Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 04.05.96. Много шума из ничего


04.05.96. Много шума из ничего

Сообщений 1 страница 20 из 34

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/398/129271.jpg
Marcus Belby (+Trevor Birch as NPC), Leanne Chisholm, Godfrey Midhurst & Dennis Aldermaston; позже Sophie Fawcett & Adelaide Murton
4 мая 1996-го, суббота
Хогсмид, Три метлы, потом по ситуации

Случаются порой события, которые кроме как "так сложились звёзды" описать невозможно.

Отредактировано Adelaide Murton (25.11.21 23:33)

+3

2

- ...Скоро из темных вод Забвения должна вынырнуть Ноктюрн, - при упоминании своей бабушки по отцу Маркус раздраженно нахмурился. - Драккл знает почему, ей все время кажется, что у меня день рождения в мае, и она всегда шлет в подарок деньги. Папа... Эх! Ну, с папой я уже говорил. Он сказал, как и всегда, что не собирается спонсировать мою интеллектуальную и нравственную деградацию. Он бывает невыносим. Не хочу больше с ним говорить.
Компания из троих друзей и Линн неспешно приближалась к "Трем метлам". Погода стояла ясная, солнце припекало уже почти по-летнему, и Белби даже снял форменный кардиган с рейвенкловской нашивкой, повесив его на ремень сумки. Сквозь тонкую ткань рубашки восхитительной прохладой доносился легкий ветерок. Непривычно было идти без галстука и не чувствовать, как тугая резинка стягивает волосы в хвост. Непривычно было не следить за расстоянием между собой и сестренкой; и Маркус не мог не следить, всякий раз отмеряя на глаз треклятые дюймы. Жуткое дело - строгий режим Амбридж за последние недели стал почти привычным. Только вырвавшись на свободу в Хогсмид можно было в полной мере ощутить, как много они потеряли за этот год. И тем сильнее не хотелось возвращаться обратно, по крайней мере - пока не вернется Дамблдор.
А надежды на его возвращение таяли день за днем. Если раньше даже у пессимистов было чувство, что произошла какая-то чудовищная ошибка, и назавтра же явятся авроры, схватят заигравшуюся, завравшуюся директрису и освободят кабинет для его законного владельца, то теперь... Что же, теперь наступало какое-то унылое принятие данности. И мысли все чаще были о том, как приспособиться к новой жизни - хотя бы с минимальным комфортом.
Вот, хотя бы, граммофон раздобыть.

Эксперименты с техномагией, которые Маркус и Годфри начали сразу по возвращению с каникул, ни к чему пока не привели. Для воссоздания схемы Гульельмо требовались познания в маггловской математике и науке куда бОльшие, чем были у магов-школяров - а книги у них отобрали дружинники. Грант отказывался дарить ботанам свой плеер, даром, что тот не работал в Хогвартсе. Да и вообще все маггловское - хоть бы даже тот же бензин, - становилось все менее и менее доступным. Новая администрация предпочитала не видеть мира магглов вовсе.
Была, впрочем, и хорошая новость - якобы какой-то хаффлпаффский паренек хочет продать свой старый граммофон за треть цены. Парни оживились и начали искать по карманам да по углам чемоданов в поисках каждого кнатта. Нужная сумма все равно не набралась, но не хватало совсем чуть-чуть, и это "чуть-чуть" травило душу жгучим соблазном - где-то "по-быстрому" достать, занять, заработать, наколдовать...
Маркус остановился у крыльца "Метел", дожидаясь, пока из таверны выйдет медленная, как черепаха, старая-престарая колдунья с огромным удавом на плечах. Повернулся к остальным.
- ...А что, если завести какое-то, гхм, "свое дело", как у Эдди или близнецов Уизли? - задумчиво предложил он, правда, с явным сомнением в голосе. - Как думаете, что мы можем делать такого, чтобы бы пользовалось популярностью?

Отредактировано Marcus Belby (30.11.21 09:34)

+4

3

Расстроенные чувства из-за пропущенной астрономии все ещё гложили Линн, но уже не так сильно. Глоток свежего воздуха, ощущение побега из тюрьмы, из прочных розовых сетей правительницы Хогвартса значительно улучшали настроение.

Вчерашнее полнолуние прошло незаметно, девушка даже не могла вспомнить, что ей снилось, и снилось ли вообще. Более удивительным казалось то, что она была уверена - в этот раз лунатизм не проявлялся, хотя Луна в знаке Скорпиона наоборот располагает к мистике и процветанию таинственных явлений.

Дыша полной грудью и с жадностью рассматривая окружающие пейзажи, будто видит их в первый или последний раз, Лианна шла молча. Мальчики разговаривали о чем-то своем, не требуя от нее участия, так что можно было пассивно наслаждаться моментом. Девушка иногда поглядывала на брата, улыбалась себе под нос, подмечая, как он то и дело старается сохранить между ними "приличное" расстояние. Ах, Мерлин, ведь какая же это глупость. Замечательный пример того, как можно злоупотреблять неплохими, в общем-то, правилами. Личное пространство должно быть у каждого, но разве между братом и сестрой в нормальном обществе бывают "неприличные" расстояния? Должны же быть исключения. Не сказать, чтоб Маркус или сама Линн любили вторгаться в чужое пространство, но когда это ввели на уровне запрета - стало довольно утомительно оставаться начеку.

Правда, последнюю неделю нетрудно было соблюдать этот запрет по отношению к Маркусу и Годфри. Более того, это стало почти необходимостью. Сейчас, кажется, запах бензина уже окончательно выветрился (хаффлпаффка чуть ускорила шаг, повернула голову и едва заметно повела носом - вроде различался только привычный парфюм брата), и двое рейвенкловских друзей снова стали безопасны для общества.

Изредка Чисхолм косилась и в сторону Денни. Совсем незаметно, как ей казалось, и мимолётно. В эти мгновения она неосознанно поглаживала сумку, в которой несла небольшой подарок для Алдермастона. Да, он не праздновал свои дни рождения. Да, они даже не собирались никак это отмечать. По крайней мере, не в саму дату рождения. К тому же ни в четверг, ни в пятницу не было совместных пар, а просто так искать Денниса показалось Линн чересчур навязчивым. Так что.. подарить небольшой презент на общей прогулке - это почти норма. Чуть-чуть больше внимания, чем положено, однако в этом ведь ничего такого нет? Можно же просто так сделать приятное другу?.. Очень.. хорошему другу.

- А..? - встрепенулась Чисхолм, уловив, что брат задал какой-то вопрос. Прокрутила в голове услышанное, пытаясь восстановить смысл: - Дело? Ох, вам опасно заводить дело. Если только вы не хотите сжечь нынешнюю власть - тогда я с вами. Правда, последствия могут быть катастрофичны.

Линн рассуждала об этом так легко не только потому, что никто посторонний не мог их услышать, но и оттого, что ее мысли все ещё витали где-то далеко - вокруг темы уместности подарков хорошим друзьям.

+3

4

- По-моему, дарить деньги - это жуткая вульгарщина, - протянул Годфри, с наслаждением втягивая хогсмитовский воздух. Казалось, за воротами Хогвартса даже дышится легче, без надзора Амбридж, Филча и дружинников. А Годфри было на что сетовать - в последнее время им не раз прилетало, то за магловские учебники, то за сомнительные эксперименты, то за слишком умный вид, что портит идиллию - это уже от бравых дружинников, которым картину могло испортить все, от красного галстука до выглядывающей из сумки волшебной палочки. - Как будто от тебя откупиться хотят что ли.

Годфри, например, считал, что лучше подарить что-нибудь бесполезное (хотя как книги могут быть бесполезными? Только если это не одобренные Министерством книги), чем ударяться в вульгарщину. Хотя, по правде говоря, про его день рождения родственники чаще забывали совсем, предпочитая игнорировать у них наличие родственных связей со странным ребенком. Мидхерст даже не знал, что хуже. Маркусова бабушка хотя бы проявляла к нему внимание, пусть и весьма странное.

"А ты еще раз этот ваш бензин подожги, к тебе каждый встречный станет внимание проявлять, как к особо опасному преступнику", - послышался в голове ворчливый голос. Годфри усмехнулся. После той истории с бензином Он сначала орал, вызывая головную боль не только снаружи, но и внутри, а потом и вовсе перестал появляться - обиделся. Мидхерст грешным делом подумал, что благодаря черепно-мозговой травме избавился от Него, но, пока он думал, как к этому относиться, в голове раздалось "Не дождешься", и Он постепенно возвращался к общению. В глубине души Годфри был даже рад к этому - как это, лишиться чего-то, к чему уже привык, хоть это что-то и мешает жить. Но только в глубине души, себе он в этом не признавался.

- Решать за людей домашку, - хмыкнул Годфри, - к остальному нас после всего не подпустят.
Мидхерст усмехнулся. Идущая рядом Линн была полностью с ним согласна.
- Я знаю, куда спрятали бензин. Если вдруг мы решим сжечь власть, - хохотнул Годфри, - А от последствий убежим. Будем прятаться в Запретном Лесу, договариваться с кентаврами насчет территории и просить эльфов принести нам кусочек пирога к опушке.

+4

5

- Может, не спонсирует. Может, не понимает, но, к чести его, он не чинит тебе препятствий. В необходимости искать средства самостоятельно есть элемент первобытной закалки человека. Еще шаг на пути к самостановлению и не такой болезненный, каким он мог бы быть в другой ситуации, не такой уж болезненный… - рейвенкловец покивал, глядя в небо. – А сами по себе деньги дарить не постыдно. Что если они нужны? Почему бы тогда не выразить через них свою поддержку начинанию другого? Намерение важно, Годфри, намерение…
Пребывая вне школы в состоянии совершенно благостном, Деннис губоко затянулся табачным дымом. Курить особо и не хотелось, но сама возможность покурить на свежем воздухе перекликалась с ощущением внутренней свободы, которую необходимо было пестовать и взращивать. Алдермастон достаточно пессимистично смотрел на будущее. Министерство добралось до школы и с чего бы ему ослаблять свою не по-звериному крепкую хватку? Нет, не было веры в то, что станет лучше. Может, чуточку легче.
Однако что, действительно, изменилось? Общество, оторванное от своих естественных корней, на крыльях, опаленных собственной гордыней, летело… куда? Могло ли оно приземлиться? Или наоборот улетало дальше прочь от земли, так что шансы пережить неизбежное падение растают окончательно?
Впрочем, разве что-то действительно изменилось? Нет, вряд ли. Энтропия просто поймала волну и приближение ее не замедлить.
Раз ничего сделать нельзя то, можно без всякого зазрения совести решать вопрос с граммофоном и отдыхать. Духовный рост это ведь не отменяет.
Деннис как раз избавлялся от окурка на ладони безмолвным заклинанием, когда Маркус проронил слово «популярность». Рейвенкловец поморщил лоб, обдумывая ответ: вопрос о деле был резонный и закономерный, но его форма… и популярность…
От высказанных по теме точек зрения он вовсе нахмурился – совсем серьезно.
- Власть сжечь нельзя. Власть – это культурный конструкт, - спокойно поправил Годфри и Линн Алдермастон. Сложив руки на груди, он подумал еще немного. – Но бензин… Что мы можем сделать на бензине? Полезного.
Он перестал хмуриться, хотя все так же морщил лоб – задумчиво. Взгляд был устремлен куда-то сквозь присутствующих.
- В зельеварении же можно найти применение бензину? То есть он ведь должен быть очень полезным маггловским топливом. Разве для нас он не обладает пользой и ценностью?
Деннис поскреб пальцем висок, припоминая зелья из продвинутого курса.
- А конце концов, если мы вообще думаем о том, чтобы уподобиться Уизли, то… делать из него что-то вонючее?.. – рейвенкловец помотал головой. – Про домашки надо с кем-то договариваться. Или… в Запретном Лесу собирать растения? Что сейчас в сезоне сбора из нужного? – вздохнул. - Мерлин, ни драккла я не делец. Иначе давно бы выращивал на подоконнике кнаты. Несложно же...
Алдермастон снова вздохнул и взъерошил волосы, потревожив седую прядь.
- Настойки еще можно делать. Хоть на яблоках. На сливе лучше. В теории мне понятно как, а с другой стороны... - он неопределенно махнул рукой. - И Бирч еще.
Рейвенкловец не продолжил: вместо того, чтобы пояснять очевидное, он поморщился и помотал головой.

+3

6

При упоминании домашних заданий - точнее, возможности делать их за других за деньги, - на лице Маркуса отразилось легкое презрение. Которое, впрочем, сразу же перетекло в глубочайшую задумчивость. Белби поправил очки, почесал кончик носа. Хотел было сказать, что да, да, конечно, с домашками они справятся получше многих, но вот где искать дурачка, который захочет заказать себе домашку - и как бы не назвать его дурачком прямо в лицо?..
Но Линн сразу перевела тему в шутку, Годфри подхватил, и Маркус радостно заржал вместе с ними:
- Настойки и бензин друг другу не мешают. Есть культурный конструкт, Денни, а есть его дракклово материальное воплощение, - все еще смеясь, он поднялся на крыльцо "Метел" и обернулся в дверях. - Если сжигать всякий раз по одному воплощению, то от архетипа в конце концов мокрого места не останется, и... Эээ?.. Простите, сэр?

Последние слова - смесь вежливости, снисходительности и раздражения, - были обращены ко взрослому волшебнику, который выходил из трактира и столкнулся со стоящим на пороге Маркусом. Рейвенкловец уже миновал тот нежный возраст, когда малолетки испытывают невольное уважение к каждому, кто годится им в отцы. А этот маг, к тому же, был на голову ниже Белби, бедно одет и на вид малость... простоват. Во всяком случае, при словах "сжигать", "драккл" и "настойки" он покосился на ботанов, как на банду хулиганов из Лютного.
- Чего в дверях стоять, пройти людям не даете, - тем не менее, проворчал он и заспешил прочь, напряженно и торопливо, будто боялся получить заклинанием в спину.
Маркус проводил его взглядом.
- А может, вымогать деньги по коридорам? - мрачно предложил он и беззвучно засмеялся, поправляя очки. - Издеваться над теми, кто слаб умом. Не выпускать из туалета плаксы Миртл, пока не выведут все шесть формул Бальзамо, - Маркус взял небольшую паузу, силясь изобрести какое-то особенное изуверство, - и пока не выучат все коэффициенты к его таблице. Наизусть!

В "Метлах" нынче было многолюдно. Множество знакомых лиц - хогвартские студенты сейчас еще больше, чем обычно, стремились вырваться в Хогсмид. Немало незнакомцев - взрослые маги, беззаботные местные, любопытные путешественники... Маркус окинул залу взглядом со смесью опаски и надежды. Где-то здесь, в деревне, должна была сегодня быть и Офелия. И хотя Белби в очередной раз - и снова навсегда, теперь уж точно! - решил силой воли положить конец этой мучительной влюбленности, пока что получалось плохо. Он старался думать о ней равнодушно, как о мебели или сове Бирча, или любой другой девчонке в замке, старался изо всех сил. Но стоило представить, как они сейчас случайно встретятся, как он поймает ее взгляд, как будет ловить каждое ее слово, в надежде услышать хотя бы намек на симпатию... О, стоило только представить - и сердце захлестывало теплой волной волнение, тоска и какое-то упоительное, унизительное, постыдное счастье.
Маркус коротко поморщился - от презрения к себе, - и хмуро огляделся в поисках свободного стола.
- А если серьезно, - он кивнул друзьям в сторону дальнего угла, где как раз поднималась со стульев какая-то компания, - а если серьезно, то настойки и вредилки были бы лучше всего. Они бы приносили доход, и нам самим было бы интересно их изобретать. Но - совершенно верно, Бирч. И Фарли - но Джейк под вопросом. Мне кажется, ему так не нравится Амбридж, что он бы не стал нас останавливать, будь он хоть трижды староста... Ай, ладно! Все равно, Бирча никуда не денешь.

Кажется, от Бирча не только нельзя было никуда деться - его можно было нечаянно вызвать, как демона древних легенд. Компания только расселась за столом и мадам Розмерта еще не убрала грязные кружки, оставшиеся от предыдущих гостей, как на пороге трактира показался сам Тревор Бирч. Сегодня от выглядел как-то особенно ярко и попугаисто - кружевной воротник, накрученные золотые локоны, узорчатая лиловая парадная мантия, - и явно был сильно встревожен. Под глазами Тревора пролегли, как след бессонной ночи, темные круги. Скрыть их не мог даже - тут Маркус невольно хмыкнул и толкнул Годфри под локоть, а Денни потряс за плечо, - заметный слой пудры.
- Не разговариваем с ним, вы помните? - шепнул Маркус, когда Бирч привычно направился к ним. - Просто игнорируем.

- Послушайте, - заявил Трев без приветствия звенящим от тревоги голосом, - я знаю, что вы все еще на меня дуетесь. Но знаете, я много думал последнее время. И я говорил с Флитвиком. Я даже в чем-то с ним согласен, представляете? В том, что по-настоящему сильная, значительная, великая личность способна признать свои недостатки и объявить им войну. Так я и сделаю. Я стану новым человеком, лучшей версией прежнего Тревора. Я уже перестал тянуть на себя одеяло. Я начал прислушиваться другим. Я перестал говорить только о себе. Я... я уважительно отношусь к личным границам других людей. И еще я должен серьезно, откровенно поговорить с Адель Мертон... Мадам Розмерта! Принесите нам всем тыквенного сока, пожалуйста, а для леди - взбитые сливки! Сливочное пиво не надо - от него портится голос, я слышал, а я решил больше внимания уделать своему вокалу и вообще - развивать свои таланты... Так вот. Прошлое должно остаться в прошлом, друзья. Мне нужна дружба и... и любовь. Ради вас и милой Ады я готов победить свои недостатки.
С этими словами Бирч с грохотом подтащил к себе стул и уселся, заняв добрую половину целого стола. Маркус со смешанным чувством цапнул кем-то забытую газету - странные исчезновения, во всех обвиняется сбежавший маньяк Сириус Блэк, - и, якобы внимательно читая статью, сквозь зубы процедил:
- Что заказываем? Линн? Денни? Годфри?

Отредактировано Marcus Belby (20.12.21 00:26)

+3

7

- Скорее нас, как особо опасных тварей, приютил бы Хагрид, - весело добавила Линн к словам Годфри: - И прятал бы в своем огороде, подкармливая... ох. Лучше я промолчу, чтоб не портить никому аппетит, - они уже почти достигли "Трех Метел", намереваясь хорошенько посидеть и отдохнуть. Хотя у самой девушки аппетита сегодня совершенно не наблюдалось, она все же была не прочь чего-то выпить.

Деннис привнес серьезности в их расслабленную атмосферу, и хаффлпаффка, несмотря на по-прежнему спокойно-шутливый тон Маркуса, немного присмирела, будто ее лично отругал декан за неуместное высказывание на уроке.

Не возвращаясь к теме о власти, Лианна предпочла подхватить другую - о маггловском топливе.

- Увы, далеко не все маггловское совместимо с магическим. Я бы даже сказала, что очень малый процент может действительно пригодиться, - наслушавшись рассуждений Годфри с Маркусом и имея свой собственный, хоть и небольшой, опыт использования маггловских вещей, Линн могла уже и сама рассуждать, почти как учёный. Только вот формулы Бальзамо...

- Ох, Мар, тогда тебе пришлось бы собственную сестру навечно запереть в туалете Миртл, - хихикнула Чисхолм, намекая на то, что по теме формул она совершенно безнадёжна.

Обстановка в самом популярном заведении Хогсмида пришлась бы по вкусу не каждому. Лианна, к примеру, не слишком любила топлу, толкотню и шумиху. И если в Хогвартсе ввиду больших пространств удавалось избегать подобных явлений, то вот в "Метлах", увы.. это было неотъемлемой частью. Чисто из солидарности девушка проследовала за своей компанией к столику и уселась скраю.

Когда в паб вошёл Бирч, Линн и вовсе озабоченно сдвинула брови.

- Помним, конечно. У меня и нет особого желания обсуждать политику сейчас.

Но речь пылкого рейвенкловца касалась не политики.. а, как ни странно, самосовершенствования, роста, развития и работы над недостатками. С приподнятыми бровями слушая его браваду, девушка сделала для себя вывод, что меньше всего на свете хочет сейчас принимать участие в духовном просветлении Тревора. А если он ещё эту свою Аделю сюда позовет...

На вопрос брата Линн решительно приподнялась:

- Я.. ээээ.. наверное еще прогуляюсь, - встала окончательно, обведя ребят слегка смущенным взглядом, и остановилась на Алдермастоне. "Сейчас или никогда!"

- Денни. Мм. Можно тебя на пару слов?

Отредактировано Leanne Chisholm (20.12.21 01:22)

+3

8

- Если бы найти место, где можно работать и не опасаться того, что нагрянет Бирч, - заметил Деннис и оглядел компанию. - В спальне само отсутствие наших книг режет взгляд и навевает какую-то паршивую ауру, - он приподнял руку и пояснил для Маркуса и Годфри. - Фигурально выражаясь. Если бы нас пустил к себе во внеурочные часы какой-то клуб, то, может быть, получилось бы наладить работу.
Рейвенкловец поморщил лоб. Вспомнился декан факультета, который часто проводил с ними душеспасительные (по его собственному преподавательскому мнению) беседы. Подумалось с тоской, как хорошо было бы, если бы Флитвик поддерживал их и мог бы пустить их в своей кабинет, чтобы там они могли заниматься исследованиями без оглядки на посторонних. А если бы еще поделился своим кальяном...
Деннис, скорбно поджав губы, покивал этой мысли.
- У нас нет никаких товарищей в клубах на примете?..
Алдермастон даже не сразу понял, почему Маркус потряс его за плечо, но не замечать Бирча подолгу было сложно. Юноша сдержанно приподнял брови, а следом откинулся на спинку стула и прикрыл глаза рукой.
- Нет. Не разговариваем, - нарочито спокойно подтвердил Деннис. - Ни про политику, ни про книги, ни про Локхарта, ни про что ре-ши-тель-но.
Он и сидел некоторое время так, слушая исповедь Бирча. Вроде бы пытался не реагировать, но на словах о личном пространстве не выдержал и тяжело вздохнул. Мог бы написать им записку и оставить в спальне. Мог бы передать послание устно через кого-то.
Но разве на такое уважение к личному пространству можно было надеяться? Можно. Надеяться на раскрытие достоинств человеческой души всегда можно... но сейчас делать это не хотелось.
Алдермастон скрестил руки на груди и, задрав голову, уставился в потолок.
Не хотелось обрекать надежду на трагичный конец в холодном омуте отчаянья. Мог ли измениться Бирч? Мог - в теории, но как слабо верилось в воплощение этой теории на практике.
Особенно в момент, когда за них сделали заказ.
Рейвенкловец закатил глаза и одними губами проговорил пришедшие на ум строки из басни. Он сам удивился, что помнил их, но как же к месту они пришлись.
- Возьму сливочное пиво, - пробормотал юноша, не опуская взгляда. - Каждый пусть сам решит, что заказывать.
Чуть скрипнул стул, и то, как неожиданно (или закономерно?) Линн решила уйти, заставило прекратить бессмысленно упрямое созерцание потолка. Алдермастон очень внимательно посмотрел на хаффлпаффку, вглядываясь в ее лицо, анализируя. Однако все равно немного удивленно приподнял брови, когда его позвали "на пару слов". Этого он не ожидал, но все равно уверено кивнул в ответ.
Раз позвали - значит надо, и разобраться почему позвали тоже надо.
- Пиво не отменяйте, - на всякий случай сказал он друзьям.
Дракклов Тревор Бирч - это дракклова шальная карта, особенно когда он думает, что претерпевает душевную метаморфозу. Деннис неодрбрительно помотал этой мысли головой и быстрым шагом последовал за Лианной.
Уже на улице, поровняшись с девушкой, он снова вгляделся в ее лицо в поисках ответов - а может сразу и решения.
- Все нормально?
...не из-за Бирча же это?

+4

9

Головная боль, всегда так не кстати, снова появилась, стоило Годфри дойти до главной улицы Хогсмита. Мидхерст снял очки и потер переносицу. Он уже было обрадовался, что этот недуг оставил его навсегда - аккурат после того, как он разнес линзы Бальзамо, головная боль исчезла и не возвращалась. До этого момента. Но, видимо, он слишком расслабился, и жизнь в очередной раз решила ему показать, что все не так просто.

- Ты прекрасно понимаешь, о чем я, - Годфри поморщился. Он не любил, когда его поправляют. Если все прекрасно понимают, о ком конкретно он говорит, употребляя слово "власть", какой смысл называть имена? Тем более, что сейчас за имена и донести могут. Он раздраженно повел плечом и посмотрел в сторону. Прохладный воздух и свобода быстро сводили раздражение на нет. И внезапный приступ головной боли постепенно отступал, уступая морозной прохладе. Нельзя сказать, что боль полностью прошла, но с ней хотя бы можно было нормально существовать. Если по отношению к Годфри, конечно, это словосочетание можно применить.

- Простите, - оглянулся вслед выходящему из Трех Метел волшебнику Мидхерст. Виноватым он себя не считал, но, как показали наблюдения, лучше сказать дежурные слова извинения, и тогда ты останешься на хорошем счету. - Настойки - отличная идея, - вернулся он к обсуждению. Жаль только аудитория у этого товара будет куда уже, чем у Уизлиевских вредилок. Но ничего другого в голову почему-то не приходило. И прежде чем Годфри начал рассуждать об алкогольной империи, в дверях Трех Метел появился Бирч.

"О! Поэт явился!"

Годфри хмыкнул. Судя по интонации, Он настроился на представление. К сожалению, никто из них подобного настроя не поддерживал (разве что сам Тревор, но он не в счет). Мидхерст подавил желание закатить глаза - эти напыщенные речи никогда не покоряли его слух - и уставился на собственные руки.

"Какао давай! Такая гадость, что аж вкусно."
Четкие пацаны, по мнению Годфри, заказывают что-то посерьезнее какао. Но Он на четких пацанов плевал с высокой колокольни.
- Я буду какао, - со вздохом сказал Мидхерст. Годфри недоуменно посмотрел вслед Денни и Линн. С появлением Бирча их ряды заметно уменьшились. Он перевел взгляд на Маркуса и вопросительно поднял брови, мол, чего это они вдруг? В голове, как обычно, раздался ехидный голос.

"Тебе объяснить, на какие пару слов они пошли?"

+2

10

В пятницу вечером Ада впервые навестила Грэма в больничном крыле, спустя полторы недели с тех пор, как он в разваливающемся состоянии появился в школе. Парень спал. Просидев столько, сколько позволила Помфри (а это немного, потому что лекарша настаивала на том, что больному необходим покой, и лишнее присутствие ему препятствует), девушка вернулась в свою спальню и пролежала практически без сна остаток ночи. Несколько раз она порывалась сходить в спальню к семикурсницам, чтобы допросить Квентин ещё раз, но в последний момент останавливала себя. Можно только представить, насколько недовольной будет староста, а на лишние скандалы у Мертон просто не было сил.

В субботу утром хотелось проклясть весь мир, и всех этих с энтузиазмом собирающихся в Хогсмид девчонок. Сильвер, чувствующий раздрай своей хозяйки, пришел и ткнулся мордой в ухо. Пообнимав кота вероятно против его воли, Адель почувствовала незначительное облегчение, и решила, что в Хогсмид все же стоит сходить - отвлечься, развеяться. Самым ужасным было осознание собственной беспомощности: не она его нашла, и ее знаний и умений было недостаточно, чтобы излечить его. Это просто раздирало изнутри, а значит от столь бесполезного ощущения надо было избавляться, забивая голову пустяками.

Уже в деревне девушка особенно остро почувствовала одиночество, бездумно разглядывая веселые шумные компании учеников, потому обрадовалась, когда заметила проходящую мимо и явно занятую своими мыслями Фосетт.

- Софи! - с чересчур радостной интонацией воскликнула Ада, приближаясь к кузине: - Ты одна? Не составишь мне компанию? Можно попробовать пробиться в Три метлы.

Не то, чтобы они много общались. В основном, на семейных праздниках и сборищах. В школе же у девушек были совершенно разные жизни. Софи почти наверняка даже близко не знала, что творится на душе у Мертон, однако той именно это сейчас и нужно. Человек, достаточно близкий, чтобы с ним можно было напиться (пусть даже просто сливочного пива), но не настолько, чтоб копаться в мыслях.

Девушки под руку направились в самый популярный местный паб, и ворвались в него, невзирая на толчею. Ада сразу же приметила единственное, кажется, свободное место в углу зала и целенаправленно устремилась к нему, особо не смотря по сторонам.

Уже присев и оглянувшись, слизеринка заметила за соседним столиком кучку рейвенкловских ботанов во главе с... Бирчем. Глаза сами собой закатились, но он пока не заметил ее, с воодушевлением о чем-то вещая.

- О, здесь твои однокурсники, - с непонятной интонацией прокомментировала Адель. Краем сознания она ощущала, как сильна та внутренняя буря, и какие обороты она может набрать, если позволить ей. А ведь девушка пришла сюда развеяться. Значит, она не уйдет из паба из-за Бирча. Да вообще из-за чего бы то ни было.

+3

11

Фосетт все ещё отходила от вчерашнего урока Травологии, принимая воздушные ванны и подставляя бледное лицо наконец проснувшемуся солнцу. Интоксикация ядовитыми парами была ликвидирована четырьмя чашками травяного чая у Помфри, пятую же Софи вылила в ближайший горшок с бегонией, пока целительница отвлекалась на какого-то очередного пострадавшего. Преисполненная решимости узнать личность столь важного пациента, Фосетт прошла дальше «пропускного пункта Помфри» и стала прислушиваться к (не)знакомым голосам, с каким-то неоправданным удовольствием узнав один из них уже спустя минуту.

Голос Мертон раздаётся где-то на периферии, будто кто-то не выключил проигрывать в доме, мимо окна которого она только что прошла. Софи выныривает из своих размышлений крайне неуклюже, будто руша одним чихом только что собранный перед собой карточный домик.

- Привет, Ада. - Порывается добавить что-то про внешний вид однокурсницы, но переклинивает в очередной раз, когда мимо проходит знакомый молодой человек с яркой блондинисто-медной шевелюрой и двумя изумрудами-глазами. Он не замечает ее, или попросту не узнает, и тогда Фосетт выдыхает с облегчением, зная, что в противном случае не избавится от болтливого Стэнли. А вот общество Мертон ей куда приятнее, уж кузина точно не станет рассказывать про свои «занимательные» пиратские туры и то, насколько обворожительными бывают бразильянки, когда щедро их одариваешь.

Фосетт бы желала об этом никогда не знать, как и сейчас хотела уйти куда подальше от главной улицы, потому сразу согласилась спрятаться в толпе «Трёх мётел», разношерстый контингент которой и сейчас не удивляет: квиддичисты, тихушники со Слизерина и слишком громкие хаффлпаффцы, ботаны, Бирч…

- Хм. - Только и мычит Фосетт на столь нелюбопытный факт, и даже на секунду задумывается, чего бы такого едкого добавить, чтобы максимально точно описать своё отношение к данной «кучке», но решает промолчать, что ей удаётся не всегда. - Минуту, принесу нам сливочного, а то мадам Розмерту скоро растащат на сувениры.

+3

12

Маркус нарочито-сосредоточенно слушал, якобы не замечая Бирча, и кивал: сливочное пиво, какао...
- Какао? - сдержанно удивился он, но добавить хоть словечко своего бесценного мнения не получилось: из-за стола встала Линн и попросила Денни выйти на пару слов.
Белби проводил их пристальным, тревожным, недоумевающим взглядом и обернулся к Годфри. Выразительно поднял брови, как бы спрашивая - а чего это они?! Но вместо Годфри, конечно, ответил Бирч:
- Вот видите, я на них даже не обижаюсь, - хотя вид у Тревора был как раз-таки обиженный. - У них свои дела. Весна. Наивная детская влюбленность. Я могу все понять с высоты своего опыта, правда могу. Когда-то и мое роковое чувство к Адели так начиналось...
- Да какая к драккловой матери влюбленность?! - хорьком зашипел Маркус, даже забывая, что сам призывал игнорировать Бирча. - Линн, вообще-то, надо учиться, а не все вот это!.. Мерлин!!! Я... Я пойду, найду мадам Розмерту и попрошу ее уже убрать грязную посуду с нашего стола!
Белби вскочил на ноги, едва не опрокинув стул, и поспешил к стойке, откуда неплохо просматривался выход и улица перед крыльцом. Но Линн и Денниса уже не было видно. Маркус с трудом удержался от того, чтобы выйти следом за ними, но все-таки взял себя в руки и нервно облокотился о прилавок, то и дело оглядываясь на двери.

Если подумать, то Линн приходилась ему куда более дальней родственницей, чем те же братья Фоули. Но как-то так вышло, что сперва мама, а затем и отец Маркуса взяли ее под свою опеку, и вот эта опека виделась ему собственным моральным долгом, своей ношей, которая не тянет. Линн была нежной, слишком мягкой и о, так легко, на взгляд Маркуса, уязвимой.
А Денни...
Он был, конечно, отличный друг, настоящий, с большой буквы, рейвенкловец и мыслитель, свободно мыслящий человек. Но именно свободное мышление в данном случае оборачивалось как-бы... не совсем благом. Потому что все эти ни к чему не обязывающие отношения и, простите, естественная физическая близость, в которой, по мнению Алдермастона, ничего запретного быть не должно - или как он там говорил, как он там говорил?! - все это было забавно и здорово, пока предназначалось для других девушек, но не для Линн!
"Мерлин, если я стану дядюшкой в восемнадцать лет, мне придется вызвать его на магическую дуэль, - тревожно подумал Маркус, подавляя в себе новый порыв броситься за ними на улицу и следить, подслушивать, подсматривать. - Или папа какими-нибудь проклятиями заставит его на ней жениться. Но, Мерлин, Денни ведь так с нами не поступит, он же так не поступит?!".

Из тревожных раздумий Маркуса вырвал настойчивый, дребезжащий старушечий голосок:
- Простите, молодые люди! Вы ведь студенты Хогвартса? Скажите, вы, случайно, не дружите со знаменитым Гарри Поттером?
Белби огляделся. Рядом, возле стойки, оказалась Фосетт - и именно к ней, по большей части, обращалась пожилая ведьмочка. Целая компания живописных местных старушек расположилась за ближним к прилавку столиком. В руках у одной пестрел темными колдографиями свежий выпуск "Пророка" с пугающим заголовком: "Загадочное исчезновение молодой пары в Ист-Сайде - дело рук Сириуса Блэка?!".
- Говорю вам, это не Блэк! - убежденно заявила другая старушка. - Мальчик-который-выжил не врет! Сами-знаете-кто вернулся!

*    *    *

А тем временем, Бирч, раскрыв душу и не встретив никакого понимания, совсем расстроился и обиделся. Сердито сопя, он посмотрел вслед Маркусу, что-то невнятно пробормотал и с последней надеждой повернулся к Годфри:
- Знаешь, - доверительно, почти заговорщески произнес он, - мне кажется, так уже просто нельзя. Некрасиво - верно? Не так уж я и виноват. А может, и вовсе не виноват! Мне вот, знаешь ли, не нравится Офелия Рашден. Какая-то она подозрительно-тихая и примерная. И пнула меня - помнишь? - за завтраком в Большом Зале. Что, если это она донесла про ваши книги, а? А?! Я уж не знаю! - Бирч в сердцах всплеснул руками. - С тех пор, как Офелия втерлась в нашу компанию, все пошло наперекосяк, а Маркус и Денни сами не свои! Как ты думаешь, а, Годфри? Уж ты-то мне веришь, дружище? Маркус вот обвиняет меня, а между нами, мне кажется, что она его...
Бирч выразительно обернулся через плечо, желая указать взглядом на околдованного Белби, но вдруг застыл, как статуя - увидев за ближним столиком профиль своей богини. Несколько секунд Тревор молчал,  беззвучно открывая и закрывая рот, будто выброшенная на берег рыба, затем наклонился к Мидхерсту и судорожно схватил его за рукав:
- Это она!!! Адель!!! Я... не ожидал! Я не подготовился!!! Что мне ей сказать, Годфри?! Мне подойти к ней?! А? А??? Ты подойдешь со мной?!

+3

13

Бирч успел раньше Него и объяснил, что же такое затеяли Денни и Линн. Годфри потер виски, недоуменно глядя им вслед. Влюбленность? Да нет, бред какой-то. Он бы скорее предположил, что Лианне нужно с чем-то помочь, а при всех признаваться в свой некомпетентности было неудобно. По крайней мере, самому Годфри было бы точно неудобно. Но почему тогда она подошла к Денни, а не к тому же Маркусу? Рейвенкловец перевел взгляд на друга и вздохнул. Да, наверное, родственникам признаваться тоже неудобно. А Бирч... Бирч, как обычно, что-то себе выдумывает.

Годфри остался один на один с Бирчем. Дружеское воинство, что так решительно заявило о протесте Тревору, куда-то разом испарилось, даже Маркус, и тот вышел из-за стола. Тревор же, решив, что остался Годфри за столом по доброте душевной и из-за каких-то дружеских по отношению к нему чувств, начал изливать душу. Мидхерст глубоко вздохнул. Тревор его начинал раздражать. Книги - это святое. Нельзя было Бирчу вспоминать про книги, ни в коем случае.

- Найди в себе силы честно признаться в том, что натворил, а не перекладывать вину на других! - зло прошипел Годфри, забыв про обещание с Тревором не разговаривать. Да и как можно это стерпеть? Еще и Адель, как назло, появилась здесь же, лишив Бирча остатков рассудка. - Самому не противно?

Хотелось сделать что-нибудь эдакое... Чтобы Тревор понял, что не стоило ему вообще лезть в это дело. И что если кто-то с ним отказывается разговаривать, то он накосячил и должен исправиться, а не пытаться переложить ответственность.

"А ты возьми и подойди вон к той блондиночке симпатичной", - посоветовал Он.

А вот Годфри возьмет и подойдет! Какого черта он должен тут сидеть и слушать Тревора? Ммдхерст выдернул свой рукав и поднялся.
- Узнаю, где мой заказ.

Врезавшись в пару студентов, которые проходили мимо, Годфри добрался до мадам Розмерты и забрал свой напиток. Злость потихоньку стихала, но возвращаться к Бирчу не хотелось. Мидхерст глянул на соседний столик и, решившись, плюхнулся на стул рядом с Мертон.

- Привет! Сегодня людно, правда? А я тут это...
Он выразительно скосил глаза на столик с Тревором. На большее его запала и не хватило.

+3

14

С того момента, как Фосетт добровольно ушла в толчею за напитками, Адель окунулась в себя, пальцем вычерчивая по столу понятные лишь ей узоры. Время текло вязко, сливаясь с шумом веселящихся ребят. Тем страннее было услышать рядом с собой неожиданный мужской голос. Благо, не Бирчев.

- Мидхерст?.. мм. Привет, - Адель кивнула, расплываясь в нарочито дружелюбной улыбке на автомате. Интересно, это какая-то новая тактика? Или уловка? Или ему что-то надо? Девушка проследила за взглядом рейвенкловца на соседний столик, понимающе кивнула, внутренне все ещё гадая в чем причина такой открытости.

- Ты сбежал или тебя подослали? Пожалуйста, даже если подослали, скажи лучше, что сбежал. Так мы сможем сделать этот день чуточку приятнее.

+3

15

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/330/722988.jpg[/icon][nick]Trevor Birch[/nick][status]Мамулечкина красотулечка[/status][pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Тревор Бирч</a></b>, 17[/pers][info]Рейвенкло, 6 курс[/info]

Тревор сдвинул брови и поджал губы, когда Годфри вдруг резко поднялся из-за стола.
- А-а, - глухо произнес он, - ну, как хочешь...
Скулы свело от обиды - вот оно что, вот они как! - и Тревор часто-часто заморгал, чтобы прогнать мерзкий слезный привкус из горла. Друзья его предали. Теперь это было совершенно ясно. Прежде он пытался утешиться самообманом, а после разговора с Флитвиком так даже пытался поверить в их гнусные отговорки и понять их - вдруг для кого-то вшивая книжонка действительно может быть важнее друга?! Всеми покинутый и выставленный на посмешище, сидя в одиночестве за столом и гипнотизируя столешницу влажными, покрасневшими глазами, Тревор смутно вспоминал, что сказал ему только что Годфри. Кроме того, что тот пойдет за своей выпивкой. Бирч особо не расслышал, конечно - он вообще редко всех их сльшал, - но вот сейчас в память лезли какие-то жестокие, злые слова.
"Самому не противно?".
Тревор засопел. В горле вновь запершило. Какое предательство! И в какой момент!.. И даже Годфри - тот, кого Бирч всегда считал самым приятным и порядочным из всех своих друзей! Не зря - ладонь Трева сама собой стиснулась в кулак, - не зря когда-то карты показали у Мидхерста двойную натуру. Не следовало ему доверять. Ни ему, ни противно-велеречивому Деннису, ни напыщенно-мрачному Маркусу, ни сухарю-Эдди. Все они были подлыми и неискренними людьми, и лицемерие их было на самой поверхности, видное, наверное, всем, кроме него.

Но, как оказалось, их подлые удары еще не закончились. Тревор с трудом взял себя в руки и обернулся, чтобы посмотреть, не смотрит ли на него Адель. Обернулся - и застыл. Мидхерст сидел теперь рядом с Адой. И - невероятно, невыносимо! - она кокетливо ему улыбалась, что-то лукаво говоря своим сладким мелодичным голосом. Тревор не расслышал - да ему и не надо было слышать. Будучи от природы мудрым и проницательным человеком, он все понял с одного взгляда.
Они говорили о нем. О чем еще они могли говорить?! Они смеялись над ним. Горький комок в горле стал, кажется, размером с пушечное ядро. Тревор тяжело поднялся на ноги и медленно, угрожающе подошел к Аде и Годфри.
- Что ж, - начал было он и замолк, не находя больше слов от обиды и возмущения. - Что ж... - Бирч судорожно вздохнул. - Вы, кажется, довольны оба. Да?!

Отредактировано Marcus Belby (20.01.22 01:23)

+3

16

Годфри сел на стул рядом с Мертон прежде чем он подумал, что же он делает. Когда же ясность мысли к нему вернулась, он почувствовал ужас. Он! И девчонка! И какая девчонка - Мертон! Одни! Ну, не совсем одни, вокруг все-таки было людно, но за столиком-то одни!

"А в наше время до свадьбы приличные молодые люди не сидели рядом с девушками без взрослых."

Ехидный комментарий от Него только подлил масла в разгорающийся огонь ужаса. Годфри оценивающе взглянул на Мертон, но сразу же себя одернул - какая свадьба, он тут вообще-то от Бирча спасается!

- Я... Эээ... Сбежал, да. Никто меня не подсылал, - Годфри не сразу понял, чего от него хочет Ада. Наверное, нужно как-то продолжить разговор, а не молчать, молясь, чтобы Бирч расстроился и вышел из Трех Метел? - Тебе, эм, приятно?

"Дурак."

Надежды Годфри не оправдались - Тревор не только не захотел уходить, но и сам, без чьей бы то ни было поддержки, подошел к Адель. Мидхерст понадеялся, что он сможет улизнуть, совсем не по-джентльменски оставив Аду на растерзание этому Ромео двадцатого века, но... Бирчу, кажется, нужны были они оба. Что ж, пожалуй, ему больше подходит имя Отелло.

- Были. Были довольны, - угрюмо ответил Годфри, злясь еще и на то, что Тревор отчего-то к нему прицепился. Что он отстать не может?

+3

17

Настроение стало стремительно подниматься от вида смущающегося рейвенкловца. Аде нравилась подобная реакция на нее - не упреки и огрызания, не наезды, как то, чего можно было ожидать от того же Белби, и не напор, с которым Бирч мог прошибить любой барьер, даже магический, а такая вот умилительная попытка пообщаться, и неважно с какой целью. Мертон сразу почувствовала власть над ситуацией, и улыбнулась еще шире.

- Конечно, приятно. Ты ведь решил скрасить мое одиночество.

Любопытно, как бы развивался их диалог, если бы Бирч, как всегда, не вмешался. Мертон прикрыла рот, уменьшая улыбку и бросая лукавый взгляд сначала на златокудрого, а потом на Мидхерста.

- Ну что ты, нельзя же так с друзьями. Пусть присоединяется, обсудим мое одиночество втроем. Так чтооо ты там предлагал?

Адель отвлеклась, чтоб кивнуть приближающейся Фосетт.

Отредактировано Adelaide Murton (20.01.22 15:59)

+3

18

Фосетт стоит за стойкой уже минуты две, но никто не обращает внимания, будто заняты делами чрезвычайной важности. Она даже театрально кашляет в ладонь, но все еще никто и не шевелится в ее сторону. Зато внимание престарелых дам обращено к ней, но Софи реагирует не сразу, предпочитая делать вид, что не слышит и не видит, впрочем, ей это надоедает и она поворачивается, коль пива так и не дождаться.

Вопросы старух подбешивают, а от одного имени Поттера Софи кривится так, будто ей предложили на обед овсянку. Она поворачивает голову в сторону Белби и закатывает глаза, произнося слишком откровенное «ugh».

Ещё больше становится тошно, когда к Мертон подсаживается Мидхерст. Ещё не хватало, чтобы эта вся честная компания фриков во главе с Бирчем облюбовала Аду, как это обычно бывает на занятиях. Один в любви признается на весь класс, другой откровенно пялится. Фосетт не против такого внимания в сторону кузины, но не тогда, когда они наконец решили пообщаться.

- Воу-воу-воу! - Глаза по два блюдца каждый и вытянутые в возмущении губы, стоит только королю фриков приблизиться к Мертон. Такое обычно заканчивается одинаково плохо, и Фосетт может поставить галлеон, что и этот случай выйдет за рамки культурного общения, потому забивает на пиво и возвращается обратно, сложив на груди руки.

- И что это вы тут уселись? - Возмущается она довольно громко, испепеляя взглядом каждого, кроме Мертон, хотя уселся пока только Мидхерст; все же останавливается на Бирче. - Какого драккла вы тут устроили? У тебя такое лицо, будто кто-то увел перед самым носом приглашение на чай к Локхарту. А ты, - тычет пальцем на Годфри, - мало тебе было пялиться на Аду на Трансгрессии? Пригласил бы уже девушку к Паддифут! - Фосетт закипает, Фосетт негодует и возмущается покруче Бирча. Ну почему… ну почему все ей всё портят?!

Отредактировано Sophie Fawcett (20.01.22 16:15)

+3

19

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/330/722988.jpg[/icon][nick]Trevor Birch[/nick][status]Мамулечкина красотулечка[/status][pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Тревор Бирч</a></b>, 17[/pers][info]Рейвенкло, 6 курс[/info]

Их слова доходили медленно. Тревор стоял, онемев и оглохнув от потрясения, неподвижный, как статуя - окаменевший от боли обломок одиночества, скорбное изваяние одинокого героя. По крайней мере, ему самому так казалось. Время от времени совершенно не по-геройски дрожали пухлые губы и хлюпал нос, но Бирч тогда кусал губы добела и снова стоял недвижимо и скорбно, само олицетворение высокой трагедии.
Все было ясно, как день!
Коварный Годфри соблазнял Аду! И если бы, Мерлин, если бы он любил ее так, как любил ее Трев - но разве способен кто-либо в целом мире любить так, как Трев?! Нет! Все это было лицемерно и злонамеренно, с единственной целью - отомстить за свои никому не нужные книжки, унизить превосходящего во много раз человека, а то и просто из врожденной злобы.
Боль и обида превращались в ярость, клокочущую в груди, как пламя в жерле вулкана. "Локхарт и за меньшее швырнул перчатку в лицо самому Леграну!", - подумал Бирч и вдруг вспомнил - у него тоже есть с собой перчатки! Еще секунду назад хотелось схватить негодяя-Мидхерста за грудки и вместе с ним взорваться, как от Бомбарды. Но перчатки - это было красиво! Как у Локхарта! Это позволяло сохранить лицо и продемонстрировать свое моральное превосходство.

Бирч схватился одной рукой за другую - ах, нет, перчатки были где-то в кармане! В переднем? Нет! В нагрудном! Трев полез туда рукой - опять нет! В заднем? Точно! Он вытащил из глубокого заднего кармана измятый тканевой комочек и потряс. Комочек распался на две шелковые перчатки. Тревор с бескрайним упреком, прям из глубины кровоточащего сердца, взглянул на Аду, затем перевел гневный взгляд на Годфри и, размахнувшись, бросил в того перчатку, метясь прямо в лицо.
Попал, правда, совсем мимо, куда-то в столешницу между Адой и Годфри. Захотелось даже бросить вторую перчатку, чтобы именно в лицо, но это было уже лишнее и дуэльными правилами не дозволялось.
- Пошли, Мидхерст, выйдем. Надо поговорить, - презрительно бросил Тревор, круто развернулся, намереваясь быстрым шагом покинуть трактир и всем своим огромным весом налетел на Фоссет, которая, видно, специально хотела таким образом испортить все впечатление. - Уйдите, женщины! Для вас это может быть опасно, я за себя не отвечаю!

+4

20

- Опупеть, - подытожил Мидхерст.

"Любишь на девушек заглядываться, люби и по морде получать."

Лицо Годфри, как ему казалось, должно выдавать целый спектр эмоций - от растерянности до праведного гнева. Праведный гнев, к сожалению, легко можно было бы спутать со смущением, но это был именно гнев, точно! Он не заглядывался ни на какой трансгрессии на Мертон! Это этот, подселенец, решил поиздеваться, а Годфри, как приличный студент, только лишь проверил, верны ли Его выводы. А теперь... Мидхерст застонал и уронил голову на руки. Щеки все еще лихорадочно горели - от гнева! - он чувствовал жар, и хотелось куда-нибудь спрятать лицо. Лучшего выхода в переполненном баре не нашлось. О, Мерлин, бар... Теперь все, кажется, будут смотреть на него и тыкать пальцами ему вслед! И зачем он только сюда сел? Еще и Этот, будь он неладен, всегда найдёт, как прокомментировать ситуацию! Вот избавится Годфри от Него, и заживет хорошо. Правда сейчас, в окружении девушек, Мидхерсту казалось, что это "хорошо" никогда не наступит.

- Я не пялился, - простонал он, не поднимая лица, - Я просто... Просто...
Слова не находились, и Годфри, психанув, резко подорвался с места и широким шагом направился к выходу. План сработал на "ура" только в начале - на следующем же шаге Мидхерст запнулся об стул и, стараясь удержать равновесие, пролетел несколько шагов в позе гуся, идущего в атаку. Как же ужасно! И где черти носят его друзей?!

- Послушай, Трев, произошло досадное недоразумение, - начал Годфри, выйдя из трактира и найдя "дуэлянта" на улице. Сколько бы его ни раздражал Тревор, драться с ним Мидхерст бы не хотел. Какая-никакая, а у них была дружба. Но кому под силу убедить Бирча, вбившего что-то себе в голову?

+3


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 04.05.96. Много шума из ничего