Drink Butterbeer!

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 19.06.96. At the edge of night


19.06.96. At the edge of night

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://s3.uploads.ru/7osIE.gifhttp://s3.uploads.ru/61Bga.gif
Ginevra Weasley & Harry Potter
19.06.96, вечер
Хогвартс, Астрономическая башня

Страшная битва в Отделе Тайн позади... Гарри пытается свыкнуться с новыми знаниями о самом себе, принять смерть Сириуса. Он не знает, чего на самом деле хочет сильнее - быть одному или забыться в компании друзей. Но друзья на то и друзья, что им не нужно ничего говорить.

Отредактировано Ginevra Weasley (04.11.19 20:25)

+1

2

[indent] Почему-то принято считать, что взросление это процесс многолетний и заканчивается он не раньше, чем после совершеннолетия, которое у волшебников случается в семнадцать лет. Но это совсем не так… у каждого взросление случается в разное время, за разный срок и в разных обстоятельствах. Нескольким школьникам из «Хогвартса» пришлось повзрослеть резко - в одну ночь с 18 на 19 июня, когда они оказалась один на один против Пожирателей Смерти, в настоящей битве. К этому нельзя было приготовиться, сколько бы они не практиковались в защитной магии. К этому нельзя было быть готовым лишь благодаря возрасту или опыту - многие зрелые люди пасовали перед натиском последователей Темного Лорда и проигрывали или сдавались. К тому, что в тебя полетит непростительное заклинание, друзей будут пытать, а кто-то умрет… никогда нельзя быть готовым.
[indent] Им всем пришлось повзрослеть, пришлось прыгать выше собственной головы, на пределе способностей… а теперь они снова были просто школьниками, в стенах прежнего безопасного «Хогвартса». Амбридж вместе с Роном и Гермионой была больничном крыле, а Дамблдор снова вернулся к руководству по срочному указу Фаджа. Казалось, все стало лучше, все налаживалось и становилось как прежде… но как прежде уже точно не будет. Эта мыль была слишком четкой и пугающей своей неотвратимостью. Школа уже не казалась самым безопасным местом, Министерство не казалось авторитетным и способным защитить кого-то.
[indent] В одну ночь все перевернулось с ног на голову. И вместе с тем стало на свои места - Гарри больше не был лжецом или преступником, но от этого не становилось легче. Одно дело было верить ему в возрождение Лорда… другое - сражаться рядом с ним с Пожирателями. Конечно, они не сомневались в правдивости его слов и раньше. По крайней мере Рон и Гермиона точно знали, что их друг не врет, а Джинни и сама однажды сталкивалась с Волан-де-Мортом, пусть и узнала, что это был он лишь после… но тогда она была его безвольной марионеткой, а теперь она была среди первых кто дал отпор его прихвостням. Слишком многое изменилось в одночасье, слишком много мыслей и чувств было в рыжей голове, им требовались простор… и уединение. Обычно она бы выбрала квиддичное поле, но это был слишком очевидный вариант, а меньше всего Уизли хотела сейчас стать жертвой расспросов. Ноги сами понесли девочку на астрономическую башню, когда она вышла из больничного крыла… мадам Помфри быстро залечила перелом, но наступать на левую ногу было все еще больно, поэтому она двигалась медленно, словно лениво, хотя и хотела поскорее покинуть людные коридоры.
[indent] На башне гулял прохладный ветер, июнь не баловал англичан жарой. Джинни зябко поежилась, когда порыв ветра растрепал волосы и хлестко прошелся по спине в просторной рубашке. Удобные брюки и кеды, повязанная на пояс толстовка… девочка развязала рукава, натягивая ее поверх рубашки и выправляя волосы из ворота, прежде чем подойти к краю башни, опуская взгляд на территорию замка. Фигуры идущих по территории людей казались игрушечными, словно маленькие фигурки на шахматной доске. Джинни невольно горько усмехнулась - для Волан-де-Морта люди точно не больше, чем фигуры на игровом поле…

+1

3

День тянулся бесконечно долго. Гарри не мог найти себе в нем места; не мог уместить внутри себя все, что произошло этой ночью.  А потому он бесцельно бродил по замку, стараясь никому не попадаться на глаза.
Говорят, тяготы жизни лучше разделять с друзьями, но... От любых жалеющих взглядов и разговоров сейчас его будто могло вывернуть в любой момент. Гарри не хотел говорить о Сириусе. Гарри не хотел говорить вовсе. Как будто молчание могло помочь. Хотя бы на каких-то несколько мгновений представить, что все это – очередной дурной сон, этого не было на самом деле. Но -
Поттеру было знакомо это чувство. Знаком тугой ком в груди, который даже дышать толком не давал. Когда он впервые почувствовал его? На четвертом курсе, когда Седрик погиб по его вине? Кажется, да. Но Сириус... 
Гарри внутренне оборвал себя, не позволяя закончить собственную мысль, потому что почувствовал, как пресловутый ком  быстро поднимается все выше и выше по горлу. Юноша медленно поднимался по винтовой лестнице, едва ли осознавая, куда она ведет – да и какая, черт возьми, была разница?

Слишком много всего. Он все еще чувствовал присутствие Волдеморта, ощущал едкую ненависть  к Беллатрикс. Все еще будто не верил, что Сириус больше не вернется. И, конечно, Гарри все еще слышал голос Дамблдора, который рассказал ему сегодня очень много. Возможно, даже больше, чем Поттер мог сегодня принять.
Убить или быть убитым... третьего не было дано. Быть убитым – действительно ли это поможет одержать победу над Реддлом? Убить... Юноша шумно втянул носом воздух. Несмотря на жгучее желание уничтожить кузину своего крестного, которое он чувствовал не далее как сегодня ночью, Гарри прекрасно отдавал себе отчет  в том, что это далеко не так просто.

Гриффиндорец внезапно почувствовал ужасную усталость, которая странным образом обходила его весь день, а теперь вдруг навалилась в одно мгновение тяжелейшим грузом. Лестница закончилась, и Гарри понял, где очутился. Внутри всколыхнулось что-то отдаленно напоминающее облегчение: здесь он точно будет один.
Гарри понадобилось около трех секунд, чтобы понять, что он ошибся. Здесь уже кто-то находился. Резкий порыв ветра заставил девушку впереди поежиться, а Поттер, кажется, даже не почувствовал холода. Первым импульсом у Гарри была мысль развернуться и уйти отсюда, но потом он запоздало понял, кем была эта девушка. Джинни. Огненно-рыжие волосы яркой вспышкой всколыхнулись на ветру. Кажется, по ним Гарри мог бы узнать младшую Уизли за несколько сотен метров.

Гарри не отдавал себе в этом отчета,  но присутствие здесь именно Джинни его сейчас не пугало. Он медленно подошел к ней, совершенно не думая о том, что может ее застать врасплох, а девчонка вообще-то стоит на самом краю башни. Впрочем – это же Джин, верно? Почти не глядя на нее, Гарри сел прямо на доски у самых перил, свешивая ноги вниз и бездумно упираясь подбородком в перекладину. Замок, как и почти все его обитатели, жил своей прежней жизнью, и это казалось Гарри чем-то абсурдным.

Поттер давно заметил, что с Джинни можно просто молчать. С ней не возникало это дурацкое ощущение  «что же сказать», которое Гарри, мягко говоря, не очень любил. Наверное, Поттер мог бы  вот так очень долго просидеть молча, глядя вниз на фигурки обитателей Хогвартса. Но ему вдруг вспомнилось, как он, будучи в погоне за Беллой, пробежал мимо Джинни в Министерстве, почти не обратив на нее внимание. А ведь у нее, кажется, был перелом.
– Как твоя лодыжка? – Гарри произнес это не сразу, но даже сам немного удивился тому, что вообще что-то спросил. Несмотря на его состояние сейчас, вопрос не был дежурным. В конце концов, ребята пострадали – и не слабо – и ведь тоже из-за него, из-за Гарри Поттера. По той же причине, по которой погиб Сириус.

+1

4

[indent] Внизу кто-то спешил на уроки, кто-то просто прогуливался вдоль озера, младшекурсники беззаботно гонялись друг за другом… школа словно проснулась от ледяной спячки, в которую ее погрузила Амбридж и которую не способен был прогнать даже весенний ветер или первые лучи летнего солнца. Только возвращение Дамблдора растопило это холодность и вернуло школе ощущение прежнего родного замка всем его обитателям. Казалось бы, пора была радоваться и ликовать, но вместо наслаждения родным ощущением была пустота и отстраненность. Пусть Джинни не была из тех, кто поддается унынию, но даже она не могла простоя натянуть на губы фальшивую улыбку и делать вид, что все хорошо. Потому что ничего не хорошо. Волан-де-Морт вернулся по-настоящему, Пожиратели готовы устроить бойню, Орден лишился Сириуса, а Гарри - крестного… все совсем не хорошо. Рыжа наблюдала за фигурками внизу, которым было не до этих проблем, которые просто жили своей жизнь и пыталась найти причину тоже просто жить дальше, не думать обо всем этом и быть просто беззаботной школьницей. Пыталась и не могла…
[indent] Тихие шаги она расслышала лишь когда они были уже совсем рядом, едва обернулась… и увидела черноволосую макушку, садящегося на край парня. Он тоже искал уединения в этот вечер и это можно было понять - будь Джин на месте Поттера, она бы, наверное просто закрылась в какой-нибудь комнате одна… или носилась бы по квиддичному полю с битой, пока не отнимутся руки. наверное, на башне он тоже искал уединения… но почему-то не стал уходить, когда увидел ее.
[indent] И все-таки Джинни не стала ничего говорить, просто отворачиваясь к видам, открывающимся с башни. Она не хотела докучать разговорами и ненужными утешениями, понимала, что они не помогут…  а потому готова была просто стоять молча рядом. Это было очень легко и просто - стоять рядом и молчать, не было ощущения давящей тишины, слишком громкими были монологи, которые велись в черной и рыжей голове и почти казалось что они ведут внутренний диалог.
Когда Гарри все-таки нарушил молчание, Джин чуть склонила голову на плечо, опираясь локтями на балку перил.
[indent] - Все хорошо, - отозвалась она, усмехнувшись, - Правда, для мадам Помфри это мелочь. Иногда после квиддича ей приходилось залечивать кода более серьезные травмы.
[indent] «Да и я отделалась легко. Вот Невиллу и Рону досталось» - хотела было продолжить девушка, но проглотила эту фразу так и не произнеся. Не стоило сейчас говорить ничего такого - Гарри и без того должно быть переживает, что они пострадали… наоборот, он должен знать, что они выжили там в Министерстве лишь потому, что учились в Отряде Дамблдора, учились у него.
[indent] - Знаешь, ты правда отличный учитель, - проговорила она после чуть затянувшейся паузы, - Мы могли постоять за себя, мы не были беззащитны против Пожирателей.

+1

5

Гарри снова посмотрел вниз. Вдалеке виднелась хижина Хагрида, из её трубы закурился дымок. Поттер непроизвольно вспомнил третий курс, историю с Клювокрылом, кучу заголовков об опасном преступнике, который позже почти стал для него семьей. Эти воспоминания были теплыми и совершенно не вязались  с тем, что происходило сейчас. Наверное, пришло время повзрослеть?
Гарри чуть сжал губы. А когда вообще он чувствовал себя ребенком? Никогда. Поэтому его так раздражали фразы о том, что он «всего лишь мальчик» и тому подобное. Это, наверное, была одна из причин, почему он так быстро сблизился с крестным. Сириус не видел в нем ребенка, видел ровесника – возможно, именно Джеймса. И Гарри совершенно не был против этого.

Как можно не повзрослеть, когда вокруг тебя (и из-за тебя) постоянно гибнут люди? Сначала родители, потом Седрик, теперь Сириус... И что же будет дальше? Сколько людей еще умрет? Поттер втянул носом воздух, медленно поворачивая голову, чтобы посмотреть на Джинни. Хороший учитель? Да, возможно. Но, наверное, намного лучше с его стороны было бы не тащить своих друзей туда, где они заведомо будут в огромной опасности. Да, Отряд Дамблдора действительно делал успехи. Ведь Гарри не раз слышал, что хотя бы то же заклинание Патронуса, например, может вызвать только действительно выдающийся волшебник. И что? Сколько телесных патронусов он увидел на собраниях ОД? И необходимо добавить, что некоторые ребята овладели им гораздо быстрее, чем сам Гарри.

Тем не менее, они не могли полноценно противостоять Пожирателям Смерти. Да и сам Гарри вряд ли смог бы – от Волдеморта его спасает исключительно та же защита, что не дала ему умереть 31 октября в Годриковой впадине. Но он ничего не сделал, чтобы эту защиту получить, поэтому и всего этого восхищения, что царило вокруг него, не заслуживал. А от руки Пожирателей он до сих пор не погиб, потому что они его для хозяина берегли. Только так Гарри мог объяснить себе тот факт, что он до сих пор жив.

- Я не должен был брать вас с собой, - Поттер покачал головой. Да, в тот момент он поддался на уговоры друзей, а сейчас думал – а если бы погиб еще и кто-то из них? Что тогда? А так получилось – и сам совершенную глупость сделал, и друзей под удар поставил. 
– Отряд действительно многому научился, но этого недостаточно, чтобы полноценно противостоять им, - отводя взгляд от Джинни, Гарри снова посмотрел на хижину Хагрида.
– Здорово, что теперь они смогут в случае чего защититься. Но идти на верную смерть – это совершенно другое дело, Джин. Я не хочу, чтобы кто-то еще пострадал из-за меня, - то, что они выжили в этот раз - сказочное везение. Хотя Гарри и крайне тяжело было думать сейчас, что ему еще повезло.

+1

6

[indent] «Я не должен был брать вас с собой»… едва Гарри произнес эти слова, как Джинни мысленно уже представляла остальную часть его легендарного монолога на тему «Я не должен был подвергать всех опасности» и далее по тексту. Кажется, она слышала это сотни раз… а когда не слышала - видела в его грустном и слишком серьезном взгляде. Почти так же он смотрел, когда спас ее папу своим рассказом о кошмаре. Думал, что он был виновником, а не спасителем… хотя спасал всех и каждого так часто, что уже можно было ставить рекорды.
[indent] Да, он не смог спасти Сириуса… и это было самое ужасное, что можно было только представить. Они все шли в Министерство ради этого, надеялись успеть вовремя… а в итоге попали в западню, в итоге из-за них Ордену пришлось вмешаться и словно злой рок написал судьбу крестного Гарри - они привели его к тому, от чего пытались уберечь. Осознавать это должно было быть невыносимо, мучительно больно… и Джин не хотела напоминать лишний раз о слишком свежей ране.
[indent] Вместо этого, она обратила внимание на другой факт.
[indent] - А ты разве не шел на верную смерть? - удивленно приподняла она брови, спускаясь вниз и присаживаясь рядом с Поттером, - Если бы ты пошел туда один, ты бы выстоял против десятка Пожирателей? - попыталась она его вразумить, но не удерживаясь от шутливого тона, - Нет, я не умаляю твоих достоинств, я знаю, что ты сражался с Волан-де-Мортом в прошлом году чтобы вернуть Седрика, но Гарри… тогда никто из Пожирателей не смел тебя и пальцем тронуть, разве нет?
[indent] Джинни не была уверена, что знает все точно. Обстоятельства событий в лабиринте, по ту сторону портала, она знала лишь от Рона - она выпытала у брата все, что рассказал лучший друг, потому что переживала за Гарри не меньше остальных.
[indent] - И мы знали на что шли, мы понимали, что не в Запретный лес погулять идем… - она мягко ткнулась плечом в его плечо, - Так что мог бы сказать спасибо, а не возмущаться, что мы за тобой увязались. - она подмигнула, усмехнувшись.
[indent] Возможно улыбаться сейчас было неправильно, возможно было не до смеха… но предаваться этому тотальному унынию, казалось Джинни так же неправильно. Если не будет никакой радости, если не будет ни поддержки друзей, ни их улыбок, ни их любви… разве будет за что сражаться? Разве будет ради чего спасать этот мир?

+1

7

- Я не... – Мерлин, он ведь и не думал возмущаться. Неужели это так выглядело? Гарри стало не по себе, и он впервые за сегодня так прямо посмотрел на Джинни, что сейчас было проще сделать, потому что она села рядом.
– Нет, Джинни, ты права, без вас я бы точно там не выстоял, и я благодарен вам за это, но... -  он снова замолчал. Гарри был уверен, что Джин поняла, что он имел в виду. «Но не должен был просить вас об этом». Хотя Поттер и не просил, но был недостаточно тверд, чтобы отказаться от их помощи. Так или иначе, все уже сделано, и ничего изменить нельзя.

Гарри различил в интонации Джин едва уловимый шутливый тон, и вдруг с удивлением почувствовал, что даже рад его слышать. Ему снова пришла в голову мысль о том, как изменилась младшая Уизли с момента их первой встречи. Он прекрасно помнил дни, когда она не то что говорить с ним не могла, а просто даже спокойно рядом стоять. А сейчас? Поттер почувствовал огромную благодарность за то, как она разговаривала с ним сегодня. Нет, это совершенно не выглядело, будто ей наплевать на чувства Гарри. Напротив – она пыталась его отвлечь. И самое удивительное – ей это как будто удавалось, потому что Поттер на какие-то несколько секунд почувствовал себя немного лучше.

Он не мог бы представить сейчас Гермиону, которая бы ему улыбалась, или того же Рона. Нет, Гарри очень любил своих друзей; но именно Джинни, возможно, сама того не подозревая, будто нашла к нему верную дорожку.
Наверное, нужно быть невероятно сильным человеком, чтобы в подобной ситуации находить причину улыбнуться. Гарри таким талантом не обладал, и причин улыбаться у него сейчас совершенно не было, но все же уголок губ его слегка дернулся вверх – кривая, наполовину печальная, но тем не менее – улыбка. 

Только что Джинни спросила его о том, не шел ли он сам на верную смерть. Что Гарри мог на это сказать? Конечно, шел, но разве он думал об этом? Нет, он держал в голове только мысль о том, что Сириус в опасности, а все остальное для него не существовало. Да и в первый ли раз он рисковал собственной жизнью? В последний ли? 

-  Это другое, Джин. Ты же понимаешь. До вас он, возможно, никогда не доберется. До меня – в любом случае. Рано или поздно, - Гарри сказал это так легко, будто все рассуждали о собственной смерти несколько раз в день. На самом деле, он терпеть не мог свою газетную кличку «Избранный». Но было глупо отрицать, что он действительно избран, только, вероятнее всего, не для победы над Волдемортом, что подразумевали все вокруг. А самим Волдемортом – и избран просто объектом для постоянной охоты. Гарри не знал пока, как ему одолеть Реддла и сумеет ли он вообще это сделать. Знал только одно: от преследования ему не отделаться, и за столько лет он давно свыкся с этой мыслью.

Отредактировано Harry Potter (06.12.19 18:25)

+1

8

[indent] Ох это проклятое «но», гиппогриф его подери! Одно маленькое слово, которые обычно имело разрушительную силу не хуже средних размеров дракона. Оно в один миг могло испортить самую хорошую ситуацию, самый веселый разговор, самые хорошие отношения… одно «но» и рушились надежды и мечты, стоило сказать его не там или не тому. И сейчас было слишком много этих «но». Они выжили, «но»… Все узнали правду про Волан-де-Морта, «но»… В «Хогвартс» вернулся Дамблдор, «но»… Все вернулось на круги своя… «но».
[indent] На самом деле ей не были нужны слова благодарности. Все это была лишь попытка отвлечь его этой шутливой обидой за непризнанный героизм его друзей. Никому из них не нужны были его слова - неважно насколько искренние. Они шли в Министерство не ради этих слов, они учились у Гарри не ради них. А ради того, чтобы быть в состоянии что-то сделать, не быть просто детьми, марионетками в руках взрослых, не способными постоять за себя. И вместо ответа на слова благодарности она лишь ободряюще улыбнулась, давая понять «мы бы пошли за тобой снова и только посмей говорить, что мы не должны».
[indent] - Нельзя говорить, что он или Пожиратели никогда не доберутся до кого-то… они… они просто психи. Никто не в безопасности пока он на свободе, никто не защищен пока Пожиратели считают, что им все подвластно, это… - она возмущенно мотнула головой, -  Министерство год твердило, что все в безопасности, посмотри к чему это привело?
[indent] И снова разговор скатывался в нелегкую тему, шутливого тона уже не хватало, невозможно было игнорировать то, что говорил Поттер. Потому что его слова тревожно отозвались где-то в груди.
[indent] - Почему ты так говоришь, Гарри?.. - не поняла она, - зачем ему искать тебя? Пророчество уничтожено, он возродился, ему больше не смысла тратить свое время на тебя… - в голосе девочки слышались нотки сомнения и вопрос, который она словно еще сама не могла понять и сформулировать. - Не то, чтобы ты не важен! - она поспешно затараторила, - Конечно, ты важен! Важен для меня! Для Гермионы и Рона, для всей моей семьи знаешь ли!.. Для Дамблдора и много еще кого, но Волан-де-морт?..
[indent] «Важен для меня» прозвучало так легко и буднично, что Джинни сама лишь запоздала поняла, что сказала это. А раньше она всегда начинала волноваться, когда речь заходила о чувствах к Поттеру. Возможно, все дело было в том, что сейчас ее собственные чувства были не важны. Она просто хотела чтобы Гарри знал, что его ценят и любят. И не важно кто именно и как сильно.

Отредактировано Ginevra Weasley (06.12.19 18:48)

0

9

Со стороны слова Джинни звучали логично, и как бы Гарри хотел, чтобы они были правдой. Но после сегодняшнего разговора с директором (да и, честно говоря, и до него) Поттер догадывался, что спокойная жизнь ему будет только сниться. Он бы многое отдал, чтобы в его жизни не было этой истории с величайшим темным волшебников. Не нужно было ему никакой известности, не нужно было ничего подобного – но, увы, Гарри Поттер не выбирал.

Тем не менее, рассказывать Джинни то, о чем ему поведал сегодня Дамблдор, Гарри не очень хотел. Не потому что не доверял ей – вовсе нет. Просто...  зачем? Он итак слышал тревогу в ее вопросах. Но все же уходить от темы сейчас было не лучшим решением.

Он пытался переварить то, что девчонка ему так спешно вывалила. «Важен для меня» - и Гарри поднял на нее внимательный взгляд. Это не было похоже на то детское обожание с ее стороны, которое он раньше постоянно – хоть и старался игнорировать – но замечал. Оно заставляло Поттера чувствовать себя крайне неловко.  А сейчас... это было что-то совершенно другое, и Гарри не мог это не отметить. Что-то внутри него будто кувыркнулось, и мальчишка втянул носом воздух. А потом снова это имя, и... «Джин, как бы я хотел быть совершенно не важным для него» - быстро пронеслось в голове у Гарри, но он спешно внутренне отмахнулся от этой малодушной
и трусливой мысли.

- Я не думаю, что, даже потеряв пророчество, он махнет рукой и оставит меня в покое, - Гарри чуть сжал губы и повел плечом. Правда, было бы слишком наивным надеяться на это, даже не знай Поттер всей правды. – Все не так просто. Он ведь потерял однажды все свои силы из-за меня. Неужели ты думаешь, он остановится? – гриффиндорец вздохнул, совершенно по-детски болтнув ногой и глядя вниз. Несмотря на то, что он был старше Джинни лишь на год, он всегда воспринимал ее больше как ребенка. И только сейчас ясно понял, как она все же повзрослела.

– И ты, если честно, права. Никто не сможет жить спокойно, пока он и его приспешники на свободе. И уж я точно не буду сидеть в стороне, - звучало, наверное, крайне самонадеянно. Гарри вряд ли обладал тем количеством знаний и умений, которое было необходимо для подобных заявлений. Но пока немного времени у него было, а еще – рядом с ним был Дамблдор. Поттер доверял старику и пока чувствовал себя в относительной безопасности. Он верил, что директор точно знает, что нужно делать, просто пока не раскрывает всех карт по какой-то причине. 

Дамблдор, Гермиона и все семейство Уизли - вот самые близкие люди, которые у него остались. И Джинни была одной из них. Не глядя на нее, Гарри немного хрипло произнес: - Спасибо, Джин, - всего лишь несколько фраз с ее стороны, а как они помогли ему? Счастьем он, конечно, не стал светиться, но хотя бы не больше не было желания слиться со стеной или разделить участь сэра Николаса.

+1

10

[indent] Хотелось поверить, что на этом все может для них кончиться. Для школьников, для Отряда Дамблдора и , конечно же, для Гарри. Что время их сопротивления пришло к концу, теперь когда взрослые наконец-то перестали прятаться как огнекрабы в панцырь, что они возьмут на себя бремя защищать Лондон и все магическое сообщество. А они с друзьями смогут просто быть детьми - ходить в школу, страдать из-за влюбленностей или квиддичных матчей, переживать об экзаменах. Что их проблемы будут не сложнее этих жизненных мелочей, неурядиц подростков… и что Гарри наконец-то перестанет считать себя ответственным за Волан-де-Морта и всеобщую безопасность.
[indent] - Ну, если ты не будешь держаться от него в стороне, то и мы тоже.
[indent] Она заявила это почти будничным тоном, словно говорила о чем-то вроде эссе по истории магии, которое им предстоит вместе написать. Опираясь за спиной на вытянутые руки, она чуть отклоняясь назад, чтобы видеть небо, по которому неспешно плыли облака - беззаботные, светлые… совершенно не подозревающие о том, что вместо них Джинни и все, кто был этой ночью в Министерстве видят свинцовые тучи нависшей угрозы.
[indent] - Теперь, когда Дамблдор вернулся нет необходимости учиться защите тайно, но я все равно думаю, что нам стоит сохранить Отряд… может быть, директор сам разрешит его оставить? Придумает где мы могли бы собираться или выделит какой-то класс? - размечталась рыжая, невольно подхватывая беззаботное мотание ногами в воздухе, - Как думаешь?

+1

11

Гарри едва заметно хмыкнул. Конечно, глупо было ожидать от Джинни каких-то других слов, но он не хотел думать о том, что кто-то снова будет рисковать своими жизнями. Она сказала это, даже не задумываясь особенно, и Гарри решил ничего пока на это не отвечать. Просто он понял – спорить сейчас бесполезно. Потом он попробует что-нибудь придумать.
А вот про Отряд Дамблдора  он даже, честно говоря, не думал. Но Джин определенно права – они все многому научились за этот год, включая самого Поттера. К тому же было неизвестно, кто будет их новым преподавателем ЗОТИ, что-то подсказывало Гарри, что едва ли им повезет. Лучшим преподавателем, которого он помнил, был Люпин. Разумеется, Дамблдор понимает важность этого предмета, но... Директор иногда непостиджим. И Гарри, честно говоря, уже не пытался как-то предугадать или объяснить его действия.
- Я думаю, разрешит, это ведь всем только на руку, - Гарри пожал плечами, - но не знаю, удастся ли найти что-то лучше Выручай-комнаты. Хотя, конечно, она может перестать нам открываться, - Поттер прикрыл на секунду глаза и втянул носом воздух. Он хотел запомнить этот короткий момент спокойствия – когда ему почти не было больно. Он знал, что уже ночью это чувство, скорее всего, его покинет, но в данный момент он хотел удержать его как можно дольше в себе. Что их ждет? Сколько потерь, сколько битв? Гарри не знал.
Но он больше не чувствовал себя так одиноко, как прежде. И это придавало сил.

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 19.06.96. At the edge of night