Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 13.09.96. ты совсем ошалел?!


13.09.96. ты совсем ошалел?!

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/835025.gifhttps://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/851685.pnghttps://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/989314.png
https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/78177.pnghttps://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/298957.pnghttps://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/520233.gif

Gosforth | Brooks

September 13 (Friday) | near the Black Lake

очень всратое чувство deja vu

+1

2

- Слизерин рулит? Змеи очень крутые? Кровавый Барон - красавчик? - Пароль Госфорт не помнил совершенно. Он бился лбом в каменную стену уже минут пятнадцать, но ни одно озарение на него так и не снизошло. - Ммм.. может, Vipera berus? Acanthophis antarcticus? - С каждым ударом становилось только хуже, мир все быстрее терял четкие контуры, в ушах все сильнее звенело. - Дамблдор, козлина, верни честно заработанные баллы? Нет? Слишком длинно? Отстой. У меня закончились варианты.

На крики пьяненького Деймона никто из гостиной выходить не спешил. Хотелось пить, спать, пожрать и немного поплакать, потому что он такой одинокий и его не спасают. Госфорт громко икнул, почесал затылок и, собирая лбом все ближайшие стенки и столбы, поплелся на выход из школы.

Удача явно была на его стороне - он не встретил ни старост, ни преподавателей, ни Филча с его пристукнутой кошкой. Пару раз мимо пролетел Кровавый Барон, но лишь фыркнул, наблюдая за попытками Деймона проползти к главным дверям.

- На кой драккл нужен призрак подземелий, если он не помогает вообще? Хоть бы рукой своей полупрозрачной махнул, зззараза, - пробурчал Деймон, встречая носом очередное препятствие. - Да чтоб вас всех соплохвосты драли, понастроили тут говна!

Возможно, пить с Фримли - идея не такая уж хорошая. У этого придурка в запасе было, кажется, больше сотни алкогольных игр, в которых Госфорт вечно проигрывал, ужираясь в такие сопли, что ногами едва мог передвигать. Этому самому Фримли, наверное, сейчас хорошо, он по-любому уже нежился в своей тепленькой барсучьей кровати, видя десятый сон, пока Деймон страдал.

Протрезветь бы. Но Меган с ее впечатляющим запасом разных зелий недосягаема - она где-то там, за прочными каменными стенами, которые отказывались пускать Госфорта внутрь.

Ну хотя бы водички.

- Оо, вода ведь! - Тихое хихиканье разлилось по пустому коридору, отражаясь от стен, вернулось обратно к Деймону, усилившись десятикратно, почти сбило с ног оглушающим эхом. - Идея - огонь! Скажи же, а, чувак? - Он сам не понял, говорил с портретом, покрутившим пальцем у виска, или с Кровавым Бароном, которому вдруг стало скучно, и он вернулся к упорно ползущему на свет слизеринцу. - А ну отвали, я самостоятельный.

Один яркий огонек факела превращался в десяток, пол расходился прямо под ногами, открываясь темными провалами с неизвестностью на дне, хватал его за лодыжки, снова и снова заставлял обниматься со столбами и доспехами, рассыпающимися прямо на глазах с оглушительным грохотом.

- А все, а я сваливаю, - расхохотался Госфорт, вдохнув свежего воздуха. Дальше тело действовало на автомате, падая на землю ровно там, где было нужно, чтобы не спалили. На берег озера он вышел весь перемазанный в грязи, но довольно смеющийся. - Это.. как там? - Почесал задумчиво подбородок и подпрыгнул на месте. - Кавабанга, смеркуты вас пожри! - Мантия, рубашка и брюки улетели куда-то в кусты, а Госфорт с разбега нырнул в воду.

Это словно теплые объятия, словно самое мягкое одеялко, накрывающее с головой. Он и подумать не мог, что озеро может быть таким уютным и удобным, оно подхватывало его, кутало, затягивало, крутило, в конце концов повернув лицом к ночному небу с россыпью ярких звезд.

Красиво-то как. Хорошо.

Госфорт раскинул руки, отдаваясь во власть стихии, утаскивающей его все дальше от берега. Звезды искрились перед ним, распадаясь на маленькие вселенные, кружащие яркими мотыльками. Тишина натянулась тугой струной и лопнула, взорвавшись громкой трескотней сверчков и переругиваниями ночных птиц. Что-то обвилось вокруг лодыжки, но Деймону было так все равно, что он даже не заметил.

- Попить бы еще, конечно, для полного счастья, - в идеальном мире над ним бы собрались грозовые тучи, прогремел бы гром, на последнем аккорде которого шибанул бы самый мощный в истории ливень. Жаль, что мир Госфорта не такой идеальный, и он топором пошел под холодную застоявшуюся воду. - Ай, №#ять, пусти, падла!

+1

3

«Ночь. Окрестности Хогвартса. Люмос». - Будь у Шейлы хоть какой-то поэтический дар, то она смогла бы выдать сборник мрачной лирики под интригующим названием «да ямбись оно хореем или зачем Фримли сопли тролля». Вот последнее все никак не желало выходить, ну или хотя бы отходить на пару минуток из ее бедовой головы, каждый раз предстоя перед очами в виде запачканной зелёно-желтой слизью линейки, которую она так и не засунула хаффлпаффцу туда, куда следовало. В нос, конечно.

Тащить проклятый канцелярский предмет обратно в спальню Брукс тоже не намеревалась - поди справку у того самого тролля Фримли спросить не догадался, а вдруг какую заразу притащил, ещё и вывалил это на библиотечный стол. Поговаривают, что в библиотеке следует заниматься куда более приятными вещами, а не разглядывать эктоплазму, доводящую своим видом до рвотных спазмов. И это в святая святых! Благо хоть он это добро быстро свернул и помчался развлекать Госфорта - уж кто и был способен оценить сей шедевр, по мнению Брукс, так точно слизеринский мистер-посмотрите-как-я-хорош.

- Да за-…, - Шейла пинает лакированным носком школьной туфли камень. Тот звонко скатывается по лестнице у главного входа куда-то в темноту, а затем глухо ударяется о что-то, с чем она дело иметь явно не хочет - страшно, очень страшно шляться ночью. Особенно после всех этих страшилок, которыми она травила сегодня гриффиндорского старосту.

Брукс наступает на сухую ветку и останавливается, оборачиваясь. Звук, который она слышит, явно ничего хорошего не предвещает, напротив, заставляет ее сделать пару шагов назад, как раз вовремя, потому что мимо проносится какая-то хтонь, размахивая руками и что-то несвязанное бормоча. Проблема только в том, что эту срань она узнает почти что сразу, отчего возникает острое желание закатить глаза и свалить по-хорошему как можно дальше, только вот другая срань под названием «совесть» заставляет ее переться хрен знает куда за первой, припоминая вслух все известные ругательства, от которых у нормальных людей глаза бы на задницу налезли.

- Ну придурок же. - Она останавливается достаточно близко, чтобы наблюдать картину маслом - всплеск экспрессии, с которой одежда летит в кусты, а затем и реальный всплеск, заставляющий ее дёрнуться вперёд. - Да ну куда, мать твою?!

Однажды она уже этого кретина и Фримли спасала из огня, теперь же чувство всратого deja vu и ещё что-то неосознанное заставляет ее бежать, почти скользя у самого берега, но каблуки спасают, не давая упасть. На влажную землю слетает мантия, разлетаются туфли, на возню с застежкой на юбке и пуговицами на рубашке времени нет, пользоваться поломанной палочкой она не может, за что мысленно «благодарит» Гарланда и его сегодняшнее желание поприключаться.

Мерзко и противно ноги в гольфах утопают в грязи, также противно заходить в холодную воду - одежда тут же липнет к телу, становится тяжёлой, тянет вниз. Брукс мысленно проклинает Госфорта, проклинает свою дурную голову - одного утопленника было бы достаточно, а так к утру их уже будет два, ведь в этой кромешной тьме дальше пяти дюймов ничего не увидеть, потому Шейла плывет на всплески, на пьяное бормотание, теперь уж готовая утопить слизеринца собственными руками, осталось только до него дотянуться.

Снова всплеск и крики, на которые Брукс плывёт куда быстрее, судорожно гребя на звуки, которые ее до чертиков пугают. Кажется, она видит Госфорта, но в ту же секунду тот исчезает в темных водах. Ещё немного, ну почти, ещё несколько дюймов, судорожно вдыхает воздух, опускаясь следом.

Под водой обычно тихо, но не в этот раз: барахтанье она различает почти сразу - замыленный силуэт, к которому подплывает ещё ближе, что-то длинное, тонкое, будто лиана, за которую хватается Шейла, в попытке закрутить, словно вишневую веточку языком. Та поддаётся не с первого раза, сперва отпуская ногу Деймона, затем намереваясь обвиться вокруг рук рейвенкловки, но хрен там - Брукс не просто так взяли в загонщицы, уж она это в очередной раз сегодня доказала.

Да чтоб она… да ещё раз… за Госфортом…

- ТЫ СОВСЕМ ОШАЛЕЛ?! - Орет она, выпихивая двумя руками из воды тело, нервно цепляясь длинными ногтями за бледную, скользкую кожу. - ДЕЙМОН, МАТЬ ТВОЮ, ГОСФОРТ… кретина ты кусок. - Они вдвоём поскальзываются почти у самого берега: все, что успевает увидеть Шейла, так это звёздное мерцание в темном небе, которое обрушивается на неё яркими вспышками, искрами, разлетающимися от падения на что-то твёрдое и холодное, сопровождающееся руганью и слишком провальными попытками подняться вот так вот сразу. - Это все ты виноват, - стонет Брукс, потирая затылок, - какого драккла мрачного ты тут устроил? Кретин. - Наверное, она ничем не лучше, раз поперлась за ним, полезла в воду, а ведь могла бы просто махнуть рукой, дожидаясь, когда Госфорта утащит на дно какая-нибудь русалка или гриндилоу - без разницы, все равно у них у всех мозгов поровну.

+1

4

Госфорт тонул, он не успел перед погружением вдохнуть, и сейчас захлебывался, колотя по воде изо всех сил, рефлекторно раскрывая рот и глотая все больше воды. Горло нещадно драло, он хватался за него руками, словно надеялся вытолкнуть все проглоченное обратно. Мир рассыпался белыми кругами. Это, кажется, был тот самый конец. Деймон много раз слышал, что когда человек умирает, то перед его глазами проносится вся его жизнь, все повороты и развилки, а после зажигается яркий свет, на который непременно нужно лететь, если не хочешь вариться в одном котле со всякими уродами.

Госфорт ничего такого не видел: за белыми кругами, хаотично плавающими перед глазами, появилась темнота, иссиня-черная, непроглядная, засасывающая в себя все живое. Деймон летел к ней навстречу, раскинув руки, вокруг него кружили цветные рыбки и, кажется, промелькнули русалки и гриндилоу, показывающие длинные и костлявые средние пальцы. Деймон смеялся, ему очень хотелось увидеть, что будет, если он прорвется сквозь этот занавес.

Но за занавесом его ждал лишь больнючий тычок в бок и чья-то ругань. Вот теперь случилось то, чего он ждал минутами раньше - его скрутило, вырвало мутной серой водой. Он попытался приподняться, но руки не держали - он снова и снова падал, стукаясь затылком и смачно ругаясь.

- Какого.. гриндилоу? - Просипел Госфорт, уже не делая попыток встать, так и лежал, разглядывая звезды. - А я не просил меня спасать, сама виновата, - беззлобно огрызнулся, все еще не понимая, кто тут вдруг решил поиграть в героя и вытащить его почти умирающее тело из воды. - Ох, ептыть, хреново как, - внезапно накатившая боль ударила так резко, что его скрючило. Все крутившиеся в голове мысли тут же испарились, словно их и не было никогда. А он ведь вспоминал, откуда знает этот голос. Надо же - какая-то девчонка решилась залезть в озеро, чтобы вытащить плавающего в нем придурка.

В голове у Госфорта на несколько мгновений воцарилась блаженная тишина, в ней хотелось плавать, рассекать ее волны, исследовать ее, не тонуть, а прыгать в глубину бомбочкой, поднимая кучу брызг, выныривать изредка, чтобы потом вернуться на дно, выискивая спрятавшиеся там сокровища. Вот ведь даже сверкнул какой-то особенно яркий и наверняка драгоценный камень. Еще немного, и он окажется у Деймона в руках, еще чуть-чуть - только бы дотянуться, ухватить его самыми кончиками пальцев.

- Ше.. лли? - Вот же засада какая. В реальность Деймон вернулся резко, будто от мощного пинка. - Совсем идиотка? Какого драккла ты в воду полезла вообще? - Силы орать у него появились, но вставать организм отказывался. Он лежал, кричал куда-то в воздух, все еще до конца неуверенный, что это была именно Брукс. - Я же тебе.. ох, лять, - он снова откашлялся остатками воды, - говорил, чтобы после отбоя не высовывалась из школы.

Брукс всегда маячила где-то на горизонте, пыталась ворваться в их с Фримли тупые затеи, но они успевали останавливать ее и сбегать. Сначала не хотелось возиться с мелкой девчонкой, только недавно вылезшей из пеленок. Да, Шелли была младше всего на год, но когда вы дети, даже шесть месяцев становятся огромной пропастью. Чуть позже казалось, что эта излишне активная пигалица порушит все планы и превратит все увлекательные эксперименты в прах и говно. Еще позже они не брали ее в свои игры просто из чистого упрямства. После пятого курса - потому что не хотели втянуть ее во что-то опасное.

А теперь вот Шелли в опасное втягивалась сама, показывая Госфорту средний палец, если вдруг они встречались взглядами в коридорах или за обедом в большом зале. Брукс бунтовала, она не перебесилась, не перестала совать свой длинный любопытный нос в их дела. Один Мерлин хранил Госфорта от вмешательства Брукс в его маленький бизнес.

- Палочку достань и высушись, - серьезности хватило на пару секунд, он опять упал и опять приложился головой о какой-то камень, - О, и принеси мне сумку, у меня там лекарство. А у тебя, кстати, водоросли в волосах застряли, и ты похожа чем-то на русалку. Но не из этого сраного озера, эти дико стремные. - Ни холодная вода, ни близкая смерть не способны отрезвить Деймона Госфорта. Он по-прежнему был пьян, все еще был способен смеяться от идиотских мыслей, кружащих в его голове. - А водичка у тебя есть? Так жутко пить хочется.

Отредактировано Damon Gosforth (30.10.22 00:48)

+1

5

Сама виновата, - мысленно соглашается Шейла, опираясь на локти в попытке встать. Совсем беды с головой, если каждый раз лезет за Госфортом в какую-то срань, и каждый раз обещает самой себе больше этого не делать, и держаться от слизеринца как можно дальше.

Не выходит. Проклятие какое-то.

Брукс вздрагивает, когда слышит своё имя. Точнее ту самую извращённую вариацию, от которой у неё обычно перекашивает лицо. Но ворчать из-за этого сейчас бесполезно - пьяному Госфорту, по-любому, пофигу, что от «Шелли» ее сейчас вывернет наизнанку.

- Хватит строить из себя мою мамочку, Деймон! Мне не десять лет. Мне уже семнадцать… в понедельник исполнилось. - То, что о ее дне рождения вспомнили единицы - такое себе достижение, но теперь она уверенно могла делать со своей жизнью то, что вздумается. Вот захотела залезть в озеро - залезла. И сделала бы это снова, чтобы Госфорт, мать его, даже не мечтал потопиться в начале года. Иначе с кого ей так беситься, кому демонстрировать средний палец и показывать язык, ловя все эти взгляды?

Шейла с трудом, но поднимается, двумя пальцами отлепляя от тела мокрую рубашку. Первым делом выжимает на себе юбку, потом пытается собрать волосы.

- Идиот. - Единственное, что сейчас она может выдать на весь услышанный пьяный бред, но слушается, идя в ту сторону, куда летела одежда Госфорта, собирает развешанные на кустах, будто гирлянды, брюки и рубашку, даже мантию находит в этой темноте. - Эй, а у тебя точно сумка была? Я ее не вижу. А палочку куда ты дел? - «Какого нарла лысого, Госфорт?», - Шейла копошится в колючих кустах, айкая, когда ветки цепляются за открытые участки кожи на руках и ногах, одна из них царапает щеку, заставляя вылезти из этих дебрей. - Оденься и сам ищи свою сумку, тут ни-… нифига нет. И… я… сломала свою палочку часа три назад. Так что… вот что от неё осталось. - Брукс достаётся из кармана своей мантии, в которую кутается, разломанный пополам волшебный артефакт. - Так что попьёшь у себя в гостиной. Я могу проводить.

Не сказать, что ей бы хотелось посреди ночи шляться ещё и по подземельям, но оставить пьяного Госфорта, который только что чуть не утопился, на самого себя не может. Этот болван ещё что учудить вздумает, а ей потом объясняй, когда и где она видела его в последний раз.

- А то вдруг ещё надумаешь в лес сбежать к троллям. Фримли тебе уже своей находкой похвастался? - Она тянется к мокрым волосам и достает запутавшиеся в кудрях  водоросли.  - Одевайся, Деймон, и идём в замок… дурака ты кусок. Играть в гриндилоу будешь, когда протрезвеешь. - Ей приходится схватить слизеринца за плечи и тянуть на себя, чтобы не вздумал снова завалиться назад. - Да давай же! Там тебя водичка ждёт. Много водички. С лимоном и имбирем. И мяты добавим. Давай, Деймон. - С большим трудом она поднимает его, кое-как упрашивая стоять на ногах, но выходит так себе. Больше напоминает старика Норда, который в очередной раз вываливается из «Кабаньей головы» в мантии наизнанку. - Так, ну стой же ты! Руку сюда свою дурацкую дай. Да ну куда?! Вот же рукав. Да стой же ты ровно! Вот так, да. Теперь мантию. Нет, не брюки, подожди ты! Не на мокрое же белье! - Кажется, после такой нервной ночи Брукс и самой надо будет прокапаться у Помфри. Уже и веко начинает дергаться. - Вот, молодец. Теперь отворачивайся и снимай свои… кх… белье своё снимай и надевай брюки. Ты снимай давай, я подержу… брюки твои пока подержу.

«Да что за… срань». - Ее и саму уже начинает колотить от холода. Так, что зуб на зуб не попадает. Но Шейла не позволит Госфорту откинуться. Она что… зря согласилась на квиддич? В кого ей в сторону трибун бладжерами целиться?

- Ну, долго ещё там копаться будешь? Водичка скоро убежит, если не поторопишься, - снисходительного тона у Брукс хватает ровно на пару минут, - палочка твоя где? - «Ещё не хватало нам кривых заклятий».

Отредактировано Sheila Brooks (31.10.22 15:47)

+1

6

- Я не мамочка, я папочка, - захихикал Госфорт, хватаясь за виски. Каждое слово и движение отдавалось чудовищной головной болью, будто кто-то херачил молотом по вискам. - С днем рождения, получается. За это надо.. - он даже попробовал подняться, чтобы дернуть Брукс за уши, как полагается, но сил выбраться из медленно засасывающей его в теплые, но мерзкие объятия трясины не хватило, - выпить. Вообще-то я отправил тебе подарок. Если ты его не получила, высылай претензии в совятню. Или Филчу. Или Даблм.. Дамлб.. директору короче.

От Брукс они с Фримли бегали вместе, тихо и довольно смеясь, когда удавалось от нее оторваться и скрыться в густых зарослях колючих кустов, растущих в Хогсмиде, кажется, повсюду. В ее присутствии они скрипели зубами и злились, думая, как бы побыстрее ее слить и уйти уже заниматься своими делами. В какой-то момент они пытались строить какие-то ловушки, чтобы не дать ей подобраться ближе, но эта их затея с треском провалилась, а Госфорт в память о ней обзавелся здоровенным шрамом, спускающимся от шеи до ребер.

От Брукс не убежишь - внезапно Госфорт осознал это ясно и четко, наблюдая, как она собирает вещи, что-то бормочет себе под нос, пихает колючие ветки, пытаясь содрать с них его рубашку. Да они и перестали уже пытаться. Фримли сдался чуть раньше, видимо, под гнетом своей хаффлпаффской сущности, стремящийся оберегать всех вокруг, даже тех, кто не очень-то хочет. Госфорт убеждал себя дольше, делая вид, что его ничуть не волнует, с кем там тусуется вредная пигалица и чем занимается в школе, но то и дело, шпыняя и запугивая тех, кто терся около нее слишком близко.

- Сама такая, - вяло отбивался Госфорт, разглядывая звездное небо. - Точно была. Лучше ищи. И палочка там тоже где-то, тебе глаза что ли ветками выкололо? А ты чего.. - он приподнялся на локтях, разглядывая Шелли, застывшую в свете луны, - мокрая такая? И как ты умудрилась палочку сломать? О, Мерлин! Я говорил тебе сидеть в гостиной после отбоя, но нет ведь, надо кому-то что-то доказать и выпереться в ночь драккл знает куда! - Злость словно наполнила его силами, он сумел подняться на ноги. Шатаясь, подошел ближе к Брукс.

Мутило. Мир расплывался перед глазами, не желая становиться снова четким. Пошатывало. Пришлось остановиться и опереться на плечо Шейлы, чтобы не упасть в грязь лицом в прямом смысле.

- Ладно, прости, - выдохнул Госфорт и улыбнулся, цепляя подрагивающими руками водоросли из ее волос. - Ой, ну и зачем напомнила? - Воспоминания о бегущем к нему навстречу Фримли, тыкающем какой-то вязкой мерзкой субстанцией почти в лицо, опять подкосили, и Госфорт сел обратно на землю, к счастью, в этот раз успев выбрать относительно чистое место. - Ну и зачем оно надо? - Философски спросил он у медленно плывущих облаков. Лежать на земле приятно и удобно. Слова Брукс превращались в какой-то непонятный белый шум, забивающий общий эфир, Госфорт отбивался от него, размахивая руками. Стоять на ногах ровно было почему-то странно. - Нормальная у меня рука, чего начинаешь, - возмутился он, но рубашку покорно надел. - Так я не понял, ты одеть или раздеть меня хочешь?

Госфорт как приличный мальчик отошел в сторону, громко заржал, хватаясь за дерево, чтобы не упасть, стянул мокрое белье и запихнул его в карман мантии. Борьба с брюками затянулась.

- Ай, лять, - взвыл, потеряв равновесие и ударившись лбом о какую-то ветку, - сожгу к херам, - пригрозил, давясь смехом, - когда палочку найду. Да я все уже, - заворчал Госфорт, пытаясь застегнуть сраную пуговицу. - А ты вообще нормальная, Шелли? - Взгляд, наконец, сфокусировался достаточно, чтобы понять, что Брукс трясло. Деймон стянул мантию и накинул ее на рейвенкловку. - Палочку надо найти, пока ты сама тут не откинулась. А это ты где успела? - Он поморщился, аккуратно вытирая капли крови с ее щеки. - Героиня, блин. Предъяви потом Поттеру, что он уже не самый крутой спаситель.

Было темно, и если пару мину назад небо казалось ясным и звездным, то теперь его вдруг заволокло темными тучами так, что не было видно вообще ни драккла. Госфорт злился, но упрямо шел вперед, ругая Хогвартс, авроров, учителей, слишком самоуверенных шестикурсниц и всю вселенную в целом.

- Ооо, удача сопутствует смелым, - фыркнул Деймон, подбирая валяющуюся в траве палочку и выползая обратно на тропинку. - Хрен с ней с водичкой, сначала надо тебя высушить. Ну или пойдем сдадим тебя Помфри.

Отредактировано Damon Gosforth (07.11.22 22:53)

+1

7

- Очень смешно. - Ещё этого ей не хватало - называть Госфорта папочкой. Это какой-то новый уровень извращения, или что ли? - Ты мне что, запрещенку хотел подкинуть? Тогда неудивительно, если ее конфисковали. - Этого ей тоже не хватало. Несмотря на персональный бунт, Шейла всегда осторожна, и на отработки попадала только при правлении Амбридж за внешний вид, но в остальном она - примерная ученица, как бы ни старались Джо и Крис втянуть ее во всякое непотребство.

Но Госфорту побоку до этого - он всегда найдёт, к чему придраться, как обозвать ее. Брукс злится, очень злится на него, до зубного скрежета и сжатых кулаков, которыми бы она с удовольствием его отлупасила, если бы он хотя бы  мог стоять ровно.

- Не кричи на меня. - Она разжимает ладони и кривится, убирая взгляд от пьяного лица Деймона куда-то в сторону темного озера, отвлекаясь и громко выдыхая. Хотелось съязвить, но слова так и застряли комом горечи поперёк горла. Ей не нужно его «спасибо», но от банального «прости» становится ещё хуже. Ещё не хватало разреветься, как малая девчонка, которой она всегда для него была. Ну уж нет, не в этот раз, но почему тогда вздрагивает, когда он прикасается к ее волосам?

«ТЫ СОВСЕМ ОШАЛЕЛА???», - орет Госфорт, вцепившись в рукав ее мантии, вытаскивая из кустов, в которые она залезла с гриффиндорцем, чтобы отыскать нычку Деймона.

Брукс сопротивляется, пытается вырваться, но слизеринец держит крепко, будто догадался, какого фига, она туда полезла.

«Ещё раз увижу после отбоя - голову оторву», - Шейла ему верит, потому лишь закатывает глаза, пока тот не видит, и покорно следует обратно в замок. Она молчит. Они вдвоем молчат. Брукс редко видела Деймона таким злым. Но в ту ночь его злость была для неё страшнее любого наказания и проклятия.

Деймона, которого она видит сейчас, уже не боится. И вовсе не потому, что он не в состоянии больше трёх минут стоять прямо. Страх давно вытеснило что-то другое, с чем она никак не может и не хочет разбираться. А вот пьяный Госфорт так вообще других чувств и эмоций, кроме усталости и злости, не вызывает.

- Мне было бы достаточно простого «спасибо, Шелли». - В этот раз она смотрит прямо, но поджимая и кусая губы, потому что ссадина успела опухнуть и покраснеть, и теперь от малейшего прикосновения, или движения мышц на лице, отзывалась той ещё болью. - Пока ты орал в пьяном припадке, я пыталась отыскать в кустах твою палочку. Что, уже забыл? Давай, идём уже.

Брукс пропускает Госфорта вперёд, чтобы тот не вздумал сбежать, хотя… чем она его собралась в таком случае останавливать? Уж точно не разломанной пополам палочкой.

- Это я тебя сдам Помфри, пьянь. - Ворчит шестикурсница, запихивая застывшего в дверях замка слизеринца. - Идём, нет, не туда! Куда собрался?! Ещё не хватало напороться на старост или Филча. - Самое время прикусить язык, чтобы любопытные на шум не сбежались. Брукс тянется, чтобы забрать у Госфорта палочку, но не выходит - тот ее манипуляций не замечает, а руками своими длинными продолжает размахивать, словно дирижёр перед невидимой публикой. - Тише… пожалуйста. - Почти умоляет она его, делая ещё одну попытку ухватиться за волшебную палочку, даже подпрыгивает, но тщетно. - Сворачивай в подземелья, высушимся. Только без колдовства, чур, ты не в том… состоянии.

Шейла трёт глаза, тихо радуясь, что сегодня не переборщила с карандашом и тушью, иначе  Госфорта ещё на берегу озера инфарктом бы прибило от ее внешнего вида. Спать, жуть, как хочется, но не с ее счастьем. Подземелья в это время суток ещё более жуткие, случайные звуки стремают своей непредсказуемостью и необъяснимостью, Шейла старается идти вровень со слизеринцем, кутаясь в его мантию и шмыгая носом.

- Стой, подожди. - Она резко тянет Госфорта за рукав рубашки, останавливаясь рядом с натюрмортом. - Сперва приведём тебя… и меня в порядок, идём.

Брукс жадно вдыхает горячий и пряный воздух, спешно заходя в кухню и пропустив вперёд Деймона. Здесь она была лишь однажды, и не сунулась бы больше, не будь сейчас заложницей одного обстоятельства.

- Идем, - Шейла снова цепляется пальцами за влажный рукав, - сядем поближе к печи и… веди себя нормально. - Домовикам, кажется, присутствие двух студентов не мешает, они даже внимания не обращают, не считая одного, уж больно злобного и морщинистого. Брукс пожимает плечами, ведь она не какая-нибудь хаффлпаффка или гриффиндорка, чтобы озабоченно выяснять, что не так с этим эльфом.

- Винки, ик, чем-то… ик, может помочь? - Рейвенкловка вздрагивает, оборачиваясь на голос существа, хмурится, понимая, что то вроде как не в себе, точнее сказать, далеко не в трезвом состоянии. Очень хочется позлорадствовать, косясь на Госфорта, но Брукс прикусывает изнутри щеку, приказывая себе промолчать, только вот эльф все ещё ждёт ответа, пододвигая к студентам корзинку с горячими пирожками.

- А какао можно? И воды, графин воды, и имбирь толчённый, и парочку веточек мяты… только свежей. - Шейла боится переборщить со своими запросами, глядя в мутные глаза-блюдца домовика, потому больше просить не хочет - лишь бы не выталкивали из кухни, пока одежда и волосы не высохнут.

- Лесси принесёт все, господин и госпожа. Винки ничего не понимает все равно. - Рядом также внезапно появляется новый эльф, только трезвый и даже не морщинистый.

- Эээ… спасибо? - Брукс как стояла, так и упала на лавку, устало положив свою дурную и кудрявую голову на стол.

Отредактировано Sheila Brooks (09.11.22 19:45)

+1

8

- А ты не веди себя как, - Госфорт поднял руку, взмахнул, как ему показалось, очень грациозно и даже как-то поучительно, хмыкнул довольно, отбрасывая челку назад, но на этом моменте его опять повело, пришлось нелепо размахивать руками, чтобы удержать равновесие. Мысль при этом потерялась. - Как.. ну вот так, как ты себя ведешь, больше не веди, - он важно кивнул, поудобнее устраиваясь на земле.

Деймон, в отличие от большинства змей, никогда не отличался хладнокровностью и сдержанностью, отчасти из-за этого предпочитал все важные вопросы решать в переписке, пусть это все затягивало на несколько дней или даже недель. Деймон взрывался быстро и ярко. Раздражителей у него было не так много, но их хватало, и чаще всего о них Госфорт узнавал по ходу дела, сам не осознавая и не понимая реакций своего изрядно потрепанного разными экспериментами, травами и зельями организма. Брукс - теперь он мог сказать это точно - была таким раздражителем. Именно поэтому он срывался.

- Спасибо, Шелли, - рассмеялся Деймон, поправляя прилипшую к мокрому телу рубашку, - и это, - он снова взмахнул рукой, на этот раз умудрившись не пошатнуться, - еще одно доказательство. Бессмысленный героизм. Как тебя на рейкв.. ревл.. к умникам занесло вообще?

От палочки в его руках сейчас действительно не было никакого толку. Он мог ей разве что ткнуть в глаз Филча, чтобы остановить всегда внезапно появляющегося старикашку и задержать его на десяток минут, пока он с хохотом убегает и тянет за собой растерянную Брукс. Деймон остановился, прицелился, представляя перед собой фехтующего шваброй завхоза, глупо хихикнул, сделал выпад, размахивая палочкой словно рапирой, и впечатался лбом в косяк.

- Да твоего ж соплохвоста! И ничего и не пьянь, - надулся Госфорт, намеренно поворачивая не в ту сторону. - Я с Фримли пил, а пьянь - это если в одно рыло глушишь. А это называется, - пауза, разворот, - культурный отдых.

В стенах школы Деймону было скучно и душно. Седьмой курс давил на него чудовищно, а письма матери, полные переживаний о будущем старшего сына, добивали окончательно. Так что уже на вторую неделю ему не хотелось совершенно ничего. В три года он, выпятив вперед грудь, заявлял, что когда вырастет, будет "лекалем". В пять поменял мнение и решил, что станет "авлолом". К семи годам научился выговаривать дракклову букву "р" и под смешки деда клялся, что вырастет в ррреального контрррабандиста. В почти восемнадцать Деймон сидел на своей кровати, разбирая десяток писем, тихо матерился, курил, не смотря на протесты соседей, и в перемешку с проклятиями обещал, что после окончания школы уйдет в дикий загул на пару лет, а потом вздернется прямо в центре Косой аллеи, потому что все бесит и достало.

- Вообще-то я в порядке, - он фыркнул, но за Шейлой повернул, ныряя в проход за картиной и вдыхая запахи кухни. Затошнило еще больше. - Смотри, какой смешной, - Госфорт пихнул Брукс локтем в бок и кивнул на нахмуренного эльфа с забавно висящими ушами. - Мне кажется, - он наклонился ближе и зашептал, - что он какой-нибудь родственник Филча. Ну одно же лицо, ты глянь.

На кухне Деймон появлялся не так уж часто. Эльфы его раздражали своим до отвратительности жутким раболепием и вечной тягой к самоповреждениям. Эти чуваки явно были не в себе, а все вокруг делали вид, что все ок и так и надо. И кто тут еще не очень нормален?

- А вот это, - он ткнул Шелли пальцем в плечо, - уже интересно. Винкиик, душа моя, - Госфорт расплылся в улыбке, сползая вниз по стеночке, около которой стоял, - а у тебя осталось.. что ты там пьешь? О, Мерлин, убери, - сдерживать рвотные позывы при виде жирных пирогов, было сложно, - принеси тазик. На всякий случай.

В теплом помещении развозило в три раза быстрее и в два раза сильнее. Все выпитое ранее снова ударило в голову. Комната закружилась перед глазами, Шелли расплылась в неясное странное кудрявое пятно, собралась обратно в человека, а дальше раздвоилась. Двух Брукс вынести Госфорт не смог бы.

- Господин и госпожа? - Деймон неприлично громко заржал, парочка домовиков вздрогнула и синхронно засеменила куда-то в сторону, скрываясь за шкафчиками и печками. - Ну и запросы у тебя, Шелли, - мимоходом взъерошил волосы Брукс, щелкнул по длинному носу какого-то эльфа и схватил с ближайшей полки графин с чем-то неопознанным, но слишком уж вкусно пахнущим. - Что за дрянь такая? И где там тазик, ушастые? - Неопознанное оказалось на вкус кислым и горьким одновременно, странно вяжущим, оседающим на языке и нёбе. Госфорт поплевался, но толку не было никакого. - Шелли, - протянул нараспев, падая рядом и отплевываясь от выпитой бормотухи в паузах, - Шел-ли. Ше-лли. Шелл-и. Ты расскажешь, на кой драккл в ночь поперлась на улицу? И не просто поперлась, а еще и нырнула в озеро, где плавает огромный грозный кальмар и чуть менее огромные, но такие же грозные гриндилоу и прочие твари? И где ты, солнце мое ясное, палочку умудрилась сломать? Кому сказать за это спасибо и сломать в благодарность руку? - Госфорт говорил тихо, почти мурлыкал, дергая Брукс за волосы и беззвучно смеясь.

+1

9

Если Деймон и был в порядке, то явно в обратном. Его, как он сам выразился, культурный отдых с Фримли мог закончиться похоронами, если бы не Шейла, которую как-то же угораздило просто пройти мимо именно в этот момент, и в этом направлении. Не то, чтобы она чувствовала хоть какую-то ответственность за жизнь дракклова Госфорта, но и расставаться с ним вот так, по глупости, не хотелось бы. Желала она того, или нет, но он умудрился стать частью ее бесконечно запутанного существования, той частью, где она выкрикивает ему в спину всякие дурные слова, обижаясь, убегает, раз за разом ставля точку, которой позже все равно пририсует хвостик.

Так сложилось, что с Госфортом долго быть серьезной и такой важной птицей не получается - хочется ущипнуть его за щеку или нос, убежать, громко хохоча, но выходит то, что выходит. И Брукс еще больше расстраивается, что так и не научилась за столько лет не обращать на него внимания, не обзавелась толстым панцирем из самомнения и самоуважения, чтобы даже не смотреть в его сторону. И любые попытки быть сильной и независимой разбиваются так просто и звонко, когда он обращается к ней. К счастью, это случается также редко, как подают в Большом Зале на десерт французские круассаны.

Бессмысленный героизм, - повторяет про себя слова слизеринца Шейла, протягивая руку к корзинке с горячими пирожками, подхватывая один и затыкая себе рот, чтобы очередная глупость (а в компании Госфорта иного быть не может) не вырвалась из нее. Но одного пирожка, видать, для этого недостаточно.

- Бессмысленный героизм? - Повторяет она уже вслух, поглядывая на потрепанного ночными приключениями Деймона. - И нифига не бессмысленный. Что я без тебя буду делать во всем этом дурацком замке? - Брукс снова затыкает себе рот пирожком.

Вышло не совсем то, что она хотела сказать. Или то, что хотела, но, наверное, этого говорить не стоило. Ведь учиться им вдвоём осталось немного, да и друзей хватает, чтобы отвлекаться и не думать о клятом Госфорте. Не думать. Казалось бы, что может быть проще? А не может. Никак не получается.

- Да ну тебя, всех домовиков распугаешь. - Закатывает глаза Шейла и стягивает с себя мантию Деймона, только сейчас вспоминая, что свою собственную так и оставила на берегу. - Ой. - Шлепает себя рукой по лицу - чертов Госфорт вместо того, чтобы выбивать из нее всякую дурь, напрочь лишает здравого рассудка. - Простите, - обращается она к домовику, который, по мнению слизеринца, смахивает на завхоза, - можно вас попросить вернуть мне мою мантию? Я ее случайно оставила на берегу, а выходить из замка нам нельзя. - Оправдание так себе, но Шейла старалась. Только вот эльф в ответ кряхтит и отворачивается, будто бы студентов тут и нет.

- Ладно, - вздыхает Брукс, усаживаясь обратно на лавку, - сама заберу. Утром.

Пока она отвлекалась на домовика, Госфорт уже успел похозяйничать на кухне, и теперь ударился в очередную крайность, от которой у Шейлы вдруг начало дергаться веко - сколько раз она говорила, что ненавидит вот это вот «ШЕЛЛИ»?!

- Спасибо, Лесси. - Игнорирует рейвенкловка поток сознания Деймона, закидывая в стаканы молотый имбирь и отщипывая листики мяты с веточек. - Наш почетный господин все еще требует свой тазик. Очень надо, будьте так добры, чтобы меньше уборки было в случае… непредвиденных осложнений. - Брукс перемешивает ингредиенты, растирая по дну стаканов мяту чайной ложкой, и разливает воду из кувшина. - Пей теперь. Не заболеешь и… взбодришься. - Шейле и самой не помешает, потому она почти залпом все выпивает, в очередной раз отдергивая еще не сухую, но уже и не такую мерзкую влажную рубашку. - Давай без членовредительства, ок? Я, ну это, - рейвенкловка заламывает пальцы, все еще не понимая, зачем вообще возится с Госфортом и отвечает на его вопросы, - гуляла. Достаточно убедительно? Короче, гуляла и тут это… стемнело. Так получилось. Даже у солнышек, вроде меня, палочки ломаются.

Брукс еще не решила, что делать со всем этим дальше. Показать сперва шестикурснику-Олливандеру? Или сразу отправить бабуленьке письмо, чтобы та заказала новую у какого-нибудь мастера? Об этом, пожалуй, она подумает утром на свежую голову, только если та не начнёт раскалываться после всего случившегося.

- Ты - дурак, Деймон. - Подпирает она кулаком висок, наконец смотря прямо и без всех этих драм на слизеринца. - Кальмары и всякие прочие твари не так страшны, как остаться без тебя, придурка. - «Надеюсь, утром ты этих слов не вспомнишь» - закусывает губу Брукс, отворачиваясь.

- Ваш тазик, господин. - Вовремя возвращается Лесси, медленно моргая своими большими глазищами и ставя на лавку возле Госфорта темно-зелёную посудину, больше похожую на здоровенную салатницу.

- Ваш тазик, господин. - Повторяет Шейла, хихикая, когда эльф снова исчезает. - Говорят, после рвоты становится легче. Не стесняйся. Я тебе еще водички подолью.

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 13.09.96. ты совсем ошалел?!