нужные персонажи: Justin Finch-Fletchley, Bella Farley, [name] Vaisey, Erica Tolipan.

Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 14.01.96. Тебе не избежать моей опеки...


14.01.96. Тебе не избежать моей опеки...

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://sh.uploads.ru/Y8veR.gif
Anna Mirfield & Eurig Cadwallader
14 января 1996 года
Хогвартс

Эрик испортил все и даже больше. Такой он Анну ещё никогда не видел, но в его руки случайно попало письмо, адресованное не ему. Эрик пошёл искать получателя и встретил разбитую девушку сидящую на подоконнике.

Отредактировано Eurig Cadwallader (20.10.19 17:04)

+1

2

Знаете, как сходит лавина?
Достаточно одной снежинки, чтобы она сдвинула пласт снега, а тот потащил бы за собой еще и еще, пока все это не превратилось бы в огромную уничтожающую все на своем пути безжалостную белую массу. Анне казалось, что ее погребла под собой такая вот лавина, и она барахтается в снегу, не в силах выбраться, а он попадает в рукава, за шиворот, холод обжигает лицо и руки, перехватывает дыхание и не дает даже ничего прошептать.
О да, сюда бы хорошо подошло сакраментальное "спасите наши души", но Анна знает, что ей никто не поможет. Кричи-не кричи, плачь-не плачь, это отражение боли, с которой она не может справиться. Анна прижимается разгоряченным от лихорадки лбом к прохладному оконному стеклу и смотрит на улицу.
За окном валит снегопад, густой-густой, так что ничего даже не видно. Отсюда хижина лесничего Хагрида кажется игрушкой из снежного шара, которые дарят детям на Рождество. Ей уже давно ничего такого не дарят.Она давно выросла из игрушек, но все еще хранит на шкафу в своей комнате коробку со старыми детскими вещицами - фарфоровая кукла с разбитой рукой, плюшевый медведь с глазами-пуговицами, несколько полароид-фотографий, пластмассовое кольцо из торгового автомата за 50 пенсов и все такое же, с чем связаны самые теплые воспоминания из детства.
На это Рождество, которое она провела дома, она получила совсем другие подарки. Например, как вам новость о том, что ее родители разводятся? Каково обнаружить это с утра вместо красиво упакованной коробки под елкой? Родители снова ругались, Анне тоже несколько раз прилетело, в основном от отца, что она не оправдала всего его ожидания, но и досталось от матери - что эта магия испортила ей жизнь. С каникул она вернулась раньше, чем планировала, просто невыносимо было и дальше находится в том доме.
С началом семестра в гостиной снова стало слишком шумно, и почти все свое время Анна проводила вне башни Гриффиндора, предпочитая забиваться в какие-нибудь заброшенные классы, подоконники в пустующих коридорах, дальние уголки школы, где было тихо и хоть немного спокойно, если только не повезет наткнуться на Пивза.
Устроившись на одном из таких вот подоконников и разложив перед собой конспекты по трансфигурации и библиотечную книгу, Аня битый час пыталась написать эссе к завтрашнему уроку, но не понимала ни строчки, читаемой ею из книги. Она пропустила ужин - не было аппетита, да и нужно было это доделать прежде чем возвращаться в гостиную.

Отредактировано Anna Mirfield (03.11.19 22:35)

+1

3

Рождественские каникулы остались где-то позади и это была чуть ли не одна из лучших зим в жизни Эрика. Само Рождество он провел в компании самых близких и любимых людей, а ещё они со Скоттом много практиковались в магии, им ведь теперь можно колдовать вне Хогвартса. Бедная мать и отец, которые все это терпели на протяжении двух недель. Но вот, хорошее осталось позади и трудовые будни студентов школы магии и колдовства вернулись. Эрик уже хотел, чтобы этот год поскорее закончился и началось лето. Главной причиной была, конечно, Амбридж и её тупые законы, которые появлялись не по дням, а по часам, но Эрик, как истинный безстрашный гриффиндорец не унывал и искал во всем хорошее. Вообще, у него осталось незаконченное дело, он много и долго думал об этом на каникулах и все таки разобрался в себе, по крайней мере ему хотелось в это верить.

Сидя этим воскресным утром на завтраке, Эрик как обычно общался с сокурсниками, давился пирогом (потому что жрать и смеяться одновременно плохая идея) и плевался чуть ли не носом клюквенным морсмом. Его взгляд на секунду встретился с её взглядом и внутри похолодело, он тут же перевёл внимание на Скотта и Беллу, которые как два воробушка, сидели на краю, о чем-то воркуя. Он проглотил ком, стоявший в горле, а когда снова посмотрел туда, где только что была Анна - место было пусто. Из размышлений его вытянула прилетевшая сова. Не их сова. Эрик повёл бровью и взял письмо из клюва, не додумавшись прочитать имя получателя, он вскрыл его и обомлел после первых пары строк. Тут же густо покраснев, парень положил письмо обратно в конверт и засунул в карман мантии. Нужно найти получателя и отдать письмо ей. Но черт, то что он прочитал... Этого было достаточно, чтобы он начал волноваться за внезапно исчезнувшую гриффиндорку. Похоже её Рождество было отнюдь не весёлым, каким и следует быть такому прекрасному празднику.

Весь день Эрик потратил на поиски Анны, пока под вечер не обнаружил ту на одном из подоконников в каком-то закоулке. Ох уж эти девочки, чуть что, так рыдать на подоконник или в туалет. Нет, чтобы найти себе крепкое мужское плечо... Ладно, не о том сейчас... Эрик аккуратно подошёл к ней, боясь вообще, что либо говорить. Она и так его ненавидит, а тут вообще убить может. Он видел, что она пытается писать задание, но только пытается.

Мерлин, раз, два...

- Анна, прости, я не виноват, это птица... Она ошиблась, а я олень, не прочитал кому оно, прошу, пощади... - в какой-то степени он может и пытался снова упасть на дурака, чтобы хоть немного её развеселить, но он в самом деле переживал за свою честь и целостность всех конечностей. Эрик протянул ей письмо, в котором говорилось о том, с кем она собирается остаться жить после развода... Этих строк было достаточно, чтобы он посадил в себе семена огромной паники за девушку и пообещал себе оберегать её, даже если та ему швабру в зад засунет. Эрик не даст несчастной девушке завять, словно бутон розы оказавшийся на улице в минус тридцать.

+1

4

Изобразить с эссе ничего дельного она так и не успела, в окне отобразилась фигура приближающегося к ней человека, ну и кто бы мог подумать, угадайте с одного раза, кто это может быть? Не было печали.
- Ну что еще? - устало спросила она, у нее не было сил даже злиться на Кэдваллэдера, что тот снова отвлекает ее от уроков. За эти каникулы и несколько дней после у нее не было времени о нем думать, не то, чтобы думать, как от него избавиться. На фоне разваливающейся семьи ее старая симпатия, которая слишком прочно проросла внутри, оказалась не такой уж и существенной. Ей бы вроде и радоваться, что папа больше не будет незримо стоять над душой, но на самом деле Анна была патологически болезненно к нему привязана, что заставляло ее раз за разом пытаться найти его одобрения.
Кэдваллэдер бормотал что-то неубедительное, что-то про птицу и оленя, но взгляд Анны был направлен на конверт, который он ей протягивал, и весь этот ее зверинец, о котором говорил Эрик, ее совершено не волновал. Конверт оказался вскрыт, и Анна смотрела на него с таким же опасением, с каким смотрела бы на ядовитую змею, вздумай Эрик ей её протягивать. Она узнала этот круглый аккуратный материнский почерк на конверте. Чей же еще, отец ей никогда не писал. До Анны, наконец, дошло, о чем толковал гриффиндорец, она подняла на него взгляд, одновременно дергая письмо на себя каким-то судорожным жестом утопающего, который пытается схватиться за незримую и несуществующую опору.
- Ты прочитал его, да? - зачем-то спросила она, хотя и так знала, что да, прочитал. Она прищурилась, резко, зло. - Надеюсь, тебе понравились скелеты в шкафу моей семьи.
Эта была тщетная попытка удержаться на плаву, когда корабль ее семьи тонул вот с такой огромной пробоиной на борту. Где-то в глубине души она знала, что винить себя бесполезно и даже глупо, но ведь все это началось именно в тот момент, когда папа узнал о магии в момент ее первого проявления у его единственной дочери. Не очень приятно понимать, что она сама отправила это судно ко дну.
И хоть она демонстративно вынимала сложенное вдвое письмо из конверта прямо перед Эриком, даже не думая уже прятаться и как-то перед ним оправдываться, ее руки дрожали. Ничего хорошего она из этого письма все равно не узнает. Она быстро пробежалась глазами по строчкам, на одно мгновение - всего лишь на одно единственное - ее губы дрогнули в попытке скривиться, но Анна взяла себя в руки. Они уже все решили и теперь просто из вежливости спрашивали, с кем она хочет остаться после развода. Они решили за нее даже это, Анна знала наверняка, что отец милостиво разрешит ей остаться с матерью, чтобы навсегда вычеркнуть из своей жизни позор всего его существования - дочь-волшебницу. Не то, чтобы она хотела жить с ним, продолжая свои бесплодные попытки добиться его расположения, но все равно было бы приятно решать хоть что-то.
Она аккуратно, слишком наигранным жестом сложила письмо обратно, а конверт небрежно сунула между страниц в учебнике трансфигурации. Взглянула на Эрика так, словно не ожидала его здесь увидеть. На самом деле она сделала все, чтобы вызвать у него к себе отвращение, и не понимала, почему он до сих стоит тут.
- Уйди, - бросила она ему, стараясь добавить в голос побольше пренебрежения, но, кажется у нее ничего не получилось. Залезть бы в эту книгу по трансфигурации, спрятаться между страниц, и никогда оттуда не вылезать.

Отредактировано Anna Mirfield (03.11.19 22:35)

+1

5

Все то время, что Анна доставала письмо, читала его и сворачивала обратно, он смотрел на неё с неким любопытством, пытаясь понять, что она сейчас чувствует. А что может чувствовать девочка-подросток, которая вместо нового платья (или что там девочки любят?!) получила на Рождество известие о разводе родителей? Будь он на её месте, вёл бы себя ещё хуже. Нет ничего печальнее на свете, чем знать, что ты остался без семьи. Да, с мамой, да, папа где-то рядышком бегает, но уже не в одном доме. Отец больше не будет давать житейские наставления, мама не будет звать на ужин, выбивая тебе дверь в комнату, потому что зачитался, и не услышал предыдущие триста пятьдесят криков. Эрик представил, что было бы с ним и у него внутри ад похолодело. Нет, нет, нет. Это ужасное ощущение и он надеется, что никогда с этим не столкнётся и даже злейшему врагу такого не пожелает. Он понимал, что сейчас не совсем подходящее время, что бы пытаться помириться с Анной, но когда, как не в самый трудный период её жизни? Может это немного и эгоистично, но люди более уязвимы, когда пытаются скрыть душевную рану и показать, что мол вот я все смогу, все выдержу. Эрик не с плохими намерениями, правда, он просто хотел дать ей поддержку. В его случае это был бы Скотт, но у Анны нет брата-близнеца, ей повезло меньше, поэтому эту непосильную ношу решил возложить на свои мужественные плечи Эуриг. И единственное, что его остановит, это если она убьёт его Авадой прямо здесь. Но он знал, что Анна никогда не сядет в Азкабан из-за него. Слишком он не достоин этого. Он оперся о подоконник, на котором сидела девушка и повернул к ней голову. Эрик хотел многое сказать, но был не уверен, правильно ли подобрал слова. Не хотелось сделать ещё хуже. Какие вообще говорят слова поддержки, когда ты лишаешься семьи?

- Нет. Я не уйду, Анна. А знаешь почему? Потому что я не позволю себе оставить леди с таким горем одну. И нет, я сейчас не включаю шута-придурка, как обычно, я правда хочу помочь тебе и я правда не уйду. Если хочешь, попробуй заставить.

Он не собирался говорить с ней о семье или давать какие-то советы, Эрик наоборот хотел её отвлечь от дурных мыслей, хоть на немного. Конечно, он понимал, что Анна будет думать об этом постоянно, он не знал проблем её семьи, не знал, как у них там все слажено, и даже не особо хотел знать. Зачем копаться в чужом грязном белье?

- Теперь я, хочешь ты того или нет, буду всегда рядом. То есть, ещё чаще, чем обычно. И поверь, лучше тебе с этим смириться. Как дела с Трансфигурацией?

Если девушка захочет поговорить, он всегда будет рад её выслушать и спрятать за своей широкой спиной, чтобы ни одна сволочь не посмела её обидеть...

+1

6

Меньше всего Анна ожидала, что он никуда не уйдет. Потому что обычно он, конечно же, уходил, ну кому понравится, когда на тебя выливают ушат грязи и старательно проходятся по этому месту ногами, втаптывая тебя в эту самую грязь. Но у Кэдваллэдера, по-видимому, была какая-то странная симпатия к мазохизму, иначе как еще объяснить, что он отказался куда-либо идти. На словах "попробуй заставить" Анна спрыгнула с подоконника, часть пергаментов разлетелась, включая и тот, с огрызками неудачного эссе, и разбившаяся чернильница залила все это огромным черным пятном.
С трансфигурацией с нынешнего момента все стало совсем печально.
Аня подняла взгляд на Эрика, естественно, разбитую чернильницу проще всего было повесить и на него тоже, как и письмо и все ее прочие проблемы. Как велик был соблазн именно так и сделать. Она вдруг заметила, что он выше ее - почему раньше она этого не осознавала?
- Ты кем себя возомнил, Кэдваллэдер? Вторым Поттером-которому-не-все-равно, а потому ты позволяешь себе совать нос в чужие дела? С чего ты вообще взял, что мне нужна твоя помощь? - можно было еще спросить, где он тут леди увидел, и не себя ли возомнил рыцарем, ну да ладно, опустим эти два момента. - Ты ничего не знаешь обо мне и моей семье, я понятия не имею, о каком горе ты тут говоришь. Знаешь, я рада, что они разводятся, пусть папаша катится куда хочет.
Кажется, ее трясло. Анна не особо успешно врала, и все сказанное ею было всего лишь отражением той обиды и боли, что были у нее внутри и что она не сумела адекватно показать. Потому что она должна быть лучше всех, а те, кто лучше всех, никогда не показывают своей слабости перед другими. Она слишком привыкла руководствоваться этими правилами с самого детства, и с выражением собственных чувств у нее были значительные проблемы. Эмоциональный калека.
- Я что, наступила на твое эго, что ты теперь от меня не отстанешь? Просто. Оставь. Меня. В. Покое, - каждое выразительно выделенное ею слово сопровождалось ударом раскрытых ладоней в его грудь. Ну, проваливай, Эуриг, иди и дальше жить в своем теплом и безопасном мирке с сэндвичем в одной руке и куском пирога в другой, прикидывайся дурачком, как третий близнец Уизли, смейся на переменах вместе с Фарли, и не вмешивайся.
Или нет, продолжай вмешиваться и попадаться ей на глаза. Хоть кому-то было не все равно.
Анна не стала убирать руки после последнего удара, вцепилась в отвороты его мантии, обреченно уткнулась лбом ему куда-то в грудь. Так он хотя бы не мог увидеть слезы, выступившие на ее глазах.
- Почему ты просто не оставишь меня в покое...

Отредактировано Anna Mirfield (03.11.19 22:35)

+1

7

Он не понимал её боль, да и не хотел, собственно. Что она чувствует, как она вообще живёт и что будет делать дальше? Вопросы не имеющие ответов и это грустно. Грустно то, что он не мог понять как ей помочь, чем поддержать. Эуриг, казалось, перенимал её эмоции и переживания на себя, он уже не был тем улыбающимся придурком, он не хотел быть таким, когда ей было плохо, просто не посмеет. Сам себя не узнавал и не понимал, что происходит в его душе. Эрик не мог разобраться в себе, а пытался помочь другим. Как типично... Чернильница с грохотом разбилась, чернила брызнули на его ботинки и подол мантии, но разве он это заметил, разве обратил сейчас внимание? Конечно, нет. Он видел перед собой лишь хрупкую девушку, впервые, наверное, за все время он видел её такой. И почему Кэдваллэдер не замечал её раньше? Стойкость духа и не возможную силу, которая жила внутри этой девочки. А он не сомневался, что Анна была именно девочкой. Маленькой, обиженной на своего отца девочкой, именно поэтому она так себя вела, скрывалась за толстой стеной равнодушия и сарказма. Эрик не видел этого раньше и почему-то винил себя. Из-за того, что было потеряно столько времени впустую. Анна была сломлена и то, что она говорила, не соответствовало ей действиям. Он даже не ощущал её ударов в свою грудь, просто дико хотелось обнять её, прижать к себе и никогда не отпускать, но Мирфилд опередила его. Эрик взял её руки в свои, легонько сжав. Если бы можно было, если бы существовало такое заклинание, позволяющее забрать на себя всю боль другого человека - он бы не думая им воспользовался, лишь бы стоящей перед ним девушке было легче. Юноша осторожно положил свои руки ей на спину, давая понять, что здесь она в безопасности, он не обидит её и не позволит это сделать кому либо. Кроме её отца, конечно же, здесь он абсолютно бессилен и это сложнее всего принять. Чтобы она не говорила, Эрик не уйдёт. Никогда. Она была такой хрупкой и беззащитной в его руках, Эуриг никогда бы и не подумал, что она может быть настолько откровенной с ним. То есть, она не рассказала абсолютно ничего о себе и своей семье, но то, что уже было сказано, ему казалось верхом доверия. Учитывая то, как они общались раньше.

- Нет. - три буквы и точка, короткое слово с большим смыслом, кажется, для них обоих и они оба понимали, что это начало совсем другого общения, только какого..?

- Не оставлю тебя в покое. Никогда. - можно ли это рассматривать как признание его чувств? Скорее да, чем нет. Поймёт ли она вложенный смысл в эти слова? Возможно, позже. Сейчас ей определённо не до этого.

+1

8

Было что-то надломленное в том, как первые несколько секунд она отчаянно сопротивлялась рукам Эрика, вздумавшего обнять ее. Так напуганная и уже успевшая столкнуться с человеческой жестокостью кошка кусает того, кто ее кормит, просто потому, что боится привязываться, а потом старается обезопасить себя заранее, уничтожая любое желания подойти к ней близко и дотронуться до нее.  Но, сколько бы она не сопротивлялась, до деревянной спины и вызывающе торчащих обрубленными кем-то огрызками крыльев лопаток, она сдалась. Плечи поникли, хотя пальцами Анна все еще продолжала цепляться за мантию Эрика, сжимая до побелевших костяшек.
Невыносимо было понимать, что она сейчас показала свою слабость тому, кому больше всего не хотела ее демонстрировать. Аня не питала иллюзий, она была слишком рациональна для этого, и никогда не мечтала о том, что они, как в сказке, будут с Эуригом вместе, держаться за руки, а вокруг будут петь дурацкие херувимы, осыпая их лепестками роз. Симпатию к однокурснику она считала полнейшей глупостью и стремилась от нее избавиться, чтобы освободить в своей зацикленной на нем голове немного места для трансфигурации и заклинаний с зельеварением. А потому она сделала все, что было в ее силах, чтобы отношения между ними стали только еще холоднее, чем могли бы быть. Почему, соплохвосты его раздери, все пошло не так? Где она повернула не туда? 
- Импов сын, - буркнула Аня в ответ на упрямство Эрика. Она снова ударила его кулаком в грудь. Ей было плохо, настолько, что всю эту боль хотелось перенаправить на кого-то еще, чтобы кому-то было больно настолько же сильно, как и ей, и Эрику просто не повезло, что он оказался в этот момент рядом. Его проблемы, раз он согласился это терпеть и не ушел тогда, когда еще была такая возможность. - Отпусти. Пусти, ну.
Она дернулась, норовя вырваться, потому что с каждой секундой только сильнее понимала, что ей, в принципе, и не хочется от него отходить. Но ее снова гнали прочь мысли, засевшие в ней навсегда - ты должна быть сильной, Анна. Ты должна быть лучше всех, Анна. Ты не должна думать о ерунде. Парни - это ерунда. Любовь - тоже. Отношения - для тех, у кого слишком много свободного времени, а у нее вон эссе по трансфигурации испорчено, да и оно не было таким уж хорошим. Проще начать заново.

Отредактировано Anna Mirfield (03.11.19 22:36)

+1

9

В моменты отчаянья, а поверьте, у Эрика тоже бывали такие дни, всегда хочется, чтобы был кто-то, кому не плевать на тебя и твои чувства. Человек, или даже несколько, принимающие тебя любым. Не только смехотливым дурачком, а и раздавленным побитым мальчишкой. И даже если ты этого никогда не признаешь, даже самому себе, эти люди всегда чувствуют когда нужна их поддержка. Так всегда Белла и Скотт ощущал настроение Эрика и знали, что у него не все в порядке. Такие моменты были большой редкостью, оптимизм бьющийся через край - его супер способность, но мы не роботы и каждый из нас может сломится изнутри. Это и происходило с Мирфилд. Даже сейчас она пыталась выглядеть сильной и независимой, покорительной вершин и всех бед, но он просто чувствоаал, что ей нужна поддержка. Не его, вообще неважно чья, но Эрик подходил на эту роль весьма удачно. Ему было плевать на проклены и послания его к черту. Да чтоб его, Эрик и сам зачастую мог вызвериться на брата, чтобы тот не лез в его дела и проблемы, но Скотт никогда не отступал, и Эрик не собирался подчиняться её словам. Единственное, что могло спасти эту девушку от его гипер опеки - Авада Кедавра прямо здесь и сейчас. Он был непоколебим, словно древняя скала, не свидагаемая и не рушимая. Его хватка ослабла, он позволил наконец-то Анне принять собственное решение - хочет она отойти от него или нет. Тот пару минутный всплеск эмоций подутих и она была немного спокойнее, поэтому он не переживал, что сейчас она пойдёт прыгать с Астрономической башни. Да, Анна, ты сильная. Но ты ко всему прочему ещё и девочка. А девочкам иногда нужна защита более сильных мальчиков. И пусть она отвергает его и его помощь, которую, к слову, она не просила, но всем нам нужен человек, который не отвернется при первой же возможности.

- Пущу, если будешь себя хорошо вести. - снова этот весёлый тон. Эрик расслабился, напряжение спадало с его плеч позволяя напряжённым до этого мышцам расслабиться. О, он сейчас ждал чего угодно после своих слов и не удивился, если бы она сейчас мокнула его лицо в лужу из чернил. Он поднял все испачканные листы пергамента и сложил в стопку, убрал следы чернил.

- Завтра закончишь свое эссе, сейчас самое время выпить горячую кружку шоколада и умостить свое хрупкое тельце в кроватку. Пойдём, я проведу тебя и без фокусов, а то прикую к себе. Я не шучу, дорогуша. - Анна казалась ему маленькой испуганной девочкой, а он такой весь из себя сильный и мужественный, готовый придти на помощь, словно рыцарь в доспехах. Он взял её вещи, подтолкнул девушек в спину (лишь бы руку не отрубала сейчас) и пошёл в сторону гостиной. День был сложный, а на свежую голову думается проще, ей нужен был крепкий здоровый сон. И черт подери, он готов был её оберегать даже во сне, только вот вряд-ли она позволит.

+1

10

- Уж не тебе решать, как я должна себя вести, - мгновенно огрызнулась Аня, вновь восстанавливая свое хрупкое душевное равновесие, которое обычно было прочнее бетонной стены, и только сегодня дало слабину. Можно было оправдать себя тем, что всем людям нужна передышка, нужно просто остановиться, выдохнуть, закрыть глаза на мгновение, набраться заново сил, чтобы можно было идти дальше, но любые оправдания Аня считала разговорами для бедных. И только потом, после вырвавшихся у нее слов она поняла, что он только этого и ждал - что она отреагирует примерно таким образом. Она заткнулась и обиженно засопела, наблюдая исподлобья за тем, как он поднимает с пола раскиданные пергаменты и избавляется от разлитых чернил.
И вот теперь, когда он все решил за нее, ей отчаянно захотелось откусить ему голову. Потому что ее буквально начинало трясти всякий раз, когда кто-то - читай, ее папочка - начинал решать за нее, а она так старательно пыталась отвоевать свою самостоятельность. Наверное, именно то, что Эрик все решил за нее, тогда ее и взбесило на вечеринке по случая Дня рождения близнецов. Анна считала, что должна делать все сама. Только так можно доказать всем, и отцу в том числе, что она уже самостоятельная девочка и ей не нужны ничьи указания или подсказки.
Ее бы встряхнуть за плечи, спросить - кто научил тебя быть мужчиной? - да только можно быть уверенным, что за такое своеволие она оторвет руки и вставит их обратным концом так, что те торчать будут получше, чем у Тыквоголового Джека.
- Командовать будешь своими носками, Кэдваллэдер, - взвилась Аня, только не бежать же за ним следом, потому что это будет выглядеть глупо, а она должна была выглядеть достойно значка старосты. Нет, не стоять с обиженно надутыми губами посередине коридора, глядя в удаляющуюся спину Эрика, а хотя бы с достоинством шагать с ним рядом, едва поспевая за его широким шагом. Минутная слабость уже прошла, из сломанной девочки Мирфилд снова превращалась в злобную гарпию. Эта роль была ей намного привычнее. - Завтра эссе нужно уже сдать. Дай сюда, я не закончила.
Она обогнала его и перегородила ему путь, скрещивая руки на груди с таким ультимативным видом, что это могло бы с легкостью развязать гражданскую войну. Вообще-то она задавалась вопросом, почему именно он, почему этот вечный клоун с дурацкой ухмылкой и нечесаными вихрами, но на самом деле вон тот вихор ей особенно нравился.

Отредактировано Anna Mirfield (08.11.19 19:00)

+1

11

Когда-то она поймёт, что он не шутки тут с ней шутит и говорит все довольно серьёзно, даже если глупая улыбка на его лице говорит об обратном. Эрик был настроен так серьёзно, как никогда прежде. Ну, то есть настроен спасти эту заблудшую душу и все её крики недовольства и возмущений лишь подогревали интерес Эрика. В пол шага он сократил расстояние между ними, смотрел на неё с высоты своего роста, прямо в глаза. Она была прекрасна в гневе, но без него ещё лучше. Может Эрику когда-то удастся добиться хорошего расположения к себе и она сменит гнев на милость. Не то чтобы он был настолько жалок и боялся крикливых девах, но она и правда была милой и обаятельной, когда не хотела засунуть его руки ему в зад. Интересно, что она будет делать после этого?

Крепкая хватка, притягивающая её к себе, секунду и он впивается в её губы поцелуем. Не таким, как на дне рождения, не шутливым. А настоящим, как там говорят? Взрослым?! Вот теперь можно и умереть... Но он пока жив и это радует. Её губы были мягкие и как будто намазаны какой-то девчачьей хренью с приятным запахом, точнее остался только запах, остальное она вытерла об его мантию и это было даже... Мило? Будь что будет, он был готов на все пытки после этого, правда. Эрик и подумать не мог, что при обычном поцелуе могут быть такие эмоции. Как будто внутри все расцветает, несмотря на январь месяц. Эрик не мог похвастаться богатым опытом в поцелуях, но с Баттермир такого не испытывал и когда понял это, вовремя прекратил их недоотношения снова в дружеские. Может он всю жизнь только и делал, что ждал Анну Мирфилд? Может тот неудачный поцелуй наконец-то пробудил в нем то, что обычно происходит у подростков? Нет, не то, что вы подумали пробуждается. Мерлин, да он хотел просто обнимать её днями напролёт и гладить по светлым волосам, давать ей то чувство покоя, которого ей так не хватает.

Эуриг разорвал поцелуй, но из объятий не выпустил. Не хотелось именно этот момент превращать в драку, а она определенно случится, стоит лишь Эрику разжать руки. Просто... Просто постоять пару секунд, пока она понимает, что произошло и придумывает каким заклинанием его прикончить.

+1

12

Анне пришлось задрать голову, чтобы продолжать смотреть на Эрика. Вообще-то это было не очень приятно, и проще было отойти назад на те самые полшага, чтобы взгляд ее продолжал быть грозным, а не не пойми каким от того, что ей приходится слишком сильно запрокидывать подбородок. Но нет, Анна Мирфилд была слишком упрямой для того, чтобы отступать назад. Она не собиралась отступать даже на полшага, даже на полдюйма, даже на какую-то несчастную миллионную долю дюйма.
Сегодня быль день, воистину, несбывшихся ожиданий, потому что Эрик не отдал ей сумку. А то, что он сделал дальше, Анна не могла даже представить себе в самых смелых и ненавистных ею снах. Она не успела отшатнуться назад, надеясь избежать поцелуя, потому что до последнего не думала, что он сделает нечто подобное. Она скорее ждала, что он скажет ей в лицо что-то нелицеприятное.
Анна замерла на месте. Из головы словно вышибли все до сих пор там снующие мысли, оставляя после себя восхитительную, идеальную и гулкую пустоту, и она наверняка могла бы услышать, как бьется ее сердце. А может, и вовсе не ее даже, а его? Ощущение было таким, словно ее с огромной высоты бросили на воду плашмя, и она ударилась о поверхность всем телом - ничего не понятно, обжигает, дыхание вышибло, а в глазах мерцают какие-то назойливые не то запятые, не то точки, а может и все сразу.
Это было приятно и...неправильно, но поняла это Аня чуть позже, когда в легкие с очередным вдохом ворвался воздух - Эрик отстранился.
Она с силой пихнула его в грудь руками, разрывая дистанцию, чувствуя, как горят ее щеки. Непонятно от чего, от злости или все же от чего-то другого, чему она никак не хотела давать никакого названия. Потому что тогда уже будет бесполезно бегать от самой себя, как сейчас. А после, почувствовав вожделенную свободу, ее тело сработало само собой - взметнувшаяся ладонь нашла свою цель на лице гриффиндорца, ознаменовывая пощечину звонким в тишине коридора хлопком. Но нет, Анна не собиралась извиняться за свой малообдуманный поступок.
- Ты что думаешь, - опасно прищурилась она, - достаточно постоять со мной рядом, похлопать по плечу, и я готова буду прыгнуть тебе на шею? Решил воспользоваться случаем по шумок, понадеявшись, что Мирфилд будет только рада? Иди успокаивать свои гормоны под чьей-нибудь другой юбкой. Еще раз подойдешь ко мне ближе, чем на десять футов - и я превращу тебя в табуретку.
Сочтя свою угрозу достаточной, Анна развернулась на каблуках и, не дожидаясь его ответа, направилась в сторону башни Гриффиндора, позабыв про свою сумку.

Отредактировано Anna Mirfield (03.11.19 22:36)

+1

13

Такое приятное ощущение, как будто впервые попробовал бургер с картошечкой фри в известном маггловском фастфуде. Наверное, сравнивать девичьи губы и еду было странно, но это же Эрик! Кто может быть ещё настолько влюблен в еду? Юноша ожидал какого-то ответного удара, да чего угодно, в принципе. Она то и в хорошем духе запросто превратит его в жабу, не то что злая. Но она была такой милой, когда бесилась. Особенно на его фоне - высокого статного юноши, совсем мелкая и безобидная. Её навыки в чарах он уже видел, поэтому думал, что если она даже решит использовать одно из непростительных - вряд-ли получится, а все остальное поправимо. Звонкий гул разнесся по коридору, когда ладошка коснулась его щеки. И на его лице появилось ничто иное, как улыбка. Коварная и довольная. Как будто его цель оправдана и можно спокойно отправляться спать. Вообще-то, наверное, каждая девушка не желающая чтобы её целовали так сделала, но Эрик оценил это по своему. Бьёт - значит любит. А вообще, если она не разорвала поцелуй раньше и первая, значит она чертовски в него влюблена. Мальчишки такие мальчишки. Эрик не спеша, в свой один шаг, как её два, пошёл за девушкой, сунув руки в карман мантии и насвистывая какой-то дурацкий мотив себе под нос. Такое ощущение, будто это был не поцелуй, а... Ну вы поняли, ещё бы сигареткой затянуться и самое оно.

- Могу провести в спальню, дорогая. - от любви до ненависти, говорят, один шаг? Кажется Эрик уже сделал гигантские шаги в эту сторону, но учитывая, что Анна ненавидела его и раньше, то сейчас эта схема должна сработать наоборот.

+1

14

Анна чувствовала, что ее просто трясет от злости - еще немного, и волосы запылают от с трудом сдерживаемой ярости. Если бы можно было выбросить Кэдваллэдера из окна, она бы давно это сделала, но, во-первых, с заклинаниями у Анны в последний момент не ладилось, и ее угроза превратить его в табуретку была сильно преувеличена (впрочем, это не мешало Анне отчаянно надеяться на положительный исход произнесенного заклинания), а, во-вторых, он, отожравшийся на хогвартских харчах до размеров здорового лося, был на голову выше нее, и она просто рисковала с ним не справиться врукопашную. Но это тоже не помешало бы Анне припомнить старые добрые уроки маггловских друзей и зарядить Эрику в челюсть. Только теперь уже не нежным пошлепыванием ладошкой, что он, очевидно, совершенно не воспринял всерьез, а хорошим таким хуком справа.
А ему, кажется, что так, что эдак. Что совой об пень, что пнем об сову.
Он снова шел за ней следом, да нагнал и так быстро, словно она вообще стояла на месте, а не летела по коридорам разъяренной гарпией, едва ли вписываясь в крутые повороты и не врезаясь в рыцарские доспехи. От отчаяния у нее снова навернулись слезы на глаза, но она предпочла думать, что это все-таки от злости. С ней часто случалось подобное, но обычно Анна все же знала, от чего именно что с ней происходит. Только вот не сегодня.
Аня все же остановилась, вдохнула пару раз, стараясь удержать в себе поток ядовитых слов. Поняла, что ему все равно. И если она будет продолжать вываливать на него заранее приготовленные для него гадости, он не отстанет. Просто потому что его это забавляет. А ей было совсем не до шуток. Ее семья рушилась, от нее скоро останется один лишь пепел, и она будет стоять на руинах этой некогда крепкой семьи, пропуская пыль сквозь пальцы. Крепкой ли? Или первые трещины пошли уже тогда, когда ей было девять, и чашки разлетались по комнате от одной только ее мысли?
- Эрик, - с трудом проглотив ком в горле, чтобы затолкнуть его поглубже. - Пожалуйста, - она уже даже просит его, у нее нет больше сил сопротивляться этому упрямству, - пожалуйста, оставь меня одну? Я с радостью попререкаюсь с тобой в другое время, но сейчас, неужели ты не видишь, что мне не до этого? Зачем ты продолжаешь это делать?

+1

15

В какой-то момент Эрик перешагнул все черты дозволенного, заигравшись с девушкой, словно с дикой кошкой, которую удалось приручить на короткий период времени. Но вот кошка больше не хотела гоняться за пушистым комком какой-то материи, она устала и ей нужно было отдохнуть. Вообще-то, Эрик был за это с самого начала, она первая начала драться, а впрочем не важно. Главное сейчас довести её до гостиной и проверить, чтобы она благополучно пошла в комнату, а не сигать с Астрономической башни. Эрик понимал, что его компания больше не нужна. Он так отчаянно пытался помочь, что сделал только хуже. Хотя, может это отвлечет её от проблем семьи? Хоть на какую-то долю секунды она будет думать не о том, как пережить развод родителей, а где менее заметным будем труп Кэдваллэдера. Он отошёл от неё на определённое расстояние и поднял согнутые в локтях руки, мол "белый флаг".

- Я просто... Ай, это не важно. Извини! - он опустил взгляд в пол, точно провинившийся Эрик в детстве, и дождался, когда Аня продолжит этот путь до башни в гордом одиночестве,а через пару минут медленным шагом пошёл за ней. Стараясь слиться с тенью, чтобы она не догадалась. Он же обещал её провести? Он проводит. Да, не совсем так, как он думал, но кого это волнует? Тихим шагом, чтобы его вообще не было видно и слышно...

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 14.01.96. Тебе не избежать моей опеки...