Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 22.07.96. билетик в кино


22.07.96. билетик в кино

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

- You cry?
https://i.ibb.co/rxdWsGH/1.gif    https://i.ibb.co/2PrJgPr/3.gif

https://i.ibb.co/QXWQMNS/4.gif    https://i.ibb.co/FmwwMDF/2.gif
— No.
I'm just allergic to assholes
     .


Graham Montague, Katie Bell
22 июля 1996 год (понедельник )
Министерство Магии

Если собираетесь смотреть фильм, то нужно выбрать самые лучшие места.

[pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=1015#p96831" target="_blank">Кэти Белл</a></b>, 16 лет[/pers][info]Гриффиндор, 6 курс<br />Охотница сборной факультета по квиддичу
Член ОД [/info]

+4

2

    Надо ли говорить о том, как сильно Грэхэм Монтегю обожает своего отца? Кажется, это единственный человек в семье, который вызывает у парня хоть какие-то эмоции. Гнев, отвращение, презрение, нетерпимость и чего греха таить, страх. Детство у мальчика выдалось не самым радужным, отчего каких-то особенно восторженных эмоций по поводу своих родителей, Монтегю не испытывал. Для матери он был всего лишь удобным аксессуаром к внешней идеальной картинной семье, а для отца - дрессированным цепным псом, который займёт его место в Аврорате и продолжит его дело. Вот только у самого Грэма имелись свои планы на будущее, и пускай они были ещё не сформированы окончательно, но Министерство Магии там никак не фигурировало. Парень даже специально завалил Защиту от Тёмных искусств в прошлом году, чтобы у неё не было шанса начать карьеру среди мракоборцев, но всё же это не уберегло его от отцовского контроля. Свои рычаги воздействия не заставили себя долго ждать, и Грэм был вынужден провести остаток лета, копаясь в бумагах отца в его личном кабинете в Аврорате, пока он сам нещадно уничтожал свою печень запасами Огдена.

     На самом деле стажировка была и не такой уж плохой, как могло показаться на первый взгляд, но сам факт, что она должна проходить из-под палки, удручал. Монтегю был только рад надавать кому-нибудь по шее, напустить дементора или шмальнуть проклятьем, вот только первый день в Аврорте был посвящен тому, что парень копался в документах и приводил в порядок дела отца. За последние месяцы появилось множество исчезновений, пыток и даже смертей среди магглов, но всё это меркло по сравнению с тем, что совсем недавно произошло в Министерстве Магии. Никто в здравом уме не верил в то, что Тот-Кого-Нельзя-Называть вернулся, но вот выходит статья в Ежедневном пророке и весь магический мир переворачивается с ног на голову. Если бы Монтегю было хоть какое-то дело до этого, то он бы непременно, возможно, начал суетиться, но его собственные дела волновали его куда больше, чем воскрешение какого-то старого мага.

      Спрятав толстенную папку, уже несколько раз расширенную магическими заклинаниями, Грэхэм недовольно ударил кулаком по книжному шкафу, будто это действительно могло помочь в его безвыходной ситуации. Нераскрытых дел было множество и большинство из них явно были связаны между собой, но не хватало этой тонкой нити, которая могла бы пройтись по всем и скрепить их воедино. Конечно, Монтегю мог бы забить болт на всё это и спокойно отсидеть свой срок до конца лета, гоняя от кабинета до столовой, но зная себя, парень был уверен, что вздернется быстрее, чем внизу появятся свиные фрикадельки. Грэм медленно разжал кулак и посмотрел на появившуюся от удара вмятину. Обложка папки сильно прогнулась внутрь, кроме одного места, подозрительно напоминающего очертания небольшой склянки, которые обычно используют маги-зельевары для хранения жидких ингредиентов. Монтегю поднял тяжеленую папку, как из неё выкатился небольшой бутылёк. Он ловко поймал его, не позволив разбиться о пол, а затем внимательно осмотрел содержимое. Внутри плавало что-то серебристое и извивающееся. Свет был очень тусклый, но сразу можно было понять, что не какая-то жидкость, а что-то менее осязаемое. Подобную штуковину он ранее уже видел: это было в Эдинбурге. Его тётка по материнской линии выуживала подобные сгустки из головы своего уже немощного отца, а затем прятала их в такие же небольшие банки. Она это называла воспоминаниями. Вот только воспоминания деда светились ярким переливающимся светом, а эти будто угасли. Но давнее желание узнать, как работает та самая гигантская тарелка с рунами, взяло верх, и Монтегю спрятал флакон себе в карман. Он знал, что в Министерстве есть возможности посмотреть данное воспоминание, надо лишь было узнать, где и как. Быстро пробежавшись глазами по содержанию записей в папке, волшебник встретил только одно знакомое имя. Сириус Блэк. Впрочем, это было не удивительно, ведь на него и без давней истории с массовым убийством магглов вешали всё, что ни попадя.

      Монтегю практически выбежал из отцовского кабинета, встретился с его коллегами, которые рассказали, что нужный ему Омут Памяти находится в Отделе Тайн и Комнате Времени. После недавнего погрома туда отправили всё, что плохо лежит, а значит получать особое разрешение на просмотр чужих воспоминаний не потребуется. Грэм уже бывал в подвальных помещениях Министерства Магии, но никогда не бывал в самом Отделе тайн. Темные и пустые коридоры нижнего этажа не сулили ничего хорошего тому, кто сюда явится без приглашения. Монтегю хотелось осмотреть каждый фут этого места, но вечно шныряющие волшебники с каменными лицами, таскающие за собой заключенных, не позволяли осуществить задуманное, да и времени особо на это не было. Грэхэм спустился ещё ниже в подземелья, где свет стал настолько тусклым, что ему пришлось зажечь огонь на конце волшебной палочки. Казалось, что тут до сих пор не был наведён порядок после погрома. Парню потребовалось немало времени, чтобы отыскать нужную дверь, за которой последовала ещё куча других дверей, который явно были созданы для того, чтобы запутать вошедшего. С пятой пытки, но всё же Монтегю удалось добраться до Комнаты Времени. Он сразу её узнал, потому что помещение хоть и окутал мрак, но под ногами хрустнули разбитые маховики времени, а на стенах светились какие-то руны, будто что-то отсчитывающие. Он огляделся по сторонам в поисках нужной ему чаши, которую когда-то видел в книгах и в доме своей тётки, но вместо этого увидел то, что он меньше всего ожидал тут найти.

    - Мерлин, нет! Умоляю!!!  ... Только не она. Сколько уже можно? Что же такого мне надо сделать, чтобы ты опустил мои грехи и оставил меня в покое? Дай знак. И уведи эту нечестивую, - сначала издевательски, а потом уже обреченно проговорил Монтегю, разглядывая фигуру перед собой. Кэти Белл собственной персоной. Уж лучше он ещё раз попадёт под отцовский Круциатус, чем снова окажется с ней в одном помещении. - Просто сгнить, - тихо сказал парень, а затем двинулся вперед, чтобы рассеять рукой мираж. Но его молитвам не суждено было сбыться и вместо того, чтобы растворить дымку, он уткнулся пальцами девушке в волосы (вполне себе материальные волосы), - Вот же драккл.

+2

3

Кэти нервно переступает с ноги на ногу и нерешительно поднимает голову. Ощущение, будто она провинилась в чем-то, но это не так. Мама уехала заниматься последними приготовлениями к завтрашнему мероприятию. Прием в честь выставки должен пройти идеально, это же МэриЭнн Белл, разве может быть иначе? Только почему матушка решила, что оставлять дочь без присмотра сегодня нельзя? Вот и спихнула любимому мужу, чтобы с собой в Министерство взял. Джозеф не спорил, но и восторга не испытывал.

— Кэти, милая, только прошу ничего руками не трогать и не ломать, все очень серьезно, — старший Белл не имел отношения к мракоборцам, которые активно начали прочесывать территорию магической Британии, ведь тот, чье имя не называют вернулся, это официально признанный факт, даже в Министерстве Магии, но работы прибавилось.

— Я буду весь день тестировать кое-что, но тебе туда будет нельзя, — гриффиндорка только вздыхает, так сильно, что прядь волос поднимается под струей воздуха, — Я поняла, папа, — опять спихнут какому-нибудь стажеру, который нагло воспользуется возможностью и будет использовать детский труд в своих корыстных целях. С другой стороны, за перекладыванием бумажек день пройдет гораздо быстрее.

Белл плелась за стажером, которому нужно было попасть в отдел тайн, чтобы забрать кое-что оооочень важное. Мыслями она была где угодно, но не в этом скрипящем и трясущемся лифте. Темный Лорд вернулся, теперь весь мир знает, что Поттер и Дамблдор не сошли с ума и говорили все это время правду. Надвигается шторм, который заденет каждого волшебника и, может даже, маггла.

Еще эта тоска по Джорджу, может прошло не так много времени, чтобы это чувство улеглось, притупилось и не возвращало в те прекрасные моменты, что они пережили вместе. Их будет еще много, ведь они остались близкими друзьями, к новому статусу нужно привыкнуть.

В отделе тайн раньше бывать не приходилось, это очень важный элемент, сюда попасть сложно, правда Поттеру с друзьями и пачке пожирателей смерти это не помешало.

— Воу, — Кэти даже приоткрывает рот от удивления. Делает небольшой шаг вперед и слышит хруст стекла, под ногами разбитые маховики времени, такая полезная и одновременно опасная штуковина, выглядит захватывающе. Как и все в этой комнате. Про нее она читала в одном из учебников, но даже не думала, попасть когда-нибудь.

Отовсюду на нее смотрели часы большие и маленькие, стоячие и настенные, они висели между книжных полок и покоились на столах, расставленных вдоль всей комнаты, так что их деловое неумолимое тиканье наполняло ее, точно звуки шагов крохотной марширующей армии. Немного жутковато. Рука дрогнула, потому что врождённое любопытство никуда не денешь, но перед тем, как коснуться стрелки, замершей на циферблате, замирает в приступе нерешительности, возникающим под отцовское «ничего не трогай», воспроизведённое в голове.
Кажется, что еще немного и можно погрузиться в транс, только если…— Ауч! — подпрыгивает от неожиданного прикосновения к волосам, резко оборачивается и видит… — МОНТЕГЮ? — хотелось бы завизжать, но нельзя, поэтому фамилию слизеринца практически шипит, — какого Годрика ты тут забыл? — ну не бывает таких совпадений в жизни, да и судьба не может быть настолько жестокой, тогда…какого Мерлина эти двое постоянно сталкиваются? Ну явно же не следят друг за другом! — Чего тебе? — дергает плечом и быстрым движением поправляет волосы. Уже хочет отвернуться, как замечает склянку с какой-то странной субстанцией в лапах Грэма. — Это что…— от догадки даже дыхание прехватило, — только не говори, что собираешься воспользоваться омутом памяти прямо здесь? — судя по всему, так и было, что заставляет только вздохнуть, — тебя засекут и накажут, нужно более безопасное место, — не то, чтобы было дело до судьбы этого слизеринского бедолаги, но возможность посмотреть чужие воспоминания в омуте памяти привлекали гораздо сильнее, чем отталкивал фактор Грэма. Да и так скоротать время повеселее можно, чем волочиться за стажером, да бумажки за ним перекладывать… — Да и черт с тобой, — гордо вздёргивает подбородок, собирая всю волю в кулак, чтобы развернуться и выйти в круглую комнату, которая тут же закрутилась и после полной остановки гриффиндорка была уверена, что идет к верному выходу. Только, после открытия двери, перед ней снова предстал слизеринец. Видимо, желание разгадывать загадки пересилило.
— Отсюда невозможно найти выход! — Белл цокает языком, изображая недовольство, а то еще подумает, что она специально решила остаться. Это никому не нужно.
[pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=1015#p96831" target="_blank">Кэти Белл</a></b>, 16 лет[/pers][info]Гриффиндор, 6 курс<br />Охотница сборной факультета по квиддичу[/info]

+2

4

     Монтегю, конечно, знал, что он далеко не святой и что большая часть школы считает его моральным уродов. На самом деле он даже специально творил всю эту дичь и грубил всем подряд, лишь бы от него отсеялась ненужная масса. Он оставлял вокруг себя только самых преданных, стойких и таких же отбитых, как и он сам. Но разве это то преступление, за которое приходится так жестоко расплачиваться? Он был уверен, что уже искупил все свои грехи, когда два месяца провалялся в больничке. Так нет же.
   
     Белл была вполне себе реальна и материальна. Монтегю ещё даже не успел одернуть руку, как девушка сама попятилась назад. Уже наученный горьким опытом Грэхэм знал, что ни к чему хорошему эта встреча не приведёт, поэтому чтобы не усугублять ситуацию он на всякий случай не стал ей ничего говорить, он даже не шевелился, боясь спровоцировать какой-нибудь неожиданный всплеск магии, который если и не склеит их, то уж точно впутает в тупейшую ситуацию.

   - Просто свали, Белл, - без энтузиазма и присущей ему ненависти в голосе сказал волшебник, никак не реагируя на слова гриффиндорки. Он не хотел знать, какого драккла она забыла в Отделе тайн, а быстро промелькнувшая мысль о том, что девушка его преследует была до невозможности смешной, что становилось прямо как-то фу. Монтегю скривился на слова Белл, а затем отвернулся от неё, ища глазами Омут памяти. Он пришел сюда не для того, чтобы лясы точить с полоумными девицами.

    Огромная чаша с рунами по ободку стояла, задвинутая в самый угол. Внутри неё тусклыми переливами блестела вода. Монтегю поднял бутылек с воспоминаниями и откупорил его. Тонкие серебряные ниточки потянулись вверх, желая выбраться из стекла, но Грэм не был бы Грэмом, если бы так просто вылил их в чашу. Он с интересом попытался потрогать их пальцем, но ничего не почувствовал. Они были абсолютно нематериальны, но при этом видимы глазу. Волшебник хмыкнул и уже наклонил склянку над Омутом памяти, как позади него послышался какой-то шум. Обернувшись на скрежет, Монтегю почувствовал, как у него под ногами начал содрогаться пол, а всевозможные часы будто в несколько раз усилили своё тиканье. Комната заходила ходуном и осколки поломанных маховиков времени взмыли вверх, будто на них наложили заклинание левитации.

+2

5

Сколько раз уже убеждалась, что если рядом Монтегю, то кроме беды ничего ждать не стоит. Но сейчас она стоит напротив него, склонившегося над омутом памяти в Отделе Тайн, одном из самых важных и относительно безопасных (хотя, сложно об этом говорить после того, как перед каникулами тут сражался отряд Дамблдора, орден Феникса и пожиратели смерти.

«Любопытство — не порок», мысленно успокаивает себя волшебница, выпрямляя спину и делая первый шаг в сторону не самого приятного персонажа. Их нельзя было назвать приятелями, но и врагами тоже, почему-то Белл в этом была уверена. Нет, гриффиндорка не горела желанием проводить время в компании этого слизеринца, но за неимением других вариантов, кажется, что выбор очевиден.

Еще пара тихих шагов, взгляд пристально следит за тем, как субстанция из колбы медленно переливается в омут, руны на котором загораются чуть ярче. Очень хочется сорваться с места и посмотреть, как это работает, но в голове тут же всплывают воспоминания с каждой их встречи, которая заканчивается чем-то странным, а часто еще и очень травмирующим неокрепшую подростковую психику.

Мог ли измениться Монтегю, после произошедшего в конце учебного года? Ответ вряд ли будет получен, но это не значит, что перестанет волновать. Показалось, что пол дрогнул, как будто произошло не очень сильное землетрясение. Сразу понятно, что тому виной, Белл срывается с места, оказываясь рядом с омутом памяти, который использовал здоровяк. — Так быть не должно, — не спрашивает, утверждает, про омуты памяти она читала и везде говорилось, что ты просто можешь видеть чьи-то воспоминания, наблюдая за событиями, словно призрак. Но часы, окружающие их со всех сторон, начинают тикать все громче, каждую секунду усиливая этот звук и повышая уровень тревоги. Осколки разбитых маховиков времени поднялись вверх и устрашающе зависли в воздухе. 

Кэти ловит себя на том, что происходящее пугает, слишком много всего ужасного произошло в последнее время, еще одно потрясение лучше всего избежать. Только колдовать ей все еще нельзя, Монтегю слишком близко, решение нужно принять быстро, поэтому не остается ничего, кроме как положить ладони на окантовку с рунами и крепко сжать пальцы, словно это единственная точка опоры.

Все вокруг сотрясается, даже воздух «дрожит» и это не сулит ничего хорошего. Белл упрямо зажмуривается, возвращая себе самообладание, а стоит открыть глаза, так все содержимое омута, словно поднимается, стремительно приближаясь к лицу и затягивает в свою пучину. «— Я буду подсматривать чужие воспоминания», — последняя мысль после того, как она падает, ударяясь пятой точкой о каменный пол Хогвартса. — Какого…— растерянно смотрит на Монтегю, приземлившегося неподалеку. Отряхивает футболку, растерянно оглядываясь по сторонам. — Почему мы в школе? — причем в подземельях, да еще и могут чувствовать, встреча с полом была болезненной. Замолкает, прислушиваясь, кажется, она слышит голоса, знакомые, но понять кому принадлежат с такого расстояния, не выходит. Кэти идет на звук, и решительно отпирает дверь кабинета зельеварения, в котором она, и Монтегю готовятся к отработке у Снейпа, — Это были твои воспоминания?  — нахмурившись Белл не сводит взгляда с картины перед собой. Уж очень не верилось, что Монтегю решил сохранить на память воспоминание об их приключении и решил пересмотреть, потому что соскучился. — Там же должно было быть что-то другое?

[pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=1015#p96831" target="_blank">Кэти Белл</a></b>, 16 лет[/pers][info]Гриффиндор, 6 курс<br />Охотница сборной факультета по квиддичу[/info]

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 22.07.96. билетик в кино