нужные персонажи: Justin Finch-Fletchley, Bella Farley, [name] Vaisey, Erica Tolipan.

Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 18.12.95. If you save everyone... who will save you?


18.12.95. If you save everyone... who will save you?

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://sh.uploads.ru/zj3xn.gifhttp://sh.uploads.ru/SilBz.gif
Harry Potter & Ginevra Weasley
18.12.95, раннее утро
Пл. Гриммо, 12, пустая гостиная

Дом на площади Гриммо не спит этой ночью - возвращение Миссис Уизли со старшими сыновьями и Гарри из больницы вызвало ажиотаж - проснулись те, кто успел задремать, на кухне засвистел чайник... расспросы, охи, сдерживаемые слезы... тот, кто снова всех спас, а вернее спас Мистера Уизли, спешит спрятаться подальше от всеобщего ажиотажа и совсем не чувтсвует себя героем...

+1

2

Вкус крови во рту, металлический и пряный. Запах пота, страха, адреналина. Странное чувство силы, подобное чувству власти - такое чувство бывает у крупных хищников перед жертвой, когда жаждешь овладеть невинным, хрупким телом, вонзая свои острые клыки в нежные ткани мышц беззащитного. И интуитивное мышление, обрывками меняющихся картинок перед глазами. Гарри еще ощущал ее присутствие в себе, он все еще думал, что Нагайна стала его частью, отравляя душу и тело.
Он нервно сглотнул, глядя через свои круглые очки на семейство Уизли, бодро готовя завтрак на площади Гриммо. Сидя в углу на старом шатком табурете, вздрагивая от непонятного озноба, Поттер словно отключился. Он наблюдал за семьей Рона, но его мысли были словно скручены наполовину, а память продолжала подкидывать картинки из сна, в которых он стал змеей. Обрывки фраз "..его перевезут домой через неделю..", ".. нас отправили сразу же..", "..Гарри заорал сквозь сон, и мы все проснулись!.." словно проходили сквозь уши мальчика, не цепляясь за сознания Поттера. Он будто бы не присутствовал там, на кухне, а наблюдал за Уизли со стороны.
Молли вместе с Сириусом колдовали возле плиты, совместно готовя завтрак. Близнецы, встав по противоположные стороны стола, перекидывались фразами и задавали по кругу вопросы снова и снова, словно пытались достоверно восстановить историю. Рон, счастливо улыбаясь, накрывал на стол, а Джинни... Гарри пересекся с ней взглядом. Ее карие глаза словно заставили его очнутся. Волна обжигающего стыда затопила парня с ног до головы. Чувство вины перед семьей Уизли съедала его изнутри и побуждало Гарри уйти, спрятаться. Опустив глаза, что бы перервать зрительный контакт с двушкой, Поттер встал и ничего не сказав, тихо выскользнул из кухни. Темный коридор семейства Блэков сегодня казался еще более мрачными и угрюмым. Тихо прошмыгнув мимо портрета Валбурги Блэк, что бы не разбудить ее, Гарри прошел к лестнице и поднялся на третий этаж в спальню, где этим летом жил вместе с Роном.
Практически ничего не изменилось - тот же камин, те же две кровати и портрет Финеаса Найджелуса, который помог этой ночью связаться Дамблдору с Сириусом и рассказать про беду. Стараясь не смотреть на картину, Гарри прошел к кровати и сел, поднимая облако пыли. Шторы были наполовину задернуты, поэтому в комнате царил полумрак, и только слабый луч кидал на пол длинную линию света, в котором медленно плясали пылинки.

+1

3

[indent] Дом на пощади Гриммо странным образом почти не отличался от Норы с тех пор как там обосновался Орден Феникса а заправлять бытом стала Миссис Уизли… Даже это неуютное, ветхое и старое строение, покрытое паутиной и слоем пыли, сейчас было таким же оживленным, многоголосым и суматошным. И даже печальная причина, по которой все собрались раньше каникул, не стала поводом для тишины. Были слезы - мама всхлипывала то и дело, между тем как выставить на стол пирожки или дать нагоняй близнецам - не за шалость, а за то, что уснули на жестких и неудобных стульях, дожидаясь вестей из Мунго, а не пошли в свою комнату… но никто не мог спокойно уснуть в этом доме, пока не услышал «с ним все будет хорошо, папа вернется домой и все будет хорошо». И даже после этих слов - сон не шел, волнение и страх, которые терзали детей и близких, отступили, но нужно было что-то чтобы заменить их, вытеснить… поэтому и начались шумные посиделки на кухне…
[indent] Только не все хотели находиться в этой атмосфере. Джинни видела как отстраненно держался Гарри с самого момента как вернулся из больницы с миссис Уизли. Он всегда был как родной в семье Уизли, всегда словно быт частью этой семьи… а сейчас казалось что он впервые пришел в гости в чужой дом. Хотя, это ведь дом его крестного на самом деле, дом в котором он должен быть куда роднее всех. Странно, что никто не заметил как герой вечера тихонько ускользнул из кухни… никто, кроме младшей из Уизли, с которой они встретились взглядами перед этим.
[indent] Фред попытался стянуть последнюю порцию пудинга под носом у брата, они шумно заспорили, и девочка воспользовалась моментом. Подхватив со стола две кружки с горячим шоколадом, она шмыгнула за дверь, следом за Гарри поднимая наверх. Портрет старухи сонно сморщил нос, словно учуяв аромат, поднимающийся над кружками вместе с паром, но так и не проснулся, позволяя девочке тихо пробраться мимо. Носком ботинка постучав в дверь их с Роном спальни, рыжая плечом открыла ее, предупреждающе проговорив:
[indent] - Это Джинни, надеюсь ты еще не спишь?.. - вообще-то она хотела уточнить «ты еще одет», но звучало как то странно и неловко, поэтому девочка использовала что-то более нейтральное. - Я принесла горячий шоколад…
[indent] Карие глаза чуть прищурились осваиваясь в полумраке комнаты. Луч из окна бликом сверкнул на очках, не давая Гарри остаться незамеченным. Джинни подошла к кровати и присела совсем рядом, протягивая одну кружку парню.
[indent] - Стащить что-нибудь по-крепче было невозможно, - попыталась пошутить она.

Отредактировано Ginevra Weasley (07.10.19 21:19)

+1

4

От неожиданного стука в дверь Гарри вздрогнул, очнувшись от тяжелых дум, и со страхом покосился на дверь. Сердце в груди бешено забилось, словно сейчас должен был войти Волан-де-Морт, а не Джинни. И все же, это была она - он понял это по голосу, раздавшегося из-за двери. Несмотря на свою отчужденность и подавленность, Гарри испытал тепло. До прихода девочки ему казалось, что мир рушится, что он представляет угрозу семье Уизли, да и всего мира в целом. И все же, юноша нуждался в компании.
Ее через чур бодрый голос казался неправильным, раздражающе отвлекая от внутреннего самокопания Гарри, и все же, это помогало отвлечься. Поттер ничего не ответил, и только принял предложенную чашку в руки, ухватываясь за ее теплые бока как за спасительный круг. Мальчик нуждался в успокаивающей поддержке, хоть и желал убедить себя в обратном.
Тишина оглушала до звона в ушах, но Гарри ощущал Джинни где-то совсем близко, сбоку. Он мог чувствовать тепло ее тела, слышать запах кожи и даже еле уловимый звук дыхания. Оба ждали - Гарри ухода Джинни, а Джинни, видимо, наоборот, когда ей разрешат остаться. Как же ему хотелось выплеснуть свое раздражение, накапливающиеся с каждой минутой все больше и больше! Неужели она не может понять, что он-хочет-побыть-один? Что он не такой хороший мальчик, как все привыкли думать, и что именно он привел мистера Уизли к такой трагедии этой ночью? Пальцы инстинктивно вжались в кружку, а зубы были сцеплены. Словно Нагайна  подменила его, оставив неизгладимый след в сознании юноши. Гарри хотелось ужалить, кого-нибудь, да побольнее.
- Джинни, - начал Поттер, но понял что не может продолжить. Голос казался чужим и скрипучим после долго молчания, и ему пришлось сделать глоток согревающего горячего шоколада. Удивительно, но это подействовало. Словно Гарри очутился на третьем курсе и ему только что протянули шоколадку после встречи с дементором. Он сделал еще раз глоток, а потом еще и еще, глоток за глотком, с жадностью. А когда в кружке оказалось пусто, он ощутил такую слабость, какую испытывал только в детстве - беспомощность и жалость к самому себе. Поттер привык быть сильным, привык быть независимым, отвечать за безопасность других людей, что, кажется, и не знал как это - быть защищенным. Приход Джинни и горячий шоколад подействовали на Гарри, как объятья любящей мамы для своего ребенка. Он готов был разрыдаться, но не позволяя себя так вести, Поттер только сильнее сжал зубы, хоть и предательская пелена слез застелила глаза.
- Мне очень жаль, что мистер Уизли сегодня... что... - Гарри смолк, стискивая кружку сильнее. Понимая, что если скажет еще хоть слово, то не сможет сдержаться. И Поттер просто опустил голову, пряча лицо от девушки. - Я причина ваших бед. Он чуть не умер, из-за меня... Я подвергаю вас опасности. Его сегодня, тебя в прошлом! Я не имею права быть с вами, не смею просить вашей заботы, я... А что было бы, если бы ты умерла тогда, в Тайной Комнате? что было бы, если бы сегодня умер твой папа? Я... не могу так... - Тихий шепот давно перешел на нервный порывистый тон, а с кончика носа вниз скатывалась одна за другой слеза. Страх потерять близких и полюбившихся Уизли, хоть одного из них, доставляла Поттеру массу боли и страха. Теперь он начинал понимать какую ответственность несет за свои поступки! И ощущал, как нуждается быть частью этой семьи, несмотря на страх  подвергнуть их опасности. - Я так сильно люблю всех вас...

+1

5

[indent] Тишина между Гарри и Джинни всегда казалась девочке ужасно неловкой: "о чем он думает сейчас?", "почему не говорит с ней просто как со всеми?",  "может быть она что-то делает не так?"... Но сейчас все эти глупости отошли на второй план, словно растворились в полумраке и беззвучии. Вместо привычной неловкости девочка неожиданно явно чувствовала парня сидящего рядом… их плечи не соприкасались, но она ощущала дрожь в его теле и от нее лишь сильнее хотела сделать хоть что-то чтобы помочь. Горячий шоколад был лишь предлогом, она не тешила себя надеждой что кружка сладкого напитка изменит в корне состояние Гарри, просто не хотела чтобы сейчас он был один…
[indent] Сиплое и глухое обращение прозвучало так непривычно, словно с ней говорил другой человек, не тот Мальчик-Который-Выжил, чей образ четко отпечатался в памяти десятилетки. Конечно, он уже не был таким - не был тем потерянным и одиноким мальчиком, у которого нет друзей и семьи. Он изменился, у него появились друзья которые готовы были отдать за него жизнь и даже семья - пусть не родная, но все Уизли давно уже относились к нему как к члену семьи.
[indent] Тишина вновь повисла в воздухе и девочка отрешенно посмотрела на луч света, который шел от окна: пылинки словно маленькие, едва различимые снежинки кружили в воздухе и плавно оседали на полу. Рыжая не стара нарушать ее или подталкивать Гарри к разговору - сейчас ему это не было нужно… и пока он не заговорил, она тоже хранила молчание. Казалось, прошло или невыносимо много… или совсем мало времени, Джинни не могла понять сколько на самом деле они так и сидели - каждый уничтожая содержимое своей кружки, но это не было неловко, трудно или тяжело - каждый думал о своем, присутствие друг друга не мешало. Кажется, если бы Гарри не заговорил, они бы так и уснули здесь, утомленные своими мыслями и заботами.
[indent] Но парень все-таки заговорил и Уизли повернулась на голос, отставая пустую кружку на пол и рассматривая профиль по соседству. Чем больше говорил Гарри, тем сильнее округлялись от удивления, непонимания и возмущения. В голове Джинни не укладывалось как парень может так серьезно говорить такую невообразимую чушь!
[indent] - Гарри, о чем ты?..
[indent] Она попыталась было перебить его, но возмущенный тон сошел на нет, когда Джинни услышала что-то странное в голосе лучшего друга брата. Неужели это… слезы?.. конечно, мальчишки тоже плачут - уж она то хорошо это знала, выростя с шестью братьями. Но почему-то никогда не думала, что плакать может именно он. Хотя и прекрасно знала, что именно у него было для этого куда больше весомых причин. В груди все сжалось на мгновение когда Гарри сказал как любит их семью, словно хищная когтистая лапа схватила сердце и не отпускала. Кровать скрипнула, когда она пересела чуть ближе, положив одну руку на его спину, словно приобнимая. И вместо возмущений и протеста, девочка заговорила очень тихо и спокойно.
[indent] - Гарри, ты не в чем ни виноват. Наоборот, если бы ты не увидел папу, он мог бы быть сейчас мертв! И не ты подбросил мне дневник Тома Реддла, а Малфой - ты тут совершенно не при чем! То, что Волан-де-Морт хотел возродиться за счет одиннадцатилетней глупой девочки - не твоя вина! Я не сидела бы сейчас здесь если бы не ты, Гарри…  - ладошка девочки мягко сжала его плечо и шею, а вторая рука легла на судорожно сжатую в кулак ладонь. - Мы тоже тебя любим! Мама так сильно тебя любит, что Рон даже ревнует, ты разве не замечал? Она в первый же год прислала тебе наш семейный свитер, а поверь мне, не каждый кровный родственник получает его на рождество. Помню как-то дядя возмущался что так и не получил ни одного… - Джинни говорила увлеченно, без боли в голосе, светло и тепло, - И близнецы... у них своеобразная любовь, кончено, уж я то знаю!.. Но поверь, они за тебя битами расшибут кому-нибудь голову если придется. И для Рона ты как брат - единственный который над ним не подтрунивает... мой брат конечно не силен в выражении чувств, но уверяю тебя, он уж точно тебя обожает, даже восхищается. И папа всегда говорит о тебе с теплом, мне кажется, если бы можно было - он бы тебя усыновил… - И я… - на мгновение девочка замолчала, всего на мгновение, словно исправляя свою ошибку, - Мы все очень тебя любим. И не смей думать иначе.
[indent] Собственное признание Джинни смолчала, отчетливо ощущая, что сейчас не место и не время для этих слов. Гарри и без того было тяжело, чтобы обременять его еще и чувствами младшей сестры лучшего друга. Последний год она усиленно делала вид, что этих чувств нет, и сейчас было не лучшее время чтобы взваливать откровения на его и без того уставшие плечи. Все чего хотела сейчас Джинни - избавить Гарри от этой угнетающей тяжести, а не взваливать на него новые проблемы - такие в сущности незначительные…

Отредактировано Ginevra Weasley (09.10.19 05:47)

+1

6

Было трудно, очень трудно сдерживаться, и еще труднее раскрываться. Но Гарри испытывал потребность высказаться, выплеснуть копившийся груз в его душе, который собирался годами. Сегодняшняя ситуация являлась лишь толчком для того, что бы мальчик наконец раскрылся, в первую очередь, сам для себя. А заботливый мягкий голос Джинни, ее утешающие слова и теплота маленький ладошек только помогали оголить душу. Как тот горячий шоколад, который он выпил минутой ранее, только от касания к шее по телу пробежала приятная волна мурашек.
Слезы постепенно останавливались, иногда прокатываясь по щеке или носу. Поттеру пришлось нырнуть ладонью под очки и прикрыть свое лицо, размазывая соленую воду по лицу. Слова любви приободрили мальчишку и он даже усмехнулся в полумрак, все еще держа голову опущенную вниз. Когда рыжая перечисляла всех из своей семьи, в мыслях Гарри сразу же всплывали образы и ассоциации, помогая отвлечься и погрузится в те дни, когда он мог провести летние каникулы в Норе. Несмотря на колотящую дрожь в теле, Поттер начал испытывать тепло. Оно разливалось по всему телу, от головы до кончиков пальцев.
Нежные руки Джинни помогали расслабится и успокоиться мальчику. Не испытывая смущения, Гарри раскрыл кулак и перехватив ладонь девушку, сжал ее тонкие пальчики в своей руке. Не осмеливаясь поднять голову, Поттер изучал взглядом руку рыжей, которую держал в своей.
- Спасибо, - тихо шепнул Поттер. Он действительно испытывал благодарность. - Правда, спасибо.
Он смолк, осознавая, что Джинни была первой, кто утешал его подобным образом. Он не мог припомнить объятий или нежного обращения к себе ни от Рона, ни от Гермионы, ни от Сриуса. И хоть все эти люди были родными и близкими для мальчика, он не мог вспомнить, что бы хоть кому-то открывался так, как сегодня. Он никогда не плакал перед ними.
- Джинни... - Все так же тихо позвал Гарри после нескольких минут молчания. Его рука все еще держала руку девушки в своей, и это было правильно. - Мне нужно рассказать тебе кое-что. Об этом знает только Дамблдор, и... Я думаю, поймешь только ты. Когда мне снился сон, это казалось реальностью.
Обернувшись к рыжей, мальчик уселся удобнее и подогнул одну ногу под себя. Сейчас, полумрак играл на руку Гарри как нельзя лучше. Он надеялся, что Джинни не прочтет страх на его лице, когда он начнет говорить о своем сне.
- Я не видел мистера Уизли и Нагайну со стороны. Я был змеей, понимаешь? - Он сильнее сжал ладонь девушки, словно от этого убедительность его слов станет более сильной. - Я чувствовал своим животом холод каменного пола, я мог извиваться и анализировать образами. Я чуял запах человека, и по запаху мог понять что испытывает твой отец. И... - Поттер запнулся. Ему не хотелось говорить о моменте укусов, не хотелось пугать Джин. - Я боюсь, что Нагайна завладела моим разумом, что теперь Волан-де-Морт может следить за всеми вами через меня. Поэтому я считаю, что несу угрозу, подвергая всех вас и Орден Феникса опасности, понимаешь? Я не хочу говорить это пока никому другому, пока не пообщаюсь с Дамблдором, но он избегал меня, моего взгляда. И теперь я лучше понимаю почему. - Юноша запнулся, рассматривая лицо девушки. Он хотел понять боится она или нет, стоит ли продолжать?

+1

7

[indent] Рукопожатие Гарри было больше похоже на жест утопающего, который берется за протянутую руку помощи… пусть не такое судорожное, но такое же крепкое, словно не чувствуя в своей руке ее маленькой ладошки, парень боялся утонуть в чем-то, захлебнуться в собственным мыслях и чувствах. Джинни оставалось только догадываться что и почему так тревожит его, что стало причиной таких тревожных чувств - он ведь не сделал ничего дурного, а наоборот предотвратил беду.
[indent] Но что-то было не так.. что-то заставило его так горько говорить о своей любви к ее семье, что это вызвало боль и слезы. Так, будто он не спас мистера Уизли, а случайно стал причиной его ранения. Девочка силилась понять в чем причина этого отчаянного состояния, но не видела ни единой причины для тревог Гарри. Это ей стоило сейчас плакать и причитать, если бы только младшая Уизли не понимала, что маме и без того хватает тревог. Да и беда, к счастью, миновала. Самое страшное было позади.
[indent] - Не стоит, - ободряюще улыбнулась она в ответ на слова благодарности, - Ты же сам это знаешь. Просто почему-то забыл.
[indent] Странным образом не было неловкости или смущения сейчас между ними… Джинни е ощущала как горят щеки из-за того, что Гарри держит ее за руку, наоборот - это казалось так правильно, естественно и легко, словно он всегда так делал. Быть может, от того как сильно ему нужно было сейчас ощущать чью-то поддержку… и хоть рыжая и не понимала причин для этого, она готова была дать ему ее. Тем более, что сложно было выразить в словах насколько она благодарна Гарри. Снова… она была обязана ему своей жизнью… а теперь и жизнью отца.
[indent] Кажется, она могла бы бесконечно сидеть так в тишине рядом с ним, но Гарри вдруг повернулся и снова заговорил. Девочка повернулась к нему, невольно начиная хмуриться с каждым словом. Сейчас она была очень рада что в комнате царит полумрак и надеялась, что парень не увидит как складка залегла между бровями и она поджала губы. Но руку его так и не отпустила, наоборот неожиданно крепче сжимая, когда Гарри замолчал.
[indent] - Ты точно должен рассказать Дамблдору. - уверенно заявила она, - Когда я начала переписываться с Томом в том проклятом дневнике, когда начала забывать что делала ночью и почему на мне кровь… я должна была сделать так же. Я должна была рассказать кому-то - МакГонагалл, директору или хотя бы Рону и вам… но я была глупой и ты помнишь чем это закончилось. - со вздохом качнув головой, - Уверена, Дамблдор найдет ответ на все вопросы и уверена, что он не избегает тебя, просто он торопился помочь папе и было не до разговоров. - она ободряюще улыбнулась, - Нагайна всего лишь змея, даже не василиск, - попыталась пошутить девочка, - она точно не могла проникнуть в твой разум. И ты не угроза, Гарри. Если бы ты не увидел все это, папа был бы сейчас мертв.
[indent] Была ли она уверена в том, что говорила? Конечно. Именно поэтому она не сказала что Волан-де-Морт не мог залезть к Гарри в голову. Она слишком хорошо знала что мог, еще как мог. Хотя все еще не представляла как может такое быть - насколько она знала никаких странных книг, амулетов или медальонов Гарри никто не подбрасывал. Их с Темным Лордом, конечно связывала история из прошлого и момент «возрождения», когда был убит Седрик… но ведь если бы Гарри был заколдован тогда, это бы уже проявилось, и если бы Волан-де-Морт хотел, он бы давно расправился через Гарри со всеми своими противниками, уничтожил бы Орден. Больше вопросов, чем ответов…

+1

8

Отдаленно, словно на фоне белого шума, разум побеждал панику. Но это было где-то вдалеке. Страх и потрясения сегодняшней ночи брали вверх, не желая отпустить Гарри. Он слушал доводы Джинни, и был готов соглашаться, но оставалось столько "но". Многое было неизвестно, а враг имел множество козырей, которые не могли давать уверенности наверняка. Больше всего Поттеру хотелось поверить девочке и убедить себя в том, что это был просто ночной кошмар, вещий, но все же сон. Но чем больше он вспоминал о деталях, тем больше понимал, что он был в сознании Нагайны.
- Джин, я боюсь, что это только начало. Я не знаю что это было, и повторится оно еще раз? - Гарри потер шрам, скорее по привычке, чем от боли. Он чувствовал усталость, но знал, что не сможет уснуть. - Допустим, я могу проникать в сознание змеи и каким-то образом подглядывать за ее действиями. Но что, если она имеет обратную связь? Что, если Волан-де-Морт видит сейчас тебя через мои глаза?
От этой мысли сердце бешено заколотилось, и внутри все сжалось. Гарри со страхом смотрел на Джинни. Паника с новой силой стала овладевать парнем, словно он очутился на экзамене и не мог дать верные ответы на вопросы. Поттер подорвался на ноги и отвернувшись от девочки, стал ходить по комнате взад-вперед. Он был почти наверняка уверен, что портрет Финеаса Найджелуса все это время внимательно слушал и наблюдал за этими двумя. Ну и пусть, -подумалось Гарри, - пусть расскажет все Дамблдору! Пусть тот знает, что Гарри нужны ответы.
- Я думаю, даже уверен, что он уже в курсе о том, что мистера Уизли забрали в Мунго. Я думаю, что змея и Волан-де-Морт связаны друг с другом. И он будет искать способ повторить это заново, что бы узнать наверняка. - Поттер застопорился, боясь глянуть на Уизли. Его глаза рассматривали половицы спальни, которые скрипели от каждого шага. - И если так, он будет искать способы проникнуть в мое сознание. Мне нельзя тут оставаться, говорить где я и с кем я. Мне лучше вернутся в школу, там, где он точно не сможет повлиять на вас через меня. Особенно, если я прекращу общаться с тобой, Роном и Гермионой. Нужно всех обезопасить! - Голос то повышался то утихал, выдавая волнение Гарри. Он хотел знать, что все в безопасности, что он не станет причиной новых несчастий. - Он не должен видеть вас и знать как повлиять на меня. Только не с помощью вас... Мерлин!
Как же было тяжело, сама мысль о вынужденной разлуке и отдалении от друзей приносила невыносимую грусть. Но лучше Поттер будет одиноким, чем узнавать страшные вести о гибели любимых через сны. Обняв себя за руки чуть выше локтя, Гарри снова желал закрыться.

+1

9

[indent] Джинни всегда была для матери буфером в сложные моменты, она всегда помогала миссис Уизли пережить конфликтные или непростые времена… и сейчас это неплохо помогало. И если с близнецами пока они ждали возвращения из Мунго, ей пришлось быть просто слабой маленькой сестренкой, то сейчас Гарри требовалось то же самое что и ее маме - тихая гавань, уверенность и спокойствие. Джинни никогда не читала книжек по психологии, просто очень хорошо чувствовала все, что происходит в большом доме, в большой семье, где у каждого куда больше ролей чем просто дочь, сын, брат или сестра. И сейчас остро ощущала где-то в груди, где болезненно сжималось сердце, как нужна ее поддержка Гарри.
[indent] - Гарри, это все… - попыталась было возразить девочка, едва он заявил, что нужно всех обезопасить, но парень упрямо продолжал.
[indent] В голосе лучшего друга брата была паника, был настоящий страх - такой же жуткий и сильный как тот, что она испытала этой ночью, едва услышав про нападение на отца. Но если у рыжий была причина держаться, была привычка не давать себе раскиснуть, чтобы мама и братья не переживали ееще и о ней, то у Гарри все было иначе… он привык быть один. Он привык справляться со всем один, и единственный выход видел не в помощи тех, кто рядом как привыкли в семье Уизли, а в самоизгнании.
[indent] - Гарри, нет! - ей пришлось повысить голос, но девочка старалась сохранить тон мягким, хотя и убедительным, - Ты не сделаешь никому лучше, если просто прекратишь общаться со всеми!.. Ты…
[indent] Опушенная черноволосая макушка была различима в полумраке, она больше не видела бликов очков, не видела даже намеков на очертания лица и понимала, что Гарри просто отгораживается от нее. От нее, ото всех… словно готовится тот час же выйти из дома и сбежать куда-нибудь далеко в надежде, что этим самым спасет всех. Словно он даже не хочет ее слушать.
[indent] - Послушай меня, - девочка поднялась с кровати, подходя к замершему посреди комнаты парню.
[indent] Джинни мягко, но уверенно подняла лицо Гарри, заставляя изумрудные глаза встретиться со своим упрямым взглядом. Заставляя увидеть, что в ней нет страха и она не мечтает избавиться от якобы нависшей над всеми друзьями знаменитого мальчика угрозы. 
[indent] - Послушай… Я не боюсь, Волан-де-Морта или Пожирателей. Благодаря тебе и Отряду мы теперь можем что-то им противопоставить, если... когда придется. И мы сможем больше, когда ты продолжишь нас учить. Но если ты уйдешь, то этого не станет. Не станет Отряда, не станет тех, кто готов бороться с происходящим, не станет надежды!

Отредактировано Ginevra Weasley (11.10.19 06:13)

+1

10

Джинни внезапно встала, и сократив расстояние между ними двумя, приблизилась к Поттеру угрожающе близко. Ее рука скользнула вверх, к лицу Гарри и мягко опустилась на его щеку. Он видел ее газа, несмотря на полумрак, видел всю серьезность в этих медово-карих глубоких глазах. Ощущал нежное тепло ладони на своей коже, которое с прикосновением пыталось утихомирить испуганного зверя внутри парня. Такое было впервые между ними, впервые у Гарри Поттера.
Глядя во все глаза, юноша не знал как реагировать. Его словно ударили Отсолбеней. Мысли о Волан-де-Морте волшебным образом стихли, будто бы их скрутили по радио и оставили на заднем фоне. Приятная волна смущения прокатилась по телу, и Гарри не мог решить - хорошо ему, или неловко. Этот вопрос оказался куда труднее вопроса с невидимым врагом.
- Джинни, я... - Он не знал что сказать. Не потому, что слова девочки казались правильными, вопреки его убеждениям. Гарри не знал как себя вести. Удивительно внезапная близость с рыжей выбивала почву из-под его ног, но что самое странное, ему, кажется, это нравилось. Не хотелось видеть Рона и Гермиону, не хотелось общаться с Сириусом. Хотелось одного - остаться с Джинни еще хотя бы на пол часа, и чувствовать ее успокаивающее тепло. - ... я не смогу жить, если... Рон, или... Гермиона... - слова давались тяжело. Шепча в полумраке, Гарри решал говорить эти слова или нет, верны они или приукрашены обстоятельствами, а не чувствами. - ... Или ты, если с тобой что-то случиться... - Он серьезно смотрел в глаза девочки, и чувствовал, как сердце замирает от каждого слова, сказанного им. Потому что такое признание Гарри впервые рассмотрел с другой стороны, новой для него. И этих чувств он испугался не хуже Нагайны во сне.
- Ты всегда верила в меня больше всех остальных. - Словно открытие, констатировал факт Поттер. И теперь он ощущал действительную безусловную веру девочки, только, правильный ли подтекст видел в этом всем? Раньше он не задумывался всерьез над словами Джинни, воспринимая это скорее как утешительные слова поддержки, нежели убедительную правду. Но сегодня, в этой спальне, оба были откровенны и честны. И Джинни впервые казалась для Гарри ближе всех остальных. - И я боюсь подвести тебя.
Смущенно отведя взгляд, Гарри боролся сам с собой. Хотелось обнять Джинни, хотелось отдать боль и забыться. Но Гарри Поттер не привык выражать свои чувства подобным образом, и он просто стоял и неловко ждал, не отталкивая от себя девушку.
- Извини за все это...

+1

11

[indent] Собственная ладонь казалась сейчас Джинни горячей, обжигающей как дыхание огнекраба. Или просто лицо Гарри казалось таким ледяным и холодным, потому что пытался отгородиться ото всех, но сейчас казалось в этой темной комнате сошлись лед и пламя.
[indent] - С нами ничего не случится. Мы можем постоять за себя, - уверенно повторила девочка, перехватывая ладони парны и сжимая в своих горячих ручках, - Благодаря тебе Гарри! Ты научил нас на своих занятиях и точно научишь еще многому. И как бы эта розовая крыса не пыталась превратить всех будущих волшебников в покорных министерству рабов, мы будем сопротивляться.
[indent] Она не была уверена, что даже со второго раза он понял эту мысль. Что настойчивое желание отгородиться ото всех не пройдет и не оставит после себя следа. Но то, что он сказал после заставило девочку пропустить пару вдохов, ощущая как сжалось сердце. Кажется, что-то он все-таки увидел и понял… наконец-то. Улыбка на губах Джинни появилась невольно - теплая и нежная, довольная улыбка девочки, вдруг почувствовавший что она хоть немного но важна и нужна тому, кто столько лет занимал ее мысли. Пусть совсем не так как она того хотела бы, пусть лишь как друг или как сестра… но она будет для него рядом.
[indent] Младшая Уизли действительно всегда верила в Гарри Поттера и не не была уверена, что есть еще кто-то, кто верит в него так же - разве что Дамблдор? Но тот словно воспринимал его своим внуком, оберегая и проявляя такое активное участие в жизни парня. Она же была очарована им еще ребенком… была поражена историей гибели его родителей, тем как он выжил, а после - каждым событием сопровождавшим знаменитого мальчика с молнией на лбу.
[indent] Джинни по себе знала как силен он духом, как самоотвержен, как готов спасать каждого, кто попал в беду… но почему-то не позволяет спасать его самого. Ведь иногда нужно спасение от самого себя, а не какой-то внешней угрозы.
[indent] - Не извиняйся… ты сегодня спас моего папу, - она ободряюще улыбнулась, - Я должна была поблагодарить тебя, но ты не дал мне шанса. Спасибо. - один шаг в полумраке и Джинни обняла парня, мягко положив ладошки на его спину, словно пытаясь согреть своим теплом.

+1

12

Внезапные объятья Джинни стали последней каплей - Гарри утонул в теплом чувстве защищённости, укатанный заботой и сопереживанием. Он чувствовал, как хрупкое тело девочки аккуратно прижалось к его груди, а руки мягко легли на его спину. Внутри странное, непонятное чувство волнительного триумфа снова окатило юношу волной удовольствия.
Смущенный, Гарри долю секунды раздумывал как поступить и нужно ли обнять Уизли в ответ. Руки несмело скользнул по ее спине, прижимая к себе. Он боялся сделать это сильнее дозволенного, а потому его объятья были через чур сдержанными. Но он испытывал благодарность.
- А ты спасла меня, - шепнул в копну рыжих волос Поттер, улавливая еле слышный сладостно-цветочный аромат. Этот момент приятно пьянил, заставляя забыть о неприятностях. Стоя вот так, посредине комнаты и обнимаясь с Джинни, Гарри ощутил покой и усталость, которая тяжёлым грузом начинала давить на сознание юноши.  А ещё он испытал единение с этой девушкой, делясь самым сокровенным. - Джинни, не говори никому... Об этом разговоре. Мне просто нужно отдохнуть и прийти в себя.
Он мягко отступил. Стараясь гнать мысли о том, что Волан-де-Морт мог следить за девушкой в этот момент, Гарри попытался расслабиться. На его губах впервые за весь день заиграла мягкая улыбка.
- Спасибо, что не оставила меня.
Кровать противно скрипнула от тяжести тела Поттера, когда он взобрался на нее. Голова коснулась подушки, и жмурясь, мальчик следил за силуэтом Уизли. Сон одолевал юношу, и несмотря на желание побыть немножко дольше в компании Джинни, Гарри все же вскоре уснул.

+1

13

[indent] Слова о спасении так странно звучали из уст Гарри в такой момент, в этих обстоятельствах. Она не хотела придавать такую громкость и важность своему желанию помочь ему, поддержать в этот момент. Она просто увидела что Мальчику-Который-Снова-Всех-Спас плохо и не могла остаться равнодушной… почему этого не заметил кто-то другой? Почему никто на фоне радости от не случившегося ужаса не заглянул в его переполненные тревогой глаза? Просто всем было не до этого, а младшая из Уизли за все годы слишком хорошо привыкла смотреть на него… всегда, везде искать взглядом это лицо в круглых очках. К счастью, сейчас это оказалось ему во благо.
[indent] Стоя вот так в темноте и ощущая объятия Гарри, девочка не хотела уходить… не хотела оставлять его один на один с тревожными мыслями, не хотела разрывать это ощущение неожиданного уюта и тепла. Но парень сделал это первым и она просто улыбнулась в ответ.
[indent] - Конечно, это будет наш секрет.- пообещала она, невольно усмехнувшись, - Я ведь говорила, что ты не одинок. Сколько еще нужно времени или подтверждений, чтобы ты привык к этой мысли, а?
[indent] Джинни забрала кружки, стоящие у кровати, прежде чем выйти… на пороге она задержалась всего на мгновение, чтобы обернуться.
[indent] - Спокойной ночи, Гарри. - и тихонько шмыгнув в коридор, девочка прикрыла за собой дверь.
[indent] Это была долгая и тяжелая ночь для всех, и хотя Мистер Уизли избежал самого страшного, а его семья не лишилась любимого мужа и отца, нельзя было сказать что все так радостно… откровение Гарри, то что он рассказал о своем сне, спасшем ее папе жизнь, были тревожными. Но тревожилась младшая из Уизли совсем не за себя…

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 18.12.95. If you save everyone... who will save you?