Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 29.12.95. у этой снежной бури твоё имя


29.12.95. у этой снежной бури твоё имя

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/582/470945.png

хейди // ал
29 декабря, о. скарба

Отредактировано Heidi Macavoy (11.09.21 03:47)

+1

2

На Скарбе есть своя сказка про «Снежную королеву», и, к сожалению, не со счастливым концом, потому что ее в своё время написала прабабушка Хейди - та ещё любительница жутких рассказов и монстров, являющихся в зимнее время из глубин океана, водами которого омывается остров.

В той самой сказке Герда не успела спасти Кая, и его сердце превратилось в кусок льда и разбилось. Снежная королева победила, и вместе с сердцем невинного ребёнка забрала свет и радость со всего королевства, навсегда погрузив людей во тьму и скорбь.

Скарба тоже медленно погружается во тьму - тяжёлые снежные тучи уже давно полотном повисли над островом, выжидают, чтобы обрушиться, засыпая городок будто сахарной пудрой. И именно в такую погоду хочется остаться дома поближе к разожженному камину, гладить примостившуюся на коленях кошку и пить горячий чай с печеньем. Хочется тепла и уюта, а не тонны снега в ботинках и обледеневших без шапки ушей.

Хейди прячет лицо в меховом капюшоне, а руки в отсутствие перчаток в карманах. Да, она глупая - она не осталась у МакФасти, хоть и отправила их сову маме, предупредив, что переждет бурю у них; она решила, что пока ещё не замело окончательно, то можно успеть, главное быстро передвигаться и не задерживаться. Хейди глупая - она редко думает наперёд, забивая на всевозможные вариации последствий, к которым могут привести ее решения, она живет одним днём, одним мгновением, и в этом вся ее суть. А после смерти Седрика она стала ещё более безрассудной, осмелев до такой степени, что теперь ни дня не может прожить без риска.

Да, он бы ее за такое прибил, но его больше нет.

Хейди поднимает грустный взгляд к небу, подставляя лицо холодным снежинкам, все быстрее падающим к ногам, засыпая окрестности. «Нельзя останавливаться», - шепчет ей голос внутри, но она не может пошевельнуться, будто врастая зимними ботинками в оледеневшую землю.

Вот так и Герда не успела спасти Кая, потому что увидела в снежной бури призрак своей погибшей матери, так и осталась навсегда похороненной под льдом и снегом.

Но Хейди - не Герда, а мама с двойняшками ждёт ее дома. Только ветер усиливается настолько, что трудно поднимать глаза, выискивая дорогу - нежные снежинки превращаются в колючие льдинки, и тогда кошмарная сказка становится все больше похожей на реальность.

+1

3

[indent] Северный ветер с самого утра гнал сильную бурю. Предвестников ее начала можно было распознать в любом физическом и магическом проявлении. Море стало слишком темным, с тяжелыми, беспокойными волнами. Птицы сбивались нервным комком в единую стаю, мечась по небу как ужаленное пикси. Воздух, словно наэлектризованный, звенел давящей тишиной, в которой отдаленным рокотом слышалось рычание драконов.
[indent] Бабка Кельда бубнила всю неделю, что Тор скоро разобьет свой молот об скалы замерзшей земли, но кто слушал ее предсказания? Это как островная профессор Трелони, которой дай только повод увидеть у каждого в чашке гримм. Вот только в отличии от взрослых, младший Такстед научился прислушиваться в полоумным бредням своей прабабки. Редко старуха ошибалась, всегда толк в словах ее был, хоть и с дивной трактовкой. Поэтому ветер, что ежечасно усиливался, совсем не стал сюрпризом для юноши.
[indent] - Villemann gjekk seg te storan å, hei fagreste lindelauvi alle der han Ville gullharpa va sla for de runerne de lyster han å vinne (норв.). - Задорно подпевая песнь про викингов на норвежском, Алистер усердно лупил топором по бревнам. Если буря будет затяжной, то еще не скоро сможешь выйти на улицу и нарубить дров. Для топки печи нужно было много полений. - Villemann gjenge for straumen å stå, hei fagreste lindelauvi alle Mesterleg konne han gullharpa sla for de runerne de lyster han å vinne! (норв.)
Ал был увлечен работой. Движения ритмичны, точно сбалансированы. Никаких промахов, ни одного косого попадания. Четко, словно ход стрелок на часах, юноша отбивал от бревен нужных размеров сучки. Оголенное до пояса тело покрылось испариной, хоть на острове давно была минусовая температура. От разгоряченного юноши исходил пар, и снег, что мягко ложился наземь, не успевал долететь до Алистера, растаивая в облаке его тепла.
[indent] Руки начинали уставать от напряжения, но это была приятная усталость. Пускай отец предлагал разделаться с поленьями магией, но юный Такстед вызвался на помощь добровольно. Он любил физический труд, любил ощущать собственную силу и испытывать себя на выносливость.
[indent] Ветряной вихрь усиливался, принося с собой колючие, злые снежинки. Маленькими льдинками они обжигали кожу, словно рой ос, впивающиеся в тело. Это был знак завершать работу. Еще пол часа, и буря затянет за собой все живое, погрузив во мрак стихии. До дому дорога была близкой, но с тяжелой связкой полений  на спине, под упрямый ветер путь был медлительным. Разогнув задеревенелую спину, Такстед вытер тыльной стороной ладони пот со лба и готов был собирать дрова, как в далеке увидел маленькую фигуру, что упрямо пыталась идти против ветра.
[indent] Знакомые золотистые волосы вырывались из-под капюшона, подлавливая вихри ветра. Эта фигура напоминала тоненькую тростинку под гнетом сильных порывов стихии, что вот-вот оступится на ледяной земле. Ну точно Зелиген в снежном царстве, - подумалось Алистеру.
[indent] - ЭЙ! - Ал громко крикнул Макэвой, маша ей рукой, что бы привлечь внимание к себе. Между ними было хороших полсотни метров, и сильный ветер уносил его оклик совсем другую сторону. - ХЕЙДИ! - Еще раз звучно позвав девушку, Алистер двинулся ей навстречу. Что эта дуреха забыла тут в такую непогоду? А главное, зачем было выбирать самую безлюдную тропу через открытые холмы?
[indent] - Я уж подумал, что встретил Йети, обрадовался, побежал навстречу, а это всего лишь ты оказалась, - имитируя разочарованность, юноша все же не забывает пощупать обледенелый нос девушки. Так всегда делали заботливые бабули, страшась переохлаждений своих деточек. - Ты что тут забыла? Не слышала про бурю что ли? Пошли, я там дрова оставил, надо быстрее их домой дотянуть. - Слова переходили в крик, пытаясь перебить сильный свист ветра.

песня

+1

4

Хейди вовсе не кажется, что она устала - каждой клеточкой тела чувствует, насколько тяжёлой становится одежда на ней, начиная от заправленных в зимние ботинки клетчатых брюк и заканчивая свитером молочного оттенка на голое тело. Она устала и хочет домой, только вот ноги совсем не слушаются, превращаясь с каждой секундой в камень, который с трудом удаётся поднять, чтобы сделать еще шаг. Все-таки эта вылазка на Хайвен-Стрит оказалась неудачной: все магазинчики от винного до пекарни оказались закрытыми, а потом ещё эти МакФасти со своим драконом - иногда стоит прислушиваться к шёпоту погоды и оставаться дома, даже если от бесконечного крика двойняшек начинается мигрень.

Хейди устала и хочет домой. Снять тяжёлые ботинки, скинуть в прихожей на пол куртку, подогреть молоко и засесть в гостиной с книгой. Хейди хочется скинуть с себя всю одежду и залезть в ванну с горячий водой, представляя будто далеко в горах отыскала источник. Хейди хочется вывернуть себя наизнанку и очистить, а ещё лучше - стереть все воспоминания и больше никогда не возвращаться в Хогвартс. Но и оставаться на острове ей претит.

Мысли путаются: от банальных физических потребностей в тепле и комфорте до навязчивых «я здесь и умру». Пожалуй, это будет самая банальная смерть за всю историю Скарбы. Банальная и нелепая. А ведь все могло сложиться иначе…

- Никому ты не нужна в Норвегии. - Ворчит миссис Макэвой, складывая постиранное белье на кровати Камиллы. - Да и что ты там делать будешь? Я уже как-то перетерплю твою выходку с Мунго, но с Норвегией ты меня, конечно, рассмешила. На Скарбе всегда работа найдётся. В больнице снова не хватает квалифицированного персонала. А в суде снова вакансия секретаря.

Хейди молчит - себе дороже спорить с матерью, которая считает, что все знает лучше других. Которая сама живет лишь писательствам и воспитанием детей, которых, по всей вероятности, хочет запереть навсегда на острове. Макэвой каждый раз наивно верит, что делиться своими планами и мечтами с родителями не постыдно, и каждый раз обжигается, будто впервые.

Родилась на Скарбе, тут и помру. - Скрипит зубами Хейди, давно перестав чувствовать пальцы на ногах. А в голове поселилось навязчивое «дура, дура, дура» - хит этого сезона, или ее эпитафия, тут уж насколько избитым покажется сюжет с посиневшей, обледеневшей Макэвой в главной роли. Дурой так и стоит, непонимающе глядит на взявшегося из ниоткуда Такстеда. Да ещё и голого, будто ей мало того, что она попрощалась уже с жизнью, а тут ее ещё решили добить окончательно. Или это просто иллюзия, галлюцинация отмороженного сознания.

- Ууууу. - Произносит она, переводя взгляд куда-то в сторону, подальше от того, что потом аукнется ей, если выживет и захочет снова погреться в горячей ванне. - Прости, что не оправдала твоих ожиданий.

На деле, надо отдать должное Такстеду и его внезапному появлению на ее пути, потому что Макэвой вроде как снова начала соображать и даже немного двигаться, насколько ей позволяли это отмороженные ноги. Нет, она определённо передумала умирать.

Такстед всегда ее задирал, даже когда они перестали быть учениками начальной школы и стали студентами Хогвартса, Волшебная шляпа очень над ними пошутила, отправив на один факультет, благо, что из-за небольшой разницы в возрасте Макэвой видела «соседа» реже, чем могла бы. А его «маковка» продолжало бесить, когда она просто случайно думала о нем, заслышав поблизости голос.

- Долго ещё? - Ноет она, с трудом плетясь за ним, и вовсе не упрекая себя в том, что заинтересовано разглядывает его со спины. - И почему ты раздет?

+1

5

[indent] - Соберем дровишки и сразу домой, - бодро хватается за раскинутые по заснеженной земле поленья, вручая первые штук десять в руки Хейди. Даже не подумывая спросить, хочется ей помогать или нет. - Раздет? - Переспрашивает недоумевая. - Я всегда раздеваюсь, когда колю дрова. В одежде ведь неудобно. - Отвечает практически с упреком,  ведь по его мнению должно быть очевидно всем, почему он с оголенным торсом. Холода он практически не ощущает.
[indent] - Не морщи нос, работа тебя согреет, - бойко пытается подбодрить в его понимании "подбадривания". Такстед не знал, как нужно правильно общаться с девчонками, в школе не проводят курс "галантных кавалеров". Закидывая в связку остаток дров, он туго связывает два больших узла и взваливает огроменную кипу полений к себе на спину. - Пошли, пока нас с тобой не замело. Кстати... - Немного с одышкой от тяжелого груза продолжает разговор. - Где ты была? На ферме МакФасти? Я хотел к ним заглянуть на каникулах, но все никак со временем не выходило. И к твоим родственникам тоже надо зайти, у нас снова садовые гномы обустроились. Бабка Кельда вначале понять не могла, почему это грядки потоптаны, вроде всех нарлов осенью перебили. А потом пригляделась, а у нас под забором мурлокомли начали расти, вот гномы и шастают к нам полакомиться. Говорит, надо у Полсонов сок глизней попросить, иначе карлики ушастые весь зимний урожай передавят. Драккл!.. - Подскользнувшись на обмороженной каменистой земле, Алистер чуть ли не зачерпнул носом об камни. - Ты как? Еще немного, щас Кельду попрошу, она чай травяной тебе заварит. А то снова сляжешь как всегда... Мерлин, и отчего ты такая дохленькая выросла?
[indent] Дом Такстедов был большим и разлогим, в три этажа с двумя пристройками. Абсолютной простой, без вычурности и помпезности, из камня и сосновых срубов. Этот дом хранил очаг семьи уже шестое поколение, служа верностью и правдой. Одни родственники покидали отчий дом, желая уединиться от большой, шумной семьи, другие искали лучшей жизни за пределами острова. Родители Алситера были сторонниками традиций, а посему старались чинно соблюдать каждую из них, в том числе и поддерживать своих стариков, живя в одном доме все вместе. Тут были все - бабка Кельда, двое ее сыновей (помимо Снора, он жил отдельно в лачуге возле моря), бабуля Эйва, холостой двоюродный брат отца, родители и Ал. В доме всех было так много и так душно, что Алистеру больше нравилось проводить времени вне родных стен.
[indent] - Я дома! - Открыв дверь ногой, Такстед завалился в прихожую вместе с охапкой дров. Не разуваясь и не сметая снег с ботинок, юноша сразу же протопал с прихожей в большую гостиную, с которой коридоры расходились в четыре стороны, уводя в глубины жилища. - Кельда! Бабуля Эйва! - Зовя старушек, Ал попутно сбрасывает связку дров возле камина на каменный пол. - Со мной Макэвой! Вы слышите? Ай, проходи, щас сам воды заварю... Че стоишь? Бросай сюда патыки.
[indent] Поторапливая Хейди, он ведет ее за собой на кухню, светлую и просторную, с округлым потолком. Тут пахло сдобой и чем-то пряным, от печи исходил сильный жар, видимо, хозяйки пекли пироги. Поставив чайник с водой на плиту, Алистер черкнул длинной спичкой и поджог газовую горелку.
[indent] - Садись где удобно. Может хочешь горячего молока? Сильно замерзла? Нос у тебя ярче волдыря клабберта. И что тебя потянуло в такую метель? - Ворча, Такстед взял плед с кухонного дивана, что стоял под окном, и накинул на плечи Хейди, забирая ее курточку обсохнуть возле печи.

+1

6

Домой? От слов Такстеда веет чем-то тёплым и пряным, будто прячешься на кухне от Спраут, которая только узнала, что вы с Седриком натворили в Больничном крыле. Точнее творила Хейди, а Диггори всячески уговаривал ее поскорее сбежать. Он всегда придерживался той грани между «да, давай» и «ты хорошо подумала?», а без него Хейди уже некому останавливать, впрочем, как и поддерживать.

Она смотрит на связку дров в руках и одобрительно кивает, соглашаясь. Прятаться от бури в доме Такстедов куда приятнее, нежели замерзнуть насмерть, хотя последний вариант она ещё не пробывала, да и первый тоже, потому что никогда с Алистером дружбу не водила, да и вообще мало с ним общалась вне школы, предпочитая компанию Лоры и ее многочисленных кузенов.

Алистер всегда был для неё… не таким. И сейчас он «не такой» хотя бы потому, что идёт по обледеневшей и занесённой снегом дороге без куртки, и даже без футболки, отчего Макэвой непроизвольно трусит и передергивает, ведь она, кажется, отморозила себе уже и нос, и уши, и пальцы на ногах, а этому хоть бы что - самодовольный, как всегда.

- У них дракон все никак не вылупится. Зашла поздороваться по дороге домой, думала, что останусь и пережду бурю, но потом все-таки решила попробовать добежать до дома. Глупая затея. - Признаваться в собственной глупости не страшно, ну уж точно не страшнее, чем быть погребенной под двадцатью дюймами навалившего снега. - Почему бы просто не пройтись защитным заклинанием на грядкам? - Удивляется она лишней работе, которую спланировал Такстед. Хотя на Скарбе все поголовно любят целыми днями монотонность и размеренность, и волшебство для них не первоочерёднее физического труда. Есть много вещей, которые легче и быстрее сделать руками, нежели применять магические формулы и размахивать палочкой - это достояние предков, которые считали, что первородная магия важнее, магия стихий, которые сливаются воедино как в природе, так и в самом человеке. И есть такая легенда, что каждый, кто рождён на острове, ею обладает. Но на каждого своя одна стихия.

Хейди задумчиво посмотрела на Такстеда, не специально проигнорировала его «ты как?». Кажется, за сегодня они исчерпали свой лимит в общении друг с другом и начали выходить на новый уровень, отличающийся от обыкновенного «привет, Маковка», «привет, Такстед». Но он был прав, Макэвой действительно отличалась своей «дохлостью» - с трудом могла пережить месяц, не заболев, особенно холодную пору, и никакие волшебные настойки не помогали, не спасали мази и растирания, заговоры и сон на подушках, набитых целебными травами. Если не ангина, то травма во время квиддича, если не травма, то Хейди просто могла не встать с постели утром, ощущая, будто из неё забрали все жизненные силы. Седрик злился, когда она пропускала тренировки, но что бы ни случалось до, на матчи она являлась здоровой и полной уверенности, что они победят, а она сделает для этого все. Абсолютно все.

В отличие от Алистера, она разувается в прихожей, оставляя ботинки сушиться, а сама аккуратно обходит влажные следы от обуви Такстеда в носках, стараясь не отставать от него в чужом доме, в котором можно потеряться на первом же повороте - это не их домик на четыре спальни и три ванные комнаты.

Хейди осторожно кладёт связку дров у чулана, проходит дальше по коридору в кухню, стесняясь открыто все разглядывать, хоть и безумно хочется. Из семей Основателей Макэвой была в гостях только у Лоры, и ни за что бы не подумала, что попадёт к Такстедам - вот где сохранялся дух старой традиции, было уютно, но и отдавало каким мистицизмом.

- Как у вас здорово. - Не скрывает она восхищения, уже смелее оглядываясь по сторонам, снимая куртку и протягивая ту Алу. - Спасибо.

Пожалуй, самое странное во всем этом - сам Алистер. Не то, что бы он не вписывался в обстановку, скорее наоборот, даже не диссонировал, а дополнял какой-то совершенно уникальной энергетикой, и этим очень удивлял, отходя от сложившегося в сознании Хейди его образа задиры, который доставал сперва в начальной школе, а потом ещё появился в Хогвартсе и заполнил собой ее факультет. Да, его всегда было много, слишком много - навязчивая идея, подавляемая лишь дружбой с Седриком, в которой Макэвой растворялась и забывала обо всем. А теперь Алистер снова вторгался в ее личное пространство и даже затащил в свой дом, посадив на кухне и накрыв пледом. Как это произошло? Она сама не поняла.

- Нормальный у меня нос. - Бубнит, разглядывая себя в отражении стоящей перед ней кастрюли. - Собиралась на Хейвен-Стрит, на полпути встретила Даниэля МакФасти, и он же предупредил, что все закрыто, позвал на ферму к Лоре переждать, я даже сову успела домой до метели послать, но потом решила, что и сама успею добежать. Не рассчитала. Ветер усилился, ещё и с востока начал задувать. А можно просто чай? Травяной. И мёд, если есть. И перец красный есть?

Наверное, хуже обнаженного по пояс Такстеда может быть только заботливый Такстед. Хейди не из тех, кто любит принимать чужую помощь, скорее это она всегда будет там, где есть нуждающиеся. Но и возразить, отказаться не может, зная, что за порогом дома Алистера разворачивается очередной зимний апокалипсис. И если повезёт, то завтра к обеду она сможет добраться к себе домой.

- Слушай, Ал, а Кельда тебе никогда не рассказывала про стихийную магию? Ну, они ещё по-старчески называют ее первородной? Может у неё фолианты или свитки какие есть об этом?

+2

7

[indent] Ухмыляется. Нос у нее нормальный. Сама похожа на вымокшую кошку, замерзшую где-то в подворотне улиц. Такстед всегда проявляет сочувствие к слабым, особенно, если встречает на своем пути животных. Его часто можно встретить в Хогвартсе, подкармливающего школьных котов, даже если у тех заботливые хозяева. Нередко его мантия усыпана шерстью, с которой нужно повозиться, что бы очистить от формы. Наверное, и сейчас в юноше сработало сострадание к девушке. Слишком слабой и беззащитной она казалась.
[indent] -Мед, перец... - Перебирая банки-склянки на кухонных полках, Ал искал нужные ингредиенты. Хаотично открывая тумбы и шкафы в разном порядке, он достает то одно, то другое, оставляя все на рабочей поверхности. В кухне он ориентировался посредственно - вот ледник, вон там печь, вот плита, и стол, за которым всегда ждал горячий обед. Что бы приготовить что-то самостоятельно, Алистеру приходилось подключать все свои умения, и худо-бедно он мог сварить кофе и поджарить пару яиц с беконом. Благо, хоть в травах он разбирался. Мята, чабрец, душица, вереск, листья малины и смородины - все это было заботливо заготовлено еще с лета мамой, которая к лечению семьи подходила слишком скрупулезно. Засыпая травы в большой фарфоровый заварник, Алистер попутно отвечал Хейди.
[indent] - Тебя интересует стихийная магия? Тебе нужно что-то конкретное, или... тебе для общего развития? - Мед с красным и черным молотым перцем ставит на стол перед девушкой. - Ты, наверное, не в курсе, но у нас дома большая библиотека. Ты, вроде, норвежский знаешь, да? Там многое написано или рунами, или на норвежском, но да... Что-то такое я встречал. Помню, Снор когда-то изучал стихии бури, ну там знаешь, в совокупности. Но, кажется, ему людей чертыхать куда легче, - ехидно улыбаясь, юноша вспоминает деда, что проклял молочника из-за того, что Снор попросту не успел купить себе бутылку молока. После этого у молочника еще неделю скисало все молоко.
[indent] Чайник закипает быстро. Заливая кипяток в заварник, Ал подумывает, что неплохо было бы нарешать еще и перекус. И одеться. Проверяет, что находится в печи, и довольно вынимает оттуда большой, румяный яблочный пирог. Если Кельда будет бубнеть, что это десерт к ужину, скажет, что умирал с голоду. Подает все на стол и садится напротив Макэвой.
[indent] - Угощайся, - подает огроменный кусище пирога девушке, с которого еще исходил пар. - Чай колоти себе сама, пчелка-медуница. Так что, звать Кельду, или сами пойдем искать нужные книги? Только учти, если старуха тобой заинтересуется, она тебе и предсказание выдать может. Она запор за неделю предсказывает.
[indent] Откусывает большой шмат от пирога и неряшливо жует, забивая щеки до предела. Наблюдает за Хейди, которая, кажется, немного стесняется, или ей просто неловко в его присутствии. Это забавляет. Улыбается насмешливо. Его мама всегда твердила - будь аккуратным, следи за собой, не будь шумным, постесняйся, я не так тебя воспитывала. Но все это было лишь пустым звуком для Ала, он прекрасно знал себя и не собирался себе изменять. Поэтому демонстративно поднимает руки вверх и делает вид, что тянется, прекрасно понимая, как хорошо сейчас виден его оголенный подкаченный торс.

Отредактировано Alistair Thaxted (23.09.21 13:41)

+1

8

Хейди уже и не вспомнит, откуда точно узнала о первородной Магии. Не удивилась, если бы это оказалась очередная сказка на ночь от бабули Агнеты, уж откуда у мамы талант к писательству, так это от неё. Хейди вот богатым воображением не отличилась, в лучшем случае может припомнить какую историю про восстание троллей, чтобы не завалить зачёт по Истории Магии - Бинс ещё долго будет проверять, откуда же студентка взяла всю эту муть, а потом просто поставит ей «С», потому что пожалеет.

Только вот о первородной знает чуть ли не каждый на острове, потому что это также важно, как отмечать Рождество, хотя оно не пользуется такой популярностью, как кельтские праздники, как чтить предков осенью на Самайн, как кружиться в танце листвы в день осеннего равноденствия - в день, когда родилась Хейди. Скарба - одна сплошная традиция, история, здесь относительно Новая земля, но она успела пропитаться всем этим.

Единственное, в чем Макэвой худо-бедно хороша в Хогвартсе помимо квиддича - Заклинания. Она могла бы сдать экзамен на Превосходно, если бы выучила теорию, как следует. Она никогда не старалась заучивать формулы специально, все это выходило у нее гармонично, природно. И сейчас она чувствовала, как в ней просыпается эта тяга к познанию чего-то нового, но в тоже время родного.

- Стихийная магия в каждом из нас. Разве тебе Кельда не говорила? Было бы хорошо, понять, что это такое, возможно, открыть в себе что-то новое. - А, возможно, именно так Макэвой хотела заполнить пустоту в себе. - Может практикум какой? Да, норвежский почти в идеале. Сходим посмотрим?

Но сперва было бы хорошо отогреться - Хейди кладёт столовую ложку с мёдом в пустую чашку, сверху присыпает красным перцем и заливает заварившимся травяным чаем, помешивая по часовой стрелке семь раз.

- Сегодня как-то не до предсказаний, так что справимся сами, думаю. - Хейди так-то не фанатка больших библиотек, но когда что-то надо, она это точно достанет. Так было с квиддичем, так было со многими вещами, и когда она думала, что этот огонь в ней погас, то она совершенно случайно попала в снежную бурю и была спасена Такстедом. - А тебе разве не надо… одеться.

Не то, чтобы это мешало за столом, но оголенное тело Алистера все же Хейди смущало. Она спокойно находилась летом на пляже, подставляя свою бледную кожу таким редким лучам яркого солнца, но вот вся эта обстановка, в которой они с Такстедом были вдвоём, все меняла. Хейди старалась не смотреть в его сторону, предпочитая ковыряться в яблочном пироге и стучать по блюдцу ложкой.

- Ты сказал, что Снор изучал бури. - Все же пришлось посмотреть на Ала, поскольку невежливо говорить с тарелкой. - Это вроде как в его характере. Ну знаешь, бабушка Агнета всегда говорила, что человеку дастся та стихия, в которой он был рождён. О себе она говорила, что ей легко работать с землей, поэтому она живет фермой и животными. А моим родителям стихии никогда не были интересны, я не помню, чтобы хотя бы в одном сюжете маминых сказок шла об этом речь. Но ведь это… интересно что ли.

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 29.12.95. у этой снежной бури твоё имя