Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 30.04.1996. An evening stroll


30.04.1996. An evening stroll

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/430/429839.jpg https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/430/426341.jpg https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/430/89569.jpg
Ophelia Rushden, Marcus Belby
30.04.1996
Хогвартс

Пройдемся?

+1

2

...День отработки прошел, в целом, мирно. Вызванный боггартом страх постепенно позабылся. Маркус с остальными парнями таскал ящики с хламом из старой пыточной в коридор, затем снимал паутину и боролся с ее обитателями, а под конец они с Годфри в шутку подрались на вениках - и за это чуть не угодили на новую отработку. Освободились, когда до ужина оставалось еще несколько часов. Добравшись до башни Рейвенкло, уставший Маркус с трудом заставил себя принять душ, а затем забрался в кровать с найденной в подземельях книгой, твердо намереваясь если и покинуть постель, то только ради ужина.
Годфри и Деннис куда-то ушли сами. Грант, видимо, еще не вернулся с тренировки, а Джейк пропадал где-то по своим невероятно-важным делам факультетского старосты. Маркус наслаждался тишиной в пустой спальне - и конечно, в этот момент на пороге появился навязчивый, шумный, доставучий и совершенно невыносимый Тревор Бирч.

Когда всю литературу, кроме учебной, конфисковали из мужской спальни шестого курса, рейвенкловцы заподозрили донос. Бирч, с его неумением вовремя промолчать, с его извечным желанием казаться знающим и значимым, а главное - с его искренней симпатией к Амбридж, был самой вероятной кандидатурой на роль предателя. В один вечер бедняга Трев потерял добрую часть друзей и приятелей. Сперва он спорил, пытаясь доказать свою невиновность, огрызался, возмущался и упрекал в ответ. Затем - принялся демонстративно игнорировать их всех. И, наконец, начал подлизываться.
- Книжку читаешь? - приторно-дружелюбно поинтересовался он, без приглашения, как и обычно, заходя в их часть общей спальни.
Не обращая на него никакого внимания, Маркус поудобнее растянулся под одеялом и перевернул страницу. Бирч постоял, подождал и, наконец, неуверенно подошел, отбросив на страницу огромную тень от своей пышной шевелюры. Маркус продолжал делать вид, что совершенно его не замечает. Немного помешкав, Тревор сел на кровать Годфри, возмущенно заскрипевшую под его весом.
- Так ты, Маркус, читаешь? - повторил Бирч. - Интересная книжка?
- Ищешь неучебную литературу для нашей обожаемой директрисы? - иронично поинтересовался Маркус, не поднимая глаз от страницы. - Похвальное рвение! Но не в этот раз.
Белби продемонстрировал Бирчу обложку, предусмотрительно трасфигурированную в сборник задач по теории магии. Тревор смутился:
- Ничего я не ищу! - всплеснув руками, воскликнул он. - Чего вы так на меня взъелись?! Разве я похож на человека, который предает друзей?!
Маркус со стуком захлопнул свою книгу и воззрился на Бирча с еле сдерживаемой яростью - чувством, тлевшим в душе, наверное, все шесть лет.
- О, нет, - тоном, в котором смешались лед, пламя и яд, откликнулся он, - даже для того, чтобы осознанно предать, надо иметь хоть каплю смелости. А ты, Трев, ты... Да не перебивай!!! Ты похож на человека, который подставит друзей не глядя и не думая, из одного только желания порисоваться, получить свою порцию дракклова величия в глазах публики, заявить о себе, в конце концов. А потом, а потом, Трев... да не перебивай!!! А потом ты заявляешь, что ничего плохого не случилось, и обвиняешь всех, кто пострадал от твоей глупости, что они не оценили твою дракклову добродетель и не дуют тебе в твое дракклово пузо!
Не в силах больше сидеть на месте от переполнявших его чувств, Маркус отшвырнул от себя книгу и одеяло, вскочил с кровати, метнулся к выходу, спохватился, обернулся в поисках своего плаща и ботинок и, наконец, в сердцах плюнул:
- Дожились, Трев! Из собственной кровати от тебя убегаю! Ты вообще нормальный?! Нет, понятно, что ты ненормальный, но хоть чуть-чуть?!.
Странное дело - Бирч ничего не ответил. Маркус ждал гневных воплей, упреков, театральной драмы, но сейчас в ответ лишь сгустилась тишина. Тревор сидел к нему спиной на кровати Мидхерста и смотрел в окно. Белби успел немного остыть - стоять босиком на каменном полу было холодновато, - и сам уже был смущен и удивлен своей внезапной отповеди. Молчание же Бирча немного пугало.
- А Джейк тоже так думает? - спросил, наконец, Трев дрожащим голосом. - И Годфри? И Денни? И Грант? Все вы?..
- Без понятия, что они думают, - буркнул Маркус, - сам у них спроси, если хочешь.
Он вернулся обратно, залез на кровать и снова взял в руки книжку. Читать не смог - Бирч по-прежнему сидел в комнате и молчание становилось все тяжелее и трагичнее.
- Кто-то стучит, - сказал, наконец, Трев, коротко всхлипнув.
- Я никого не жду, - откликнулся Маркус. - Это Хенли, может. Ну так Джейка все равно нет.
- Аланнис без стука заходит, - возразил Бирч. - Нет, я так не могу, я открою!
Маркус только плечами пожал. Тревор со вздохом поднялся, протопал через комнату до полутемной маленькой прихожей, отделявшей одну часть большой общей спальни от другой, и пропал за занавеской. Послышался тяжелый лязг древних петель и скрип отворяемой двери. Сквозняк качнул занавеси на кроватях. Белби поднял голову и прислушался.
- Ты тоже меня ненавидишь? - послышался из прихожей уже нормальный, театрально-возвышенный голос Бирча. - Офелия, скажи мне честно, глядя в глаза - ты меня ненавидишь?!
- Совсем рехнулся?! - шепотом вскричал Маркус, поспешно выбираясь из кровати. - Вот же дебил, Мерлин помилуй!
Он быстро пересек спальню, вышел в прихожую и из-под подмышки Бирча выглянул в дверь.
- Рашден, привет, - быстро сказал он. - Не обращай внимания...
- Нет, я хочу знать правду!..
- Заходи.

Отредактировано Marcus Belby (07.11.21 12:11)

0

3

За дверью в спальню мальчиков разгорался спор. Застряв в коридоре в нерешительности, Офелия беспокойно мялась пару минут, шурша под пальцами пергаметной оберткой, и внутренне разрываясь противоречиями. Было бы вежливо и тактично просто по-тихому развернуться и уйти, не вмешиваясь, и притворившись, что ничего не слышала и не знает. С другой стороны... если что, можно просто оставить здесь, что принесла. Только... не под дверью. Это уже проходили. Да и, если кто выйдет и случайно наступит, может получиться неприятно.

Если... и правда выбрала совсем уж неподходящее время.

Чтобы решиться поднять руку и мягко, негромко стукнуть по дереву несколько раз, требуются долгие секунды тишины за дверью. И, спустя такие же долгие секунды Рашден приветствовал скрежет старых петель, и плечистая фигура стоящего в проходе Тревора Бирча.

Само по себе это не было нисколько удивительно: не узнать его голос еще в коридоре было невозможно. Но в ответ вопрос, которым вместо приветствия Бирч пригвоздил ее к месту, Офелия только растерянно захлопала глазами, ища в ограниченно обозреваемых глубинах мальчишеской спальни Маркуса, которого тоже, определенно, слышала. И к которому, собственно, и пришла. 

- Я... нет, - обреченно ответила Рашден, подняв глаза (а заодно и задрав голову) на Бирча. За извечной его театральностью было нетрудно рассмотреть и понять вполне искреннее расстройство. И не похоже, что он действительно понимал, за что соседи по спальне на него в обиде. Послав неловкую, извиняющуюся улыбку в ответ на приветствие Маркуса, Офелия успела пожалеть, что не последовала желанию по-тихому убраться и не лезть во все это - кто знает, насколько это может затянуться и чем закончиться? - Не ненавижу. С чего ты взял?

Она не врала, хотя причины сердиться здесь были не только у мальчиков. Тот томик англосаксонских поэм, одолженный Маркусу и изъятый в числе конфискованной дружинниками литературы - отцовская книга, прекрасное иллюстрированное издание магловской печати, страницы там глянцевые, а картинки, пусть и не двигаются, нарисованы настолько красочно и экспрессивно, что кажутся лучше любых волшебных. Не причина для такого сильного слова как ненависть, нет - но Бирч умеет преувеличивать, и не только на словах. Непонятно только, донести ли это вообще до Бирча. И стоит ли?

Отредактировано Ophelia Rushden (07.11.21 19:43)

+1

4

- С того, что... - голос Бирча снова задрожал, - что я этого не делал, я ничего не делал! Я не знаю, почему все думают, что я написал какой-то донос! Я ничего не писал! И не доносил!..
- И случайно не сболтнул нигде? - язвительно уточнил Маркус, удобно подпирая плечом косяк.
- Случайно?! - Трев снова зашелся было возмущением, но вдруг на секунду осекся и задумался. - Ну-у-у... Я уже не помню, невозможно же помнить каждое свое слово! За такое не обижаются, Маркус! Случайно проговориться всякий может!
- Вот именно, что не всякий, - хмыкнул Белби. - Ладно. Ты вообще собираешься впустить Рашден внутрь?
Спохватившись, Бирч отступил от двери, давая возможность однокурснице пройти в мальчишескую спальню. Маркус тоже посторонился - и любопытным взглядом зацепился за сверток у нее в руках.
- Офелия, ну скажи! - продолжал, тем временем, возмущаться Бирч. - Случайно сказать что-то, из чего кто-то другой может о чем-то догадаться - это разве преступление?! Ты бы на такое стала обижаться?

Отредактировано Marcus Belby (08.11.21 00:12)

0

5

Помявшись еще с секунду с ноги на ногу, Офелия беззвучно скользнула мимо Бирча с Маркусом, впустив в спальню мальчиков яркий шлейф апельсинового шампуня. Волосы после душа едва успели обсохнуть, и были небрежно собраны на затылке голубой шелковой бабочкой. Остановившись, она покосилась на окно и аквариум с Людвигом, а затем тяжело вздохнула.

- Знаешь, Тревор, да. Стала бы.

Видит Мерлин, ей все еще совсем не хочется в это лезть. Но раз уж на то пошло...

- За всех не скажу, конечно. Не думаю, что за это стоит ненавидеть, но если кто-то... даже "случайно" подставит или выдаст секрет, а потом даже не понимает, за что на него обиделись...

Странное это было занятие, не особо комфортное - объяснять лбу в два раза крупнее вещи, которые кажутся очевидными, совсем как первокурснику, забойкотированному друзьями. Тем более, если означенный лоб наотрез отказывается принимать несогласие. Видит Мерлин, в ответ на поддержку Бирча в сторону Амбридж, кажется, вся компания пыталась объяснить, в чем он не прав. И вот, чем все это кончилось.

Было бы здорово, если бы эта маленькая отповедь могла помочь. Но верилось слабо.

- Это ведь может повториться снова. А дружить с тем, кому совсем не можешь доверять, наверное, невозможно.

Офелия пожала плечами, вновь переглянулась с Маркусом, но тут же стушевалась и продемонстрировала объемный пергаментный сверток, который держала в руках. Теперь, пожалуй, будет втройне неловко озвучивать истинную причину своего визита. Хорошо это у нее все-таки получается - быть некстати и не вовремя.

- Это вот... Людвигу. Чур самим не есть, - пристроив сверток на подоконнике около аквариума, Офелия неловко улыбнулась. Шутка в школе уже бородатая, после того, как в начале учебного года гриффиндорцы - кажется, Челлок с Маклаггеном - съели эту дрянь на спор и загремели в больничное крыло, с яростным пищевым отравлением и сочным сливовым оттенком кожи.

Ее ношей были завернутые в пергамент яйца докси, умыкнутые с дневной отработки прямо под носом у Филча - Рашден, из интереса, уже скормила Людвигу на каникулах несколько штук из своего запаса ингредиентов для зелий, памятуя, как их любят некоторые волшебные твари. Вместе с жабьей икрой и наловленными в озере головастиками, увеличенными магией до размеров яблока, шпротва уписывала их за милую душу так, что даже, кажется, не пыталась к концу той недели откусить Офелии пальцы. А может быть, ей просто хотелось так думать.

Отредактировано Ophelia Rushden (08.11.21 17:27)

+1

6

Маркус уже собирался поднять очи горе и с чувством выругаться в ответ на очередной вопрос Бирча. Даже несмотря на присутствие девочки, потому что - ну что за манера, ей-Мерлину, говорить только о себе?! В любой ситуации, в любом месте использовать окружающих как публику для своих душевных драм! "Мы тебе не мамуленьки, Трев!". Но... скользнув любопытным взглядом по спине Офелии, Маркус все же промолчал.
Интересно было, что она ответит.
Прошел почти месяц с тех пор, как он, внезапно для самого себя, заметил Офелию Рашден и увидел, что она умна и красива. Он уже и сам не смог бы сказать, как это получилось. Лагерь археологов в пустыне, едва минувшая опасность все еще горячит кровь, и хочется почувствовать себя живым - воочию убедиться, что жив... А вокруг, в убийственной пустоте этого абсолютно мужского мира - только две женщины. Одна - пятно пепла на полу гробницы. Другая - фотография в журнале, воспоминание, неразрывно слитое с тоской по родной земле...
"Что ты за человек на самом деле, Офелия Рашден?".
Она ответила как всегда - красиво, деликатно и о, так... правильно, что за один этот ответ можно было бы поставить самую высокую оценку на экзамене и добавить десять баллов Рейвенкло. Маркус согласно кивнул и отвел глаза. Он помнил, он уже проходил это, когда был влюблен в Квентин. Воровал ее переписку с другими старостами, чтобы изучить почерк; с болезненным и жадным вниманием ловил любое упоминание о ней в школе; нашел и не вернул ее резинку для волос, как будто даже этот кусок тряпочки мог что-то сообщить о ней, приблизить к ней. Каждая мелочь была как научное открытие, каждую мелочь можно было осмысливать и трактовать, лежа без сна в темноте спальни. Это было - Маркус и сам понимал, - что-то болезненное и нездоровое, и это могло напугать любую девушку, а особенно - такую робкую, как Офелия.
Надо было, наверное, по-другому. Так, как делают все нормальные парни в этой школе. Показать ей себя с какой-нибудь (какой?) лучшей стороны. Не изучать ее саму с фанатической увлеченностью ученого, будто препарированную жабу в гексаграмме Беме, а... ну, приобщить ее к каким-то своим увлечениям, показать ей, что способен вести за собой и решать за двоих, пригласить ее, в конце концов, в это приторное розовое кафе и делать все такое прочее, что должны любить и ценить девушки в парнях.

Маркус вытащил руки из карманов брюк, переступил по холодному полу босыми ногами. Снова спрятал руки в карманы. В неубедительной попытке изобразить непринужденность, оперся плечом о столбик кровати Денниса. Честное слово, Рашден выбрала для визита какой-то неподходящий момент, когда показать себя с лучшей стороны для Белби было несколько... затруднительно.
Тут еще и Бирч.
- Почему, почему нет доверия?! - вскричал Тревор, явно не собираясь переводить разговор с собственной сиятельной персоны на какую-то шпротву. - Офелия, почему ты так говоришь?! Я не такой человек, чтобы предавать! Я наоборот... Мне можно, мне можно верить!!!
- Драааакл, Трев, она тебе Только Что сказала, почему, - негромко фыркнул Маркус.
На Офелию он посмотрел со смесью признательности и легкой тревоги. Было очень приятно, что она так привязалась к Людвигу. Маркус прекрасно понимал, что вполне можно любить питомца и ненавидеть хозяина, и все-таки - это было удивительно, нежданно и очень хорошо. А вот шутки про "самим не есть" он не понял совсем. Возможно, это был какой-то школьный анекдот, вот только Белби настолько мало интересовался окружающими, что едва ли мог быть в курсе такого. Или, может, Офелия так пошутила над привычкой Маркуса и Годфри все исследовать?..
- Я исправлюсь! - внезапно заявил Бирч, слезно дрожа пухлыми губищами. - Если это и правда из-за меня, то я исправлюсь!
- Покорми его сама, - предложил Маркус, кивая на аквариум. - Он тоже по тебе соскучился.
- Я по всем вам ужасно соскучился, - шмыгая, согласился Бирч. - Но кушать сейчас не хочу. Давайте лучше поиграем в мои настольные игры? Офелия, ты их видела?..

Отредактировано Marcus Belby (09.11.21 08:13)

+2

7

- Тревор... нет, - сокрушенно выдохнула Офелия, совсем разрываясь в противоречивой смеси из жалости и раздражения. Сейчас их было примерно равное количество, да и росли они так же пропорционально друг другу, - Давай лучше сядь.

Она неопределенным жестом обвела комнату - пусть сам выберет, куда ему сесть - и послала Маркусу очередной, теперь откровенно беспомощный, взгляд, как бы спрашивая: он ведь не успокоится, правда? И казалось, что все вновь оборачивалось так, что можно было хоть до завтрашнего утра просидеть, пытаясь убедить в чем-то Бирча, да так и не сдвинуться с мертвой точки.

Офелия бросила в окно тоскливый взгляд. Там тихий и теплый сумрак, пряно пахнет лиловым вереском, и уже веет скорым летом. Потом обернулась на Маркуса, невольно изогнув губы в грустной полуулыбке.
Нужно... просто сказать...

Глупо. Все это ужасно глупо.
В подреберье противно заскреблось уже знакомое волнение.

- Тебе нужно успокоиться, и хорошенько подумать, кому и что ты говорил, - хватит, он же не ребенок, чего с ним нянчиться! - Пойми, это же небезосновательно. Ты... сам только что сказал, что мог сдать остальных "случайно", и ты не видишь в этом причины обижаться. И после этого тебе "можно верить". Это так не работает.

Можно было бы вывалить на него и побольше. И про открытую, куда как более искреннюю, чем у дружинников, поддержку в сторону Амбридж, и про самих дружинников, да что толку?

Лучше и правда шпротву покормить. Пошуршав пергаментом и приветственно приблизив к аквариуму раскрытую ладонь, Рашден взяла горсть яиц, отодвинула придавленное книгами, чтобы Людвиг не выпрыгнул (или к нему что-то не запрыгнуло?) стекло, накрывающее аквариум, и осторожно, держа руку на почтительном расстоянии, высыпала похожие на крупные черные бобы яйца в воду.

- Он как будто еще больше вырос, - подметила она, наблюдая за тем, как рыбина, резко оживившись, хищными рывками ловит яйца, пока те медленно идут на дно, - Может, из-за этих наростов.

И, наверное, пуще прежнего хочет на волю.

+1

8

После слов "лучше сядь" Бирч с недоумевающим видом прошествовал к Маркусу и развалился на постели Денниса, да так, что она вся с натужным скрипом закачалась. Маркус, встретившись взглядом с Офелией, коротко пожал плечами - мол, это же Тревор, он непредсказуем. Взгляд у Офелии был несчастным и беспомощным, и в груди от него неприятно царапнуло. Может, это и был тот момент, когда надо показать себя с лучшей стороны и проявить какие-то безумно-крутые свои качества?! Но что тут можно было сделать? Не ввязываться же в драку с Бирчем, чтобы заставить того признать правоту девушки?!
- Я же сказал, что исправлюсь! - искренне возмутился, тем временем, Бирч пару секунд поразмышляв над словами Рашден. - Я же уже сказал, что исправлюсь! Ты меня слышала, Офелия?! Ты меня вообще не слушаешь!.. Ты меня просто обвиняешь! - он подскочил с кровати. - Зачем?! Ты не хочешь, чтобы мы с ребятами дружили, как раньше?! Маркус?!
- Людвиг, он... да. Нарос... вырос... - мучительно пытаясь сосредоточиться, проговорил Маркус и, наконец, в сердцах стукнул кулаком по столбику кровати: - Драккл! Трев! Не надо перебивать, а?!
- Ну и ладно! Ладно, Офелия! Думай себе, что хочешь! - заявил Бирч, даже не думая о том, чтобы замолкнуть и дать кому-то высказаться. - А я пойду играть! - он гордо и стремительно прошествовал до выхода и крикнул уже с другой половины спальни: - Но если ты, Маркус, захочешь ко мне присоединиться, то пожалуйста!
- Ну спасибо, - иронично хмыкнул Маркус и, внутренне смущаясь, вновь перевел взгляд на Рашден; и добавил тихо, едва слышно: - Через полчаса он все забудет, Рашден. Он необидчив. Не расстраивайся.

Что она там говорила про Людвига? Уже и не вспомнить - Бирч по-прежнему наполнял память своими бессмысленными фразами, как огромными надувными шарами. А Людвиг, тем временем, уже был уже накормлен, и Офелия, наверное, успела пожалеть, что пришла...
Маркус тяжело вздохнул, нервно переступив с ноги на ногу.

Неловкость, когда не знаешь, что еще придумать, чтобы удержать рвущуюся нить разговора...

Пара секунд молчания - с таким видом, будто собираешься сказать что-то важное.

Драккл! Драккл!!!

- А вообще, ты, может, зря отказалась, - Маркус коротко кивнул в ту сторону, куда ушел Бирч. - Эта игра, про которую он говорит - это же "Солнце Подземелья", по мотивам книг Локхарта. Классика настольных игр. Хотя ты ж не любишь Локхарта. Хм. Жаль, по Уорплу таких нет.

Отредактировано Marcus Belby (15.11.21 11:45)

0


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 30.04.1996. An evening stroll