Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 30.09.95 That don't impress me much


30.09.95 That don't impress me much

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/603/447397.png
Graham Montague, Miles Bletchley
30 сентября 1995 года
Из Школы в Лес

Я из лесу вышел. Был мерзкий морок.
Двое братков и чудище, несошедшиеся характерами.

Отредактировано Miles Bletchley (24.10.21 15:55)

+3

2

      Чуть больше недели прошло с того дня, как Монтегю обнаружил в Лесу полудохлую зверюшку, которая за это время успела прийти в себя, набраться сил, попрыгать по полянке и не забыть дать леща своему спасителю. Выхаживание грифона потребовало слишком много сил, времени и нервных клеток, поэтому вовсе не удивительно, что Грэм ещё не успел рассказать о своей находке своему лучшему другу. Майлз был первым в списке тех, кого слизеринец посвящал в свои дела, но последняя неделя сентября выдалась слишком тяжелой. Даже несмотря на большое количество свободных уроков и наплевательское отношение к учебе, Монтегю и Блетчли неслабо загрузились из-за подготовки к Ж.А.Б.А. Преподаватели начали выдрачивать им мозг с первых же лекций, а всё свободное время уходило на домашнюю работу. А ведь был ещё квиддич! В этом году Грэм собирался выделить ему особое место. И несмотря на всё это, парень всё-таки нашел время (читай - последние пары), чтобы выходить и поставить на лапы будущую свирепую тварь, которую нашел в Лесу ещё маленьким то ли птенцом, то ли котенком. Вот только рассказать Блетчли о своей находке он ещё не успел. А эта самая находка уже успела достать ему немало проблем.

    Раз его до сих пор не вывели на ковер перед профессором Снейпом, то это значит, что рыжая хаффлпаффская девчонка прикусила свой язычок и не стала рассказывать преподавателям о том, что случилось пару дней назад. На самом деле Грэм вовсе не сомневался в том, что она побоится выступить против него, потому что в таком случае он бы обязательно собственноручно скормил её хаффлпаффскую тушеньку этому самому грифону. Но рыжая малявка была наименьшей его проблемой. Последняя встреча с грифоном для него самого прошла не самым лучшим образом. Разодранная до мяса лопатка, сломанное ребро и кровоточащий мордас - вот чем наградил грифон своего спасителя. Если синющая рожа Монтегю не представляла ничего нового для окружающих, а сломанное ребро было починено за одну долгую, но мучительную ночь костеростом собственного приготовления, то с рваной раной на спине пришлось повозиться. Грэм никогда в здравом уме не пойдет в Больничное крыло, поэтому с этой проблемкой ему пришлось справляться самостоятельно.

    Пока все его соседи зубрили, а точнее впустую тратили чернила на уроках защиты от темных искусств, Монтегю наконец-то смог остаться один в комнате, чтобы обработать рану. Он уже заколдовал настойку с бадьяном, которая повисла в воздухе, чтобы ему удобнее было пропитывать ею ватный тампон, которым он смазывал себе рану. Ощущения были отвратительные, но Грэму не привыкать к боли, поэтому, крепко сжав зубы, он с силой надавил вату, чтобы лучше её прижать. Слизеринец уже минут пятнадцать возился со своей скрюченной спиной, а это его изрядно вымотало. Достала не жгучая боль, а то что ему приходится так много времени тратить на то, чтобы себя хоть чуть-чуть подлатать, поэтому бросив на пол дракклов тампон, Монтегю поймал на весу склянку с бадьяном и через плечо вылил её себе на спину. Обжигающая боль пронзила его тело, но слизеринец даже не заорал. Он стоически выдержал это издевательство современной колдомедицины, а затем простоял пару минут, закрыв глаза, чтобы привыкнуть к боли и дать бадьяну впитаться.

+1

3

Возвращаясь в подземелья после ЗоТи, Майлз пересекся с Уоррингтоном и Пьюси. Те, разумеется, не смогли удержаться от того, чтоб не подколоть своего товарища, относительно его расставания с королевой Селиной, чем неизменно вызвали у своего друга болезненную улыбку, похожую больше на стиснутые до зубного скрежета челюсти. Заходили желваки по щекам, и, вместо того, чтоб задержаться с ними в гостиной, Блетчли поспешил в сторону спален, дабы бросить сумку с учебниками, сменить рубашку, а потом, быть может, поискать Монтегю. Уж друг то точно смог бы придумать, как им развлечься, чтобы перестать изображать страдания юного Вертера, коих он, в принципе, и не испытывал.
Разрыв с Мур стал каким-то до безобразия логичным и понятным, что, в какой-то мере, Майлз его ждал. С самой Селиной он пока, конечно, ничего не обсуждал. Слишком мало еще прошло времени, чтобы можно было здраво и рассудительно сделать все выводы, понять, что, наверное, им стоит быть благодарными друг другу за довольно симпатичный опыт, однако, как казалось самому Блетчли, сорвавшаяся зимняя поездка в Уагадугу, которую им хотели подарить на каникулы родители, пока беспокоила светловолосую слизеринку куда как больше, нежели поиски плюсов в их расставании.
Злополучное время, так или иначе всегда встававшее во главе всех столов на свете, заняло свое место и в этот раз. Ну, выбор  был не велик, говорить о них все равно еще будут, надо было просто заготовить пару-тройку шутеечных ответов и отбиваться ими, как на матче по крокету. Одним ударом и разворачиваться в противоположную сторону. Толкнув дверь в спальню, одновременно с тем, что длинные пальцы никак не могли справиться с верхней пуговицей рубашки, Майлз даже не сразу заметил, что в комнате кто-то еще есть. Пока ему казалось самым важным на свете - переодеться, ибо от несвежего воротничка будто вся шея принималась чесаться. Однако, боковое зрение сработало на уровне инстинкта, и вот Блетлчи замирает в нескольких шагах от своего друга, явно не особенно ожидавшего незваных гостей. Сумка с учебниками летит в сторону кровати, взмах волшебной палочки запечатывает дверь, покуда сам Майлз не приближается к Монтегю, чуть склоняя голову к плечу, изучая масштаб трагедии товарища.
Занятно ты развлекаешься в то время, пока я зубрю всяческие магические методы защиты от темных искусств. У тебя тут свои искусства.
Блетчли подается вперед, протягивает руку и касается затягивающейся под действием бадьяна раны, вызывая тем самым у Грэма невольный приступ боли. Друг вздрагивает, на лице самого Майлза появляется болезненная гримаса, но цепкий взгляд замечает край, куда не попала щедрая порция выплеснутого будто на спину зелья.
- Рассказывай, - достаточно бесцветно, хотя внутри уже сгорал от любопытства, проговорил долговязый парень, - я не поверю, что ты нашел себе новую отчаянно горячую подружку, в порыве страсти проделавшую с тобой что-то подобное.
В одной руке у Блетчли оказывается бутыль с остатками бадьяна, во второй - свежий кусок какой-то марли. Он промакивает белоснежную ткань темной жижей со специфическим запахом, а уже через мгновение прижимает импровизированную повязку к пропущенной ране. Не нужно быть гением или менталистом, чтобы понять, Монтегю сцепил зубы. Похоже на него, качает головой Майлз, оставляет первичные средства колдомедицинской помощи на тумбочке, а после достает волшебную палочку, взмахивает ею с тихим “ferula” и, прежде чем стремительная лента бинта поспешит изобразить плотную шину, слизеринец ловко перехватывает ее и туго заматывает товарища, наподобие египетской мумии. На все про все уходит не более трех минут, и Блетчли, в какой-то мере, даже гордится собой, но через миг замечает, что помимо несвежего воротника, рубашка теперь и бадьяном заляпана. Это уже выше его сил, поэтому он решительно достается из сундука свежую, но не перестает сверлить взглядом своего друга.
- Не могу понять, - размышляет он вслух, покуда Монтегю, видимо, пытается подобрать мало мальски приличные слова для описания всего того, что с ним приключилось, - почему ты мне сразу ничего не сказал?

+1

4

     Грэму показалось, что он так простоял всю вечность, пока громкий хлопок двери не вернул его мысли обратно в комнату. Кажется, он мог стоять так до скончания времен, чтобы целиком и полностью прочувствовать, как каждый дюйм его искалеченной спины пронизывает мелкая, но всё равно жгучая боль. Либо Защита от Тёмных Сил уже закончилась, либо кого-то профессор Амбридж выгнала из класса. Монтегю дернулся, чтобы поскорее накинуть рубашку и не дать Митчему или Ургхарту увидеть спину, больше похожую на решето, чем на человеческую плоть. Но это был Блетчли, отчего слизеринец как-то облегченно выдохнул. Прятаться уже не было смысла, - взгляд Майлза прошелся по его ссадинам и нарывам. Впрочем, и скромнягу тоже из себя не надо было строить, Блетчли хоть и давно привык к подобному внешнему виду своего друга, но всё равно столь глубокие раны ни один кулак или заклинание не оставит.

     Вот за что Монтегю уважал Майлза, что тот никогда не поднимал лишний шум, предпочитая действовать тихо и осторожно. Всё-таки было в этом парне что-то такое ... змеиное ... под стать факультету. Конечно, у Блетчли сейчас хватало своих забот, ведь о нём и сладкой Селинке Мур добрая половина Слизерина уже успела пошептаться, когда об их расставании стало известно всем. Сам же Грэхэм не лез в их отношения, а свой долг по поддержке друга он считал выполненным, когда на его вопрос "Ты как?", Блетчли ответил "Норм." Монтегю этого было достаточно. Если бы Майлзу реально требовалась помощь, то он бы сказал об этом, а так ... чего попусту воздух трясти?

     Монтегю проводит взглядом брошенную сумку, а сам будто поддаётся влиянию друга и без единого слова принимает от него помощь. Спасибо, что не в Больничное Крыло отправляет! Спина саднит ещё больше от жесткого прикосновения, поэтому парень сжимает крепко сжимает зубы, но не издает ни звука. Его скорее бесит собственная беспомощность в этом деле, но на Блетчли всегда можно положиться, ведь он уже изрядно натренированный в заживлении ран заклинаниями, а всякая кровища на теле друга стала для него привычным зрелищем. Майлз первым нарушает тишину, не забыв при этом сильнее надавить на рану. Но Грэм поморщился не от этого, все эти разговоры о "подружках" неслабо его нервировали, ведь все его разговоры с девушками заканчивались тем, что одна половина убегала в истерике, а вторая - заявляла, что он псих, а потом всё равно делала ноги. И если Блетчли был таким крутым парнем, что смог добиться расположения самОй Селины, то Монтегю же мог рассчитывать только на что-то вроде Милисенты Булстроуд. И то не факт ... всё-таки девушка обладала недюжинным обаянием и знала себе цену.

  - Дааа тварь одну приручаю, - сказал Грэм, растягивая слова, - И нет, это я не о подружке, - он тут же пресёк все последующие шутки друга на эту тему. В принципе, можно было отделаться и этим ответом, потому Майлз не станет лезть не в своё дело. Но Монтегю уже давно хотел поделиться новостью о гриффоне с ним, поэтому подавляя в себе желание развернуться и вырвать у Блетчли из рук грёбаную тряпку, продолжил, - Я нашел на опушке, ну там ... где мы ещё днюху Пьюси отмечали в прошлом году, а бухой Касс моррис танцевал, короче ... Я нашел детеныша гриффона. Ему месяца два с половиной от роду и куча заноз в лапах. Я его выходил. Иотвечаю, это точно не зверушка Хагрида, а то бы он уже давно показал его на уроках. А это ... - он небрежно махнул рукой, указывая себе на спину, - это последствия неудачно дрессировки. Сука ... - Грэм заскрипел зубами то-ли от боли, то-ли от воспоминаний, - Сука просто быканула немного.

    Лёгкое заклинание, произнесённое Майлзом обвивает бинтами раны Монтегю, отчего тот неудовлетворительно морщится. Ему не нравится, когда кто-то проявляет такую заботу по отношению к нему, потому что он просто не привык, что кому-то есть до него дело. Но Блетчли ... Блетчли всегда был исключением из правил. Ему Грэм позволял многое, а его немногословность и преданность их дружбе вообще делала из него единственного человека, которому он мог доверять. Не на сто процентов, конечно, но они оба знали границы дозволенного. Слизеринец чувствует, как его раны на спине благодарно затягиваются, но сам он не говорит "спасибо" Майлзу. Это происходит как само собой разумеющиеся. Монтегю небрежно натягивает рубашку, но уже не школьную, так как все уроки на сегодня были закончены, а он в отличии от Ургхарта не заморачивается с тем, чтобы каждый день надевать чистую форму.

   - Времени не было рассказать, - коротко добавил парень, неумело застегнув пуговицы. Пальцы его плохо слушались, но щеголять с оголённым торсом ему не хотелось. Пока Монтегю воевал с ненавистной рубашкой, ему в голову прилетела замечательная идея, которую он тут же озвучил, - Пошли. Познакомлю тебя с гриффондоном. Я зову его Скотина, - он тупо улыбнулся и опустил руку на плечо друга, как бы разворачивая его в сторону двери. Уроки на сегодня были закончены, а значит в комнату сейчас вернутся их соседи, среди которых было это недоразумение Ургхарт, которое они этой ночью опять выгнали в коридор. И это чудо снова начнёт вонять на тему того, что нельзя так обращаться со старостами.

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 30.09.95 That don't impress me much