Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 26.09.95. Я хочу тебя простить.


26.09.95. Я хочу тебя простить.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://i.ibb.co/zZkCKKM/1022-0-1.png
Maynard Hatton, Miraphora Mina
26.09.95
Чёрное озеро, Хогвартс

Мэйнарду стоит внимательнее подбирать слова, потому что он хорош во многом, но не в этом.

[pers]Мирафора Мина, 16 лет[/pers][info]Гриффиндор, 6 курс. [/info][icon]https://i.ibb.co/MgS4BxQ/1022-2-1.png[/icon]

Отредактировано Miraphora Mina (08.10.22 17:59)

+3

2

[pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Мэйнард Хаттон</a></b>, 16 лет[/pers][info]Слизерин, 6 курс[/info][icon]https://s1.hostingkartinok.com/uploads/images/2022/10/efb531a3688c3f6c016f21ce4c6ecec5.png[/icon]

Прошел почти месяц с начала учебного года, а он до сих пор не мог похвастаться прежней тягой к знаниям и блестящими ответами на лекциях. Как бы ни старался, направить мысли в правильное русло и сосредоточиться на делах насущных удавалось с огромным трудом. О каникулах и вовсе не хотелось вспоминать: они превратились для него в настоящий ад, где он медленно поджаривался в котле из самобичевания, ломки от невозможности быть рядом с очень нужным ему человеком и одновременно попыток избавиться от этой "пагубной" зависимости. Она ведь просто сбежала и не дала ни малейшего шанса исправить ситуацию. Так он говорил себе из раза в раз, а потом вспоминал свои слова и малодушие, от чего хотелось биться головой об стену в надежде вправить себе мозги. О сне пришлось практически забыть, а если и удавалось сомкнуть веки, к нему приходили кошмары, в которых Мира кричала, как сильно его ненавидит. Отец впервые влепил ему оплеуху, когда он однажды заявился под утро в невменяемом состоянии, да еще и сорвался на родителя, безапелляционно обвинив в смерти матери. Даже терпеливая и мудрая Глория устала от выходок племянника и клятвенно пообещала отвести его за шкирку к психиатру. Близкие, правда, старались его понять, так как считали, что он переживает из-за смерти Седрика, но всему есть предел. Да, события в Хогвартсе тоже на него повлияли, однако, главная причина его стремления к самоуничтожению была не в этом. Не говорить же психиатру, что он всего-то навсего влюбился и это причиняет ему невыносимую боль. Именно, влюбился. Окончательно понял это, когда на зло Мире, которая не желала отвечать на его письма, решил безуспешно завести ничем не обременительный романчик. Идея, конечно, по его меркам была блестящей и даже вариант подвернулся неплохой, но имеющий один крайне существенный недостаток - этот вариант не являлся Мирафорой Миной. Ту девушку он даже не смог ни разу поцеловать, желая видеть на ее месте другую. У него, в целом, появилась привычка сравнивать всех представительниц прекрасного пола с гриффиндоркой и ни одна из них не выдерживала конкуренции.

Обрести душевное равновесие, хотя бы в малой степени, помогла Харука. Не понимал иногда, чем он заслужил ее дружбу, но девушка, как и всегда, поддержала в трудный момент, лишь мягко пожурив и убедив, что ему рано записываться в последние сволочи на Земле. Думается, он тогда прилично напугал подругу своим истощенным видом: хороший аппетит - вспомнить бы, как это бывает?

Еще на Кингс-Кроссе беспокойный взгляд отыскивал до боли знакомую хрупкую фигурку, но его постигло разочарование. И только в Большом зале удалось увидеть ее за гриффиндорским столом. Казалось, он ждал этого момента вечность - так сильно соскучился и неважно, что Мира на него не смотрела. Она здесь, настоящая, а не очередная его фантазия. В груди заныло от нежности и тоски по самой лучшей девушке во всем мире. И как ему хватило «ума» ее упустить?
Сначала он лишь наблюдал, борясь с собой, а затем круговорот повседневных школьных забот закрутил почти на целый месяц. Проблем добавила и мерзкая тетка в розовом, ставшая их преподшей по ЗоТИ, поэтому разговор с Мирой все откладывался. Он не надеялся на него и сегодня, но с удивлением обнаружил у озера, к которому вышел проветрить голову, знакомую фигурку, склонившуюся над каким-то чтивом. Сбавил шаг, шумно вздохнув – готова ли она его простить, нужен ли он ей вообще или она решила раз и навсегда избавиться от чувств? Да, проще с драконом сразиться. Набрал в грудь воздух и откинув сомнения, направился прямиком к девушке.
- Привет, что читаешь? - начал было издалека, но потом решил, что стоит продолжить без обиняков, - Мира, я хотел.. извиниться. Только выслушай меня, ладно?
Не скрыл напряжения в голосе. Как же много у нее над ним власти.

Отредактировано Maynard Hatton (09.10.22 11:32)

+3

3

Мирафора не помнила как провела половину своих каникул. Первые две недели она была дома. Впервые ей хотелось сбежать от родителей, их "понимающих" взглядов и попыток уверить её что на смерти Седрика жизнь не заканчивается. Подумать только, они всерьёз решили, что Мира была влюблена в своего друга. Симптомы ими были поняты правильно, за исключением, что тот в кого она на самом деле влюблена вовсе не мёртв. Просто он... Мэйнард Хаттон.

Харука честно пыталась узнать что произошло, но тогда, ещё в школе гриффиндорка не была готова обдумывать это даже на едине с самой собой, уж не говоря о том, чтобы поделиться этим с кем-то другим.
Она пыталась разобраться в себе. Мэйнард сделал ей больно - это неоспоримый факт. Ей бы возненавидеть его, вычеркнуть, вырвать всё хорошее что она помнит обливэйтом, но у неё не хватает ни сил, ни смелости. В полном раздрае она возвращается домой, где её никто не может оставить в покое.

Первой на помощь попыталась прийти опять же Харука. Они встретились и поговорили. Ясности не прибавилось, но Эндо настоятельно просила не ставить крест на слизеринце. Мира пообещала подруге что не станет принимать поспешных решений. Да, ей было проще думать что она поступает так именно ради Харуки, а не потому что сама хочет, чтобы время повернулось вспять и Мэйнард не говорил того, чего не должен был.

Вторым канатом в её спасательной операции стал дядя. Дэниел Мина. Он родился магглом, а по возрасту больше годился Мирафоре в братья, нежели в дяди. Дэниел так же переживал из-за Седрика, они очень ладили, а так же его смерть заставила его бояться и за племянницу. По приезду Дэн понял, что дело отнюдь не в Диггори. Мира была в ужасном состоянии, мало ела, мало спала. Коротала дни за книгами с перерывом на телевизор. Он предложил остаток каникул провести у него в Лондоне. Маггловский район, никаких волшебников и никаких парней, чье имя начинается на "М", а фамилия на " Х". Племянница спешно собирала вещи с едва заметной улыбкой.

В Лондоне у Миры, кажется, отказали тормоза. Старые друзья и новые знакомые увлекли её в пучину вечеринок, концертов и походов на природу. Все эти мероприятия были щедро сдобрены алкоголем. Раньше ей это было не интересно, к крепкому алкоголю Мирафора и вовсе относилась с явным отвращением, а теперь вот знает, что если водку разбавить соком - будет уже не так погано, а даже немного вкусненько.
Вечером она заливала свою любовь алкоголем, а утром была готова на новый заход. Молодой организм не ведал о похмелье и Мине это очень нравилось.

Письмо. Одно, второе. Он написал ей. Девушка сомневалась, стоит ли читать, но вспоминая просьбу Эндо всё же вскрыла конверты, но... Лучше бы она не читала. Потому что Мэйнард Хаттон полный полнейший придурок. Она не стала писать ответ. Вместо этого она начала встречаться со Скотти. Хороший, вроде бы парень. Высокий, симпатичный, вполне во вкусе Миры. Только когда он попытался поцеловать Мирафору, та едва успела отбежать подальше, прежде чем её знатно вывернуло. Никто не стал акцентировать на этом внимание, ведь очевидно, что девочка просто перебрала с выпивкой. Но она прекрасно понимала, что чертов Хаттон не оставляет её в покое даже в этот самый момент. Может она проклята?

Каникулы закончились даже слишком быстро и в школу возвращаться было немного страшно. Она не знала, как отреагирует на него. Боялась, что он подойдёт, захочет поговорить и боялась что он этого не сделает. Первые дни гриффиндорка старалась не оставаться одна, потом наоборот проводила время в одиночестве, но дни шли и ничего не происходило. Она почти приняла, что видимо на этом и закончатся их недоотношения. Она как и раньше с головой ушла в учёбу, лишь бы лишний раз не помотреть на него, не подумать и ни в коем случае не надеяться. Злость уже поутихла, но вовсе не исчезла, тлеющими угольками дожидаясь своего часа.

Выдался свободный день. Не имея хвостов из-за своей одержимости учёбой Мира позволила себе выбраться наружу. Стены будто давили, поэтому прихватив несколько комиксов она нашла подходящее место на берегу Чёрного озера. Удобно устроившись под раскидистым деревом девушка открыла первый журнал, безразличным взглядом осматривая страницы.

Мина не видела приближавшегося Мэйнарда, но сразу узнала его, даже прежде чем он заговорил. Запах кофе и цитрусов коснулись её обоняния и Мира резко подняла голову.

- Это новый человек паук. - На автомате ответила, переводя взгляд обратно на цветные страницы. Он хочет извиниться. За что? - Хорошо, я выслушаю. - Согласилась, кивнув головой в подтверждение. Но Мира не была бы собой, если бы не выдала ни одной колкости. - Только если ты этого действительно хочешь. - Она закрыла комикс и отложила в сторону.

[icon]https://i.ibb.co/MgS4BxQ/1022-2-1.png[/icon][pers]Мирафора Мина, 16 лет[/pers][info]Гриффиндор, 6 курс. [/info]

+3

4

[pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Мэйнард Хаттон</a></b>, 16 лет[/pers][info]Слизерин, 6 курс[/info][icon]https://s1.hostingkartinok.com/uploads/images/2022/10/a152521de940d52031e6fcaf2be395dc.png[/icon]

- Уже есть следующий выпуск? - прочистил горло, стараясь вернуть голосу привычную твердость. Откровенно говоря, человек-паук, комиксы - все это было ему сейчас до лампочки, но отвлеченный вопрос помог выиграть время, чтобы прийти в себя и собраться с мыслями. Сосредоточиться, в конце концов, на крайне важном для него разговоре, а не на том, как хочется прикоснуться к прядке волос, выбившейся из прически девушки. Поправить её, возможно - коснуться щеки.. Одернул себя мысленно - он становится одержим.

Болезненно поморщился в ответ на очевидный укол в его сторону, но не стал парировать, понимая, что заслужил такой реакции на свои слова. Заслужил он, на самом деле, гораздо больше, Мира еще вполне держится молодцом. Стоит только вспомнить свои письма, в которых вместо человеческих извинений, он умудрился попытаться свалить часть вины на гриффиндорку. Да и сам текст в них, в целом, представлял собой какой-то дикий сумбур из обрывочных фраз. Но, дементор его побери, никогда ему раньше не хотелось с таким жаром перед кем-то извиниться, он, в принципе, не любил это делать, а поэтому толком и не умел! Для него вообще было подвигом написать первым девушке, да еще и вложить душу в письмо, при этом не используя манипулятивные приемы. Быть настоящим так сложно, но с Мирой ему хотелось этому научиться. Как же хорошо, что у него есть Харука, которая доходчиво объяснила, как следует себя вести с противоположным полом. Дерек скорее бы выдал "глубокомысленное": "от женщин одни проблемы" и снова его напоил. Чтобы этот сопляк понимал вообще. Хотя, выпивка, конечно, действительно помогала забыться и заглушить чувство вины, но затем реальность вновь обрушивалась на его плечи неподъемным грузом.

Помирившись с отцом, ему впервые в жизни захотелось подробно узнать о его отношениях с матерью. Родитель явно сильно удивился, но с некоторой неохотой согласился окунуться в прошлые воспоминания. Поначалу казалось, что прохладная реакция вызвана отсутствием интереса к теме, однако вскоре стало очевидно - отец до сих пор терзается чувством вины и.. страдает от глубокой привязанности к матери? Через столько лет? А ведь он так и не женился. Догадывался, что у отца периодически появляются женщины, все-таки он еще здоровый молодой мужик, но ни одну из своих пассий к ним домой родитель не приводил. Впервые в жизни ему стало по-настоящему жаль отца. Теперь понимал, каково это - быть на его месте. Правда, у него самого еще есть вполне реальный шанс все исправить.

И именно поэтому он снова не может подобрать слов, правда? Вот потому что все хочет исправить? Куда вообще подевалось все его красноречие? Возможно оно перестало работать из-за страха снова сделать что-то не так? Все, что с ним сейчас происходит - впервые, для него это не проторенная дорожка и приходится тщательно следить за каждым шагом, чтобы не наткнуться на неожиданное препятствие. Тем более, наломать дров он уже успел.

- Хочу, - выдал твердо и присел напротив девушки, про себя усмехнувшись тому, что для них такое положение во время важных разговоров становится привычным. Но смотреть на гриффиндорку сверху вниз, да еще и не видя ее глаз, неловко.
- Как и хотел сделать то, что сделал на Астрономической башне. И вовсе не из жалости, - от признания даже стало легче дышать. Он и правда устал бегать от себя и своих чувств. Пусть она его оттолкнет сейчас навсегда, но он не хочет, как отец, жалеть об упущенных годах. И возможно смотреть на счастье Миры с другим, зная, что у него был шанс, который он не стал использовать.
- Прости, что заставил тебя так думать. Я очень сожалею о причиненной тебе боли. Поверь, мы с тобой квиты.., - хотелось сказать гораздо больше, но при этом видеть глаза девушки, прочесть по ним, взаимны ли до сих пор его чувства и есть ли у него надежда, поэтому тихо попросил:
- Мира, посмотри на меня. Пожалуйста.

Отредактировано Maynard Hatton (09.10.22 21:28)

+3

5

Ей вовсе не нужно было видеть лицо Мэйнарда, чтобы понять насколько он нервничает в этот момент. Достаточно резкого, но подрагивающего голоса в котором девушка слышит и его искреннее сожаление, страх и чуть позже облегчение. Слова, что он говорит по сути своей правильные. Те, которые ей и хотелось услышать, но почему же тогда нет этого чувства лёгкости? Гриффиндорка прикусывает нижнюю губу и задумчиво хмурит брови, пытаясь разобраться в себе, понять, почему она не радуется его вниманию, извинениям так, как по идее должна бы. Мирафора наконец отрывает взгляд от обложки комикса, который, оказывается, всё это время сверлила взглядом. Собравшись с силами она смело смотрит в глаза Хаттона и позволяет себе высказать всё то, чего никто и никогда не слышал, чего она не произносила вслух.
- Не думаю, что мы квиты, Мэйнард. - Начала она, стараясь унять собственную злость. Сейчас ей нужно было, не сделать парню больнее, лишь чтобы он понял её. - Я считала себя ненормальной, просто чокнутой, потому что ты мне нравился. Даже когда ты говорил мне гадости, а я тебе в ответ - ты мне нравился. Потом ты начал меняться и я правда была счастлива таким переменам, я допустила мысль, нет, я позволила себе мечтать, что однажды мы будем вместе. Я впустила тебя в свою жизнь, очень близко, а потом ты поцеловал меня. Это было прекрасно, просто превосходно, пока ты не сказал то, что сказал. - Мира переводит дыхание, потому что под конец её речь начала ускоряться, выдавая насколько она нервничает. Возможно, она переняла это от слизеринца. - Сам представь, что девушка, в которую ты влюблён сама целует тебя, а потом такая "ой, извини, я не хотела". Понравилось бы? И вместо того, чтобы нормально объясниться в письме попытался спихнуть свой же косяк на меня. Мол, это я убежала и не дала объяснить. Ты сам можешь представить что я тогда чувствовала? Должна была остаться сгорая от стыда и обиды в ожидании, что же ты мне скажешь? Я хотя бы знала что чувствую, а ты даже в себе не разобрался, так какого дракула, Хаттон? - В уголках глаз начали собираться слезы, потому что нервная система ещё не пришедшая в норму не вывозила этой ситуации. На протяжении всей своей речи Мина смотрела парню прямо в глаза, не отводя, почти не моргая. Он же сам попросил посмотреть на него, так пожалуйста. Замолчав наконец, девушка откинулась спиной на ствол дерева, под которым сидела. Не сказать, что стало легче она скорее была опустошена, наваливалась усталось. Потерев глаза, Мира снова уставилась на сидящего напротив Мэйнарда, который по видимому пытался переварить всё, что она ему выложила.
- Просто скажи чего ты хочешь? Как есть. Ты подошёл, чтобы извиниться? Я приму твои извинения, но не жди, что завтра же забуду всё что произошло. Или ты переживаешь, что ты перестанешь быть моим другом? Или.. я не знаю. Видишь? В этом и есть большая часть проблемы. - Гриффиндорка заправила за ухо прядь волос, которая надоедливо щекотала щеку и периодически лезла в глаза. - Я не могу понять что творится у тебя в голове, потому что ты ничего не говоришь. Совершаешь поступки, потом пытаешься исправить, наверное, но лишь усугубляешь. Будто боишься, хотя мне не просто представить чтобы ты боялся кого-то или чего-то.

[icon]https://i.ibb.co/MgS4BxQ/1022-2-1.png[/icon][pers]Мирафора Мина, 16 лет[/pers][info]Гриффиндор, 6 курс. [/info]

+2

6

[icon]https://s1.hostingkartinok.com/uploads/images/2022/10/a152521de940d52031e6fcaf2be395dc.png[/icon][pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Мэйнард Хаттон</a></b>, 16 лет[/pers][info]Слизерин, 6 курс[/info]

Он ведь попросил, чтобы Мира смотрела ему в глаза, а теперь сам старался не отвести взгляд, снова чувствуя, будто смотрит на яркое солнце. Прекрасное, но слепящее в своей красоте и как никогда причиняющее боль. Прикрыл на мгновение веки, сосредотачиваясь на словах девушки. Особо легче не становилось. В голосе гриффиндорки проскальзывала злость. Не думает, что они квиты... Да, она имеет право так считать, но... Резко распахнул глаза, услышав продолжение монолога и пораженно уставился на девушку. То есть, он уже давно ей нравится и она надеялась, что они когда-нибудь будут вместе? Она ждала от него решительных действий, пока он в это время страдал фигней. И теперь ему открылся истинный смысл фразы, оброненной гриффиндоркой тогда, на отработке, на которой они оказались вместе после той истории с дурмстранговцем. Вот почему девушка так сердилась, когда услышала, что он тоже мог учиться на одном с ней факультете. Правда, видимо забыла в тот момент учесть особенности его характера. Ему всегда было тяжело кого-то к себе подпустить: так было с тетей и дядей, так было с отцом, так было с Дереком, так было с Харукой - со всеми, кто его окружает и по какой-то неведомой причине любит. И Мира. Он ей нравился, всегда нравился. Мерлин его знает, что она в нем нашла, но ведь нашла. Она не из тех девушек, для кого достаточно красивых глаз и смазливого лица, чтобы потерять голову. Чтобы, дементор его побери, ждать такого невыносимого упрямца, как он. Наряду с горечью от осознания собственного идиотизма, его переполняло столько чувств, что казалось - они разорвут грудную клетку на части, если он продолжит держать их в себе.

Но он стоически терпел, позволяя Мире самой высказаться до конца и выпустить пар. Сжал в кулак траву, все еще проклёвывающуюся из почвы. Сегодня вообще на удивление была теплая солнечная погода, этот день, который так неуместно не сочетался с бушевавшей внутри него бурей, легко можно было перепутать с ранней весной. И на словах о дружбе буря из эмоций наконец прорвалась наружу:
- Не переживаю я, что перестану быть тебе другом, потому что никакой я тебе к дементору не друг, - произнес запальчиво, придвинувшись ближе, - это все сплошное притворство. Я устал играться в дружбу, когда хочу гораздо большего, устал сходить с ума от ревности, я...
Нервно провел рукой по лицу и глубоко вздохнул, стараясь привести свои чувства в относительный порядок. Заговорил снова, сменив тон, в котором теперь сквозило отчаянье:
- Ты права, я испугался. Я испугался, потому что никогда ни к кому не испытывал ничего подобного. Это сбило меня с толку и я не понимал, что делать. Я... на примере близких людей видел, чем это все может закончится и привык строить вокруг себя стены. И сам же себя этим наказал, превратив свою жизнь в ад. Ты злишься, понимаю, имеешь полное право - я вел себя, как придурок и наделал ошибок из-за надуманных страхов, но у меня нет мощного хроноворота, который сможет вернуть нас в прошлое, при этом стерев ненужные воспоминания.

Инстинктивно придвинулся ещё ближе, усилием воли удержавшись от того, чтобы не прикоснуться к щеке гриффиндорки в утешающем жесте. Вместо этого накрыл ладонь девушки своей, легонько ее сжав.
- Что мне сделать? Если тебе станет легче, можешь меня ударить. Даже если ты вонзишь мне нож в сердце и это принесет тебе радость, я, наверное, только улыбнусь, как счастливый идиот. Пусть так, чем продолжать эту бесконечную пытку. Я не могу без тебя больше, понимаешь, мне тоже больно. Тот наш поцелуй - лучшее, что со мной случалось в жизни. Нет, ты - лучшее, что со мной случалось в жизни. Черт, Мира... я люблю тебя.
Выдохнул. Он сказал это. Сказал то, что должен был сказать ей уже давно. Заморгал, чувствуя, как глаза предательски наполняются влагой от силы эмоций.
- Ты нужна мне, я хочу быть с тобой. И если у меня до сих пор есть шанс, все будет по-другому, я обещаю.
Мира должна знать, что он искренен, что, несмотря на все свои недостатки, он никогда не позволяет себе раскидываться пустыми обещаниями. Он промолчит, увильнет, съедет на другую тему, но никогда не скажет "обещаю", если не собирается выполнить сказанное.

Отредактировано Maynard Hatton (13.11.22 03:12)

+2

7

Первые слова, которые Мэйнард произнёс сразу после её речи... Ладно, по сути он просто перебил девушку, но та в свою очередь не обратила на это внимания, потому что то, что он сказал, заставило её упреждающе нахмуриться. Не друг, ну посмотрите на него! Вспышка бешенства в глазах гриффиндорки гарантировала как минимум летучемышиный сглаз, а потом он продолжил уже свою речь. Мира изумленным взглядом вперилась в Хаттона, пытаясь не издавать звуков, потому что где-то в глубине души она визжала от восторга, внешне же она старалась сохранить лицо. Эти эмоциональные качели когда-то точно убьют её.
Небольшая пауза Мэйнарда дала передышку и Мирафоре, которая сделала резкий и глубокий вдох, пока её теперь-уже-никакой-не-друг пытался собрать мысли в кучу. В лёгкие ворвался запах парня, так что пришлось изо всех сил сосредоточиться. Девушка вспомнила, как Харука просила дать ему шанс объясниться и Мира дала ему эту возможность и не только из-за общей подруги. Это было нужно ей, ему, им обоим. Эта недосказанность не то, чтобы прямо убивала. Хуже. Самокопание маленьким прожорливым червячком изводило Мирафору и она была абсолютно бессильна что-либо изменить. Ну, или ещё и зла, уязвлена, потеряна, а теперь она наконец получала ответы на свои вопросы и прерывать слизеринца ни в коем случае не собиралась. Она на полном серьёзе была способна пустить непростительное, помешай им сейчас кто-нибудь.
Не улыбаться было очень сложно. Причин для улыбки была уйма. Её радовало, что действительно больно и плохо было не ей одной. Мэйнард говорил с ней сейчас искренне. Мира чувствовала это, видела в его глазах. Им просто нужно проговорить всё это вслух, чтобы понять друг друга, расставить все точки и двигаться дальше. Вместе. Хаттон снова придвинулся. Во второй раз. В первый она намеренно не отреагировала, а вот сейчас слишком увлеклась, внимательно слушая парня, так что когда он наклонился, студентка инстинктивно попыталась отодвинуться, но за спиной был широкий ствол дерева, который не позволил ей отдалиться. Да и в следующее мгновение она почувствовала, как Мэйнард взял её за руку и сердце пустилось в галоп. Снова.
Она поверить не могла, что видит в глазах слизеринца слезы. Это стало последним гвоздём в крышке гроба её выдержки. Мира больше не могла просто сидеть, казалось, если она не прикоснётся к нему, то точно проклянет, только уже себя. Мина протянула свободную руку и с нежностью погладила щеку Мэйнарда. Она простила его, ещё несколько минут назад, а потом он наконец сказал это. Сказал, что любит её. Не что она ему просто симпатична, или нравится, а именно любит. А Мэйнард Хаттон не тот, кто станет разбрасываться такими словами. Всё что он говорил после, Мира слышала будто из под толщи воды. Она медленно отняла руку, которой поглаживала парня и теперь уже сама придвинулась ближе к нему, так что между ребятами оставалось неприлично мало свободного пространства.
- Повтори это. - Потребовала Мира хриплым голосом. - Скажи что любишь меня ещё раз. - Она должна быть уверена, что ей не послышалось, не причудилось, что она не выдаёт желаемое за действительное. Парня, кажется не нужно было просить дважды.
Мина медленно отодвинулась назад и заглянула за спину Мэйнарда, цепким взглядом осматривая окрестности. Крайне нежелательно, чтобы Амбридж увидела то, что Мирафора собиралась сделать. Убедившись что сатаны в омерзительно розовом костюме нет на горизонте, гриффиндорка отняла из хватки Хаттона свою руку.
- Я люблю тебя. - Твёрдо сказала она и взяв его лицо обеими руками поцеловала, вкладывая в поцелуй всё, что чувствовала на данный момент. И утихающую злость и счастье и безграничную нежность. С неохотой она разорвала поцелуй, когда стало не хватать воздуха. По щекам текли слезы и девушка совсем упустила этот момент.
- Ты пообещал мне Мэйнард, - сказала она вытирая свои щеки. - Я обещаю, что никогда не стану делать поспешные выводы, не выслушав тебя. - Ещё одну подобную ссору Мира переживать не хотела. Она больше не позволит Хаттону скрывать свои чувства, какими бы они ни были. - А если ты посмеешь что-то скрывать от меня опять, клянусь Мерлином, ты об этом пожалеешь.

[icon]https://i.ibb.co/MgS4BxQ/1022-2-1.png[/icon][pers]Мирафора Мина, 16 лет[/pers][info]Гриффиндор, 6 курс. [/info]

+2

8

[icon]https://s1.hostingkartinok.com/uploads/images/2022/10/a152521de940d52031e6fcaf2be395dc.png[/icon][pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Мэйнард Хаттон</a></b>, 16 лет[/pers][info]Слизерин, 6 курс[/info]

Только сейчас заметил, что у него слегка подрагивают руки от волнения. Все прошлые треволнения теперь казались сущей глупостью, недостойным его внимания предметом. Куда больше пугала мысль, что он навсегда потерял Миру. Никогда ему не было так страшно услышать "нет" в ответ. Да о чем вообще речь, он никогда никому в симпатии не признавался, не то, что в любви. И дело тут вовсе не в уязвленном самолюбии. Для него самого стало громадным открытием, что он может к кому-нибудь испытывать такие сильные чувства... Конечно, он не сдастся так легко, даже если получит отказ. Не сможет так просто важного для себя человека.
И пока он строил в уме планы по завоеванию любимой девушки, его щеки нежно коснулась ладонь Миры. Сердце ёкнуло, а губы сами собой расплылись в улыбке. Она прощает его? Принимает его со всеми потрохами? Прижался щекой к руке гриффиндорки, наслаждаясь подаренной лаской и ощущением близости. Далеко не самый откровенный физический контакт из всех возможных, но не менее интимный и понятный только им двоим.
В порыве той самой необъяснимой нежности он хотел прикоснуться губами к тыльной стороне ладони девушки, но она в этот момент потребовала повторить слова, выражающие то, что он к ней чувствует.
- Я люблю тебя. Люблю, - без труда и с жаром произнес, смотря прямо в глаза Миры, - я могу повторить это тысячу раз, если хочешь.
Он слишком долго держал все в себе и нужные им обоим слова легко срывал с его губ. Это казалось таким естественным.
Когда Мира отняла свою руку, озираясь по сторонам, захотелось капризно схватить ее обратно и подобно ребенку потребовать всецелого внимания к своей персоне. Но его недовольство продлилось недолго: мир снова перевернулся - он услышал ответное признание, подкрепленное поцелуем. Кажется, сегодня он познал весь спектр эмоций: от мрачного отчаянья и боли, сводящей с ума до безграничного счастья и эйфории, возвышающей его до небес.
С готовностью ответил на поцелуй, обвив руками талию девушки. Где-то на фоне послышалось неловкое хихиканье младшекурсников. Ну да, он совсем забыл, здесь могут появиться и другие люди. Строго говоря, ему и дела сейчас не было до других людей, он не хотел замечать никого и ничего вокруг. Мира оказалась более бдительной, видимо поэтому и оглядывалась вокруг. Стайка мелких - не самая большая беда, а вот мерзкая тетка в розовом могла доставить им проблем. Влюбленные для нее наверняка являются особым предметом зависти. Даже в самых смелых мыслях не мог себе представить, чтобы эта жаба когда-нибудь кому-нибудь хотя бы самую малость нравилась. И это тревожило на самом деле. Им с Мирой придется искать укромные уголки, чтобы побыть наедине. Да и далеко не все слизеринцы будут довольны тем фактом, что он начал встречаться с гриффиндоркой. Сам он разберется, но не хотелось, чтобы Мире пришлось из-за этого нелегко. Она, конечно, тоже не из робкого десятка, тем не менее...
Впрочем, об этом чуть позже. Он слишком счастлив сейчас, чтобы возвращаться в реальность.
- Не буду, обещаю, - запечатлел на губах Своей девушки почти невесомый поцелуй. И еще один. И еще. Пришлось включить силу воли, чтобы остановиться. У них теперь полно времени впереди, - прости, что я был таким невыносимым засранцем.

Отредактировано Maynard Hatton (Сегодня 01:16)

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 26.09.95. Я хочу тебя простить.