нужные персонажи: Justin Finch-Fletchley, Bella Farley, [name] Vaisey, Erica Tolipan.

Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 12.11.95. "Тихо в гостиной..."


12.11.95. "Тихо в гостиной..."

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://s5.uploads.ru/X0zgG.jpg
Cormac McLaggen, Parvati Patil
12 ноября 1995 года
Хогвартс, гостиная факультета Гриффиндор.

Тихо вокруг, только не спит МакЛагген… Уши свои он, правда, вешать никуда не собирается, но ему очень любопытно, куда стали пропадать студенты его факультета. Если это какой-то заговор, то МакЛагген должен знать о нем все, чтобы при случае возглавить. И выйти на след заговорщиков ему должна помочь Парвати Патил.

+2

2

Тьма сгущалась над Хогвартсом по вечерам. МакЛагген, человек наблюдательный, видел это в окне, посматривая вдаль в то время, когда студенты поднимались в свои спальни. Он видел это в воде, когда умывался перед сном.

В воздухе пахло заговором. Вот! Вот сейчас прямо пахнуло крупной неприятностью!

Скажете, он паникер? А куда, позвольте спросить в свою очередь вас, тогда с определенной периодичностью исчезает едва ли не треть факультета? Где пропадают по вечерам те же близнецы Уизли, почему не видно склоненной над книгой головы Грейнджер? Нет, гостиная Гриффиндора была не так уж велика, чтобы единовременное исчезновение стольких постоянных атрибутов осталось незамеченным.

Как раз сегодня вечером большинство подозреваемых были замечены на своем привычном месте и за привычными занятиями, что лишь укрепляло Кормака в его подозрениях. Это ведь типичная тактика всех заговорщиков – в то время, когда они не вынашивают свои коварные планы, они ведут себя как обычно. Но МакЛаггена им не провести. Не даром он с детства почитывал рассказы о приключениях сыщика-любителя, с которым не брезговали советоваться не только авроры, но и сам Министр Магии.

Что бы в этом случае сделал сыщик? Нашел информатора. Кто лучше всех годится на роль информатора? Симпатичная девушка. Во-первых, девушки охотнее болтают. Во-вторых, с ними разговаривать эстетически приятнее.

- Как вечер, Парвати? – дождавшись, пока в гостиной останется считанное количество студентов, гриффндорец навис над креслом, в котором преспокойно сидела пятикурсница. Ослепительная улыбка, небрежно взлохмаченные волосы – Кормак был готов пустить в ход все свое природное обаяние и даже пойти на жертву – задав вопрос, выслушать ответ на него, не прерывая. В понимании юноши, после такого мисс Патил обязана была выложить ему всю правду.

+2

3

Парвати пока не осознавала того, что занятия с Отрядом Дамблдора в Выручай-комнате меняют её. Ещё месяц назад она горела идеей бунта ради бунта, а теперь к ней приходило понимание, что над магическим миром в целом и Хогвартсом в частности нависла угроза; что вот-вот начнётся война; что Амбридж ― не только плохой преподаватель, который не сможет подготовить их к экзаменам, но человек, который хочет оставить всех их безоружными, фактически ― ослабить настолько, чтобы в тёмные времена (которые были не за горами) никто не смог сразиться со злом. Она убивала в студентах индивидуальность, она заставляла всех быть одинаковыми…

И всё же Парвати пока не осознавала этого в полной мере. Амбридж ей не нравилась; по привычке она делила окружающий мир на чёрное и белое. Отряд ― это хорошо, уроки ЗоТИ ― это плохо; Гриффиндор ― это добро, Слизерин ― это зло, и так далее. Подобными стереотипами мыслят разве что неразумные дети ― Пати в свои почти шестнадцать, похоже, всё ещё относилась к их числу.

― Привет, Кормак, ― девушка приветливо улыбнулась старшекурснику. МакЛагген был популярен, красив и разбивал женские сердца с такой же лёгкостью, как её кот ― мамины фарфоровые статуэтки. Корица, кстати, лежал на её коленях, а Парвати время от времени чесала его за ушком, на что пушистик отзывался уютным мурлыканьем.

― Чудесный вечер, чего и тебе желаю, ― ответила она, улыбаясь. ― Садись, ― Парвати указала на кресло, стоящее рядом, потому что ей не нравилось, что на неё смотрят сверху вниз. ― Профессор Флитвик недавно ставил тебя в пример ― я получила у него отработку и писала сотню строк «я больше никогда не буду болтать на занятиях»… Он сказал, что ты один из лучших его студентов. Как дела, МакЛагген?

+2

4

Удивительное дело – МакЛаггена назвали одним из лучших в чем-то, а он не посвятил следующий час сочинению хвалебной оды в честь себя любимого. Более того, его реакцией на переданные Парвати слова профессора Флитвика стала лишь слегка расширившаяся улыбка. Впору было вспомнить об Оборотном зелье и воскликнуть: «Говорят, МакЛагген не настоящий!».

- Так и есть. Флитвик не соврал, - с этими словами гриффиндорец уселся в свободное кресло, продолжая гипнотизировать девушку взглядом под кодовым названием «Расскажи мне все секреты. Все-все». – Самое страшное преступление на его занятиях – болтать на латыни. Если он решит, что ты пытаешься самостоятельно вывести новую волшебную формулу заклинания, угрожая тем самым жизни всех окружающих, то сотней строк не отделаешься.

Укрепившись на этом рубеже и заслужив даже от кота благосклонный взмах кончиком хвоста, Кормак решил начать продвижение вглубь обороны противницы. Вернее, начал формировать свои силы таким образом, чтобы Парвати оказалась в глубоком окружении и иного выхода помимо капитуляции у нее не осталось.

- Сегодня в гостиной было многолюдно. Давно такого не было. У меня даже возникло такое чувство, словно я что-то упускаю. Не знаешь, почему оно возникло? – улыбка исчезла с лица юноши, оставив лишь искры веселья в глазах. Ладони гриффиндорца неторопливо поглаживали ткань обивки подлокотников кресла.

- И что характерно – исчезновения студентов из гостиной по вечерам начались сразу же и как-то массово. Может быть, у меня паранойя?

+2

5

― Ой, ― рассмеялась Парвати, ― мне бы учебную программу по Заклинаниям освоить, какие эксперименты, о чём ты! Делиться секретами с лучшей подругой почему-то гораздо интереснее на уроках… Профессору Флитвику это, конечно, не нравится ― он говорит, что я недостаточно сконцентрирована и не смогу сдать СОВ. Я стараюсь, но у меня просто-напросто не получается. Это странно, но с Заклинаниями у меня куда больше проблем, чем с Зельеварением, хотя у остальных всё по-другому…

Парвати пожала плечами и почесала Корицу за ушком. Кот приоткрыл один глаз, посмотрел на Кормака, зевнул и, слегка сменив положение, свернулся клубочком на коленях своей хозяйки.

― Не знаю, ― простодушно ответила девушка. Патил пока не понимала, к чему ведёт МакЛагген, поэтому вела себя естественно: не прятала нервозность за улыбкой и не старалась подбирать слова; она говорила то, что действительно думает. ― Мы стали старше. Мне кажется, это нормально, что старшекурсники уходят по вечерам из гостиной ― в основном на свидания; младшие курсы ведь по-прежнему тут, пишут домашние задания, письма, играют в плюй-камни и всё такое. До экзаменов ещё далеко, поэтому все пытаются, как говорится, словить момент. К тому же, часть гриффиндорцев регулярно ходит на тренировки по квиддичу. Жаль, что Гарри отстранили…

Осознание навалилось на Парвати так внезапно, что она закашлялась ― столь же наигранно, как профессор Амбридж. Девушка спрятала взгляд; со стороны могло показаться, что она наблюдает за своим котом.

― В прошлом году на Прорицаниях мы проходили гадания на картах Таро, и знаешь, я так увлеклась, ― нервно рассмеялась Патил, ― что всё лето делала расклады маминым подругам, которые приходили к нам в гости. Хочешь, погадаю тебе? Они у меня с собой.

И действительно, рядом с Парвати лежала колода карт, обмотанная большим отрезом плотной красной ткани.

+2

6

Квиддич… Больная тема. Поттер и близнецы, конечно, были потерей для сборной факультета. И почему все так несправедливо? Почему действительно сильных игроков отстраняют, а вот всякие посредственности остаются в команде? Никакой личной неприязни к Рону Уизли Кормак не испытывал, но как профессионал не мог не отмечать слабые стороны в игре своего конкурента за место в составе. Конкурента, которому откровенно повезло с тем, что МакЛагген пропустил отборочные испытания.

А теперь этот конкурент еще и избежал отстранения, хотя под репрессии попали два его брата и лучший друг. Совпадение? Или просто кому-то выгодно было убирать из сборной Гриффиндора лидеров, оставляя средних игроков?

- Парвати… - развивать тему квиддича не хотелось, поэтому гриффиндорец переключился на другую – свидания. Благо, и в этом он что-то да понимал. И для начала юноша с легкой иронией воззрился на девушку. – Я охотно могу поверить в то, что старшекурсников Гриффиндора разом поразила любовная лихорадка. Но я никогда не поверю в то, что все они так старательно скрывают свои отношения, что специально уходят из гостиной.

Имея орден – не носить его? Как бы не так. И если девушек еще могла украшать скромность, то вот юноши, особенно впервые начавшие встречаться с девушкой, подобное событие скрывать от окружающих не стали бы. В этом Кормак был убежден.

- Нет, здесь определенно что-то не так, - покачал он головой. Девушка желает ему погадать? Отлично. Пусть расслабится, отвлечется, сочтя, что разговор ушел от опасной темы. А потом МакЛагген зайдет с козырей.

- Что ж, погадай. Возможно, если что-то из предсказанного сбудется, я начну верить в предсказания как в науку, - юноша кивнул и поудобнее устроился в кресле. – Что от меня нужно?

+2

7

― Я бы не выставляла свои отношения напоказ, ― пожала Парвати плечами, накрывая маленький деревянный столик красной тканью. ― Наверное. Может, когда у меня появится парень, я буду рассуждать иначе, но сейчас мне кажется, что отношения касаются только двух людей, и посвящать других в подробности личной жизни мне совсем не хочется.

Девушка тщательно перетасовала колоду и положила её на свою протянутую ладонь.

― Раздели колоду на две части, вот так… хорошо, ― девушка перетасовала колоду ещё дважды, и оба раза Кормак делил её. Парвати стала выкладывать Таро на стол по какой-то интересной схеме; каждый раз, выкладывая новую карту, она хмурилась и закусывала губу. Карты не говорили ничего плохого; гриффиндорка пыталась сконцентрироваться и верно их истолковать.

Когда Парвати гадала, она была не бестолковой девочкой-хохотушкой, но серьёзной гадалкой, поглощённой процессом настолько, что всё прочее тут же уходило на второй план. Её движения становились более плавными, она говорила тише и мягче.

― Ну… ― произнесла Парвати, когда расклад был закончен. ― Если брать ближайшее будущее, то у тебя скоро появится девушка, и вы будете встречаться с ней довольно долго… Вижу успехи в профессиональной деятельности, но это, скорее всего, значит, что ты хорошо сдашь экзамены в конце года. Хм… Есть развилка, на которой ты окажешься через несколько лет. В трёх случаях из четырёх возможных всё закончится благополучно, но один сулит или смерть, или тяжёлую болезнь. Если брать далёкое будущее, то твоя жизнь, кажется, сложится вполне благополучно. Скорее всего, ты будешь чиновником. Но вот что я скажу тебе, МакЛагген, ― Парвати облокотилась о подлокотник кресла, оказываясь к шестикурснику чуть ближе, ― жизнь ― это не только предопределённость и судьба, есть ещё выбор. Могу гарантировать тебе только то, что у тебя скоро появится девушка. Через какое-то время ты можешь прийти ко мне снова, и я тебе погадаю ещё раз. О… у тебя такой приятный парфюм!

+2

8

Многие почему-то боялись заглядывать в будущее. Кормак не боялся. Впрочем, едва ли в этом случае можно было говорить о каком-то бесстрашии, фатализме или чем-то подобном. Просто МакЛагген не верил в прорицания как в науку и считал все эти гадания на картах и чаинках чем-то вроде хобби для впечатлительных девушек. Все-таки в определенных областях этот гриффиндорец был слишком рационален.

- Значит, у меня двадцатипятипроцентные шансы умереть или тяжело заболеть? А если я ими не воспользуюсь, то проживу остаток жизни вполне благополучно? Неплохо, - выслушав Парвати, гриффиндорец улыбнулся. Конечно, жаль, что даже карты не показывали ему будущего в квиддиче, а сулили работу чиновником. Впрочем, об этом и сам юноша уже подумывал. Все-таки он был уже на шестом курсе. Пора было задумываться о том, чем придется заниматься после школы. И Кормак находил, что в нем живет очаровательный бюрократ.

- Ты уверена, что хочешь поговорить о моем парфюме? – этот вопрос приблизившейся девушке был задан исключительно для того, чтобы усыпить ее внимание. Для самого гриффиндорца эта фраза послужила руководством к действию. Подавшись вперед, он коснулся губами губ Парвати, не чувствуя при этом ни малейшего угрызения совести. Она же сама призналась, что у нее нет парня, а ему посулила отношения с девушкой. Так почему бы не помочь предсказанию воплотиться в жизнь? И если будущее состоит из множества развилок, то кто-то же должен выбирать, когда и куда свернуть.

+2

9

Парвати ожидала чего угодно, только не поцелуя ― поэтому она не сопротивлялась. Девушка застыла, как будто на неё наложили «Петрификус Тоталус», и удивлённо вскинула брови, когда Кормак отстранился. Парвати не злилась ― она просто не знала, как реагировать.

С одной стороны, МакЛагген поступил некрасиво. Он должен был поухаживать, сделать несколько комплиментов, сводить её на свидание, и только потом, возможно, поцеловать; так было правильно. С другой стороны, МакЛагген оставался МакЛаггеном, в самом деле нравился Парвати, а ещё она с ним флиртовала, поэтому ей стоило ожидать чего-то подобного. Девушка зарделась, опустила взгляд и заправила прядь волос за ухо.

Она не знала, что ей сказать, чтобы это было истолковано правильно; как отреагировать, чтобы МакЛагген не подумал, что она из тех девушек, которых можно просто так целовать кому угодно. Нет-нет, Парвати не такая! Она честная, добропорядочная и высоконравственная гриффиндорка, которая умело отвлекла Кормака, когда тот начал расспрашивать её об Отряде.

― У тебя прекрасный парфюм, ― любезно отозвалась Патил и улыбнулась, как будто ничего не произошло, как будто она ничего не заметила, как будто МакЛагген ей совсем не интересен ― хотя это было не так. Парвати собрала колоду карт со стола, перетасовала её, а потом бережно укутала в красную ткань. ― У моего отца похожий или даже такой же. Где ты его покупаешь?.. МакЛагген, ты не мог бы подтянуть меня по Заклинаниям? ― последние слова Парвати выпалила одним духом и тут же покраснела.

+2

10

«Девчонки… Дался ей этот парфюм…»

- В «Зельях Пиппина», - Кормак выглядел если не разочарованным, то озадаченным. Вот так вот целуешь девушку внаглую, фактически идешь на штурм ее сердца – а ее, оказывается, больше интересует место происхождения твоего парфюма, чем законная возможность влепить тебе пощечину и заявить с сияющими глазами нечто вроде: «Еще полезешь – снова получишь». А ты такой горестно вздыхаешь, не потирая, разумеется, покрасневшую щеку и говоришь: «Полезу. Куда деваться-то? От любви не убежишь…»

Да… И эти люди еще смеют утверждать, что в МакЛаггене нет ни капли романтики. Конечно, у него же нет карт, которые можно вот так вот аккуратно убирать со стола.

Правда, следующим вопросом и покрасневшими щечками Парвати вернула юноше веру в себя и даже позволила задрать нос. Невысоко так, чуть выше 0,5 по оси Y, а то смотреть на девушку стало бы не слишком удобно.

- Могу… - уверенно заявил гриффиндорец, обожавший руководить и поучать. Знала ли мисс Патил, на что себя обрекает? Впрочем, у нее был способ обрывать пространные нотации Кормака, но догадается ли она его использовать?

- Тебя интересует весь курс или какие-то отдельные темы? – из головы юноши как-то сами по себе исчезли те каверзные вопросы, которыми он собирался припереть Парвати к стенке и добиться от нее всей правды. Определенно, сегодня вечером МакЛаггену больше нравилось целоваться, чем разыгрывать из себя детектива.

+1

11

Флиртовать с парнем, который нравился, оказалось куда сложнее, чем с теми, к кому Парвати не испытывала никаких чувств. Было страшно, неловко, вспотели ладони, конечностей вдруг стало слишком много, и девушка не знала, куда их деть. Она перебирала шерсть своего кота, который так же, как и двадцать минут назад, мирно спал на её коленях, и прятала от МакЛаггена своё пылающее лицо.

― Ну-у-у… ― протянула девушка. ― На самом деле проблемы с Заклинаниями у меня ещё с прошлого года, мне никак не удавались Манящие и Отбрасывающие чары, а в этом году не получается Обезоруживающее заклинание. Профессор Флитвик мной очень недоволен, ― девушка переместила копну густых чёрных волос с одного плеча на другое, посмотрела на Кормака в упор, но тут же отвела смущённый взгляд и занялась котом, который блаженно потянулся и подставил для поглаживаний своё мохнатое пузико.

И Парвати сделала невообразимое: она взяла Кормака за руку (у него такие мягкие руки!) и положила ладонь на Корицу. Кот приоткрыл один глаз, а потом заурчал.

― Кажется, ты ему нравишься, ― тихо произнесла гриффиндорка, на секунду встретилась с юношей взглядом, и снова уставилась на кота. Рука Кормака, лениво поглаживающая Корицу, никак не давала ей покоя. Ей хотелось к ней прикоснуться. Парвати будто бы невзначай дотронулась пальцами до предплечья, и тут же отдёрнула руку, словно обожглась кипятком. Она покраснела, кажется, до корней волос. Ей стало жарко и захотелось уйти в спальню, но это было невозможно. Она чувствовала себя в тупике, сильно волновалась, но одновременно с этим понимала, что ей нравится сложившаяся ситуация.

+1

12

- Манящие чары? – поглаживая и почёсывая теплое пузико кота, МакЛагген применил улыбку из серии «Эй, смотри, какой я славный парень». Девушки любят животных, а раз уж ему удалось найти общий язык с этим урчащим четырехлапым обладателем совершенно потрясающего хвоста, кончик которого выписывал самые невероятные фигуры, то можно чувствовать себя вполне уверенно.

- Мне кажется, у тебя с этими чарами все в полном порядке, - подмигнув девушке, Кормак зажмурился и с видимым удовольствием добавил. – Хотя Флитвик, конечно, требует несколько иного подхода.

Теперь главное было – не переусердствовать, а то вслед за манящими чарами в ход пойдут и отталкивающие. Практиковаться так практиковаться.

- Конечно, я с удовольствием с тобой позанимаюсь, Парвати… - «Парвати». Гриффиндорцу понравилось звучание ее имени. Захотелось даже облизнуться, но юноша не стал. У него на этот разговор еще были планы. Ох и дорого бы он дал за то, чтобы понять, о чем сейчас думает покрасневшая гриффиндорка.

- Нужно будет сравнить наше расписание и понять, сможем ли мы заниматься в дневное время или оставим все на вечер… - открыв глаза, Маклагген пощекотал кота, поджавшего лапы. Вот кого явно все устраивало. Блаженная мордочка со слегка высунутым кончиком языка.

- Какова твоя цель? Успешно сдать С.О.В.?

+1

13

Парвати покраснела ещё больше, когда МакЛагген начал с ней флиртовать. Ей стало жарко, несмотря на то, что в гостиной было довольно прохладно: на дворе стояла середина ноября. Может быть, у неё поднялась температура и ей стоит сходить к мадам Помфри за порцией бодроперцового зелья, пока простуда не свалила её окончательно?

― Н-не совсем, ― пробормотала гриффиндорка, наблюдая за тем, как кот предал её за несколько ласк, ― я действительно хочу сдать СОВ по Заклинаниям на столько, чтобы продолжить посещать уроки профессора Флитвика в следующем году, но не потому, что я хочу хорошие оценки и не потому, что этого хотят родители… Просто у Падмы и Лаванды нет проблем с Заклинаниями, и они, скорее всего, сдадут экзамены хорошо. Мне хотелось бы ходить на занятия вместе с ними. Мы и так стали проводить меньше времени с третьего курса, потому что Падма и Лаванда, например, вместе ходят на Древние Руны, а мы с Лавандой ходим на занятия по Уходу за Магическими Существами, а если мы ещё СОВ сдадим по-разному… ― в попытке усыпить бдительность МакЛаггена насчёт его таинственных расспросов девушка продолжила: ― Зато мы проводим вместе время после уроков! Гуляем по замку, рассказываем Падме о том, что творится в нашей гостиной, а она рассказывает о рейвенкловцах.

Девушка была собой довольна. Она отвлекла Кормака от расспросов об Отряде, погадала ему, получила поцелуй (при воспоминании о поцелуе щёки вспыхнули) и обзавелась личным учителем по Заклинаниям ― на такое не была способна даже Гермиона.

― Смотри, ― девушка достала волшебную палочку, взмахнула ей, произнеся тихое «Акцио, книга», но учебник, забытый кем-то на диване, не шелохнулся. ― Мерлин, я никогда не сдам СОВ… ― сокрушённо добавила Парвати.

+1

14

- Как интересно… - МакЛагген прикинулся простаком, быстро забывающим о том, что послужило началом беседы. Он вообще крайне усердно изображал, что его занимает игра с гибким кончиком хвоста кота, обвивавшимся колечком вокруг его указательного пальца. Определенно, с этим животным он мог бы ужиться.

- И как поживают рейвенкловцы? Делят лавры самого умного студента? – как будто бы что-то мешало Парвати, Падме и Лаванде и раньше путешествовать по вечерним коридорам Хогвартса, делясь последними новостями. В Кормаке потихоньку ворочался голодный зверь и просыпался настоящий охотничий азарт. Но он ходил с дядей на охоту и хорошо знал правила, одним из которых было отсутствие спешки.

- Тебе просто эта книга не слишком нужна… И ты заранее смирилась с тем, что у тебя не выйдет, - едва обратив внимание на неудачную попытку пятикурсницы, юноша поднялся на ноги, отошел к столику и без зазрения совести воспользовался чьим-то оставленным клочком пергамента, чернилами и пером, быстро и размашисто написав на нем всего несколько слов: «Пойдешь со мной в Хогсмид?». Затем, свернув пергамент в трубочку, он оставил его на столе и вернулся на прежнее место.

- Ты можешь узнать, что именно я написал, но ты не должна вставать со своего места. Пробуй, - если он что-нибудь понимал, то девичье любопытство должно было возобладать над чувством неуверенности, сомнениями и страхами.

- Если кот тебя отвлекает, он может пока посидеть у меня на коленях. Думаю, он возражать не станет, - Кормак смотрел на Парвати, а в его глазах мелькали искры веселья.

+1

15

― Что-то вроде того, ― согласилась Парвати. ― Вообще, по тому, что рассказывает Падма, у меня сложилось впечатление, что студенты Рейвенкло готовы глотки перегрызть друг другу, чтобы получить хорошую оценку. Это как-то… не знаю, неправильно. Ещё сестра рассказывает о разных забавных случаях… На каждом факультете есть свои Фред и Джордж, правда, Забастовочные завтраки предлагают только гриффиндорские.

Улыбка исчезла с лица Парвати. Упоминание Забастовочных завтраков напомнило ей о проделках на занятиях Амбридж, когда весь курс начинало лихорадить, тошнить, из носа текла кровь, и преподавательнице приходилось отпускать их с урока.

― Терпеть не могу Амбридж, ― сказала девушка и нервно заправила прядь волос за ухо. ― Мерзкая розовая жаба!

Она проследила за Кормаком, совершающим какие-то загадочные манипуляции с оставленным кем-то обрывком пергамента, и удивлённо вскинула брови, когда он сказал ей, что придётся потренироваться ещё раз. Парвати было любопытно, что именно МакЛагген написал на клочке бумаги, и решительно сжала волшебную палочку в руке. Неужели то, что не удалось Флитвику, удастся МакЛаггену?

― Корица не любит, когда тревожат его покой. Он с таким удобством улёгся на моих коленях, ― девушка погладила кота по усам, и тот поморщился от удовольствия. ― Но ты ему нравишься, так что держи, ― Парвати бережно передала кота шестикурснику и тут же встала с кресла, потому что от долгого сидения на одном месте тело затекло. Она немного размялась, а потом попыталась сконцентрироваться и воспроизвести движение волшебной палочкой.

― Акцио, пергамент!

Бумага оказалась у неё в руках, и девушка тут же расплылась в довольной улыбке. Она обернулась, с благодарностью и восхищением смотря на МакЛаггена, пробормотала тихое «да», а потом вернулась в кресло, чтобы за галстук притянуть его поближе и поцеловать.

0


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 12.11.95. "Тихо в гостиной..."