нужные персонажи: Justin Finch-Fletchley, Bella Farley, [name] Vaisey, Erica Tolipan.

Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 14.01.95. Confrontation


14.01.95. Confrontation

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://sd.uploads.ru/3sCw6.gif http://s3.uploads.ru/ET4oa.gif

Jeremy Stretton & Sophie Fawcett
14 января 1995
Хогсмид, "Три метлы"


Когда двое не выносят друг друга.

[pers]<a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=43">Софи Фосетт</a>, 15[/pers][info]Рейвенкло, 5 курс [/info]

Отредактировано Sophie Fawcett (16.06.19 01:23)

+2

2

- Ну уж, нет, в Сладкое Королевство я точно не пойду! – Закатил глаза Стреттон, который уже битый час слушал болтовню лучшего друга об его новой девушке. Джереми так и не понял, что за приворотное зелье Фосетт  дала Стеббинсу, но тот не мог остановиться: Софи то, Софи это. А когда Джереми совершенно искренне задался вопросом вслух «обычная девчонка, и что ты в ней нашел?», тот чуть ли не накинулся на него с кулаками. И лучше бы побил, ибо слушать про невероятную глубину глаз Софи Фосетт, в которых можно утонуть, было еще той пыткой для рейвенкловца. – Давай я лучше подожду тебя в "Трех метлах", хорошо? Я всё равно не мастер в подборе подарков. – С этим влюбленный хаффлпаффец согласился без пререканий, и юркнул в магазин сладостей, пока Стреттон привыкал к тишине, которая не кричала ему в ухо с таким восторгом имя уже ненавистной однокурсницы. Джереми прекрасно знал друга, тут он проведет не меньше часа, пытаясь выбрать идеальный подарок для девушки запавшей ему в душу, потому что в этом и был весь Стеббинс, он во всё вкладывал себя целиком, не это ли так уважал в нем Джерри?

Наверное, да, но чувства того к их однокурснице было для Джереми загадкой. С Фосетт Стреттон никогда особо не ладил, порой ее поступки казались ему слишком нелогичными, речи дерзкими, а сама она вызывала весьма противоречивые чувства, которые чаще всего заканчивались очередным глупым спором. И вот на тебе, Стеббинс влюбился именно в нее. Надо почитать об этом, может эта болезнь как-то лечится.

Пить в одиночестве сливочное пиво не было чем-то зазорным для Стреттона, он ценил уединение и говоря откровенно, мало кто любил его резкие речи, так что одиночество было частым ответом общества на то, что Стреттон позволял себе быть прямолинейным и ироничным. Но как бы там ни было, у него всегда был Стеббинс. Пусть даже и глубоко влюбленный в…а не Фосетт ли это там? Кружка со сливочным пивом застыла в руках рейвенкловца, пока сузившиеся глаза оценивали обстановку.

Да, верно, сама Софи Фосетт, да еще и в компании какого-то грифиндорца-старшекурсника. Общение их явно ладилось, так как заливистый смех девушки и рука на плече этого юноши говорили о том, что им явно приятна компания друг друга. Джереми не очень-то хорошо разбирался во флирте, но это было как раз чем-то очень похожим на него. И это в тот момент, когда его лучший друг, безумно влюбленный и безумно наивный бегает по магазину откладывая одну вещь за другой, чтобы найти нечто идеальное и угодить той, которая направо и налево флиртует с разными парнями?! Ну, уж нет!

Внутренний голос приказал Джереми отвернуться, но чувство справедливости и праведного гнева, некой обиды за друга не позволили этому голосу победить.  Взмах палочки под столом и гриффиндорец проливает на себя свой напиток, явно извиняется перед девушкой и удаляется, чтобы почистить свои брюки. Стреттон тем временем решительно направляется к столику девушки, занимая место юноши и обращая на нее возмущенный взгляд.

- Флиртуешь с другими, когда у тебя есть парень? Не поверишь, Фосетт, но я был о тебе лучшего мнения. Не знаю, что ты там за игру затеяла, но я не позволю, что бы с моим лучшим другом обращались подобным образом, так что если ты задумала морочить ему голову, то ты связалась не с тем человеком. – Прямолинейность Джерри не знает границ. Ни привет, ни как дела, а сразу к делу. И правда, зачем тратить время на формальности? Получи, распишись.

+2

3

Передвигаться по Хогсмиду в эту пору года было тяжело, но вещи из списка сами себя купить не могли, как и не могли по щелчку пальца оказаться в башне Рейвенкло. Все то необходимое, без чего не могла обойтись ни одна вечеринка, или даже девичник. Особенно девичник. И как бы Фосетт ни старалась ускорить свой шаг – утопать в сугробах ей удавалось лучше всего. В обычной школе бы давно отменили уроки в такой день, а тут и живешь в Школе, и страдаешь, не выходя из нее, а если умудряешься выйти, то только под свою ответственность – в Больничное крыло еще же никого не доставляли из-за снежка в голову? С другой стороны, обычная школа, в которую Фосетт ходила в Штатах была не такой… забавной что ли. Нудная учительница, миссис Хаусфолл, вечно носившая разные носки и прилизанный пучок на затылке, мало чем отличалась от того же Снейпа. Только вот ее фраза «детишки», которую декан змей произнесет разве что под самыми ужасными пытками, делала из нее не такую уж мегеру, кого-то сродни Макгонагалл.

- Привет… привет…, - проходящие мимо студенты, которые тоже не жаловали погоду, умудрялись заметить Фосетт, как бы отчаянно метель не била по глазам, - … да, увидимся. – Бодро отвечала всем Софи, прижимая шапку еще плотнее к ушам. И только ступив на святую территорию паба, девчонка сбросила с себя снежный клубок, в который превратилось пальто, отряхнула снег с ботинок, наспех рассовала по карманам шапку с перчатками и заказала кружку того самого сливочного пива, рассевшись за столом поближе к потрескивающему камину.

Фосетт была бы рада компании подруг в этот момент, оживленным беседам обо всем на свете, или хотя бы обществу Стеббинса, который теперь вроде как был ее парнем, исходя из того, как оживленно он признавался ей в любви на протяжении зимних каникул, красиво расписывая свои сны с ее участием и не менее изнеженные фантазии. Хаффлпаффец ей нравился, действительно нравился. Да и целоваться с ним было приятно – несколько невинных поцелуев и несколько выходящих за рамки приличий, отметинами там, где можно скрыть только шарфом, или высоко поднятым воротником рубашки. Но вместо всех этих чудных людей к ней подсаживается знакомый (вроде как) гриффиндорец, начиная тараторить от банального «привет», и вот они уже обсуждают последствия бала – возомнивших из себя черт подери что парочек, кто кого толкнул, кто куда угодил лицом, и кто с кем целовался. Хогвартс, по сути, маленький дом, где все обо всех знают, и стоит тебе публично проколоться в одной части замка, как обо этом узнает другая. И сейчас гриффиндорец невозможно болтлив, но после первой кружки уже становится терпимо, местами интересно слушать его речи, поддакивать, смеяться, просить убрать руку с плеча, которая так невинно опустилась, но парень делает вид, что не услышал. А когда он и вовсе переворачивает на себя кружку, удаляется, дабы отчистить себя от жирных потеков, рейвенкловка тихо шепчет «болван». Она мысленно вздыхает с облегчением и притягивает к себе еще одну полную.

- АААааа? – Давится первым же глотком, не успев опустить кружку на стол. – Ты перегрелся что ли, Стреттон? Или наоборот, у тебя мысли так задубели от холода, что ты решил нести чушь несусветную? Ты вообще о чем? – Краем глаза Фосетт замечает, как остальные впились в них своими стервятническими взорами и навострили уши. Ну конечно, еще ей не хватало прилюдных выяснений отношений. Вот погоди, завтра все узнают о том, что Стреттону привиделось, выдадут за чистую монету и до конца года не простят – типичная Школа. – Давай ты будешь тише. – Шикнула она, хватая Джереми за рукав и намекая сесть за стол, только чтобы тот не орал.

- А теперь расскажи, какого драккла ты тут вытворяешь? И где Стеббинс?

[pers]<a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=43">Софи Фосетт</a>, 15[/pers][info]Рейвенкло, 5 курс [/info]

Отредактировано Sophie Fawcett (16.06.19 01:23)

+2

4

От неожиданного толчка девушки, Джереми падает на стул, но решительности и вовсе не теряет. Он одергивает рукав и смотрит на девушку строго, так и утверждая взглядом «что, стыдно? тебе действительно есть чего стыдиться!». Люди за соседним столиком бросают на них любопытные взгляды, но Стреттон отвечает одним из тех, «а не пойти ли вам куда-то подальше?» и они немного утихомиривают пыл. В отличие от него. Он на взводе. Он действительно возмущен. Он не позволит Фосетт выйти сухой из воды, особенно после того как слушал час о глубине ее глаз, пусть теперь сама в них тонет, но ни в коем случае, не тянет в этот омут за собой Стеббинса. Он заслуживает лучшего.

- Вот только не надо тут играть в невинность, ты прекрасно понимаешь, о чем я. – Возмущенно шипит Стреттон, впрочем, тон приглушает, потому что лишнее внимание и ему не нужно, бедный хаффлпаффец и так стал жертвой ситуации, так еще и допускать, что бы он услышал слухи о ссоре лучшего друга и любимой девушки? Нет, хотя бы немного, но Джереми поможет ему сохранить лицо. – Сидишь тут с каким-то старшекурсником, смеешься с его шуток, позволяешь ему трогать себя…думаешь, я дурак, да? Я в отличие от моего лучшего друга имею глаза, и он узнает об этом, это я тебе обещаю! – Заканчивает свою тираду Джереми выпрямляясь и немного отодвигаясь от девушки, чтобы показать, что торг тут неуместен и разговор закончен. Впрочем, удивление на лице однокурсницы почему-то не дает ему уйти, оно настолько правдоподобно, что на секунду, Джереми и сам усомняется в увиденном. А в следующий момент, его гнев нарастает, потому что это удивление кажется ему очередной актерской игрой, которая может снова окрутить беднягу Стеббинса, так что Джереми вздыхает, отводит взгляд и не желая отвечать на вопрос однокурсницы, всё же отвечает.

- Стеббинс как последний болван бегает сейчас по магазинам выбирая тебе идеальный подарок, пока ты тут…вот это всё. – Джереми махает рукой на стол, даже не желая произносить эти слова вслух. Легкомысленность однокурсницы становится и для него открытием, и вызывает какое-то отторжение, впрочем у старшекурсников это несомненно может поднять баллы популярности девушки, и вскоре Софи Фосетт вскружит голову еще не одному, но зачем же тогда было соглашаться идти на бал со Стеббинсом?

- Зачем? – Джереми действительно интересно, он встречается с ее взглядом, испытывающе смотрит на нее, недовольно хмурясь и повторяет вопрос. – Зачем ты тогда пошла с ним на бал, если…- Красноречивость Стреттона, которая обычно не знает предела, внезапно становиться скудной. Тревога и смятение поднимаются где-то внутри, когда он вспоминает огоньки радости в глазах друга, когда он с таким восторгом сегодня щебетал об этой девчонке, не волнуясь даже о том, что забыл шарф и на таком морозе может простудиться. Казалось бы, это чувство влюбленности грело его изнутри, и Стреттону было не дано этого понять, как и ответного действия рейвенкловки, посмевшей предать нечто чистое и искреннее. Первую любовь его лучшего друга. А Джереми его предупреждал, Джереми ему говорил, что это глупо! Как всегда, он оказался прав, но Стеббинсу это не поможет, да уж, любовь, какое же ты гадкое и не рациональное чувство, спасибо, что хоть Стреттона обошла стороной.

+3

5

- О чем я. – Передразнивает парня Фосетт и демонстративно закатывает глаза. Ей еще не хватало слушать нравоучения от занудного сокурсника, который ей не нравился настолько, что она пыталась избегать любого контакта с ним даже на занятиях – он просто не вписывался в ее систему ценностей, мировоззрения. Вот только он был лучшим другом ее парня. «За что мне такое счастье», думала Софи, угрюмо взирая на беду, которая сидела рядом и не думала сдаваться, продолжая и продолжая обвинять ее во всех известных человечеству смертных грехах, а в одном так особенно – в том, что она просто была мила с человеком. С каких пор это преступление? Она так и не могла сообразить, но надеялась, что Стреттон ей поможет в этом разобраться, раз именно он кинул первый камень. Рейвенкловка смотрит на своего оппонента полными недоумения глазами, когда тот решительно отодвигается, и это задевает ее еще больше, чем тирада, окатившая холодной водой в суровый зимний день.

- Я говорила ему, чтобы он убрал руку! - Запротестовала Фосетт и тут же словила себя на мысли, что какого-то черта начала оправдываться. - Ты не дурак. Ты идиот, Стреттон. Хочешь - говори, хоть всей Школе расскажи, какая я отвратительная девушка, раз общаюсь с другими парнями, а что, мне только с девочками можно. Какой же ты..., - фыркнула она и отвернулась.

Уже сухой и без единого пятна старшекурсник проплыл мимо ее стола, оценивающим взглядом одарив Джереми, кивнул Софи и, надев куртку и шапку, удалился из паба восвояси.

- Ты ведь мог просто подойти и поинтересоваться, про что мы общаемся, присоединиться к нам, но вместо этого ты сейчас… а-а-а, это просто невыносимо! – Она пропускает мимо ушей рассказы о ее парне, о том, каким бедным и несчастным Стреттон пытается его обрисовать на зло ей.

- Потому что он меня пригласил! – Сперва не поняла вопрос Фосетт, в очередной раз удивившись тому, какими мальчишки бывают глупыми. Но что-то во взгляде Джереми говорило, что за его вопросом кроется нечто большое. Потому Софи спрятала от него свои глаза, уставившись в полосы на деревянном столе.

- Мне нравится Стеббинс. И я совсем не мастер демонстрировать свои эмоции вот та-а-а-к, как делает это он, но я стараюсь. И я не могу прекратить быть собой, быть дружелюбной по отношению к остальным, пускай это и может задеть его чувства. Ах черт… Ты уже давно мог весь этот бред про меня и гриффиндорца выложить Стеббинсу, но почему ты решил сперва унизительно пристыдить меня? Ты настолько меня ненавидишь? Вот чего я не могу понять.
[pers]<a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=43">Софи Фосетт</a>, 15[/pers][info]Рейвенкло, 5 курс [/info]

Отредактировано Sophie Fawcett (16.06.19 01:23)

+2

6

Судя по тому как девушка откровенно закатывает глаза, Стреттон может сделать вывод, что он бесит ее. Не стоит ее винить, он и без нее раздражал многих, будто бы пытался завоевать какую-то награду за излишний критицизм. «Бесячий Стреттон!». Отличная бы статуэтка получилась, выдавалась в конце каждого года каждому, кто порол правду матку и не стыдился бы этого. Жаль только, что в Хогвартсе реформизм особо не приветствовался и даже Старой Шляпе не светила отставка в скором будущем, в отличие от Джереми, которого глаза рейвенкловки сверлили так, будто бы это он был виноват в том, что сейчас происходило за этим столиком. Не наглость ли, а?!

- Ну да, конечно, сама общается с другими парнями в неподобающей манере, а идиот тут я? Прекрасно, просто прекрасно. Вот, поэтому, именно поэтому, я не подошел к вам, когда вы тут так сладко общались тет-а-тет. Что бы я услышал? Откровенный флирт? – Глаза юноши провожают довольного гриффиндорца, который кивает девушке и Джереми видится в этом тайное послание, от чего он еще больше хмуриться, смотря на нее и указывая рукой на закрывающуюся дверь, добавляет. – Или бы я спугнул твоего кавалера, и вы бы договорили потом? Как это и произошло сейчас. И на когда назначено ваше следующее свидание? Хотя можешь не отвечать, мне плевать. – И действительно, Джереми до этого момента не особо интересовала личная жизнь однокурсницы, но с того момента, как она украла сердце лучшего друга и превратила его в эту любовную размазню, из головы которого не выходит ее образ, внезапно всё стало сложнее. Стреттон пользуясь моментом внимательно разглядывает ее лицо, будто бы видя его впервые, и пытается найти в ней то, на что запал Стеббинс, но его гнев твердит лишь отвратительные вещи. Несомненно, ее личико прекрасно, и сама она ничего, но сколько же вокруг таких девчонок, почему его лучший друг запал на ту, которая…а не ошибка ли это? На секунду, здравый смысл несмело стучится в голову рейвенкловца и слова девушки уже не кажутся глупым оправданием, впрочем, желание вытравить ее образ из непрекращающегося потока сознания лучшего друга пересиливают, и Стреттон спешит объясниться.

-Фосетт, я хочу прояснить всё сразу. Я не пойду рассказывать об увиденном всей школе, потому что мне искренне плевать на их мнение. Я здесь также и не потому что ненавижу тебя. Знаешь ли, ненависть слишком сильная эмоция, что бы можно было ею охарактеризовать наши отношения. Но единственный на кого мне не наплевать это мой друг и его чувства. И его сломает, если ты предашь его. А я в отличие от него, второй щеки не подставляю, так что сразу хочу предупредить, что Стеббинс не игрушка, и если всё как ты говоришь, и он тебе нравиться, тогда предлагаю тебе прекратить то, что у вас там намечается с этим гриффиндорцем или признаться своему парню в том почему вы не можете быть вместе. И тогда… - Джереми бросает очередной взгляд на руку девушку сжимающую стакан с пивом и понимает, что у него в горле пересохло от этой гневной тирады. Он оглядывается в поисках своего пива, и понимает, что забыл его за своим столиком, но стоит ему кинуть взгляд туда, как какая-то взрослая волшебница, улыбающаяся всем направо и налево (у Фоссетт научилась что ли?!) забирает его пиво и уносит за стойку, даже несмотря на то, что Стреттон пытается ее остановить.

-ЭЙ! Дамочка, это МОЕ ПИВО, вы не можете…- Довольно громко он кричит ей вслед, вставая со стула, но она даже не оборачивается, а бежать за ней ради стакана сливочного пива, Джереми кажется еще большим абсурдом, чем происходящее за этим столиком. Поэтому он медленно опускается на стул, переводит недобрый взгляд на Фоссет и возмущенно добавляет. – Видишь, что ты натворила? Теперь ты мне еще и пиво должна!

+2

7

Было бы легче закончить весь этот бредовый разговор одной такой фразой: «да пошел ты к черту, Стреттон», но это было бы легче всего, но она не из робких. Вот только вытравить из головы сокурсника все эти мысли оказалось занятием сложным и бесполезным по сути, легче вызвать какого-нибудь демона у себя в подвале, только тут одного уже демона хватает – ужасно упрямого и назойливого.

- А как интересно мне с ними разговаривать? Как со Снейпом? Да знаешь что? ЗНАЕШЬ ЧТО? С тобой видать так давно никто не флиртовал, что ты даже обычную беседу от заигрываний не отличишь! Тебе бы стоило у друга поучиться, как к девушкам относиться, чтобы они не бежали от тебя, как от самого занудного домашнего задания! Я не могу понять, как вы вообще с ним дружите! Как он терпит тебя! Да будь тут он – он бы точно не стал устраивать истерик на глазах у всех, потому что не было причины для всего того, что мне наговорил ты! – Она вдохнула глубже на последних словах, удерживая оставшееся негодование в себе, пока оно не материализовалось во что-то похлеще. В такие слова, о которых точно завтра пожалеет. Этим двум еще учиться и учиться вместе. Казалось бы, чем может отличаться обычная школа от волшебной? Однозначно, не такими сценами. Сейчас она точно встречалась бы с каким-нибудь баскетболистом, или игроком в лакросс, была бы одной из чирлидерш, или участвовала бы в жизни школы, как активистка, а не вот это все. В Штатах она бы уже получила права и уговорила бы дядю отдать его Форд Меркури восемьдесят пятого года, вместо того, чтобы наблюдать, как все тащатся от полетов на метле. Увы, привычка сравнивать настоящее с возможным все еще за ней сохранялась.

- Я не собираюсь предавать его, – честно ответила она, вновь обхватив пальцами кружку, - я же сказала, что у меня ничего не было и нет с этим гриффиндорцем, я даже имени его не помню. Он очень много говорил про Америку, про свою сестру, которая там, про то, как она живет в маггловском городе. Не думала, что меня здесь хоть кто-то сможет понять. Уж точно не ты. – Фосетт уже давно начала подозревать, что между ней и Джереми не может быть ничего общего, точно не в этой вселенной. Они были до невозможного разными, но все, что их объединяло в данный момент (всего один человек) было важнее, по крайней мере Софи так хотелось думать.

Некогда притихшая из-за Фосетт и Стреттона комната вновь наполнилась шумом, горланящими старшекурсниками, оживленно ведущими свои беседы четверокурсниками, которые никак не могли угомониться после треклятого бала, развеселыми в это время болгарами. К счастью, бесящих француженок на горизонте не было. Софи все ждала, когда те покинут замок, чтобы только больше не слышать этого картавого щебетания.

- Ничего не знаю. – Отвечает она после того, как стакан Стреттона было отправился в путешествие. – Я все потратила на мелочи для вечеринки, - кивает она на лежащий возле себя зеленый мешок по другую руку, - у меня ни кната. Ты ведь не станешь пить мое?
[pers]<a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=43">Софи Фосетт</a>, 15[/pers][info]Рейвенкло, 5 курс [/info]

Отредактировано Sophie Fawcett (16.06.19 01:23)

+2

8

Ну вот, отлично. Теперь они докатились до того, что начали говорить уже про ЕГО личную жизнь. Или точнее, про ее отсутствие. И как девчонки это делают? Как переводят разговор на то, что вообще не касается темы разговора, а?! Умеет эта Фосетт, умеет, но и он не дурачок какой-то, так что если это и была стрела в слабое место, то извините, тут вы ошиблись, в Джереми никогда не существовало романтика, не то, что бы он там умер, нет, он просто там никогда и не рождался. Но пусть не жалуется, у нее есть Стеббинс, этот умеет делать красивые признания, не зря даже прошиб сердце этой «вертихвостки».

- Скучное домашнее задания? Как мило, Фосетт. Теперь и ты вдруг хочешь поделиться со мной искусством общения с противоположным полом, преподать мне мастер-класс? О, не волнуйся, я и без того только что видел, как ты искусна в этом. – На последних словах Джереми чуть ли не шипит, широко раскрывая глаза и показывая этим взглядом «вот об этом я и говорил!». Его немного задевает фраза сказана ею про то почему Стеббинс с ним дружит, и он бросает на нее резкий взгляд, но всё же сдерживается и отводит его. Да и вправду, скажи сейчас «не лезь в наши с ним отношения», так ему ответят тем же, пусть даже Джереми и пытается провести спасательную миссию и вызволить лучшего друга из лап этой обманщицы.

Да только, с каждым словом Фосетт, считать ее обманщицей было сложнее и сложнее. Ее голос был наполнен искренним возмущением и непониманием, а такое было сложно скопировать. И не будь Стреттон так упрям, он бы прямо сейчас прекратил бы эти обвинения, но давний конфликт с однокурсницей давал о себе знать, и он не хотел уходить ни с чем. Именно поэтому он до сих пор ерзал на стуле, не находя лучшего положения, и бросал на нее хмурые взгляды, пока она отбивалась от его обвинений.

- И чего я не могу понять? Я, между прочим, тоже пару раз был в Америке. И у меня тоже там есть знакомые магглы. Да и после выпуска, я собираюсь наслаждаться вполне себе «маггловским будущим». Теперь по классике жанра я должен тронуть твое плечо или это не обязательная процедура? – Джереми старался не сморозить какую-то глупость, но под конец всё же не удержался от едкости, впрочем, это просто была еще одна маленькая месть для девушки, которая возвела его в ранг недостойных.

Пить чужое пиво? В этом было что-то не правильное, даже по нормам гигиены, хотя рейвенкловка не плевала же в него всё-таки, так что не в этом было дело. Если бы он захотел, он бы мог купить пиво всем присутствующим в этом пабе, проблем с деньгами у него не было, да только он не хотел. В ее голосе было что-то вызывающее, что подтолкнуло Джереми к упрямой выходке, пусть даже за ним обычно подобного и не водилось.

-Спасибо за предложение, конечно, стану! – Если этим заявлением он и удивил ее, то себя он удивил еще больше. Он привстал, протянул ладонь и забрал из рук удивленной рейвенкловки пинту, в которой оставалась еще добрая половина. Недоверчиво морщась и не веря в то, что он сейчас это сделает, юноша отпил из стакана и внезапно…не умер. Чудеса да и только. Перевел еще один взгляд на удивленную девушку и с некой дерзостью приподнял подбородок с посылом «думала, струшу?», впрочем, в следующий момент он устало опусти стакан и раздраженно признался. – Ладно, это было тупо. Забирай. – Пиво было придвинуто обратно, а Джереми достал из кармана кошелек и втиснув в руки мимо проходящей волшебницы галеон, попросил новую порцию для себя.

+3

9

- Тебе действительно не мешало бы найти себе девушку, парень, - усмехнулась она своим словам, гипнотизируя сливочную пенку, - может меньше бы следил за жизнью других. Быть может, мы даже бы сходили на двойное свидание! – Такая перспектива была маловероятна, но парировала Фосетт без излишней скромности, как и подобает человеку, которого минутами ранее обвинили чуть ли не в измене. Фантазировать на тему «а что, если бы это осуществилось» она не стала, хотя, если так вдуматься, сидящий рядом Стреттон не был прямо уж отталкивающим, вполне себе «нормальным» - как еще она может охарактеризовать человека, который доставал ее почти на протяжении пяти лет? Доставал своим занудством, которое не просто бесило, а выводило из себя. А теперь так вообще – их миры пересекались не только на занятиях и в гостиной, в Большом зале они начали сидеть слишком близко друг к другу: она справа от Стеббинса, а Джереми слева. И в этом нет ничего необычного, сказал бы любой другой. Не соглашусь, возразила бы Фосетт и тут же получила бы ответным занудным словесным ударом.

- Джереми, сразу видно, что ты больше волшебник, а не «обычный» парень, потому что по законам общения у магглов, в особенности у американцев, не чопорных британцев, дружеские прикосновения в порядке вещей. Так ты проявляешь свою заинтересованность, участие, так ты можешь выразить десятки чувств. Да, этот парень переборщил, соглашусь, но и я не молчала, когда это начало казаться подозрительным. А в целом, ты превратил лечурку в гиппогрифа. Вот смотри. - Она положила руку ему на плечо, сильно сдавив пальцами и не переставая улыбаться (не без хитро прищуренных глаз).

- Ну как? Тебе полегчало? Или может мне тебя обнять, ну так, по-дружески, а то тебе видно этого очень не хватает. – Подытожила она, убрав обратно руку и вовсе не собираясь делать то, что предлагала, процентов на сто зная наперед, что Стреттон от такой безумной идеи откажется. Потому слова дались ей легко, без какого-либо смущения, будто бы это было что-то вполне естественное.

Она ожидала, что и от ее стакана он откажется, но нет, Джереми сумел ее удивить, да еще и с таким театральным нахальством – привстал даже!

- Да уж, мог оставить себе. – Все еще ошарашенная, не веря в то, что только произошло, заявила она, но стакан свой притянула ближе. – Ну так на чем мы остановились? Кто из нас прав, а кто поступил не по чести? Сейчас проверим. – Фосетт поднялась из-за стола, порылась в мешке и достала из него нечто маленькое, затем отправилась к стойке, где мадам Розмерта вовсю ворковала с каким-то рыжебородым мужчиной, вроде как владельцем одной из лавок неподалеку. Прерывать их милую беседу уж очень не хотелось, но как раз в это время кружка Стреттона была наполнена по края, потому Фосетт влезла, предлагая забрать самой, ну и в дополнение ко всему еще попросила об одной услуге, протягивая владелице паба безделушку.

Вскоре девушка вернулась обратно, неся в руках одну полную кружку, аккуратно опуская перед сокурсником, а во второй две пустых. Их-то она поставила на самый край стола, на противоположной стороне, прямо напротив своего стула и Стреттона.

- Мы оба не смиримся с тем, что сегодня произошло, не так ли? У каждого своя правда, и мы никак не придем с тобой к общему знаменателю. Потому предлагаю расслабиться и довериться случаю. Вот кружка, доставай монету и кидай. Попадешь со своего места – твоя правда и моя вина. Не попадешь – сама все расскажу Стеббинсу.

[pers]<a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=43">Софи Фосетт</a>, 15[/pers][info]Рейвенкло, 5 курс [/info]

Отредактировано Sophie Fawcett (16.06.19 01:22)

+2

10

Неужели она серьезно продолжает тему его личной жизни?!  Что за пытка! И где у этой девчонки выключатель? Или может она идет по пути, лучшая стратегия защиты – это нападение? Умно, умно, Фосетт. Еще один хмурый взгляд и Джереми понимает, что намеков она не понимает, так что говорит напрямую.

- Фосетт, мне, пожалуй, стоит объясниться, что бы у тебя случайно не возникло превратного мнения, что меня интересует ТВОЯ личная жизнь. Вовсе нет, можешь встречаться с кем угодно, обсуждать и трогать что-либо, это действительно не мое дело, да только, если ты выбрала встречаться с моим лучшим другом, то прости, мне не всё равно, и если увиденное мною кажется неподобающим, то мой долг – сказать тебе об этом. Так что советы о личной жизни, давай кому-нибудь другому, я уж обойдусь без твоих. – Фыркает юноша, ужасаясь перспективе двойного свидания. И с кем же он пойдет на него? С какой-то ее подружкой? Ну уж нет, пусть даже не мечтает, свидание будет испорчено всем, дайте только Стреттону прикопаться к чему-либо. Или даже не давайте, он сам найдет повод, прикопается и заставит ее подругу убежать со свидания со слезами на глазах, пока сам довольно будет сидеть с оскалом «я же говорил».

А в следующий миг, плеча юноши касается ее ладонь, сжимая его и Джереми застывает удивленно глядя на довольную своей выходкой девушку, а позже переводит взгляд на саму руку, считая и ее миражем. Мгновение спустя, когда умение контролировать свое тело возвращается к рейвенкловцу, он довольно резко сбрасывает руку девушки со своего плеча, и кидает очередной контр-аргумент:

-Мое воспитание делает меня больше волшебником, потому что я англичанин, серьезно?! Да ты когда-либо слышала про некоторые законы МАКУСА и запрет на браки между магглами и волшебниками? А ты почитай.  И да, я в отличие от некоторых не нарушаю чужих границ и отношусь с уважением к желанию других людей, так что если тебе и надо кого-либо обнимать, то подожди какого-то другого старшекурсника, с которым ты можешь обсудить и Америку, и вольное поведение, и девушку, которую мне надо найти, потому что об этом, конечно же ты знаешь, лучше всех.

Разговор действительно зашел в тупик и Джереми уже и самому казалось, что всё происходящее за этим столиком носит излишний характер. Наверное, в чем-то она права, он раздул ситуацию, и стоит признать, что всё не так плохо, и уйти пока это не превратилось в ссору, за которой застанет их Стеббинс. Жаль, он заказал себе еще одно пиво, а это значит, что надо задержаться, впрочем, довольная девушка, которая вернулась с его пивом и хорошей идеей, внезапно изменила настроение парня.

- Ладно, но только если не будешь обнимать, а то тогда я точно промажу. – Едко ответил юноша, который и сам не понимал, почему прикосновение девушки вывело из себя и заставило раздражение изнутри подняться. Но этой ситуации осталось существовать недолго. Пусть решает всё эта глупая монетка, к тому же, даже если он и попадет, вряд ли он станет рассказывать это всё Стеббинсу. Этому влюбленному и очарованному Фосетт болвану? Да с таким же успехом он может рассказать о проделках Фосетт профессору Флитвику и у того больше будет негодования от ситуации (если только их декан вообще умеет негодовать).

Джереми поднял монетку, прицелился, почти замахнулся, чтобы кинуть, и внезапно опустил. Он попытался проделать этот трюк еще раз, но так что, бы монетка уже вылетела с его рук, и снова всё повторилось, будто из его рук выпустили воздух.

- Нет, прости, я не хочу этого делать. – Внезапно признался Стреттон, возвращая удивленной рейвенкловке монетку и мрачно глядя на ее недопитое пиво, ставшее еще одной глупостью за этот вечер.

- Я всё равно ему ничего не скажу. – Признается он и поднимает взгляд на девушку. - Ты конечно можешь думать всё, что угодно, и что я болван, и что я затеял это всё потому что мне не везет с девушками, но я просто не хочу, чтобы он страдал, понимаешь? Он никогда бы мне не дал оступиться, вот и я не хочу, чтобы ему было больно. Обман, если он существует, рано или поздно вскроется. Тем более, я не верю ни в судьбу, ни в случай.

+2

11

Отлично. Она довела самого Джереми Стреттона. Удивительно еще, как он ее не пристукнул за излишнюю прямолинейность, коей Фосетт разбрасываться умела, не задумываясь о чувствах других. Но и мало кто задумывался о том, что чувствует она. Все, кроме Стеббинса, который через чур был к ней внимателен, забывая о себе. Такое поведение она тоже не могла долго терпеть, но ничего с этим не делала, уверяя себя, что скоро он и сам поймет, как с ней НАДО себя вести.

- Знаешь, Джереми, как говорит мой отец: плохой закон – не есть закон. Может поэтому он не стал ему следовать и выбрал себе в жены ту, которая была полной его противоположностью во всех смыслах. Которая, можно сказать, даже несколько презирала волшебный мир, но ради своего и его счастья (пусть и не такого долгого) согласилась нарушить ту тупую писанину, которую те идиоты выдали за обязательство. Или думаешь семья моей матери была рада узнать, что та не просто рехнулась головой, выходя черт знает за кого, но еще и собирается обзавестись «выродками», что в корне рушит все уставы древнего рода? Нет, не надо мне говорить про законы. Потому что, благодаря им, в особенности тому, какой ты произнес при мне вслух, мертвы почти все мои родные. В том числе и моя мама, потому что вышла замуж за… - Она разнервничалась до такой степени, что было отвернулась, чтобы мысленно врезать себе по лицу – зачем только она все это говорит ему, зачем оправдывается? Да, они почти все время, проведенное тет-а-тет оправдывают свои поступки, блеск.

И все же Фосетт удалось овладеть собой и своими чувствами, как бы не была раздосадована она таким всплеском эмоций, но винила все равно Стреттона, потому что «вот чего он сам завелся и начал на нее наступать?»

- Ой подумаешь. – Обиделась девушка. Не будет она его обнимать. Да и не хотелось вовсе. Только если в страшном сне, или если под запретным заклинанием, но это вряд ли.

- Что не так? - Она удивленно следила за попытками сокурсника, но не понимала, что происходит – будто бы он решил над ней подшутить и нарочно не может кинуть, вот нашелся же квиддичист! – Да что с тобой не ТАК? – Софи посмотрела на монету в своей ладони и разочарованно вздохнула. Стоило ли воспринимать этот выбор Джереми как попытку обезопасить свою дружбу, или она просто его так достала за этот день, что он не хочет ничего общего иметь с ней в дальнейшем? Даже если не хочет, то придется.

- Когда-нибудь… когда-нибудь, Джереми, ты поймешь, что именно «случай» определил твое будущее. И знаешь… не расскажешь ты – все равно пойдут сплетни, в том числе и о том, что ты был со мной. Это вызовет ряд ненужных вопросов, но тут мы бессильны. – Она вертит пальцами монетку, все еще проигрывая в голове начало их бурного обсуждения. Как можно не верить в случай, удивляется Фосетт, когда вся жизнь построена на них, все мироустройство? Вот задержалась бы она в музыкальной лавке, то пришла бы позже в паб, и тогда не было бы этой всей истории. А еще могла замерзнуть и умереть по дороге, то тогда бы точно некоторые вздохнули с облегчением.

- Главное – не врать самому себе. – Тут уже она заносит руку для броска. 

[newDice=1:2:0:1. попадает, 2. не попадает]

[pers]<a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=43">Софи Фосетт</a>, 15[/pers][info]Рейвенкло, 5 курс [/info]

Отредактировано Sophie Fawcett (16.06.19 01:22)

+2

12

Хмурое выражение лица Джереми сменилось искренним удивлением, когда девушка внезапно выплеснула на него ушат шокирующей информации, состоящей из личной истории ее семьи. Стреттону даже на секунду стало неловко, как будто бы он случайно попал на вечеринку, где его не ждали, но хозяевам было неловко сказать "нет" и они пригласили его зайти туда, где он ни знал ни одной живой души. На секунду юноше даже захотелось закрыть уши, потому что внезапно сочувствие, зародившееся в его сердце, очень мешало злиться на человека, который только что насмехался над отсутствием его личной жизни, навыками коммуникации и более того, заставил сомневаться в личном счастье друга. Но факт оставался фактом, что-то в истории девушки задело какую-то струнку его души, наверное, потому что в ней было созвучие его семейного прошлого, но больше потому что факт потери матери девушки стал для него открытием. Какой-то неведомый ужас накатил на юношу, стоило ему представить как это, потерять мать, самого близкого и родного человека, как это жить без ее поддержки, доброго и нежного взгляда и любви, которая настолько безусловна, что даже такие хмурые зануды как Джереми Стреттон заслуживают ее. Впервые за все пять лет знакомства с девушкой(по больше части, неприятного), рейвенкловец посмотрел на нее как на другого человека. Какой же силой нужно обладать, что бы пережить подобное и не сломаться? Он не знал, его озлобило даже то, что в волшебном мире его приняли как второй сорт, так сколько же силы было в этой хрупкой девушке, что бы пережить подобную потерю? Какое-то непонятное уважение к ней начало наполнять его нутро и ему самому стало не по себе, потому что подобное чувствовать к Фосетт было очень неуютно.

- Я...Мне жаль, я не знал про твою маму. - Внезапно тихо признал Джереми, не зная, что еще можно сказать, чтобы хотя бы немного успокоить и не доводить до большего возмущения. Он еще был зол на нее, но после таких ее откровений, эта злость носила уже другой характер, и это было очень необычно. - Твой отец - очень смелый человек, тебе очень повезло с ним, Софи. - Джереми бросил неловкий взгляд на девушку, ему было непривычно говорить ей что-то доброе, но это было искренне. - Мой отец до сих пор стыдиться того, что женился на маггле, он и его новая семья стараются избегать меня, потому что я напоминание этой самой ошибки молодости, стыд за проделанное. Так что, кажется, в чем-то я тебя могу понять, несмотря на то, что ты заявляла недавно иное. - И почему он не может общаться без этой претензионности в голосе, зачем даже сейчас ее сюда добавил? Наверное, его смущение ситуацией было настолько сильно, что без самозащиты было не обойтись. Впрочем, нечто в его отношении к ней поменялось и Джереми не знал, как ему придеться жить с этим дальше. Наверное, просто нужно будет выбесить ее, что бы она также выбесила его и всё было бы как всегда. Отличный план.

Ее фраза про случай внезапно заставила его закатить глаза и сложить руки на груди. Неужели Фосетт была любительницей прорицания? Юноше казалось, что подобные заявления, наполненные глупым мистицизмом, бросают только подобные субъекты. Хотя, как оказалось Фосетт была просто азартной, и раз Джереми струсил, то она принялась за дело, конечно же, не попав в стакан. Хмурый взгляд, брошенный на Фосетт не означал ничего хорошего:

- Теперь я должен объясняться со своим другом, только потому, что ты косая? Как умно, Фосетт. Давай ты просто выпьешь моего пива, и будем считать, что мы в расчете. – Стреттон внезапно протянул девушке пинту, усмехнувшись и чувствуя, что что-то в этой ситуации его начинает забавлять.

Отредактировано Jeremy Stretton (15.06.19 23:16)

+1

13

- Пожалуйста… Джереми, вот только не надо меня жалеть. – Мягко ответила она, что больше походило на просьбу ребенка перестать подкладывать ему еду в тарелку, когда он и так объелся. Фосетт была сыта сожалением окружающих. Эту страницу в своей биографии она никогда не скрывала от друзей, но и не трезвонила во все колокола только ради того, чтобы к ней относились как-то иначе. Она хотела быть честной, и другого пути в этом не знала, как все говорить прямо и не скрывать даже такой шокирующей для некоторых правды. И если про суть рода Моргенштернов она старалась не распространятся, дабы окончательно не добить сочувствующего, то про отсутствие матери в ее жизни говорила с неприятной для других легкостью, отбиваясь от последующих упреков в том, что она не выглядит девушкой, потерявшей так много родных.

Когда тебе девять, то все в твоей жизни выглядит проще. От тебя легче скрывать, легче находить отговорки, почему рядом нет близкого человека, легче занять твое внимание, чтобы ты вечно не требовала привести маму. Когда тебе девять, ты еще можешь вытерпеть, не понять, не потому, что ты глупый, маленький ребенок, а потому, что тебе легче солгать, и ты поверишь, потому что сам факт того, что мама не вернется не сможет уложиться в голове ребенка, который счастлив в своей семье.

- Нет. – Тут же возразила она, но дослушала Джереми, взглядом извиняясь за то, что перебила. Пожалуй, ее мало удивило, что она не одна в таком большом мире, кто пострадал из-за семьи, из-за разборок между родами, между волшебной кровью и кровью «простых смертных». – Мой отец смелый только во время игры. В семейных же отношениях он был просто безумцем, доводящим все до крайностей. И был слишком эгоистичным в своей любви. Быть может, если бы не этот его грех, то жизни многих людей удалось спасти, а так… - она махнула рукой, мол «ничего особенного и важного в этом сейчас их разговоре нет». – Я могу тебя понять, Джереми, потому что у каждого в этой комнате есть то, за что ему стыдно, отчего ему очень грустно и одиноко, что очень важно и греет душу. – Она снова посмотрела в сторону хозяйки паба – та продолжала наслаждаться обществом рыжебородого грузного мужчины, смеялась так, будто бы была школьницей, а не женщиной «слегка за…». – Может, твоя разочарованность в родителе не настолько ужасна. Было бы куда хуже, если бы от тебя скрывали истинную сущность отца, а ты бы его боготворил. Так что не все в этом мире настолько ужасно, как мы любим себе обрисовывать. Ведь нам кажется, что поступки других аморальны, пока сами не побываем в их шкуре и не поймем, зачем все это было нужно. – Она произнесла последнее предложение на одном вдохе, подняла кружку и чокнулась о Стреттовскую, делая три больших глотка один за другим, будто бы жажда напрочь лишила ее возможности говорить дальше.

Но это сподвигло ее на то, что она таки взялась за ту игру, которую сама же и затеяла, и… промазала. Почему-то это не вызвало в ней прежнего раздражения, напротив, она рассмеялась еще до слов Джереми о своей криворукости, а после этих слов еще больше, потому что да, она была чудовищно самоуверенна, но когда попадала в такие ситуации, то все вокруг прекращало быть таким серьезным и важным.

- Прости. – Внезапно выдала она, смеясь, но тут же успокоилась, поняв, что только что сказала. – На самом деле, я все расскажу. Ты не должен. Потому что если это сделаешь ты, то Стеббинс… он, ну, он не поймет, как мне кажется, и начнет во всем винить кого угодно, но только не меня. Я не хочу, чтобы ваша дружба страдала из-за девчонки, потому что я бы не хотела того же для себя. Он не должен злиться на тебя из-за моих ошибок. А это моя ошибка. Потому все расскажу я, так, что о нашем с тобой разговоре и речь не успеет зайти. – Софи посерьезнела от своих слов, но для возврата в былое состояние все же притянула к себе пинту сокурсника и отхлебнула, чуть ли мурча от удовольствия из-за своего резкого и дерзкого характера. – А вот это за то, что ты такой противный. До сих пор не могу понять, как ты вообще оказался в моем окружении. Отправить бы тебя на пожизненное на отработку к Филчу.

+2

14

Странно было обсуждать свою личную историю с кем-то вроде Софи Фосетт, той самой, которую он не переваривал с первого курса. Но жизнь любит подбросить неожиданности и вот они здесь, после очередной глупой ссоры, сидят и мило говорят о своих отцах, с которыми у них не всё отлично, но они тем не менее, всё равно остаются их отцами.

- Сложно быть дочерью известного квиддичиста, когда все его идеализируют, а ты знаешь его настоящим? – Понимающе спросил Джереми, слегка прищурив глаза, при этом вспоминая как много Стеббинс болтал о том, что отец Фосетт играет в квиддич и им нужно обязательно познакомиться с ним. На секунду, Стреттону даже показалось, что друг выбрал Фосетт лишь из-за близости к ее известному отцу, но вся эта чушь про глубину глаз и сам характер друга быстро улетучили эту надежду из головы рейвенкловца. Он не стал комментировать ее слова про жалость, но когда она их произнесла, ему будто бы стало легче.  - Может быть и так, но я не хочу забывать того, что сделал мой отец, потому что пока во мне живет ненависть к нему, я никогда не захочу быть таким же как он. – Джереми должен был заткнуться, но когда беседа льётся непринужденно, сложно закрыть рот, даже если не хочешь раскрываться перед старым недругом. На несколько минут Фосетт заставила его забыть про неприязнь и этот разговор ему внезапно понравился, даже несмотря на то, что он был каким-то болезненным и вскрывающим. Порой Стреттону просто не хватало человека с которым можно было бы обсудить «нелюбовь» собственного родителя, пока все вокруг думали, что он сильный и ему ничего подобного и не нужно. Джереми и сам так думал, не желая признавать, что весь его вредный характер является обычной формой самозащиты. Но это понимал лишь Стеббинс, который каждый раз его уколы пропускал мимо себя, обращая это всё в шутку, будто бы обладал какой-то суперсилой, неудивительно, что Стреттон держался за эту дружбу из последних сил.

Джереми на секунду даже был обезоружен от признания девушки, но не смог не присвистнуть, показывая этим уважение к ее решению по поводу этой ситуации:

- О да, Стеббинс настолько очарован тобой, что вряд ли будет долго сердиться, хотя если мы говорим о Стебинсе, то он и сердиться то особо не будет, если ты скажешь это волшебное «это моя вина». Парень вообще голову потерял. Ты точно не подлила ему в кубок приворотного зелья? Обещаю, не выдавать, если что. – Легкость, которая между ними внезапно возникла, позволяла Джереми шутить дальше, впрочем, их шуточки всё равно носили некий ироничный характер, но к этому стоит привыкнуть, если им теперь придется проводить много времени вместе.  Стреттон не удивился, когда у него отобрали пиво. Сам ведь предложил, к тому же Фосетт явно отплатила его же монетой.

- Чужое пиво всегда вкуснее, да, Фосетт? – Хмыкнул юноша, получая обратно вместе с пинтой, еще и обраточку. – Пожизненное? Кажется, кто-то меня здесь откровенно ненавидит. – Не удержался от усмешки Стреттон, польщённый таким обращением со своей персоной. – Конечно спасибо за комплимент, но я не нарываюсь на такие неприятности, так что можем с тобой поспорить на то, что скорее отработку у Филча получишь ты, чем я. - Внезапно в голову парня закрадывается шальная мысль, и на волне непонятного соревнования, он ее внезапно не отметает. - Кстати, раз ты такая смелая, почему бы действительно не поспорить? Кто быстрее получит отработку у Филча – проиграл, а победитель будет вправе заказать какое-то желание у проигравшего, что скажешь? – Внезапно, обычно осторожный на подобные выходки Стреттон протягивает руку, что бы заключить пари. Самоуверенность берет вверх, так как рейвенкловец несмотря на свой вредный характер в неприятности влипает редко, во всяком случае, с администрацией, а вот эта Фосетт…да у нее на лице написано: наказание, я иду к тебе!

Отредактировано Jeremy Stretton (16.06.19 20:39)

+2

15

Отца может она и любила, но то, что тот делал со своей жизнью, иногда приводило ее в иступленную ярость. До разбитых стекол, оберегающих фотографии, до кровоточащих коленок, стоя на которых она эти осколки после собирала, до изрезанных пальцев, испачканного платья, о которое она их вытирала. С каждым прожитым без матери годом она становилась все невыносимее, как дочь. Но она все равно его любила. Все равно отвечала на радостные пожелания «доброго утра», и даже вытирала слезы, прощаясь в день отъезда в Школу. Но она не любила его попытки наладить жизнь. Каких-то странных женщин, периодически возникающих на пороге и желавших узнать ее лучше. Они были моложе его на десятки лет, почему-то все без исключения пользовались одинаковым парфюмом – какой-то помесью из ванильного мороженного, посыпанного корицей и приукрашенного нотой мерзких попыток стать подругой Софи.

Для одних Джонатан Фосетт был идеалом, но для нее он был просто отцом, сделавшим немало ошибок по отношению к своей семье, к самому себе. И Джереми был прав – она знала его настоящего и прощала, потому что семья – это больше, чем кровь. Именно этому ею научили Моргенштерны, однажды взяв на себя покровительство над маленькой девочкой, потерянной, застрявшей на грани двух миров, чужих и таких неприступных с первого взгляда.

- Ты имеешь право на ненависть к отцу, к глупым заморочкам волшебного мира, может и ко мне. Как и я… имею право ненавидеть весь мир. Nil novi sub luna, или ничто не ново под луной. – Когда это они успела поддаться плену философии, все размышляла Софи, про себя удивленно отмечая, что может Стреттон не такой уж зануда. Нет, ей определенно показалось. Он все равно оставался в числе тех, к кому бы она не пошла за советом. Он же просто ходячее недоразумение, вечно считающее свое мнение исконно правильным. Ей же он определенно не нравился. Баран – он и в Африке баран. Упертый баран. Пусть сейчас и слушает ее внимательно, кивает (возможно неосознанно), и даже дельные вещи тараторит на свой лад. Но что самое важное – Софи никак не хотела признавать, что они имели много общего, были даже похожи в своей манере воспринимать недостатки мира. Признать это было бы равносильно тому, если бы она себя обозвала бараном!

- Очарован. – Усмехнулась она, но тут же посерьезнела, вспомнив, что не с подругой ведет разговоры по душам. – То есть да. Нет, ничего не подливала. – Не распознала иронию Софи и поглядела на собеседника так, будто бы профессор Флитвик только что снял у нее баллы за заклинание (хотя такого еще не случалось на ее памяти). Она было хотела признаться, что вообще не понимает, как у нее все так получилось со Стеббинсом, что из чего следует, и как она вообще ко всему этому относится, но вовремя одернула себя. Говорить со Стреттоном о своей настолько личной жизни она не собиралась.

- Я же сказала, что ненавижу весь мир, чему ты удивляешься? И да, твое определенно вкуснее, зануда. – Выпалила она и покосилась на сидящих в пабе. Несколько групп студентов, несколько парочек, чуть ли не слившихся и пожирающих друг друга губами, парочка взрослых и они, Стреттон и Фосетт – самая странная компания в масштабах вселенной. И теперь, когда сокурсник предлагал ей еще и спор, она окончательно убедилась в том, что крыша у той самой вселенной поехала по наклонной. – Думаешь, что я не смогу себя вести, как примерная студентка, любящая дополнительные занятия и гуляющая по коридорам только в отведенное для этого время? Ты меня плохо знаешь. Ради спора я стану самой послушной и такой же занудной, как и ты. – Она ткнула его указательным пальцем в плечо, ехидно улыбаясь и представляя, как загадывает Стреттону что-то выходящее за рамки его обыденной жизни. – Только чур не жульничать и не подставлять друг друга. – Рейвенкловка пожимает руку в знак согласия, но не спешит разомкнуть пальцы, пристально смотря в глаза Джереми, будто бы видя впервые. Но когда их руки все же размыкаются, она старается сделать вид, что ей уже пора.

- Ты разве не должен встретиться со Стеббинсом. Найти его что ли?

Отредактировано Sophie Fawcett (17.06.19 02:07)

+2

16

- Ненавидишь весь мир? – Чуть не присвистнул от удивления юноша, испытывающе глядя на девушку и думая, что она шутит. Впрочем, привычный для многих дерзкий взгляд Софи Фосетт не выражал раскаяния по поводу своих слов, и Стреттон в который раз усомнился в том, кто сидит перед ним. Ах, как было удобно раньше не знать ее и просто беситься от ее присутствия рядом с собой, сейчас же, своими комментариями она всё больше и больше наполняла тот образ, который прежде так раздражал Джереми, и ненавидеть ее не то, что бы хотелось меньше., но появлялся так же и интерес, как при чтении хорошей книги, любителем которых без сомнений являлся рейвенкловец. – Ну вот, а я уж было думал, что один такой особенный, кого ты так ненавидишь, а у тебя значит много таких как я, мое сердце разбито, Фосетт. – Чуть ли не обиженно протянул рейвенкловец, выдавая шутку лишь приподнятыми уголками губ, и тем самым, пытаясь скрасить внезапную паузу, но наклонившись чуть ближе, спросил с привычной ироничной усмешкой, надеясь, что на него не выльют сейчас содержимое стакана. Хотя однажды и такое уже было. – Может тебе всё же сходить к психотерапевту?

Джереми не сомневался, что она примет вызов. Единственное, то его удивило во всей этой ситуации – то, что он осмелился его предложить, пусть даже за этим спором и стоял вероятный расчет на собственную победу. Она сдавливает его руку крепким рукопожатием, заглядывает в глаза и впервые за многие года учебы, он находиться столь близко к ней, что имеет возможность рассмотреть все черточки на ее лице, которые будто бы и дышат особым упрямством, правотой и смелостью, такой, что сшибает всё на своем пути, такой, на которую невольно, но засматриваешься, не находя сил отвернуться.

- Софи, если ты думаешь, что я не знаю тебя и твое упрямство, то ты ошибаешься. Несомненно, ты сейчас станешь пай-девочкой, и даже истинно правильные хаффлпаффские студентки не смогут переплюнуть тебя своим примерным поведением. Да вот только…- Джереми рефлекторно наклоняется чуть вперед и уже шепчет, выделяя последнюю фразу. – насколько тебя хватит?

Ее вопрос про Стеббинса заставляет его вздрогнуть, и он отпуская ее руку, задирает рукав, глядя на часы, и понимая, что ему действительно стоит поспешить, ибо друг опустошит «Сладкое Королество» и примется за «Зонко», а учитывая недавний спор с Софи, Джереми влипать в неприятности хочется меньше всего.

- И вправду, Стеббинс думаю, меня уже ищет, так что я пойду. Оставляю тебе на попечение свое пиво, можешь расправиться и с ним, если это поможет тебе и дальше верить, что у тебя есть хоть какие-то шансы на победу в этом споре. – Джереми не скрыл очередную насмешку, и издевательство во взгляде, брошенное девушке вслед расставило все точки на «і» в плане того, кто, по мнению Стреттона, выйдет в этой битве победителем.

+2


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 14.01.95. Confrontation