же морщится и закрывает рот перебинтованной ладонью. — Это сильно, жмурится, потому что с алкоголем, тем более таким крепким близко не знакома.

Наконец-то последний пластырь прикреплён и Белл тут же прикрывает злополучные коленки юбкой. Нужно что-то сказать, поблагодарить, например, но слова никак не складываются в предложения. Делает ещё один глоток, слишком большой, из-за чего закашливается. Горло жжёт изнутри, прямо как совсем недавно кожу от этого странного маггловского лекарства. — С..п, — кашляет ещё раз и собирается с духом, — спасибо за помощь, — нерешительно поднимает взгляд на Тейта, протягивая ему бутылку. Стоило бы отвернуться, но у неё не получается, рассматривает лицо напротив, прекрасно отдавая себе отчёт в том, что это странно, неправильно.

Сгибает одну ногу, ставя ее на всю стопу, потом то же проделывает со второй. — Вроде нормально, — ну как нормально, с учётом того, что у неё перебинтовано все, что только можно. Пару минут сидит молча, после чего заливается истеричным смехом, — стоило просто нарядиться девочкой, — качает головой из стороны в сторону, понимая, насколько нелепа вся ситуация в целом, — мама сказала, что у магглов так сейчас модно, — проводит рукой рядом с собой, показывая на то, насколько матушка Белл была не права (хотя обычно она не промахивается), — как глупо, — Кэти в себе очень разочарована, ведь даже не подумала, что может облажаться ТАК тупо, — еще и эту штуку испортила, — она абсолютно не знает, поможет ли магия спасти этот элемент одежды. — Может вообще снять, — рассуждает вслух, но как бы сама с собой, прихватывает тонкую белую ткань пальцами на бедре, оттягивает и отпускает, — нельзя, может быть очень неловко, — МэриЭнн выдала дочери весьма занимательную юбку: все прилично, но может быть и такое, что этот замысловатый вырез на ноге покажет больше, чем допускают вообще все возможные нормы.

— Только не говори, что я это вслух? — встрепенулась, испуганно гладя на Тейта. И. Нова ладонь так и хочет встретиться с лицом. Как только можно так позориться? Да ещё и перед ним, вот что он подумает? Ладно, может наконец-то узнаёт всю правду, что Кэти Белл тот ещё мастер по части «творить ерунду» и попадать в странные ситуации. — Прости, просто, все так, не как обычно, — она не должна была себя так вести, занимать столько его времени, привлекать к себе внимание в принципе.

А он шутит, разряжая обстановку и хоть вырывается нервный смешок, все осталось так же. — Ты сам сейчас извинился за то, в чем не виноват, — пожимает плечами. — Мне ещё нет семнадцати, — грустнеет Кэти, понимая, что родись она чуть раньше, смогла бы себе помочь сама, — я не спрашивала остальных про волшебные палочки, — но хочется надеяться, что рассудительный и очень ответственный Тони свою прихватил, а то ходить так несколько дней — испытание, которое ей не под силу преодолеть.

Кажется, что выпить ещё немного — отличная идея, вытягивает бутылку из рук Гэбриэля и приподнимает, — за твой успешный дебют, —« и мой феноменальный позор», делает большой глоток.

+2

10

Он хотел бы сказать, что это правильный выбор, но сам не уверен уже. Доктор из него так себе, особенно после нескольких глотков виски, когда разум уже значительно затуманен, когда сам будто наблюдает за своими действиями со стороны и готов дать себе хорошего подзатыльника - слишком медленно двигается, слишком дёрганно, совершенно неправильно. Подозрительно неправильно.

Вот пальцы аккуратно цепляются за край шортов, тормозят вдруг, когда закатывают ткань выше. Вот взгляд задерживается на коленях чуть дольше, чем должен был. Вот выдыхает чересчур резко, а потом вдруг закусывает губу почти до крови. Тейт поправляет юбку, скручивая её в тонкий жгут, убирая, чтобы не мешалась, а руки подрагивают мерзко и мелко, абсолютно непонятно, почему. Будто коленок девичьих раньше не видел, ей богу!

"Это другое", - напоминает внутренний голос, и он, чёрт возьми, прав. Это Кэти. И Тейт сейчас - олицетворение неловкости и неуклюжести, самые яркие красные щёки и уши во всей Великобритании. Сияют словно маяк, на них корабли можно ориентировать.

Идиот.

Не облажаться. Не сделать больно. Не задеть лишний раз. Не.. не.. не..

Рука дрожит, и Тейт едва успевает зажать в ладони тюбик с мазью, чтобы не вылетел, когда Кэти просит у него бутылку с виски. Он смотрит на неё с сомнением, неуверенный, что стоит отдавать, но сдаётся, конечно, под её взглядом. Не мог не сдаться. Белл может у него сейчас попросить всё, что угодно - он пойдёт и сделает.

Баран.

- Осторожнее, не переборщи, - усмехается тихо и тут же кивает, когда Кэти начинает кашлять, - да, я про это. Вон там бутылка колы. Можешь запить. Нельзя так резко врываться в мир крепкого алкоголя, - он смеётся, забирая у неё бутылку и делая ещё пару глотков. - Да пустяки, нельзя.. не мог же я так тебя оставить.

Он всё ещё сидит на полу, смотрит на гриффиндорку снизу вверх, она немного расплывается, двоится, и Тейт жмурится, щурит глаза, пытаясь вернуть миру чёткость. Виски постепенно захватывает его сознание, делает его более дурным, более болтливым, даже, наверное, храбрым  (насколько это возможно в случае Тейта). Он снова смеётся.

- Не знаю, возможно, и модно, - Гэбриэль и мода - понятия довольно далёкие друг от друга. Он вроде живёт на два мира, но не понимает ничего ни в магической одежде, ни в маггловской. Сам носит штаны, которые ему уже слишком коротки, и футболки, которые покупались на вырост несколько лет назад. - Может, просто место не то. Тут все в основном в шортах, майках и кедах, чтобы удобнее было прыгать перед сценой, чтобы не жалко было, если кто-нибудь прольёт своё пиво или вдруг случайно ткнёт сигаретой в толпе. Но выглядишь.. - Эль пару секунд перебирает подходящие слова, но сдаётся, машет рукой, - векли.. великолепно. Даже с пластырями.

Он отбирает бутылку обратно - всё-таки решил напиться, значит, надо следовать этому плану. Пусть, паршивому и не совсем продуманному, но плану. Кэти ведь сейчас уйдёт, а он тут останется. И что ему делать? Страдать в тишине и пустоте? Неееет уж, это ему не подходит абсолютно. Страдает Тейт слишком самозабвенно, со всей отдачей, разрыдается, ещё не дай Бог, так что надо перебивать это чувство, а виски - отличный вариант, отключится, не успев дойти до самого опасного этапа. Хорошо бы ещё что-нибудь поискать. Кейси явно девушка не самая простая. А если Декс тут с ней.. зажигает, то вообще.. ну это.. запасы должны быть.. вот.

- Вслух, - кивает послушно Гэбриэль, не улавливая нотки смущения, - не прери.. переживай, всё нормально. Может, тебе их укоротить? Ну чтобы не мешались и не.. не было неловко, если вдруг что. Я отвернусь. Как это? - Вздрагивает Эль, пытается встать, но тут же шлёпается обратно на задницу и попыток больше не предпринимает. - Виноват. Из-за меня же это.. - кивает на перебинтованные ладошки и колени, - это вот всё. Если бы я тут.. если бы меня тут не было, то и не поранилась бы так.

Поставить довольно галочку в голове - первая ступенька пройдена - он прилично накидался. Захихикать, подобрать под себя ноги, усевшись в позу почти йога.

- Думаю, у Тони точно есть с собой, это ведь Тони, он очень отсве.. ответственный. Спортсмен. И с причёской, - чёрт знает, почему причёска Рикетта не даёт ему покоя. Надо бы над этим поразмыслить на досуге. Может, сходить уже к приличному парикмахеру? - По-любому палочку взял. Он всё исправит. Ты это.. сходи к нему. А я тут полежу.

Дверь трейлера открывается, в проёме появляется хитрая рожа Декса, он спрашивает, нужна ли помощь, но Эль только отрицательно качает головой и выдавливает из себя что-то вроде "все нормально, мы тут побудем еще?". Декс кивает, бросает "отдыхай, здоровяк" и исчезает, хлопнув дверью. Тейт и правда сползает ещё больше на пол и кладёт под голову рюкзак.

- Лучше бы этого дебюта не было, - фыркает Гэбриэль, пытаясь устроиться поудобнее. Ноги приходится согнуть, иначе никак не помещается - трейлер не такой уж большой, ещё и заставленный всем подряд, а Тейт слишком длинный. - Изначально была провальная идея. Видела остальных? Вот там уровень, а я так.. идиот с гитарой и мрачными песнями. Кому вообще это надо? - Эль приподнимается на локтях, тянется рукой к бутылке, которая сейчас у Кэти. - Правильно, никому. И мне в том числе. Бред всё это. Жуткий-жуткий бред. Прости, - он медленно выдыхает, хватаясь за вискИ, - тебе, наверное, лучше действительно найти Тони. Только бутылку не забирай, у меня тут план, - он смотрит Кэти прямо в глаза и кивает. - Очень важный план.

+2

11

Виски жжёт, кажется, что губы, язык, горло, все горит огнём и это очень…странно. Сказать, что приятно нельзя, но и неприятного немного. Кэти почти не пьёт и, возможно, зря. Состояние меняется: легкая дымка перед глазами, ощущение расслабленности и легкой эйфории. — Так непривычно, — глупо хихикает, поднимая ладошки вверх. Бинт уже не кажется таким пугающим, и так сойдёт, кому есть дело до девчонки? Ну, кроме Тони, разумеется. Зоркий глаз «старшего брата» даже на расстоянии может чувствовать неладное, а Белл даже не появилась в поле зрения. Эта мысль так сильно веселит, что девушка смеётся: звонко и заливисто, запрокидывая голову назад и хаотично размахивая руками, в попытке сохранить равновесие. Успешной, между прочим.

— О, я, получается, эксперт по неуместности? — хохочет Кэти, подмигивая Гэбриэлю. Какая-то магическая бутылочка.  Уже не так обидно за полученные ранения, за наряд этот дурацкий, за коленки побитые, да и чувство стыда перед другом за свою неловкость притупилось, так хорошо, когда легко, правда язык двигается неохотно, словно опух.

— Не говори глупостей, — пропевает, нарочито широко размахиваясь ставит щелбан, — нужно с чего-то начинать и все прошло кру-у-у-у-то! — качается из стороны в сторону, даже не задумываясь том, что так и упасть можно. — Даже не думай со мной спорить, я права! —делает грозное выражение лица, и строго трясет пальцем, для максимальной убедительности ногами топает. А это было зря, — Ай, — хватается забинтованными руками за колени и «ойкает» снова.

— Когда-нибудь, я научусь не влипать в глупые ситуации, — хнычет и тянется к бутылке. — Не будь таким жадиной, — удаётся сделать ещё глоток, голова слегка кружится, или это комната куда-то поехала, — это вееесело, — выдыхает. На самом деле, шорты эти дурацкие можно не только укоротить, а снять совсем, неловко может быть только в случае, если этот вырез съедет, будет почти всю ногу видно, а к такому жизнь ее не готовила. — А как отрезать кусок? — палочки под рукой нет, поэтому идея не сможет быть реализована.

Сейчас проблема сомнительного дизайнерского решения мамы становится проблемой номер один. Белл кряхтит и высовывает язык, поддевая тонкую ткань и стараясь что-то придумать, ничего оригинальнее, чем сделать несколько подворотов, примерно до середины бедра, в голову не пришло. — Что скажешь? — сползает на стуле, чтобы было удобнее смотреть детище ее трудов.

— Погодииииии, — цепляется рукой за острое Гэбриэлевское плечо, ты хочешь сказать, что останешься тут? — не очень довольно бурчит девушка. — А как же попрыгать в толпе, потанцевать и пролить на кого-нибудь пиво? — вроде ничего не забыла из важного списка Эля. — Я даже переоденусь, ну чтобы это… — пытается щелкнуть пальцами, вспоминая слово, получается скверно. — Чтобы вписаться в атмосферу! — улыбается широко и, наверняка глупо. — И подружку твою возьмём с собой, — многозначительно двигает бровями, намекая то ли на девушку, что выскочила из трейлера, стоило им появиться напорного то ли на бутылку, которую так нежно прижимает к себе Тейт. А мог бы и Кэти пообнимать, наверное.

Белл снова смеется, теперь уже над своими мыслями. И откуда, как в ее голову вообще пришла эта идея? С чего бы ему хотеть обнимать ее? Что такое должно произойти, чтобы такое желание появилось? А она была бы не против, даже если это были бы дружеские обнимашки. Кэти очень тактильный человек, ей нравится подобное, но навязываться даже сейчас не хочет.

Мысли в голове не задерживаются, все так легко, руками взмахивать нелепо — пожалуйста, она танцует сидя, ерзает и смеется, — я придумала! — победно вскрикивает и издаёт классическое «юху», чтобы не упасть еще раз, - я сейчас, - она сползает на стуле: опираясь на сидушку спиной и пытается дотянуться до застежки своих красненьких, с цветочным рисунком, босоножек. — Не получается, — кряхтит недовольно, полностью оказываясь на полу небольшого трейлера. — помогай, — звонко смеётся, укладывая лодыжку на колени Тейта.

+2

12

- За чтоо? - Неуклюже дёргается Тейт, когда получает щелбан, взмахивает руками, цепляя какую-то идиотскую статуэтку, которая стоит на тумбочке рядом (и зачем нужны такие украшения в трейлере?). Естественно, она падает, ударяя ему по лбу. - Тваюж! Ладно, буду считать это таким странным знаком судьбы. Не спорю, - он поднимает руки над головой - сдаётся.

Бутылку Тейт крепко сжимает в руке, делает ещё пару маленьких глотков, недовольно морщится, когда алкоголь обжигает горло. А он ведь с самого утра ничего не ел. Это как же его сейчас развезёт к чёртовой матери. Ну и хорошо. Ну и прекрасно. Ну вот он так и задумывал.

Эль хохочет, отводит бутылку в сторону, дальше от Кэти, пристально вглядывается в её лицо, смотрит в глаза. Долго, очень долго, слишком долго. Достаточно долго для того, чтобы полностью потеряться, перестать понимать, где он, зачем и почему. На несколько минут весь мир перестаёт для него существовать, остаётся только одно. Точнее, одна. И Тейт медленно тонет, погружаясь всё глубже и глубже, не видя уже ничего, кроме её глаз. Это будто какой-то необычный гипноз. Дышать тяжело, но это почему-то кажется совсем лишним. А здесь не должно быть ничего лишнего.

Когда кислород заканчивается, Эль вдруг приходит в себя.

Зря, не нужно было. Он ведь уже почти утонул, почти всё понял.

- Тебе, наверное, уже хватит, - он качает головой, но бутылку всё-таки отдаёт. - Никак, - вскакивает на месте, представляя, что Кэти может натворить в таком состоянии да ещё и с ножницами. - Без палочки ничего не сделать. Оставь так, так тоже хорошо. Кари.. красиво.

Белл над ним как будто издевается, закатывая шорты и демонстрируя результат. Эль кидает быстрый взгляд, но тут же отводит глаза, снова жутко краснея. Щипает себя незаметно, но довольно сильно за бок.

"Приди уже в себя, кретин".

Нет, она, конечно, ни в чём не виновата, она же не знает, не подозревает даже (Эль на это очень сильно надеется). Это всё он, его вина. Алкоголь только больше подогревает, разжигает сильнее чувства, которые так долго прятал. Гэбриэль отползает в сторону, стукается плечом о какой-то шкаф, тихо ругается под нос.

- Хорошо, - сосредоточенно и серьёзно кивает. - Да ну ты чего? Где я, а где танцы. Я могу под музыку в толпе разве что постоять, - Эль смеётся. С его неуклюжестью это лучший вариант. - Ка.. какую подружку? - Он почему-то оглядывается по сторонам, будто надеясь обнаружить ту самую подружку в непосредственной близости, но нет - здесь только они с Кэти. Ну, и виски ещё. Может, эта бутылка - подружка?

"Тебя, кажется, в алкоголики записали, дурачок".

- А ты хочешь.. ну.. попрыгать и потанцевать? - Он почти тут же одёргивает себя - ну а действительно, зачем ещё Кэти могла приехать на фестиваль? Чтобы в трейлере с пьяным хаффлпаффцем сидеть? Так себе, прямо скажем, развлечение. - М-м-мо.. может..

Что там может, он договорить не успевает. В голову Кэти приходит какая-то идея, она восторженно подпрыгивает на месте, а потом вдруг складывает ему на колени свои ноги. Тейт нервно икает.

- Ты уверена? А как ты.. босиком? - Руки дрожат ещё больше прежнего (хотя куда уж), ему кажется, что он никогда не сможет даже ухватиться за крошечную застёжку - не то что расстегнуть её. Он вздрагивает каждый раз, когда рука касается ноги, а не тонких ремешков. Обезвреживание бомбы? А такое вы пробовали? - Так, кажется, получилось. Одна есть. А теперь подожди.

Эль встаёт, пошатываясь идёт к ближайшей раковине и с громким "God Save the Queen" опускает голову под холодную струю воды. Неприятно. Отвратительно. Холодно. Но надо терпеть.

Раз, два, три. Терпи, придурок, терпи.

Четыре, пять, шесть. Терпи, мать твою, так надо.

Семь, восемь, девять. И ещё немного.

Десять. Десять. Десять. Кто придумал считать по три?

Тейт трясёт головой, словно какая-нибудь собака, вылезшая из воды на берег. Но действительно стало немного легче. Окружающий мир вернул былую чёткость, пол трейлера уже не ходит под ногами, нет ощущения, что он на каком-нибудь корабле, попавшем в шторм.

- Прости, - он неловко улыбается Кэти, садится обратно на пол, привычно краснеет и теперь уже довольно быстро расстёгивает вторую застёжку. - Вот и всё. Но всё-таки как ты.. без них? Ща, - он стукает себя ладонью по лбу, будто что-то понимая, - сейчас порешаем.

Тейт резко вскакивает, выпрыгивает из трейлера. Холодный импровизированный душ придал ему энергии. Кейси и Декса он находит совсем рядом. Они лежат на траве, хихикают и тыкают пальцами в небо, решая, на что похожи медленно плывущие по небу облака.

- Кейси, можно тебя?

Кейси кивает, а Эль, довольный, возвращается обратно в трейлер, сразу же проходит к ближайшему шкафу, по-хозяйски открывает дверь, перебирает коробки, но находит то, что нужно.

- Тут вот есть более.. подходящая обувь, - он ставит перед Кэти кеды, - если ты не против. Танцевать в них будет удобнее, чем босиком или на каблуках. А это моё, - смеётся и отбирает бутылку виски. - А потом можно и.. и.. попрыгать пойти, если всё ещё хочется. Там на главной сцене как раз скоро будет выступать очень крутая группа.

+2

13

Невозможно остановиться и успокоиться, даже банально перевести дыхание не получается. Кэти хохочет, когда Тейт смахивает на себя статуэтку и получает ей же по голове, пытается утихомириться, даже рот ладошками закрывает, но не помогает, - П-п-рости, ххха-хаха, - перекатывается на бок, отворачиваясь от друга. Так легко ей давно не было, такое удивительное чувство, словно еще секунда и она сможет оторваться от земли и парить в воздухе, как перышко. Это так ново, так необычно для нее: не думать о последствиях, не мучиться, стоя перед выбором между «хочу» и «надо», просто так, по-дурацки размахивать конечностями и не бояться того, что кто-то будет тыкать пальцем. Может быть зря она так избегала более близкого знакомства с крепким алкоголем?

- А ты думаешь, что я танцую? – удается взять себя в руки и подуспокоиться, - совсем нет, грация у меня как у картошки, - фыркает, вспоминая все случаи, когда набивала себе бесконечные ссадины и синяки, - да вот доказательство, - протягивает вперед перебинтовавнные ладони с растопыренными пальцами. – Нам нужно запомнить этот фестиваль, - слишком много энтузиазма, но это даже не пугает. – Меня родители впервые отпустили на что-то подобное, - да, старшие Беллы предпочитают перестраховываться и легко отпускают Кэти только с очень хорошо знакомыми и проверенными людьми. В мир магглов никому, кроме Рикетта дочь не доверили бы, даже Джорджу. Вспомнив о рыжем долговязом парне, грустнеет, но ненадолго.

- Ну а что такого? Уж босиком у меня явно меньше шансов снова навернуться, - язык слегка заплетается, что кажется таким забавным, не удается сдержать тихий смешок. Да что там, никто даже не старается. Белл замирает, с интересом наблюдая, как Тейт старательно решает проблему злосчастных ремешков. Вот любят женщины все усложнять! Даже в такой мелочи, как босоножки, столько подводных камней и непредвиденных трудностей. – У тебя неплохо получается, - мурлычет Кэти, когда ремешок перестает сжимать лодыжку. Стряхивает не самую удобную обувь, цепляя пальцем и поднимая на уровень глаз. – О-баааал-деееть, я что реально пыталась ходить на этих монстрах? – растягивает слова, бросая ненужную обувь на пол. Вообще не такие уж эти каблуки и неудобные, а еще делают ноги длиннее и стройнее, хотя бы визуально. Идеальный вариант для тех, кого Мерлин обделил.

Совсем недавно была очередная выставка ее мамы, туда приходилось наряжаться, как принято в высшем магическом обществе, но Кэти чувствовала себя не очень комфортно, словно разряженная кукла на смотринах. Иногда казалось, что именно этим МэриЭнн периодически и занимается, когда представляет всю свою семью очередной влиятельным знакомым, с которыми она сотрудничает, но пока явных причин опасаться не было. Родители никак не ограничивали выбор дочери, позволяя ей общаться с теми, кто ей нравится, да и вообще не особо совали нос в ее личные дела. Сейчас она уверена, что это хорошо. Вряд ли они бы одобрили некоторые связи, без которых юная гриффиндорка не представляет свою жизнь.

Тейт как-то пропал из виду, а когда появился, выглядел, - ты чего такой мокрый? – лениво крутит головой в поисках душевой, но не находит ничего подобного, - откуда? – беззастенчиво тычет пальцем на светлые волосы, с которых течет вода, холодная, между прочим. Пара капель попадает на нее, бодрит. – Спасибо, - широко улыбается, разваливаясь на полу и бездумно пялясь в потолок. Там расплываются блики от лампы, составляя необычный орнамент, который быстро меняется, словно ты крутишь трубку калейдоскопа, меняя расположение разноцветных кристалликов. Увлекательное занятие, которое приходится прервать. – Что? – растерянно моргает, прикладывая невероятное усилие, чтобы сесть. – Но это же чужие, твоя подруга не будет против? – она хотела сказать «девушка», но вышло, как вышло.

Принимает синие кеды, с белыми полосками и крутит их в руках, сомневаясь, стоит ли соглашаться на подобное. С другой стороны, ничего такого ведь, правда? – Ладно, - вздыхает и натягивает на ноги, тут же потягивает одной, потом второй. Больше, чем нужно, но не критично, ведь не свалятся.  Пробует согнуть коленку, но это больно, поэтому поднимает голову, делая выражение лица, с которым даже стойкий Рикетт не может отказать ей в просьбе, - поможешь с шнурками? У меня…лапки, - крутит ладошками и улыбается смущенно, чувствует, как горят щеки, но это, наверняка из-за алкоголя.

- Ничего не передумала! – кряхтит Кэти, пока принимает вертикальное положение, с удивлением замечает бутылку виски, зажатую в руке, не оказывая сопротивления передает ее Тейту. – Ну пойдем скорее, раз будет классная группа, - смеется и осторожно тянет за рукав к выходу, - Спасибо, - бросает девушке, которая поделилась с ней своей удобной обувью. – Надеюсь, что Тони успел выпить пива, а то будет угрюмый, я его знаю.

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 27.07.96. In my eyes you are a perfect work of art