Drink Butterbeer!

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 23.07.95. плохие привычки


23.07.95. плохие привычки

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/278519.jpg

Сэм х Софи
Норфолк

что-то из прошлого

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/271831.gif[/icon][pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Софи Фосетт</a></b>, 16 лет[/pers][info]Рейвенкло, 5 курс[/info]

Отредактировано Sophie Fawcett (17.12.21 17:23)

+2

2

Кто-то однажды сказал, что «так бывает: одно пересекается с другим - и образуется узел; одно начинает зависеть от другого и наоборот». Сколько себя помнила Фосетт, Сэм всегда был рядом, а уж зависимость это или обычная дружба, взращённая и воспитанная годами - это уж как посмотреть.

Людям свойственно находить лучшие стороны себя в других, цепляться за них, будто так можно оправдать собственное несовершенство. Цеплялась ли она за Стеббинса? Кажется, только это и делала, ведь он, как маяк, всегда возвращал ее туда, откуда она начинала свой путь, и все равно снова потом утопала в, казалось бы, бескрайнем болоте проблем.

Когда рядом оказывался Сэм, то любые проблемы становились разрешимыми. И все было так просто и обыденно до того злополучного Святочного бала, до того момента, когда грань между дружбой и чем-то новым была размыта, как и ее помада от слишком жарких поцелуев.

ххх

Капли прохладной воды стекают с влажных волос на футболку с надписью “Florida”, которую Кристофер прислал из своей последней поездки на запад. Есть какое-то особенное очарование в холодном душе в шесть утра - будто начинаешь день с чего-то правильного, не хватает только салата с зеленью на завтрак и медитации на заднем дворе, чтобы в край почувствовать себя извращенкой.

- Ой, ну не смотри на меня так. А ну кыш, кыш давай, слезь, - Цири страдальчески убирает свою мохную задницу с ее одежды и устраивается на подоконнике, пригретая ранним солнцем, едва показавшимся в комнате второго этажа, по которой все ещё блуждает прохладный с ночи ветерок, колышет узорчатые занавески, пробирается к горшкам с зеленью, которые Софи все никак не может отдать своему соседу.

Их окна друг напротив друга. Чаще всего на каникулах они ежедневно желают друг другу спокойной ночи, пока кто-нибудь из родителей не решает прекратить этот ор в ночи. Но этим летом Сэма почти не видно. Иногда Софи кажется, что он ее игнорирует, что специально не включает вечером свет в комнате, что каждый раз находит дела поважнее, нежели отправиться с ней в лес или к озеру. Иногда Софи кажется, что это навсегда, что больше ничего не будет, как прежде, что он никогда больше не будет рядом. От этого делается почему-то настолько больно, что она начинает задыхаться от обиды на саму себя, свои мысли, запрещая их, как нечто выходящее за рамки возможного будущего.

Когда-то что-то одно пересекается с другим, образовывая узел, это превращается в зависимость.

Фосетт старается не шуметь, когда спускается по лестнице в холл - отец вернулся из рабочей поездки поздней ночью, и его дорожная сумка все ещё стоит в коридоре не разобранная, будто Джонатан Фосетт и не собирается задерживаться, как это бывает в последнее время.

Софи все чаще остаётся в большом доме одна. В доме, который давно забыл голос Джулиана, осевшего теперь в Лондоне в связи с новой должностью в Министерстве.

В доме, в котором даже призракам было бы скучно, что уж говорить о Софи.

Она выбегает из дома, наспех зашнуровав кеды. Это утро слишком солнечное, чтобы по привычке прятаться в четырёх стенах. Уже у ворот она немного задерживается, собирает волосы в хвост, не успевает грохнуть решеткой, как улавливает движение справа.

- А ты чего так рано? - У Фосетт с манерами плохо: она никогда не скажет вам доброе утро, потому что обычно утро у неё добрым не бывает, а сегодняшнее - просто приятное исключение. - Эй, Сэм, или ты пойдёшь со мной на озеро, или я расскажу твоей маме, что ты прячешь под матрасом. - Коварно улыбается, сощурив глаза. - Кто первый добежит, тот спихивает другого с причала! - Фосетт не заставляет себя ждать, а потому тут же срывается в сторону протоптанной дорожки.

Она не верит в то, что он снова ее кинет.

Она все ещё верит, что они друзья, что это просто дурацкий переходный возраст и страх оставаться в одиночестве.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/271831.gif[/icon][pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Софи Фосетт</a></b>, 16 лет[/pers][info]Рейвенкло, 5 курс[/info]

+2

3

В жизни Сэма было не так много стабильных вещей. Быть может, именно поэтому он так зациклен на том, что имеет/имел. На тех вещах, что его окружали. На тех людях, что имели определенную роль в его жизни. дружба с Софи это была своего рода константа. Нечто, что не может быть оспоримо никакими ссорами или глупостями. Да право слово, большую часть жизни он видел ее в окошке напротив. Не говоря уже об их тайных местах, куда они сбегали в летние дни подальше от всего остального мира. Казалось, что они могут пережить абсолютно все. Кто же знал, что несчастный поцелуй может так сильно порушить, казалось бы, нерушимую крепость их дружбы. А начиналось все с шутки. Дошутились

Летние каникулы перед шестым курсом выдались загруженными. Сэму было интересно узнать лучше работу отца, именно поэтому он ездил практически каждое утро с ним на производство. Шестнадцатилетний пацан. Интересно, кто-то мог серьезно поверить в подобный бред? Стеббинс даже себя не мог убедить, хмуро смотря на собственную физиономию очередным утром, когда он мог бы продолжать валяться в кровати дальше. Хорошенько выспаться, а после отправиться выуживать соседку напротив, чтобы прогуляться по окрестностям, как они всегда это делали. Прогуляться. И почему сейчас даже такое простое действие кажется чем-то странным.

Холодная вода неплохо бодрит и недолго думая, Сэм просто опускает голову под ледяную струю. Как будто это способно решить все его проблемы. как будто у него есть проблемы. отец вот уверен, что у подростков вроде его сына проблем быть просто не может. Он же взрослый, должен быть прав? Но что-то и эта логика не работает. Как не работает все, что было привычно раньше. Шесть месяцев, шесть гребанных месяцев все уже шло мандрагоре под хвост, хотя внешне казалось, будто ничего не изменилось. Только внутри словно натянулась струна. Кажется, что еще пару рывков и она порвется. Даже вдохнуть сложно полной грудью, вдруг и это движение сделает этот последний шажок в пропасть. Или он уже туда упал? В тот рождественский вечер? Пустое. Он еще раз споласкивает лицо водой, слыша как внизу хлопнула дверь. Отец не дожидается его. Он хоть и рад рвению сына, но считает, что тому можно и поумерить немного пыл. Тем более, он же еще шестнадцатилетний пацан. Мальчишка. Это Сэм всегда читает в глазах отца, чтобы он не делал. И если раньше подобные мысли легко выветривались простой встречей с одной темноволосой соседкой, то теперь приходилось просто мириться с голосами в голове. Назойливыми, как сотня дятлов, что стучат будто нюхлеры обнаружившие добычу.

Голос Софи застает его врасплох. Признаться, он немного рассеян в это утро. Даже пропустил завтрак. Но будем честными, он рассеян последние полгода. Она ничуть не изменилась в своей манере общения и возможно, возможно, Сэм бы поверил, что между ними все как и прежде. Но он чувствует эту напряженность, что летает вокруг. Или это только его воображение так разыгралось?

Шантаж имени Фоссет достигает цели, заставив уши парня слегка покраснеть. Но ответить в духе, что ничего такого он там и не хранит, у него просто нет шанса. Девчонка просто срывается с места, оставив его стоять и смотреть ей вслед. Самым простым было бы сейчас просто отправиться к отцу, но уже на бегу Сэм понимает, что сегодня родителю придется справляться без него (такая большая потеря ценного сотрудника). А он уже орет вслед этой сумасшедшей, что та жульничает и вообще это все нечестно. Кажется, что даже становится чуть легче дышать, словно он вновь вернулся в детство и вся эта подростковая ерунда осталась где-то в далеком будущем.

Естественно, он не успевает перегнать Софи, лишь на последних секундах ровняется с ней, но не дает даже перевести той дыхание, хватает ее за руки и не сбавляя скорости прыгает в воду.  Вода, определенно, бодрит и выныривая наружу Сэм уже не уверен, что это была такая уж чудесная идея, - не думала же ты, что я соглашусь один искупаться. Не могла же ты бросить лучшего друга в беде, - он все еще сжимает ее запястье и то странное чувство возвращается вновь. Пальцы разжимаются сами и Сэм чувствует себя неловко, словно сделал какую-то глупость. Сказал глупость. Да вся его жизнь глупость. Как и падение в это озеро, - к тому же, скорее я не мог позволить искупаться тебе одной. Ведь проиграла ты, играй мы по-честному, - конечно, почему бы в неловкой ситуации не вернуться к той самой черте характера, где ты доказываешь всем и вся, что именно ты всегда прав. Должно сработать. Иначе же быть не может.

[icon]https://64.media.tumblr.com/3aab89c2da879defdca647c7aa33f8eb/tumblr_pka2n6GXOs1ua1nbgo2_250.gif[/icon][nick]Samuel Stebbins[/nick][status]i know[/status][pers]Сэмюэль Стэббинс, 16 лет[/pers][info]Хаффлпафф, 5 курс[/info]

Отредактировано Cordelia Gifford (24.12.21 00:05)

+1

4

Дорога, по которой бежит Софи, состоит из резких поворотов и постоянных спусков, по обе стороны тянется лиственный лес, довольно редкий, чтобы можно было заблудиться, но достаточно волшебный, если знать тайные поляны.

По своей сути волшебная часть Норфолка состояла из небольшого поселения в шесть домов, расположенных довольно тесно, так, что чаще всего, на протяжении долгого времени, соседи становились друг другу родней.

Фосетты осели здесь довольно давно, несколько поколений назад, построили достаточно крепкий кирпичный дом на пять спален и четыре ванные комнаты. На первом этаже расположили библиотеку и кабинет, просторный читательский зал с пианино, к которому вот уже давно никто не притрагивался. Кухня, столовая и гостиная были на южной стороне, почти всегда залитые солнечным светом, в котором купалась деревянная мебель, камин, выложенный из белого мрамора, развешанные по стене колдографии.

У Фосеттов нет эльфа, но порядок всегда идеальный, поддерживаемый магией - довольно избитыми бытовыми заклинаниями, которых хватит на то, чтобы не заморачиваться о стирке, глажке, пыли и чистоте полов. Этому дому не хватает женской руки и заботы, некому касаться клавиш на пианино, некому украшать елку к Рождеству и развешивать украшения к летним праздникам, некому печь вкусности на просторной, светлой кухне. Этот дом давно будто бы мёртв, будто погрузился в долгий-долгий сон, из которого его некому пробудить.

Но Фосетт любит сюда возвращаться хотя бы для того, чтобы подальше от посторонних глаз всю ночь лежать под звёздами и трепаться с соседским мальчишкой о магии, квиддиче, растениях в соседских теплицах, о том, какую чудную прическу на этот раз соорудила миссис Хелроул, а мистер Кендрикс случайно подорвал заклинанием сарай на заднем дворе.

Она оборачивается всего раз, чтобы убедиться в том, что он ее не кинул, ускоряется, заливаясь смехом, мешающим ровно дышать. Такая обыденность, которой чертовски не хватало все это время. Или просто явное присутствие Сэма в ее жизни делает все не таким банально унылым?

Она не успевает отскочить в сторону, когда они уже достигают причала, ровняются, и тот тянет ее за собой, не отпуская руки.

Слишком холодная для неё вода на контрасте с играющими лучами июльского солнца неприятно накрывает с головой. Софи выныривает следом за Сэмом, жадно хватая ртом воздух.

- Ты же знаешь, - она пытается сказать, все ещё тяжело дыша после забега по холмам, - ненавижу плавать в одежде… и обуви. Кеды вечность будут сохнуть. И прекращай ворчать, честность - это ваша фишка. - Фосетт убирает прилипшую ко лбу Сэма мокрую прядь, которую он даже не замечает. - Ладно. Я проиграла. - Хмурится, будто не хочет признавать очевидное. - С меня горячий чай и завтрак. И только не говори, что у тебя есть дела поважнее меня. - Смотрит так, будто уже давно затаила обиду, пускай так и есть - да, за этот год произошло много всего плохого и странного, но разве они когда-либо отворачивались друг от друга? Ещё и эта смерть Диггори… Фосетт до сих пор не может нормально поговорить с Сэмом с тех пор. - Эй, все хорошо?

Долго находиться в столь холодной воде, да ещё и в одежде, тянущей на дно, она не может, плывет к берегу, чтобы побыстрее стянуть с себя мокрую обувь и кинуть на траву рядом с собой, подставляя ранним лучам мокрую футболку, которую с трудом выжала, и теперь та очень неприятно липнет к телу, но что поделать, если под ней ничего нет.

- Я уже мечтаю о том дне, когда смогу пользоваться заклинаниями на каникулах. Сейчас моим шортам не помешала бы экспресс-сушка. - Мокрая джинсовая ткань тоже тяжёлая, и вот ее никак не выжать, не снимая. Софи приходится сова обувать кеды, не успевшие даже немного высохнуть. - Идём, пока не замёрзли. А, прости, это же твоя реплика. - Улыбается, толкая плечом плечо Сэма. - Ты, кстати, куда в такую рань собирался?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/271831.gif[/icon][pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Софи Фосетт</a></b>, 16 лет[/pers][info]Рейвенкло, 5 курс[/info]

+1

5

Сэм прекрасно знает этот факт. Как и много других фактов, что касаются его соседки. И естественно, именно поэтому он и устроил им утренние купания. Ладно-ладно, у него не было какого-то гениального плана. Он просто поддался порыву, не так уж и часто с ним случается нечто подобное. Обычно подобные вещи вытворяет Софи, а Сэм лишь вовремя ее подтормаживает, чтобы совсем не сорвало тормоза. В основном у него это даже получается. Получалось. Раньше. Что с их отношениями теперь Стеббинс не знает, все слишком запуталось.

- Кто из нас двоих сейчас ворчит? – как бы между делом интересуется Сэм, впрочем, он должен признать правоту девушки. плавать в одежде такое себе удовольствие. Впрочем, это не мешает Софи наехать на него.  А ведь у нее есть право злиться на него, даже сейчас он слышит в голосе нотки обиды. Он отдалился? Или просто плыл по течению, решив, что так им будет проще? Сложно сказать. Надо сказать, что за последние полгода в его жизни произошло столько событий, сколько не происходило и за все года в Хогвартсе. Сложных, странных, запутанных. Все ли у него хорошо? Сэм и сам не знал ответ на этот вопрос, поэтому лишь мотает головой.

- Да не то, чтобы важнее, - он пока не готов говорить о том, что творится внутри. Раньше бы без проблем выложил все, что там намешано. А сейчас его словно что-то останавливает. Словно боится, что Софи не так поймет или отвернется, сбежит. Хотя, разве он сделал что-то не так? Если вспомнить последние полгода, кажется, он слишком многое сделал не так. и как это теперь исправить он не представлял.

Оценить всю глупость своего поступка он может ровно в тот момент, когда начинает выходить из воды. Штаны, намокшие от воды мешают делать нормальные шаги, так и норовя сделать все, чтобы парень упал носом в землю. Пару раз он спотыкается и желание штанов практически осуществляется. Футболка неприятно липнет к телу, да и признаться, на улице еще нет той жары, когда намокшая одежда приносила бы долгожданную прохладу. Сейчас скорее по телу бегал сонм мурашек, а волосы на теле встали дыбом, как бы намекая, что для купаний как-то рановато. Бодрит, весьма бодрит. Он следует примеру Софи и выжимает кеды, с остальным же приходится просто смириться. Выжать штаны и футболку не представляется возможным, а солнышко еще не настолько ярко светит, чтобы высушить их быстро и без магических эффектов. Хотя, бросая взгляд в сторону Софи, Сэм в очередной раз убеждается, что затея была глупой. Даже кончики ушей, что сейчас явно порозовели, говорят, что он идиот. И именно поэтому он старается не смотреть в сторону Фосетт, одежда которой (особенно футболка), уж слишком хорошо очерчивает очертания фигуры. Не то, чтобы Сэм раньше не знал, что фигура у девушки весьма привлекательная, но как-то до их похода на бал не задумывался об этом. Впрочем, после бала он тоже старался об этом не думать. Они друзья. А это всего лишь гормоны и не более того.

  - Нам осталось совсем немного, - слегка прокашливается, потому что голос слегка хрипит. Слишком много холодного душа на сегодня. Дело ведь именно в этом, - ну до семнадцатилетия. А там уже можно будет разгуляться, - слегка усмехается, слыша «свою» реплику. Действительно, обычно подобные вещи говорил он. И в какой-то момент ему чудится, что между ними все как и раньше. Быть может, ему просто стоит поверить в это и дать Софи делать то, что у нее получается лучше всего? Вносить хаос в его жизнь? – да к отцу. Подрабатываю у него этим летом, знакомлюсь со своим будущем делом всей жизни, - он даже сам пытается в это поверить. И надо ли говорить, что из всех его знакомых и родных, только Софи знает об увлечении колдомедициной? Как и о том, что он никогда не мечтал продолжать дело отца. Вот только, кому было дело до его мечт?

- Ты что-то говорила о завтраке? Чем будешь меня удивлять? – хитро интересуется он у Фосетт, ну а что, покушать Сэм всегда любил. Да и найдите человека, кто покушать не любит. Особенно, если вкусно кормят. В его доме еду обычно готовили домовики, матушка не любила это дело, отцу же было откровенно плевать откуда появляется еда, главное, что она появляется. И хоть кормили его дома всегда хорошо, кушать у Софи он любил, даже если едой были обычные бутерброды. Порой дело в компании, а не в еде.

- И раз уж ты меня похитила, - он делает «большие» глаза, - да-да, именно так я и скажу отцу, когда он будет спрашивать почему я пропустиил рабочий день! Так вот, тебе придется пожерствовать мне что-то из одежды, - не то, чтобы он претендовал на шорты Софи, вряд ли бы они на него налезли, но вот от вещичек ее братца не отказался бы. И дело не в какой-то любви к Джулиану и его вещам, дело в инстинкте самосохранения, - леди Гортензия приехала. Домой мне точно нельзя возвращаться, - леди Гортензия приходилась Стеббинсу бабушкой по отцовской линии и была крайне въедливой особой. Если говорить корректно. У нее всегда была куча придирок ко всем, а особенно к матери Сэма. Та не устраивала ее с самой свадьбы родителей парня и ни на день не давала никому забыть об этом. На внуках Гортензия тоже любила отыгрываться и если бы Сэм сейчас вернулся домой, то точно бы выслушал лекцию о том, что не подобает чистокрвономуу волшебнику ходить подобным образом. А потом бы еще одну лекцию об опозданиях, его предназначении и вот этом всем. Нет уж, увольте.

[nick]Samuel Stebbins[/nick][status]i know[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/3aab89c2da879defdca647c7aa33f8eb/tumblr_pka2n6GXOs1ua1nbgo2_250.gif[/icon][pers]Сэмюэль Стэббинс, 16 лет[/pers][info]Хаффлпафф, 6 курс[/info]

+1

6

- Разгуляться. - Без улыбки повторяет Фосетт, делая вид, что разглядывает свои мокрые кеды. - Мне пора бы научиться держать себя в руках. - Вполне серьезно уже произносит она, пиная какой-то камушек в сторону озера.

Конечно, она сейчас имеет ввиду ту свою выходку с Кубком, обернувшуюся для неё бородатой славой в прямом смысле слова «бородатой». Количество выговоров за прошлый учебный год переплюнуло сумму всех предыдущих, и это она ещё не старалась. Конечно, будь в Хогвартсе до сих пор Джулиан, возможно, все сложилось бы иначе, учитывая его тягу читать ей нотации и контролировать чуть ли не каждый шаг. Но брат теперь стажёр в Министерстве Магии, и скорее всего нотации читают ему, а братские обязанности перешли на плечи Фарли, от которого теперь достаёт Фосетт больше всего.

Софи хочет, чтобы новый учебный год прошёл спокойно. Правда. Хочет. Хочет не слышать бесконечное «минус десять баллов Рейвенкло», за которые Фарли потом будет отчитывать ее похлеще Джулиана. Это вполне реально, если задаться целью, если ограничить своё передвижение Большим залом, классами и рейвенкловской башней, ходить по коридорам, не задирая головы. Все свободное время корпеть над пыльными фолиантами, выуживая одно за другим ценное знание.

Она знает, что сможет. Знает, что стоит ей только захотеть, как это станет реальностью. Слишком просто даётся ей все, будто вселенная подслушивает каждое «хочу» и исполняет в тот же миг. Фосетт хотела провести этот день с Сэмом, и вот он, собственной персоной, такой родной и такой близкий…

- Погоди, - хмурится она, не веря услышанному, а потому максимально округляя глаза, - какому делу? Сэм, тебе пора сказать семье, отцу, ты не можешь терять время на то, что не любишь, и чем не хочешь заниматься. Это же прекрасно, что ты нашёл себя. Я не понимаю, чего ты боишься… моя бабушка была старшим целителем в Мунго, я уверена, что и тебя ждёт высокая должность в будущем, а может даже станешь международным врачом и будешь брать меня с собой в командировки. - Она улыбается, потому что от таких мыслей о будущем действительно хочется верить в лучшее, чего она уже давно не делала, предпочитая только все разрушать, все, что попадалось под руку. Она разрушила и эти прекрасные отношения - дружбу, которая длилась почти что с рождения, а теперь ставшая такой шаткой конструкцией, что боязно было лишний раз прикоснуться.

Софи нервно сглатывает ком в горле, когда открывает входную дверь и не находит отцовскую сумку. Это ещё один повод закрыться в спальне и не вылезать сутки, но присутствие Сэма расслабляет, как ни странно, хочется взять его за руку, чтобы почувствовать родное тепло, но и это уже становится дурной привычкой.

Они поднимаются на второй этаж, где располагаются спальни, открывает пустующую комнату Джулиана и кивает в сторону шкафа, а сама идёт в свою, чтобы наконец снять с себя все мокрое, переодевается в почти такие же шорты и футболку, только чёрную, стягивая влажные волосы в тугой хвост на затылке, чтобы не мешались во время готовки.

Когда спускается Сэм, Софи уже вовсю орудует венчиком, замешивая жидкое тесто для блинов.

- Достань, пожалуйста, из во-о-он того шкафчика вишнёвый джем. - Командует она, уже отправляясь с большой миской к плите. - Кофе или чай? Есть ещё мёд к блинам, а вот кукурузный сироп закончился. Ай! Драккл дери! - Когда готовит Фосетт, получить ожог - в порядке вещей. - Черт… отец снова уехал, - почему-то именно сейчас она решила это сказать, будто все никак не могла поверить, - иногда мне кажется, что кроме его командировок есть ещё что-то, а может и кто-то… ты понимаешь? Будто он с кем-то познакомился и скрывает это от меня. Так, первый блин не комом! Какая-то дурацкая поговорка, сама не знаю, где ее вычитала.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/271831.gif[/icon][pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Софи Фосетт</a></b>, 16 лет[/pers][info]Рейвенкло, 5 курс[/info]

Отредактировано Sophie Fawcett (04.01.22 23:42)

+1

7

Он даже не удивлен слыша нравоучения Софи. Кажется, это все его реплики долны были быть. Но что-то в этом году идет не по плану. Он лишь кривится, не желая признавать правоту девушки. хотя, где-то в подсознании он знает, что она права, но сейчас лишь мотает головой и отмахивается, мол он сам разберется со всем этим. И уж он точно знает, кем ему становиться в будущем. А колдомедицина это так, это хобби. И дело было не в его неконфликтности, хотя и это качество сыграло свою роль. Просто у него были некие установки, принципы, если кому-то так буудет легче. И он действительно считал, что так будет правильнее.

- Как будто без колдомедицины я тебя никуда брать не буду, - Сэм смеется, но все же внутри где-то грызет червячок сомнения. Это они раньше могли с головой упасть в очередное приключение (естественно, с подачи Фосетт), а сейчас? Почему взрослеть так сложно? И почему этому совершенно не учат в школе? Почему им вечно стараются втолковать множество понятий, которые совершенно не пригождаются в жизни, а то, что действительно важно остается где-то за кадром. Конечно, у него были родители. И несмотря на хрошие отношения с ними он не представлял, как может подойти с подобным к ним. хотя, мама что-то явно подозревала, уж слишком близкие к его проблемам речи вела в последнее время. Да еще и так хитро смотрела на него, словно умела читать мысли. Страшные люди эти женщины.

Дом Фосетт Сэм знает ничуть не хуже своего. Лучше даже не считать, сколько времени они тут провели на пару с Софи. И сколько ваз ну и всяких мелких вещей побили. Благо, что для большинства проблем существовало Репаро, так полюбившееся их родителям после того, как эти двое начали дружить. И да, Сэм искренне верил, что если бы не он, то разрушений после себя Софи оставляла бы куда больше. Жаль только, что проблемы жизни и все трещины в ней Репаро не склеит, как бы не хотелось. Тут приходится страдать и мучиться самому. Именно об этом в очередной раз и подумал Стеббинс оставшись в комнате Джулиана. Не сказать, что они были дружны с братом Софи, но общались вполне неплохо. тот даже как-то сказал, что Сэм положительно влияет на его сестру. Софи отрицает сей факт, но Сэм-то слышал это своими ушами. Под эти странные мысли он сменил мокрую одежду, еще раз прошелся пятерней по влажным волосам, взлохмачивая их сильнее. Да, все же жаль, что магия вне Хогвартса им пока не доступна.

Внизу он обнаруживает Софи уже за готовкой. Не хватает только музыкального сопровождения. И Сэм даже оглядывается в поисках приемника, ему помнилось, что где-то тут он должен был быть. Однако, отлынивать и просто ждать еду ему не дают. Софи тут же раздает ему указания, а Стеббинс сильно и не возражает.

- Чай, я поставлю, - кивает он в сторону чайника, отправляясь в его сторону, - а вот за сироп обидно. Как-то ты не подготовилась к моему приходу. Все, пойду страдать, - смеется он, наливая воду в чайник. Софи была бы не собой, если бы ничего не случилось. Сэм лишь возносит глаза к потолку молясь хогвартским основателям, чтобы готовка не закончилась пожаром. Нет, он знал, что подруга готовит вкусно. Но вот то, что ее вечно преследуют проблемы он тоже знал. Поэтому после джема вполне привычно полез в один из шкафов, доставя все необходимое для обработки ожога, - хм, а ты не пробовала с ним поговорить? Может, он просто не знает, как тебе сказать об этом? – сам Сэм не представляет, чтобы он делал оказавшись в такой ситуации. У него семья вполне обычная. Да, отец любит пропадать на работе и у них бывают конфликты с матерью, но сколько помнил Стеббинс это было редко. Да и миссис Стеббинс всегда умела сгладить конфликты, что всегда вызывало трепет в душе мелкого Сэма. Мама словно обладала какой-то особой магией. А может, ему просто хотелось верить, что у его родителей просто не может быть серьезных проблем.

- Давай руку, - выразительно смотрит на подругу, раскладывая меж тем необходимые склянки. Когда дело доходит до травм, даже столь незначительных Сэм непреклонен. Вот и сейчас его мало беспокоит, что там вообще-то блинчики на плите!? – не сбегут от нас блинчики, - усмехается, откупоривая одну из склянок. Подруга сдается, протягивая ему свою руку и надо признать, что-то внутри гулко плюхается, стоит ему коснуться ее кожи. Стеббинс, не порти все, а? встряхивает головой, покрывая мазью покрасневшее место, - могу как в детстве подуть на ранку, - хитро улыбается, пытаясь придать голосу беззаботность. И даже пригибает голову, чтобы не отхватить заслуженный подзатыльник от подругу, - но-но, целителя бить нельзя. – зря он это упомянул, точно же прицепится. Или оставит все пока он сам не решится поднять эту тему. А если что поднимать? он уже принял решение, каким бы идиотским оно не было для тех, кто действительно его знал.

- Кажется, этот блин-таки пал смертью храбрых.

+1

8

- Куда страдать? Никаких страдать! - Софи возмущена. Софи угрожает лопаткой, рассекает ею воздух, будто мечом, призывая отряды лучников атаковать врага. Содранные каждые выходные коленки, царапины на руках после неудачного забега через ежевичные кусты на юге леса, шрам от ржавого гвоздя на левой лодыжке в начале августа… Фосетт помнит каждое боевое ранение, будто это случилось вчера, будто только час назад Стеббинс бегал вокруг неё с какой-то банкой, намереваясь всю измазать заживляющей мазью, а она отбивалась, убегала, хохоча и задирая ещё больше.

Она не хотела ворошить прошлое, но то догоняло и слишком сильно цепляло за живое. Софи могла сейчас поклясться, что помнит до мелочей все то, что происходило внутри кареты… и это было так неловко, по-детски, первый поцелуй, который он украл у неё, не спросив.

Фосетт старается не смотреть сейчас в его сторону, но не выходит, щеки ещё больше вспыхивают, а блин на сковороде начинает подгорать, когда она додумывается его наконец перевернуть. И Сэм, хвала Мерлину, ее отвлекает другой темой.

- То есть ты считаешь, что я права? У него может кто-то быть? - Раньше Фосетт об этом и думать не думала, но в последнее время отец все больше давал понять, что у него есть вещи и дела поважнее, нежели общение с дочерью. - Он… как это сказать? Отдалился? Приезжает и уезжает. Я постоянно торчу дома одна. - Она как-то уж совсем злобно смотрит на Стеббинса, будто обвиняет того в своем вынужденном одиночестве. Хотя, скорее всего так и есть. Сэм виноват перед ней, и она не собирается так просто ему это прощать. Чтобы ни происходило, они договорились друг другу доверять до последнего, и… не предавать дружбу. Предали ли они ее на Святочном? На этот вопрос она не могла бы ответить даже себе самой.

А что касается отца, то Софи не была уверена, что сможет принять в семью кого-то чужого, чтобы этот человек ни значил для Джонатана Фосетта, и это было устоявшимся мнением, поскольку тот ещё будучи квиддичистом не стеснялся заводить пассий, играя на публику. Только вот девчонка была уверена, что в своё сердце и душу он никого не впускал. Брак с матерью Софи в некоторой степени и был для него испытанием, но Элоди Блэкторн оставалась любимой женой до последнего.

Софи видела эту скорбь. И это была скорее агония, потому она даже в мыслях не смела сравнивать свою утрату с его.

Но очень хорошо помнит, как ее увезли от Сэма. И это только усугубило и без того ее подвешенное состояние. Без него она чувствовала себя окончательно разбитой и никому ненужной. Без него она не хотела жить дальше, и только слабая надежда подсказывала, что она вернётся обратно в Англию.

Что изменилось с тех пор? Куда делась эта зависимость? Почему после бала они так легко и просто перестали быть нужными друг другу? Все дело в страхе и недосказанности? Или дело в чем-то ещё?

Почему она снова смущается, когда он касается ее руки? Всего-то забота, как и раньше. Ничего интимного, и вместе с тем заставляет стиснуть зубы. Если Сэм и заметит, то решит, что от боли. Но боли она рядом с ним не чувствует.

- Ой! - Она выдёргивает руку из его ладони и хватает лопатку, чтобы скинуть в мусорку угольки. - Так все, теперь не отвлекай. - Командует она, решив сосредоточиться на готовке, а не всяких… глупостях (?). - Возле оранжереи давно поспела клубника, можешь сходить нарвать? - Ей просто надо на какое-то время остаться одной, чтобы больше не сжигать завтрак, с которым они разделаются за какие-то считанные минуты, учитывая, насколько проголодались после утреннего заплыва.

/////

Время уже близится к полудню, когда Сэм и Софи сидят на веранде ее дома, свесив босые ноги и подставив лица солнцу. Их болтовня обо всем да ни о чем, отчего мысленно можно вернуться в то время, когда они просто были хорошими друзьями.

- Как там твой… дружок? - Так обычно называет Фосетт Стреттона - язву, которая встала между ними в Хогвартсе, и которая бесила ее также сильно, как Софи бесила Джереми. - Чей-то он не приезжал летом? Или просто вы меня на пикник не позвали? - Фосетт скривилась от возмущения и наклонилась вперёд, ощупывая прореху в ступеньке под ногами, ещё больше наклоняясь и вытаскивая нечто поблёскивающее и мятое, а из этого толстую сигарету «Лаки Страйк». - Так… только не шуми. - Предупреждает она, зная, что Сэм ещё тот зануда и со смертным приговор затягивать не будет. - Кузен приезжал, Терренс, прятал от моего отца, так и забыл. Хочешь попробовать? - Она машинально отодвигается от Сэма, чтобы в случае нападения сбежать.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/271831.gif[/icon][pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Софи Фосетт</a></b>, 16 лет[/pers][info]Рейвенкло, 5 курс[/info]

+1

9

Была ли вина Сэма в том, что Софи пришлось страдать этим летом в одиночестве? Признаться, он задумался об этом только сейчас. Слишком уж был поглощён все это время желанием избежать Фосетт. Избежать этой паники, что поднималась внутри, стоило ей оказаться рядом. Потому что как раньше быть уже не могло, а по другому он не умел с ней общаться. Не умел игнорировать. Так ему казалось. А теперь груз вины придавливал и затруднял дыхание. Ты вновь облажался, Стеббинс.
И если честно, он рад сбежать собирать клубнику. Не так рад, как в детстве. Тогда эта была ребяческая радость от того, что дорвался до вкусненького. Помнится у них даже были битвы, кто больше соберёт ягод и Сэм вечно проигрывал. Не потому, что поддавался. А потому, что большая часть ягод оказывалась внутри него намного раньше, чем это было нужно. Сейчас же собирая красный деликатес он даже и не думает тащить ягоды в рот. В горле стоит какой-то ком. Дыхание сбито. Смогут ли они когда-то прийти к тому, что было раньше? Захочет ли этого сам Сэм?

Подставляя лицо солнцу Стеббинс на мгновение возвращается обратно в детство. Ему кажется, что уютная пелена окутывает его с ног до головы и все проблемы временно отступают. Жаль, что длится это всего лишь мгновение. Вопрос Софи заставляет шумно вдохнуть в себя воздух. Он слышит обиду в голосе и признаться, у Софи есть право на это. Есть право обижаться.

- Да мы как-то больше в Лондоне встречались, - протягивает Сэм, пряча взгляд. Пикник же у Сэма дома действительно был несколько раз. И забавно то, что вопрос заданный Софи неделей раньше прилетел ему и от Джереми. И в тот раз Сэм морщился от него. Хотя, объяснить все Стреттону было проще. Молчание могло бы затянуться, если бы не пачка сигарет, вытащенная наружу. Год назад он бы начал возмущаться. Год назад он прочел бы не одну лекц о том, как пагубно курение сказывается на здоровье. Сейчас же он склоняет голову вбок, разглядывая сей объект.

- почему бы и нет, - и в кой-то веки первым прыгает в кроличью нору не особо думая о последствиях. Это на него не сильно похоже, может, именно это и заставляет его сделать подобный шаг. Делает затяжку и резко заходится в приступе кашля. С непривычки лёгкие будто обжигает пламенем и на глазах выступают слезы. Хочется сказать: как люди вообще могут употребляь что то подобное для удовольствия, - дрянь редкостная. Меж тем, сигарету из рук он не выпускает, пока та медленно тлеет, он все ещё откашливается, делая вторую попытку закурить.
Скорей всего он совершает глупость, но Стеббинсу плевать. Вторая часть идёт легче. В голове удивительно все прочищается вместе с тем, как дым окутывает его и лёгкие внутри. И как бы странно не было, ему кажется, что он способен вдохнуть полной грудью. Впервые за полгода рядом с Софи.

- тебе нужно поговорить с отцом. Не морщись. Возможно он сам не осознает, что причиняет тебе боль своим отсутствием. И ты же помнишь, я всегда даю только дельные советы. Ну, кроме разве что того раза, когда мы пошли ловить лягушек.

+1

10

- Тебя точно пришельцы не похищали, пока мы не виделись? - Подозрительный и внимательный к деталям взгляд наконец осматривает с головы до ног Стеббинса, спотыкаясь об осознание того, что за эти крупицы лета ее сосед успел измениться, то ли прибавил в росте, то ли стал уже не таким худощавым, как раньше. Софи бы хотела знать, что тоже изменилась, ну хоть немного, чтобы больше не быть столь нескладной угловатой девчонкой с выпирающими коленками на тонких ногах.

Она вытаскивает ещё одну сигарету, а полупустую пачку прячет обратно, кивая Сэму, мол «теперь ты знаешь, где тайник». Чиркает спичкой. Одной, второй, все они летят в ещё зелёную и влажную траву.

- А ещё ты не куришь. - Ворчит она на фразу про «дельные советы», но не может не засмеяться об упоминании о лягушках. Это было так давно, что уже не кажется правдой, а скорее надуманной историей про то, что озера Норфолка до сих пор зачарованны. - Ты почти поцеловал ту лягушку! Почти! Я так была уверена, что ты сделаешь это… сейчас где-то плачет одна зачарованная принцесса, ведь ее освобождение было та-а-ак близко. - Софи толкает плечом Стеббинса, снова подсев ближе к нему. Так сложилось, что за всеми этими историями стоят отношения, которые вот-вот дадут трещину, если не уже.

Сигаретный дым в легких расслабляет. Окурок Фосетт выкидывает в ведро с дождевой водой, которой обычно поливает магнолию. Уж оттуда она точно не забудет вечером вытащить доказательства своей пагубной не совсем ещё привычки. Зато сейчас может без лишних забот лежать на нагретых июльским солнцем досках веранды, сложив руки под головой. И хотелось бы, чтобы в мыслях была священная пустота, но не выходит.

- Сэм… мы ведь все ещё друзья? - Софи готова поклясться, что старалась придать этому вопросу меньше драматизма, но голос сам дрогнул на последнем слове, хорошо только, что она лежит, и вряд ли Стеббинс обратит внимание на ее раскрасневшиеся щеки. - Мне кажется, что я что-то сделала не так, отчего ты теперь стараешься меня избегать. Во всяком случае, мне так показалось. - Она ведь следует его же совету - ведь «возможно Сэм сам не осознаёт, что причиняет ей боль своим отсутствием». - Это из-за поцелуя, да? - Фосетт резко садится, смахивает волосы за плечи. - Ладно-ладно, поцелуев.

Она закатывает глаза, будто, по ее скромному мнению, можно было не уточнять - за них уже давно уточнила почти вся школа во главе с мерзким Блетчли. Фосетт все ещё злится на слизеринца и его слишком длинный язык, но вместе с тем во всей этой недодраме виновата сама.

Иногда поцелуй - это всего лишь поцелуй. И Софи хотелось бы, чтобы однажды это стало чем-то большим, чтобы ее чувства к кому-то были на самом деле сильными, взрослыми, лишенными детской наивности, страха быть отвергнутой.

Софи знает, что влюбляться в друзей - это совсем другое. Знает, потому что на пару часов ей однажды показалось, что она влюблена в Сэма. Но это исчезло с рассветом. Исчезло, стоило ей снова посмотреть на него за завтраком, понять, что оплошала, что запуталась сама и запутала его. И глупо говорить, что дружбу поцелуем не испортить…

Любовь к другу - это другое. Это сотни пройденных вместе дорог, тысячи историй, рассказанных друг другу. Никто не знает Фосетт лучше, чем Сэм. Да и она сама всегда считала, что знает Стеббинсов также хорошо, как себя саму. Только вот пропустила тот момент, когда он закрылся от неё в себе.

- Ты ведь можешь мне все рассказать. И мы… мы справимся со всем, как всегда справлялись. Или можешь молчать дальше, но, пожалуйста, не отворачивайся от меня.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/271831.gif[/icon][pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Софи Фосетт</a></b>, 16 лет[/pers][info]Рейвенкло, 5 курс[/info]

+1

11

Закономерный вопрос. Сэм и сам был бы рад, если бы его действительно похитили эти самые прищельцы. Может тогда было бы легче объяснить весь тот сумбур творившийся внутри. Но это было бы слишком просто. Поэтому он лишь усмехается и делает еще одну затяжку. Никогда бы он не подумал, что подобное действо может действовать так успокаивающе. Словно эта одна из частичек паззла, что не доставала ему для того, чтобы хоть немного унять суету в голове. Жаль, все проблемы этим решить не получится. Тут скорей бы новых не обрести.

- А еще я не курю, - соглашается он и вновь делает затяжку. Софи вспоминает про лягушек и Стеббинс смеется. Искренне и так, как это было раньше. А ведь он не все подробности помнил. А теперь они словно картинками начали оживать где-то в глубине его сознания. И даже образ той лягкушки всплывает и невольно он дергает плечами, ибо очень уж та лягушка была не привлекательная. И ведь Фоссетт права, он почти ее поцеловал. Глупые дети, что с них тогда было взять. А ведь если бы он поцеловал, то уверен, что Софи припоминала бы ему это до конца века, - но-но, я уверен, что какой-то прекрасный принц спас ее.

Он-то точно не принц. Скорее неудачник, но это Сэм уже не произносит в слух. Копаться в себе он привык наедине с собой. В своих мыслях. Да и, с тех пор, как одна близкая подруга слишком сильно в них поселилась, он еще больше закопался в себе. Даже с Джереми почти не говорил об этом. Хоть тот и пытался его разговорить.

Его окурок летит вслед за другим, отправленным Софи, в ведро. Но он не торопится лечь рядом с ней, напротив продолжает сидеть, лишь откидывается немного назад, опираясь на руки. И немного рад, что Софи не видит его лица, когда слышит ее вопрос. Друзья ли они? Сэм не знает. Точнее, он не может и сам окончательно сформулировать, что чувствует к ней. И тот факт, что Блетчли растрепал о их поцелуях на всю школу, точно не добавляет пользы во все это. Сэм запутался и если честно, абсолютно не понимает, как ему следует себя вести. Что ему следует сказать и сделать, чтобы окончательно не потерять ту, что была близким другом на протяжении стольких лет.

Он шумно вдыхает воздух. По хорошему бы сейчас выдать весь тот сумбур, что теплится в голове в надежде, что вместе они действительно разберутся, как раньше. Но, в последний момент он трусит. Боится, что сам еще окончательно не разобрался в себе. Испугался, что узнав о его чувствах, да, скорей всего о чувствах, Софи попросту перестанет с ним общаться. Ведь ей это не нужно. Ему кажется, что не нужно. Он настолько боится ее потерять и делает все, чтобы это произошло.

- Конечно мы друзья, - наконец выдает он. Голос слегка хрипло звучит, выдавая его с потрохами. Поэтому он делает еще одну попытку, - знаешь, я был уверен, что это я облажался. Что ты будешь чувствовать себя неловко рядом со мной, ну…после того. Да, после поцелуев, - чувствует, как розовеют уши. Но сейчас старается об этом не думать. Он мог бы все ей рассказать, мог, но упустил этот шанс. Потому что правда сейчас разрушила бы их отношения окончательно. Почему-то Стеббинс в этом уверен. А если и нет, он не готов проверять.

- Наверно, стоило узнать это у тебя. К тому же еще и стажировка у отца прилетела, как только началось лето. Как-то все завертелось, - и вот опять он невольно уводит разговор от важной темы. Уводит, потому что боится распутывать этот клубок. Боится, что больше не будет этих посиделок на крыльце его или ее дома.

+1

12

- Не куришь. - Уже в третий раз звучит фраза, будучи более осознанной и почти принятой с той мыслью, что все действительно поменялось. Поменялось внутри них самих, поменялось вокруг. И все, что остаётся - подстраиваться под эти изменения, чтобы однажды не быть погребёнными под ними. - А я всегда думала, что ты - мой принц. - Смеется Софи, но как-то натянуто, не без ноток сожаления о сказанном. - Только вот лягушка после поцелуя в принцессу все равно не превратилась. Бракованная лягушка.

Или просто не тот принц.

Фосетт удалось выпутаться из этой драмы со слухами так, как она и обещала Блетчли - история о том, что ей и Сэму все равно «предначертано» пожениться после выпуска была так легко подхвачена длинными языками, что вся истерия вокруг их поцелуев на Святочном балу быстро сошла на нет. Люди не любят очевидных вещей. В каждой любовной истории должна быть капля трагедии, а не скучный хэппи-энд. Но пока до трагедии в отношениях Сэма и Софи ещё год, Фосетт вряд ли может представить, чем обернётся сегодняшнее молчание Стеббинса.

- Я не чувствую себя неловко, - врет она, заламывая пальцы, - нам не привыкать к разговорам о совместном будущем, но это всего лишь разговоры.

Как и поцелуи иногда всего лишь поцелуи.

- Я не хочу потерять тебя из-за какой-то глупости. Мне важна наша дружба.

Она нарочно акцентирует на последнем слове и отворачивается, будто загораживаясь от возможных возражений, которые, к счастью, не следуют.

- Видимо, теперь нам нужно поговорить с отцами? - Выдыхает Софи, пряча лицо в ладонях. Это даже сложнее, чем понять, что творится на душе у друга. - Звучит, как крайняя степень мазохизма. Иногда это все равно, что говорить со стеной. У него будто мысли вообще в соседней галактике. Ладно. Вечером на крыше, как обычно? - Уже стало привычкой. Хорошей и нужной.

Фосетт дотрагивается до плеча Сэма, молча прощаясь, и уходит в дом.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/271831.gif[/icon][pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Софи Фосетт</a></b>, 16 лет[/pers][info]Рейвенкло, 5 курс[/info]

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 23.07.95. плохие привычки