нужные персонажи: Justin Finch-Fletchley, Bella Farley, [name] Vaisey, Erica Tolipan.

Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 01.10.95. Тот, кто выносит приговор, сам заносит меч


01.10.95. Тот, кто выносит приговор, сам заносит меч

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/08/e1891eeeceab1f42012de2b73d60f5ab.gif

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/08/91b3bb5d0ef6a6470b5a9d8776b8af86.gif

Терренс Бут, Эрнест Макмиллан
1 ноября 1995 года
Хогвартс

Эрни получил значок старосты не за красивые глаза; он - карающая длань над головами непокорных, даже если те ведут себя убийственно мило. Судьба испытывает Макмиллана на прочность, оставляя его надзирателем с провинившемся Бутом наедине.

— Я просто хочу, чтобы мы были друзьями.
— Забавно. Это последнее, кем бы мне хотелось быть для тебя.

Отредактировано Ernest Macmillan (15.08.19 21:06)

+2

2

- Я не хочу задерживаться здесь надолго, - Бут уронил сумку со школьной утварью на школьную парту, сам же опустился пятой точкой рядом, скрещивает руки на груди и ждёт. Рейвенкловец всё ещё считал данную ситуацию с наказанием нелепой, ведь по итогу голова горгульи вернулась на место в исходном состоянии, да и пострадавших не было. Но больше Терренса напрягало, что он был пойман с поличным еще более напыщенным мсье на месте преступления, когда Бут собственными руками сгребал осколки статуи в кучу, напрочь позабыл о волшебной палочке в заднем кармане.

- Привет.

Иногда, под настроение, когда Терри видел МакМиллана, жуть как хотелось надуть щёки и, нажав на них указательными пальцами, поприветствовать мистера старосту интересным, но не очень культурным звуком; разумеется, в голове рейвенкловца не было мысли о том, что это может быть обидно и неприятно; не было так же и мысли о том, что хорошее чувство юмора - это неуловимая точка пересечения такта, иронии и смысла. Бут довольствовался лишь одним удачным попаданием в яблочко из десяти, что его нисколько не смущало уже довольно долгий срок.

МакМиллан всегда вызывал недоумение у Терри, поскольку в одну минуту он кажется тем, кто поменяет буквы местами в своем значке старосты, чтобы получить perfect вместо стандартного prefect, а в следующую с ним можно неплохо релакснуть в пабе и поболтать не хуже, чем с Корнером и Голдштейном. Но не сейчас.

- Что нужно делать? - Бут поджал губы и вперился глазами в хаффлпаффца.

Сумка медленно скатилась по глянцевой деревянной поверхности и рухнула бесформенным мешком на пол, делая наступающую тишину еще более звенящей.

Отредактировано Terrence Boot (04.09.19 13:30)

+2

3

Иногда работа старосты становилась грязной в прямом смысле этого слова.

Бута Макмиллан обнаружил в коридоре, отчего руками сгребающим осколки статуи, у которой он стащил голову. Эрни нестерпимо захотелось снять десять баллов с Рейвенкло за «неподобающий нормальному взрослому волшебнику идиотизм», но он поймал себя на мысли, что так можно только профессору Снейпу, а его декан за такую формулировку по голове не погладит. Поэтому Эрни только посмотрел на Терренса взглядом, полным сочувствия, которое обычно испытывают к не очень умным детям, и решил сдать его мистеру Филчу.

- Пойдём, - он поманил Бута за собой. Тот не стал сопротивляться и поплёлся за ним, маяча за правым плечом, сам как горгулья: Эрни уступал в росте быстро раздавшемуся в плечах Терренсу.

Шумный и раздражающий Бут порой напоминал потерянного и перекрашенного близнеца Уизли, не слишком на них похожего. Все трое вызывали у Макмиллана стойкое желание огреть балаболов чем-нибудь тяжёлым, но страшно – вдруг последние мозги вылетят, тогда останется только тушить свет и бросать гранату.

Эрни планировал оставить Терренса страдать какой-нибудь разновидностью Сизифова труда, предусмотренной для отпетых нарушителей школьного устава, на попечении местного надзирателя. Мистер Филч презрительно глянул на обоих и ехидно проскрипел, что ему нужно срочно уйти, поэтому староста останется блюсти исполнение наказания самостоятельно.

- Я вообще не планировал задерживаться, - буркнул Эрни, присаживаясь на соседнюю парту. Он с силой помассировал виски – от раздражения начинала болеть голова. – Вон ведро и тряпка. Мой полы и покончим с этим. Вымоешь быстро, не сниму баллы и не оповещу твоего декана.

Какая-то часть Макмиллана шептала ему, что вовсе необязательно дожидаться окончания отработки. Но Эрни привычно задушил этот тонкий льстивый голосок, напомнив себе о долге и трудолюбии.

Отредактировано Ernest Macmillan (16.08.19 13:07)

+2

4

Вопрос, который, собственно, не нуждался в ответе, ибо и так всё понятно, едва не сорвался с губ рейвенкловца, но удалось промолчать. Разумеется, всё нужно будет делать без волшебства, собственными руками, в углу, куда Терренс бросил максимально унылый взгляд, не нашлось даже швабры - случайно ли? Та грань личности, что никогда не унывала, заставила подметить, что МакМиллан давно хотел поставить кого-нибудь на колени, но даже в таком случае Бут будет одного роста с хаффлпаффской гордостью. Так, навскидку.

У мистера Бута было два варианта развития событий: он натирает полы, начиная ныть свои заунывные речи о неблагоприятных условиях труда и что он тут вообще несправедливо, или же Терри всё ещё натирает полы, но делает это с максимально возможным достоинством. Конечно же, насколько вообще это возможно, когда ты стоишь на четвереньках и натираешь каменные плиты до блеска.

Хаффлпаффец был явно не в лучших кондициях: Терри замечал напряжение в каждом движении, что совершал староста; пальцы двигались как будто скованные, затуманенный взгляд, немногословность - кто-то сможет вспомнить, когда кто-либо в этом помещении упускал возможность намекнуть, упомянуть [нужное подчеркнуть] о собственном превосходстве? Бут ощущал, что не ему одному здесь хочется торчать здесь. Поэтому сегодня кто-то тут задержится.

Не сводя взгляда со старосты, Бут решил избавиться от мантии. Он расстегнул пуговицы, одну за другой, медленно и расслабленно; он чувствовал кожей, как накаляется воздух вокруг невозмутимого Эрнеста, с удовольствием отмечает как белеют его костяшки пальцев. Бут чуть улыбнулся краем рта, все так же неспешно стянув робу с плеч. Сложил по швам, бросил на стул - взгляд снова устремился к надзирателю.

- Ты можешь не переживать, Эрни, - рейвенкловец закатывает рукава рубашки, стараясь сделать так, чтобы его поджатые губы и нахмуренные брови выражали эмоцию, максимально приближённую к чувству вины. - Я справлюсь, правда. Тебе необязательно тратить так много своего времени на меня.

Вода была до ужаса холодной, а тряпка выглядела так, будто даже Филч брезговал брать её в руки. Терри постарался, чтобы ни один мускул не дрогнул на его лице, пока он водил рукой в воде, но скулы всё равно свело от этих стараний. Как вообще полы моют руками?

+2

5

Эрни поймал на себе пристальный взгляд Терренса, когда тот нарочито медленно расстёгивал мантию. Пуговка за пуговкой. Если бы на месте рейвенкловца была девушка, тот он мог подумать, будто с ним флиртуют. Но это был всего лишь неотёсанный грубиян Бут, который что-то замышлял.

Макмиллан обыкновенно загорался, как спичка: у него был крутой нрав и скорый острый язык, однако рукоприкладство не было тем, чем он привык решать проблемы. Несмотря на вспыльчивый темперамент, Эрни полагал, что вульгарный мордобой не достоин не то что волшебника, а любого нормального взрослого человека. Оттого было ещё удивительнее, что Бут одним своим видом вызывал у него желание ударить. Успокаиваясь, Макмиллан сжимал и разжимал кулаки, чувствуя, как кровь приливает к рукам и щекам, окрашивая их нервным румянцем.

- Не дождёшься, - Терренс почти выглядел виноватым, но Эрни не верил ни на одну иголочку нарла. – Мы оба выйдем отсюда только когда полы будут вымыты.

В конце концов это стало походить на наказание и для старосты – за излишнее усердие в выполнении своих обязанностей. Макмиллан заметил, как на лице Терренса проступили желваки, когда тот окунул руки в ведро с водой. Провинившимся запрещалось пользоваться на отработке палочкой, но правило не распространялось на надзирателей.

Эрни поднялся с парты, чтобы прикоснутся палочкой к ведру, нагревая в нём воду. Ускорение окончания отработки было в его интересах.

заклинания

греем воду

Отредактировано Ernest Macmillan (17.08.19 17:15)

+1

6

Бут не терпел грязи. Его бросало в дрожь, когда он покидал очередной урок гербологии, он проводил в душе в три раза дольше времени, чем стандартный ученик Хогвартса после этих ковыряний в земле в окружении горшков да диковатых растений - выскабливал грязь отовсюду, где она могла так или иначе оказаться.

Сейчас ситуация развивалась в том же русле, ведь Бут был занят грязной работой, хоть и полностью (что рейвенкловец нехотя признавал) заслуженной; впрочем, Терри отметил, что пол не был так и плох - домовики работали на славу, а в этом помещении школьники бывали только по большим праздникам.

Отбросив мокрые волосы со лба, Бут взял передышку - эти десять минут проходили в разы медленнее, чем на истории магии, поэтому и усталость парню казалась десятикратной. Оттягивая момент контакта с ледяной водой, Бут перевел глаза на внезапно зашевелившегося старосту. Удивлению Терренса, судя по его максимально поднятым бровям, не было предела, когда хаффлпаффец чисто из собственных соображений и побуждений сделал прохождение наказания для своего узника чуть комфортнее, хоть ситуация и оставалась на уровне «ну такое себе».

Бут призадумался, не сводя подозрительного взгляда со старосты, что сейчас колдовал над ведром. В его голове жужжал целый рой версий, зачем МакМиллан пошёл навстречу наказанному студенту, что разбил статую, которую в школьный коридор левитировал лично Годрик Гриффиндор и чьей реставрацией будет заниматься лично как минимум МакГонагалл. Бут наклонил голову на бок, не сводя озадаченного взгляда с шотландца; лицо Терри сохраняло хамовато-нагловатое выражение, поэтому казалось, будто ему на глазах в зоопарке попался наиболее умный экземпляр гориллы.

- Зачем это тебе? - Терри бросил тряпку в ведро, сам же сел на пол и прислонился к стене, глядя на надзирателя снизу вверх. - Если я тебе буду должен что-то за это, то лучше, если ты меня отпустишь сразу и назовешь свою цену.

Смешка от Бута не последовало, но лучше бы ему подстраховаться и добраться до волшебной палочки раньше, чем в него полетит что-то тяжелое. Или грязное. Или тяжелое и грязное одновременно. И это он думает не про МакМиллана.

Отредактировано Terrence Boot (19.08.19 00:04)

+1

7

Макмиллан был страшнее Грейнджер, определённо. Гриффиндорка каждый год нарушала по две трети списка школьных правил со своими друзьями и казалась нарушителям кем-то вроде «своего парня в стане врага». Эрни же устав соблюдал с таким тщанием, что доставал иногда собственных друзей: с Джастина баллы, конечно, не снимал, но галстук недобрыми утрами поправлял с такой педантичностью, что Финч-Флетчли закатывал глаза. Убеждённая преданность Макмиллана правилам стала притчей во языцех, и не один нарушитель не смел рассчитывать на его милость, если оказывался пойманным за руку.

Однако способ наказаний в Хогвартсе Эрни считал несовершенным. Безусловно, труд облагораживал человека. Вот заставить бы Терренса по каждой каменной крошке собирать поруганную горгулью – Макмиллан даже пальцем не пошевелил бы, чтобы помочь. Возмездие абсолютно справедливое и покрывающее нанесённый ущерб, но теперь статуя стоит в коридоре с криво приставленной головой, а Бут выполняет работу домовых эльфов, с перекошенным лицом балакая руками в холодной грязной воде. Напрасная трата трудовых ресурсов и унизительная, к тому же. Хорошо хоть телесные наказания в Хогвартсе отменили задолго до них.

Эрни замер напротив усевшегося на пол Терренса и раздражённо дёрнул бровью в ответ на вопрос. Может, всё-таки стоило ткнуть палочкой Буту в глаз, чтобы стереть с лица это наглое выражение, да только палочку жалко было.

- Не знаю, кем ты меня считаешь, - Макмиллан по-Снейповски скрестил руки на груди, - но я не садист. Мне не доставляет никакого удовольствия сидеть здесь и смотреть, как твои руки сводит от холодной воды. Считай это подарком на грядущее Рождество, если тебе так проще.

+1

8

Несмотря на то, что вода, в которой рейвенкловец водил рукой, потеплела до очень комфортной температуры - хоть раздевайся до плавок и ищи коктейли на основе огненного виски, обстановка в кабинете оставалась прохладной на уровне сердечка Фосетт, когда та давала отворот-поворот доброй трети синего факультета.

Бут всё так же нагловато поглядывал на МакМиллана, который и не думал сдаваться - он всё так же важнецки надувал щёчки, смотрелл с серьезностью того самого унылого старосты столетия из семейства Уизли и всем своим видом пытался показывать, что он весь такой правильный, умный, классный и вообще он тут главный. Терренса это максимально забавляло, он смотрел на хаффлпаффца, склонив голову набок, а потом поворачивал голову в другую сторону, но так, чтобы это было заметно Эрнесту; Бут сощурился, не прогоняя с уст ухмылочку, словно он уже узнал главную слабость нашего маленького умницы и уже готовится поизощреннее её использовать против владельца.

Достаточно ловко - в целом и для собственного скилла грации и ловкости - Терри поднялся на ноги, в мгновение оказавшись в своей любимой в последние годы ситуации - быть выше большинства чуть ли не на голову. Бут подошёл чуть ближе к Эрни, положив руку ему на плечо.

- А что же доставляет тебе удовольствие, МакМиллан? - Буту хочется видеть румянец на скулах бледного шотландца, и, кажется, так и происходит, если только рейвенкловец не выдает желаемое за действительное. - Зачем тратить тут наше время? Ты же знаешь, что я могу сделать массу более полезных вещей, - за этой тирадой, выдаваемой вкрадчивым полушёпотом, Бут прячет свои манипуляции с мантией хаффлпаффца, о которую беззастенчиво вытирает руки.

Терри задней мыслью понимает, что ему может прилететь целый ворох проблем - от кармического долга в виде полосы неудач до какого-нибудь родового проклятья, связанного со штанами и слизняками в них; от сломанного носа, что живописно растечётся бурыми струйками по губам, сползёт по шее, огибая массивный кадык и впечатается неотмываемыми пятнами в ворот рубашки, до очередного выговора и наказания уже наедине с Флитвиком или, чего уж хуже, со Снейпом. Но зачем останавливать себя на полпути? Именно так думается Терренсу, когда он с тошнотворно-притворной заботой поправляет галстук МакМиллану, проверяет, не покосился ли значок старосты на его груди, после чего улыбается, глядя хаффлпаффцу в глаза.

- Ну так что скажешь?

+1

9

Терри коснулся его. Неожиданно распрямился, как пружина какого-нибудь заумного магловского механизма, в мгновение ока оказавшись выше Эрни на полголовы и настолько близко, что тот смог разглядеть, как капелька пота скатилась по напряжённой шее Бута и растаяла влажным пятном на воротничке рубашке.

Этот кошмарный хулиган не просто коснулся, он водрузил свою грязную лапищу ему на плечо самым варварским образом. Лицо Макмиллана закаменело, точно статуя, но он смолчал. Вот тут-то Буту и стоило напрячься, однако он не был близко знаком с хаффлпаффцем, чтобы расшифровать признаки надвигающейся катастрофы.

Пока Эрни хмурился, прожигал злыми взглядами или даже по-змеиному шипел, это означало крайнюю степень недовольства, но никак не ярость. А вот гипсовая маска на лице, ледяной взгляд и убийственная вежливость – вполне себе.

Нарочито безучастным взглядом Макмиллан проследил, как руки Терренса, которые он уже мысленно превратил в культяпки, провели по его груди, следуя сначала к значку старосты, а затем чтобы поправить галстук.

- Спасибо, Терри, ты так мил, - сладко пропел Эрни, всматриваясь прямо Буту в глаза. Он мечтал их вырвать.

Приторным жестом Макмиллан похлопал Терри по руке и наклонился, чтобы достать тряпку из ведра. Не отжимая, он с щедрым хлюпаньем водрузил казённое оборудование прямо Буту на голову, наслаждаясь видом растекающихся по рубашке мокрых пятен.

- Ты можешь быть полезен, если закончишь это наконец.

Эрни стряхнул воду с рук и отвернулся, чтобы вернутся к дальней парте.

+1

10

Раньше Бут считал, что основная проблема хаффлпаффцев - это их репутация; большинство считали, что туда стекаются все самые позитивные и трудолюбивые, которые вынуждены пахать только потому, что у них не хватает либо таланта, либо хитрости, либо смелости для того, чтобы воротить великие дела. Но сейчас, когда Бут стоит, а у него по лицу струями стекает грязная вода, а по волосам медленно, по дюйму в десяток секунд, съезжает вниз тряпка, что недавно касалась пола, рейвенкловцу хватило времени накинуть хотя бы парочку вариантов на опровержение того, что у хаффлпаффцев другая проблема.

МакМиллан напрочь не понимал юмора. Ну, или он просто делал вид, что не понимает -  надул щёчки так, что они закрыли ему обзор, поэтому он слепо следует за инстинктами и бежит туда, куда его приведет значок старосты. У Голдштейна тоже такой был, но тот и до этого был слегка занудным, хотя Терри старался его расшевелить. Возможно, не так как МакМиллана, но и знакомы они были теснее.

- Я знаю, - отзывается Бут на комплимент, оценив его на три из десяти - подвела искренность, да и интонация. Терренс убирает уже оказавшуюся на затылке тряпку, держит ее в руке, сжимая: пока на пол капают последние капли, Бут рукавом стирает с лица грязные разводы. - Я же к тебе с лучшими побуждениями, а ты? Власть портит тебя, Эрни. Ханна была любезнее.

Бут со стороны наверняка выглядел не лучшим образом, больше всего подходило описания а-ля «он настолько отдался отработке, что буквально помыл пол собой». Но сейчас Терри уже не был настроен на серьезный лад - он был брезглив и чуток к плохим реакциям на его милые шуточки, поэтому оценив, что палочка МакМиллана снова запрятана, он представил, как хватает МакМиллана за шею и валит на парту. После чего прижимает его к твёрдой деревянной поверхности, до боли сжимает его челюсть, а когда хаффлпаффец поддается, запихивает ему в рот эту несчастную тряпку, что не видела событий интереснее, даже когда была куском ткани на полах платья Хелены Рейвенкло.

Но Терри не стал этого делать.

Впрочем, идти на мирную ему тоже не представлялось интересным. Он выудил из сумки волшебную палочку и пока укоризненный взгляд МакМиллана не превратился в прямое препятствие, в пару взмахов привёл себя в более-менее надлежащий вид.

- Я не в настроении что-то делать. Ты выбил меня из душевного равновесия. Как надзиратель ты должен был понять, что я буду тебя провоцировать. А ты повёлся, - Бут уселся на парту и сложил руки на груди, совершенно никого не копируя. - Как щеночек.

Отредактировано Terrence Boot (24.08.19 02:48)

+1

11

Он пожалел о сделанном в первые тридцать секунд. Серьёзно, это было грязное и совершенно недостойное поведение. «Блестяще! – взвыл Эрни про себя. – Что бы сказал твой отец?». Бут был ужасным источником раздражения, но точно не заслужил, чтобы на нём срывали плохое настроение.

Макмиллан вздрогнул и помассировал виски, пытаясь избавиться от боли, которая тугим обручем стянула голову. Пожалуй, стоило сократить время на подготовку к экзаменам и как следует высыпаться хотя бы пару раз в неделю.

- Прости, - сквозь зубы выдавил Эрни. Прозвучало, как признание под пытками – недостаточно хорошо, чтобы сойти за нормальное извинение. Макмиллан круто развернулся на пятках и взглянул Терренсу в глаза. – Прошу прощения, я был не прав, так поступая с тобой.

В этот раз получилось искренне. Эрни действительно чувствовал, как кислая вина плещется где-то в груди, удушливо подступая к горлу. Он от души презирал Малфоя за его выходки, а сейчас сам уподобился Хорьку. У Макмиллана были все исходные, чтобы вырасти таким же самодовольным мерзавцем, как Драко, но самодисциплина спасала от этой участи. До сегодняшнего дня.

- Я злоупотребил твоей беспомощностью и своим положением, и такой поступок совершенно недостоин звания старосты и хорошего человека.

Эрни взмахнул палочкой, чтобы горячим воздухом быстро высушить одежду и волосы Терренса. Бут, конечно, всё ещё оставался гадским гадом, но себя им Макмиллан ощущал теперь не меньше.

+1

12

Бут жевал пересохшими губами, щурившись под потоками горячего воздуха. Он стоял и не понимал, правильно ли он поступает, сейчас выискивая подвох в действиях хаффлпаффца, вглядываясь в его тонкие черты лица, пытаясь уцепиться в первое же послабление, в первый же дёрнувшийся мускул; но тщетно.

Терри казалось, что он сам себя загнал в ловушку. Сейчас он не мог найти правильные слова, потому что он не знал, чего ему хочется больше. МакМиллан сбил его с толку, когда перевернул ситуацию с ног на голову, поэтому Бут беспомощно уселся на парту и вперился глазами в пол. Терри больше хотел, чтобы МакМиллан просто умело ввязался в эту хитрую битву, а не просто поддался своим высокоморальным принципам; в конце концов, шотландец был интересным персонажем, а каждый интересный персонаж становится ещё более эффектным, когда становится на путь саморазрушения: когда с трескающихся стен его разума падают картины с идеалами, а сам Эрни будет более раскрепощён, чтобы перестать быть таким занудой. В конце концов, правила созданы, чтобы их нарушать.

- Мне сейчас так неловко, что лучше бы я вывернул себе это ведро на голову, - Бут упал на спину и улёгся на парту с максимальным комфортом, которого смог достичь за несколько ёрзаний на пятой точке. - Эрни, не грусти. Ты сорвался, потому что... - «Потому что я этого захотел, МакМиллан» подумалось рейвенкловцу, из-за чего его губы снова растянулись в улыбке буквально на мгновение, после чего Терри снова натянул маску серьёзности. - ...мне это наказание показалось бесполезным. Просто я объясняю это не очень популярно.

Призадумавшись еще на полминуты, Бут захотел подобрать более подходящие для себя занятия, но решил, что будет честно, если это сделает МакМиллан. В конце концов, он выглядел таким несчастным и опечаленным, что хотелось его обнять и сказать, что всё будет хорошо. Но не хотелось нарушать его личное пространство еще раз, даже если и с благими намерениями. Рейвенкловец поднялся с парты и осторожно подошёл к Эрни, остановившись в метре от него.

- Что я могу для тебя сделать? - Терренс был морально готов вернуться к ведру и тряпке, поэтому выглядел он не особо счастливым.

+1

13

Эрни, на самом деле, ожидал чего угодно: кулака в лицо, насмешек, шантажа. Однако Терри удивил Макмиллана в той же степени, что и он сам – его. Бут уселся на парту с выражением лица беспомощным до комичности, а затем бесцеремонно улёгся на парту.

Юношеский максимализм заставлял Эрни забывать, что всё относительно: люди мыслят по-другому и зачастую поступают не так, как ты ожидаешь. Говорить на разных языках можно даже на одном английском, если собеседники не прилагают усилий, чтобы услышать друг друга. То, что Макмиллан воспринимал как агрессию и насмешки в свой адрес, для Терри могло быть просто естественным поведением в том числе и с друзьями. Увы, наивному избалованному сыну горделивых родителей порой приходилось несладко в обществе людей, непривыкших к тому, что он – центр Вселенной.

Убрав палочку в карман мантии, Эрни непринуждённо присел на краешек парты перед Бутом и скрестил руки на груди.

- Впервые соглашусь с тобой, - юноша лукаво улыбнулся, щуря глаза, что с рыжим отблеском в волосах делало его похожим на лиса, - бездарная растрата трудовых ресурсов. Думаю, что ты достаточно наказан за свой вопиющий по разрушительности поступок. Но если ты действительно хочешь что-то сделать для меня, то давай сидеть вместе на трансфигурации. Я заметил, что ты хорошо в ней разбираешься, - Макмиллан протянул Терренсу раскрытую ладонь, чтобы скрепить соглашение. – Конечно, это не часть наказания, - поспешно заметил он, - только по обоюдному желанию.

+1

14

- В первый раз из многих, - рассуждал Бут, лежал на спине и глубоко дышал. Руки он закинул на голову и сейчас безо всякого интереса наблюдал за тем, как двигается его грудная клетка - вверх и вниз. - Именно, мне кажется, что даже в телесных наказаниях есть свой шарм. Проверять мы это, конечно же, не будет! К тому же, скульптура не пострадала особо. С художественной точки зрения этот экспонат теперь приобрёл в ценности. Авангард, все дела.

Терри не был уверен в том, что МакМиллан разбирается в искусстве, а уж тем более в маггловской классификации оного, но решил не вдаваться в дальнейшие подробности, ведь в конце концов разговоры голову статуи на её законное место не вернут. Вернёт Дамблдор, когда найдет для этого время и возможность.

- Сидеть вместе на трансфигурации? - Терри подозрительно вглядывается в МакМиллана, чьи мотивы для Бута либо слишком непонятны, либо слишком очевидны - третьего не дано. - Без проблем! Но если ты будешь надуваться, когда не сможешь что-то воссоздать, то я тебя проткну, чтобы ты как можно скорее сдулся и занялся делом.

Терренс чинно пожал руку хаффлпаффцу, будто только что очень удачно сбагрил пару дюжин голов гиппогрифов, стараясь не выдать своим видом, что большая часть из них старые или хромые, после чего засобирался восвояси. Закинув сумку на плечо, Бут остановился у двери, пропуская вперёд старосту:

- После вас, - Бут изобразил некое подобие полупоклона, и когда МакМиллан, попрощавшись, ушёл, Бут побрёл в другую сторону с мыслями о душе, барсуках и трансфигурации, стараясь не думать о том, что желание, о котором говорил МакМиллан, было вполне обоюдным.

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 01.10.95. Тот, кто выносит приговор, сам заносит меч