нужные персонажи: Justin Finch-Fletchley, Bella Farley, [name] Vaisey, Erica Tolipan.

Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 20.04.95. The great debate


20.04.95. The great debate

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://i.imgur.com/Nf2R4kR.gif https://i.imgur.com/yOukkB7.gif
Jeremy Stretton, Stephen Challock
20 апреля 1995
Хогвартс, библиотека

Библиотека, подготовка к экзаменам. А может, настала пора серьёзно разобраться с вопросом: цифры или чай предскажут тебе судьбу?

+4

2

- Прорицание - это лже-наука, понимаешь?  - Шепчет Джереми Стивену, склонившись над фолиантом по нумерологии, и не понимая зачем ему приглушать свой голос, если мадам Пинс находиться в совершенно другом конце библиотеки, разбираясь с очередными проделками близнецов Уизли. Привычки сильнее нас, что сказать. – Неважно, что ты используешь, магический шар или кофейную гущу, но всё, что ты там можешь увидеть – это образы, образы которые трактует кто? Ты, правильно. А как люди трактуют что-либо? Основываясь на своем опыте, правильно. А собственный опыт — это некая правильная установка для всех и каждого? Отнюдь, нет, и снова, правильно!– Джереми и сам не знал зачем после каждого вопроса он добавлял это странное «правильно», ибо у Чаллока даже не было шанса вставить свои пять кнатов, не то, что задать полноценный вопрос. Но так звучало убедительнее, а рейвенкловец любил быть убедительным. – Не то, что нумерология. Тут каждая цифра несет свой тайный смысл, сливаясь в комбинации с другой, и даже если тебе хочется внезапно нафантазировать что-либо, голые факты остудят твое желание, ибо четкость, это истинно про мой любимый предмет.

Вообще непонятно, зачем юноши затеяли этот спор, они вроде бы должны были готовиться к экзаменам и не отвлекаться на что-то другое. Да только Стреттон всегда находил Чаллока интересным собеседником и слово за слово, внезапно рождается идея, которой уже сложно противостоять. А дальше, осталось ее просто озвучить.

- Предлагаю эксперимент! – Внезапно глаза Стреттона загорелись огнем исследования и обратив внимание на однокурсника, юноша понял, что тот тоже хочет послушать, что же пришло в эту кудрявую рейвенкловскую голову. – Ты говорил, что в следующем году хочешь пробоваться в команду? Хочешь я сделаю подробный расчет данного плана и твоих возможных квиддичных успехов, а ты в отметку выберешь любой способ гадания и предскажешь мне…- на миг Стреттон хотел сказать «как я сдам экзамены», но оценки его мало волновали уже, а вот тема, которая терзала душу в виду не взаимной и запретной любви была очень даже актуальной. – предскажешь, что меня ждет с девушкой, которая мне..кхм...нравиться. Вот только не надо этих взглядов, там всё сложно, скажем так, она не из моей лиги, так что если чаинки выстроятся и сложат слово "ты в пролете", я обещаю дать шанс этой науке! - И почему нельзя было просто спросить "как пройдет завтрашний день?". Наверное, потому что Джереми внезапно, но доверял Чаллоку и знал, что тот не будет болтать направо и налево про то, что было однажды вечером в библиотеке. Да и кто ему поверит, что такие как Стреттон могут влюбляться? Он и сам не верит.

+3

3

— Лже-наука? — переспросил Стивен, недоверчиво покосившись на Джереми. Больше он ничего не смог добавить, потому что все его возражения непременно потонули бы в речи рейвенкловца. Тот был уверен в своей правоте по поводу несерьёзности Прорицания и, наоборот, особой важности Нумерологии. Стивен же придерживался мнения, что гадание порой может быть весьма полезным и вполне достоверным. Главное — делать всё точно так, как говорит профессор Трелони, и уметь расшифровывать информацию. А вот с цифрами пока у гриффиндорца никак не срасталось, так что СОВ, нависший над нынешним Чаллоком, заставлял понервничать. Стивен не стремился к блистательным оценкам и счастливому выражению лиц преподавателей (которое при любом раскладе дел вряд ли увидел бы у профессора Снейпа или Бинса). Однако упасть в грязь лицом тоже не очень-то и хотелось, поэтому библиотека, учебники и вдобавок компаньон — вот, что ждало Чаллока остаток вечера.
Но потом они с Джереми затронули ту тему, которая наглядно демонстрировала противоположно направленные взгляды. И Стивен воспринимал эту ситуацию как хорошую возможность обменяться мнениями и в который раз понять, что как с Джереми, так и с ним самим спорить было бесполезно. Но гриффиндоец попробовал:
— Лже-науку в таком виде не изучают, — Стивен взялся пальцами за дужку очков, сидевших у него на голове. Не было смысла использовать очки по назначению и строить из себя великого гения, который посадил зрение на множестве книг и успешно продолжал это делать, ведь рядом не было мадам Пинс. А вот Стреттон был. И его-то стоило попробовать убедить в своей правоте, но аргумент, Стивен сам признавал, выходил не очень-то и убедительным. Как раз вовремя Чаллок зацепился за недавние слова рейвенкловца и, почесав подбородок, кивнул:
— Вот ты и сам себе противоречишь. Каждая цифра несёт свой тайный смысл? Видишь?! Даже в цифрах есть тайный смысл, о чём ты?
Стивен хлопнул в ладоши и уже через секунду понял, что зря это сделал, очень зря. Практически гробовую тишину библиотеки нарушать таким жестом, однозначно, не стоило. Стивен затаился, надеясь, что сделал это не настолько громко, чтобы навлечь на себя гнев мадам Пинс. Прошло около минуты, а последствием явился только недовольный взгляд одной из знакомых студенток Слизерина, сидевшей неподалёку.
— Готовлюсь апплодировать на вручении Кубка Гриффиндору в этом году, — быстро сказал Стивен, встретившись со студенткой глазами, и повернулся обратно к Джереми. Девчонка хоть и была симпатичной, но зато какой же вредной. Помощи на Зельеварении от неё было дождаться невозможно, хотя чего Стивен ожидал?
Он быстро переключился на продолжение слов рейвенкловца, которому в голову взбрела гениальная идея. Слушая его, Стивен улыбнулся и чуть прищурился. «Значит, девушка, которая нравится?»
Чаллок, улыбаясь, утвердительно покачал головой, поддерживая план приятеля. До чего же Стреттон оказался находчивым. Стивен ещё не догадался проверить свои возможности быть с той или иной девушкой посредством Прорицания. Имелись некоторые вопросы, но он предпочитал их пока игнорировать. А вот Джереми далеко мог пойти. Естественно, Чаллок не собирался болтать и даже расспрашивать пока не рвался.
Вскоре довольно произнёс:
— Мне нравится ход твоих мыслей, приятель. Думаю, профессор Трелони тоже стала бы не менее счастливой, узнав об этом. Или уже знает, — Стивен пожал плечами. Прорицание — сильнейшая наука, и Чаллок в этом не раз убеждался. А на что тогда были способны лучшие из лучших — те, кто достиг мастерства в этой дисциплине? Знал один Мерлин. И, возможно, сама преподавательница.
Захлопнув учебник, лежавший перед ним, Стивен отодвинул его в сторону, а сам поставил локти на стол и сцепил в замке руки. Его взгляд выражал слова не иначе как: «Стреттон, ну ты попал». Мало того, что гриффиндорца в самом деле интересовала его потенциальная судьба в квиддичной команде, так и продемонстрировать рейвенкловцу мощь науки Прорицания — это всё звучало в десятки раз лучше подготовки к СОВ.
— Всё, что мне нужно — это чай. То есть он понадобится тебе. К сожалению, я не ношу его везде с собой. Есть идеи по этому поводу?
Стивен успел подумать, что надо бы сходить на Кухню, но отвлёкся на мимолётную мысль о Нумерологии. Хотелось надеяться, что Джереми сам всё просчитает, не заставив Стива сопоставлять все эти цифры с другими цифрами, и ещё, и ещё. Лучше довериться знатокам дела.

Отредактировано Stephen Challock (16.06.19 17:05)

+3

4

- Я о том, что магия сама по себе строиться на тайном смысле вещей, и ничего страшного в этом понятии нет, только прорицание в отличие от точных расчетов построено на субъективных фантазиях самого волшебника, что еще больше подтверждает то, что я упомянул ранее. – Последовательно отвечает Джереми Стивену на заданный вопрос, слегка морщась от того, что юноша внезапно хлопнул в ладоши и тем самым немного сбил с толку и рейвенкловца, и возможно привлек к ним излишнее внимание. Впрочем, нет, победителями данного баттла пока что оставались близнецы Уизли, державшие внимание библиотекаря где-то очень далеко, за что им большое спасибо. - И ты же понимаешь, что вручения Кубка в этом году не будет, потому что соревнования в связи с Турниром отменили? – С улыбкой произнес очень тихо Стреттон, глядя на не умывающего Чаллока, который своей воинственностью и умением заткнуть слизеринцем в такие ситуации очень даже восхищал.

Упоминание имени профессора Трелони и ее гордости за дело, которое юноши начали, заставило Джереми на секунду задуматься. С профессором прорицания, Стреттон сталкивался лишь однажды, на втором курсе, когда опаздывал на Трансфигурацию и чуть было не врезался в данную даму, этот факт и позволил ей начать беседу с ним издав что-то вроде «осторожней, юноша, сегодня в своем шаре, я видела как один мальчишка с синим галстуком имеет неосторожность сломать шею и покинуть наш мир досрочно», на что Стреттон искренне засомневался в высказанном пророчестве и добавил, что у профессора даже больше шансов на своевременную кончину в связи с тем, что она находиться в группе возрастного риска, в отличие от него. Дальше ему заявили, что у нет и никогда не будет Дара и быстро покинули его компанию, но рейвенкловец и сам не ожидал, что однажды сможет чем-то да порадовать Трелони, в силы которой верил чуть больше лишь потому что Чаллок был так вдохновлен этой наукой, с приставкой «лже».

- О да, я бы очень удивился, если бы ты сейчас достал из-за пазухи пару чашечек. – Улыбнулся Джереми, откидываясь на стуле и с пониманием относясь к заявлению приятеля о том, что прости «у меня для тебя чая нет». – Значит, я первый, да? Чай, наверное, можно достать лишь на кухне, или в Большом Зале, так что если ты подождешь меня здесь, и заодно напишешь вот тут на листике  точное время и дату твоего рождения, полное имя, которое тебе дали родители, то это будет замечательно. Я потом этим займусь. – Джереми придвинул чистый лист пергамента к Чаллоку, полагая, что он станет для гриффиндорца тем самым листом расчета и заодно не позволит скучать, пока юноша будет искать чай, как бы глупо это не звучало.

Джереми поднялся на ноги, проходя стойку мадам Пинс и слыша вдалеке ее возмущенные вопли по поводу ужасного поведения близнецов Уизли. Довели так довели, обычно этой даме хватало «вызвать на дом» Филча и он разбирался с этой проблемой, но нынче тот видимо был занят. Взгляд, который мимоходом был брошенный за стойку мадам Пинс, заставил Джерри застыть как вкопанного. На столе стоял чай. Полная чашка, налитая до краев, от которой исходил пар, что как ничто другое говорило о его нетронутости. Воровать чай у мадам Пинс? Нет, Джереми не идиот, конечно, нет! Но…

- Чертова, Фосетт, вечно из-за тебя все проблемы. – Шипит он себе под нос, когда капли кипятка из-за неосторожного обращения с чашкой и нервного беспокойства от мысли быть спойманным, падают на руку, обжигая ее.  Лень переться куда-то на кухню, когда у тебя под носом всё что нужно толкают Стреттона на безумства, пусть даже он и сильно нервничает по поводу проделанного.

- Я украл чай у самой мадам Пинс! – Шепчет в панике Стивену рейвенкловец, закрывая чашку вертикально развернутым фолиантом и надеясь, что этого никто не видел. Руки до сих пор немного дрожат от страха преследования , а глаза выглядывающие из-за книги в панике устремляются в сторону библиотекаря в надежде на то, что она не мчится к их столику. Она не мчится. Но всё равно как-то боязно. Стреттон не привык что-либо воровать у работников Хогвартса, хотя, если посмотреть на эту ситуацию как «одолжил», то становиться немного спокойнее. – Что дальше? Мне надо его выпить? – Шепчет Джереми, думая о том, что даже если ему придётся и обжечь всю слизистую, он готов избавиться от доказательств своей вины как можно быстрее, ибо нарушение правил – это и вовсе не сильная сторона примерного рейвенкловца, хотя со всеми бывает. Но ведь не в библиотеке, месте, которое по своей сути являются чуть ли не святым для их факультета!

Отредактировано Jeremy Stretton (17.06.19 18:06)

+3

5

— Да, Нумерология захватила тебя и твой мозг, дружище, — не желая спорить, добавил Стивен с улыбкой. Было интересно послушать объяснение рейвенкловца, но это не сумело ни переубедить Чаллока, ни заставить бросить несколько контраргументов в ответ. Подобный обмен мнениями со Стреттоном был интересен сам по себе, а в перерывах находилось время и для шуток. — Вот пусть она теперь усомнится в том, что это так. Может, всерьёз будет ждать вручения, но зато обрадуется, что Гриффиндор не победит, — тоже тихо продолжал Чаллок, усмехнувшись. В конкретный момент ему было важно выйти из ситуации так, словно он всё именно так и задумал. Ну и пусть там эта слизеринка сейчас заполняет голову мыслями о Кубке, а не об учебниках. Так даже лучше.
— Но вот чашек я, правда, с собой не ношу. Если вдруг когда-нибудь начну гадать людям за сикли, ну или за обмен на нумерологическое предсказание, — поправил себя Стивен, внимательно поглядев на рейвенкловца, — буду иметь при себе сразу чайный сервиз. А пока поручаю это задание тебе.
Найти чай. Наверное, Стивен оказался в более выгодной ситуации, когда Джереми придвинул к нему пергамент и продиктовал пункты, которые гриффиндорцу следовало написать, а сам отправился на долгие поиски.
— Точное время моего рождения? Интересно, что подумают мои родители, если я пошлю им сову с таким вопросом? — тихо спросил он сам себя и приподнял брови, но чуть позже мысленно отмахнулся и сказал. — Ладно, применю навыки Прорицания и попытаюсь справиться с этим пунктом тоже.
На этих словах Стивен уткнулся взглядом в пергамент и принялся старательно выводить следующее:
«Стивен Эндрю Чаллок. 27.04.1979 (10:30 утра)».
Убрав перо, гриффиндорец ещё раз поглядел на написанное. Он никогда не интересовался тем, во сколько именно появился на свет, но помнил что-то около половины десятого или одиннадцатого. Засомневавшись, Стивен хмыкнул и даже подумывал добавить ещё одно вероятное время рождения, но не успел, неожиданно услышав беспокойный голос вернувшегося Джереми. Чаллок широко раскрыл глаза и сказал:
— Вот это да! — рассмеялся, оглядевшись, и так же, как и рейвенкловец, заговорил быстрым шёпотом. — Скоро я пошлю матери сову со словами: «Мама, прости, меня исключили из Хогвартса, потому что я участвовал в краже чашки у нашего библиотекаря». Так держать, Джереми. Ты далеко пойдёшь. Пей, но оставь немного, а я потом поведаю тебе твоё прошлое, то есть будущее, — весело говорил Стивен, явно обрадованный как произошедшим, так и тем, что это самое произошедшее отвлекло его от мыслей о дате рождения. Паника не передалась Стивену, но зато передалось общее волнение, и Чаллок забеспокоился за судьбу бедного Стреттона, пусть в то же время не мог не подтрунить над приятелем хоть немного. — Я даже сейчас могу кое-что тебе предсказать, — гриффиндорец перестал улыбаться на время и заговорил медленным серьёзным тоном. Через несколько секунд Чаллок не сдержался и вернулся к привычным весёлым интонациям: — Ты уверен, что она его не пила? А то выйдет неплохой заочный поцелуй с мадам Пинс, и никакой тебе больше девушки не надо будет. Будете вы жить долгой и счастливой жизнью в окружении книг и чая.

+3

6

Сердце в груди бешено колотилось , Джереми казалось, что еще чуть-чуть и оно выскочит, вопя на всю библиотеку «это не я, это не  я украл ваш чай, мадам Пинс», но оно не выскочило. Не выскочило лишь потому, что Чаллок сидевший рядом и вовсе не поддержал параноический настрой с худшими сценариями, которые рождались в голове у Стреттона, более того, он начал делать ту вещь, которая у него всегда получалось лучше, чем у кого-то другого – шутить шутки, и это кажется спасло Джереми от истерического припадка, которые, конечно, с ним никогда не случались.

- Не хочу я целоваться с мадам Пинс. – Внезапно поперхнулся молодой человек, закашливаясь и закрывая руками рот, что бы на них внезапно не обратили внимания. – Да Филч меня за это вызовет на дуэль и сражаться мы будем на кошках, а где я найду хоть одну, которая заткнет за пояс эту пройдоху миссис Норрис?! Ну уж нет, мы должны держать эту связь в тайне, поклянись мне, Стивен! Держать в тайне даже от мадам Пинс! – Шутки сейчас как-то разряжали атмосферу, более того, Стреттон внезапно понял, что в такие моменты они у него получаются не такие занудные как обычно. Именно поэтому со скривленной физиономией и обожжённой глоткой, он передал приятелю чашку с полуобморочным шепотом. – Надо было мне слушаться профессора Трелони и держаться от Прорицания подальше, а то оказывается эти ваши предсказания чреваты наказаниями и…заочными романами с женщинами бальзаковского возраста! Вот зачем ты сказал, что она его пила? Мне кажется, меня сейчас стошнит. – Стреттон откинулся на стул, смотря вдаль на библиотекаря, борясь в этот момент с внезапным драматизмом, нахлынувшим на него явно по вине Чаллока, уж слишком веселый был этот парень, и живой, и рядом с ним невольно и самому хотелось быть таким. Дурнота отхлынула и Джереми поднял руку показывая другу, что всё в порядке, и он может уже не отодвигаться от него так сильно, потому что Стреттон не заляпает рвотой ни его ботинки, ни чашку мадам Пинс, которую каким-то образом нужно будет вернуть за стойку.

- Итак, давай посмотрим, что у тебя тут. – Склонился над пергаментом Стреттон, внезапно переводя полное имя Чаллока на древнееврейский и заглядывая в книжку, начал писать напротив каждой из букв определенное значение. Его упоение было настолько велико, что лишь, когда он захотел почесать нос и выпрямился, удивленный взгляд Стивена был ему ответом на то, что Стреттон ушел куда-то очень далеко, поэтому юноша решил объясниться, что бы приятель его не принял за сумасшедшего. – Понимаешь, нумерология строиться на каббалистике, которую разрабатывали еще древние еврейские волшебники. Они определили, что каждая буква носит определённое цифровое значение и если их приплюсовать получается определенная цифра, у каждого она индивидуальна и вместе с тем, она трактует нашу судьбу и раскрывает наши таланты. Вот у тебя эта цифра 1750, представляешь? Сложно конечно судить только по этому, мне нужно посмотреть дату и время рождения и добавить сюда немного астрономических расчетов со звездами, но уже только благодаря этой цифре можно сказать определенные вещи. Тысяча символизирует образ поэтической романтики , включающей свободу мысли, а это значит, что тебе сопутствует грандиозный успех в творческом сегменте, твое имя говорит о том, что это твой путь. Семьсот пятьдесят это уже прогноз на дальнейший путь и тут.. – Внезапно Стреттон нахмурился и замолк, цифры были беспощадны в своих прогнозах и деталей они не сообщали, поэтому каждый раз, когда Джереми сталкивался с какой-то дезориентирующей отрицательной информацией, он пытался ее преобразовать в такой месседж, который не повредит тому, кому он адресован. – Тут есть предупреждение о том, что твой огромный успех в будущем может стать огромной неожиданностью для тебя, поэтому нужно быть осторожным с гордыней, впрочем это даже хорошо, если есть такое предупреждение, значит успех будет очень даже весомым. Кажется, тут кто-то у нас будет рок-звездой, что скажешь на это, а, Стивен? – Джереми одобрительно похлопал Чаллока по плечу, будто бы он уже выиграл какую-то музыкальную награду или стал частью лучшей группы в стране. - Правда, тут ничего не говориться о спорте, но давай я посмотрю астрологические данные, может там будет что-то. – Пожал плечами Стреттон, с горящим взором готовясь к новым вычислениям, как вдруг понял, что Чаллоку ведь тоже есть что сказать о его судьбинушке и с деланно непредвзятым видом задал вопрос, кивая на чашку мадам Пинс. – И что там? Мой провал, да?

+3

7

Мадам Пинс не летела к столу, за которым сидели Джереми и Стивен, пол под ними ещё не обрушился под тяжестью преступления Стреттона, так что можно было успокоиться. Но даже если чувство страха за дальнейшую судьбу в Хогвартсе и пропало или поубавилось, то его заменили смех и веселье. Как вообще Джереми взбрело в голову украсть чай у мадам Пинс? О чём он думал?
Но Чаллок знал одно — приятель поступил именно так, как надо было. Может, его и укусили пикси, но то были правильные пикси. Именно так и стоило подходить к поставленной Стивеном задаче раздобыть чай. К тому же, теперь Стреттона и мадам Пинс могла ждать прекрасная и совсем не шумная (в библиотеке же) свадьба.
— Мы в Хогвартсе. Давай спросим у кого угодно, есть ли у них кошка. У меня вот сипуха, а не кошка, но уверен, есть в этом мире, то есть в Хогвартсе, хотя бы одна, которая способна бросить вызов миссис Норрис. Я буду принимать ставки. Ну и конечно, болеть за тебя, потому что тебе не стоит упускать шанс обойти Филча и связать себя с мадам Пинс узами любви.
«Разве это не великолепно звучит?» — думал Стивен, смеясь и наблюдая за реакцией Джереми. Сначала рейвенкловец шутил, но потом, по-видимому, осознал всю тяжесть ситуации и скривился почти так, что со стороны казалось, будто его вот-вот вырвет. Стреттон передал Чаллоку чашку, а тот дождался дальнейшей реакции. Выживет ли Джереми, или нет?
Пронесло.
Теперь можно было приступить к рассматриванию чаинок, но перед этим Стивен обратил внимание на тот процесс, которым увлёкся Джереми. Он начал расписывать цифры, буквы, ещё и не английском, да и в целом увлёкся настолько, что гриффиндорец понял: всё, он потерял приятели в этой Нумерологии. Прощай, Стреттон.
Словно в ответ на его мысли и, очевидно, непонимающее выражение лица, Джереми поднял голову и принялся объяснять содержание происходящего. Стивен слушал внимательно, но потерялся где-то на моменте с «древними еврейскими волшебниками» и «образе поэтической романтики», хотя, в итоге, смысл извлёк для себя довольно приятный.
— Рок-звезда? Значит, не зря я хожу на Музыку и усердно делаю вид, что я с ней на «ты», — усмехнулся Стивен. — Тогда тебе билеты будут со скидкой! Но вот что там со спортом? Я вполне могу быть рок-звездой и на квиддичном поле. Надо только нашей команде это понять и принять меня. А вот что касается тебя-я-я… — протянул Стивен и взглянул в чашку. Стреттон тоже потерял его на пару минут, потому что гриффиндорец и так, и сяк крутил чашку, примечая детали и фигуры.
Он заговорил довольно быстро, почти не глядя на Джереми:
— Тебе повезло! Тут у тебя листок клевера, то есть удача. А ещё похоже на капусту, но это ревность. Или с твоей стороны, или со стороны той, о ком ты думаешь, а может, и со стороны мадам Пинс, кто знает… Тут две большие чаинки всплыли, а третья — поменьше. Не самый хороший знак, потому что тебя ждут трудности в отношениях, может, ссоры. Прогноз вполне себе неплохой, но легко не будет. Хотя уж точно проще, чем Нумерология.

+2

8

Похоже Стивену очень понравилась идея сражения на кошках, такой себе бойцовский клуб за сердце дамы, повелевающей книжными полками. О таком и легенды не грех сложить, правда Стреттон очень сомневался, что сможет потом отмыть свою репутацию, а если об их недоромане узнает еще и мадам Пинс, то единственное, что этот рейвенкловец будет целовать, это дверь библиотеки, так как перед его носом она каждый раз будет закрываться!

- Слушай, да эти кошки животные свободолюбивые, даже если какую-то и найду, вряд ли она захочет сражаться с миссис Норрис, к тому же, что мне ей предложить? Нумерологический расчет? Я думаю, что она после этого цапнет меня, а не Филча! – Шутить о подобном было очень даже весело, хотя Стреттон и сам до конца не понимал, развлекается ли его приятель, или может Чаллок взялся за него серьезно и скоро Хогвартс заполнят кошачьи бои, за которые потом огребать также и Стреттону. Ну, если он вдруг останется жив после того как мадам Пинс обнаружит, кто украл ее чай.

- В смысле со скидкой? – Вытянулся в лице Стреттон. – Я думал, что мне они после такого должны бесплатно достаться! Ну хотя бы на парочку концертов так точно. – Ну и правда, на концерты рок-звезды приятно иметь парочку билетов в кармане и рассказывать всем историю, что это за то, что нумерология таки затащила в этом споре! Но затащила ли? Джереми навострил уши, слушая предсказание друга и даже немного взбодрился услышав начало, хотя представив рядом с собой Фосетт, слушающий данный прогноз, моментально отрезвел и немного приуныл.

- Думаю, ты был прав, Стив. Это скорее прогноз на отношения между мной и мадам Пинс, потому что с той девушкой удача мне точно не светит, а то, что мадам Пинс не разбила мне чашку об голову – это еще какая удача. Ревность, это видимо она приревнует меня к своему чаю, а дальше будет очень большая ссора, где нам с тобой будет больно. И что ты думаешь эти две чаинки большие всплыли просто так? Это же мы с тобой, и то, что мы всплыли, это значит, что нам конец! А та маленькая всплывшая, это видимо кошка которую я найду, так что лучше-таки брать твою сипуху, она хотя бы улетит. – Немного чувство юмора, смешанного с пессимизмом, или в сего случае, реализмом, и реальный прогноз готов. – Но спасибо тебе дружище, я думаю, что если всё-таки мне светит хоть что-то в этих отношениях, то я выставляюсь и можешь даже на эту гулянку позвать профессора Трелони!  Ладно, давай лучше посмотрим астрологический прогноз и точно сможем понять, что у тебя там с командой.

Тут было много цифр, связанных уже со знаниями с астрономии и больше упора на нумерологию, но расчет выдавал нечто такое, что заставило юношу нахмуриться и поднять взгляд на друга:
- Стив, тут говориться, что способности и умения у тебя есть, но также есть и сильный соперник. Скажи, ты хоть на какую позицию метишь? Ибо, все игроки вашей команды уже давно там и держатся за свои места лучше кого-либо, так что реально только занять освободившуюся позицию вратаря, у вас же Вуд ушел? Но я вижу слишком большую конкуренцию, и трудности, связанные с этим, так что могу сказать тебе, что это не выглядит просто, хотя, если тебе станет легче, тут тоже выпали успехи в творчестве, и как бы ты не хотел, но теперь бесплатный билет на свой концерт ты мне таки должен! И не смотри на меня так, я туда приду точно не с мадам Пинс. – Чуть ли не шипит Стреттон, понимая, что теперь от шуток про библиотекаря ему не отделаться никогда, Чаллок ему будет припоминать это всю жизнь, как и чай, как и кошку, как и Фосетт, с которой у него там что-то всплыло.

+2

9

И пока Стивен вовсю представлял фееричную свадьбу Стреттона и мадам Пинс, рейвенкловец не отставал от него и занимал голову вполне насущными вопросами. Найти кошку для того, чтобы та поборолась с миссис Норрис — это было важно.
— Пока не попробуешь — не узнаешь. Ты этой потенциальной кошке сначала предложи, а потом будешь говорить, что все они свободолюбивые или что ни одной из них не нужен нумерологический расчёт. Если что, я тебя прикрою и скажу, что ты так любишь Нумерологию, что готов предлагать расчеты по ней всем в Хогвартсе, даже кошкам, — сказал Стивен и развёл руками. Уж от кого он собрался прикрывать Стреттона и зачем — знал один Мерлин. Пожалуй, с такими разговорами пальцем покрутить у виска мог любой, кто прошёл бы мимо стола, за которым сидели рейвенкловец и гриффиндорец. Возможно, та самая слизеринка уже так и делала, только вот на неё никто не обращал внимания, занятый беседой.
— Хорошо, ты меня убедил, — сказал Чаллок, словно сдавался после долгих уговоров. — Могу и бесплатно, только не забудь пригласить и ту самую девушку. Это ведь частично благодаря ей и твоему предсказанию я теперь знаю о своё будущем, — улыбнулся Стивен. Вот уж не думал он, что сегодня приоткроет завесу, скрывающую от него то, что ждало его впереди. И предсказание Стреттона, честно говоря, Чаллоку понравилось. Он даже позабыл ненадолго и о квиддиче, который волновал его довольно долгое время или же почти все годы пребывания его в Хогвартсе.
Выслушав дальнейшую речь рейвенкловца, Стивен даже помолчал недолго и похлопал глазами.
— Ого, Джер, да в тебе пропадает предсказатель. Умирает, я бы даже сказал. Не понимаю, чего ты увлёкся Нумерологией, когда настолько талантливо трактуешь предсказания. Уже в который раз за сегодня это признаю и говорю.
В разговоре со Стреттоном Чаллок и сам до конца не понимал, где были шутки, а где — серьёзность. Всё так тесно переплеталось, что отличить одно от другого было практически невозможно. Но что точно знал Стив, так это:
— Не-не, страдать с тобой и мадам Пинс на пару я не хочу. Я с удовольствием приду на вашу свадьбу, но вот в сценах ревности участвовать не собираюсь, — помотав головой и беззлобно усмехнувшись, он продолжил. — Лучше подари той девушке этот чай. Вернее, не этот, — он с недоверием глянул на чашку, из которой пила мадам Пинс, а потом и Джереми. Ладно бы заочный поцелуй той девушки со Стеттоном, но вот с мадам Пинс... — а любой другой. Может, она оценит. И давай лучше про квиддич, — хохотнул Стивен. Дела любовные были слишком запутанные, слишком. Он и сам это знал хорошо, когда думал о Виктории. В общем, это была отнюдь не простая тема, как хотелось бы.
— Охотник или вратарь. Значит, вратарь. Ну, нет! — Стивен занес кулак, чтобы эмоционально стукнуть им по столу, но задержал его в нескольких миллиметрах, аккуратно опустив руку на стол. Не стоило забывать, что где-то там, между книжных полок, всё ещё была несчастная, оставленная без чая мадам Пинс, и любой лишний звук мог стать призывом для неё. — Ты должен будешь прийти на концерт. Не с мадам Пинс, так с той девушкой. Я попытаюсь пробиться в команду в следующем году на место вратаря или охотника, но, если не выйдет, переведу внимание на запасной вариант с концертами. Так что не теряй время и иди, ищи ту девушку, чтобы быть готовым. То есть не прямо сейчас, но сразу же после моего предсказания. Отбрось свои учебники, приятель. Или так и придётся бороться с Филчем за внимание той единственной, у которой ты украл чай… — тяжёлым голосом изрёк Стивен, едва сдерживая смех.

+2

10

Джереми слушает Чаллока и улыбка трогает его уста, он не понимает какая магия вселилась в этого юношу и почему ему так легко заражать других людей хорошим настроением и позитивными эмоциями, но тот весьма убедителен и на миг Стреттону уже хочется идти на поиски своей идеальной кошки, устроить тут отбор лучших и пригласить всех на тот самый знаменательный бой, пока внезапно не вспоминает, что это всё шутки, но такие, которые еще долго будут его веселить.

- Спасибо, Стивен, теперь я счастлив, потому что знаю, что в любых переговорах с кошками, меня прикрываешь ты.  – Джереми даже похлопал гриффиндорца по плечу, выражая ему свою благодарность, и на всякий случай перевел взгляд на стойку мадам Пинс, за которую она могла вернуться я в любую минуту, а ее чашка до сих пор не была на месте.

- Охотник? – На секунду поднимает бровь Стреттон, вспоминая состав игроков Гриффиндора с которым он был отлично знаком, так как практиковал игру в квиддич в прошлом сезоне. У вас же ушел только Вуд, разве нет? Джонсон, Спиннет и близнецы будут только на седьмом курсе, Поттера точно никогда не уберут, а Белл пусть и перейдет на шестой, но в команде точно давно, так что это будет непросто выбить кого-то из них из основного состава, разве что занять позицию вратаря, могу лишь пожелать удачи, так как смелых у вас на факультете всегда хватало и на отборочных явно будет не протолкнуться. - Но Джереми верил в Чаллока, верил, что у того должно явно что-то выгореть, и если не с квиддичем, то с музыкой определенно.

- Ладно-ладно, я понял, правда  я до сих пор считаю, что мадам Пинс будет легче добиться, чем ту самую девушку, особенно учитывая некоторые обстоятельства, но я присмотрюсь, может и действительно эти все странные чувства не просто так…спасибо, Стивен. – На секунду Стреттон бросает на приятеля взгляд в котором собрано всё – и неловкость, и благодарность, и какое-то неверие то ли своему счастью, то ли невезению, а может быть и всему вместе. Взгляд он долго не фокусирует на гриффиндорце, а в какой-то момент переводит на саму мадам Пинс, которая уже как бывалый ниндзя разобралась с шумными Уизли, или кто там еще был и направлялась к собственной стойке от чего лицо рейвенкловца изменилось и на нем явно отобразились нотки ужаса. – Стивен! Ты должен помочь! Отвлеки ее…Отвлеки мадам Пинс, пожалуйста, вот прямо сейчас, придумай что угодно! А я пока верну чашку. Я буду твоим должником, давай-давай. – Стреттон чуть ли не выталкивает гриффиндорца из- за стола, бесшумно поднимаясь и даржа фолиант в рукаха раскрытым настолько, чтобы тот прикрывал чашку. Стреттон не смотрит на Чаллока, лишь молиться, что бы дрожащие пальцы и остроумие друга не подвели, и звезды совпали именно так, что бы им потом не пришлось драить кошачьи туалеты, или что там драют, если отопьют чая зазнобы завхоза.

Операция «Чашка мадам Пинс» проходит бесшумно, Стреттона не ловят и возвращая чашку за стойку, рейвенкловец покидает это место, направляясь к парте, где лежат их вещи. Джереми закидывает их в сумку и оглядывается в поисках гриффиндорца в надежде на то, что тот еще жив.

+2

11

Наконец-то Джереми уверовал в то, что если дело заходило о кошках, он мог положиться на Стивена. У самого гриффиндорца вместо кошки, конечно, была сова, но разве это так сильно меняло суть? Дело ведь тут было совсем не в них, а в шутливом настрое и таких же попытках убедить Стреттона в том, что ему нечего было бояться, когда ему придётся встретиться с Филчем.
Но, в отличие от разговоров про кошек и мадам Пинс, в случае с квиддичем Стивен становился чуть серьёзнее. Он довольно давно стремился попасть в команду, и каждый раз что-то шло не так, итогом чего становился очередной год без участия Чаллока в игре. Поначалу Стивен был настроен вполне оптимистично, надеясь, что следующий курс принесёт ему место в команде, но годы шли, а он даже не был запасным. Впереди оставалось лишь два курса, на которых Стивен мог блеснуть или погаснуть. Хотя, может, всё было не так уж и плохо, если верить словам Стреттона о не менее светлом будущем в качестве рок-звезды.
— Выбивать я никого не собираюсь. Скорее, захотят выбить меня, потому что им уже поднадоело моё лицо на каждых отборочных, но с другой стороны, они должны быть только рады подобному постоянству. Времена меняются, преподаватели Защиты от Тёмных Искусств — тоже, но Чаллок всё ещё ходит на эти отборочные, — Стиве не не сумел сдержать смешок. Это было и смешно, и даже немного печально, хотя вторую сторону в данной ситуации, как и во многих других, гриффиндорец усиленно игнорировал. Точно так же он подбодрил бы и Стреттона, заставляя его забыть о плохом, когда тот заговорил о девушке, с которой всё было настолько сложно, что, по мнению рейвенкловца, мадам Пинс было куда проще добиться. Однако как раз в эти секунды говорить не стоило вообще ничего. Можно было сморозить какую-нибудь глупость, но вместо этого Чаллок лишь молча кивнул, веря, что у рейвенкловца всё сложится хорошо. Еле слышно вздохнув, он так же, как и Стреттон, перевёл взгляд в сторону и увидел объект номер один. Словно ужаленный, Стивен подскочил с места, едва не уронил очки, всё ещё покоившиеся на голове, и нацепил их на нос. Джереми почти вытолкал его прочь, но гриффиндорец и сам уже готов был нестись навстречу мадам Пинс. Словно позабыв, что находился в библиотеке, он шумно подбежал к библиотекарю и широко улыбнулся, надеясь, что выражение его лица и очки позволят женщине поверить, что он счастливый и весьма умный студент — счастливый оттого что находится в мозгу Хогвартса, в окружении сотен и тысяч книг, которые дарят ему бесценные знания!
— Мадам Пинс! — Стивен всё-таки догадался не повышать голос, а сказать даже чуть тише обычного, оберегая святая святых — почти полное безмолвие идеальной библиотеки, какой она была, вероятно, в мечтах женщины. А дальше, хоть звук и не стал громче, Стивен затараторил так, чтобы мадам Пинс и не подумала обойти его, преградившего ей путь, и прослушала речь до конца. И, о Мерлин, смогла выцепить из неё смысл. — Можно узнать у вас: есть ли учебник по Нумерологии? Не тот, что мы используем на уроках, а более высокого уровня. Я бы даже сказал — уровень волшебников, выпустившихся из Хогвартса. Дело в том, что я хочу досконально изучать этот предмет, а обычных знаний мне не хватает, понимаете? — он поправил очки. — Я считаю, что нужно знать больше, чем требует того обычный курс. Ведь все мы должны стремиться к совершенным знаниям, ведь так? Чем больше, тем лучше. Но важно ещё и всё хорошо понимать, а не просто зубрить, конечно же. Да, в общем, я подумал, что, — быстро обернувшись, Стивен увидел Джереми, который возвращался к столу, и тут же возобновил монолог, — да, Нумерология прекрасна и невероятно увлекательна, но лучше я попрошу у вас книгу в следующий раз. Ведь куда мне спешить, если я могу хоть каждый день ходить в нашу чудесную библиотеку и брать книги. Спасибо, мадам Пинс, спасибо! — прежде чем вслед ему посыпался бы гнев библиотекаря, которая и так была не в лучшем расположении духа, гриффиндорец чуть ли не подлетел к столу, — почти бесшумно, на носках — где они сидели с Джереми. Закинув и свои учебники в сумку, он не успел ничего сказать, а только поспешил на выход. Уже там он, округлив глаза от пережитой опасности стать врагом мадам Пинс номер один, что совсем не входило в его планы, тяжело произнёс:
— Сомневаюсь, что меня в следующий раз вообще пустят в библиотеку, — помолчав, уже веселее добавил. — Но хотя бы нам с тобой не придётся предоставлять мадам Пинс годовой запас чая.

+2

12

Джереми не знал на какую жертву пришлось пойти Чаллоку, и сколько кошек его в этот момент прикрывало от злого рока судьбы – быть прихлопнутым самым большим фолиантом, который мадам Пинс могла быть найти в своих закромах, но к столу приятель вернулся живым и, по-прежнему, позитивным, хотя рейвенкловец был уверен, что нервозности в общении с библиотекарем никто не мог избежать. Вот Стреттон даже с ней долго и разговаривать не мог, ему так и казалось, что мадам Пинс его посылает далеко и подальше одним только взглядом и призывом соблюдать тишину даже в его желании задать безобидный вопрос, а где находиться продвинутый фолиант по нумерологии. Теперь же у нее будет больше причин ненавидеть Джереми, но только мысленно, потому что фокус удался и их не поймали, ничего себе, неужели Стреттон становиться таким криминальным типом?

- Не волнуйся, точно пустят, я за этим прослежу, к тому же, мы с тобой выяснили, что в этом деле главное иметь хорошую кошку, и тогда всё приложиться, так что поиск такой начну прямо сейчас, и никто не сможет потом стать у тебя на пути в библиотеку, в команду или в большой рок-бизнес! – Джереми шутит, благодарно смотря на друга и в который раз восхищаясь его ловкостью, но шутки шутками, а всё же надо сказать самое главное, то без чего бы Стреттон уже драил туалеты, думая о том, что чай был не настолько вкусным, чтобы оставлять ему в жизни такие «чаевые». – Стивен, спасибо. Это действительно было круто. И твои навыки общения с мадам Пинс, и гадание на чаинках…Я твой должник, в общем! Нумерологические расчеты – для тебя в любое время, в любой час и на любую тему! Ну, или что тебе там еще будет нужно...

Стреттону всегда сложно выражать свою благодарность, но он знает, что сегодняшний день позволил ему еще лучше узнать одного из однокурсников, которого в последствии он не раз назовет другом, потому что, что это как не дружба прикрыть тебя перед ликом опасности именуемой гневом мадам Пинс в святая святых этого мира – библиотеке?

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 20.04.95. The great debate