Drink Butterbeer!

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 16.06.96. i can hear the sound


16.06.96. i can hear the sound

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/239/739323.png
j. farley // s. moore
16 июня 1996 года
Хогвартс

of breaking down.

+4

2

08.06.96

- Мне сказала Парвати, а ей - Падма, что Мэнди видела в библиотеке знаешь кого?
- Кого?

Библиотека, как обычно, полна тихих шепотков, которые доносятся то тут, то там из-за стеллажей, и являет собой прекрасный образчик шкатулки всех школьных сплетен. Если хотите узнать что-то новое, а также старое, давно позабытое и ныне зачем-то вытащенное на свет, а также придуманное всеми теми, кто не жаловался на фантазию, то извольте пожаловать именно сюда - в царство книжных полок, за каждой из которых вас может поджидать очередная сплетня.

Джейк за сплетнями не охотился, он всего лишь желал спокойно подготовиться к предстоящему экзамену по заклинаниям, но две пятикурсницы напротив через проход, отделяющий их столы друг от друга, явно были больше заинтересованы в обсасывании слухов, чем соблюдении положенной в библиотеке тишины. Мимо прошла мадам Пиннс, и девочки многозначительно замолчали, ожидая, пока библиотекарь удалится на приличное расстояние. Джейк воспользовался этим моментом, чтобы внести в формулу Глаубера, описывающую степени взаимодействия некоторых зачарований, ещё несколько переменных, прежде чем шушуканье за столом не возобновилось.

- Ну? Ну?
- Рикетта и Мур! А ещё знаешь что она сказала?! Что они ЦЕЛОВАЛИСЬ!

Хрясь! - это хрустнуло перо в руках Джейка, что он переломил пополам, слишком сильно сжав в кулаке. Острые осколки впились ему в ладонь, но вряд ли он это заметил, как и капли чернил, уродливо упавшие на пергамент поверх его идеальной формулы. Ощущение было такое, как будто ему со всей силы ударили ногой в живот, и теперь он может разогнуться от боли в переломанных напрочь внутренностях. Он кашлянул, пытаясь вернуть себе самообладание и способность нормально дышать. Девочки за соседним столом удивлённо и подозрительно на него воззрились.

- Девушки, будьте любезны, на полтона потише, вы мешаете остальным, - был вынужден попросить Джейк, делая вид, что очень сильно занят своим конспектом, и как бы невзначай повернулся так, чтобы значок старосты отчётливо показался за отворотом мантии.

- Не может этого быть, она и Рикетт?!
- Мерлином клянётся, что это были они, зачем ей нам врать?
- Ну не знаааааю...

Справедливости ради, шепотки и правда скоро сошли на нет. Но и у Джейка пропало всякое желание здесь находится, так что он решительно захлопнул учебник, смяв свои конспекты, сгреб остатки пера в сумку и покинул библиотеку. Все верно, Джейк, она ничего не обещала. Кроме того, что не будет обливать презрением или равнодушием, здесь она действительно сдержала слово. Их несколько попыток завязать нормальный, дружеский разговор были неловкими, корявыми, несмелыми, словно шаги по первому тонкому льду, но в итоге... Назови пятикурсница в тандеме с Мур какую угодно другую на месте Рикеттовой фамилию, Джейк бы здраво подверг ее слова сомнению и не поверил бы. В случае с Рикеттом все было совсем иначе, и здесь Джейк был скорее склонен принять неизбежное. Она наконец свой выбор всё-таки сделала, и с ним нужно просто окончательно смириться.

16.06.96

- Мисс Мур, вам нехорошо? - голос Флитвика выдергивает Джейка из задумчивости и заставляет почти повернуть голову в сторону слизеринской старосты. Он уже закончил свое теоретическое задание и успешно справился с практическим, так что ему ничего не остаётся, как только сидеть и ждать, пока не закончат остальные. Он почти ловит в поле своего зрения неизменный ободок на светлой головке, но заставляет себя не смотреть, застревая взглядом где-то на стене между стрельчатым окном и кованым держателем для факела. Этого достаточно, чтобы всё-таки не смотреть, но и не пропустить ни слова из того, что говорит декан.

- Какое у вас практическое задание, мисс Мур? Невербальные чары? Уверен, вы прекрасно с ними справитесь. Вам лучше обратиться в Больничное Крыло. Мистер Фарли!

У Джейка деревенеет спина. Он знает, что за этим последует, и впервые в жизни молится, чтобы Флитвик этого не говорил. Флитвик этих молитв, естественно, не слышит.

- Вы уже справились со своей работой, проводите мисс Мур в Больничное Крыло. Остальные, возвращайтесь к своим заданиям, пожалуйста.

- Да, профессор, - Фарли забрасывает сумку себе на плечо и ждёт, пока Селина не сделает тоже самое со своей, после чего покорно бредёт рядом с ней в сторону выхода из Большого зала. Открывает перед ней дверь и галантно предлагает руку для дополнительной опоры, и, наверное, впервые за несколько последних дней замечает, какая она на самом деле бледная, что кажется почти прозрачной. Оттого большие глаза на бледном личике выглядят почти неестественно огромными. Сердце Джейка болезненно сжимается. Он так хотел ее возненавидеть, но не смог даже разлюбить.

- Хочешь, сначала выйдем на улицу? - в замке довольно душно в начала лета, и на свежем воздухе, надо думать, ей станет чуть лучше.

+2

3

Селина опирается на тумбочку возле кровати двумя руками, чтобы поймать равновесие и прийти в себя хотя бы немного. Хотя бы настолько, чтобы сдать чертовы Заклинания на Превосходно, всего лишь. Обыкновенная рядовая задача для Селины Мур, которая буквально задыхается от собственной идеальности, заставляющей колени подгибаться от ее тяжести. Она морщится, пытается отогнать морок темных пятен, возникающих из самых краев мыслей.

Они подбираются размытыми кляксами, сужая поле зрения до тонкой рамки фокуса.

Селина мотает головой на вопрос соседок «все ли хорошо?», конечно, нет, но разве она об этом скажет. Может быть, но потом, точно не сегодня. Она просит Мэгги остаться и подождать ее, потому что боится сесть где-нибудь в коридоре и не встать от усталости. Мур не спала сегодня (как удивительно, правда?), хотя в той же самой тумбочке у нее спрятана за флаконом духов и ворохом пергаментов та самая склянка с сонным зельем, которое ей сделала Меган. Снотворные туманят ум на утро, делают мысли заторможенными и превращают ее из обычной фарфоровой куклы в старую тряпичную марионетку.

На экзамене нужно быть в ясном сознании. Нужно быть сосредоточенной. Нужно… Перо соскальзывает с буквы «Р» куда-то в сторону, оставляя на пергаменте неровную линию до самого края. Селина прикусывает губу от досады и шумно выдыхает. Она знает, что нужно писать – ей везет с билетом на теоретической части. Про способы обнаружения чар можно настрочить целый роман в двух томах, необходимо всего-то сложить слова в предложения. Только в голову Мур лезут мысли, совершенно не связанные с экзаменом.

Она просила писать отца как можно чаще, чтобы быть в курсе самочувствия Кэрол. Писем уже не было как несколько дней и Селина начала нервничать ещё больше, накручивая и придумывая причины, почему же нет новостей. Одно предположение было хуже другого, остатки рационализма пытались убедить ее в том, что он просто слишком занят работой, Джорджиной или ещё чем-нибудь настолько важным.

Ещё одним «прекрасным» обстоятельством было наличие шепотков, в которых фамилии Рикетта и Мур находились рядом. Слишком рядом. Мерлин, как можно быть такой дурой и устраивать диалоги тет-а-тет в библиотеке, где помимо Пинс, ещё и за каждым стеллажом стоит курносая четверокурсница, готовая раструбить свежие сплетни половине школы. Давно известный факт, что библиотека входит в топ мест, где можно подсмотреть подробности личной жизни студентов наравне с раздевалками и ванной старост.

При наличии удивительного дара самоубеждения в правильности и, кхм, необходимости своих поступков, у Мур оставалось свербящее чувство вины перед… Слизеринка чувствует, как от лица начинает отходить кровь, а все вокруг начинает кружиться словно она катается на карусели. Пальцы только и успевают поставить точку в ответе, а в следующий миг за рукав мантии ее ловит Мэгги.

Вот же драккл, хоть бы профессор не заметил. Но Флитвик, как один из неравнодушных к студентам преподаватель, решает, что Селине необходимо посетить Больничное крыло с тем, кому она сейчас меньше всего хочет показываться. Как не кстати Картер уже успела испариться, а очередь Ровсток еще не настала. Мур хочется возразить и сказать, что не о чем беспокоиться и можно продолжать экзамен, только язык становится ужасно неповоротлив и отказывается говорить такую откровенную ложь.

– Пожалуйста, не закрывайте ведомость с практической частью, я вернусь и сделаю задание, – тихо просит слизеринка у преподавателя, когда подходит к его столу, хотя очертания силуэта профессора кажутся мутными и неясными. Приходится приложить усилия, чтобы не споткнуться о порог кабинета и все же опереться на руку Джейка, сжав его локоть с максимальной силой, на которую сейчас она может быть способна.

Они проходят целых две скамьи в коридоре в тишине и Мур хочется провалиться сквозь каменный пол куда-нибудь на другое полушарие или, по крайней мере, окончательно отключиться. Только бы не чувствовать себя так паршиво.

– Что? – переспрашивает Селина и пытается поднять взгляд с серого пятна, вероятно, являющегося полом, но получается только немного повернуть голову в сторону Джейка, – да?.. Да. Хочу.

Путь до внутреннего двора кажется ужасно долгим, трудным и ей приходится опереться и второй рукой на предплечье Джейка, чтобы окончательно не потерять баланс между вертикальным и горизонтальным положением. Мур думает о том, что было бы здорово – уснуть вот так, у него на плече хотя бы на пару минуточек, в абсолютном ощущении спокойствия и отсутствия мыслей.

Неровную цепочку мыслей прерывает солнечный свет, прорвавшийся сквозь мутную пелену, стоявшую перед глазами. Селина жмурится и ставит ладонь козырьком, чтобы не ослепнуть от яркости летнего дня. Лёгкие кашлем выталкивают воздух замка, освобождая место для травянистого запаха садовой зелени. Надо же, мир вокруг живет, пока они тенями ходят от одного кабинета к другому.

– Я не пойду в Больничное, – почти не дрогнувшим голосом заявляет Мур, осторожно опускаясь на каменную скамью возле колонн, – просто посижу здесь… Подышу. Наверное, в классе было душно вот и… вот и всё.

Попытки придумать оправдания наверняка выглядят крайне нелепо.

– Если тебе нужно… куда-нибудь, то иди, – наконец лицо Джейка не видится размытым пятном, фокус зрения будто заново настроился, позволяя увидеть глаза Фарли. Лучше бы он не смотрел на неё сейчас, только не так.

+2

4

Billie Eilish, Khalid - Lovely

Джейку приходится забрать у Селины ее сумку, потому что ноша кажется для нее непосильной, и она с такой силой цепляется за его руку, как будто боится упасть. Сколько она не спала? Когда в последний раз нормально ела? Что творится в ее голове, что происходит в ее жизни, туда, куда ему доступ закрыт?

Джейку хочется задать столько вопросов, но он помнит, чем это обернулось в прошлый раз. Оба прошлых раза, когда он находил в себе достаточно решительности, чтобы получить ответы на свои вопросы, поэтому все его вопросы останутся так и неотвеченными. Уж лучше так, быть может, теперь зияющая рана внутри, наконец, начнет затягиваться, превратится в грубый рубец, который спустя много-много лет будешь мысленно поглаживать по его выпуклой гладкости, вспоминая о школьных днях. Так будет правильно.

Он хмурится, потому что Флитвик прямо сказал проводить до Больничного крыла, и наверняка потом спросит у Помфри, не случилось ли со слизеринской старостой чего серьезного, но Джейк слишком привык, что спорить с Селиной бесполезно - потому что она все равно не послушает и сделает так, как ей хочется, оставив его доводы без внимания. Даже если ей очевидно будет лучше посетить Помфри хотя бы просто для того, чтобы та дала ей очередное снотворное зелье, и Селина могла бы для начала нормально выспаться. И между молотом спора с Мур и наковальней неодобрения Флитвика Джейк предпочитает все-таки неудовольствие Флитвика.

- Если тебе так будет лучше, - покорно соглашается Джейк и почти ненавидит себя за эти слова. Будучи способным на баранье упрямство, когда это совсем не нужно, он не может отыскать в себе хотя бы крохи этого упорства, когда это действительно необходимо, чтобы настоять на своем, сделать так, как он считает правильным, даже если она будет сопротивляться...Но нет, кажется он почти готов к тому, чтобы, наконец, отступить.

Вот и все.

Он отступает на шаг назад.

- Хочешь, чтобы я ушел? - когда-то, кажется, что уже в прошлой жизни, хотя на самом деле прошло чуть больше месяца, он спросил ее, хочет ли она, чтобы он остался, и подчинился ей. Теперь он спрашивает ее об обратном, не уверенный в том, что услышал именно то, что она хотела этим сказать. Мур часто говорит прямо, но в ее речи столько завуалированных намеков, серкретов и искуссно спрятанных "но", что Джейк, любящий во всем предельную ясность, теряется и блуждает, как в трех соснах. Он уже смирился с тем, что никогда не сможет ее разгадать, как бы ни старался, что она всегда будет на шаг, а то и два впереди него, ведя какую-то свою, одну ей известную игру. Хочет ли она решать все сама, или чтобы он, наконец, решил за нее? Или это только сделает хуже, ведь она так привыкла все контролировать, так же, как и он, и кто-то из них все равно должен будет уступить? Что она от него ждет сейчас, что он дейсвительно уйдет и оставит ее одну в таком состоянии, или что дождется, пока ей действительно не станет лучше? В общении с Селиной никогда не знаешь, что будет дальше, невозможно быть готовым, когда темно-синее, с зелеными нотками море в ее взгляде взбунтуется в очередной раз и поглотит тебя полностью.

Мерлин, какая же она красивая. Даже сейчас, с огромными глазами на бескровном лице, с отчетливой болезненной синевой, проступающей сквозь тонкую кожу, такая одновременно живая и словно неземная, потусторонняя, притронься неаккуратно - и исчезнет, как дымка, будто ее никогда и не было, ускользающая, как вода через неплотно сомкнутые ладони. Кажущаяся такой близкой, но на самом деле такая недоступная для него. Счастливчик Рикетт, ведь, в отличие от него, он каким-то образом умудрился отыскать ключик к сердцу Селины Мур, а ведь Джейк уже начал сомеваться в том, что этот ключик действительно существует. Что ж, остается только за него порадоваться. Он ведь, в сущности, неплохой парень. Только все еще гложет что-то внутри.

Или...Он возвращает себя обратно на шаг вперед.

- Знаешь же, что не уйду, - даже если бы его ждало спасение мира, он бы обрек Вселенную не неминуемую погибель, но остался. И это продиктовано не только желанием убедиться, что с ней все будет в порядке - в конце концов, кто он такой и кем себя возомнил, чтобы беспокоиться об ее самочувствии, ведь это совсем другой парень должен переживать о том, что с ней творится, но пусть это будет еще одной, последней слабостью перед тем, как они поставят, наконец, жирную точку.

Он садится на скамейку рядом на целомудренном, достаточном расстоянии, чтобы не стеснять Селину и не ставить ее в неловкое положение. Внутренний двор пуст, все ученики сейчас или готовятся к экзаменам или сдают их, им не увеселительных прогулок по улице, но в Хогвартсе у стен есть не только уши, но и глаза и прочие части тела, а также очень хорошее воображение, и не очень хочется становиться темой следующих сплетен. Впрочем, их все равно уже не избежать.

- Только, пожалуйста, не убегай от ответа, - просит Джейк, - у тебя все хорошо?

+2


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 16.06.96. i can hear the sound