Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 17.05.96. Живец или ловец


17.05.96. Живец или ловец

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/606/292644.gifhttps://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/606/744375.pnghttps://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/606/39637.png
https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/606/855665.pnghttps://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/606/756466.pnghttps://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/606/683610.gif
Megan Rowstock, Marcus Fenwick
17.05.1996
Хогвартс и его подземелья

Живец ты или ловец,
Умер ты или воскрес,
Человек или змея —
Тебе, кажется, нужен я.
чтобы вылезти без потерь из этих коридоров

Отредактировано Marcus Fenwick (14.10.21 23:55)

+1

2

На прямых ногах Меган взбирается на самый верх Астрономической башни, туда, где телескопы замерли жуткими изваяниями, повернувшими глаза-окуляры к беззвездному небу. Дождь еще не начался, но над головой все заволокло тучами – ни единого просвета.
Несмотря на поднявшийся ветер и глубокую ночь, в конце мая здесь совсем не холодно.

Ровсток осторожно обходит штативы, но все-таки врезается в один из них - она совершенно не смотрит перед собой, весь ее взор направлен куда-то вверх, в темно-серую, как бездна, пустоту. Она сильно нервничает, но дышит глубоко, размеренно, будто погружена в коматозный сон, переполненный сновидениями. Спит и видит растянувшуюся во времени иллюзию, бесконечный кошмар, где злодеи объединились с чудовищами, а она все еще не может сделать и шагу в противоположную от них сторону.

Мэгги останавливается у самого края и наконец опускает голову. Если бы хоть кто-нибудь знал, что она будет здесь этой ночью, он бы ее остановил, схватил за руку в последний момент и как следует встряхнул, заглядывая в пустые, непонимающие глаза и произнося нелепые, но крайне нужные слова. Только никто не придет: она слышит, как воздух наполняется тишиной, как поднявшийся ветер перестает шипеть листвой где-то внизу, как звон собственных каблуков болезненно обрывается о каменные плиты.
Как гулко стучит ее сердце в попытке выскочить из груди.
Как ей до упрямого страшно.

Черные волосы яростной волной мечутся вокруг головы. Змеи, танцующие под чью-то беззвучную дудку. Мысли, умоляющие, чтобы их произнесли вслух.
Треньканье браслетов начинает изрядно раздражать, и слизеринка срывает их с запястий парой поочередных, резких взмахов рук. Бусины рассыпаются по полу разноцветным стеклянным серпантином и укатываются все дальше и дальше, пока совсем не затихают, пропадая из виду. Меган собирала эти бесполезные фенечки с самого детства, обвешивалась ими, как рождественская ель, объявляла о своем присутствии задолго до появления в учебном классе. Девочка-чудачка, решившая, будто таким образом сможет обмануть смерть. Что ж, на этот счет у нее и впрямь имеются кое-какие соображения, только более кардинальные, безрассудные, и последствия их нельзя просто так взять и отбросить прочь.

Путаясь в подолах мантии, Ровсток перекидывает ногу через ограждение и едва не вскрикивает, когда ее туфля соскальзывает со ступни, норовя обрушиться вниз в безупречно-зеленую траву, которой отсюда не видно. Темнота такая, что хоть выколи глаз. Мэгги вглядывается в нее, словно желает разобрать очертания отражений. Своего бледного, перепуганного лица, монументальных фасадов, укоризненно взирающих на ее напряженную спину, телескопов, наблюдающих за ее движениями без какой-либо романтической подоплеки. Она крепче хватается за перекладины, когда бескрайнее ничего расплывается перед ней, утопая в соленой воде. По щекам двумя теплыми дорожками текут слезы, Ровсток чувствует их вкус на пересохших губах, и все отчетливее осознает, что происходящее – дурная идея, минутный порыв слабой идиотки, но что еще ей останется, когда она так чертовски устала искать выходы?

Она почти разжимает непослушные от холода пальцы, когда слышит скрип. Тело прошибает ударом молнии, Меган не двигается, ее руки безвольно держатся за гладкие выступы, нет сил и мотивации повернуть голову, чтобы проверить, не показалось ли, не игра ли это воспалённого воображения. Тишина, затем снова звук, только ближе. Если ее обнаружат здесь, одну, посреди ночи без сопровождения Синистры или еще кого-то из учителей, ее ждет наказание. Ха-ха, с факультета снимут баллы. Селина будет в бешеном восторге. Другое дело, если ее подруга сиганет с самой высокой башни в Хогвартсе, тогда можно будет надеть черный ободок в знак траура, они ведь так ей идут, эти ободки.

- Дракклец, - словно только теперь приходит в себя после транса, вроде тех, что любит демонстрировать на своих занятиях старая шарлатанка Трелони. Поделом, что ее выперли из преподавательского состава. Слизеринка грациозно, как кошка, перелезает обратно на площадку для уроков Астрономии, и адреналин в ее крови дает толчок неконтролируемой злости – в первую очередь на себя: вот недотепа, вечно тебе что-то мешает, да, Мэг?

Ровсток еще раз оборачивается, смотрит на рассыпанные по полу бусины и разорванные цветные нити и делает шаг назад. Что-то громко хрустит у нее под каблуком.
И сердце все еще бьется, как сумасшедшее.

+2

3

Маркус считает ступени, спускаясь с башни Рейвенкло. Он сосредоточенно смотрит себе под ноги, боясь оступиться, его пошатывает, он то и дело хватается за стену, повторяя числа. Сначала он застревает на двадцати и шепчет себе под нос "двадцать, двадцать, двадцать", пока пытается прийти в себя, вернуть миру четкость. Следующий этап - сорок два, и он прислоняется лбом к холодной стене, будто это может привести его в чувство. Третий наступает быстрее, чем он думал - пятьдесят пять. Маркус тяжело вздыхает, садится на ступеньку, уперевшись головой в ладони. Он спускается уже минут пятнадцать. Сколько он будет подниматься? Идея пойти подышать на Астрономическую башню уже кажется не такой хорошей. Но Фенвик упрямый, он встает и идет дальше.

Маркус всегда был уверен в себе, он верил в то, что делает, что говорит, что думает. Ни грамма сомнения, ни секунды раздумий - Фенвик целый и целостный. Он с самого детства знает, чего хочет и спокойно и размеренно к этой цели движется, не смотря на вечно сопровождающий его страх. К нему он уже почти привык, только взмахивает рукой нервно, когда тот решает вылезти из своей норы и укусить побольнее, впрыснуть яд, который будет отравлять еще минимум неделю.

Маркус знает, как побороть себя самого. Он научился за эти годы. Он знает, как игнорировать то, что чувствует. Знает, как натягивать безразличное выражение лица, усмехаться и фыркать, показывая свое отношение к ситуации. Маркус говорит, что он отвратительный актер, но это неправда. Он мастерски исполняет роль человека-которому-на-все-плевать.

Подъем оказался легче, чем он думал. Он прислоняется спиной к стене, дышит тяжело, пытаясь собраться с силами, а потом слышит чужие шаги и прячется. Он прячется в углу, почти обнимается с монстрами, что всегда скрываются там, где тьма, хватает их за худые руки, не давая вцепиться в горло. Маркусу интересно, что будет дальше.

Фенвик смотрит, как хрупкая фигурка подходит ближе к краю Астрономической башни, замирает на несколько секунд, изрядно нервничает, срывая с руки звенящие браслеты, которые с оглушающим звуком падают на каменный пол. Маркус морщится, хватаясь за виски, едва не выдает свое присутствие очередной порцией нецензурщины. Он приседает на корточки, хватая одну из бусин, катает ее между пальцев, улыбаясь.

Меган Ровсток, девочка-которая-почти-его-убила, балансирует сейчас на обрыве, подставляя лицо холодным порывам ветра, смотрит куда-то вдаль, будто надеется, что кто-то выйдет из ночи и даст ей ответы, которые она так давно ищет. Глупая, глупая, девочка. Маркус не делает ничего, чтобы ее спасти, просто наблюдает, сдавливая в ладони  все сильнее часть ее браслета.  Станет ли девочка-которая-убила девочкой-которая-умрет? Маркус крепко сжимает палочку в кармане мантии.

***
Маркусу плохо, он чувствует как его тело борется против него самого, отвергает. Он крючится на полу, вонзаясь ногтями в запястье, закусывая губу до крови и крика. Пальцы царапают каменный пол, он снова и снова пытается выдавить из себя пресловутое "помоги", но не выходит. Маркус уверен, что умирает.

Смерть должна быть такой - через жуткую боль и отрицание. Перед глазами непременно должна быть темная пелена, не дающая рассмотреть все, что происходит вокруг. И тошнота должна быть, и головная боль, и судороги, превращающие его в изломанного, корчащегося на полу, червя, показывающего всему миру, что он там ел на завтрак.

Смерть для него сейчас кажется лучшим исходом. Все, что угодно, лишь бы не чувствовать этой кошмарной разрывающей боли, не думать о том, что что-то или кто-то сейчас хватается когтистыми пальцами за его сердце, вонзается глубоко, разрывая внутренности, пуская кровь. Маркус кричит.

***
Маркус неосторожно дергается, делает шаг вперед. Ночная тишина взрывается резким скрипящим звуком, отражающимся от стен. Он отступает назад и звук повторяется. Меган вздрагивает и отходит от края, ругаясь. Фенвик тихо посмеивается, запускает бусину, зажатую в руке, ей под ноги, слушает как она с громким цок-цок-цок прыгает по полу башни, подбираясь все ближе к слизеринке. Маркус ждет, почти не дышит, наблюдая за Ровсток.

Кажется, пришло время вылезти из темноты, напомнив о себе.

- Привет, принцесса, - улыбается Фенвик, хотя улыбкой это назвать сложно - скорее, странная грубая гримаса, звериный оскал. - Чего ты так испугалась? Ты вроде что-то потеряла?

Как же Ровсток его раздражает, как же до ужаса бесит. Маркус смотрит в эти глаза разного цвета, видит, как дергаются плечи; чувствует, как она почти готова отступить, но вместо этого наступает, перебарывая свой страх. Другого он от нее и не ждал.

- Силенок не хватило сделать шаг вперед? Или забралась сюда, чтобы тебя остановили? Ждала прекрасного принца, который вдруг схватит за талию, потащит обратно, прижимая к себе и шепча, что все будет хорошо? - Все девочки ждут своего спасителя. Ровсток обычно задирает подбородок и плюется ядом, но тоже не является исключением из этого правила. Маркус замечает многое, даже то, что ему совсем не хочется замечать. - Прости, пуговка, сегодня только я, но моя ставка, к сожалению, не сработала.

Отредактировано Marcus Fenwick (Вчера 00:26)

+2


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 17.05.96. Живец или ловец