Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 05.05.96. idfc


05.05.96. idfc

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/776715.png

фосетт // фенвик
5 мая, окрестности школы

тот самый сладкий привкус безобразия

+2

2

- Что? Красивое же дерево! - Любуется Фосетт раскинувшей во все стороны свои драчливые ветки ивой, того гляди, сейчас хокку сочинит. - Так что больше не говори, что я тебя на свидание не звала. Да шучу я. Шучу. Не знаю, зачем Флитвик мне велел проверить эту ветвистую старушку, наверное, он все ещё злится на весь наш курс. Но мы ведь не виноваты… а нет, виноваты.

Софи все еще накрывало с того самого урока, когда система Бальзамо взорвалась, а преподаватель вылетел в окно. Кошмары может ей и не снились, зато проявлялись фантомные боли в руки, в которой тогда застряли осколки. Как после случившегося Амбридж не поперла их декана, все еще оставалось загадкой, но тот выглядел худо, как отец-одиночка пятнадцати детей, которые не могут держать себя в руках и не вытворять на уроках безобразие. Стоит ли говорить, что именно рейвенкловцы первыми на уроке новоизбранной директрисы устроили блевательное шоу…

Цири громко мяукнула, будто подтверждая мысли хозяйки, только вот никакая ива ее не привлекала, не воодушевляла, отчего она повисла в руках Софи флегматичной сосиской. Но стоило чему-то зашевелиться в траве под ногами рейвенкловцев, как она тут же сорвалась и бросилась… в сторону треклятой ивы.

- КУДА?! МЕЛКАЯ ЗАСРАНКА! - Как бы ни вопила Фосетт, но чёрное облако-кошка все быстрее направлялась к любимому дереву завхоза-садиста, преследуя что-то или кого-то, известного только ей.

/////

Иногда, чтобы сделать что-то значимое, нужно хорошенько так облежаться.

- Если ты не пойдёшь со мной смотреть на иву, то я… - Она замолкает, прокручивая стандартные вариации, которые бы пустила в ход буквально за доли секунд, но все это не сработает, не в этот раз, и тем более не с Фенвиком. Потому застывшее в руке перо с посеребренным наконечником, с которого стекают жирные капли иссиня-чёрных чернил, прорисовывает по воздуху закорючку, рассыпая по пергаменту кракозябль, которые решают размножиться, воссоединяясь с чернильными пятнами.

- Драккл дери. - Еле слышно шипит себе под нос рейвенкловка, решая избавиться от мелких тварей также, как когда-то ее родственники избавлялись от больно умных женщин - Инсендио подхватывает лист, обнимая со всех сторон пламенем, оставляя в итоге лишь горстку темно-серого пепла на столе. А ведь это было ее лучшее эссе по Заклинаниям с идеально выстроенным алгоритмом, разложены десятки формул и даже расписана практическая составляющая. И все гиппогрифу под хвост.

Хорошо облажаться - это про неё. Красиво выйти из всего свалившегося дерьма тоже.

- Теперь мы обязаны пойти полюбоваться ивой! - Командует она, подскакивая со стула так, что тот глухим ударом приземляется на каменный пол библиотеки. И пока мадам Пинс только грозно поглядывает в их сторону, Софи решает сборы поторопить, спихивая одним махом со стола все себе в сумку. И плевать на плохо закрытую чернильницу, которая сегодня уже устроила бунт кракозябль, потому что если начнёт бунтовать Пинс, то это все - пиши пропало. Мирно посапывающая до этого на коленях Цири была тоже прихвачена в качестве свидетеля, если вдруг ива ударит первой.

/////

- А НУ ВЕРНИСЬ! - Орет Фосетт, но все тщетно. Ещё и этот клятый декрет на запрет колдовать вне стен школы вот вообще все портит, потому Софи ничего не остаётся, как бежать следом. Вот и полюбовалась ивой, ничего не скажешь.

+2

3

- Тебе Флитвик такое задание дал? - Маркус удивленно поднимает брови. У декана, конечно, явно непростые времена и нынешний шестой курс вполне мог довести его до небольшого - как раз его размера - нервного срыва, но не может же быть все так плохо. Да и за растения вроде отвечает профессор Спраут. - Ты уверена? Может, он что-то другое имел в виду? Или он так изящно намекнул, что не хочет тебя видеть? Не пошли ли бы вы, мисс Фосеет, смотреть на гремучую иву, - Маркус пытается изобразить интонации профессора, но получается так себе. Актерского таланта у него нет.

Идти на улицу Маркусу не хочется. Ему хочется дописать уже это драклово эссе, потому что сейчас он больше медитирует над ним, машинально выводя какие-то закорючки, отдаленно напоминающие умирающие цветы, на краях пергамента. В голове нет ни одной стоящей мысли. Страницу лежащего перед ним учебника он начинал читать уже раз пять, но так и не дошел дальше середины. Возможно, проветриться - не такая уж плохая мысль. Маркус тяжело вздыхает и смотрит на Фоссет.

- Это угроза? - Он смеется и кивает на горящий пергамент. - Сожжешь меня, как этих непонятных тварей? А эссе жалко. Хорошее же было. Я даже был готов просить списать или украсть его, если не согласишься.

Идти на улицу Маркусу не хочется, но придется, потому что Софи слушать его возражения не собирается, сгребая все вещи и хватая кошку. Он мог бы демонстративно сидеть дальше, рисуя пожухлые цветочки, не двигаться с места и помахать рукой на прощание, пожелав удачного наблюдения за местной флорой, но он встает, опять тяжело вздыхает, комкает так и не написанное эссе, кидает учебник в сумку.

- Софи, ты знаешь, что ты манипуляторша? А еще отвратительно выбираешь людей для посмотреть на гремучую иву. Хуже кандидата не придумаешь, я совсем не разбираюсь в красоте растений. - По правде говоря, Маркус вообще ни в чьей красоте не разбирается. Внешняя оболочка - самое неинтересное, что может быть у вещей, растений или людей. - А, так это свидание? Так бы сразу и сказала, я бы хоть цветочков тебе трансфигурировал из своего неудавшегося эссе. - Маркус рассматривает иву, слегка склонив голову. Дерево как дерево. Драчливое, но это и до этого похода всем было известно. И чего Флитвик Фосетт отправил? Не самое бандитское лицо их курса, между прочим. - Еще как виноваты. Если так продолжится, мы декану всем миром будем на лечение в Мунго собирать, чтобы палата была лучшая и обслуживание по высшему классу. Должен же старик отдохнуть в конце концов.

Прогулка и свежий воздух мыслей никак не проясняют, но по шкале от одного до десяти, где один - не в духе, а десять - можно жить спокойно, Маркус медленно продвигается. Сейчас он на тройке, что бывает не так часто. Фенвик давно и прочно застрял на единице и из этой области выбирается крайне редко.

- Да ты-то куда, Фосетт?! Стой! - Маркус не любит людей в целом и с удовольствием бы посмотрел, как кто-нибудь улетает в небо над Хогвартсом, запущенный мощным хуком бешеного дерева. Кто-нибудь, но не Фосетт. Софи ему нравится, приятелей у него не так уж много, было бы глупо так ими разбрасываться. Ну, позволять дереву ими разбрасываться.

Маркус закатывает глаза, выдыхает и бросается вслед за рейвенкловкой. За что ему это? Догоняет ее Маркус быстро, хватает за рукав, снова орет. - Стой, Софи! Ты не кошка - под ветками не проскочишь. Соплохвостово дерьмо! Ложись! - В быструю реакцию однокурсницы не очень верится, поэтому он валит ее на землю и сам падает сверху. И что теперь? Ползти? К такому жизнь Маркуса не готовила. Он нервно смеется. - Хорошо лежим.

+2

4

Шутки шутками, а Цири надо вернуть сейчас же, потому что у этой дрянной девчонки характер похуже будет, чем у самой Фосетт - если та что-то вдолбила в свою кошачью голову, то вряд ли отступится, у Софи так четыре любимых свитера превратились в лежанку для шерстяного комка агрессии и наглости. Ну куда там породистым кошкам до уличной бандитки, стабильно несколько раз на день пытающейся расцарапать хозяйке руки, чтобы лишний раз не лезла с объятиями. Да и может Цири права, а Фосетт просто надо начать обниматься с кем-нибудь не таким бешеным, или хотя бы кто ногти раз в неделю подстригает.

- А мне кажется, ты идеальная компания, чтобы смотреть на эту… кхм, - отвечает она, когда о погоне  за неуловимой кошкой еще никто и подумать не мог, - да и эссе напишем позже, все равно до вторника никто сдавать не будет. Да и Флитвик дольше проживет без проверки нашей отсебятины. - Она кивает на дерево, мирно сложившее ветви. Обычное с виду дерево, если видишь его впервые. Увы, Фосетт помнит иву в бою, когда на первых курсах деканы решили устроить охоту на шоколадные пасхальные яйца для всех факультетов. Было страшно весело, особенно, когда Софи решила полезть под это клятое дерево и чуть не получила веткой в живот.

Сейчас же она направлялась в сторону ивы, совершенно не думая, что может прилететь ей в лицо хлыстом, скорее ее волновала судьба котейки, которая также могла пострадать. Фосетт и не подумала, что Маркус возьмёт да побежит за ней - уж он не очень похож на озабоченного судьбой шерстяного комка спасителя. Но рейвенкловец успевает вовремя, когда Софи совершенно внезапно замечает направляющуюся в их сторону ветку-убийцу, разрезающую воздух там, где только что были их головы.

Все ещё ошарашенная Фосетт пытается сделать глубокий вдох, чтобы успокоиться от накатившего приступа страха, отвлекается на два больших глаза, смотрящих прямо на неё. Ему-то смешно, а ей…

- Ты мне сейчас руку отдавишь. - На полном серьезе произносит она, но все равно не сдерживает улыбку, хмыкая, ведь сказала какую-то глупость, учитывая, что Маркус только что ее спас. - Ты в курсе, что между нами сейчас нет восьми дюймов? - Намекает Софи на очередной декрет Амбридж, который та ввела незадолго до своей «коронации». - Полежим в другой раз, надо валить, только Цири…

Дурная кошатина не заставляет себя ждать, давая понять хозяйке, что все ещё цела и вроде как невредима. Софи пытается отыскать ту глазами, особо не поднимая головы, но тщетно, лишь обрывочное мяуканье где-то в стороне, которое тоже внезапно стихает.

- Я надеюсь, она не… - Продолжать размышлять о судьбе не-блохастой Фосетт не хочется, все равно из-за укрытия (Фенвика) никак помочь не сможет. - Так, сейчас вон та длинная ветка сделает круг, и мы быстро…

Что-то под ними громко щелкает, а земля начинает двигаться, будто расползаясь в разные стороны. Машинально Софи впивается в рукава мантии Маркуса и ошалевшими от страха глазами пытается осмотреться, понять, что происходит, и куда все движется, и лишь через несколько секунд приходит осознание,  что они проваливаются под землю, точнее скатываются куда-то, прямо под корни злополучной ивы, торчащие высоко над землей, но теперь оказавшиеся прямо у них над головами.

Приземление, а точнее остановка выдалась настолько болезненной, что Фосетт понадобилось несколько минут, чтобы покорчиться от боли в спине, и только затем подняться, осматривая пещеру, в которой они оказались: всего два пути, и один наверх к безжалостным веткам-убийцам.

- Ну… , - протянула она, стряхивая с мантии и волос колючки и куски земли, - если выживем, то место для свидания в следующий раз выбираешь ты. Шучу.

Отредактировано Sophie Fawcett (11.10.21 22:49)

+2

5

Когда Маркус бежал за Фосетт, страха почему-то не было совсем, только немного раздражения и непонимания того, что творит эта девчонка. Теперь он осторожно поднимает голову, смотрит на рассекающие со свистом воздух ветки и чувствует, как страх медленно зарождается где-то в области живота и поднимается все выше и выше. Дракл дери, это дерево реально могло их убить. Самое безопасное место в мире? Как бы не так, господин.. бывший директор.

- Ну уж потерпи, - ворчит Фенвик, немного приподнимаясь на локтях, - ива могла бы тебе голову отдавить, - еще один нервный смешок, - да? Не заметил. Такой я невнимательный. Но наша замечательная директриса может лично подойти сейчас сюда и сделать мне выговор. Я против не буду. Всегда хотел увидеть, как летают жабы.

Блохастая виновница всего этого замеса не пострадала и теперь мяукает откуда-то со стороны очень издевательски. Лучше бы ей убежать, потому что если Маркус ее поймает, то... то он пока не придумал, что сделает, но точно ничего хорошего. Не зря Фенвик недолюбливает кошек, слишком уж они себе на уме, а их владельцы слишком уж их любят и готовы вот даже под ветви бешеного дерева кидаться, чтобы спасти пушистый мешок с какашками и завышенным самомнением.

- Ты бы лучше о себе подумала, Софи, - фыркает Маркус, пытаясь сообразить, что делать дальше и как выйти из этой ситуации без потерь.. конечностей. Выходит плохо. - Ты думаешь, что мы быстрее ивы? Наив.. Какого дракла происходит?

Маркус хватает Софи за локоть, но почти тут же отпускает, когда они начинают катиться по склону куда-то под землю. Вопрос какого дракла происходит становится все более актуальным и теперь хочется уже не задавать его спокойным - или с небольшой нервной дрожью - голосом, а орать. Громко так орать, чтобы услышал весь Хогвартс.

Это было так неожиданно, что Маркус не успевает сгруппироваться, так и катится как мешок с фестральим дерьмом, ударяясь то локтем, то коленом, то затылком, сопровождая каждый удар словами, которые в приличном обществе произносить непринято.

Приземление оказывается в десятки раз хуже, потому что падает Фенвик на живот, впечатываясь лицом в землю. Он слышит мерзкий хруст и понимает, что это его нос. Его и без того кривой и горбатый нос. Дракл!

- Мне нравится твой позитивный настрой, - гундит Маркус, ощупывая лицо, кровь быстрыми струйками стекает из носа, попадает в рот, заставляя плеваться, приходится вытирать рукавом мантии. - Эпискеем не поможешь?

Маркус зажигает свет на конце палочки, оглядывается по сторонам. Предположений, куда едет этот ход у него нет, но это, кажется, единственный выход отсюда. Остается надеяться, что там дальше нет никаких стремных подземных существ, которые доделают начатое склоном и отгрызут ему лицо.

- Ты сама как? Нормально полет перенесла? Идти можешь? - Маркус осторожно ступает вперед, подсвечивая дорогу палочкой. Нет, он догадывался, что в школе есть разные скрытые ходы, он и сам случайно натыкался на парочку. Но чтобы за территорией и еще в таком опасном месте? - Когда-нибудь слышала про этот туннель? Как думаешь, мы идем к школе или от нее? Может, в итоге придем в подземелья, в личные покои профессора Снейпа? Может, он таким интересным способом на свиданки бегает? Как раз в его духе.

+2

6

Фосетт тоже много чего хотела бы. К примеру, чтобы Цири была ласковой, послушной кошкой и не доставляла проблем. Чтобы эссе по Заклинаниям и Трансфигурации писалось само, а в чай домовики каждый вечер добавляли бы ей несколько листиков лимонника. Софи много чего хотела, например, чтобы жаба не просто улетела из Хогвартса, а ещё вернула Дамблдора, без которого Филч настолько оборзел, почувствовав власть, что готов был пытать за любую оплошность. Декреты же доставляли массу неудобств, особенно для такой неспокойной и хаотичной Фосетт. Она не жаловалась на ношение мантии 24/7, и близость с противоположным полом ее мало волновала /не считая сегодняшнего неловкого момента с Фенвиком, но то другое, правда же?/, а вот декрет про использование колдовства вне школы и запрет на маггловскую литературу были весьма тревожными.

О себе же она не думает. Не привыкла. И это вовсе не про эгоизм, которого у неё с избытком, это скорее про ответственность, которую она несёт за ближнего, при этом рискуя другим своим ближним. Правда у того хотя бы самосознание есть, чтобы принимать взвешенные решения - спасать ее шкуру от смертоносного дерева, или же просто забить. И теперь Софи не уверена, что чувствует, или же испытывает из-за всего этого.

Стыд? Ей стыдно. Очень стыдно. Стыдно и страшно, потому что втянула Маркуса в дерьмовую ситуацию, из которой пока не видит выхода. Если им влетит отработка, то она наверняка будет Фенвика выгораживать. Она может и эгоистка, и порой та ещё дура, но…

Но у всего есть предел. У глупости/дурости, у самонадеянности и наглости, с которой она сегодня вытащила сокурсника на столь фиговый променад. Предел Софи там, где есть прямая угроза жизни, и потому именно сейчас она растеряна и глядит на Маркуса виновато, хватая того за плечи, поворачивая к себе, а затем пытаясь нашарить в сумке палочку.

- Я не взяла ее. Точнее ее нет в сумке. Может обронила в библиотеке, когда все сгребала. - Тихо признается она, стыдливо, будто спалила не своё эссе, а Маркуса. - Дай посмотрю. - Света от чар маловато, но Фосетт кое-как на ощупь находит чистые платки, одним зажимает кровоточащий нос, а вторым пытается стереть кровь с губ и подбородка. - Наклони немного голову, не запрокидывай только. Зажми посильнее нос, да, ртом дыши. - От волнения ее начинает немного мутить, сама опускает голову, рассматривая следы крови на своих пальцах и платке. Ей хочется извиниться за все, но слова не идут, потому на вопросы Фенвика лишь машет головой - «все в порядке», «могу», «в первый раз вижу этот туннель», «понятия не имею, куда мы идём». Догадки о Снейпе ее повеселили бы, но Фосетт была слишком уж сосредоточена на том, чтобы справиться со своими внутренними демонами, за которых ей было сейчас ужасно стыдно.

Какое-то время они идут молча, пока тишину не нарушает протяжное мяуканье. Да, Софи снова готова броситься вперёд, но мешкается, нервно поглядывая на идущего впереди Фенвика.

- Маркус, - все же решается и дергает того за рукав, - прости, что втянула во все это со своей сумасшедшей кошкой. С меня эссе, постараюсь идеально скопировать твои закорючки.

Мяуканье все ближе и ближе, а туннель кажется все бесконечнее и бесконечнее, пока впереди не начинает маячить полоска света, через несколько минут оказавшаяся крутым подъемом по ступенькам вверх. Пробивающийся сквозь деревянные рыхлые доски луч света кажется уж слишком одиноким среди мрака подземного коридора, стены которого покрыты мхом и скалообразными наростами. А дрянная Цири тоже здесь - восседает на последней ступеньке, держа что-то металлическое в зубах, и, судя по звукам, механическое.

+2

7

Маркус покорно ждет, пока Софи торопливо копается в сумочке. Кровь стекает по подбородку, капает на мантию, на пол вокруг, и он, не сдержавшись, аккуратно трогает получившуюся лужицу носком ботинка. Хочется шмыгнуть носом, втянуть ее обратно в себя, но он держится, вытирает только рукавом мантии, ругаясь, когда задевает нос.

- Хреново, - мрачно констатирует Маркус и снова отплевывается. Он не уверен, что сможет наложить заклинание на самого себя - такого раньше не пробовал и в последствиях не уверен. Как бы хуже не сделать. - Ай! Больно же! - Терпеть и молча преодолевать - не совсем про Маркуса. Если есть возможность поворчать и высказать свое недовольство или резко отреагировать на что-то неприятное, он это непременно сделает. Фосетт он доверяет, перед ней нет необходимости корчить из себя такого крутого мужика, которому все ни по чем. - Понял, дышу. Спасибо.

Они идут вперед по туннелю, Маркус периодически убирает от носа платок, очищает его заклинанием и прикладывает обратно. Больше всего Фенвик переживает, что кровь может не остановиться - это плохой знак. Не из разряда "конец света и апокалипсис", но из разряда "возможный близкий конец Маркуса Фенвика, если он срочно не получит помощь". Видимо, в этом случае все-таки придется поэкспериментировать и пальнуть в самого себя Эпискеем. Между потерей сознания и паникующей Фосетт и кривым носом Маркус выбирает последнее. Но он очень надеется, что до этого не дойдет, и его ожидания оправдываются.

-Ну слава Мерлину, - бормочет Фенвик, оглядывается назад, проверяя, как там Софи, а потом слышит тихое мяуканье. Драклова кошатина все еще жива, бодра и здорова и явно затягивает их в очередные неприятности - в этом Фенвик почему-то уверен. Доверия к этому (да и вообще к любому) животному у него не было и до этого, а сейчас все это приобретает какие-то странноватые масштабы. Ну да, да, он параноик, но кто бы в таких обстоятельствах им не стал. - А я ведь говор.. - Маркус резко прерывается, Фосетт и так явно не слишком хорошо, чтобы он еще сверху накинул своего недовольства. - Да забей, все нормально. Зато вот что-то новое про школу узнали. Глядишь, еще в вещичках Снейпа пороемся, пополним запас зелий. А про эссе я запомнил, предоставлю образец почерка, - он улыбается, но в его текущем виде выглядит это немного угрожающе.

Конечно, вся эта ситуация ему чудовищно не нравится. Конечно, он бесится, а в голове у него жужжит рой из не самых приятных слов и эпитетов. Но Маркус, пожалуй, оставит это на потом, поорет куда-нибудь в стеночку, чтобы успокоиться, или нарвется на кого-нибудь из своих неприятелей, чтобы выпустить пар в старой-доброй перепалке, заканчивающейся дракой.

Это все будет потом, а пока он держится - не ради себя, а ради спокойствия Фосетт, не очень хочется, чтобы она чувствовала себя неловко или вдруг даже разрыдалась. Слезы Фенвик на дух не переносит.

- На подход к покоям Снейпа как-то не похоже, - Маркус осторожно ступает на первую ступеньку, громко скрипящую под его весом - как бы не провалилась, еще одна травма ему не нужна. - Твоя кошка не только хладнокровная убийца, но еще и воровка, - посмеивается он. - Что это такое вообще? И где это она стащила? Слышишь как щелкает странно? Я к ней подходить не буду, давай как-нибудь сама отбирай добычу у этого ужаса рейвенкловской башни. Осторожнее со ступеньками только. Им как будто лет сто.

Кажется, единственный выход - это подняться наверх, открыть дверь и посмотреть, что там за ней скрывается. Фенвик думает, потом думает еще и еще немного. Декрет о колдовстве вне классов он уже нарушил, так что хуже себе вряд ли сделает. Маркус взмахивает палочкой. - Гоменум ревелио. Вроде никого нет, можно заходить. - Фенвик старательно обходит кошку - насколько это возможно в таком узком пространстве - и толкает дверь, почти сразу начиная чихать от пыли. Со сломанным (или около того) носом делать это крайне неприятно. Ощущения, что нос все-таки сдастся и добровольно покинет его лицо, оставшись валяться на грязном полу и указывая кончиком в потолок как бы с укором. - Я не эксперт, но это похоже на Визжащую хижину. - Маркус подходит к затянутому паутиной окну, вытирает его старательно. Мантии все равно уже ничего не поможет. - Ну да, вид знакомый.

Отредактировано Marcus Fenwick (12.10.21 21:05)

+2

8

- Тебе так хочется попасть к Снейпу, я погляжу? Странные у тебя желания, Маркус, очень странные. - Она любви подобной не разделяет, хоть и сама напросилась высшим баллом к профессору на дальнейшее обучение, которое, стоит заметить, уже не было простой пыткой, ведь слово «ад», пожалуй, больше подходит под определение.

Софи качает головой, настороженно поглядывая на нечто, что поймала ее кошатина: длинные и тонкие металлические прутики-лапки барахтаются в воздухе, задевая длинную чёрную шерсть. Цири будто бы безразлично - в позе читается та самая флегма, накатывающая после обильного обеда, или же удачной охоты. Два янтарных глаза смотрят на хозяйку, которая тем временем провожает взглядом скрывающегося наверху Маркуса.

- Куда ты нас привела? - Софи думала, что будет куда более эмоционально переживать поимку кошки - кричать, размахивать руками, грозиться скормить кальмару, но вместо этого аккуратно поднимается по ступенькам, берет мохнатую одной рукой и затаскивает внутрь комнаты, усаживая к себе на колени, а сама садится на нечто отдалённо напоминающее софу. - Давай. - Она протягивает ладонь к мохнатой морде, но Цири противится, хлопает своими яркими бусинами, а штуку крепко держит зубами. - Уууу, я кому сказала! - Пока Фосетт разжимала зубы кошатине, механизм издал последний звук, отличающийся от привычного тиканья, и замолчал, чем крайне разочаровал Цири, отчего та чуть ли не выплюнула его на колени хозяйки.

Где-то она уже подобное видела, но из-за всех сегодняшних волнений не смогла бы сказать точно. Нечто размера чуть меньше ее ладони походило внешне на паука с четырьмя парами ног и довольно внушаемыми хелицерами. Врожденное рейвенкловское любопытство настоятельно требовало сейчас же вскрыть штуку и поковыряться в ее внутренностях, но Софи медлила, всматриваясь в выгравированные цифры на брюшке.

Может Флитвик не ошибся и послал ее к иве не просто так? - Фосетт устало посмотрела на Цири, которая решила после выполненного кошачьего долга вернуться к своим прямым обязанностям - возлежанию и сну. Рейвенкловка лишь благодарно погладила с минуту, на самом деле сдерживая все негодование, которое хотелось высказать вот так прямо сейчас, и снова принялась разглядывать ряд совсем крошечных цифр, которые определённо складывались в шифр.

- Сложно. Просто надо показать Флитвику и все на этом. - Сдаётся она, когда цифры никак не хотят складываться во что-то вразумительное. Нумерология или Каббалистика - это не про Фосетт. Потому она прячет механического паука в сумку и подходит к окну. - Эту штуковину отдам декану. Если не за ней он меня послал, то все равно заинтересуется. А ты уверен, что это… мы рядом с Хогсмидом выходит? Влетит же нам. - Объяснить сломанный нос Фенвика ещё как-то можно было, а вот если эти двое вернутся в школу не оттуда, откуда пришли, вот тут могут их поймать. - Нельзя возвращаться по главной дороге, придётся обойти, чтобы никому на глаза не попасться. - Говорит она, а сама с трудом верит в происходящее. Так и хочется прокричать «какого хрена», но вряд ли Маркус оценит столь яркую экспрессию. - Давай просто… о, че-е-е-ерт. - Она ткнула пальцем в стекло: через заросли давно уничтоженного сада пробирались три фигуры в чёрных мантиях, лица которых были скрыты капюшонами. - Они идут сюда?! Нам хана будет, если кто увидит. - Софи потянула Маркуса за рукав, оглядываясь, мельтеша по маленькой комнатке, откуда хорошенько проглядывался некогда светлый коридор и прихожая.

Фосетт ничего не остаётся, как схватить за шкирку уснувшую Цири и запихать себе в сумку. Та недолго возмущается, явно увлекаясь чернильницей и перьями. Сама же рейвенкловка ничего лучше не придумывает, как запихать себя и Маркуса в жуткий, пыльный чулан, который трудно обнаружить среди покосившихся досок, наискось перекрывающих в него вход.

- Ты, - звучит грубый, хрипловатый голос, - проверь все. А ты, женщина, объясни, почему именно сюда.

Голос женщины Софи уже не слышит. По всей вероятности компания ушла в сторону предполагаемой кухни.

- Как бы хотелось, чтобы это все было просто дурным сном. - Шепчет Софи, еле сдерживаясь, чтобы не выскочить из чулана и не натворить суеты, потому что закрытые, тесные пространства пугают ее похлеще всяких подозрительных личностей.

+2

9

- Просто я его внебрачный сын и хочу, чтобы он наконец-то признал отцовство, - Маркус пожимает плечами, говорит спокойно и равнодушно. - Ну и рассказал, как надо жить, чтобы не превратиться в итоге в такого мрачного засранца, как он. И о своем уходе за волосами еще, чтобы я никогда к тем средствам, которыми он пользуется, не приближался.

Маркусу смешно, но он не смеется в этот раз, потому что больно, потому что боится, что снова пойдет кровь, закапает, тяжело ударяясь о пыльные и частично прогнившие доски. Фенвику частенько прилетало, он не редко ввязывался в драки из-за своего непростого характера, но от вида крови его до сих пор немного мутит. Тех минут в туннеле ему на сегодня хватит, чаша "я терплю и меня пока не выворачивает" заполнена почти до краев.

Он садится на диван рядом с Фоссет, морщится, когда смотрит на ее кошку. Это животное все еще чудовищно раздражает, но Маркус держит себя в руках, бормочет только что-то тихо про сумасшедших пушистых скотин. В руках у Софи странная, но интересная игрушка, судя по звукам, которые она издавала, вряд ли магическая, хотя кто ее там разберет. Может, какой-то поехавший из отдела экспериментальной магии создал, а его ребенок в школу притащил. А кошка вот украла. Есть ощущение, что это когда-то бегало, потому что кошки же любят охотиться, разве нет? Увидело это создание что-то мельтешащее и удирающее, ну и схватило. Делиться своими мыслями, впрочем, Маркус не спешит, медленно переваривая каждую.

- Что там? Шифр какой-то? - Фенвику, пожалуй, хочется узнать, что это за штуковина такая и что в ней скрыто, но больше хочется дойти уже до школы и сделать что-нибудь со своим лицом. Ну, насколько это вообще возможно. - Да нормально, не переживай. Обойдем как-нибудь, если что, прикрою, - джентельмен, сопхловост тебя сожри. - А ты думаешь он мог тебя послать за ней, но ничего при этом не сказал? Типа наш миниатюрный декан бахнул на днях хереса с профессором, простите, бывшим профессором Трелони, а той видение в голову ударило? "Ценный артефакт могут найти только мисс Фосетт и ее кошка, если во время выполнения этой миссии не помрут от рук.. лап.. веток ивы."

Маркус перестает понимать, что вообще происходит, а когда он не понимает, он злится еще больше, чем обычно. Наорать на Фосетт или ее кошку он не может - Софи и так, кажется, не очень хорошо, поэтому приходится выкручиваться, как умеет, легко прыскаясь накопленным ядом.

- Что там? - Маркус резко вскакивает, подходит к окну. - Мда, дерьмо, что тут еще сказать. Что делать будем? - Фосетт оказывается сообразительнее и быстрее, она тянет куда-то Маркуса, а он покорно идет за ней, даже не пытаясь остановить, спокойно входит в чулан и закрывает за собой дверь.

Это они, конечно, попали. Голова начинает раскалываться, в виски будто кто-то стучит огромным таким молотом, дробя кости и вгоняя их острыми концами прямо в мозг. Как же это все не во время. Как же не к месту.

- Ага, или галлюцинацией, - усмехается Фенвик, пытаясь разглядеть через небольшие щели в досках хоть что-нибудь. - Тут вроде на днях был занимательный урок травологии. Может, его последствия? Что делать будем? Я неплох в заклинаниях и в боевых в том числе, но оглушить трех взрослых волшебников - задание не по мне. Что если отвлечь их как-нибудь? А если они ищут ту хреновину, которую твое животное притащило? Выкинем аккуратненько на центр комнаты, пусть находят и сваливают.

Шестеренки в голове начинают ворочаться, но происходит это слишком медленно, с жутким скрипом. У Маркуса только две полярно разных идеи: сидеть тихо и не высовываться, надеясь, что не найдут, и выпрыгнуть из укрытия, попытаться дезориентировать и сбежать, пока приходят в себя. Обе хуже соплохвостова дерьма.

- Думаешь, если выйду сейчас, делая вид, что я пьяный сбежавший школьник - убьют? Что за перцы вообще такие? - Пол скрипит где-то очень недалеко, будто эти самые перцы возвращаются обратно в комнату. Маркус замолкает, напрягается, собирается. Лишь бы дурная кошка не начала подавать признаки жизни. А так, если что - он сымпровизирует.

Отредактировано Marcus Fenwick (13.10.21 20:31)

+2

10

- Я втянула, мне и спасать нас. - Да уж, спасительница великая объявилась, лучше бы сидела в библиотеке и эссе переписывала. Хотя то, что теперь находилось у неё в сумке, и речь вовсе не о кошке, было куда примечательнее дурацких формул. Не рассказывать же Фенвику про индивидуальное задание, которое ей подсунули на факультативе по Теории Магии, и над которым она работала уже больше года, вбивая себе в голову алхимические алгоритмы и каббалистические символы, которые никак не желали усвоиться, а само задание так и застопорилось на теоретической части. Проект может и был интересным, но у Софи времени на него не оставалось, потому что кошки, потому что Маркус и все в этом духе.

Ко всему прочему прибавлялась головная боль в виде проклятия, все ещё нависшем над всей ее сущностью, диктовавшем свои условия - не было ни дня, чтобы она о нем не вспоминала. Это было отвратительной безысходностью, бесконечным страданием, мешающим жить полноценно. А как иначе, когда осознаёшь, что нужно убить человека - это выходит за все существующие рамки, и речь не только об этике и гуманизме. Убить человека, чтобы выжить самому - не это она ожидала узнать о своих маггловских родственниках.

- Флитвик бывает странным, но не нам судить. У человека горе - родные студенты оказались полнейшими дебилами. - Такую характеристику Софи уже давно дала всему шестому курсу, включая и себя саму, потому что никто из них ещё не додумался остановить этот поток безумия, происходящий из урока в урок. Никто не сказал «хватит». Может об этом думали многие, но думать - не делать. Хотя чем они хуже пятикурсников, затеявших кружок по интересам во главе с Поттером и его компанией? Может это вся школа обезумела? Может им чего в завтрак подсыпают?

Но то, что происходит в хижине, пока Фосетт и Фенвик прячутся в шкафу, безумием уже не назовёшь. Софи не видела лиц, голоса слышала впервые, точнее один голос из трёх, такой требовательный и властный, что можно было сделать вывод о том, что женщина и кто-то третий у него в подчинении.

- Ты же не ходишь на Травологию, откуда узнал? - Вот она таки ничего занимательного в этом уроке не припомнит. Не считая валяющейся на полу Макэвой, раздевающейся и разбрасывающей свои вещи, да и Слоупера со своими кустами-букетами для Ровсток. Действительно, очень занимательно. - Нет, хреновину я не отдам. Там шифр, и он может мне пригодиться. - Рейвенкловка похлопала по сумке, проверяя, не задохнулась ли там ее кошатина, но та все ещё радовалось, вцепившись когтями в перья. - Оглушать тоже не надо. Мы не знаем, кто это. Опасно.

Софи вспомнила, как провела на каникулах целую ночь, читая стопку газет. Заголовки были неутешительными: тронувшийся головой Дамблдор, чью подноготную Скитер решила дозировать в «Пророке», сбежавшие Пожиратели - было ясно, что Министр не справляется.

- Ты себя как чувствуешь? Выглядишь паршиво. - В чулане хоть и было темно, но разглядеть уж близко стоящего Фенвика труда не составляло. - Пока ничего делать не надо, спокойно. Ты же в курсе, что сторонники Того-Самого на свободе? Словить Аваду в семнадцать я не собиралась, я ещё жизни не видела и все такое. - Прозвучало откровенно, но лицемерно, учитывая контекст с ивой-убийцей.

В комнате, где они сидели несколько минут назад, послышались голоса. Говорили уже все трое. Чулан хоть и располагался рядом с дверным проемом, но не все слова Фосетт могла разобрать, боязно придерживая сумку, чтобы Цири вдруг не надумала их выдать. К счастью, эти трое не задержались: спустя пятиминутного спора они вышли из хижины, судя по тому, как хлопнула дверь и воцарилась благословенная тишина.

- Ушли? Что им надо было тут? - Слишком много вопросов и так мало ответов, получать которые она предпочитала как можно скорее. Уж против рейвенкловского любопытства никак не попрешь. - Надо быстрее отсюда валить.

+2

11

- Да ну брось, в этой школе все знают про всё, ну или почти про всё, - Маркус пытается взмахнуть рукой, но ударяется о ближайшую стенку и с трудом запихивает крик боли себе обратно в горло. - Тут один спросил, там второй ответил, кто-то что-то шепнул, четвертый вкинул какую-то шутку. А я все услышал и собрал в единую картину. Я же не дурак. Там, говорят, песни пели и раздевались.

Маркус отмечал все эти новости машинально, не зацикливаясь особенно, просто делая отметки в голове - произошло то и то, случились вот такие события, сошли с ума внезапно вот эти вот люди. Фенвик не знает, зачем ему эта информация, но он ее запоминает и бережно хранит.

- Пригодится? И для чего? - Маркус закусывает губу, хмурится. Кажется, тут происходит что-то непонятное ему одному. Кажется, что-то здесь от него скрывают. Конечно, Фенвику это не очень нравится - для чего он жизнью и здоровьем тут рисковал вообще? Но он пока молчит, стараясь передать исключительно взглядом весь спектр нахлынувших эмоций.

Он не понимает, что происходит. Фосетт явно знает больше, чем говорит, и Фенвик начинает медленно загораться, пытается потушить огонь, но получается плохо. Он злится, сквозь зубы выплевывает скупые фразы. Маркус осознает, что не прав, что ведет себя как законченный урод, но поделать ничего не может.

Маркус вдыхает медленно, смотрит Софи в глаза, хмуря брови, задерживает дыхание, не отрывает взгляд. Он говорит себе, что все хорошо, все в порядке, ничего такого не случилось. Это Фосетт, что бы там у нее не было на уме, она пока остается его другом. Остается же?

- Чувствую себя примерно также, - кивает Маркус, потирая челюсть. По все той же уже приевшейся шкале от одного до десяти он чувствует себя где-то на минус два. Выглядит, наверное, на все минус пять. - О да, я в курсе.

От упоминания сторонников того-самого-засранца кулаки сжимаются как-то на автомате, Маркус шумно выдыхает, едва сдерживая себя в руках. Он их ненавидит, до скрежета зубами, до покрасневших белков глаз, до застилающей обзор мутной пелены,. Они лишили его всего - хорошего детства, любви родителей, надежды на будущее. Они виноваты во всем. Это они убили его отца, не оставив ничего. Маркус почти взрывается, щеки становятся пунцовыми, он забывает про боль. Он готов бежать вперед, готов хватать за грудки первого попавшегося человека, сносить кого-то заклинанием, пусть даже непростительным. Ярость разрастается ярким кроваво-красным цветком, тянется своими лепестками ко всему живому, выкачивая из них соки, питаясь их силой.

Маркус цепляется за плечо Фосетт, сжимает его сильно. Неожиданно осознает всю эту дурость и отпускает, извиняясь. Он не хотел. Он не думал. Он не знал, что так его заденет.

- Прости. Все еще ставлю на эту странную штуку, - сбивчиво говорит Маркус, пытаясь восстановить дыхание. Явно не какая-то безделушка. - Уверена, что хочешь вот так вот взять и отдать ее Флитвику?

Маркус бы не отдал, попытался бы открыть, узнать, что в ней, дракл дери, такое важное и ценное. Даже если в конце этого пути ожидает сплошное ничего. Главное ведь - путь, да? Главное - разгадать загадку, бросить вызов самому себе. Но кто его спрашивает вообще?

- Давай потише, хорошо? Стой! - Маркус хватает Фосетт за рукав, тянет на себя. - Эта доска скрипит, ступай на следующую, ну, на всякий случай, - Фенвик пожимает плечами, делает рожу кирпичом, пытаясь хотя бы внешне скрыть свою паранойю. - Только не вырывайся резко на улицу, надо бы прислушаться, понять, что там происходит. - Он делает шаг вперед, замирает, слушает. Делает еще один, показывая жестами Софи, что нужно быть аккуратнее. Потом ступает снова и снова. - Вроде нормально. Как там говорят? Чисто? - Он смеется, прикрывая рот рукавом мантии. Кажется, снова начала идти кровь. Дракл!

+2

12

Она хочет ему помочь. Она хочет отмотать время назад и ни за что не впутывать во все это ещё одного дорогого ей человека, хотя точно и не скажет, с каких это пор он стал для нее больше, чем просто хороший приятель. Она хочет, чтобы ее палочка была при ней, чтобы дрянная кошка не желала засуицидиться под ветвями взбесившегося дерева, хочет быть чуточку умнее, думать больше о последствиях, думать больше о других, и не повторять заезженной пластинкой, что плевать на все и всех.

Ведь это неправда.

Маркус не говорит, но она видит, что натворила. Понимает, что ее извинений недостаточно, потому что есть вещи, которые не исправить, и великого Ганди стоит запихнуть обратно, поменьше отсвечивать, раз уже натворила плохих дел.

- Нет, не уверена, - честно признается она, но взгляд отводит, - я просто ему покажу, может он поможет расшифровать… постой, - наконец до неё доходит смысл столь внезапной озабоченности, - ты хочешь сам с этой штуковиной разобраться?

Впрочем, ничего удивительного. Только вот Фосетт почему-то уверена, что никакой связи между металлическим пауком и тремя странными личностями нет. Просто череда независящих друг от друга событий.

- Ладно, твоя взяла. Попробуем разгадать? К счастью, я знаю, где искать ответ. - И это значит, что придётся все-таки рассказывать про проект… снова втягивать в странные делишки, потому именно сейчас настойчиво так акцентирует, предупреждает: - Только если ты этого хочешь. - И вот все равно не чувствует, что сняла с себя ответственность, все равно что-то нервно подрагивает от мысли, что придётся рассказать больше, чем может себе позволить.

В голове у неё все ещё проигрывается спектакль одного актера, а Маркус оказывается впереди, показывая путь, будто какой-то…

- Ох черт! Снова ты за своё. - Ворчит Софи, доставая ещё один чистый платок - жизнь научила ее таскать в сумке всякое, а лучше бы там оказалась палочка. - Надо скорее к Помфри, или… до школы ведь далеко, а мы почти на территории Хогсмида. Это будет крайне странно, но что если прикинуться не студентами, а просто путешественниками, придумаем твоему носу историю, к примеру, поскользнулся на отполированных ступеньках почты, для вида закажем сливочного. - Софи так разогналась в своей фантазии, что уже представляла себя с кружкой, но скорее чая, чем пива со сладкой пенкой. Так-то, судя по времени между библиотекой и настоящим моментом, они пропустили обед, и в ответ на эти мысли у неё в желудке заурчало.

В Хогсмиде пабов было несколько, но Софи знала дорогу только в «Три метлы», ещё немного ориентировалась, где находится «Кабанья голова», но в любом случае, это был риск оказаться узнанными местными аборигенами, которые спокойно могут доложить мадам Жабе на потерявшихся студентов.

Фосетт расстегивает мантию, прикидывая, что можно сделать со своим нарядом, состоящим из рубашки, школьной юбки и чёрных чулков, но ничего путного не придумывает, только если трансфигурировать мантию в тренч, но без своей волшебной палочки это невозможно.

- Почему ты так на меня смотришь? Ты же не предлагаешь вправить тебе нос? Может надо просто найти хотя бы одного волшебника, кто сможет… точно! Идём! - Фосетт настолько возбуждена явившейся внезапно идеей, что забывает про все меры предосторожности, хватает под руку Маркуса и спешит наконец покинуть эту жуткую хижину. К счастью, подозрительных лиц в саду они не обнаруживают, как и по дороге к месту назначения, хоть и идут окольными путями, прячась от редких прохожих. - Я тебе потом все объясню. Просто будь… милым. - А объяснять придётся многое.

Их встречает желтый забор, который огрождает небольшой ухоженный домик и миниатюрный сад по правую руку. Покошенная трава гвоорит только об одном - маменькин сынок все же вылез из своего укрытия в Лютном и навестил старушку. Софи замешкалась перед дверью, но окровавленной платок в руках Маркуса сподвиг все же постучать.

- Иду-у-у. - Раздался за дверью женский голос, и Фосетт наконец выдохнула, обнаружив, что все это время нервно сжимала ладонь Фенвика.

- Миссис Флиберт*, это Софи!

+2

13

Маркус чувствует себя паршиво. И дело здесь не в сломанном носе и общем чувстве усталости от падения по странному склону, ходьбы по коридорам, когда он оставлял за собой цепочку из кровавых следов. Дело не в этом пыльном заброшенном доме, не в мрачных фигурах, от которых так и тянуло опасностью и смертью. Маркус чувствует себя паршиво, потому что он мудак. Такое с ним случается не так уж часто, обычно он на угрызения совести забивает, игнорирует их, отмахивается, потому что таким уж родился, что он может с этим сделать? Но сейчас, когда Фенвик видит растерянную и немного напуганную Фосетт, он чувствует себя отвратительно.

Только ведь и злость никуда не делась. Дурное зелье из чувств и эмоций закипает внутри, бурлит, готовое перелиться через края, ошпаривая всех, кто находится слишком близко. Маркус не умеет сбавлять огонь, просто не знает, какой рычажок нужно повернуть, чтобы сделать его меньше.

- Знаешь? - Маркус говорит громче, чем нужно, хватается за запястье Софи. - То есть это все было не просто так? - Огонь все больше и больше, зелье идет пузырями, медленно поднимается по стенкам котла, первые обжигающие капли находят выход, глухо стучат по земле, шипят.

Маркус ищет подвох там, где его нет. Он ищет подставу там, где ее быть не может. Во всем и во всех он пытается найти двойное дно, распознать какую-то неясную, часто несуществующую ложь. Сейчас он ее находит - Маркус нужен был как подстраховка на случай провала. Здравый смысл бьется в истерике и орет, что Фенвику пора бы остановиться, притормозить хотя бы.

Но удача - или что там бывает еще? - сегодня на его стороне. Капающая на ладони кровь остужает пыл, Маркус отступает временно, переключаясь на другую, куда более важную для него самого, проблему.

- Думаешь, у нас.. - приходится делать паузы, чтобы перехватить платок поудобнее, вытереть просочившуюся сквозь него кровь, - получится? Мы же в форме. Я могу снять мантию и галстук и попробовать закосить под министерского работника, но у тебя эта форменная юбка и чулки. Не поверят. - Маркус в этом уверен почти на сто процентов. - Предлагаю. Тут ведь не сложно, зажимаешь и дергаешь резко в сторону, - он думает не очень долго, но приходит к выводу, что вариант не такой уж плохой. Хуже Софи вряд ли сделает. - Стой! Куда?

В который раз за этот день Фосетт куда-то его тащит? Четвертый? Пятый? Маркус уже сбился со счета. Пока ведет он и его паранойя. Из хорошего за Софи только спрятаться в чулан, чтобы не нашли какие-то мрачные типы. Но Маркус не слишком умный, Маркус идет за ней. Снова. Остается надеяться, что там его не добьют. Или надеяться на то, что, наконец уже, добьют и не придется дальше страдать.

- Хочу, - Фенвик говорит неожиданно, но очень твердо. - Я не ответил тогда. Хочу разгадать, узнать, что это вообще такое, из-за чего нам чуть головы не снесло. Это все не должно быть зря. - А потом он смеется. - Ты же знаешь, что быть милым - это не про меня, да? Я постараюсь не быть собой, но Пивз знает, что там в итоге получится.

Маркус слышит чужой голос, пытается натянуть на лицо улыбку, даже волосы вечно растрепанные немного приглаживает, чтобы хотя бы выглядеть приличным и воспитанным. Кто к Гриндевальду такая миссис Флиберт, он понятия не имеет.

- Куда ты меня притащила? - Тихо шепчет Маркус и тут же возвращает на место потерянную на несколько секунд улыбку. - Добрый день, миссис Флиберт. Рад познакомиться с вами, - кем бы вы ни были. Имя свое Маркус тоже не называет, ну так, на всякий случай, мало ли что.

Фенвик слышит лай и закатывает глаза, хоть это в его текущем состоянии дается и не так просто. Собаки, фестрал затопчи. Собак он не любит примерно также сильно, как и кошек. Ну может, чуть меньше, потому что они не такие бесполезные, но все равно раздражают. А вот сам Фенвик собакам по какой-то причине нравится. И тут же какая-то дворняга вылетает из-за угла дома, подбегает к Маркусу, тычется лбом в его колено, скачет вокруг него, громко лая.

- Куда ты меня притащила? - Повторяет снова, только в этот раз очень тихо, почти шепчет. - Могла бы убить еще в хижине.

+2

14

Она могла бы отшутиться, сказать, что ничего в жизни не бывает «просто так», но вместо этого смотрит на зажатое запястье в его руке и лишь неуверенно качает головой, шепча «предполагаю».

Ладно, все хорошо, ничего ведь не произошло, все живы и почти здоровы, не считая одного носа и ссадин на ее коленках. Все поправимо. И вполне нормально в такой ситуации находиться на грани - именно она это видит в его странном взгляде, давно лишенном былого флегматизма. Он оставляет на ее руке браслет из своих отпечатков, а она ещё больше погружается в болото из недосказанностей и секретов, надеется в нем однажды утонуть, или что найдётся кто-то, способный ее оттуда вытащить, поверить всем ее «во благо» и «ради общей цели».

Ещё утром их общая цель заключалась в каком-то привычном написании паршивого эссе, а теперь они в Хогсмиде, разбитые и уставшие, с грузом приобретённых странных, опасных воспоминаний, с которыми пока ещё не знают, что делать.

- Тогда разгадаем. - Соглашается она, зачем-то поправляя туго заплетенные волосы, разглаживая мантию, как если бы ожидала понравиться хозяйке. - Просто соглашайся со всем - так будет проще и меньше вопросов. Про нос скажи, что поскользнулся возле почты - у них вечно на ступеньках каток.

Софи вытаскивает кошку из сумки и опускает на газон, хорошо помня, как питомцы старушки предпочитают встречать гостей, особенно тех, которые издают «мяу» и любят по утрам блевать на ковёр. И не ошиблась: первой выбежала Грэттель, радостным лаем так испугав Цири, что та в один миг скрылась в саду - ну ничего страшного, не в первый раз, и скорее всего не в последний. Затем выбежали Люнокс и Кэрри, а за ними показалась и сама миссис Мопси Флиберт при параде - платье лавандового оттенка идеально сочеталось с ее седыми кудрями и жемчужными сережками.

- Софи?! Я тебя совсем не ждала сегодня. - Старушка была удивлена, но вполне радостно восприняла столь внезапный визит. - А какой у тебя симпатичный молодой человек! - Чуть ли не расцвела она, хлопнув в ладоши. - Только вот нос чего? Иди-ка сюда… заходите, заходите, Софи, там остался твой любимый, если не ошибаюсь, вишнёвый пирог. А ты, - осуждающе покачала головой, - иди за мной, сейчас поправим красоту такую!

- Да уж… красота. - Усмехнулась самой себе Фосетт, неся из кухни накрытую тарелку с остатками пирога. - Я чайник поставлю? - В ответ из соседней комнаты послышалось невнятное ворчание, которое рейвенкловка расценила как знак согласия. И пока чайник закипал, она достала из сумки паука, чтобы ещё раз запомнить набор цифр, который и сейчас ей ни о чем не говорил. Здесь понадобится артиллерия потяжелее: с десяток чистых пергаментов и ее тетрадь с символами и шифрами, несколько справочников из библиотеки и…

- Ну вот и все. - Старушка вернулась в маленькую, заставленную различным барахлом гостиную и взяла с каминной полки что-то завернутое в бумагу. - Стэнли просил передать. Сказал, чтобы сову не отправляла, у вас корреспонденцию там проверяют, это правда? - Фосетт кивнула. - Что за времена?!

- Смутные. - Коротко ответила она и поднялась, чтобы выключить чайник, заодно отправить свёрток себе в сумку, но не сдержалась, оторвав краешек упаковки, желая проверить, насколько они с сынком миссис Флиберт друг друга поняли ещё на каникулах. И, как оказалось, поняли хорошо - по виднеющееся из-за бумаги обложки можно было сделать вывод, что книга действительно настолько древняя, что от одного неправильного движения может превратиться в пыль.

- А вот и чай. - Софи поставила чайничек на журнальный столик и расставилась чашки. - Простите, миссис Флиберт, но мы спешим, нам дали важное школьное поручение - доставить в почтовое отделение большую посылку, и уже спешим обратно. Если бы не скользкие ступеньки, то не беспокоили бы вас. - Она еле заткнулась, остановив воображаемую историю куском пирога.

- Ничего страшного. Мне все равно нечем заняться, так хоть немного отвлеклась. - Старушка улыбнулась, погладив лежащую на коленях морду Кэрри. - Стэнли только вчера вернулся в Лондон, скоро у него очередное путешествие. Ну знаешь, куда-то снова ближе к Африке будут держать путь.

Фосетт понимающе кивнула, но про себя уже несколько раз закатила глаза - Стэнли был контрабандистом и работал на плохих ребят из Лютного, один из которых был гоблином. И пока матушка бывшего хаффлпаффца пребывала в сказочном неведении, чем на самом деле занимается ее сын, Стэнли неплохо так зарабатывал на контрафакте и артефактах, поговаривают, что среди запрещенки он ещё и алкоголь толкает своим. В любом случае, Софи получила от него то, что хотела.

- Передавайте Стэнли привет в следующем письме. Пусть будет осторожен в Африке. - Решив не добавлять лишнего волнения старушке, рейвенкловка спешит взять сумку и ретироваться на улицу, потянув за собой Маркуса. - Да уж… зато нос снова… прежний. - Фосетт старается выглядеть оптимисткой, хоть и понимает, что этот визит стоил ей ещё одной тайны, а болото только стало шире.

- Цири! Мы идём домой! Где ты, противная кошка?!

+2

15

Ну Маркус все понял, конечно. Он покорно стоит рядом с Софи, пытается улыбаться и кивает. Соглашается с тем, что странная женщина Фосетт не ждала. Соглашается - чуть не закашлявшись от неожиданности - с тем, что он симпатичный молодой человек. Соглашается, что с носом что-то не то, тихонько бурча что-то про ступени и нерасторопных работников. Соглашается, что надо идти. Тут Фенвик, правда, немного тормозит - кивает и замирает на месте, пока его не тыкают в бок.

Миссис Флиберт показывает рукой на миленькое кресло в цветочек, говорит, чтобы Маркус сел. Маркус рассматривает кресло с небольшим сомнением, ему кажется, что оно его не выдержит, очень уж хрупким выглядит. Но женщина его торопит и Фенвику все-таки приходится пристраивать свою задницу. Кресло жалобно скрипит под его весом. Фенвик жалобно смотрит на миссис Флиберт, как бы заранее извиняясь, если случится небольшая авария. Но вроде все хорошо.

- Упал, - пожимает плечами Маркус, - у нас там какое-то важное задание, я подробностей не знаю, меня отправили в качестве поддержки, чтобы Фосетт, то есть Софи, конечно, было не так страшно, - он едва сдерживает улыбку и надеется, что сама Фосетт этого не слышала. - А еще у меня сова болеет, - зачем-то добавляет он и делает очень-очень грустные глаза. С его Гнарлаком все в порядке, этот злобный карлик уже шестой год успешно третирует почти всех обитателей школьной совятни. Фенвик удивляется, как все остальные не собрались еще бандой и не вломили ушастому засранцу, чтобы не выделывался. Жалеют, наверное. Гнарлак и в самом деле выглядит маленьким и крайне жалким. Маркус потому его и купил, он ему показался забавным. - Дррра..ааай! - Вскрикивает Фенвик, когда миссис Флиберт взмахом палочки вправляет ему нос. Отвлекла его, старая ведьма, а сама внезапно и резко поставила кости на место. Хитро. Может, она и не такая сумасшедшая, какой кажется. - Спасибо.

Они возвращаются в комнату и Маркус замирает в проходе, привалившись спиной к косяку. Чай пить он не собирается. Он его вообще не переваривает, предпочитая простую воду или, на худой конец, не слишком крепкий кофе.

Маркус слушает разговор старушки и Софи с безразличным выражением лица, разглядывая обстановку вокруг, наблюдая за снующими туда-сюда мелкими шавками, но запоминает все, каждое слово, каждый жест, цепляется взглядом за конверт, быстро сканируя его, делая у себя в голове небольшие пометки. Интересные у Фосетт знакомства.

- До свидания, миссис Флиберт. Еще раз спасибо за помощь, рад был познакомиться! - Сахарная улыбочка сползает с лица Маркуса сразу, как за ними закрывается дверь. - Лучше бы ты меня добила, Фосетт, - кривится он, взлохмачивая снова волосы - так привычнее. - Теперь хоть дышать можно. Чему я сейчас, кстати, не сильно рад, - большое количество собак явно не очень хорошо сказывается на запахах, витающих в воздухе. - Только не говори, что она опять куда-то сбежала и нам придется лезть в подземелья к троллям и бороться с драконами, чтобы вытащить ее из беды.

Маркус оглядывается по сторонам, прислушивается. Однозначно, эту кошку надо было оглушить еще тогда, когда сидела спокойно у дверей хижины. Положили бы ее в сумку к Фосетт, лежала бы там себе спокойненько, не доставляла проблем.

- Там мяуканье, кажется? - Маркус кивает на одно из ветвистых деревьев, растущих неподалеку. - Может, от этих псин решила свалить подальше? На высоте уже точно не достанут. Кстати, что там на счет паука? Что это за хреновина такая, а? Ты же уже что-то знаешь. - Маркус не спрашивает - утверждает. И он хочет знать то, что знает Фосетт, раз уж втянула его в это все. - Знаешь, с чего нужно начинать? Или что-то большее?

Вопросов у Фенвика много, они роятся у него в голове. То один, то второй, то третий выходит на первый план, звучит громче остальных, громче всех прочих мыслей, мешая сосредоточиться на чем-то конкретном. Маркус это просто так не оставит, не отпустит теперь, вцепится в Софи клещом, пока она не расскажет, пока не покажет, пока они не дойдут до конца, до логического завершения этой истории. Маркус отступать не привык, даже если тот самый здравый смысл зажигает огни и всеми возможными способами сигнализирует, что идея - говно в целом. Маркус уже загорелся, его так просто не потушить.

- Ты знала, что где-то около ивы может быть это? Вся эта история с Флитвиком - просто выдумка?

+2

16

Софи крепко держит ручку сумки, будто боясь, что ту у неё выкрадут, или она испарится к чертям собачьим вместе с тайным фолиантом внутри. Софи боится, что произойдёт ещё что-то, за что ей придётся в очередной раз оправдываться, хотя она чертовски от этого устала. Устала объяснять, что ничерта во всем этом хаосе не смыслит, что одно от другого не зависит, и вся эта, простите, хренотень никак между собой не связана.

Софи только прикидывается, что ищет кошку. На самом деле Софи оттягивает время, чтобы подобрать нужные слова. Софи знает, что Цири обычно прячется на яблоне, но все ещё делает вид, что ведёт поисковую кампанию прямиком за собачьей будкой. Пока Маркус плюётся ядом, Софи готова подносить ему чистые, белоснежненькие платочки, только чтобы он побыстрее свою обвинительную речь окончил. Иногда людям просто надо выговориться, чтобы стало легче. Но с Фосетт такой номер не прокатывает - она быстрее со всем разберётся молча, сама.

Цири на яблоне. Софи под ней. Смотрит на мелкую чёрную кошатину и проклинает тот день, когда с ней связалась. Ещё больше, когда решила, что может хоть кому-то в этом мире доверять.

От вопросов Фенвика ее внезапно накрывает. Накрывает настолько, что в глазах темнеет, потому она облокачивается двумя руками на дерево, молясь, чтобы это побыстрее закончилось. Все, что нужно знать о Фосетт: страх замкнутых пространств и страх подпускать кого-то слишком близко. И если с первым ещё можно играть в кошки-мышки, то контролировать второе невозможно.

Софи успевает досчитать до двадцати, когда ее попускает. К тому времени Цири сама спрыгивает на плечо хозяйки и щимится обратно в сумку. Судя по позе Фенвика, тот все ещё ждёт от неё ответов.

- У тебя хорошо с теориями заговоров. - Сухо произносит она, спеша на выход со старушечьего двора. - По твоей логике, я знала, что возле ивы находится некий таинственный механизм, потому взяла тебя, свою кошку и отправилась на его поиски, да? Ещё скажи, что подговорила свою больную на голову кошку забраться в тайный проход и привести нас в Хогсмид, и сделать все так, чтобы ты сломал нос, а поскольку специально потеряла палочку, то мы пошли искать того, кто бы тебе его вправил, и тут будто между прочим мы попали к старушке, держащей приготовленную для меня книгу. - На секунду Софи заткнулась, поняв, что проговорилась насчёт книги, но это уже было не так важно. - Да, Маркус, это все было подстроено. Только знаешь, что во всем этом плане не так? - Они как раз вышли со двора, когда Софи уже была настроена рассказать все, как есть. - Ты, Маркус, неужели считаешь, что знай я про все это заранее, то потянула бы тебя? Я сама бы все сделала, и без чьей-либо помощи. Я не из тех, кому плевать на безопасность других, я не стала бы специально подставлять, ввязывая во все это дерьмо. Мне не безразлично.

Это была капитуляция. Софи не на шутку разволновалась, да так, что теперь ее всю трясло, то ли от злости, что о ней подумали что-то подобное, то ли от накатившей общей усталости. Она лишь прибавила шаг, чтобы поскорее добраться до школы.

Что-то треснуло внутри неё. Что-то, что обычно срабатывало, когда кто-то лез ей помогать. Но в этот раз все было иначе. И от этого становилось ещё паршивее.

Отредактировано Sophie Fawcett (16.10.21 02:08)

+2

17

Маркус никогда никому не признается, но он чудовищно боится. Ему страшно почти каждую драклову секунду. Это не всепоглощающий ужас, от которого подкашиваются колени, как когда-то в детстве, когда остался дома один на целую ночь, совсем без света, даже луна тогда спряталась за тяжелыми плотными облаками. Маркусу тогда казалось, что в каждом углу живут мрачные тени - длинные, ломанные и неправильные, что тянут к нему свои изувеченные руки, пытаясь достать до горла и до глаз, чтобы оставить его в темноте навсегда. Маркусу тогда казалось, что в двери кто-то стучит, царапает ее, бьется, рычит, пытаясь ворваться внутрь. Тогда ему казалось, что он умрет, а мама найдет его утром под одеялом, свернувшегося в позе эмбриона. Мама действительно нашла его утром, посмеялась над его рассказом, назвав фантазером. Этот страх другой, вязкий, тягучий, медленно засасывающий в пучину, он тихо гудит внутри, сжимает желудок, вызывая приступы тошноты. Маркус морщится, старается запрятать его, запихать куда-то подальше, но страх сильнее.

Маркус боится и потому вечно лезет на рожон, вечно ведет себя так, будто страха у него нет совсем, будто и других чувств нет вовсе. Маркус много и резко говорит, часто срывается на крик, сжимает кулаки, готовы в любой момент вступить в бой. Маркусу страшно, потому что он знает, что он один. Если расскажет кому-то - посмеются.

Он смотрит на Софи, нахмурившись и скрестив руки на груди, замирает на месте, не двигаясь. Она отвечает на вопросы, но ему кажется, что не на те, на которые он ждал ответ. Страх медленно ворочается, скручивается в тугие кольца, готовится к прыжку. Маркус закусывает губу, чувствует металлический привкус крови во рту.

То есть как это не безразлично?

Софи забирает свою драклову кошку и уходит вперед, Маркус замечает, что руки у нее дрожат. Он стоит, не двигается, смотрит ей вслед. Когда-то курсе еще, наверное, на втором или третьем кто-то - он не запомнил ни имени, ни лица, только высокий дрожащий голос - сказал ему, что у него никогда не будет друзей, что если кто-то и появится, то он сам сделает все, чтобы от него отвернулись. Маркус вздрагивает и догоняет Фосетт, но держится чуть сзади, не попадаясь на глаза.

- Слушай, Софи, я.. то есть у меня действительно все хорошо с теориями заговора. Если кто-нибудь когда-нибудь вообще ставил теории заговора и хорошо в одно предложение, - Маркус усмехается, нервно дергая себя за рукав. Ему страшно, потому что он верит, что у него все всегда будет плохо, что и его и "хорошо" нельзя поставить в одно предложение. Мир против Маркуса Фенвика, а Маркус Фенвик против мира. Навсегда. Но теперь вся эта схема начинает медленно шататься. - Прости, я был, - эти слова даются чудовищно сложно, застревают в горле, не желая выходить, Маркус кашляет и плюется, - я был не прав, я перегнул палку, перекрутил все, выставив тебя виноватой. Ты не.. это все - не твоя вина. Прости.

Маркуса тошнит, но это уже не страх - отвращение к самому себе, к своим поступкам, словам, к своему выбору. В какой период жизни он повернул не туда и стал вот таким? Раньше он бы не сомневался, ответил бы, что все было заранее предрешено, что от него ничего не зависело, его сделали таким, вылепили, заточили края, превратив их в шипы, не спрашивая. Сейчас Маркус задумывается чуть ли не в первые в жизни над этим вопросом.

Главные эмоции Маркуса - страх и злость. Главный девиз Маркуса - бей, пока не ударили тебя. Вот и сегодня он ударил, но сильно промахнулся, попав по самому себе. Фенвик сутулится, смотрит в землю, не отрываясь, пинает попадающиеся под ноги камни и ветки. Загадка странной игрушки отходит на второй план. Странно, он не думал, что такое вообще возможно.

Отредактировано Marcus Fenwick (Вчера 00:51)

+2

18

- Маркус. - Его имя она произносит на выдохе, потирает пальцами уставшие глаза и снова тяжело выдыхает, прокручивая в голове только что произнесённое им «прости». Ей начинает казаться, что это вовсе не тот Фенвик, которого она так давно знает. Не тот, который вечно ёрничает, когда она забывает про домашку, не тот бубнящий в сторону чая, вечно мрачный и недовольный. Может ей его подменили? Подсунули другого? Может это миссис Флиберт какую порчу на него наслала, пока нос вправляла?

Софи щурится, поглядывает на него подозрительно, ожидая подвоха, или что в какой-то момент он превратится в зелёного человечка, крича «нас рассекретили». Но что-то ничего подобного не происходит, а она просто пялится на него, как ненормальная, будто только что узнала, что все это враньё про смерть Кеннеди. Чистейшая подстава. А Генрих VIII был девственником.

- Маркус, - попытка номер два после небольшой паузы, показавшейся ей вечностью, - ты в курсе, что ты дурак? - Она останавливается, по-девчачьи наигранно пихает двумя руками в плечо, будто желая избавиться от чувств, что внезапно отозвались где-то под рёбрами глухими неритмичными ударами, несвойственной аритмией. - Просто ты… ай, короче. У нас двоих похоже проблемы с доверием. Я бы предложила поработать ещё и над этим, но мы слишком будем заняты этой невиданной штуковиной.

С другой стороны, в сегодняшней истории Фосетт внезапно открыла для себя, что доверяет Маркусу настолько, что повела его в дом старушки, которая та ещё сплетница. Софи не хотела, чтобы кто-то знал о ее визитах в этот дом, как и о том, что она шатается на каникулах по Лютному. И, конечно, она не хотела, чтобы кто-то знал о проклятии, пока она сама не разберётся, реально оно, или сказка, чтобы заставить откреститься от семьи.

- Прости, что соврала насчёт Флитвика. - Снова отводит взгляд, потому что стыдно. - Никакое задание он не давал, я просто хотела свалить с библиотеки подальше, и… не быть в одиночестве. Потому что сейчас у меня очень паршивое состояние, будто весь мир вокруг рушится, а я стою и не могу пошевелиться, не зная, что со всем этим делать: собирать ли осколки, или же бежать подальше, где меня никто не сможет найти. Я просто очень устала. И очень не хочу оставаться одна. И вместе с тем я не хочу, чтобы кто-то страдал из-за меня. К примеру, твой красивый нос. - Софи зачем-то вспомнила, сколько раз видела этот нос разбитым, до того, как над ним приходилось колдовать. - Я не думала, что ты бросишься ради меня под иву, не думала, что мы угодим хрен знает куда из-за моей чертовой кошки. Знаешь, иногда мне кажется, что я вообще мало думаю, зато фигни всякой совершаю, взять хотя бы Кубок в прошлом году. - Правой рукой она вцепилась в край манжета мантии Маркуса, будто боялась, что он куда-то денется. Ей было непривычно говорить о своих чувствах, да и публичная рефлексия вызывала у неё неподдельное чувство страха, но сейчас пришло осознание, что пора запихнуть поглубже страх за себя, за свои чувства, которые могут задеть, над которыми могут посмеяться, но если забиться и не высовываться, то потеря чего-то очень важного будет равноценной. - Не злись, пожалуйста.

Все-таки в этом мире не так много людей, которых она боится потерять. У неё остался только отец и брат, дедушка и дядя по маминой линии, вечно присутствующий всюду и всегда Сэм, Цири. Есть ещё Маркус, только раньше она этого не понимала, думала, что его чувства ее никак не касаются, готова была все перекроить в очередную шутку, только шутка оказалась глупой, а точнее - это сама она оказалась полной дурой.

+2

19

Маркус останавливается, пристально вглядываясь в землю под подошвой ботинок, словно впервые увидев, какие следы оставляет за собой. Маркус смотрит на небо, разглядывая облака, ища знакомые образы, словно надеясь найти еще и ответы, надеясь, что кто-то там наверху вдруг раздвинет небесную твердь, погрозит ему пальцем и развернет огромный пергамент, на котором разложит, что и как надо делать, чтобы не быть таким мудаком. Маркус смотрит на деревья, жмущиеся друг к другу у края тропинки, вслушивается в шелест листьев в поисках все тех же ответов. Маркус делает все, чтобы не смотреть на Фосетт.

Но ему приходится, он не выдерживает этого жуткого напряжения, поднимает взгляд, когда слышит свое имя, смотрит исподлобья, пытается отвернуться, но ни дракла не выходит. Маркус, кажется, сломался, какую-то важную деталь внутри него переклинило. Вызывайте помощь, пока не превратился в размазню и тряпку.

- Ты немного перепутала буквы, - усмехается мрачно Маркус, - первую и третью, если быть совсем точным. - Фенвик стоит и терпит, пока его пихают в плечо, не злится совершенно, потому что понимает, что заслужил. Заслужил даже нечто большее, он бы стерпел, если бы Фосетт решила ударить сильнее, еще раз разбила бы нос.

Маркус расслабляется, понимает, что буря прошла стороной. Она не убила, не растоптала, не уничтожила - слегка потрепала, покружила немного, встряхивая все ценности и убеждения, перемешивая их, переворачивая с ног на голову, раскрывая все ящички шкафов в его голове, вытряхивая все самое гнусное, что у него было внутри. И Маркус рассматривает последствия урагана, не решаясь подходить ближе и тыкать пальцем в это гнилье.

Он только кивает, когда Фосетт говорит про проблемы с доверием. Они у него сейчас на первом плане, тянутся черными щупальцами, желая пробраться в голову, опять заставить поверить в то, что все, что говорит Софи - ложь. Маркус трясет головой.

Фенвик не знает, что сказать и как ответить. Он замечает чужие эмоций, малейшее изменение в состоянии, но не понимает, что с этим делать. Он должен быть сейчас искренним - насколько это возможно - но он просто не умеет. Все тот же пресловутый страх растет, раскрывается все больше, запуская свой убийственный яд течь по венам, заставляя зажиматься, закрываться, выпускать колючки. Маркус знает, что там, где искренность - там боль. Если откроешься, получишь болезненный удар, незаживающую рану, которая будет еще долго кровоточить, напоминая о себе в самые неподходящие моменты.

- Все нормально, - наконец выдавливает из себя Маркус, - я понимаю. - Он и правда понимает, потому что чувствует что-то похожее. Но он на осколках рушащегося мира пляшет, натянув фальшивую насквозь улыбку, втаптывает их в землю глубже и глубже, не обращая внимания на порезы. - Моему красивому носу не привыкать, ты же знаешь, - Фенвик смеется, тянется рукой к нему, аккуратно ощупывая.

Маркус знает, что выглядит мрачным типом (и не только выглядит), но не думал никогда, что представляется настолько отвратительным, готовым оставить кого-то в беде, позволить пострадать просто так, когда был шанс на спасение.

- Я просто посчитал, что меня вывернет ужасным школьным завтраком, если увижу, как бешеная ива разбивает твою дурную голову, - снова смеется Маркус и пожимает плечами. - Думать побольше тебе не помешало бы. Ты же с Рейвенкло, Фосетт, в конце концов, - еще одна мрачноватая усмешка, но в глазах у Фенвика пляшут яркие веселые огоньки. - Я не злюсь. Теперь уже нет.

Парадоксально, но страх почему-то сдает свои позиции, отступает, прячется так, что Маркус почти его не чувствует, не слышит привычного гула в ушах. А Фенвик ведь думал, что разрастется сильнее, начнет душить, не давая сказать и слова. Странно все это. Очень-очень странно, необычно, непонятно, что с этим делать.

- Надо бы свернуть с этой дороги, а то выйдем прямо к воротам школы, - он кивает на едва заметную тропинку, прячущуюся в ближайших кустах, уводящую глубже в лес. Маркус точно знает, что там есть обходной путь, он уже не раз им пользовался. - Осторожнее, тут дерево не так давно упало, нужно перелезть, не зацепись мантией за ветки.

+2


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 05.05.96. idfc