Drink Butterbeer!

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 25.11.95. Never too late


25.11.95. Never too late

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

https://i.ibb.co/gD7DTW0/tumblr-pfegsk6-GRU1tke0qwo4-400.gif https://i.ibb.co/vYnrDBq/tumblr-inline-nehzf26hg-H1slk5sm540.gif
Samuel Stebbins, Mirabella Farley
25 ноября 1995 года
Хогвартс, школьный двор

Наглядно о том, что может произойти, если не сдерживать своих чувств.

[icon]https://i.ibb.co/hMgLj6K/6-1612131022.png[/icon][nick]Mirabella Farley[/nick][status]mother[/status][pers]<b><a href="https://harrypotter.fandom.com/wiki/Bella_Farley" target="_blank">Мирабелла Фарли</a></b>, 16 лет<br>Хаффлпафф, 6 курс[/pers][info]Староста факультета[/info]

+1

2

Во внутреннем дворе раздавались крики и вопли. Двое молодых волшебников наплевав на своё происхождение и способности колотили друг друга кулаками словно заправские магглы. Была перемена и вокруг дерущихся собралась толпа старшекурсников, среди них затесались и младшие, но их всё время отшвыривали назад, чтобы те не мешались под ногами. Ребята выкрикивали что-то, подначивая дерущихся, словно они их слышали.  В центре круга стоял Сэм, у его ног пытаясь подняться лежал сокурсник. Хаффлпаффец замахнулся ногой, но противник увернулся, ловким движением поднялся на ноги и бросился на Стеббинса.

- Ублюдок! - выплюнул тот прежде,  чем упасть. Ребята схватились по новой, не уступая друг другу. Улюлюканье зрителей  стало громче.

- Шухер ребята! МакГонагал! - пронеслось по толпе и она бросилась врассыпную. Высокая строгая фигура показалась неподалёку. Но Сэм был не в состоянии прекратить драку. Этот мерзавец в следующий раз подумает, прежде чем распускать свой грязный язык.

+1

3

В школьном дворе появилась не только МакГонагалл; вслед за ней из замка вышли профессор Спраут и Мирабелла Фарли. Последние две бурно обсуждали проект по Травологии, к которому староста Хаффлпаффа приступила в начале октября, но при виде картины, представшей перед ними, обе они резко замолчали. Декан Гриффиндора уже разняла дерущихся, и те сидели на приличном расстоянии друг от друга; однокурснику, имя которого Белла не хотела произносить вслух, было гораздо хуже, чем Сэму, поэтому вместе с деканом Хаффлпаффа они доставили его в Больничное крыло. На школьный двор Белла возвращалась в одиночестве; она сжимала в руках небольшой пузырёк с зельем и комочек ваты.

― Помнишь, когда вам с Джейком было по девять лет, вы подрались, а я потом обрабатывала ваши ссадины? ― мягко, успокаивающе, словно старшая сестра, произнесла Белла и приложила вату к разбитым губам; по лицу Сэма прошла лёгкая судорога. ― Вы сидели так тихо, что мне казалось, что вас двоих обязательно распределят на Гриффиндор… Профессор Спраут назначила тебе взыскание в теплицах на каждый четверг вплоть до рождественских каникул, и оштрафовала факультет на двадцать баллов. Считай, что ты легко отделался, ― прижимая вату к разбитому виску Сэма, произнесла Белла, ― будь нашим деканом МакГонагалл, ты бы не вылезал из каморки Филча, по меньшей мере, несколько недель.

В голосе девушки не было ни удивления, ни осуждения; за пять с половиной лет, в течение которых они учились вместе с Сэмом, она привыкла к тому, что тот может выкинуть что угодно. И всё же она была опечалена, ― а ещё обеспокоена тем, что у друга, возможно, не всё в порядке.

― Ладно-ладно, пытка окончена, ― Белла подняла руки, словно признавая своё поражение, и отложила пузырёк с ватой в сторону. ― Расскажи мне, что произошло, хорошо? Я не понимаю, что с тобой происходит в последнее время.
[icon]https://i.ibb.co/hMgLj6K/6-1612131022.png[/icon][nick]Mirabella Farley[/nick][status]mother[/status][pers]<b><a href="https://harrypotter.fandom.com/wiki/Bella_Farley" target="_blank">Мирабелла Фарли</a></b>, 16 лет<br>Хаффлпафф, 6 курс[/pers][info]Староста факультета[/info]

+1

4

Серьёзность ситуации волшебник понял уже после того как их разняли. Сэм было снова бросился на противника, когда профессор магией отшвырнула его в другую сторону. Нравоучений шестикурсник не слышал, он хорошенько так приложился головой и теперь у него в ушах звенело. Лишь понял, что Белла, неожиданно тоже появившаяся во дворе, просила её подождать. По губам что ли прочёл?!

Она вышла через четверть часа. Сэм сидел на скамейке и бессмысленно пялился в серое ноябрьское небо. "Контузия" его отпустила и он слышал как Фарли подошла. Молча поглядев на неё, Стеббинс опустил голову. Стало неловко, что она была свидетельницей драки. Волшебница его не упрекнула, лишь  чуть запрокинула ему голову, а затем как можно нежнее обработала ссадины. Сэм терпел не издавая ни звука.

- Помню, - он удержал руку Беллы за запястье и взглянул на неё снизу вверх. - У тебя всегда это хорошо получалось,  - отпустил. Её сосредоточенный вид принёс с собой ощущение чего-то знакомого и родного. А то как она поджимала и прикусывала губы, говорило о беспокойстве. Сэм давно её знал, чтобы это заметить. Юноша чуть наклонил голову, чтобы встретиться с ней взглядом. Белла за что-то на него сердилась. Он улыбнулся, но тут же поморщился от боли. Лыбится безнаказанно он теперь не будет несколько дней. Одно радовало, тому придурку досталось больше.
Замечание о наказании Сэм равнодушно проигнорировал. Ему было не в первой. Даже свидание с Филчем не могло его напугать на столько, чтобы он отступился от своего, ведь дело касалось девушки. Очаровательной девушки, которая сейчас "колдовала" над ним.
Они оба умолкли пока она обрабатывала его лицо.

- Не бери в голову, Белла. Этот слизняк слишком не уверен в себе, что ему необходимо постоянно подпитывать свою значимость за счёт других. Он просто не привык, что кто-то ему может дать отпор... Это наше дело. Было и прошло, - усмехнулся Сэм и поднявшись пнул  маленький камушек.  Вид у парня должно быть был "потрясающий". Он потряс мантией словно пытаясь её оттряхнуть. - Ну что, "красавЕц"?! - было посмеялся над собой, но тут же закашлялся, надышавшись пылью во время драки.  - И это... если Саманта будет спрашивать, ты  - не в курсе. Ок?

Отредактировано Samuel Stebbins (13.02.20 03:46)

+1

5

― Сэм… ― выдохнула Белла и, закрыв лицо руками, покачала головой. Что бы ни происходило, она гордо поднимала подбородок и улыбалась; говорила ласковые, уютные слова, давая, тем не менее, понять, что не позволит людям переступить личные границы. Говорить Сэму о том, что она его обожает, было легко, когда они, вымазывая друг другу носы белковым кремом от пирожных-корзиночек, хохотали; но сказать сейчас о том, что она беспокоится, Белла так и не смогла ― она посчитала это своей слабостью.

― Шрамы украшают мужчин, ― пожав плечами, ответила девушка; в её глазах появились искорки озорства, и она со смехом обратилась к другу: ― Шрамы, а не царапины… Я шучу, иди сюда, ― Белла обняла Сэма, положив голову ему на плечо. Возможно, она вложила в объятия чуть больше нежности, чем обычно; возможно, на долю секунды она допустила мысль, что со Стеббинсом можно не только дурачиться или отчитывать его за школьные шалости, но и поговорить по душам, как с Джейком или Джеммой. Что, в конечном счёте, их дружба ― это не только весёлое времяпрепровождение, а настоящая привязанность и забота.

Но миг прошёл. В школьном дворе снова зазвучал привычный шум, подул неприветливый ноябрьский ветер, от порывов которого развевались полы мантии; над Запретным лесом взвилась в воздух стая птиц. Мирабелла снова взяла в руки пузырёк с зельем и комочек ваты ― необходимо было обработать ссадины ещё раз.

― Не понимаю, о чём ты, ― улыбаясь, произнесла хаффлпаффка, ― я видела тебя сегодня только на уроках и в Большом Зале. Разве что-то произошло? Ох, Сэм, да ты ведь поранился! Ходил на пробы в команду по квиддичу? ― она засмеялась, стараясь как можно аккуратнее промыть ушибы лекарством. И вдруг поняла: она не может быть откровенна с другом детства в первую очередь потому, что сам он не откровенен с ней; что он не снимает свою броню, храбрится и хочет произвести впечатление настоящего смельчака. Было ли это правильно, Белла не знала, но она позволяла близким быть теми, кем им хочется; и, если таков был выбор Стеббинса, она, как близкий друг, должна была принять это.

― Сэм, не хочешь составить мне компанию? Я собиралась погулять в лесу, ― сказала она и протянула руку. Словно не было драки, Больничного крыла и обработки ссадин; словно был самый обычный день.
[icon]https://i.ibb.co/hMgLj6K/6-1612131022.png[/icon][nick]Mirabella Farley[/nick][status]mother[/status][pers]<b><a href="https://harrypotter.fandom.com/wiki/Bella_Farley" target="_blank">Мирабелла Фарли</a></b>, 16 лет<br>Хаффлпафф, 6 курс[/pers][info]Староста факультета[/info]

+1

6

- Вот именно, на пробы, - вместе с ней засмеялся Стеббинс и тут же скривился.

"Блин, это будет сложнее, чем я думал."

Ему нравилось, что они с Беллой настолько хорошо понимают друг друга - без объяснений, без дополнений. Без условий. Условностей между ними никогда не было. Даже с Самантой были свои нюансы, но не с Беллой.  Сестра бы принялась учить его жизни, а подруга  будто бы и не жаловала нравоучения. Сэм же и вовсе был уверен, что в них нет никакого толка, никогда и никого они на праведный путь не наставили. Во всяком случае, его точно нет.  Он  в любом случае остался бы при своём мнении. Это касалось как всякой ерунды, так и понятий более важных, даже принципиальных.
Допустим, в его понимании мира, нелицеприятно отзываться о девушках, вообще о девушках и в частности о тех, с кем были отношения было делом некрасивым и даже подловатым. Распространение же сплетен им вообще никак не соотносилось с сильной половиной человечества. Другое дело, что не за всякую девушку Стеббинс бы полез в драку по этому поводу. За Беллу мог бы и не раз. Даже если она сутками на пролёт будет обрабатывать его ссадины.

"Больно ведь, чёрт! Достанется ему ещё от меня."

- У меня ещё вся жизнь впереди, чтобы скопить украшения, - с лёгкой ухмылкой он глядел на  волшебницу снизу вверх. - Тем более если ты всегда будешь приходить мне на помощь, - Белла должна была знать что его не переубедить. От того наверное и сменила гнев на милость и предложила прогулку.

- Разумеется! Ты ведь не думаешь, что я отпущу тебя одну?! - волшебник взял её маленькую ладонь в свою руку, приподнялся и устроил её у себе на локте.  Сэм был в курсе, что хаффлпаффка любила гулять вблизи теплиц у самой кромки Запретного леса. Там всегда было свежо как в лесу, но ещё не опасно. И ко всему прочему это место было не облюбовано студентами, можно было и спокойно поговорить и молча подумать. Что сегодня задумала подруга, Сэм был не в курсе, но провести день в её компании казалось ему достойной платой за его благородство о причинах и подробностях которого девушке, конечно, было не известно.

Заметив как она задумчива, Самуэль наконец решается у неё спросить:

- Белла, ты на меня сердишься?

Он не знал, продолжает ли она что-то чувствовать к этому мерзавцу, которого он сегодня поколотил. А вдруг, да...

+1

7

― Постарайся не переусердствовать. Помнишь нашу летнюю прогулку по Эдинбургу? Мы встретили эксцентричную леди ― магглу, которая с головы до ног была увешана бусами, браслетами, цепочками… Когда она двигалась, украшения начинали звенеть, как галлеоны в туго набитом кармане, и выглядела она до ужаса комично, хотя, наверное, считала, что бижутерия делает её привлекательнее. Со шрамами, ― с нажимом произнесла Мирабелла, смачивая вату зельем, ― тоже надо быть осторожным. Ты ведь будешь осторожен, правда, Сэм?

«Разумеется, не будет», ― сама себе ответила Белла, и почему-то улыбнулась; она с нежностью посмотрела на насупившегося Сэма. Иногда ей казалось, что Сэм и Эрик ― братья, по каким-то причинам воспитывающиеся в разных семьях; они говорили одинаковыми фразами, одинаково сильно любили доводить её, но в то же время ― горой стояли за то, чтобы её никто не обижал. В ссутулившейся фигуре Стеббинса угадывался Эрик, и Белла, повинуясь минутному порыву, взъерошила волосы друга, хотя обычно этой пытке подвергался Кэдваллэдер.

― Почему ты решил, что я сержусь? ― отозвалась хаффлпаффка, когда они преодолели половину расстояния, отделяющего школьный двор от опушки Запретного Леса. Белла говорила тихо; со стороны она казалась задумчивой и будто бы опечаленной. ― Наверное, если бы ты выкинул подобное два-три года назад, я бы и правда злилась, но я уже давно привыкла к твоим выходкам, и мне порой бывает любопытно, что ты натворишь в следующий раз. Я не сержусь, скорее… ― девушка закусила губу, ― скорее, я расстроена тем, что тебе уже семнадцать, а конфликты ты решаешь так же, как и в пятнадцать. Но это не так важно, ― улыбаясь, Белла покачала головой, ― ты имеешь полное право поступать так, как считаешь нужным. Я хочу показать тебе особенное место…

Староста взяла Сэма под руку и увлекла его в лес, на опушке которого находился клён с причудливо изогнутым стволом: у самой земли дерево извивалось, образуя нечто вроде сидения, на котором могло поместиться двое человек.

― Моё любимое место, ― произнесла хаффлпаффка, усаживая Сэма на клён и устраиваясь рядом. ― Здесь приятно сидеть, думать и наслаждаться тишиной… слышишь? ― прошептала девушка, вскинув голову.

Вдалеке щебетала птица ― странница, которая, несмотря на ноябрьский холод, продолжала радоваться свой жизни; она обязывала к тому же двух друзей, сидящих на опушке Запретного леса. Белла улыбнулась.
[icon]https://i.ibb.co/hMgLj6K/6-1612131022.png[/icon][nick]Mirabella Farley[/nick][status]mother[/status][pers]<b><a href="https://harrypotter.fandom.com/wiki/Bella_Farley" target="_blank">Мирабелла Фарли</a></b>, 16 лет<br>Хаффлпафф, 6 курс[/pers][info]Староста факультета[/info]

+1

8

"Разумеется, не буду," - вторили мысли Сэма мыслям Беллы. Вслух он этого, конечно, не сказал, напротив с лёгкой улыбкой кивнул, словно соглашался, что  "конечно-конечно". Но они оба понимали, что это не так. И каждый оставался при своём. Такая взаимная демонстрация заботы: она показывала, что переживает о нём, он убеждал, что не следует. Для этого даже не нужно было произносить это. Когда же Белла свойским движением коснулась его волос, Сэм не сдержался и довольно зажмурился под её ладонью. Мириады мурашек волной прошлись по спине  от затылка до самых пяток. Даже дыхание замерло на миг.

Он знал Фарли  сколько себя помнил, дольше разве что Сэм и родителей, и  эта хрупкая девчушка, такой какой она была, когда он впервые её увидел, сразу заняла особое место в душе малолетнего волшебника. Прошли годы, и светлый образ хаффлпафской старосты запечатался на сердце волшебника как несмываемое тату, рядом с Аланис, Джереми, Элисон, Джейком и Эриком. Большое свободолюбивое сердце Стеббинса могло вместить многих, но эти люди занимали значительную его часть и, казалось, никогда его не покинут. Если бы они только знали, как он этим дорожил.

Если бы только Белла знала, как у Сэма всё сжималось от этого её невинного прикосновения. И то, как ему невозможно сдерживать гнев, когда он видел её грусть и знал, кто тому виной. Как хотелось заставить этого придурка идти к ней просить прощения и всё исправить, чтобы она наконец улыбалась как прежде, и одновременно мечталось, чтобы его совсем не было на этой планете, не то, что рядом с Беллой. Но что хотела сама девушка он не знал. Только и мог смотреть на неё и догадываться. Потому и спросил, сердилась ли она на него.

От её слов стало немногим легче.  Хотя Сэм и не обманывался привычным спокойствием волшебницы.  Она была даже слишком  равнодушна к его поступку, чтобы не предполагать под этим других причин. Но он хотел просто поверить ей и дать себя увлечь в "особенное место". На задворках сознания скользнула мысль о том, скольким людям она его показывала, но совесть, которая казалась бы должна была отсутствовать у ветренного хаффлпаффца, подала свой язвительный голос, подсказав, что не все такие  как он. Потому что для него-то выражение  об особенных местах было лишь козырной картой в деле обольщения девчонок, они как свечки таяли от своей исключительности.  Сэм мотнул головой отгоняя и мысли о других девушках и замечания совести. Это не то, что должно было занимать его голову рядом с очаровательной Фарли, которая увлекала его всё дальше в лес.

- Так вот оно какое! -  с деланным воодушевлением отозвался волшебник, когда они наконец пришли. Он не был впечатлён. Тихое пустынное место. Деревья в большинстве своём стояли голые и скучные, под ногами приятно шумели сухие листья уже совсем коричневые, а в воздухе пахло свежестью и приближением скорой зимы. И странно растущее дерево было  единственным, что отличало это местечко от многих других площадок у запретного леса. Должно быть сломалось в один из тех жутких штормов, о которых вспоминают вместе  с временами процветания Неназванного, когда на белом свете ещё не было ни близнецов Стеббинс ни тройняшек Фарли. Сломалось, но продолжило расти и тянуться к солнцу так как умело и как получалось.

Подчиняясь девушке Сэм присел на изогнутый ствол и когда Белла присела рядом, повернулся, чтобы ей было удобнее  и от этого оказался к ней спиной к спине. Юноша глубоко вздохнул и молча слушая голос волшебницы, начал понимать чем ей здесь нравилось. Но сам Самуэль не любил тихих и спокойных мест, они нагоняли на него беспричинную грусть, заставляли думать о том к чему и зачем он идёт, что ему принесёт этот и следующий день, серьёзные размышления и переживания подкрадывались неожиданно в тишине и приносили с собой только беспокойство, с которым сложно было бороться стоило ему дать хоть немного времени чтоб расположиться. А этого никак не следовало допускать.

Вот и сейчас сидя с Беллой,  он чувствовал приближение этого опасного зверя.  На мягких лапах вместе с далёким пением одинокой птицы, он ступал всё ближе и ближе к Сэму.

- Слышу, - так же тихо отвечал он и прикрыл глаза, прислушиваясь к себе.  - Знаешь, Белла, я тут подумал,  - начал он после недолгого молчания. Сложно было сказать, что пришло в эту темноволосую голову в этом тихом и спокойном месте.  - Знал бы я про это место, не затеял бы драки во внутреннем дворе. Здесь было бы куда лучше. Да и ЕГО не нашли бы, - с весельем в голосе добавил Сэм и даже развернулся, чтобы поглядеть на девушку. Но было не удобно, а потому он перекинул одну ногу, а потом другую и сел к Белле вплотную.  - Слушай, как тебя вообще угораздило с ним связаться, когда рядом полно классных парней, таких как я например?  - в голосе его звучит веселье, да и глядит на волшебницу с улыбкой, будто и не важно ему услышать её честный ответ. Обманчивое выражение лица.

Отредактировано Samuel Stebbins (02.03.20 23:19)

+1

9

Мирабелла Фарли любила песни «Ведуний», шуршание сухой листвы, упавшей с дерева, запах свежего пергамента, мурлыканье старого кота, такого степенного, словно от него зависела работа всех подразделений банка «Гринготтс». Запах хвои был её любимым природным запахом; когда «Хогвартс-Экспресс» проезжал мимо лесных массивов, она, как завороженная, засматривались на макушки сосен, таких высоких, что, казалось, они подпирают небосвод. Аромат свежесваренного кофе, который подавала ей эльф-домовик, когда девушка бывала дома, ― как правило, Мирабелла спускалась к завтраку не раньше одиннадцати утра, до последнего валяясь в постели с котом и какой-нибудь книгой, ― приводил её в настоящий трепет. Она улыбалась, когда Олли, получая лакомство из рук своей хозяйки, ласково прикусывал ей палец, выражая своеобразную привязанность и благодарность. Мирабелла любила писать письма крупными печатными буквами и чувствовать вес пакетов, забитых покупками. Обмен подарками с папой, сестрой и братом на Рождество оставлял в памяти тёплое, уютное ощущение, которое грело её в самые трудные минуты ― а они бывали даже у «золотых» девочек вроде Мирабеллы Фарли. Она была благодарна Джемме, когда та хвалила её за проделанные успехи, она была благодарна отцу, который изредка, но всё же навещал её в оранжерее и давал наставления. Мирабелла обожала путешествовать, и из каждой страны, которую посещала вместе с Джеммой и Джейком, она отсылала близким открытки, в которых рассказывала о забавных происшествиях, ― каждому доставалась своя история; она подписывалась коротко: «Mirabella», заменяя точку в букве «i» крохотным сердечком. Хаффлпаффка любила стягивать с волос резинку, когда возвращалась в факультетскую гостиную после занятий, и чувствовать, как приходит долгожданное расслабление. Она обожала старшую сестру за то, что та научила её держать лицо в обществе и школе, но дома становиться самой собой…

Семья Мирабеллы не ограничивалась отцом, Джеммой и Джейком ― она считала близкими и Эрика, и Сэма, и Аланнис. Двойняшки Стеббинс не были связаны кровным узами с Фарли, но для Беллы они были так же близки, как и кузен, Эрик Кэдваллэдер. Папин крестник и двоюродный брат доставляли ей немало хлопот в Хогвартсе, но это лихвой компенсировалось тем, что они были по-настоящему близки и в трудную минуту всегда приходили на помощь. Огорчало Беллу лишь то, что в школе они несколько отдалялись друг от друга ― не хватало задушевных бесед до двух часов ночи, мечтаний, идей, разделённых на всю их очаровательную компанию; каждый становился будто бы сам по себе.

― Сэм, ― тихо позвала она Стеббинса, ― летом я была так уверена в том, что у меня всё хорошо, что не замечала ― не хотела замечать ― очевидного. Я получила за СОВ шесть «Превосходно», но это не уберегло меня от ошибок. Осознание, что не все такие замечательные, как ты, Эрик или Джейк, далось мне непросто, но в том, что произошло, виновата я и только я. Я слишком сильно верю в то, что все люди хорошие, сама наделяю их теми качествами, которыми они не обладают; или сильно преувеличиваю хорошее, игнорируя плохое. Мне было так больно… Мне и сейчас больно, ― больно оттого, что ты берёшь на себя то, что должно было достаться мне, ― Белла погладила Стеббинса по щеке, стараясь не задевать разбитую губу, и криво усмехнулась, чувствуя, что в уголках глаз появились мелкие слезинки. ― Прости меня, Сэм. Полезней было бы не в драку лезть, а научить меня разбираться в людях.

Мирабелла ощутила, что где-то в районе солнечного сплетения появилось тепло, напополам разбавленное с болью и обидой на саму себя. Но тепла становилось всё больше и больше; мостик, который они выстроили с Сэмом за долгие годы дружбы, заиграл, заискрился светом, и чувство, что в школе каждый сам за себя, вдруг побледнело. Вместо этого на передний план вышло нечто другое ― благодарность.

― Спасибо, ― коротко произнесла она, а потом обняла Стеббинса, положив ему голову на плечо. Мирабелла поняла, что устала от того, что сама себя загнала в ловушку и сама себе была самым суровым надзирателем. Ей следовало быть чуть снисходительнее, может быть, чуть откровеннее с самой собой и наконец признаться: да, имп подери, она не заслуживает такого отношения. Рядом с ней должен быть человек, равный ей по статусу, серьёзный, но увлекающийся чем-нибудь так страстно, что хочет сделать это «что-то» своей путеводной звездой; сильный, смелый, незакомплексованный; человек, умеющий беззаветно отдаваться делу, которое любит просто потому, что хочет им заниматься, а не потому, что жаждет выгоды. Человек вдохновляющий, а не отнимающий силы; в конце концов, человек верный, не способный на предательство.

― Прости, ― пробормотала Белла и тыльной стороной ладони стала тереть глаза, в уголках которых слезинки становились всё больше.
[icon]https://i.ibb.co/hMgLj6K/6-1612131022.png[/icon][nick]Mirabella Farley[/nick][status]mother[/status][pers]<b><a href="https://harrypotter.fandom.com/wiki/Bella_Farley" target="_blank">Мирабелла Фарли</a></b>, 16 лет<br>Хаффлпафф, 6 курс[/pers][info]Староста факультета[/info]

+2

10

Задавая свой вопрос Самуэль не рассчитывал, что заставит Беллу снова переживать огорчения, что ей принесло расставание с поклонником - гадким, мерзким идиотом, у которого мозгов не больше, чем у пикси, как про себя ненавистно величал его хаффлпаффец. И выражение тихой грусти на лице девушки задевало его. Наверно не следовало, начинать этот разговор. Знал ведь, что тема для Фарли неприятна, какой бы задорный вид он на себя не наводил и каким шутливым тоном не говорил. Белла была человеком поразительной глубины, каким сам Сэм не был, да и мало кто вообще  был. Вот и сейчас, он задал совершенно безобидный вопрос, как он думал, а девушка глядела в дальнюю даль, где и начинались ростки "проблемы". И всё-таки, волшебник был с ней не согласен:

- Слушай, то что на твоём пути встретился один упырь, это не значит, что нужно вовсе ставить крест ... - ему хочется сказать на "личной жизни", но ему кажется это выражение не подходящим, особенно в разговоре с Фарли, особенно, когда она так доверчиво признаётся ему о том, что у неё на душе. - крест на всех остальных. Конечно такого как я - смелого,  весёлого, сильного, и сногсшибательного,  сложно будет найти, - весело подмигивая девушке быстро добавил Сэм. - Но даже я не обманываюсь тем, что я один такой нормальный на весь Хогвартс, так что... Если кто-то дебил, так это его проблемы. Не твои, Белла. И не смотря на то, что я согласен, что надо осмотрительнее относиться к людям, я бы вовсе не хотел, чтобы ты менялась, - перехватив её ладонь на своей щеке и  глядя ей в глаза, совершенно искренне проговорил юноша.   Он чуть сжимает её ручку, тёплую славную ручку. Ему так хочется её поддержать и донести, что она удивительная и прекрасна тем какая есть, но эти слова кажутся ему такими фальшивыми, потому что он прежде произносил их налево и направо. Верил в то что говорил, это да. Но теперь это выглядело таким избитым. Потому Сэм молча обнял Беллу, так доверчиво к нему прильнувшую. Сколько раз уже так было? Этих объятий, дружеский поцелуев, мимолётных прикосновений, порождавших внутри него сомнения. Белла, милая, родная Белла. Столько лет ему знакомая. Он бы соврал если бы сказал, что относился к ней как к сестре. Хотя нет, он как раз и врал. Потому что узнай она сколько противоречивых чувств в нём вызывает, то пожалуй, не обнимала бы его сейчас.

- И вообще, разбирайся я в людях, разве я связался бы в твоими братцами, - пытаясь отвлечься от собственных ощущений пошутил Сэм и сверху вниз поглядел на Беллу, когда она отстранилась. - Так что это ты не к тому обра... - "обратилась" собирался он сказать, но осёкся на полуслове, заметив слёзы  в её глазах. - Белла, что?! - он хватает её за руки, потому что она старается скрыть от него свои слёзы. Девичьи слёзы. То, что всегда вводило его в ступор. - Эй, Белла, ну ты чего?!.. Я его убью! - сквозь зубы цедит он. -  Этот утырок не стоит твоих слёз, ну...  - пытался волшебник утешить девушку и сам принялся вытирать её слёзы. Заплаканная и смущённая - такой Беллу он ещё не видел. Но и такая она волновала его.  Было бы свинством воспользоваться её состоянием... Когда она так доверчиво глядит на него своими голубыми глазами.

Но Сэм, сам не понимая как, склоняется к её губам.

+1

11

― Он ни при чём, Сэм, ― отрицательно покачав головой, ответила Белла. ― Дело во мне: это я не разобралась в человеке. Это я позволила себе без памяти влюбиться, это я нырнула в чувства без оглядки, это я убедила себя в том, что между нами тёплые отношения, хотя, откровенно говоря, было много моментов, когда мне стоило задуматься над тем, всё ли в порядке. То, что случилось со мной после ― наказание за доверчивость и наивность, не более того…

Ссадины Сэма понемногу затягивались ― чудодейственное зелье мадам Пофри работало безотказно. Если бы существовало зелье, которое лечило бы разбитое сердце… если бы такое было, Белла обязательно сварила бы его себе. Зелья в большинстве своём врачевали лишь тело; ни магглы, ни волшебники не придумали лекарства от тяжёлых дум.

Девушка заплакала. Всё, что она держала в себе ― проглоченные обиды, невысказанные желания, стремление быть «хорошей девочкой», настойчивые попытки понравиться абсолютно всем, ― всё это вырвалось наружу. Именно в этот момент, на опушке Запретного Леса, она поняла, что потеряла саму себя, и пройдёт немало времени, прежде чем она обретёт себя снова…

― Что ты делаешь?!

Мирабелла резко отпрянула от Сэма, а потом вскочила на ноги и сделала несколько шагов назад. Тыльной стороной ладони хаффлпаффка вытерла проступившие слёзы и уставилась на друга, испытывая по отношению к нему смесь недоверия и страха, а ещё ― девушка вдруг поняла, что разочарована. Белла смотрела на Стеббинса осуждающе, потому что прекрасно догадывалась о том, что он решил воспользоваться ситуацией и тем, что она очень подавлена, но что-то в его взгляде смягчило старосту, и она тихо произнесла:

― Это неправильно, Сэм, тебе не стоило этого делать… Ты мне всё равно что брат, я не воспринимаю тебя иначе. К тому же… ― Фарли замялась и одёрнула рукава мантии, пытаясь смягчить своё волнение перед тем, как сказать вслух то, о чём она давно думала. ― К тому же, мне нравится Джереми Стреттон. Прости…
[icon]https://i.ibb.co/hMgLj6K/6-1612131022.png[/icon][nick]Mirabella Farley[/nick][status]mother[/status][pers]<b><a href="https://harrypotter.fandom.com/wiki/Bella_Farley" target="_blank">Мирабелла Фарли</a></b>, 16 лет<br>Хаффлпафф, 6 курс[/pers][info]Староста факультета[/info]

+1

12

Сэм слышал, как Белла заступалась за этого клабберта переростка и принималась винить себя. Да как она могла?! Как могла считать себя виноватой в том, что её обманули и её предали?! Она - светлый, добрый, ясный человек, который в жизни ни кого не обидел и беспричинно не осудил. Как могла она считать себя виноватой в том, что у этого недоросля не было не только совести, но и мозгов, если бы были хоть последние, да разве бы он с ней расстался. Ему же хуже, мрачно радовался Стеббинс, но слушать, как Фарли винит себя не мог:

- С каких пор влюблённость и доверие стало у нас наказуемо?! Оставь ты этому троллю его грехи, ты тут совершенно не причём. Ну кретин он, от этого лекарства ещё не придумали, так что ничего ему не поможет. Пусть живёт и мучается теперь. Его бы пожалеть надо, да за жалостью это не ко мне... Знаешь,  - хаффлпаффец удобнее устроился на их своеобразной скамье и прямо взглянул на девушку.  -  его стоило поколотить хотя бы за то, что из-за него ты можешь начать потерять доверие к другим. Не делай такой глупости ладно? По глупостям в нашей компании это ко мне, - усмехнулся шестикурсник.

- Мне бы совсем не хотелось, чтобы ты менялась, - тихо признался Самуэль, стирая горячие слёзы с щёк Беллы. Он всё ещё прижимал её к себе, по-братски, думала она. По-братски, убеждал и он себя. Но когда она подняла на него глаза, Сэм почувствовал как в глубине этих голубых глаз он совсем пропадает.  Его взгляд опустился к её розовым губам, ещё подрагивающим, потому что она плакала, а его рука ещё прижималась к её щеке.  И он поддался этому давнему искушению -  Самуэль её поцеловал. Мягкие податливые губы под его губами неподвижны и Сэм, подчиняясь привычному инстинкту, прижался сильнее, но тут Белла словно ужаленная отпрянула от него и подскочила. И стоило поднять на неё глаза, как он понял, какую ошибку совершил.

Белла. Его родная, милая Белла. Была им разочарована. Ещё никогда прежде, ни одни его глупые и сумасбродные выходки не отражались в её глазах таким осуждением и даже неприятием. А он...

- Белла, я... - выдохнул Сэм. Она конечно подумала, что он несерьёзно. Как всегда.  - Это не блажь. Я знаю, что у меня не самая лучшая репутация, но это не то... С тобой по-другому, Белла. Неужели ты никогда не замечала?!  - он закопался пятёрнёй в волосы и резко выдохнул. - Ты нравишься мне. Очень нравишься. Давно нравишься, -  его признания похоже стали для девушки неожиданностью и Сэм каким-то внутренним чувством ощутил, что сделав одну ошибку, совершил следом ещё одну. Её слова, верные, откровенные для него как ушат ледяной воды.

- Прости, ты права не следовало мне...  - но он осёкся, когда её голосом прозвучало знакомое имя. В сознании Стеббинса тяжело проникал смысл сказанного. Ей нравился Стреттон?! Его лучший друг.  - Ты никогда не... Я не знал, - тяжело проговорил хаффлпаффец, чувствуя огромное желание обширно так "поговорить" с Джереми. Как он мог вообще встречаться с Фарли  (а Сэм был уверен, что встречался, ведь не просто так он нравился Белле, уж точно не за красивые глазки, которые сейчас хаффлпафцу хочется выдернуть) и ничего ему, Стеббинсу, не сказать?! Тоже мне, друг называется!

- Мы сможем это забыть? - не глядя на девушку, а куда-то за ней, проговорил Сэм. Он-то знает, что ему этого не удастся Он, быть может, только её и хотел поцеловать, по-настоящему.

Отредактировано Samuel Stebbins (03.05.20 05:03)

+1

13

На лице блестели тонкие дорожки слёз, когда Белла, терзаемая противоречивыми чувствами, всё же сумела кивнуть. Сэм ― почти что брат, они многое вместе пережили. Как бы ни было больно, обидно, неприятно сейчас, он всегда будет крестником отца. И то, что их связывает с самого детства, гораздо важнее и крепче, чем мимолётное влечение.

Девушка передёрнула плечами и подняла заплаканные глаза на Сэма:

― Я запуталась, окончательно и бесповоротно. Я не понимаю, что я чувствую, потому что чувства в любой момент могут измениться на противоположные тем, которые я испытываю в данный момент. Я не знаю, чего я хочу от отношений и людей, которые меня окружают. В конце концов, я не знаю, чего хочу от самой себя. ― Хаффлпаффка сделала неопределённый жест рукой. ― Мы с Джереми попали в передрягу две недели назад. Хогвартс ― самое безопасное место на земле, ты же знаешь; мы не погибли бы, но последствия могли быть печальными. С тех пор он не выходит у меня из головы.

Белла прислонилась к стволу дерева и закрыла глаза. Она попыталась успокоиться, но мысли то и дело возвращались к тем, которые заставляли грустить или плакать. Сколь бы Фарли не держалась, из глаз против её воли лились слёзы… Она сказала Сэму, что ей нужно отдохнуть ― они вместе направились в сторону гостиной, и сопровождало их до безумия неловкое молчание, возможно, самое неловкое за всё время, что они провели вместе. И было неизвестно, как скоро всё вернётся на круги своя ― и вернётся ли.
[icon]https://i.ibb.co/hMgLj6K/6-1612131022.png[/icon][nick]Mirabella Farley[/nick][status]mother[/status][pers]<b><a href="https://harrypotter.fandom.com/wiki/Bella_Farley" target="_blank">Мирабелла Фарли</a></b>, 16 лет<br>Хаффлпафф, 6 курс[/pers][info]Староста факультета[/info]

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 25.11.95. Never too late