Drink Butterbeer!

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 12.08.96. Просто приходил Сережка. Поиграли мы немножко


12.08.96. Просто приходил Сережка. Поиграли мы немножко

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/603/830367.png
Монтегю, Джиффорд, Блетчли
12 августа 1996
Дом Джиффорд

Когда водоворот веселья затаскивает слишком глубоко, а выбираться приходится самостоятельно.

+2

2

    Если выражаться грамотным и цивильным языком, то можно сказать, что летняя проездка Блетчли и Монтегю прошла в стиле полного фарша, а именно дракклец, какого фарша. Возможно, парни ещё долго будут вспоминать её, вытирая слёзы от смеха, но именно сейчас им обоим было немного не до того, чтобы предаваться забавным воспоминаниям. Хотя ещё рано было говорить о том, смогут ли эти двое вспомнить о злополучной поездке в Россию  спустя годы. В принципе, за Монтегю бояться не следовало, а вот Блетчли грозила серьёзная амнезия с последующей трансфигурацией в неизвестное существо. Но Грэхэм даже думать не хотел о том, что будет с Майлзом, не окажи он своему другу своевременную помощь.

   - ОТКРЫВАЙ!!!! КОРГИ!!!! ОТКРЫВАЙ!!! - орал парень, тарабаня кулаком в огромную из светлого дерева дверь. От выламывания её спасали наложенные заклинания и беспокойное состояние Монтегю, удерживающего своего лучшего друга, а ведь ему заметно стало хуже с того момента, когда он только-только начал проявлять признаки "болезни".

        Всё началось с идиотской идеи Блетчли испробовать местные гуляния с последующими купаниями в каких-то чудодейственных русских прудах перед отправкой на вокзал: ребятам предстояла довольно долгая поездка на поезде из России до Франции. В силу не до конца заживших ран Грэма, ему до сих пор было запрещено перемещаться мгновенным способом, поэтому о всевозможных порталах и трансгрессиях можно было забыть на долгие годы. Впрочем, поездка на поезде не казалась чем-то таким ужасным, и всё шло отлично ровно до того момента, пока Майлз не стал неожиданно заливать в себя литрами воду, а затем и вовсе обливаться ею. Сначала Монтегю не обратил никакого внимания на странное поведение друга и только бурчал, желая отоспаться, но когда Блетчли принялся расчесывать себя до крови и снимать с кожи какие-то полупрозрачные скорлупки, напоминающие рыбью чешую, парень всерьез задумался о самочувствии друга.

     В дороге им никто помочь не мог, поэтому Грэхэму только и оставалось, что доставлять в их купе воду и непонимающе разглядывать Майлза. Так продолжалось до самого прибытия в порт, где им следовало сесть на паром до Лондона, но уже тут Монтегю наплевал на собственное состояние, ведь с момента неудачной трансгрессии прошло больше трёх месяцев, и они присоединились к группе волшебников, переправляющихся через Ла-Манш с помощью организованного на постоянной основе портала. Перемещение для обоих прошло не самым удачным способом: один побледнел настолько, что местами  кожа его рук будто просвечивалась, а второй вновь испытал на себе все ужасы мгновенного перемещения, словно только что выпрыгнул "из шкафа".

     У Грэма уже давно созрел план по поводу того, что он будет делать при прибытии домой. Он не собирался тащить Майлза в Мунго, потому что там будет слишком много ненужных вопросов, а также лекари  вызовут их родителей и поднимут никому ненужный хай на пустом месте. К себе он тоже не мог приволочь друга, так как отец порвёт их обоих, а идею с Корделией подсказал сам Блетчли, когда представлял, как отреагирует его девушка на его новую страсть к воде. Удивительно, что Монтегю вспомнил, как в одном из разговоров Майлз упоминал о том, что его новая пассия увлекается культурой разных стран и частенько путешествует с отцом. Больше, конечно, поражало не то, что Грэм помнил об этом, а что он вообще слушал тогда. Но, кажется, это был тот раз, когда палка выстрелила и Монтегю понял, что юная мисс Джиффорд вполне сможет оказать своему дражайшему парню помощь. И вот, колошматя одной рукой в дверь, а другой - придерживая еле стоящего Майлза, Грэм ломился в дом Корделии, которая, по его мнению, должна была прикрыть их от родителей и заодно избавить возлюбленного от какой-то русской заразы.

+2

3

Резкий стук в дверь заставил Джиффорд вздоргуть и машинально схватиться за палочку. Признаться, она так и не смогла отойти от резких звуков после летней встречи с пожирателями. Каких трудов ей стоило скрыть все от отца кто бы знал.  Но она так же осознавала, узнай он, то тут же бы отменил все свои летние конференции и поездки. Последнее, что ей хотелось это чтобы над ней сидели и следил. Ей просто хотелось вернуться к своему обычному ритму жизни, пусть все и шло со скрежетом.

Громкие удары в дверь застали ее за очередной попыткой сотворить что-то с платьем, которое она обещала Софи. Учитывая гору бумажек, что украшали небольшое ведёрко в углу кабинета отца, работа не шла. То ей не нравился фасон, то цвет, то она сама не могла понять, что именно в зарисовке не так. В общем найти вдохновение у нее не получалось и даже закрадывалась мысли: поехала бы сейчас с отцом, пила бы грейпфруктовый сок где-то на берегу залива, а не вот это вот все. Сорваться с места и воспользоваться порталом не давала собственная принципиальность. Или идиотизм. Она пока не решила и этот пункт.

Впрочем, нежданные гости и так внесли коррективы в ее деятельность, если сначала она вся напряглась, то расслышав голос Монтегю заметно расслабилась. Пусть его появление на пороге ее дома и было чем-то странным. Вот уж с кого точно она не ожидала увидеть этим летом и тем более не ожидала, что тот знает ее адрес. Хотя, адрес знал Майлз.

- Что за привычка ломиться в двери, - деланно недовольным тоном поприветствовала она Монтегю и...Блетчли. последний выглядел неважно, хотя и дополнял пазл в мозаике: откуда Грэхем нашел ее дом. С нее невольно слетело даже напускное недовольство, раскрыв шире дверь она позволила парням пройти внутрь. На то, что соседи не увидят эту компанию, она даже не рассчитывала, Монтегю не умел появляться незаметно. Старушка Гертруда из дома напротив явно уже приросла к окошку собирая свежие сплетни.

- В гостиную налево, - закрыв дверь, она прошла следом, попутно призывая графин с водой. Кому-то явно не помешает отдышаться. В голове вертелось несколько теорий, начиная с пожирателей и заканчивая тем, что парни просто банально напились. Однако, стоило ей присесть рядом с Майлзом и провести по его кожи рукой, как она обнаружила на ней несколько чешуек!? Спрашивается, какого?! - а теперь четко и быстро объясняете во что вы ввязались? Монтегю, именно так, я мысли читать не умею, а подобное...мне нужны подробности, раз уж вы решили, что прийти ко мне это лучший вариант

+3

4

Он делает глоток воды из запотевшей бутылки, на которой нарисован лимон и искрящиеся пузырьки минерализации. Женский голос на вокзале объявляет, с какого пути отходит нужный им поезд, но Майлз не слышит ни единого слова. Все, на чем он сейчас сосредоточен - это глоток. Еще один, потом еще один, кажется, что он даже дышать забывает, поэтому прекращает пить, когда чувствует, что вот-вот задохнется. Блетчли отнимает от губ стекло бутылки, с некоторым недоумением обнаруживая, что выпил все, до последней капли, но в желудке нет даже намека на выпитую жидкость. Ни знакомой тяжести, ни хоть какого-то мало-мальского утоления жажды. Жажды, которая не иссушивает его, но определенно изматывает.
- Пить, - только и говорит он Монтегю, протягивая руку за новой бутылкой и даже не замечая, как выпускает из своих пальцев опустевшую тару, которая со звоном разлетается на мелкие осколки у его ног. Слышится сзади гневный окрик какой-то нервной старухи. То ли ее забрызгало, то ли ей теперь это все убирать, Блетчли до этого нет никакого дела, весь его мир сейчас сужен до очередного глотка, он полностью сосредоточен на движении мышц горла, будто даже ментально пытается им помогать. Каждая клетка его тела жаждет влаги, будто еще в пищеводе, таком горячем, вода растворяется, уходит в кровь, в ней и испаряется, оставляя после себя лишь изнуряющую влажность, как в джунглях в сезон дождей. Он хочет проверить кое-что, поэтому замирает у входа в вагон, вытягивает руку, переворачивает бутылку и льет воду на кожу тыльной стороны ладони. Та будто обжигает, притупляет на мгновение желание снова пить. Светлые брови слизеринца чуть приподнимаются, после чего он сосредоточенно хмурится. Часть воды с шорохом выливается на каменную кладку под его ногами, но не вся. Остальное, буквально у него на глазах, впитывается с невероятной скоростью, а на том месте, где только что были капли живительной влаги, мерцают на скупом солнце три рыбьи чешуи.
Он не потерял дар речи, но недоуменно протягивает руку Монтегю, чувствуя, что вот-вот потеряет сознание, ведь он так сильно хочет...пить.
Их дальнейшее путешествие напоминало для Блетчли вспышку от колдографа. Казалось, что он моргнул, и вот они уже едут в поезде. Вагон мерно покачивается, Монтегю о чем-то постоянно спрашивает, Майлз, чудится, даже что-то отвечает, порой не всегда то, что нужно. У него отчаянно ломит все кости, тянет болезненно мышцы, а порой вместо слов с его губ срывается нелепое бульканье. Слишком много воды. Он пьет слишком много воды. Кончики его длинных пальцев даже тревожно поднимаются под челюстные кости, будто проверяя, не прорезались ли там жабры. Нет. Кожа по-прежнему гладкая и мягкая, вот только поспать бы, но сначала попить.
Очередной щелчок, и вот они уже в порту. Нестерпимо пахнет затхлой водой, брошенными где-то неподалеку водорослями, тиной и рыбой. От последнего запаха невольно подкатывает тошнота. Майлз сглатывает, пытаясь держать себя в руках, но слюны во рту будто и нет, глотку дерет, как будто она полна песка. Сил на слова уже словно не остается, Блетчли кажется, что он в полную силу сжимает плечо своего друга, но на деле лишь собирает ткань его верхней одежды, но привлекает к себе внимание. В прояснившемся сознании Майлз отмечает, что Грэм не закатывает привычно глаза, не чертыхается и даже не посылает товарища куда подальше. Он...встревожен. Что это значит? Пора ли самому Майлзу переживать. Он лишь вновь протягивает руку за предложенной бутылкой воды и замечает, как солнечные лучи будто сквозь кожу проходят, чтобы пропасть в паутине синих вен, кои и так было всегда прекрасно видно, а сейчас так особенно, будто бы он весь - карта кровеносных дорог.
Губы не пересохли, они горят, Блетчли снова и снова облизывает их, но делает только хуже.
- Откуда так несет рыбой, - хочет спросить он, но в этот момент его словно крюком дергает куда-то под ребра, мир закручивается в спираль, желудок болезненно сжимается, слизеринец лишь через мигу понимает, что это портал, и хочется спросить, мол, зачем его друг решил так рисковать, но он не успевает вымолвить и слова, как они ударяются оземь. Майлз упирается ладонями в землю перед собой, и его моментально тошнит. Желчью, которую его желудок только и вырабатывает, не получая полноценной еды, и, к ужасу самого Блетчли, водой.
Он запястьем вытирает рот, чувствуя, как снова подкашиваются ноги и закрываются глаза, но сквозь смеженные веки он узнает район и дом, к порогу которого тащит его Грэм. Майлз вяло сопротивляется, мол, надо просто домой, прилечь, лучше в ванную со льдом, и пусть еще лимонаду принесут, такого, кисленького с лаймом и ревенем, как делала бабушка. Спотыкается, но вот они уже на пороге. Монтегю лупит в дерево двери изо всех сил, но эти звуки доносятся до Блетчли так, словно голова его покоится внутри подушки. наполненной гагачьим пухом.
Корделия, как всегда ослепительная, даже в домашнем. На ее светлом лице тревога сменяется недоумением, а после снова возвращается тревога. Вот они уже внутри. Пахнет чем-то свежим и цитрусовым. Сейчас бы начать выделяться слюне, но организм Майлза на это, кажется, не способен. Только поглощать жидкость. Для своего разбитого напрочь состояния, он довольно ловко перехватывает кувшин с водой, который приманила хозяйка дома. Парень уже сидит на диване, его кожи касаются нежные пальцы Делии, но ему лишь больно от этого, он скажет об этом, но чуть позже. Сначала пить.
Графин осушен полностью в четыре глотка, парень утирает губы, выдыхает "Больно", но сил отодвинуться от девушки у него не остается.
- Ты не поверишь, где мы были, Делия, - а после этого все вокруг моментом темнеет.

+2

5

     И вот заветная дверь широко распахивается, и перед парнями предстает слегка удивленная Корделия. Грэм, если честно, уже даже забыл, как выглядит пассия друга, но тот факт, что девица спокойно пропускает их внутрь, говорит о том, что они явились по адресу. Даже если бы у Монтегю было время, он всё равно не стал бы разглядывать внутреннее убранство особняка семейства Джиффорд. Он вваливается в длинный холл и оглядывая по сторонам, прикидывая, куда можно будет примостить болтающуюся у него на плече тушку. Но его окружают только цветы, постаменты и прочая дребедень, совершенно не предназначенная для того, чтобы уложить друга. Хотя памятуя о недавней страсти Майлза к воде, Грэхэм предпочел бы вообще скинуть его в какой-нибудь пруд и успокоиться.

     - Куда его??? - раздраженно говорит Монтегю, заглядывая в разные углы дома, пока рейвенкловка наконец не дает указание тащить Блетчли в гостиную. Парень быстро пересекает холл и оказывается в просторной светлой комнате, больше поминающей музей, чем семейное гнездышко. Самое время подпортить общий вид, и Грэм скидывает полушевелящуюся тушу своего друга на диван, а затем сам падает подле него на пол, прислонившись спиной к подлокотнику. Пока Майлз с Корделией обмениваются любезностями и всякими жидкостями, Грэхэм зарывается руками в волосы и переводит дыхание. Последние несколько часов прошли в такой жуткой суматохе, что у него не было времени немного отдохнуть. И казалось, что вся усталость от минувших двух недель разом навалилась на него, а ещё предательски заболело тело после использования портала. Но времени расслабляться нет, потому что Майлз хоть и на родине, но что-то не похоже, что ему стало лучше.

     Грэм смотрит через плечо на своего друга, а затем переводит взгляд на Корделию. Она удивительно спокойна, но повышенные нотки в её голосе выдают тревогу. Блетчли делает последний глоток из принесенного кувшина и трупаком отрубается, распластавшись на диване. Монтегю недовольно поднимается на ноги и пару раз сильно хлопает по щекам Майло, но тот лишь издает звук, похожий на бульк, отчего у Грэма просто сводит челюсть. Вот же вляпались.

     - Это тело, - он неаккуратно ткнул двумя пальцами приятеля по пузу, - говорит, что ты владеешь какими-то шаолиньскими техниками, и ты или твой батя разбираетесь в магии народов мира, - устало проговорил Монтегю, не переставая бить Блетчли по лицу, но уже не так активно, а скорее, чтобы чем-то занять свои руки. - Мы в каком-то пруду, драккл его побери, искупались перед посадкой на поезд, а потом у него начинались припадки, типа "Пиииить хочу, пииииить", - он глумливо повторил интонацию и движения друга, когда тот никак не мог усидеть на месте и метался по купе в поисках воды. - Давай, красотуля, самое время пошаманить какими-нибудь травками или заклинаниями. Знаешь, в России есть такой метод - яйцом по тыкве покатать. Может, поможет? Тащи яйца!

+2


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 12.08.96. Просто приходил Сережка. Поиграли мы немножко