атмосферный хогвартс микроскопические посты
Здесь наливают сливочное пиво а еще выдают лимонные дольки

Drink Butterbeer!

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 02.07.96. Хорошее дело браком не назовут


02.07.96. Хорошее дело браком не назовут

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/197/33333.gif https://i.ibb.co/8gLVcyR/d04e46180c6.gif https://i.ibb.co/68FZjYM/original-9.gif
Jake Farley, Amelia Fittleworth, Eulalia Farley (npc)
02 июля 1996
Шотландия, Эдинбург, особняк семьи Фарли

Тётушка переходит в наступление или "Звездный час Евлалии Фарли".

Отредактировано Jake Farley (09.01.24 19:52)

+1

2

- Джейки, дорогой!

Джейк еще не успевает переступить порог родного дома, как ему уже хочется сбежать из него обратно. Он только что вернулся из Аврората, где прошел его первый полноценный рабочий день - от услышанных сегодня наставлений пухнет голова, а на скуле обещает расцвести внушительный синяк, возникший от жесткого соприкосновения с полом. Его должность туманно значится как младший помощник страшего аврора (это даже не стажер), но на деле Джейк просто пристроен абы как, потому что без результатов ЖАБА у него чуть больше прав и намного больше обязанностей, чем у простого семикурсника, посетившего Министерство в рамках экскурсии. То есть практически, на самом деле, никаких, кроме как слушаться старших и не отсвечивать. Это что касается того, чем занимается Джейк. А что касается синяка - это Уильямсон, тот самый старший аврор, решил проверить дуэльные навыки Джейка, изрядно поваляв его по полу. Навыки оказались лучше, чем ожидал Уильямсон, но хуже, чем надеялся сам Фарли. И к концу дня все, чего хотелось старшему из близнецов - это растянуться на кровати и чтобы его не трогали еще лет так триста.

Из дверей малой гостиной, неумолимо и столь же решительно настроенная, как казнь египетская, появляется Евлалия Фарли, Джейк малодушно думает, успеет ли он спрятаться за оконной портьерой за те три секунды, что радушная родственница потратит на путь до его бренного тела, и приходит к выводу, что нет, план полностью провален. Тетушка его уже услышала, увидела и мысленно добилась от него всего, чего ее душеньке угодно.

Она единственная называет его Джейки, упрямо игнорируя наличие у него полного имени (она все еще обижена на Чарли и Мириам за то, что они дали ему такое мерзкое имя - Джекилл, ну что за безобразие?!) и более привычного для уха обращения "Джейк", и непременно в конце прибавляет "дорогой". Джейк тетушку, на самом деле, обожает - она самоотверженно посвятила свою жизнь воспитанию их с Беллой, при этом весьма приблизательно себе представляя, что такое воспитание детей вообще, а потому выполняя свою роль настолько, насколько была на это способна, но сегодня у него нет никаких моральных, да и физических тоже, сил демонстрировать свое безмерное обожание к тетке.

- Тетушка Евлалия, - силясь выдавить из себя дружелюбие, Джейк послушно позволяет тетке приблизиться и пытливо окинуть его взглядом с ног до головы.

- Святая Моргана, что они сделали с твоим лицом?! - праведно негодует тетушка, к ужасу Джейка откуда-то вынимая волшебную палочку и наставляя ее ему на лицо, от чего хочется шарахнуться в сторону и таки с визгом, как маленькой девочке, спрятаться за многострадальную портьеру. Джейк этого, конечно, не делает.

- Такая работа, тетушка Элали, - бессвязно бормочет Джейк, покорно закрывая глаза и чувствуя тепло в области наливающегося синяка, который тетушка, скорее всего, сейчас ликвидирует, учитывая все свои познания в колдомедицине.

- Это ужасная работа, Джейки, - сетует тетушка. - Тебе стоило выбрать колдомедицину. Это почетная, благородная и, самое главное, безопасная профессия, не понимаю, что тебя, такого хорошего мальчика, потянуло в авроры... - тетка театрально вздыхает. - Вот так, - она убирает палочку и заботливо похлопывает Джейка по пострадавшей щеке ладонью, видимо, уже успев забыть о том, что она все-таки у него пострадала, а потому любые похлопывания сейчас вряд ли будут казаться приятными. - Не благодари, дорогой, мне только в радость заботиться о вас, - Джейк усилием воли не отшатывается и даже не морщится, чтобы не обидеть тетушку и ее проявления заботы.

- Идем, Джейки, я хочу тебя кое-кому представить, - не давая племяннику возможности расслабиться и сбежать, бормоча слова благодарности за лечение, тетушка с решительностью полководца отворачивается и направляется обратно в малую гостиную. Возражения Джейка, если таковые и последуют, ее совершенно не интересуют. У нее есть цель, и она к этой цели идет, невзирая на все возможные препятствия. - Моя хорошая знакомая, миссис Фиттлворт с внучкой, Амелией, ты наверняка помнишь их.

Джейк, конечно же, не помнил.

- Не заставляй их ждать, дорогой, - прилетает напоследок от тетушкиной спины, которая уже скрывается в дверях.

Спорить с тетушкой так же беспонтово, как писать против ветра - каждое твое "нет" она, как истинная женщина, мгновенно и очень ловко превратит в "да", а ты и дальше будешь стоять, пытаться понять, когда ты успел согласиться, но в итоге просто смиришься. Поэтому Джейку ничего не остается, как только последовать за теткой, на ходу пытаясь привести себя в относительный порядок. С волосами снова проблема, так что Джейк оставляет все, как есть, выпрямлясь перед тем, как войти в двустворчатые двери с цветными витражами и увидеть гостей на низких гобеленовых диванчиках.

- Миссис Фиттлворт, мисс Фиттлворт, - сгребая в кучу все свое джентльменство, здоровается Джейк, обозначая вежливый полупоклон, от которого у него что-то хрустит в спине, не меньше головы пострадавшей от проверки Уильямсона, так что он торопится выпрямится, пока его окончательно не скрючило от боли.

Отредактировано Jake Farley (14.04.22 07:51)

+3

3

К своим пятнадцати годам, Амелия уже прошла достаточно испытаний. И если раньше она упивалась жалостью к себе, несправедливостью этого мира, винила во всех неудачах кого угодно, кроме себя, ведь она просто сирота, которая с самого нежного возраста знает, что такое потери. Счет в Гринготтс не греет душу, он не заменит общения с родителями, звонкого смеха и уютных вечеров перед камином, этих воспоминаний у нее практически нет, но те немногие, что остались бережно хранит в сердце.

Жить с бабушкой не так уж и плохо, если принять во внимание отсутствие других родственников. Родная тетка вместе с мужем и детьми перебралась куда-то на побережье Италии, только присылает открытки с красивыми видами и вежливыми словами поздравления с очередным праздником. Жить с бабушкой неплохо, даже когда она властная и немного деспотичная женщина. Дисциплина — это неплохо, послушание, в общем-то тоже. Госпожа Фиттлворт была всегда довольна кротким нравом своей внучки, закрывая глаза на все знаки, говорящие о том, что внучка не так проста, как кажется. Но пожилой ведьме было удобнее думать иначе.

Хогвартс был глотком свежего воздуха, каждое лето, Амели ждала начало учебного года, чтобы снова чувствовать себя свободной, чувствовать возможность самостоятельно принимать решения, чувствовать эмоции и быть собой. Обычным подростком, с тяжелым грузом семейной драмы за плечами, проблемами взросления и невероятным желанием познать этот мир.

Бабушка еще не знала, что ее внучка определилась с предметами, которые будет изучать на шестом курсе. Не знала, что уже узнавала о стажировке для колдомедиков, потому что хочет посвятить себя спасению жизней, чтобы как можно меньше подростков были вынуждены пройти через то же, что и она сама.

Миссис Фиттволрт, хоть и была в возрасте, но просто не могла себе представить свою жизнь без светских вечеров и игры в бридж с подругами. Одной из таких подруг была Эвлалия Фарли, частенько захаживающая в их поместье, чтобы пропустить по рюмашке, да посмаковать последние новости, легко, даже играючи переворачивать факты с ног на голову, добавлять возможные детали, чтобы история была по-настоящему «вкусной». — Вам бы в журналистику пойти, — смеялась Амелия, сжимая в небольших ладошках кружку с чаем.

Сегодня в гости идут уже они, особого веселья ждать не приходится, скорее наоборот, нужно будет строить из себя примерную девочку, но если верить бабушки, у Фарли отличная библиотека, если это правда, то удастся провести время с пользой.

— Милая, только не волнуйся, мы познакомим тебя кое с кем, — после этой фразы особенно хочется заволноваться, что успешно и происходит. Хаффлпаффка широко раскрывает глаза и осторожно оглядывается по сторонам, пока ничего особенного не обнаружено. До тех пор, как Эвлалия не спускается к гостям и не одна. «Джейк Фарли», одного имени достаточно, для появления легкого румянца на щеках. Конечно, она слышала о нем, но никогда не общалась, как и в принципе со старшекурсниками, ладно, хаффлпаффцы были исключением.

— Привет, — тихо отвечает девушка, явно смущаясь. Да только больше всего давят те самый выжидающие взгляды ведьм, которые и переглядываться успевают. — Ты ударился? — замечает синяк на лице старосты. Хочется предложить помощь, ведь она уже умеет кое-что, причем можно даже не пользоваться магией. — Я немного разбираюсь, — закусывает губу, надеясь, что бабушка с подругой не услышали это странное предложение.

[nick]Amelia Fittleworth[/nick][status]take shelter[/status][icon]https://i.ibb.co/XST3CrF/ezgif-com-resize.gif[/icon][pers]<b><a href="https://harrypotter.fandom.com/wiki/Amelia_Fittleworth" target="_blank">Амелия Фиттлворт</a></b>, 16 лет[/pers]
[info]Хаффлпафф, 5 курс[/info][sign]av ХАНИ[/sign]

+3

4

- Джейки, дорогой, присядь вот сюда, - тетушка, не теряя времени даром, насильно усаживает Джейка рядом с мисс Фиттлворт на узкий диванчик, так что они почти соприксаются локтями. Ее лицо кажется Джейку смутно знакомым, скорее всего они где-то действительно пересекались, но сейчас он не может вспомнить, где именно. Да и нет никакого желания, кроме желания казаться хотя бы вежливым, потому что Джейку сильнее всего хочется уползти в свою комнату и прикинуться ветошью, а не светские беседы разговаривать. На его лице приклеилась дежурная вежливая улыбка, он ведь примерный сын, племянник и наследник, а потому нужно держать хорошую мину при плохой игре.

То, как юная гостья сразу обращается к нему на "ты", несколько сбивает Джейка с толку, который привык к более строгим правилам соблюдения светского этикета, особенно в присутствии старших дам, приверженок старых порядков. Но, кажется, почтенные леди такую волность если и замечают, то никак не подают вида, поэтому старшему из близнецов Фарли выгоднее сделать то же самое, пусть и не сразу получается убедить себя в том, что подобная тактика поведения будет единственно верной.

- Ударился? - с некоторым недоумением в голосе переспрашивает Джейк, затем вспонимает о пострадавшей скуле, кровоподтек на которой наверняка еще не до конца сошел даже усилиями драгоценной тетушки. - А, это... - он мельком пробегается пальцами по собственному лицу, оценивая нынешнюю степень повреждений. Не говорить же о том, что это его так ударили на работе, - не стоит беспокоиться, мисс Фитллворт. Амелия. Тетушка Евлалия уже позаботилась об этом.

Тетушка сидит напротив и светится, как только что вышедший из-под руки чеканщика новенький галлеон, разве что этот ореол горделивого сияния освещает не всю комнату целиком, а только близлежащие к тетушке несколько английских футов. Причина ее этой неуёмной радости остается для Джейка тайной за семью печатями. Зная тетушку, можно догадаться, что пожилую миссис, или, уже правильнее будет сказать, мадам Филлдворт с внучкой она пригласила не просто так, а, значит, ей что-то от него потребуется. Показать девушке библиотеку или особняк? Подтянуть ее по зельям или заклинаниям? Составить пару на предстоящем благотворительном вечере? Что? 

- Вы так чудесно смотритесь вместе, - воркует тетушка и делает целомудренный глоток чая из расписной фарфоровой чашечки, элегантно оттопырив мизинец. Джейк давится собственной вежливостью и едва удерживает в себе так и рвущееся "Какого хрена, тетушка Элали?!" так что ему приходится сдержанно закашляться. Откуда-то из-под тахты ему вторит глухое и ленивое ворчание мопса сэра Мозеса Лазло - вечного компаньона тетушки, которого она часто таскает с собой по всем вечерам, потому что не может оставить любимца дома одного под присмотром дворецкого, домового эльфа и ее канареек, вдруг маленький манюсичек заскучает без мамочки?

- Я как раз рассказывала миссис Фиттлворт и Амелии, что у вас прекрасная богатая библиотека, Джейки, - словно не заметив вопросительного и даже возмущенного взгляда продолжила тетушка, преисполненная энтузиазма. В голову Джейка начали закрадываться нехорошие подозрения. - Ты не покажешь Амелии библиотеку, дорогой?

- Тетушка... - предупреждающе начал Джейк.

- Я была бы тебе очень благодарна, Джейки, - с нажимом закончила Евлалия, пресекая все попытки ей возразить.

- Конечно, - немного помолчав, согласился Джейк. Он улыбнулся уже более расслабленно, словно сдался под теткиным напором, отодвигая на задний план все свои возражения. Пока что. Не при гостях. - Мисс Фиттлворт. Амелия, - поправился он, памятуя о скором решении сократить общение до "ты". Он уже догадывался, куда ветер дует. Джейк поднялся и предложил девушке руку.

- Уверена, вам найдется о чем поговорить, - благодушно добавила тетушка, ну ни дать ни взять, божий одуванчик.

И, конечно же, стоило только Джейку и его прелестной спутнице оказаться в библиотеке, как позади тяжеловесно щелкнул замок. Фарли безуспешно подергал ручку, больше для того, чтобы убедиться в своей правоте, чем проверить, действительно ли дверь закрыта.

- Библиотека в вашем распоряжении, мисс Фиттлворт. Амелия, - снова поправился он. - Похоже, мы здесь надолго.

Отредактировано Jake Farley (09.01.24 19:58)

+3

5

Было сложно понять, почему увидев, как кому-то нужна помощь, будь то простуда, ссадина или заноза, то все барьеры и установки перестают существовать. Амелия предлагает свою помощь, искренне и самоотверженно. Любая мелочь может стать решающей. Однажды она действительно станет настоящим колдомедиком, вырастет в достойного врача, из маленькой травмированной с самого детства в ту, кем так мечтает стать.

— Бабушка, не нужно, — выставляет перед собой ладони в неловкой попытке защититься. Она подросток и обязана слушаться старших, именно эта мысль и не позволяет возразить, начать спорить, ведь это будет не вежливо. Амелия кротко кивает и слегка приподнимает уголки губ, надевая дежурную полуулыбку. Показалось, что мистер Фарли сделал то же самое, стоило его тетушке усадить племянника рядом с юной гостьей.

Уровень неловкости, если не зашкаливал, то был очень близок к этому. Правда, только на узком диванчике, где двум юным волшебникам приходилось тесниться. — Прошу прощения, — смущенно бормочет Фиттлворт, максимально вжимаясь в мягкий подлокотник, стараясь не прикасаться к старосте. Самое интересное, что ни бабушку, ни миссис Фарли это никак не беспокоило. — Ты раньше такое видел? — блаженная улыбка на лице Евлалии вызывала странное ощущение, сковывающее и даже немного удушающее. И хотелось бы спросить, что происходит, но не получается издать больше ни единого звука. Бабушка, светится так же, как и подруга, губы, накрашенные темной помадой, растянуты в широкой улыбке, но взгляд строгий, не подразумевающий даже возможность дискуссии.

Только когда Джейк встает со своего места, перестает чувствовать себя каменной глыбой и поднимается вслед за ним, идет послушно, не отставая, под тихое перешептывание светских львиц. Слышится щелчок закрывающейся двери и возвращается возможность дышать полной грудью. На четыре счета вдох и еще четыре занимает выдох. — Это было неловко…О! — так и замирает с приоткрытым ртом, замечая, где оказались. — Бабушка говорила, что у вашей семьи большая библиотека, но я не думала, что настолько! — это чистый восторг. Амелия любила книги, читала их одну за другой, погружаясь в различные истории, описывающие приключения или обычные романтические терзания. Последнее ей было особенно чуждо, она слишком юна, слишком травмирована для того, чтобы открыть кому-то свое сердце.

— Мне нравятся книги, — взгляд завороженно скользит по стеллажу с разноцветными корешками, — не спрашивая разрешения подходит ближе, осторожно, крайне нежно поглаживая светло-голубой переплет, — здесь не только магические издания, вижу и маггловские, — глаза загорелись тут же, хотелось ознакомиться с каждой, уделить должное внимание, но одного вечера не хватит даже для того, чтобы обойти тут все. Она все крутится и оглядывается, про одного из близнецов Фарли почти забыла и не вспомнила, не стой он так близко. Он вежлив и учтив, достаточно холоден, ведь не рассчитывал на гостей. — Я прошу прощения, мистер Фарли, Джейк, — запинается, теряясь во всем многообразии правил этикета для волшебников, — Могу обращаться на ты? — своевременно, особенно с учетом того, как предлагая помощь с кровоподтеком вообще не церемонилась. — Я не совсем понимаю все намеки старшего поколения, но боюсь, что моя бабушка будет пробовать удачно выдать меня замуж, возможно за тебя, — звучит виновато, как будто это была ее идея. О замужестве и большой прекрасной любви Амелия лишь читала в книгах и ничего подобного еще не испытывала.

— Раз уж мы здесь заперты, может проведем время с пользой? — старается бодриться и затолкать мысли о том, что бабуля решила от нее избавиться куда подальше. — Увлекае-тесь, то есть увлекаешься медициной? — первое, что приходит в голову, — я очень хочу стать колдомедиком, работать в Мунго и, если получится, то спасать жизни, — взгляд ее смягчается, лицо расслабляется и улыбка уже не натянутая, а искренняя. В эти моменты она неизменно вспоминает родителей, жизни которых унес какой-то страшный и непонятный недуг. Ответа на вопрос «Из-за чего она осталась сиротой?» получить уже вряд ли получится, но можно найти ответы на тысячи других.
Тихо вздыхает, понимая, насколько сложный путь выбирает, — Покажешь, где я могу найти что-то полезное?

[nick]Amelia Fittleworth[/nick][status]take shelter[/status][icon]https://i.ibb.co/XST3CrF/ezgif-com-resize.gif[/icon][pers]<b><a href="https://harrypotter.fandom.com/wiki/Amelia_Fittleworth" target="_blank">Амелия Фиттлворт</a></b>, 16 лет[/pers]
[info]Хаффлпафф, 5 курс[/info][sign]av ХАНИ[/sign]

+2

6

У тетушки Евлалии определенно были свои, извращенные, представления о том, как должно было проходить романтическое свидание. Но, с другой стороны, тетушке хватило хитрости подгадать именно такой момент, в который уставший после рабочего дня Джек меньше бы всего сопротивлялся неуемной фантазии родственницы – иначе активное возмущение было бы ей гарантировано. Джейк привык отстаивать свои принципы, будучи способным упрямо спорить чуть ли не до хрипоты, особенно в делах, в которые не хотел пускать никого третьего – в дела сердечные, в которых и так сам никак не мог разобраться, и он принципиально не планировал жениться по чьему-то наущению или ради династический связей. Несомненно, Фиттлворты были хорошей семьей, но как раз это Джейка интересовало в самую последнюю очередь. Возможно, этот брак был бы весьма удачным ходом – тетушке было не занимать женской мудрости и проницательности в таких вещах, но в голове старшего из близнецов Фарли все мысли все еще были прочно заняты совершенно иной девушкой. Сложно сказать, на что именно надеялся сам Фарли, потому что в случае с Мур он давно вообще перестал питать какие-то надежды и ожидания, больно наступив на одни и те же грабли дважды подряд.

Отец ведь, скорее всего, не знает о замыслах тетушки. Он бы подобные игрища не поддержал, и был бы бесконечно прав, целиком и полностью выступая на стороне Джейка. Старший из близнецов был категорически в этом уверен и, если тетушка и дальше продолжит свои эксперименты, то придется обо всем рассказать Чарли. Джейк снова устало и уже несколько остервенело подергал за дверную ручку в надежде, что та магическим образом откроется. Та, конечно же, магическим образом продолжала быть запертой, так что бесплодные попытки юноша прекратил и мученически возвел глаза к высокому потолку.

- Оставь надежду, всяк сюда входящий, - пробурчал он, мысленно проклиная тетушку за ее предприимчивость и немного больную фантазию. На низком круглом журнальном столике возле одного из мягких кресел с тихим шорохом появился поднос с чайником, расписной тарелкой с кремовыми пирожными, тостами с джемом и, словно в насмешку, фарфоровой статуэточкой двух мило воркующих голубков. Джейка покоробило – в очередной раз возведя глаза к потолку, словно пытался найти там спасение или хотя бы случайный портал прочь из комнаты, он, по-крабьи боком пробравшись к столику пока девушка была занята рассматриванием книжных полок, схватил статуэтку и сунул на ближайшую к нему полку за книги, уничтожая все намеки на это импровизированное «недосвидание». Спасибо, что хоть с голоду они здесь не умрут, все-таки, Джейк все еще оставался единственным наследником мужского пола, поэтому губить его строжайшей диетой в вынужденном заточении тетушке было не с руки.

- Просто Джейк. Так будет лучше, спасибо, - все-таки мистер Фарли - это в первую очередь его отец, а не он сам, и Джейку было бы комфортнее, если бы к нему обращались по имени (ТОЛЬКО ЕСЛИ ЭТО НЕ ПРИТОРНОЕ ТЕТУШКИНО "ДЖЕЙКИ" УМОЛЯЮ). Как бы ему сейчас ни хотелось обстрагироваться от компании юной мисс Фиттлворт, как раз она, судя по ее виноватому виду, как раз не имела к замыслам двух престарелых леди никакого отношения. - Уверен, моя дражайшая тетушка именно этой цели и добивается, - сухо добавил Джейк, демонстрируя прекрасную осведомленность о намерениях собственной тетки.

- К сожалению для нее, династические браки не входят в число моих хобби, и участвовать в этом я не собираюсь.

Довольно радикально в целом, но так символично для семнадцати лет категорически говорить "никогда", не зная о том, что жизнь обязательно когда-нибудь тебя ткнет носом в твое же "никогда" и будет смотреть, как ты из него выкручиваешься. Хорошо, что Джейк пока еще об этом не задумывался в силу своего возраста, и его слова звучали категорично и твердо.

Мое милое летнее дитя.

- Пожалуйста, можешь чувствовать себя здесь свободно, - повторил Джейк. - Раздел колдомедицины в секции "С" с той стороны комнаты. Увы, мой интерес к медицине заканчивается на применяемых в ней зельях, так что, скорее всего, я больше ничем не смогу помочь.

Он чувствовал себя неловко и даже несколько неуютно, даром что находился в своем собственном доме. Над ним неотвратимо нависало тетушкино желание срочно его женить на девчонке, которая была явно младше него. Сколько ей, пятнадцать? Шестнадцать? И это осознание давило вниз. Джейк, в общем-то, редко бунтовал, в нем, конечно, была его фирменное баранье упрямство, но обычно с родней он предпочитал попросту не спорить, а тут придется упереться рогом и настоять на своем. Тетушка будет картинно убиваться, держать у лица надушенный платок, делая вид, что вот-вот упадет в обморок, и театрально сетовать на то, что она всю жизнь отдала, положила всю молодость на алтарь их воспитания, а он отблагодарил ее таким отвратительным способом - жениться не хочет, ишь, негодяй!

+1

7

— Возможно, в определенном возрасте со всеми дамами приключается подобное, — довольно безразлично откликается девушка, не отвлекаясь от изучения корешков книг. — С другой стороны, чем им еще заняться, — пожимает плечами, хоть уверена, Фарли на нее не смотрит, что к лучшему. Был бы он из этих любителей браков по расчету или, что еще хуже, влюбчивых мальчишек, то о спокойной жизни можно было бы забыть, а так, есть очень даже неплохие варианты, но сначала нужно обдумать.

Гораздо интереснее было понять, что в голове у двух дам, уже довольно почтенного возраста, которые так откровенно занимаются сводничеством, куда делось их озорство? Или с возрастом оно выражается так? — А у тебя будет выбор? — оборачивается на слишком уж серьезного Джейка, — я шучу, — ну вдруг не поймет, они совсем не знакомы, у них ничего общего, с чего бы ему понимать. — В мои планы замужество не входит вообще, — тонкие пальчики цепляют увесистый фолиант и вместе с ним Амелия устраивается в кресле, рядом с так заботливо и «совершенно ненавязчиво» столом с чаем и угощениями.

То, как староста держится, как говорит, выглядит очень напыщенным и ненастоящим, сразу видно — любимый сынок. — Можешь расслабиться, а то выглядишь, как натянутая струна, — она не будет притворяться, ведь здесь нет той, перед кем стоит играть роль кроткой девочки, абсолютно послушной и не имеющей своих мыслей. Эту роль она выучила очень хорошо. — Обещаю, что не покусаю, —  если представить эту картину, то даже забавно выходит, Фиттлворт даже может представить удивленные лица бабушки и миссис Фарли, если бы увидели искусанного Джейка, после того, как отворят дверь. Смеется негромко, но в безлюдном большом помещении звук усиливается, так даже лучше, наверняка старшее поколение будет прислушиваться к происходящему за закрытыми дверями.

— У нас два варианта, — после повисшей, довольно тяжелой и неуютной паузы подает голос Амели, — Мы можем бороться с этим, ворчать, спорить, сопротивляться, — что можно было обозначить одним емким «попусту тратить время», — а можем подыграть. Они не смогут нас заставить, ты женишься на своей девушке, я обрету желанную свободу, — на этих словах даже закрывает глаза, блаженно улыбаясь, словно птичка, что много лет жила в клетке с красивым плетением, но наконец-то вылетела на волю и вдохнула свежий воздух, почувствовала дуновение ветра и расправила крылья.

Про Джейка она знала лишь то, что он староста своего факультета, один из претендентов на звание старосты школы, всегда хмурый и замороченный. Есть ли что-то за этой маской? Вполне возможно. Только не ей ее срывать. Но сейчас, глядя на то, как он стойко терпит боль в скуле, которая очевидно саднит, на выражение лица, полное обреченности, кажется, что ему есть что терять. Наверняка он влюблен, от этого подобные выкрутасы от тетушки радости приносят еще меньше.

Она не верит в любовь, в брак и в то, что можно жить вместе долго и счастливо. Ее родители погибли именно из-за этого, оставив ее совсем одну. Ей больно до сих пор, и дело не в бабуле, а в том, что это неправильно, несправедливо и абсолютно нечестно. Эту дыру в сердце невозможно залатать, зашить, она не становится меньше со временем. Другой человек не поможет, он только заберет частичку ее самой и потом так же исчезнет, испарится. Лучше быть самой по себе, не зависеть ни от кого,, только миссис Фиттлворт об этом лучше не знать, в ее возрасте тревоги уже вредны для здоровья.

— В любом случае, расспросов нам не избежать, мне нужно узнать о тебе что-то, чтобы я смогла придумать правдоподобную ложь о том, какой ты чудесный, или наоборот — на ее губах абсолютно искренняя улыбка, Амелия видит этот план самым простым и правильным, абсолютно ни к чему не обязывающим. — Что еще, помимо того, что ты очень серьезный и староста? — звучит так, будто она сейчас достанет перо и лист пергамента, чтобы записать каждое слово, но нет, девушка лишь откидывается на спинку кресла, открывая книгу.

[nick]Amelia Fittleworth[/nick][status]take shelter[/status][icon]https://i.ibb.co/XST3CrF/ezgif-com-resize.gif[/icon][pers]<b><a href="https://harrypotter.fandom.com/wiki/Amelia_Fittleworth" target="_blank">Амелия Фиттлворт</a></b>, 16 лет[/pers]
[info]Хаффлпафф, 5 курс[/info][sign]av ХАНИ[/sign]

+1

8

По скромному мнению Джейка, в мире существовало еще примерно сотня способов приятно провести время, кроме как заниматься сводничеством всех и вся, подобно его несравненной и незабвенной тетушке, но все они, почему-то, интересовали ее не так сильно, как возможность женить своего единственного племянника на какой-нибудь хорошенькой, на ее требовательный вкус, девице. Например, сам Джейк с удовольствием бы провел пару часов в горизонтальном положении где-нибудь на кровати в своей комнате, чем вежливо развлекал гостей, даже если его при этом собирались подкармливать пирожными и тостами с джемом.

Джейк мягко и даже снисходительно улыбается обещанию его не покусать. Его бровь многозначительно ползет вверх, и его ничуть не удивляет внезапно случившаяся перемена в поведении на первой взгляд кроткой и робкой юной прелестницы. Кажется, стоит ей только избавиться от требовательного надзирательского ока ее бабушки, как вместе с избавлением приходит и уверенность. Она больше не выглядит напуганной, как пару минут назад.

Ее слова, да мадам Фиттлворт бы в уши.

Глядя на то, как девушка с книгой в руках с комфортом устраивается в кресле у углового столика, Джейк практически не двигается с места. Лишь по-джентльменски наклоняется, чтобы гостеприимно наполнить обе фарфоровые чашки ароматным горячим чаем. Все-таки его не упрекнуть в чувстве такта - тетушка может им гордиться. Джейк чуть подвигает чашку к девушке, затем выпрямляется с собственной в руках. Ни дать ни взять целомудренный светский раут, рандеву с незнакомкой.

- Не вижу смысла в том, чтобы тратить свое время на эти игры и тешить самолюбие наших родственниц, - Джейк делает глоток приятно горячего чая - ровно такой температуры, чтобы не обжечься. От мысли притворяться ему становится еще более не по себе, кажется, еще немного, и у него разовьется стойкая аллергия на любого рода интриги. Одно дело - притворяться, что у тебя все хорошо, и никакие душевные терзания тебя не тревожат, и совсем другое - притворяться, что навязанная тебе родственниками невеста пришлась тебе по душе, особенно когда это не так. Ни одного плохого слова в адрес Амелии Фиттлворт, но он в этих династических игрищах не участвует.

И дело даже не в Селине Мур, а в собственной гордости. Он пока еще в состоянии сам выбрать себе невесту, а не полагаться на решение тетки Элали. И ей придется с этим смириться, хочет она того или нет, потому что Джейк может быть очень упрямым. И она прекрасно об этом знает. Не знает она о другом, но ей знать это и не обязательно - что Джейк вполне способен из примерного сына, племянника и наследника превратиться в редкостного засранца.

- Это и так уже довольно исчерпывающая характеристика, - старший из близнецов Фарли пожимает плечами - ему решительно нечего добавить к тому, что мисс Амелия Фиттлворт о нем ему рассказала. Но, кроме этого, очевидно, что он категорически невоспитан, потому как собирается оставить девушку здесь совершенно одну, несмотря на заветы тетушки показать ей библиотеку. Что ж, библиотеку он ей показал, даже соблаговолил рассказать, где именно хранятся книги по колдомедицине, на этом его героическую миссию можно считать выполненной. - Необязательно придумывать что-то еще. Можешь просто сказать правду - что Джейк Фарли настоящий подлец и попросту сбежал через окно.

С этими словами старший из близнецов Фарли аккуратно поставил полупустую чайную чашку на столик.

- Чрезвычайно рад был познакомиться, мисс Фиттлворт, - он манерно склонил голову, после чего невозмутимо забрался на высокий подоконник, используя ближайшую книжную полку в качестве стремянки, и дернул за ручку на фрамуге, впуская в помещение напоенный ароматом садовых растений летний воздух. В отличие от двери, возле которой наверняка паслись и любимая тетушка и будущая потенциальная свекровь, окно оставалось без присмотра, а потому считалось идеальным вариантом для отступления.

Тетушка Евлалия будет в ярости и, может быть, леди Фиттлворт сочтет его откровенно неподходящей партией для своей единственной, надо полагать, внучки, а потому от Джейка на какое-то время отойдет нависшая на него дамокловым мечом тень скорого бракосочетания. А то, не ровен час, начнешь подыгрывать, так потребуют через год правнуков.

- Как я уже говорил, библиотека в твоем распоряжении. Если только ты не решишься на столь же дерзкий побег, - благодушно усмехнувшись, Джейк высунул голову в окно, проверяя горизонт на наличие в округе садовника, домовухи или кого-то еще, кто мог бы доложить тетке о совершающемся преступлении против закона.

+1

9

Со стороны может показаться, что девушка увлечена изучением написанного на страницах весьма редкого тома. На самом деле она изучала Джейка, то как парень ведет себя в некомфортных условиях. Его сестру она видела гораздо чаще и та производила совершенно другое впечатление: не такая закрытая, не такая строгая, более светлая и улыбчивая. В чем же дело? Неужели его так замучили сватовством или другими важными делами семьи, что нет времени даже выдохнуть и почувствовать себя подростком?

Амелия хотела добиться многого, но главное, не хотела упускать важные моменты, которые никогда не повторятся. Если уж ее подростковая жизнь была сломана и вывернута наизнанку в один критичный момент, то взрослая может быть гораздо более беспощадной.

— Спасибо, Джейк, — ее тон меняется, вот так играючи она переключает модель поведения. Сейчас они будут пить чай, как будто не их родственницы закрыли в библиотеке, явно намереваясь поженить. Кружка приятно грела пальцы, не обжигала, а именно грела, а чай обладал тонким изысканным ароматом, для нее это слишком, но жаловаться на такие мелочи не стоит. Слова молодого Фарли отчего-то крутятся в голове снова и снова, но поверить в них не получается, насколько грубо будет сказать прямо? Иди же это наоборот, вежливость? Эти правила этикета такие сложные, Мия всегда путается.

— Как ску-у-у-чно, — тянет девушка, делая глоток и поднимая взгляд на Джейка. — Или ты хочешь таким казаться? — кажется, что это все какой-то тщательно спланированный образ, маска, которую носишь так часто, что она не падает с лица, даже если кто-то откровенно выбивает из колеи. Она попыталась и потерпела неудачу. Грустно? Нет.

— Я же вижу, что нет, — чашка с тихим звоном возвращается на блюдце, и изучающий глаз девчонки внимательно рассматривает лицо напротив, даже поднявшись из кресла приходится поднять голову, чтобы не отрывать взгляда, — для тебя это обуза, — вот они джентльмены из высшего общества, держат лицо, говорят так вежливо, что еще немного и начнет от этого тошнить. — Но не переживай, ты тоже не в моем вкусе, — утвердительно кивает и широко, абсолютно искренне улыбается, как ребенок, которым по сути и является. Ей лишь на днях исполнилось шестнадцать, настолько это значимо пока непонятно, но кажется, что теперь ей позволено многим больше, не при бабуле, конечно.

Парень не принял ее предложение о маленькой игре, нет в нем того азарта, а переиграть леди Евлалию и свою бабушку на их поле было бы чем-то крайне увлекательным. Интересно, что было бы, будь ее родители живы? Позволили бы подобное? А кого бы выбрали сами, если да? У мистера и миссис Фиттлворт была такая романтичная история любви, первая встреча, чувства и эмоции, то как они описывали это. Амелия им завидовала, по-настоящему, по-доброму, но была так же уверена, что с ней ничего подобного не случится. В ее жизни и так достаточно драмы, чтобы добавлять новую. 

Кажется, воспоминания увлекли ее слишком сильно, обвили по рукам и ногам утягивая все глубже, настолько, что выражение лица девушки стало отстраненным, как будто не она сейчас стоит по среди библиотеки в доме подруги своей бабушки.

Амелия знала, что впадает в такие состояния периодически, словно кто-то нажимает кнопку переключения и из жизнерадостной девчонки она превращается в безликую истерзанную тень, это доставляет множество проблем. Бабушка не обращала внимания, считая, что это неизбежно после потери родителей, «погорюет и отпустит», приговаривала миссис Фиттлфорт, но не отпускало. Именно поэтому она старалась делать все, что хочется здесь и сейчас, чтобы не жалеть потом о несбывшихся мечтах и упущенных возможностях.

Голос строгого старосты звучит так, будто он в другой вселенной, через патоку утянувших мыслей, но уцепившись за него удается вернуться в реальность, растерянно оглянуться по сторонам, понимая где находится и хмыкнуть, — Нет, ты не сходишь с ума, — шепотом убеждает сама себя.

На самом деле, когда их закрыли здесь, первой мыслью было «можно же улизнуть через окно», — Ничего себе, какая дерзость от серьезного и правильного старосты, — смеется, как будто и не отключалась от этого своего состояния. Неспеша двигается в сторону открытого окна из которого так приятно пахнет летом, — Думала, ты не предложишь, — сверкнула глазами и не задумываясь подошла к подоконнику, перегибаясь через него. Ну подумаешь на нем Фарли стоит, — но тут довольно высоко, — тискаться с парнем ей не очень хотелось, как и пользоваться его помощью, но не успевшей «вырасти за лето» Амелии придется нелегко, с учетом того, что колдовать ей нельзя. — У вас в саду есть лестница? — озорство,копившееся в первые недели каникул стремилось вырваться наружу, но рисковать своей жизнью не хотелось.

Забирается на полку, по примеру Джейка и устраивается на подоконнике, напротив открытой фрамуги, сделать шаг так легко и эта мысль даже не кажется глупой, нужно лишь поднять ногу и слегка наклониться, там такие красивые цветы, они идеально подчеркнут мягкую медь ее волос. Бред. Фиттлворт трясет головой и приходит в себя. Переводит взгляд на парня, — Как сбегать будем, ты же у нас мозг операции, — внимательно рассматривает его...снова. Наверняка это бесит, тем интереснее, — Знаю, ты скажешь, что это не мое дело, но к твоему синяку нужно приложить что-то холодное, — добавляет тихо, совсем нерешительно, будто боится нарушить личные границы, которые, на самом деле, размером с дом. — Выглядит не очень хорошо, — ей не все равно, не потому что это, возможно, ее будущий супруг или просто парень, который сломал все стены, которые ей удалось выстроить, просто ей неприятна сама мысль о том, что кто-то болен, травмирован и ему плохо, это то, что можно исправить, она может это исправить.

[nick]Amelia Fittleworth[/nick][status]take shelter[/status][icon]https://i.ibb.co/XST3CrF/ezgif-com-resize.gif[/icon][pers]<b><a href="https://harrypotter.fandom.com/wiki/Amelia_Fittleworth" target="_blank">Амелия Фиттлворт</a></b>, 16 лет[/pers]
[info]Хаффлпафф, 5 курс[/info][sign]av ХАНИ[/sign]

+1

10

Джейк неопределенно качает головой - она вольна думать о нем все, что ей заблагорасудится, вплоть до того, чтобы самой придумывать его положительные или отрицательные качества, он не против, и переубеждать ее в обратном не будет. Зачем? Джейк прекрасно был осведомлен обо всех своих плюсах и минусах, чтобы вполне себе с ними научиться уживаться. И он не пытался казаться строже или скучнее, он на самом деле был таким: скучным, строгим, занудным, ворчливым, а сейчас еще и категорически нелюдимым и уставшим. В конце концов, это не его блоха в зад укусила во что бы то ни тсало срочно его женить, и ему не требуется произвести хорошее впечатление.

- Как прекрасно, что мы хоть в чем-то солидарны, - на грани вежливости любезно парирует старший из близнецов Фарли, все еще высматривая в саду посторонних лиц из тех, кто могли бы нарушить бегство. Амелия Фиттлворт, конечно, довольно симпатичная, наверняка из тех, кто не обделен вниманием поклонников даже уже в этом юном возрасте, но у Джейка голова забита девушкой совершенно иного склада и внешности и характера, а потому он никак не может по достоинству оценить все...кхм...достоинства названной ему невесты.

На горизонте абсолютно чисто, и более удачного момента для побега придумать нельзя, а потоум не стоит откладывать его в долгий ящик. Уже предвкушая, наконец, вожделенное одиночество в своей комнате без всяких девиц, Джейк вынес ногу на жестяной козырек за окном, да так и замер, поняв, что не все в его плане пройдет гладко, как он рассчитывал. Фарли обернулся назад и вопросительно приподнял бровь, с некоторым удивлением наблюдая за копошением возле себя кого-то мелкого и настырного.

Ну что за приставучая штучка. Джейк надеялся, что маленьким леди не пристало сбегать через окна - только представьте себе, что чем-то подобным занимается Белла Фарли, например, да скорее мироздание схлопнется - а потому Амелия, как примерная девочка, останется в библиотеке, и на том их краткое знакомство подойдет к своему логическому концу. Как и грандиозный план тетушек и бабушек окончится, почти не успев начаться.

Но нет, Амелия Фитллворт явно не собиралась оставаться здесь в одиночестве, а планировала и дальше действовать ему на нервы и капать на мозги своей этой необходимостью им во что бы то ни стало подружиться. Жаль, он был слишком вежлив, чтобы просто попросить ее от него остать.

- Определенно, лестница где-то есть, - согласился Джейк, не предпринимая ни единой попытки как-то подвинуться на узком подоконнике, чтобы девушке было удобно моститься рядом с ним на крохотном свободном пространстве. Как велик был соблазн просто сигануть из окна, оставив ее тут, наверху, а потом спокойно заняться уже своими делами, но нет, паршивое рыцарство копошилось где-то внутри, не позволяя Джейку вести себя таким уж откровенным подонком. Не приведи Мерлин, еще убьется, потом рассказывай, что ты тут не причем, просто хочет так избежать женитьбы, да вот, невеста себе нечаянно шею сломала. Не поверят же.

И удивительно, как это так быстро они превратились не в "Джейка" и "Амелию", а в "мы". Нет никаких "мы", "они" и "вместе". Нет, и никогда не будет.

- Мое лицо чувствует себя довольно неплохо, - нейтрально отзывается Фарли. И оное вполне обойдется без всяких дополнительных ухищрений вроде приложенного к нему холода. На самом деле Джейк понятия не имеет, как сейчас выглядит, но, скорее всего, несколько помято, даже несмотря на все его попытки привести себя в порядок перед знакомством с прекрасными дамами семейства Фиттлворт. Кстати, а где сами родители девушки? Неужели не в курсе проворачиваемой за их спинами аферы? Как бы то ни было, он не хочет придавать своему внешнему виду слишком много значения, не после непростого рабочего дня, да и непрезентабельный синяк на его лице, может, отпугнет не только потенциальную невесту, но и ее бабулю. И всех остальных тоже. - Но...- Джейк перекинул одну ногу на деревянную решетку для вьющегося плюща, что в изобилии покрывал внешнюю стену библиотеки, -... благодарю... - вторая нога отправилась следом за второй, и вот уже весь Джейк Фарли совершенно неаристократично висит на решетке в попытке дерзкого побега, -... за заботу.

Благополучно добравшись до земли, Фарли отцепился от решетки и деловито отряхнул пиджак, возвращая себе хоть какое-то подобие порядка в многострадальном внешнем виде.

- Если боишься высоты, лучше останься в библиотеке, - по-доброму советует Джейк, но в его голосе отчетливо проступают несколько снисходительные нотки. На фоне девушки он чувствует себя неминуемо взрослее. - Готов в этой истории побыть злодеем, бросившим девушку в одиночестве. Глядишь, леди Фиттлворт настолько разочароуется во мне, что и речи не будет ни о какой помолвке. Или мне все-таки искать лестницу?

+1

11

Какой же он забавный во всем этом желании держаться отстраненным, холодным, подчеркнуто вежливым, настолько, что это граничит не просто с грубостью, а откровенным хамством. Эти метаморфозы такие занимательные, Амелии крайне любопытно, что же будет дальше.

Интересно, а знает ли сам Джейк как его поведение выглядит со стороны? Или свято верит в свое джентльменство и умение держать лицо. Если было с кем, то обязательно поспорила бы, что юный мистер Фарли отдаст многое лишь бы отделаться от навязанной компании, особенно, когда оказалось, что кроткая девица оказалась довольно легкой на подъем, благо не успела раньше него к окну добраться, а то откачивать его точно было бы не хорошо.

— Ладно, ладно, — поднимает ладони в жесте, который можно трактовать лишь как капитуляцию, — больше ни единого слова про твой синяк, личные границы и все такое, — хмыкает девушка, приподнимая бровь, словно снова проверяет его, прощупывает. Ютиться на крошечном пространстве крайне проблематично, рослый юноша никак не может стать компактней, Фиттлворт очень переживает, что не сможет добраться до мягкой зеленой травы без посторонней помощи.

Парень уползает, в прямом смысле, по решетке для плюща, медленно и нелепо, потому что длинные конечности смотрятся весьма комично, сложно удержаться от смеха, но ей удается каким-то чудом, может быть сами Мерлин и Моргана приглядывают за ней? — Я не боюсь, — говорит быстрее, чем успевает задуматься, о чем жалеет сразу же, как только цепляется пальцами за деревянную решетку. Она не трусиха, но боится высоты на уровне какого-то странного инстинкта, точнее, боится упасть. Стоя на краю пропасти или обрыва у нее нет непреодолимого желания прыгнуть, чтобы почувствовать всю прелесть полета, даже на метле. Да и показывать свой страх зазнайке Фарли? Ну уж нет, не дождется.

Мия передвигается медленно, кажется, что даже коленки дрожат. Больших усилий стоит отцепить пальцы, чтобы сдвинуться с места. Зажмуривается и не смотрит вниз, а листья плюща нарочито лезут в рот, глаза, что не очень-то и приятно. Отвернув голову в сторону, зажмуривается еще сильнее, но ей так хочется ответить Фарли на его очередную высокопарную фразочку, — Да забудь ты о помолвке, не все крутится вокруг прекрасного тебя, — это даже начинает злить. Если тебе так все равно, то зачем так много рассуждать о том каким негодяем или рыцарем ты будешь в чужих глазах? — Я не вижу куда дальше поставить ногу, — ножка в босоножке болтается в воздухе, судорожно пытаясь зацепиться за решетку.

Вот это и правда тревожно, даже страшно, Амелии даже плевать на то, что в голосе слышны нотки паники. Калечиться в планы не входило, особенно за такой глупостью. Руки уже устали, спортсменкой девчонка никогда не была, но вроде уже проделала полпути и осталось совсем чуть-чуть, и сейчас, вот-вот, — Еще немного, — подбадривает себя, пока тянется к прутьям, но не может зацепиться из-за скользкого листа плюща. Всего доля секунды, за которые девушка успевает испуганно пискнуть, и, словно в замедленной съемке полететь вниз.

Не так она представляла себе последний миг. Вся жизнь перед глазами не проносится, не получается сделать даже вдох, чтобы завизжать, как испуганная шестнадцатилетняя девчонка. Просто молча летит, думая о том, как же сейчас спокойно и легко, слышно тихий шелест деревьев, воздух наполнен запахом свежескошенной травы, наверное садовник равнял идеальный, как и всё у Фарли, газон. Легко представить как красиво будут смотреться разметавшиеся среди ярко зеленой травы рыжие пряди. Все это такое мимолетное, будто не ее, не с ней, а с кем-то другим.

Приземление выходит болезненным, но значительно мягче, чем представляла. Амелия не может двигаться то ли от страха, то ли от шока, даже глаза не открывает, лишь сжимается сильнее и тихонько хнычет, потому что больно, а она все еще девчонка. Медленно приоткрывает глаза, перед ними виднеются листья дерева, что растет перед окнами библиотеки поместья Фарли, правда белые точки еще теперь летают, но это пройдет, нужно чаще моргать и дышать глубже. Нерешительно поворачивает голову в сторону, в попытке оглядеться, двигаться пока очень страшно, вдруг все же сильно ушиблась. Но боковым зрением замечает... — Ну не-е-е-е-ет, — ну да, это ткань пиджака или что там на нем было, Фарли, она даже пахнет, вероятно как Фарли. Значит ли это, что сейчас ей так тепло и довольно мягко, потому что придавила собой очень воспитанного, занудного великолепного Джейка? Да, Амелия Фиттлворт умеет производить впечатление, как никто другой. Как жаль, что ей совершенно нет дела до того, что этот зазнайка о ней подумает.

— Пусти, — не уверена, что ее держат вообще, но для галочки обозначает собственную независимость и решительность. Хочет встать, хотя бы попытаться, но слышится голос, незнакомый, возможно это садовник, просто прогуливается по своим владениям, оценивая работу, но парень странно шикает, призывая молчать. Амелия решает послушаться, тут ему и правда виднее. Невероятным усилием она тихонько перекатывается и довольно выдыхает, оказавшись на траве, даже дышать, как будто стало легче.

— О, смотри, — мужчина обращается к кому-то, — детишкам стало жарко, окно открыли, — слышится смех, который напрягает, другой голос, более звонкий, женский, — Мне кажется, что это слишком жестоко, — она явно не разделяет веселья садовника, — госпожа Евлалия так может сломать жизнь не только племяннику, но и бедной девочке...— и почему это она вдруг бедная? Из-за того, что родители погибли? Это не значит, что нужно относиться как-то особенно. Стало так обидно, потому что это все и правда довольно жестокие игры взрослых, повидавших в этой жизни многое. Амелия даже тихонько всхлипывает и жмется маленьким доверчивым клубочком к боку Джейка, словно ищет поддержки и защиты, хоть это, разумеется, совершенно не так.
[nick]Amelia Fittleworth[/nick][status]take shelter[/status][icon]https://i.ibb.co/XST3CrF/ezgif-com-resize.gif[/icon][pers]<b><a href="https://harrypotter.fandom.com/wiki/Amelia_Fittleworth" target="_blank">Амелия Фиттлворт</a></b>, 16 лет[/pers]
[info]Хаффлпафф, 5 курс[/info][sign]av ХАНИ[/sign]

+1

12

Личные границы, вот именно. Отвратительно не тактильный, Фарли терпеть не может, когда к нему прикасаются без крайней на то необходимости, и крайне редко позволяет самому себе что-то подобное, уважая чужое пространство. И вполне может разобраться со своим синяком самостоятельно, нет нужды превращать это в проблему мирового масштаба. А в последнее время вообще превратился в ощетинившегося ежа, настолько к нему невозможно притронуться.

Это пройдет. Не нужно с этим ничего делать.

То, как девушка убеждает его, но больше - саму себя - в отсутствии страха, выглядит даже несколько забавно, вызыввет у Фарли короткую усмешку. Все они боятся, но пытаются себя уговорить в обратном. Джейк тоже боится, но его страх лежит в несколько иной плоскости,и  вовсе не связан с необходимостью жениться на девушке, которую видишь чуть ли не впервые в жизни. И он уж точно не боится свалиться с цветочной решетки и переломать себе все ноги. Все пути отступления и потайные уголки этого старинного особняка изведаны им до самой последней паутинной ниточки и ультимативно настоенного защищать свое до последнего паука, здесь каждая коварно скрипящая половица и лестничная ступенька на его стороне, и сами стены готовы превратиться в неприступную креспость на защиту своего хозяина. Здесь он царь, бог и император, но все это перестает иметь значение, когда в святая святых появляется Евлалия Фарли - казалось бы, ей подчиняется даже само мироздание.

Джейк хмыкает. Конечно же, все на самом деле крутится вокруг него, ведь это не он пришел в чужой дом с намерением познакомиться с наследницей Фиттлворт. В магической Шотландии они не единственное семество, которое может похвастаться внушительным счетом в Гринготтсе, да хорошей родословной. Взять хотя бы Кармайклов или Макмилланов, чем не прекрасная партия. Кстати, ну почему именно он? Почему бы им всем просто не оставить старого уставшего Джейка Фарли в покое и позволить ему заниматься своими делами, а все эти династические интриги плести с кем-нибудь другим. 

- Не паникуй, - спокойно предупреждает Джейк, когда слышит несколько истерические нотки в испуганном голосе девчонки, которая медленным крабом ползет вниз по решетке. Тут спускаться-то всего ничего, в детстве он проделывал этот путь тысячи раз и, заметьте, свалился только единожды. - Ставь ногу правее, еще, вот та...

Вместо того, чтобы послушно ставить ногу куда ей велено, Фиттлворт вдруг соскальзывает вовсе. Все происходит слишком быстро, чтобы можно было бы что-то предприняться или как-то исправить ситуацию - и девчонка кульком валится прямо на Джейка, вышибая из него весь дух. Ее рыжие волосы заслоняют ему все лицо, лезут в рот, да и вообще мешают, но проходит несколько томительных секунд, прежде чем Джейк делает хотя бы один судорожный вдох и наконец убирает ее волосы с лица, инстинктивно ожидая ощутить запах пудровой мимозы, но несколько удивленно понимает, что не слышит привычного ему аромата, который преследует его почти постоянно.

- Я тебя не держу, - раздраженно замечает Джейк, собирается уже подняться, но слышит посторонние голоса, и валится обратно на траву, попутно шикая на свою ступницу. - Ч-ш-ш-ш, тихо!

Царь, бог и император позорно лежит на траве, пытаясь слиться с окружением и не попасться никому на глаза, вместо того, чтобы выпрямиться во весь рост, открыто заявить о своих намерениях и пойти уже по своим делам, как и подобает хозяину этого дома. Но эта мысль приходит в голову Джейка слишком поздно, уже когда садовник со своей женой удалятся на безопасное расстояние - в самом деле, почему он прячется? Джейк недоуменно прислушивается к нервному сопению сбоку от себя, пытаясь осознать, что именно толкнуло его на подобное поведение: нежелание, чтобы его видели в принципе, или все-таки нежелание, чтобы его видели в компании мисс Фиттлворт?

Спасибо кустам роз, что в изобилии растут в саду, и их местонахождение остается нераскрытым. Наконец, когда все становится снова тихо, Джейк вдруг обнаруживает под своим боком жмущуюся к нему девицу, и вежливо отодвигается на безопасное растояние.

- Эй, - он тянется к ней рукой, чтобы аккуратно тронуть плечо, но в итоге так и не дотрагивается, потому что выглядит она так, словно ей очень больно. - Все нормально? Надеюсь, ничего не сломала?

Надо было ей все-таки оставаться в библиотеке - это сразу бы решило очень много проблем. И к чему был этот ненужный героизм, если лазать по стенам не умеешь.

Отредактировано Jake Farley (10.02.24 20:00)

+1

13

Нет страха и тревоги, Амелия словно погрузилась в транс, где так хорошо, спокойно и безопасно. Для нее это намного больше чем слово или мимолетное ощущение. Когда ты один, а она одна, единственное чего хочется — не чувствовать постоянной тревоги и страха за собственную жизнь. Бабушка рядом, но... Ей не хватает чуткости, а может даже и желания узнать свою внучку лучше, поддержать, помочь справиться со всем, что навалилось. Вместо этого ее учат держать лицо, носить дурацкую маску воспитанной юной леди. Какая она леди?

— Нормально, — негромко отзывается на вопрос Джейка, кажется, что посторонние уже ушли, но лучше быть бдительным. Если уж сам хозяин боится нос высунуть, ей тем более стоит быть незаметной. Хотя, с каких это пор она перестала считать этого зацикленного на себе занудика «не посторонним»? Из-за того, что видит в нем больше, чем тот показывает или потому что придумала, что тот вынужден носить маску? Кто-то может это делать вполне добровольно или даже по собственной инициативе.

— Все в порядке, — садится более, чем уверенно, но тут же закрывает глаза от головокружения, опираясь ладонью на мягкую траву. В общем-то ее вполне устраивает посидеть и здесь, только лучше не в компании этого юноши. Фиттлворт догадывалась, что все пройдет крайне неловко, но и предположить не могла, что «Ба» с дражайшей подругой решит поиграть в вершителя судеб. Оставалась лишь надежда, что этот «избранный» будет веселым, задорным, хоть время хорошо проведут, но нет... Малышке Лие так не везет.

Даже говорить ничего не хочется больше, все так сильно раздражает, что хочется закричать, это помогает справиться с переизбытком эмоций. У нее с этим бывают сложности, как и с перепадами настроения, от невероятной радости до полнейшей апатии за пару секунд — легко.

— Я пойду, — медленно поднимается, нелепо расставив руки в стороны, словно балансирует, боясь потерять равновесие. Голова, если честно, еще кружится, но уже совсем незначительно. — Нужно подышать свежим воздухом, — машет старосте, хозяину дома, вселенной, чего там еще? В общем, блистательному Фарли, и аккуратно перебирается через куст роз, самый маленький из всех. Шипы царапают светлую кожу, цепляют подол легкого платья, но девушка не думает об этом, лишь осторожно, чтобы не травмировать нежные и капризные цветы, отцепляет ткань и неспешно, будто и правда просто наслаждается видом, шагает по тропинке.

Не оглядывается назад, даже перед тем, как скрыться за поворотом. Их ничего не связывает, каждый пойдет своим путем. А с двумя затейницами как-нибудь разберутся, каждый со своей. Амелия останавливается напротив красивой изгороди с яркими цветами, такими необычными, в их саду таких нет. Улыбка сама собой появляется на лице, стирая все переживания, красота важна для этого мира, она может сделать тебя счастливее, разукрасить жизнь яркими красками.

На руке все еще жжется ссадина, оставленная розовым кустом. Хафффлпаффка лишь улыбается, не переживая, что это портит ее вид. Розы прекрасны и многие считают их эталоном красоты, но за красивым фасадом таится скверный, привередливый характер. Чтобы этот цветок радовал твой глаз, нужно приложить много усилий, запастись терпением. Сама же Фиттлворт больше похожа на маргаритку: неприхотливую, но стойкую, ведь полевые цветы растут в любых условиях, что закаляет их характер. Ей хочется верить, что именно так и будет, все происходящее сделает ее лишь сильнее, и не сможет подавить того озорного ребенка, что еще жив, что хочет вырасти и увидеть в этом мире все собственными глазами.

[nick]Amelia Fittleworth[/nick][status]take shelter[/status][icon]https://i.ibb.co/XST3CrF/ezgif-com-resize.gif[/icon][pers]<b><a href="https://harrypotter.fandom.com/wiki/Amelia_Fittleworth" target="_blank">Амелия Фиттлворт</a></b>, 16 лет[/pers]
[info]Хаффлпафф, 5 курс[/info][sign]av ХАНИ[/sign]

+1

14

- Вот чудная, - ворчит Джейк, все же поднимаясь с земли и отряхиваясь прежде чем куда-то выходить из зарослей роз. Свалилась буквально что как снег на голову, понаставила на ребрах синяков своими острыми локтями, а потом как ни в чем не бывало удалилась свежим воздухом подышать, а то ж в саду у розовых кустов свежего воздуха явный недостаток.

Женщины. Пусть будут слышны в веках проклятия в ваш адрес.

Как он и ожидал, скандала было не избежать. После отбытия гостей, когда тетушка не обнаружила в библиотеке никого из там ранее запертых - а только лишь открытое окно - она, сидя в своем излюбленном кресле в малой гостиной, требовала то влажный носовой платок, то нюхательные соли, то стаканчик огневиски, иначе она тотчас же потеряет сознание, и сетовала на то, как Джейк отвратительно себя повел. И это после всего, что она для него сделала: не жалея ни себя, ни своих сил пыталась устроить ему его будущее, всячески расхваливала его мадам Фиттлворт, описывала ей удачные перспективы будущего, что юная мисс Амелия будет рядом с Джейком как за каменной стеной, всегда обласкана и в достатке, и это в такое-то непростое время, как раз на пороге войны. Что нужно держаться за семью и приумножать ее богатство, а не эгоистично грезить всякими сомнительными авроратами, как это делает он, неблагодарный мальчишка. Что ему лучше прекратить витать в облаках, призвав к ответственности перед семейством. Единственный наследник должен думать о семье, а такая любовь, как у Чарли с Мириам, упокой всеблагие боги ее душу, случается не всегда и не у всех, и не стоит надеяться на журавля в небе, когда в его руках уже есть сокровище даже получше.

В конце концов тетушка выдохлась, потребовала у испуганной и оттого аж вспотевшей домовухи блюдце с кремовыми пирожными, и вроде бы на том успокоилась, правда, напоследок решительно пообещав Джейку, что так это все не оставит. 

- Тетушка, - доселе примерно молчавший и просто внемлющий старший из близнецов Фарли поднялся со своего места и подошел ближе к дражайшей родственнице, - я бесконечно ценю все твои усилия, что ты тратишь на непутевого меня, но когда настанет время выбирать невесту, уверяю тебя, я сделаю это самостоятельно. А теперь прошу меня извинить, день был долгим и непростым.

- Джейки, несносный упрямец, а ну вернись немедленно! - под аккомпанемент тетушкиного возмущения ему в спину Джейк удаляется из гостиной и чуть ли не бегом поднимается по лестнице на второй этаж, пока тетка его не успела догнать, а то у пожилых леди иногда обнаруживаются соврешенно неожиданные до сих пор способности, поистине магические. Потому надежнее запереться в своей комнате, прежде чем Джейк может почувствовать себя в относительной безопасности. Он упирается спиной в тяжелую дубовую дверь и со стоном сползает на пол, несильно ударяясь затылком в плотную древесину, как будто надеется, что это поможет ему думать связно. Как же это все невовремя, не хватает ему сейчас думать еще и об этом.

Если тетушка и дальше будет петь свою песнь про женитьбу, придется рассказать отцу, чего Джейку не очень хотелось делать. Это породит между ними недопонимание, но чуть страшнее было думать о том, что вдруг отец поддержит Евлалию и наоборот выскажет свое одобрение этой сумасбродной идее. Тогда от нависшего рока никуда не денешься,и  вся надежда отсатнется только на родителей девчонки Фиттлворт - может, хоть они окажутся более здравомыслящими, и никакого своего согласия не дадут. Жесть, и почему об этом думать приходятся на закате двадцатого-то века, словно они все еще в каком-то дремучем средневековье, когда наследникам уже пора бы самостоятельно решать подобные вопросы.

Отредактировано Jake Farley (10.02.24 19:59)

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 02.07.96. Хорошее дело браком не назовут