нужные персонажи: Justin Finch-Fletchley, Bella Farley, [name] Vaisey, Erica Tolipan.

Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 24 — 25.12.94. the scent of Love


24 — 25.12.94. the scent of Love

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

https://c.radikal.ru/c35/2002/5c/5081725b98d6.jpg

https://a.radikal.ru/a18/2002/9b/cefd902fede0.jpg

https://a.radikal.ru/a23/2002/27/3984a523313f.jpg

https://a.radikal.ru/a37/2002/35/9e75a7cccdad.jpg

Roger Davies and Alicia Spinnet
december 1994
Хогвартс

Только мы стали что-то понимать, как всё запуталось ещё больше.
Урок зельеварения. Святочный бал.
Ты. Я. И не вместе.

[nick]Roger Davies[/nick][status]over and over i fall for you[/status][icon]https://i.ibb.co/YDhtVt8/image.jpg[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=867#p83508" target="_blank">Роджер Дэвис</a></b>, 16 лет <br />Рейвенкло, 6 курс <br />Капитан и охотник сборной факультета по квиддичу[/pers] [info][/info]

Отредактировано Roger Davies (21.03.21 21:50)

+1

2

Зима 1994 года пришла в Хогвартс полная вороха иностранных юбок, стука болгарских тростей и бесконечного гомона в школьных коридорах. С наступлением холодов, возросшая численность волшебников в замке стала двое заметней. Мало кто отваживался гулять под холодным декабрьским ветром ведь не смотря на отсутствие снега, морозным воздух был с первых дней, словно зима пришла вместе с календарём.
Первый тур Кубка волшебников остался в прошлом, следующий не ожидался раньше февраля. Но Хогвартс был похож на оживший улей, все кругом обсуждали предстоящий Святочный бал, о котором объявили ещё на той неделе. Особенно усердствовали девушки. Можно было с уверенностью спорить на деньги, что та или иная группа девчонок обсуждает именно бал.  Кто-то так и делал, а ещё на спор приглашал тех, кого прежде не осмелился бы.

Роджер не смотря на то, что вместе со всеми поддался праздничному настроению ( Хогвартс к Рождеству украсили что надо), но ни восторга ни трепета в ожидании праздника не чувствовал. Его больше волновало то, что через пару месяцев придётся сдавать экзамен по аппарации, а он наглухо закопался в теорию ещё и не приступив к практике. Да ещё и словно  озверевшие одинокие профессора как  нарочно стали давать в три раза больше заданий. Или это ему только казалось, от того что не было никакого настроя на учёбу, когда кругом мигают гирлянды, висят венки и звучит праздничная музыка.

Как бы там не было, а чудовищно сложное эссе на шесть свитков по Зельеварению ему точно не приснилось. И направляясь на занятие профессора Снейпа, Роджер думал о том, что преподаватель придумает на этот раз, чтобы студентам жизнь мёдом не казалась. Иногда равенкловец и правда думал о том, что Снейп нарочно придумывает задания, чтобы их помучать.

Как же он был прав. Возможно не нарочно, но будущее занятие принесло Дэвису не мало мучений.

Начинался новый раздел - зелья подавляющие волю и противоядия к ним. Профессор представил три разных зелья, которые отвечали данной теме.

Сокурсница с Равенкло, Дейзи  Корран, у которой похоже было семь жизней, что-то спрашивала у профессора. Близнецы Уизли как всегда с чем-то возились. Заметив это, зельевар пригрозил, что опоит их обоих аммортенцией и они в любовной лихорадке будут как помешанные преследовать Майлза Блетчли. Аудитория взорвалась смехом, не смешно было только Уизли и слизеринцу.
А потом, предупредив, что сегодня шестикурсникам  предстоит варить противоядие от тех  зелий, что он им представит, профессор Снегг открыл поочерёдно каждый из трёх котелков, стоящих на столе, вокруг которого уже собрались все студенты.

Признаться, после Роджер достоверно не мог вспомнить, что за зелья были первыми. Всё от того, что аромат амортенции ловко проник в него,  принося с собой уже знакомые запахи - смородины, мороженого и то, как пахнет древко новенькой метлы. Узнавание настигло   его.

Отходя от наваждения, Дэвис ищет взглядом Алисию и находит. Амортенция для него пахнет ею.

Всё дальнейшее занятие равенкловец не мог  справиться ни с одним из заданий профессора, а потому под конец урока умудрился заработать штрафные баллы и наказ собрать после всех котлы, мензурки и колбы. В последний раз Дэвис такое делал курсе эдак на втором.

"Нельзя быть таким рассеянным" - говорил он себе, а сам не мог выбросить из головы образ рыжеволосой гриффиндорки. Как когда-то давно, у него вновь появилось чувство, будто он видит её в первый раз. За всем за этим волшебник умудрился впервые за долгое время опоздать на занятие. Правда, он сомневался, что профессор Биннс это даже заметил.

[nick]Roger Davies[/nick][status]over and over i fall for you[/status][icon]https://i.ibb.co/YDhtVt8/image.jpg[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=867#p83508" target="_blank">Роджер Дэвис</a></b>, 16 лет <br />Рейвенкло, 6 курс <br />Капитан и охотник сборной факультета по квиддичу[/pers] [info][/info]

Отредактировано Roger Davies (21.03.21 21:51)

+1

3

Зима подкралась незаметно – казалось, что буквально за одну ночь ноябрьские ливни и листопады обернулись легким морозцем и белоснежным покрывалом. Но Алисия красоту за окном не замечала, ей было решительно не до того. Казалось бы, С.О.В. благополучно прошли, можно расслабиться и получать от жизни удовольствие,  нежась в кровати, потому что первый урок по новому расписанию шестого курса начинался аж в одиннадцать часов; наслаждаясь трехчасовыми перерывами между занятиями и необходимостью учить пять предметов, а не одиннадцать; успокаивая себя мыслями о том, что до Ж.А.Б.А. еще много и много месяцев, а думать о будущей профессии и вовсе не стоит.

Но все оказалось не так. Время до первого урока было заполнено судорожным дописыванием заданных на дом эссе. Перерывы между уроками уходили на паломничества в библиотеку, и попытки донести набранную литературу до гриффиндорской гостиной. Пять предметов требовали вложений времени, как все десять, и каждый профессор словно искренне верил, что отдельно взятый шестикурсник изучает только его предмет и никакой другой двадцать четыре чесе в сутки. И как вишенка на торте — пришлось подписаться на уроки истории магии. Предмет Алисия не провалила, а профессор МакГонагалл ясно дала понять, что его будут требовать в Министерстве на большинство должностей.
Конечно, Алисия планировала посвятить жизнь спорту, но путь отступления в случае неудачи ей тоже был необходим.

Самое ужасное, что было в этом году — это то, что квиддича не предвиделось. Зато предвиделся Турнир Трех Волшебников, который интересовал Алисию ровно до того момента, как Кубок выплюнул имена чемпионов. Анджелине исполнилось семнадцать под конец октября и она успела бросить пергамент со своим именем, но дурацкий артефакт не посчитал гриффиндорку достойной этого звания, за что девушка мысленно в него плюнула — за подругу было обидно. Что ж, зато за Гарри можно было поболеть — он паренек славный, в жульничестве Спиннет его заподозрить никак не могла, путь он всего четырнадцатилетний мальчик, но уж магом был хоть куда. На первом туре он это отлично продемонстрировал — Седрик, конечно, тоже был ничего, но как же все-таки классно Гарри летал! Алисия искренне ему завидовала, потому что ее метла сиротливо дожидалась следующего года, когда снова можно будет взять в руки квоффл.
А еще Турнир принес с собой стайку смазливых француженок с глупенькими улыбочками, который раздражали Алисию самим фактом своего существования. «Понаехали тут», со странной злостью думала гриффиндорка, когда мимо нее в школьных коридорах с высокомерным видом проплывала Флер Делакур в окружении своих щебечущих подружек. Зато среди болгар обнаружился Виктор Крам, и девушка даже сумела взять у него автограф.

Так вот, наступил декабрь, и приближалось еще одно знаменательное событие — Святочный бал. На балах Алисия еще никогда не была, поэтому еще летом со всей тщательностью подошла к выбору парадной мантии, о которой было сказано в письме, и с нетерпением ждала возможности ее, наконец, надеть. Правда, чем ближе был бал, тем ближе оказывался и конец семестра… вот допишешь все домашние работы, только вздохнешь с облегчением с мыслями о малиновом паровозе, который довезет до Лондона, как на голову свалится самостоятельная работа. Штук эдак восемь эссе и докладов. А еще парочка лабораторных. И сиди, как дура, под елкой, с пером и чернильницей в руках.
Но танцевать очень хотелось. И хотелось этого, кажется, всем, потому что все девчонки вокруг постоянно прихорашивались, заговорщически перешептывались и строили глазки каждому проходящему мимо парню, надеясь, что их заметят и пригласят. Алисия закатывала глаза, завидев  такие стайки по коридорам, потому что ни она, ни Анджелина до подобного поведения опускаться не собирались. Хотя, конечно, Анджелине уж точно переживать не стоило — все вокруг знали, что Фред Уизли со дня на день пригласит ее, а она делала вид, будто ничего не подозревает, и даже не смотрела в его сторону.

Свободных девочек с каждым днем становилось все меньше, а Алисия даже не знала, от кого бы хотела получить приглашение. У нее, конечно, бывали свидания, она много с кем встречалась за последние годы, но ничего серьезного ни с кем не получалось, и сейчас она была совершенно свободна. Впрочем, таковой она оставалась недолго — буквально на днях ее пригласил на бал Ли Джордан, и девушка, недолго думая, согласилась, потому что Ли был классным, симпатичным и, как говорили, отлично танцует.

Сегодняшний день тянулся как резина. Сначала трехчасовое Зельеварение, затем предстояла такая же трехчасовая история магии, и, после перерыва — подготовительное занятие по Трансфигурации, потому что в конце недели декан обещала контрольную. На зельях Алисия углубилась в учебник, потому что антидот для Сыворотки правды был сложным и требовал предельной концентрации, поэтому не замечала устремленного на нее странного взгляда Роджера, сидящего за соседней партой. Зато она обратила внимание, что рейвенкловец умудрился заработать штраф. Она вопросительно приподняла брови, мол, что случилось, но тот больше не смотрел в ее сторону до самого звонка.
После урока она должна была встретиться с Кэти, поэтому дожидаться Роджера не стала, пообещав себе, что поговорит с ним на истории. Но вот звонок, профессор Биннс скорбно выплывает из школьной доски и начинает привычный бубнеж по теме, а Дэвиса все нет и нет. Спустя минут пятнадцать тихонько скрипнула дверь. Рейвенкловец незаметно проскользнул в кабинет и плюхнулся рядом с ней. По другую руку от нее Джонсон уже благополучно спала, потому что до трех часов утра дописывала эссе по Заклинаниям, так что их разговору ничего помешать не могло.
- Чем ты так Снейпу насолил? - шепчет Алисия, прикрываясь учебником, который открыла вообще первый раз за год.

[icon]https://i.ibb.co/gPBF6cq/image.jpg[/icon][pers]<a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=823">Алисия Спиннет</a>, 16 лет[/pers][info]Гриффиндор, 6 курс, охотница сборной факультета по квиддичу[/info][nick]Alicia Spinnet[/nick]

Отредактировано Alicia Spinnet (15.04.21 23:06)

+3

4

Ноги сами принесли его на привычное место, руки сами закопались в мешок, вытаскивая учебники, пергамент. Сознание шестикурсника не принимало в этом никакого участия, привычка. Привычка. Роджер взглянул на озабоченную его опозданием Алисию.  Она привычно рядом, привычно беспокоится о нём, привычно аккуратна, привычно... очаровательна. Густые рыжие волосы убраны с лица и заколоты где-то на затылке, зелёные глаза смотрят прямо и открыто и ох, уж этот вопросительный взгляд, и милые веснушки. Роджер пожалуй не смог бы назвать ещё кого-то кому бы так шли конопушки. Мыль о том, что Алисия невероятно привлекательна, пришла откуда-то из глубины и была такой неловкой, что Дэвис вздрогнул, будто его что-то укололо и чуть покачав головой, стал разводить бурную деятельность на столе, словно наводя порядок в своих вещах. А потом, стараясь не глядеть на неё, пожал плечами в ответ на вопрос гриффиндорки:

- Не думаю, что ему нужен повод, чтобы нас извести, просто сегодня мне повезло меньше всех и я стал его мишенью, - так же тихо отозвался равенкловец, убирая сумку со стола. Не говорить же ей в самом деле, что он всё занятие чувствовал себя растерянным, спутал банальные травы для зелья, с которыми справился бы даже отстающий младшекурсник, утопил в котле черпак, а под конец совершенно не справился с заданием, и всё от того, что не мог отделаться от навязчивых мыслей о ней и запахах детства. И сейчас,   когда девушка сидела рядом и всем своим видом демонстрировала участие, Роджер не мог избавиться от необоснованного ощущения удовлетворённости, словно он не после наказания для малолеток пришёл, так ещё и с опозданием, а как минимум после того как зельевар похвалил его эссе, сказав что не читал ничего лучше. Это было нелогично. А волшебник привык полагаться на логику, она часто выручала его, и по большей части своей успеваемостью он был обязан не только усидчивости но и логике. И девушке сидящей рядом.
Мыли упорно крутились вокруг Спиннет.
Не интересовало его и то, что профессор Биннс рассказывал про смерть Тутанхамона, словно сам при ней присутствовал. В другое время равенкловец не преминул возможностью блеснуть своими знаниями об особенностях магозахоронения у египтян. Вместо этого, он пригнулся ближе к парте и повернувшись к Алисии спросил:

- Слушай, ты свободна после ужина? Мне нужно с тобой поговорить, - прямо сказал Роджер. Он, признаться, понятия не имел о том, что собирается ей говорить. Может о том, что на зельеварении кто-то его проклял или он надышался парами дурман-травы и теперь у него  в голове такая же неразбериха как в каморке у Филтча к концу учебного года. Должно же быть этому какое-то объяснение. Как бы то ни было, волшебник был уверен, что Спиннет может помочь ему в этом разобраться, конечно если он сможет перестать на неё пялиться. Опять.

Усилием воли он переключился на рассказ профессора Истории Магии и с переменным успехом пытался делать записи, хотя по факту на пергаменте вырисовывалась какая-то абракадабра.

[nick]Roger Davies[/nick][status]over and over i fall for you[/status][icon]https://i.ibb.co/YDhtVt8/image.jpg[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=867#p83508" target="_blank">Роджер Дэвис</a></b>, 16 лет <br />Рейвенкло, 6 курс <br />Капитан и охотник сборной факультета по квиддичу[/pers] [info][/info]

Отредактировано Roger Davies (21.03.21 21:54)

+1

5

Алисия задумчиво наблюдала за бесформенными чернильными линиями, появляющимися в конспекте Роджера. Профессора он явно не слушал, ее прямого взгляда избегал, но неизменно поднимал на нее глаза, стоило ей отвлечься или отвернуться, как будто хотел заговорить, но не решался. Так и сидел молча весь урок. Видимо, чем-то сильно расстроен. Вряд ли маленьким наказанием Снейпа, это было не впервой, да и баллов не жалко, сам же потом и отработает на каких-нибудь Заклинаниях. Алисия даже не знала, стоит ли ей первой спросить, или все же дождаться, пока Дэвис сам захочет обсудить свои проблемы.
Вроде бы они уже достаточно взрослые люди, чтобы решать проблемы самостоятельно.
Но все-таки хотелось, чтобы он до сих пор считал ее человеком, которого можно посвящать в свои секреты.

Приближался конец урока. Спиннет пихнула Анджелину локтем в бок, чтобы та смогла записать домашнее задание и сделать умное лицо, словно слушала лекцию профессора с самого начала (хотя, с другой стороны, когда это Биннсу было до этого какое-то дело?). К сожалению, именно этот момент Роджер выбрал, чтобы, наконец, с ней заговорить, а говорить при Анджелине он, видимо, не планировал. Девушка очень отчетливо видела, как тает его решимость — видимо, назревающий разговор обещал быть очень серьезным, и ей даже стало не по себе.

- Свободна, - сразу ответила Алисия, мысленно прося прощения у Кэти, которой обещала помочь с Трансфигурацией. Кэти может подождать и до отбоя, а Дэвис — не может. Тем более, пребывая вот в таком состоянии. - Я подожду тебя в вестибюле, хорошо?

Остаток дня прошел в напряжении. Оставалась еще Трансфигурация, на которой Дэвис сел где-то отдельно, и Алисия могла только рассматривать его спину, стараясь выбросить из головы предстоящий разговор, потому что на нее без каких-то видимых причин волнами накатывала тревога. Анджелина пыталась ее отвлечь, но особо в этом не преуспела, гриффиндорка рассеянно кивала на ее реплики, особо не вникая в их смысл. С горем пополам выполнив задание профессора МакГонагалл, которая только по счастливой случайности не задала ей дополнительных вопросов, Алисия направилась в Большой Зал, где так же рассеянно принялась поглощать творожную запеканку, периодически поглядывая на стол Рейвенкло — почему-то интересующий ее рейвенкловец снова сел к ней спиной, а вокруг него и вовсе расселись эти проклятые француженки.
С непонятным раздражением Алисия отвернулась. Смотреть на этих выскочек вот совсем не хотелось.

Наконец, еда со столов исчезла, и гриффиндорка поспешила в вестибюль, пока никто ее не окликнул и не потащил к гостиную «опробовать новые приколы близнецов». Джонсон проводила ее понимающим взглядом, на который Алисия только дернула плечом — как Джонсон может что-то понимать, если самой Алисии ни черта непонятно?
Девушка прислонилась к перилам и принялась рассматривать выходящих из Большого зала студентов.
Ну где же он?
[icon]https://i.ibb.co/gPBF6cq/image.jpg[/icon][pers]<a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=823">Алисия Спиннет</a>, 16 лет[/pers][info]Гриффиндор, 6 курс, охотница сборной факультета по квиддичу[/info][nick]Alicia Spinnet[/nick]

Отредактировано Alicia Spinnet (15.04.21 23:07)

+1

6

Роджер тихо выдохнул и лучезарно улыбнулся:

- Да, здорово. Договорились, -  отозвался он и принялся вместе со всеми записывать домашнее задание. На этот раз более осмысленно. А после наспех закинув принадлежности в мешок, бросил простое:

- До вечера, - и покинул аудиторию.

Чего он так спешил?! Боялся, что Алисия передумает и вспомнит какое-то срочное важное дело и откажется, ссылаясь на него.
Странно, но ему был важен её ответ, согласие. Хотя казалось бы, что такого может произойти если она сегодня занята, равенкловец прекрасно себе представлял загруженность гриффиндорки, тем более что она была не из числа легкомысленных обормотов, которые только просиживали штаны на уроках. Спиннет в своих навыках могла обойти значительную часть сверстников и даже выпускников. Но ему ли было не знать, каким трудом ей это давалось. Она всегда была рядом.

Чувствуя непреодолимое желание остаться одному и благоразумно решив, что спокойно в это сумбурное время может быть только в спальне,  зашагал по направлению равенкловской башни. Факультетская гостиная гудела на множество голосов, в большинстве своём младшекурсниками.  Он было юркнул мимо всех к лестнице ведущей в спальню, как перед ним словно выросло маленькое юное создание (с третьего курса, предположил он) с косичками по обе стороны и... Что она сказала?

- Что прости? - переспросил волшебник.

- Может быть ты хочешь пригласить меня на бал?! Если да, то я согласна, - совершенно бесхитростно призналась девчонка.

- Оу... Эм... Нет, - от неожиданности и неловкости выдал Роджер.

- Но Элис сказала... , - с дрожью в голосе, она кивает в сторону окна, где еле сдерживая хохот и кидая короткие взгляды них, за столом с волшебными шахматами, сидела её подруга.

- Извини, - выдавил шестикурсник, но заметив, что храбрая малолетка сейчас разрыдается, придержал её за плечи и как можно участливее начал: - Ты понимаешь, я...

- У-уже пригласил?!  - сдавленно предположила она.

- Да... - соврал Роджер.

- Она красивая?

Странные вопросы задавала эта девчушка. Красивая?! Он почему-то вспоминает Алисию.

- Да, очень. Лучше всех, что я знаю, - тихо отвечает Дэвис глядя сквозь маленькую проницательную  равенкловку. Она шмыгнула носом.

- И ты в неё влюблён, да... - в голосе девочки уже не было слышно слёз,  и она не спрашивала, а утверждала. Роджер дрогнул и смешанным взглядом посмотрел на неё. Отпустил.

- Мне надо идти, - развернулся и размеренным шагом, словно проверяя на месте ли ступеньки поднялся в спальню шестого курса.

- А я Элли... если что, - тихо добавила она и утирая рукавом нос возвратилась к окну, грозя подруге кулаком. Та только рассмеялась в голос..

В спальне, как он и ожидал было тихо и пусто. Никому в такое время не хотелось сидеть по комнатам. Даже вечером, все высыпали в гостиную и возвращались в спальню только после отбоя, где галдёж начинался с новой силой, всем было о чём поговорить.
Домовики уже успели навести порядок, поэтому было даже уютно, не пришлось спотыкаться на вещах Чемберса.  Бросив сумку, Роджер лицом повалился на кровать, но почти сразу повернулся на спину.

- Элли, - повторяет волшебник словно пробуя имя на вкус. Странная девочка. Глядя куда-то сквозь потолок он вспоминает как впервые увидел Алисию. Воспоминание обрывочное, смазанное. Сколько им тогда было лет? Сущие дети. И миссис Спиннет зовёт её домой. Элли.

Он был влюблён? В Алисию. Невозможно! Как он мог не заметить прежде? Не почувствовать? Или... Он вспомнил, как они играли, как она смеялась над его теориями, как ему всегда хорошо рядом с ней.  Неужели?!

Роджер почувствовал, как тесно становится в груди.
Перед глазами возникло её задумчивое лицо, когда в библиотеке она уже третий час бьётся над решением магической формулой, словно ребусом заданной Флитвиком, как сосредоточенна она, высчитывая правильную дозу антидота для  скручивающего зелья, как улыбается, когда пихает его кулачком за все его провинности, как открыто смотрит на него своими невозможно зелёными глазами. Тогда летом перед третьим курсом. Когда он не мог всю ночь уснуть и потом, когда мысли о ней и времени проведённым с ней были больше похожи на наваждение. Он думал, что это от того, что он скучал по ней, по их общим летним забавам. И он скучал. Ценил всё время что они были вместе, пусть это и были бесконечные часы в библиотеке или долгие минуты совместной зубрёжки, и всё время, что она пыталась донести до него  систему первичной и прочей трансфигурации. Ему выть хотелось, от всех терминов, задач и загадок, когда он готовился в одиночку но с ней всё было иначе и обретало какой-то смысл. Разве не так бывает, когда ты с другом?!

Влюблён в Алисию. Роджер мечтательно  улыбнулся,  чувствуя как от этой мысли становится тепло на душе и давно знакомый зверёк в его груди довольно ворочается, как после сладкого сна.
А потомволшебник резко присел  на кровати. Это всё конечно, здорово, но что ему теперь со всем этим делать?! Поднялся на ноги и взволнованно зашагал по комнате взад вперёд. А делать что-то надо. Например, позвать Алисию погулять. На свидание.

"На свидание с Алисией" - он рассмеялся собственным мыслям. - "Она решит, что я ударился головой и не в себе. И будет права... А что если? Что там говорила эта "храбрая портняжка" (так он прозвал Элли)?! Позвать на бал!"

В этом ведь нет ничего странного если он позовёт её. Куча мыслей зароились в его голове.  И о том, что Алисия свободна и о том, что они друзья, вряд ли она откажется, и о том, как он будет признаваться ей в своих чувствах после и о том, что может получить по башке и о том, как именно следует позвать её и ни одной мысли о том, что девушка уже может быть приняла приглашение другого. Роджер пребывал в странной уверенностью, что точно бы это знал, хотя ни о чём подобном он с Алисией не говорил. Разве что время от времени она удивлялась выбору избранниц равекловца. При мысли об этом ему захотелось провалиться сквозь землю.
Но мысль о том, чтобы пригласить гриффиндорку он не оставил. Напротив, он всё больше убеждался в её правильности.

И лишь когда позже он вернулся в аудитории,  его решимость стала таять как снег на солнце и Роджер совершенно по дурацки стал избегать Спиннет, лишь бы не видеть как она глядит на него как на полоумного, уже догадываясь о том, что он задумал ( исключительно его интерпретация беспокойства подруги).
А потому когда время ужина прошло, Дэвис немного задержался в Большом зале, мысленно убеждая себя - что может быть сложного в том чтобы спросить "пойдёшь со мной на бал?". Равенкловец улыбнулся собственным мыслям и очаровательным француженкам, что сидели рядом. Куда было бы проще, если бы он позвал кого-то из них. Да вот хотя бы даже чемпионку, что так мило щебетала о чём-то с землячкой.
Краем глаза заметив, что гриффиндорка направилась к выходу, Роджер постарался отбросить странное волнение, поднялся из-за стола и пожелав всем хорошего вечера, направился следом.

Огляделся, а обнаружив Алисию, с широкой улыбкой приветственно махнул ей.

- Прости, я задержался, - проговорил он, когда подошёл и  окинул девушку внимательным взглядом. Назойливый гул из столовой раздавался и здесь. - Такое ощущение, что Хогвартс превратился в улей, - со смешком сказал равенкловец. - Иногда мне кажется, что я своих мыслей не слышу. Пройдёмся?!  - Роджер  кивает в сторону коридоров. - Ты наверное думаешь, зачем я тебя звал. Я хотел тебя спросить... Попросить... - он замолкает, ощущая что не в силах сказать задуманное, потому что она ТАК на него смотрит. Возможно Алисия и глядела как  всегда, но от одного её прямого взгляда, Роджер чувствовал как всё внутри переворачивалось. Словно неистовый зверёк принимался наводить там свои порядки, а если быть точнее беспорядки.
В коридорах было жутко людно, зря он надеялся, что к вечеру станет свободнее. Да и Роджеру в голову не приходило, что снующие туда-сюда студенты жутко отвлекают, а он и без того не может собраться с силами, чтобы сказать заветные несколько слов. Мысленно коря себя за малодушие, вместо приглашения Дэвис сказал: - Мне твоя помощь нужна. Понимаешь, бал совсем скоро... Там танцы, а танцую я не лучше горного тролля, ты знаешь, - смущённо пожал плечами. - Мне бы потренироваться. Я без тебя не справлюсь, Элли... Только давай не здесь, - на его лице отразилась мука. - Что скажешь, если мы прогуляемся?

"Ничего, ещё не всё потеряно"

[nick]Roger Davies[/nick][status]over and over i fall for you[/status][icon]https://i.ibb.co/YDhtVt8/image.jpg[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=867#p83508" target="_blank">Роджер Дэвис</a></b>, 16 лет <br />Рейвенкло, 6 курс <br />Капитан и охотник сборной факультета по квиддичу[/pers] [info][/info]

Отредактировано Roger Davies (21.03.21 21:55)

+1

7

И чего же он там так долго копается? Домовики уже оперативно убрали посуду со столов, последние зазевавшиеся ученики медленно покидали Большой зал — позже всех выбралась та самая компания француженок во главе с самой Флёр, которая бросала на бредущего следом Дэвиса откровенно заинтересованные взгляды. Не дай Мерлин он пригласит на бал одну из них — конечно, у него порой и раньше бывали действительно странные партнерши, но это, пожалуй, было бы уже перебором. Но вот девушки устремились к лестницам на верхние этажи, а Роджер — к ней.
И снова это странное выражение лица, как будто ему о чем-то до безумия просто хочется поговорить, но он молчит, не зная, как начать. И с каждым сделанные им шагом, тревога в душе гриффиндорки становилась все сильнее.

- Ничего страшного, - тем не менее, через силу улыбнулась Алисия, в красках представляя, зачем бы он мог задержаться. Наверняка выбирал из иностранок, какая посимпатичнее. Хотелось бы верить, что у него ничего не получилось — то есть, Алисия ни в коем случае не желала Роджеру неудач на любовном фронте, и она бы предпочла, чтобы он появился на балу с самой красивой девушкой Хогвартса, но мысль о том, как он приглашает себе в пару вон ту, кажется, Женевьев, или ее подружку Вивьенн (во имя Мерлина, как у нее в голове вообще могли оказаться все эти имена?) вызывала у Спиннет совершенно нерациональное отвращение, как будто гипотетические отношения рейвенкловца с одной из них могли каким-то образом касаться ее лично. - На улицу? - на всякий случай уточнила она, бросая взгляд в сторону Большого Зала, волшебный потолок которого отражал низкое декабрьское небо, покрытое свинцово-серыми тучами, с которых то и дело срывались снежинки. - Да, почему бы и нет, - пожала плечами девушка. Подышать перед сном свежим морозным воздухом — что могло быть лучше? Тем более, прогулка до гриффиндорской гостиной могла отсрочить их разговор, которого Алисия уже начинала ощутимо побаиваться. - Только мне нужно сбегать в башню, за зимней мантией. Давай встретимся здесь минут через пятнадцать?

К сожалению, гриффиндорская башня была не так далеко, как бы Алисии хотелось. А еще — не так пуста, как бы ей хотелось. Стоило назвать Полной Даме пароль и переступить порог, как взгляд тут же наткнулся на Анджелину, которая как будто бы ждала возвращения подруги в кресле напротив проема, глядя на нее каким-то несвойственным ей предвкушающим взглядом.
- Ну что? - тут же поинтересовалась она, когда Спиннет подошла достаточно близко. Спасибо, что хоть на не на всю гостиную проорала, с нее станется. - Ну что, пригласил он тебя? - уточнила она в ответ на немой вопрос во взгляде Алисии.
- Кто? - не поняла она.
- Дэвис, - закатив глаза, уточнила Джонсон, словно общалась с маленьким ребенком, с трудом понимающим человеческую речь. - Тебя. На бал.
- С чего он вообще должен был меня приглашать? - еще сильнее удивилась Алисия. Ей в самом деле эта мысль казалась очень странной. Она никогда не рассматривала Роджера, как возможного партнера по танцам, хотя, конечно, пригласи он ее в самом деле, раньше, чем это сделал Джордан, пожалуй, она бы не отказала. Только ему-то это зачем? Полный Хогвартс красивых девушек, которые сами на него вешаются. Вряд ли он бы стал от безысходности приглашать ее.
- Да он все зелья на тебя пялился, - ухмыльнулась Анджелина, считающая, что прекрасно разбиралась во всяких таких вещах.
- И что? - упорно гнула свое Алисия. - Может, он в мой котел «пялился». Я иду с Ли, и ты прекрасно знаешь об этом. И вообще, пойду прогуляюсь. Буду поздно.

Кажется, она все-таки немного опоздала, но Дэвис терпеливо дожидался ее у выхода из замка. На улице был прекрасный зимний вечер: с обеда не прекращалась метель, и теперь вокруг ровным слоем лежал нетронутый следами снежный ковер; с неба то и дело срывались снежинки, а витражные стекла Большого Зала пропускали наружу достаточно света, чтобы те переливались голубым и золотистым цветом. Было тихо, так тихо, что можно было услышать хруст снега под собственными ногами - все звуки словно остались за дверями вестибюля, которые с тихим скрипом захлопнулись за спинами шестикурсников.

- Ну, так о чем ты хотел поговорить? - осторожно спрашивает Алисия.- Что-нибудь случилось? - но причина оказывается куда прозаичнее и куда проще, чем она могла представить. Конечно, у гриффиндорки было стойкое, очень навязчивое ощущение, что Роджер хотел сказать что-то совсем другое, и в самый последний момент передумал, но она постаралась выбросить это из своей головы. Пусь говорит то, что считает нужным ей сказать. Допытываться Алисия не станет. - Танцы? Погоди, а разве ваш декан с вами не… хотя да, он ведь не… - гриффиндорка благоразумно замолчала, пока ненароком не сказала что-то нелестное в адрес профессора Флитвика, который вряд ли мог бы выступить хорошим преподавателем танцев. МакГонагалл, конечно, в этом плане была не намного лучше, потому что вальсировать со строгой «МакКошкой» было каким-то ну совсем сюрреалистическим занятием. Особенно с этим мог согласиться несчастный Рон Уизли, которому пришлось изображать ее партнера на радость старшим братьям, что в задних рядах покатывались со смеху.

- Я, правда, такой себе учитель, - смущенно произнесла девушка, которая вдруг представила, как Дэвис обнимает ее за талию — и это вызвало у нее какое-то забытое,  странное чувство неловкости. Или озадаченности. В общем, чего-то неправильного. - Но мы, конечно, можем попробовать… Подойди сюда, - деловым тоном велела она, протягивая Роджеру свою ладонь. Она понадеялась, что Роджер пригласил на бал не чистокровку в двадцатом поколении, которая выросла в бальных залах, иначе здесь она ему не помощник. Ведь кого-то уже наверняка пригласил, раз начал беспокоиться о своих танцевальных навыках? Интересно, кого? Интерес был жгучим, но задавать подобные вопросы казалось каким-то нетактичным, поэтому Алисия постаралась сосредоточиться на сжимающей ее ладонь руке однокурсника. - В общем… двигаться нужно легко, уверенно и плавно, старайся не задумываться о том, как ты переставляешь ноги, - как оказалось, объяснять «теорию танца» было ненамного проще, чем писать эссе по Зельеварению. - И не пялься в пол, на меня смотри. И постарайся не уронить меня в снег, - со смешком попросила Спиннет.

[icon]https://i.ibb.co/gPBF6cq/image.jpg[/icon][pers]<a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=823">Алисия Спиннет</a>, 16 лет[/pers][info]Гриффиндор, 6 курс, охотница сборной факультета по квиддичу[/info][nick]Alicia Spinnet[/nick]

Отредактировано Alicia Spinnet (15.04.21 23:08)

+1

8

"Cause I feel myself surrender
Each time I see your face.
I am staggered by your beauty,
Your unassuming grace.
And I feel my heart
Falling into place.
I can't hide it

Josh Groban - My confession

Не прошло и десяти минут, как они с Алисией расстались, (чтобы одеться потеплее -  холодный декабрьский вечер, это Вам не шутки,) а Роджер взбежал по лестнице в спальню. Он спешил, совсем не хотелось заставлять Алисию  ждать. Можно было конечно призвать одежду манящими чарами, но парящее в коридорах шмотье шестикурсника то ещё зрелище. Наспех хватая зимнюю мантию,  шарф и шапку, он услышал из-за спины вопрос:

- Ты куда это, с таким-то обмундированием?!

- Собираюсь пригласить на бал самую красивую девушку в школе, - просто и откровенно ответил Роджер, чувствуя как ему становится тепло и радостно от этой мысли, от чего он начинает так улыбаться, словно получил подарок на Роджество заранее. И почему сказать это сокурснику проще простого, а перед Алисией он теряется словно зелёный первокурсник перед Снейпом?!

- Это ДеЛакур что ли?

- Причём тут ДеЛакур? - с непониманием в голосе спрашивает Роджер, оборачиваясь.

- Ну, ты сказал "самую красивую девушку в школе", вот я подумал, - равенкловец развёл руками, всем своим видом показывая, будто одно безусловно следует за другим. - Да и ты вечно ошиваешься в компании француженок, - зачем-то добавил он.

- Слушай, если ты чураешься девушек как огня, это не значит, что остальные рядом с ними "ошиваются". И вообще, некогда мне тут с тобой, я спешу.

- Эй, скажи хоть кто это?

- На балу узнаешь, - со смехом отвечал Роджер, на ходу криво напяливая шапку и бегом спускаясь в гостиную, перепрыгивая через одну ступеньку. А потом ещё и школьные лестницы, словно нарочно развернулись таким образом, что ему не пришлось бегать по трём огромным коридорам. Казалось, вся Вселенная движется ему на встречу. Это странное воодушевление, поселившееся в нём с тех пор как он осознал, что на самом деле чувствовал к необыкновенной девушке с гриффиндора. Какие ещё француженки?! Да, Роджер не отрицал, он был с девушками приветлив и обходителен, но это обычная вежливость к гостям, да и они были чрезвычайно прелестны. Бывало, Роджер ловил себя на мысли, что совершенно не помнил, что делал или говорил в их компании, а Джейсон подшучивал над ним, напоминая как он себя по идиотски вёл. Но Сэмуэльс мог это выдумать, с него станется. Ему лишь бы его, Роджера, позлить.

Дэвис прислонился спиной к стене у арки ведущей к выходу, и в размышлениях ожидал Алисию, и когда в коридорах послышался глухой стук её каблучков, он выпрямился и  широко улыбнулся. А чуть позже, когда они выбрались на улицу, он  уже даже начал радоваться, что не пригласил девушку сразу. Они оба замерли вглядываясь в давно знакомые очертания внутреннего дворика.  Зима всё кругом щедро обсыпало снегом, который поблескивал в ясном свете замка.  Потрясающее зрелище. Роджер не был уверен, в том что с возрастом это перестанет его волновать. А может всё от того, что рядом Алисия, на ресницы которой так нагло и совершенно свободно падали снежинки. На ресницы, на щёки, на губы... Роджер сглотнул и глубоко задышал, потому что его с ног до головы обдало жаром.

- Давай не будем тут стоять,  а то вдруг, кто из профессоров посоветует отправляться в замок, а я совсем не хочу возвращаться, - с этими словами он взял девушку за рукав мантии и потянул за собой, а когда та чуть было не  поскользнулась на каменной ступеньке засыпанной снегом и вероятно покрытой льдом, он её придержал за локоть и со смешком проговорил что-то про то, что у него отличная реакция. А потом они перешли к делу  и Роджер всеми силами пытался выбросить из головы мысли о том, чтобы прямо тут на этом самом месте выпалить гриффиндорке всё как есть. Но она с присущим чувством такта и удивительным умением добираться до сути стала что-то говорить про Флитвика и его способностях обучить  почти совершеннолетних амбалов танцам.

- Флитвик, не так уж плох, - пожимает шестикурсник плечами. - Куда лучше чем профессор Снейп, представь какого слизеринцам, - со смешком добавляет он, а потом в голос рассмеялся: - Да я бы карманные за весь  месяц отдал, чтобы поглядеть как он танцует... с Монтегю, - и словно представив эту картину, захохотал ещё сильней. Неподалёку послышалась какая-то возня и он запнулся.  - Пошли отсюда, вдруг это Филч, - вот его я ни танцующим ни в каком другом виде видеть бы не хотел,  - ребята немного отошли, когда Дэвис краем глаза заметил, как из просторной, но должно быть совершенно тёмной ниши выскользнули две тени. И он был готов поклясться, что одна из них девичья, а вторая принадлежала дурмстранговцу. Сомнений в причинах, по которым они прятались в темноте у равенкловца не было. И ему почему-то стало жутко неловко перед Спиннет, словно там не болгарин был, а он сам. Волшебник с надеждой подумал о том, что может быть она ничего и не заметила. Юноша вдруг отчётливо понял, что не хотел бы так с ней прятаться по углам. Раньше этого не делал и сейчас не собирался. Гриффиндорка явно заслуживала лучшего отношения, чем обжимания в темноте. От одной этой мысли его пробирала мелкая дрожь. Она была волнующей и одновременно дурной.

Роджер дёрнул головой, отгоняя непрошеные мысли и уверенно потянул девушку чуть ли не на самый освящённый участок внутреннего двора, словно для того, чтобы ни у кого не возникло сомнений относительно того, чем они тут собирались заниматься. Танцевать разумеется. И когда она протянула ему свою маленькую порозовевшую на морозе ручку он с уверенностью взял её, а потом сделав шаг вперёд, приобнял  за талию. Мерлин, если бы кто знал какую бурю чувство в нём всколыхнуло это невинное объятие, словно в нём взорвались две дюжины тех петард, что в начале года по сходной цене сбывали с рук Уизли. Видимо от этого жара у него и пересохло во рту, потому что первое время он молчал, то глядя на затылок гриффиндорки, то под ноги, лишь бы не встречаться взглядом с ней, ведь иначе она всё поймёт. Она ведь должна слышать как громко бьётся его сердце, подступая к горлу. Этого невозможно не услышать, настоящий паровой двигатель.

Поправляя руку на её талии, и даже крепче придерживая девушку,  Роджер (вышагивая "плавно и уверенно", а по факту как попало) подчинился её просьбе и поднял глаза на Алисию. Раскрасневшаяся, с искорками в зелёных глазах, со снежинками на пушистых ресницах и с этой чудной улыбкой, волшебница была удивительно хороша. Роджеру отчаянно захотелось стать поэтом, ведь вся банальная проза, что складывалась из мыслей в его голове не шла ни в какое сравнение с тем, насколько девушка была очаровательна.

"Мерлин, до чего же ты красивая!" - он должно быть сказал это в слух. Или нет?! Губы его обездвижены,  лишь клубочки пара вместе с выдохом вырываются и смешиваются с дыханием девушки. Роджер ощутил такое сильное желание поцеловать Алисию, что  начинало покалывать кончики пальцев.

- Никогда... Не уроню, - не своим голосом отозвался он и чуть наклонился к девушке, а отпустив руку, убрал неловкую прядь с её щеки. - Так лучше ведь, - тихо произнёс Роджер не в силах оторвать взгляд от лица девушки, от её сияющих глаз, от её манящих губ. И почему ему раньше не приходила мысль о том, какого это целовать Алисию Спинет, а сейчас он и думать ни о чём другом не мог. Мерлин с Морганой и все основатели, как можно было не поцеловать её, когда она так близка, так восхитительно красива и так доверчива к нему. Он  наклонился ещё ниже, но последняя мысль как битой стукнула его по затылку, так что Роджер совершенно реально дёрнулся как от удара, резко и неловко отступил на шаг, неудачно потянув за собой волшебницу. И  в это самое время он поскользнулся.

[nick]Roger Davies[/nick][status]over and over i fall for you[/status][icon]https://i.ibb.co/YDhtVt8/image.jpg[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=867#p83508" target="_blank">Роджер Дэвис</a></b>, 16 лет <br />Рейвенкло, 6 курс <br />Капитан и охотник сборной факультета по квиддичу[/pers] [info][/info]

Отредактировано Roger Davies (21.03.21 21:56)

+1

9

Наверное, это был первый вечер в этом году, когда голова Алисии не была забита мыслями о том, как сделать все домашние задания сразу или  списком книг, которые нужно успеть вернуть строгой мадам Пинс в срок. Вне занятий она только и успевала в библиотеку да Большой зал, и жизнь как-то совсем незаметно стала казаться серой и унылой чередой одинаковых дней. Но только не сегодня. Это был первый вечер, когда Алисия вдохнула полной грудью — и свежий морозный воздух, и запах хвои, смешанный с запахом рождественских булочек с корицей, горячего шоколада и мандаринов. Первый вечер, когда увидела что-то кроме пыльных страниц старинных фолиантов, неровных чернильных строчек очередного доклада, или мрачного лица Анджелины, которая давно забыла, что значит «высыпаться».

Почему-то так постоянно получалось, что все такие моменты были связаны именно с ним. С Роджером, который умел видеть красоту окружающего мира, и умел показать это ей. Ни один другой человек на свете не мог заменить его в этом. Не мог заменить вообще. Задумывалась ли Алисия когда-нибудь раньше о том, насколько важным для нее был этот рейвенкловец? Вряд ли. Насколько важно было видеть его улыбку, сияющие глаза, чувствовать, как хорошо ему рядом с ней? Вряд ли. И вряд ли даже сейчас она на самом деле полностью осознавала все эти вещи, просто она неожиданно поняла: ели бы все эти годы его не было в ее жизни, наверное, не было бы и ее самой.

Алисия еще не знала, что именно воспоминания об этом вечере и этом ощущении невероятной легкости, свободы и предвкушения праздника она использует для создания своего первого Патронуса.
Не знала и о том, что этот вечер станет первым и последним на много месяцев вперед, когда она чувствовала себя по-настоящему счастливой.

- Я тоже не хочу обратно в замок, - призналась гриффиндорка, и охотно позволила увести себя за руку вглубь двора. - Внутри я чувствую себя, как в тюрьме. Не знаю… может, это просто уроки. Их слишком много, да и Историю магии, пожалуй, все-таки не стоило брать. Видел, какое огромное эссе Биннс задал на каникулы? Я за всю жизнь столько не напишу.

Они медленно шагали по припорошенной снегом дорожке, и ботали о всякой ерунде. Об умении рейвенкловского декана танцевать и о профессоре Снейпе, который от самой мысли о танцах должен был бы вычесть все баллы у несчастного, посмевшего это представить, а потом тут же умереть на месте, потому что от настолько несовместимых вещей должен был бы случиться конец света. Потом Алисия пошутила про Монтегю, который и на метле-то ровно усидеть неспособен, не то что хоть одно танцевальное движение выполнить так, чтобы не уронить партнершу. Хотя с другой стороны, урони он Снейпа, это бы стало лучшим подарком на Рождество для всего Хогвартса.

Алисии было просто хорошо от того, что Роджер идет рядом, смотрит на нее и искренне смеется над ее шутками. Почему-то раньше она воспринимала это как само собой разумеющееся — вот это все: его компанию, его теплое к ней отношение, его улыбки и смех, адресованные только ей, все эти бесконечные и бесценные минуты, часы и дни, которые они провели рядом, неважно в чем — учебе, дурачестве или простых разговорах о жизни. Почему именно она стала центром его маленького мирка? А почему именно он занял такое место в ее? Вопросы грозили остаться без ответа и просто вылететь из головы, потому что такие тонкие материи для разума Алисии были недоступны. Но сейчас, в эту конкретную минуту, девушка знала, что никто другой в этом мире ей просто не был нужен.

- Да пусть хоть кто угодно, до отбоя еще минут сорок, мы ничего не нарушаем, - начала было Алисия, но Дэвис уже поспешил убраться, крепко держа ее за руку, так что гриффиндорке оставалось только спешить за ним.

Волшебники остановились в самом центре двора, где на снегу причудливо переплетались золотистые отблески разноцветных школьных окон и серебристые лучи лунного света — снегопад уже прекратился, и сквозь расступившиеся тучи пробилась полная Луна, заставляя каждую снежинку сверкать, как россыпь бриллиантов. Алисия было подумала, что для танцев нужна музыка, и пожалела, что не прихватила из гостиной старенький граммофон или не предложила пойти в класс, где МакГонагалл совсем недавно рассказывала о вальсе, но это не понадобилось — отчего-то музыка звучала сама собой ее душе. Хотелось схватить Роджера за руки, закружить в танце, и чтобы полы ее мантии развевались вокруг них, как бальное платье; безумно улыбаясь от распирающего ее счастья, подставив лицо лунному свету и чтобы обязательно видеть, как огоньки далеких звезд отражаются в его глубоких глазах, темных, как ночное небо — от них просто нельзя было отвести взгляд. Какой Святочный бал? Какое Рождество? Вечер, этот вечер, волшебный, сказочный, невероятный! Зачем нужны балы, если самое лучшее происходит сейчас, если там никогда не будет такой искренности и свободы, как на этом пятачке заснеженной земли?

Алисия ведь никогда раньше с ним не танцевала — это была одна из немногих вещей, которые никогда не приходили в голову ни ей, ни Роджеру. Девушка не представляла, каково будет ощутить на своей талии именно его ладонь, смотреть именно в его глаза, и позволять именно ему прижимать ее к своей груди так крепко, будто больше всего на свете боялся отпустить. Если бы он в самом деле позвал ее на бал, если бы сейчас они впервые танцевали под яркими огнями Большого зала, под пристальными взглядами десятков пар глаз, этот танец никогда не смог бы стать таким… наверное, даже немного интимным? Как вообще можно танцевать с кем-то на настоящей сцене и под настоящую музыку? Как можно звать на бал человека, совершенно для тебя чужого, позволять ему тебя касаться, обнимать, прижимать к себе?
Неожиданно Алисия пожалела, что согласилась  принять предложение Ли. Он ей даже не нравился. Да и, наверное, на самом деле не нравился ни один из тех, кого она могла бы назвать своим парнем за эти годы. Близость ни одного из них не была такой волнительной, и танец ни с одним из них не заставлял сердце биться так тревожно.

- Знаешь, я… - что она хотела ему сейчас сказать? Она, Алисия Спиннет, ведь сама не понимала, что происходит, почему обычный предрождественский вечер неожиданно стал для нее таким особенным? Почему этот Роджер Дэвис, которого она знала без малого десяток лет, вдруг… что вдруг? Она видит, как он незаметно склоняется к ее лицу, и так же неосознанно тянется в ответ, даже не отдавая себе отчет в своих действиях, не замечая, как пальцы сильнее сжимают его плечо, но это наваждение длится лишь пару мгновений.

- Прости, - сдавленно шепчет Алисия, когда они оба совершенно неизящно рухнули в снег. Зимняя мантия потихоньку начала пропитываться снегом, стремительно таявшим под ее разгоряченным телом, дышать было тяжело — наверное, только лишь оттого, что Дэвис упал ей прямо поперек груди. И только поэтому. - Кажется, я поскользнулась… Вот будет неловко, если я вот также буду танцевать на балу, Ли пожалеет, что меня пригласил.

Все вокруг вдруг снова стало совершенно обычным. Белый снежный покров теперь пестрел цепочками их следов. Луна снова спряталась за облаками, и теперь только стремительно гаснущие окна освещали школьный двор — настолько слабый свет, что лиц друг друга уже не разглядеть. Настенные часы пробили девять — отбой. Пора расходиться по гостиным.
Чем бы ни был этот момент, он закончился. Чем бы ни был этот танец - это был, наверное, просто танец, и ничего более.
[icon]https://i.ibb.co/gPBF6cq/image.jpg[/icon][pers]<a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=823">Алисия Спиннет</a>, 16 лет[/pers][info]Гриффиндор, 6 курс, охотница сборной факультета по квиддичу[/info][nick]Alicia Spinnet[/nick]

Отредактировано Alicia Spinnet (15.04.21 23:08)

+1

10

[nick]Roger Davies[/nick][status]over and over i fall for you[/status][icon]https://i.ibb.co/YDhtVt8/image.jpg[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=867#p83508" target="_blank">Роджер Дэвис</a></b>, 16 лет <br />Рейвенкло, 6 курс <br />Капитан и охотник сборной факультета по квиддичу[/pers] [info][/info]

- Нет, - это я, - сдавленно отозвался равенкловец, пытаясь быстро подняться на ноги. Прямо под ним оказалась девушка. Он протянул ей руку и помог подняться.

Роджер ощущал себя совершеннейшим болваном. Нагло полез целоваться к беззащитной девушке, которая безгранично ему доверяла. Разумеется, она ничего такого от него ждала, поэтому и смотрела на него так открыто своими невероятными глазами. А он... Дэвис внутренне выругался. Не для этого он её звал. Приглашение. Признание. Потом уже поцелуи. Юноша  испытывал необходимость в том, чтобы всё прошло правильно, ведь признав, что без памяти влюблён в гриффиндорку как честный человек решил, что с ней всё должно быть иначе, не так как с другими, большинство из которых не видели в нём никого кроме капитана квиддичной команды, гордости факультета. Даже эта малютка в гостиной, вряд ли подошла к нему, потому что у него невероятно добрые глаза или что там ещё?! Положа руку на сердце, равенкловец мог сказать, что во всех своих отношениях, не таких многочисленных как может показаться, он жутко тосковал. С одной было не о чем говорить, вторая жаждала миллион и один подарок, третья была навязчива как репей, другая холодна и неприступна... Он искал в них того чего в них не было. И то, что было в той, что находилась рядом всю его жизнь.

Роджер чувствовал как в его жилах горячей патокой текли 16 лет дружбы с Алисией. Дружбы, что обернулась любовью. Или что всегда ею была.

- Обещал не ронять, а сам, - с улыбкой в голосе пробормотал он, поправляя мантию на плечах девушки. Всё его нутро  подсказывало ему, что сейчас самое время пригласить её на бал, пока она так легко улыбается, пока отличный момент сделать это без пафоса и неловкости, которая обязательно будет, стоит ему подождать более подходящего момента, пока она не ожидает от него...

"Скажи! Скажи ей! Ну же!"

- Алисия, ты... - начинает он и осекается. Рука, протянутая  отряхнуть снег с её мантии, так и замирает на пол пути. Что она сейчас сказала?! Должно быть он ударился головой и у него слуховые галлюцинации. Или она правда сказала что идёт на бал с... кем? Ли... - Кхм... Кто?! Джордан?! Ты с ним идёшь на бал? -  говорит парень, стараясь не выдать своего волнения. Против воли в голосе появляются нотки претензии. Он опускает руку и отступает на шаг. А получив утвердительный ответ только и смог криво улыбнуться. На улице совсем потемнело и девушка вряд ли могла разглядеть как помрачнел равенкловец, который всем своим естеством чувствовал неправильность происходящего. Это он должен был пригласить её, это с ним она должна была войти в праздничный  зал, смеяться в танце только ему, как несколькими минутами ранее, только он мог прижимать её к себе её так крепко, что ему казалось он слышал как бьётся её сердце. Роджер пожалел, что вовсе выпустил её из рук. Ему казалось, что не урони он её, то ничего этого и не было бы. Никогда между ними не прозвучало бы имя весёлого словоохотливого гриффиндорца и  никогда бы он Роджер ещё так не корил себя за нерасторопность. С опозданием пришла мысль о том, что Джордан может нравиться Алисии и именно по этой причине она идёт с ним. Спросить он не решился. И эта мысль его добила.

Ещё до того как прозвучал колокол, вся магия этого вечера рассеялась, оставив после себя Дэвису разбитые надежды  и жгучее чувство ревности прежде ему неведомое. По дороге в замок и в башни Роджер был немногословен, Алисия тоже похоже была не настроена на разговор. Он проводил её до лестниц, не имея  желания подниматься до гриффиндорской башни, чтобы не  дай Мерлин не встретиться по дороге с  кавалером его подруги. Равенкловец испытывал нелогичное  желание поколотить гриффиндорца.

- Доброй ночи, лисёнок, - совершенно искренне бросил он, расставаясь. Ласковое прозвище пристало к гриффиндорке после их памятной подготовки к экзамену на трансфигурации и так ей подходило, что Дэвис пользовался им в любой подходящей ситуации. Прощаясь с ней, он испытывал огромное желание выпалить всё разом тут же, пока она не ушла и не скрылась за очередным пролётом лестницы. Остановить её. Но вместо этого: - Доброй ночи, -  повторяет Роджер и идёт прочь.

Испытывая горькую досаду и огромное раздражение Дэвис не чувствовал в себе сил вернуться сразу в башню. Нужно было что-то сделать.  Не будь на улице ночь, он бы безусловно бросился за метлой и тогда свежий воздух выветрил  все мысли из его головы, такие тяжёлые, такие тягучие как смола. Ему было просто необходимо развеяться, даже хотя бы вышагать всё это. Вспоминая, что по дороге в равенкловскую башню, можно заглянуть на астрономическую с мизерной долей вероятности попасться на глаза Филчу, поскольку тот чаще патрулировал коридоры нижних этажей, юноша направился туда. Он почти дошёл, когда на лестницах столкнулся с группой  француженок отправлявшихся на отбой. Роджер прошёл мимо них молча и не глядя. Пусть попробует ещё Сэмуэльс говорить, что он  ошивается рядом с ними. И кажется уже совсем отдалился, когда его накрыла волна знакомых запахов и ощущений, будто он что-то обрёл. Обернувшись, он увидел, что студентки стоят совсем недалеко и двое из них переговариваются, а самая красивая третья стоит молча и лишь лукаво глядит на него. Что там говорил Джей? Пригласить ДеЛакур?!

- А почему бы собственно и нет?! - сам себе проговорил парень и шагнул к волшебницам....

Спустя четверть часа друг выведывал  у Роджера кого тот пригласил и узнав кого именно пытался допытаться подробностей. Но безрезультатно. Роджер признаться, и сам не мог вспомнить как это произошло, хотя вроде бы вот только-только расстался с прелестной светловолосой волшебницей. Друг же решил, что он набивает себе цену. А на завтра уже вся школа знала что французская чемпионка приняла приглашение равенкловского капитана и именно он будет сопровождать её на Святочном балу. Ему завидовали. А он не мог никому признаться, что всю ночь глаз не мог сомкнуть из-за мыслей  вовсе не об умопомрачительной француженке, а о очаровательной гриффиндорке, которая на бал идёт не с ним.

Отредактировано Roger Davies (21.03.21 21:57)

+1

11

- Иду. С Ли, - гриффиндорка неожиданно почувствовала себя как-то неловко. Не дай Мерлин Роджер еще решит, что Ли ей нравится, или они встречаются, или вообще что-то в этом роде. Джордан, конечно, действительно симпатичный, веселый, остроумный, шутливый, да черт знает какой еще, но представить себя его девушкой Алисия не могла. Как минимум потому, что твердо знала: ему нравится Анджелина. Это было неизменной истиной уже не один год, и, кажется, уже никогда и не изменится. Она было открыла рот, чтобы убедительным тоном объяснить, что они идут как друзья, и в этом нету ничего серьезного, и это просто танцы и просто вечер - первый и последний вечер для такой невозможной пары, как они, но заметив какую-то скрытую в недрах глаз Дэвиса злость, Алисия осеклась, не успев начать.

- А что такое? - даже с каким-то вызовом поинтересовалась девушка. Вопрос Роджера прозвучал даже каким-то пренебрежительным тоном, и Алисии на секундочку стало обидно за Джордана. Вообще-то, они на протяжении многих лет достаточно спокойно относились к романтическим увлечениям друг друга, стараясь с ними лишний раз не пересекаться, но для Алисии всегда было важно, чтобы Роджер одобрял ее выбор. Они никогда это не обсуждали, но она ни за что бы не стала встречаться с парнем, который бы ему не понравился. Это был совершенно непреложный закон. - Тебе не нравится Ли? - осторожно уточнила гриффиндорка. Или, может быть, он расстроился, потому что решил, будто они с Джорданом вместе, а она ничего ему не сказала? А сам-то, тоже не говорит, кого на бал позвал, так чего теперь злится? Алисия, правда, так и не решается спросить, хотя ответ на этот вопрос почему-то так важен для нее, что при мыслях об этом на нее нападает нервная дрожь.  - Знаешь, что… - Алисия снова попыталась что-то объяснить, но Роджер как будто бы уже и не слушал ее. Помог подняться, легким движением руки отряхнул снег с ее мантии и повел обратно в замок.
- Конечно же, не нравится, - уже самой себе говорит Алисия, чувствуя, как стремительно портится настроение, еще совсем недавно такое легкое и праздничное.

Теперь Алисия тоже злилась. На себя, конечно же. На то, что чувствовала себя очень виноватой и  испытывала необходимость начать оправдываться. На то, что зачем-то заикнулась про Джордана и испортила такой замечательный вечер. На то, что вообще идет на бал с Ли, который ей совсем не нравится и с которым вовсе не хотелось танцевать. На то, что сейчас был один из очень редких моментов, когда она совсем не понимала Роджера и не могла даже представить, что творится в его голове. На то, что до сих пор чувствует, как его руки осторожно касаются ее талии и лопатки, и скучает по этому недолгому, крепкому объятию, и удивительному спокойствию и абсолютной безопасности, которые окутывали ее эти несколько минут.

«Ты дура, Спиннет», прозвучало в голове голосом Анджелины.
«Ты права», не стала спорить Алисия, потому что ей было на самом деле больно видеть, как Роджер идет рядом с совершенно непроницаемым лицом и больше ничего не говорит, а она даже не пытается ничего исправить. Знать бы, что между ними сломалось!

- Спокойной ночи, - тихо отвечает Алисия, когда они дошли до подножия гриффиндорской башни, куда Роджер так часто провожал ее по вечерам. Больше всего на свете сейчас не хотелось его отпускать. Алисия просто чувствовала, что должна схватить его за руку, удержать на месте, но он, кажется, даже мысленно был уже не с ней. Девушка смотрела на его напряженно-ровную, стремительно удаляющуюся от нее спину и точно знала, что этой ночью заснуть не сможет. Отвратительное, просто разъедающее изнутри чувство — вроде бы и не поссорились, но на душе тяжко и уже понимаешь, что наутро никак не притвориться, будто все хорошо.

Но до самого начала праздника Алисия так и не увидела Дэвиса. И о слухах, ходящих по школе о нем и его новой подружке, была не в курсе. У нее было полно своих, девичьих хлопот, которые на время отвлекли ее от неприятных мыслей. Гриффиндорская гостиная превратилась в суетливый, жужжащий улей: то кто-то потерял расческу и все утро обшаривал каждый уголок; то кто-то перестал влезать в парадную мантию и понадобилось срочно ее перешивать; то кому-то неожиданно начали жать туфли и нужно было обязательно пожаловаться на это каждому встречному; то у кого-то губная помада оказалась не того оттенка и это почему-то было страшнее всемирного потопа… Алисия очень жалела, что в нужный момент не родилась Эллиотом, и все ее заботы не сводились к тому, чтобы со страдальческим лицом на один вечер влезть в черную парадную мантию, которую выбрали родители без ее участия.

Тем более, что наряжаться ей было вроде как не для кого. В самом деле, она не собирается впечатлять Ли, и сейчас воспоминания о том, как долго она выбирала парадную мантию перед учебным годом, даже как-то озадачивали, потому что и тогда, и сейчас перед ее внутренним взором появлялся не ее настоящий партнер на балу, а Роджер, одобрительно цокающий при взгляде на эту небесно-голубую, воздушную, кружевную мантию, ниспадавшую с ее плеч. Странно, правда? Алисия хотела, чтобы он заметил, как хорошо она выглядит. И, наверное, сейчас она вообще только ради этого и старается.

- Андж, ну сделай же ты что-то с этими проклятыми волосами,- ныла Алисия, которой не удавались все эти косметические заклинания, и непослушные прядки волос, которые она старалась уложить в высокую прическу, то и дело лезли то в глаза, то в рот. Где-то сзади послышался тяжелый вздох подруги, и Алисия буквально спиной почувствовала, как та закатывает глаза, но все же берется за волшебную палочку.

Вечер наступил очень быстро. Как только за окнами стемнело и на небе начали зажигаться первые звезды, ученики начали спуск к Большому Залу, где вокруг сцены еще суетились профессора, а где-то в глубине, между столиков, репетировали «Ведуньи».

- Классный прикид, Спиннет, - одобрительно говорит Ли, который и сам очень даже симпатично выглядит в золотистого цвета мантии. Алисия натянуто улыбается и бормочет какие-то приветствия, но сама того не осознавая ищет в толпе Роджера, которого, кажется, в ней не было. Зато слух мгновенно выхватывает в гуле голосов один — тоненький, принадлежавший девочке лет четырнадцати, которую Алисия иногда видела рядом с Роджером за рейвенкловским столом. «А Дэвис не солгал — действительно пригласил самую красивую. Ты видела, какие у нее волосы?!» Подружки уже прошли в зал и продолжения разговора Алисия не услышала, но даже этого ей было достаточно, чтобы нахмуриться и поджать губы в каком-то совершенно непривычном для нее приступе злости.

«Самую красивую» передразнивала она про себя, пока Ли, взяв ее под локоть, как и подобает воспитанному кавалеру, вел ее между столиков. Ну вот что с ней такое? Рождественская ночь, Святочный бал, вокруг столько волшебства, чудесной музыки, мерцающих на елках огоньков и впереди такие долгожданные танцы, но Алисия почему-то не видит всей этой красоты. Она видит засыпанный снегом школьный двор, светящиеся квадратики окон, вспоминает танец под Луной и злится.
Злится, что Роджер Дэвис может танцевать с кем-то другим.
[icon]https://i.ibb.co/gPBF6cq/image.jpg[/icon][pers]<a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=823">Алисия Спиннет</a>, 16 лет[/pers][info]Гриффиндор, 6 курс, охотница сборной факультета по квиддичу[/info][nick]Alicia Spinnet[/nick]

Отредактировано Alicia Spinnet (15.04.21 23:08)

+1

12

[nick]Roger Davies[/nick][status]over and over i fall for you[/status][icon]https://i.ibb.co/YDhtVt8/image.jpg[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=867#p83508" target="_blank">Роджер Дэвис</a></b>, 16 лет <br />Рейвенкло, 6 курс <br />Капитан и охотник сборной факультета по квиддичу[/pers] [info][/info]

Роджер всю ночь не мог уснуть. Ворочался в кровати, пялился в потолок, думал выбраться в гостиную, но и там до утра не стихали голоса, повторно принял душ. Нет, сон не шёл. Стоило ему лечь, он чувствовал, что на грудь наваливалась такая тяжесть будто на него  сел кентавр и юноша с трудом переводил дыхание. Стоило ему вспомнить (а он уже и не забывал) о том, что Алисия идёт на бал с Ли Джорданом, он начинал представлять, как тот обнимает её, прижимает к себе, говорит ей ласковые слова и остроумные замечания, от чего она смеётся таким очаровательным смехом...

Проклятье!

Роджера душила ревность, он чувствовал как эта мерзавка железными тисками сдавливала его грудь, от чего его дыхание становилось частым и коротким.  Она была причиной и того, что его бросало в холод, стоило ему подумать о том, что этот гриффиндорский индюк позволит себе то, что он равенкловский олух не позволил, и в жар от одной возможности допустить, что за этим может последовать продолжение.

О, да, Ли Джордан заочно стал самым большим врагом  Дэвиса, умудрившись ничего для этого не сделать.

Время от времени рейвенкловец проваливался в полусон, но и там его преследовали ведения маленькой ручки в его руке, длинных ресниц  со снежинками; образы танцующей в его объятиях девушки, смеющейся, так открыто на него глядевшей; ощущения тепла её тела сквозь зимнюю мантию, дыхания её смешавшегося с его и грёзы  о поцелуе, словно он случился на самом деле. Но забытье бывало недолгим. И на утро Рождества, юноша из особых достижений мог похвастаться лишь тёмными кругами под глазами. Джэйсон решил, что это друг его от счастья уснуть не мог, это ведь надо суметь пригласить девушку, о которой вздыхает чуть ли не половина школы.  Признаться, Роджера эти разговоры достали ещё вчера, и поэтому на утро он не стал разубеждать Сэмуэльса в  его заблуждениях - если ему так хочется, пожалуйста. С утра все нагрянули в гостиную. Было ощущения что в этом году на каникулы не уехали даже первокурсники - почему так много людей?  И все распаковывали рождественские подарки. Это была та ещё вакханалия. Роджер с трудом нашёл свои подарки - небольшой конверт (он знал, это от родителей) и нарядно упакованная коробка. Юноша тепло улыбнулся, понимая, что это подарок от Алисии. Он подумал о том, а открыла ли она его подарок. Между ними сложилась маленькая традиция, на Рождество  он дарил ей шарф  яркой расцветки, а она ему носки с забавным рисунком и важно было провести весь день в подарке тогда до следующего Сочельника будет сопутствовать удача. Ему хотелось верить, что эта их совместная примета и правда работает и он тут же напялил на себя оранжево-зелёные носки с вышитыми красным лепреконами. А потом пол дня провёл  на улице от души наигравшись в снежки с младшекурсниками и ровесниками. Совершенно уставший, но однозначно довольный, он под вечер вернулся в замок. Пора было собираться на бал. Предстоящее событие радовало его и в половину меньше снежных забав. Правда, он так за весь день и не увидел Алисию. Роджер  уже сожалел, что вчера был так резок  с ней. Ну и что с того, что она идёт с Ли. Это может ничего не значить.  И уж точно, это не может повлиять на то, что он к ней чувствует. У них будет весь рождественский вечер, чтобы волшебно его провести, и какая разница, что он придёт с Де Лакур, а она с Джорданом.

Дэвис повязал праздничную мантию насыщенно синего цвета, предусмотрительно потянул  штанины вниз, чтоб скрыть свои разноцветные  носки  и улыбнувшись своим надеждам,  покинул башню Рейвенкло. Он должен был ещё встретить в холле Флёр.  Профессор Флитвик  с утра успел его проинструктировать о всех его обязанностях как сопровождающего чемпионки. Ничего сложного.  Проблема могла быть только в том, что он не так чтобы хорошо танцует, но на этот случай Алисия его уже подтянула. Знала бы она, что он будет открывать бал - на смех подняла бы. А Роджер и виду не показал декану, что танцор он вообще-то посредственный.

Юноша быстрым шагом сбежал по лестнице вниз и тут же во французской делегации обнаружил Де Лакур. Она выгодно  выделялась среди прочих. Флёр очаровательно выглядела в серебристо-серой мантии, казавшейся почти невесомой, с рассыпанными по плечам светлыми прямыми волосами, лукавым взглядом голубых глаз и лёгкой улыбкой на тонких губах. Не лукавя, Роджер признал что она изумительно красива. И так же искренне ощутил, что его это совершенно не трогает.  Он с пожеланием доброго вечера, шагнул к своей партнёрше,  и с  улыбкой сделал приятный комплимент (одно из немногих французских слов им запомненных):

- Charmante*, Флёр! - ничего его не взволновало в этой потрясающей девушке. И когда она в ответ кокетливо ему улыбнулась, Роджер бессовестно стал оглядывать холл в поисках знакомой рыжеволосой головки, зелёных глаз и ясной улыбки, которая была только у неё, у....

"У Флёр!" - против воли всплывает в его голове и он затуманенным взором возвращает  всё своё внимание француженке. - "Никого нет прекрасней, Флёр."

Профессор МакГонагалл подзывает чемпионов в отдельный альков, который Дэвис прежде не замечал. Признаться, он и сейчас его не замечал, поскольку не мог отвести глаз от своей партнёрши. Было чувство, будто у него голова забита ватой и одна единственна здравая и сформированная мысль была только о Де Лакур.  Ничего не изменилось и когда в восемь часов распахнулись огромные дубовые двери зала, впуская чемпионов. Роджер откровенно пялился на девушку, ни на миг не отрываясь от неё.  Не замечал он ни  потрясающего убранства зала, ни критичных замечаний по этому поводу француженки, он пребывал в полной уверенности, что всё что она делает - удивительно прекрасно и однозначно верно.
Другими словами, все кто хорошо знал Роджера Дэвиса могли наблюдать на балу, не его самого, а китайского балванчика, который только и мог что улыбаться и качать головой на всё, что говорила Флёр.

Временами какая-то странная тоска возникала на задворках сознания рейвенкловца, словно он забыл что-то важное или не сделал, но стоило  Флёр отвлечься от своих подруг и вернуть внимание ему, это ощущение исчезало.

*Очаровательна

Отредактировано Roger Davies (21.03.21 21:57)

+1

13

Наверное, никогда еще стрелка на часах не ползла так долго, будто издеваясь над изнывавшими от ожидания студентами. Вот без пяти восемь… без трех, без одной… наконец, раздается бой часов и профессор Дамблдор поднимается со своего места, чтобы произнести приветственную речь и открыть Святочный бал. Алисия не особо вслушивается в слова директора, потому что продолжает заниматься все тем же — искать Роджера среди гостей праздника. Ли подозрительно на нее косится, но ничего не говорит, потому что и сам то и дело посматривает за соседний столик, где рядом с Фредом устроилась Анджелина. Ли понимает Алисию, Алисия понимает Ли — отличная пара хороших друзей, не правда ли?
Да где же Дэвис? Ну не мог же он вообще не прийти, в самом деле!

Чемпионам предстоит открывать бал, и как только Дамблдор произносит последние слова, за его спиной отворяются двери и четыре пары вплывают в зал. Алисия приветственно помахала Гарри, которого сопровождала Парвати Патил — четверокурсник выглядел немного нервным, но, похоже, был морально готов к возложенной на него обязанности. Крам вышагивает под руку со смутно знакомой девушкой — у этого и в бальном зале походка, как на военном параде. Неужели в Дурмстранге и правда такая строгая дисциплина? Диггори пригласил Чжоу Чанг — красивая пара, ничего не скажешь, хотя по хаффлпаффцу вздыхала половина девушек школы, да и сама Алисия в свое время входила в их число. И, наконец… Сначала она, конечно, замечает Флер. Француженку сложно было не заметить, потому что она своей невероятной красотой затмевала все и всех, едва ли не освещала пространство вокруг себя своими серебристыми волосами, ясной улыбкой и голубыми глазами. Конечно, Алисия все еще недолюбливала Флер, но объективно говоря — не было совсем ничего странного в том, что практически все парни в зале устремили на нее восторженные взгляды.
А потом…

Да не может этого быть!

Потом Алисия заметила, кто ведет чемпионку к сцене. И почувствовала, как ее сердечко стремительно летит куда-то вниз с огромной скоростью. Захотелось протереть глаза, чтобы убедиться в увиденном, но руки почему-то перестали подчиняться ее воле.
- Ничего себе! - произнес кто-то за спиной Алисии с каким-то неподдельным уважением в голосе. - И как это Дэвис только умудрился пригласить на бал самую красивую девушку этого мира?
- Чертов везунчик,- со вздохом отвечал ему собеседник, а Алисия с радостью бы перефразировала вопрос на «И как Дэвис только посмел пригласить на бал ее?» Наверное, самую ужасную девушку этого мира, нет, вы только гляньте, как он ей улыбается — приторно-сладко, как и сама Флер; бездумно и даже как-то глупо - также, как и сама Флер; с таким восхищением и обожанием смотрит на нее, как будто пределом желаний всей его жизни было просто идти рядом с ней, и даже неважно — куда.

Смотреть на это было тошно, поэтому Алисия больше не смотрела. И когда зазвучала музыка — не видела, как Роджер прижимает к себе Делакур, словно бесценную китайскую вазу, как гладит ее по волосам и заглядывает в глаза. Не видела, но отлично могла себе представить, и ее лицо скривилось: отчасти из-за отвращения, а отчасти — из-за стыда. Великий Мерлин, как, просто как он мог так легко попасться в ее сети? Он хоть понимает, каким придурком сейчас выглядит с этим раболепным почитанием во взгляде? Наверное, Алисии стоило бы сейчас посочувствовать другу, но ей мало того, что хотелось просто исчезнуть из зала и навсегда стереть из памяти картину танцующего с Флер Роджера, она начала испытывать какую-то совсем нетипичную для нее… нет, это была уже не злость, это какая-то ослепляющая ярость.

О, пусть он только подойдет к ней сегодня вечером, Алисия ему все скажет!
А что ты, собственно, ему скажешь, Спиннет? Ну, пришел он на бал с Флер. Да, тебе она не нравится, но какое ты право имеешь вообще об этом что-то говорить?
На месте Флер могла быть любая другая девушка. Ты бы и тогда злилась?
Алисия попыталась представить, что там, на сцене Роджер сейчас танцует с какой-нибудь Эпплби. Или той же Чжоу. Или Корран. И с ужасом для себя поняла, что да. Злилась бы.
Последние сутки вообще были временем удивительных откровений.

- Пошли танцевать, - резко, даже зло бросила она Джордану и тут же устыдилась собственного поведения. - Прости. Хочешь потанцевать?

Вообще-то, Алисии танцевать не хотелось. Но на сцену постепенно выходили другие пары, неподалеку Анджелина лихо отплясывала с Фредом под заводную композицию чудесных «Ведуний», и просто грех было оставаться от этого в стороне. Тем более, что она полгода этого ждала. Тем более, что Джордан-то ни в чем не виноват. Хотя, конечно, Алисия ни за что бы не стала принимать его приглашение, если бы немного раньше поняла причины того, что вообще сейчас с ней происходило.

А происходило вот что: Роджер ей нравился. И это было какое-то совершенно правильное и естественное чувство, как будто долгое годы их знакомства должны были однажды завершиться именно этим. И все это началось не внезапно, не сейчас, все это уходило корнями в далекое лето перед третьим курсом, когда Алисия впервые вздрогнула от его прикосновения, впервые заметила, какие большие и глубокие у него глаза, впервые покраснела от каких-то его слов и почувствовала неясное, пугающее смущение… Потом были тихие вечера в библиотеке, когда она, сама того не осознавая, то и дело переводила взгляд на его лицо, куда мягко отсвечивали масляные лампы, и тут же испуганно отводила глаза, стоило понять, что он это заметил. А этой весной, у озера, помнишь, Спиннет? Когда он наклонялся к самому твоему лицу, и ты чувствовала на коже его дыхание, и тебя окатывали горячими волнами какие-то совсем новые и незнакомые чувства? А вчера? Вчера Алисия совершенно точно хотела его поцеловать. На самом деле, хотела и сейчас, даже еще больше. И сейчас она почему-то почти ни о чем другом думать уже не могла.

Гриффиндорка поймала себя на мысли, что все равно пялится на Дэвиса. Совершенно неприкрыто. Может быть, она даже влюблена - все это было не с чем сравнивать, потому что ни один другой парень за эти годы ни разу не вызывал даже отдаленно похожих чувств. Алисия обеими руками закрыла рот, широко раскрытыми глазами провожая взглядом ненавистную парочку, что кружилась в самом центре толпы. Как можно было не понять раньше? Как можно было вчера вечером его отпустить? Как… как теперь быть?..
[icon]https://i.ibb.co/gPBF6cq/image.jpg[/icon][pers]<a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=823">Алисия Спиннет</a>, 16 лет[/pers][info]Гриффиндор, 6 курс, охотница сборной факультета по квиддичу[/info][nick]Alicia Spinnet[/nick]

Отредактировано Alicia Spinnet (15.04.21 23:08)

+1

14

О, да, Дэвис танцевал с Флёр Делакур и не мог оторвать от неё влюблённого взгляда, с тех самых пор, как подал ей руку в холле.  И каждому, кто видела эту сцену, она казалась естественной, ведь  о красоте его партнёрши ходили легенды. Не одному юноше Хогвартса снились эти голубые глаза и необычайные светлые волосы. Не смотря на то, что Флёр была в замке всего каких-нибудь четыре  месяца, сложно было найти во всей школе того, кто не хотел бы оказаться на месте капитана рейвенкловской команды. Делакур кружила головы парням направо и налево. Вот только Роджера в числе её воздыхателей не было. Даже до неожиданного откровения относительно своих чувств к Алисии, посетившего его совсем не давно, юноша проявлял к французской чемпионке лишь обычную вежливость вкупе с добродушием, и только. Именно об этом, он так настойчиво твердил другу, когда тот предположил, что и Дэвис попал в сети прелестницы с Шармбатона.  Тот отнекивался вчера, но кружась в традиционном танце с ней, всем своим видом давал понять - ещё как попал.

Что же случилось? Как так вышло, что и будучи влюблённым в Спиннет, он теперь так нежно ворковал с другой?! Роджер так наверно никогда не поймёт, что произошло. Откуда ему было знать, что Флёр была на четверть вейлой  и ЧТО, это вообще  значило. Вейлы, великаны, кентавры, гоблины, тролли - всё это было как из другой действительности и нужно было нарочно искать с ними встречи, чтобы они появились в жизни обычного шестнадцатилетнего волшебника.  Роджер даже гоблинов видел всего дважды в жизни,  что уж говорить об остальных, а ведь карликовых ушастых скряг полно работало в Гринготсе. Собственный декан Роджером к этой расе, по умолчанию, не относился. Юноша никогда не думал о нём как о гоблине. Так вот, о происхождении француженки он так же не был в курсе, потому что сплетен по школе не собирал. Как не был он в курсе и того, что перманентная магия вейл, которую они неосознанно  распространяют вокруг себя не действует только на тех юношей/мужчин/стариков, которые по-настоящему влюблены, она не трогает их как красиво нарисованный портрет на стене. Они готовы признать его красоту, но она ничего для них не значит. И совсем другое дело, когда вейла осознанно источала эту магию. Тут уж мало кто мог остаться равнодушным. Вот и Дэвис не смог. Сложно сказать, чем именно руководствовалась французская красавица, когда нарочно наводила на юношу чары - задетой ли гордостью или тем, что он был уже не первым по уши влюблённым хогвартским студентом, который так нагло игнорировал её соседство (за всё время, что французская делегация сидела за рейвенкловским столом, ей как минимум должны были составить десятки серенад и написать сотни писем о любви.Разумеется всего этого было в достатке, но только совсем не от тех) да и что мог знать Роджер о причинах побудивших её так жестоко с ним поступить - ничего. Он лишь чувствовал себя так, будто  получил самый желанный на свете подарок и словно находился рядом с самой потрясающей девушкой на свете. И всё его нутро, обманутое магией, тянулось к ней, так как если бы она была той, что он всю жизнь любил. Поэтому, когда в танце его взгляд случайно зацепился за зелёные, словно свежая весенняя трава, глаза, его на один короткий миг настигло узнавание, которое почему-то кольнуло острой иглой, но  только убедило его в правильности наваждения. Роджер улыбнулся и снова посмотрел на свою партнёршу. Он знает эти удивительные глаза, родные и самые изумительные на свете, такие могут быть только у неё...

"У Флёр..." - бьётся больная мысль в затуманенном мозгу.

Когда спустя некоторое время, он по просьбе девушки отлучился за лимонадом (у обоих пересохло в горле, только волшебник до этого самого момента  не ощущал жажды), на Роджера навалилась такая усталость, словно он три тренировки подряд на поле отработал.  Он разом опустошил один стакан с соком, следом другой.  Стало будто бы даже легче дышать.  И думать. С опозданием он вспомнил, что собирался провести вечер со Спиннет, но видимо так увлёкся, что забыл. Это было странно. Как и то, что он её до сих пор не видел. Смутное беспокойство подкралось к юноше. Да нет, он видел её, точно помнил. Но только вот где? У Роджера было чувство будто он отходил от конфундуса, голова была полна бессвязными мыслями и обрывками воспоминаний, среди которых образ подруги всплывал часто, но размытый, как если бы он глядел через облачную завесу. Он обвёл глазами зал. У южной арки, рядом с ярко наряженной карликовой ёлкой, Флёр щебетала с подружками, в дальнем углу у  восточных столов, ближе к главной сцене, о чём-то шептались Уизли и Джонсон. Алисии с ними не было, хотя обычно подруги были неразлучны. Ну конечно,  она с  Джорданом. Уже успели уединиться?! А всего-то десять. Роджер ищет глазами кудрявую голову шевелюру комментатора, пока ревность с головой его не затопила. Взгляд скользнул по  Поттеру, мрачно сидевшему неподалёку, Краму с двумя стаканами лимонада, такой огромный с маленькими бокалами, болгарин  выглядел несуразно (рейвенкловец вспоминает, что Флёр ждёт напитков, но ему срочно нужно найти Джордана, а лучше сразу Спиннет), по маленькой рыжеволосой головке (сердце пропускает удар, но ошибочно, это всего лишь младшая Уизли. Как можно было не понять?!) и вот наконец Ли, точно он. И рядом ОНА. Роджер, не забыв о своём обещании, доставил лимонад Флёр и её сестре. Девушка не успела ничего ему ответить, потому что юноша торопливо извинившись, объяснился что отлучится и быстро зашагал  в направлении двух гриффиндорцев. О нет, они уходят.

- Эй, Лисс, - громко позвал он и даже поднял руку вверх, чтобы она его видела. Роджер улыбался ей. Совсем так же как некоторое время назад. Поэтому, когда обернувшись на него  с полными боли глазами, она бросилась к выходу, он застыл на долгие несколько секунд, а потом кинулся следом. Юноша лишь притормозил рядом с Ли, схватил его за пеструю мантию, потянул на себя и не скрывая угрозы, произнёс:

- Если только ты её чем-то обидел, Джордан... - по тону было понятно, что ничего хорошего в продолжении этой фразы его не ждёт. Гриффиндорец опешил от неожиданного напора рейвенкловца, но довольно скоро нашёлся и оттолкнул его.

- По-моему, это ты её обидел, - резко ответил Ли и оправил помятую сокурсником  мантию.

- Что это ты имеешь в виду?... В любом случае, я тебя предупредил... - бросил Роджер. Некогда ему было выяснять, что за чушь пришла  в голову гриффиндорца. Дэвис поспешил вслед за девушкой, потому что в этот самый момент она скрылась из виду.

- Алисия, стоой... Да погоди же ты! - кричит волшебник, чтобы она услышала. Он почти её догнал. В пустом коридоре стук её каблучков и его ботинок отдаётся эхом. Так тихо, что и не скажешь будто в паре десятков метров шумный праздник. - Попалась, - выдыхает он и, схватив её за запястье, потянул на себя и развернул: - Эй, Лисёнок, что ты? Тебя кто-то обидел?.. Скажи это был Ли? Он что-то сделал?...  - он быстро, но пристально оглядывает её с ног до головы, словно пытается убедиться, что она цела и с ней все хорошо. - Это я, Роджер, - зачем-то объяснил он, потому что Алисия глядела на него так будто впервые видела.

[nick]Roger Davies[/nick][status]over and over i fall for you[/status][icon]https://i.ibb.co/YDhtVt8/image.jpg[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=867#p83508" target="_blank">Роджер Дэвис</a></b>, 16 лет <br />Рейвенкло, 6 курс <br />Капитан и охотник сборной факультета по квиддичу[/pers] [info][/info]

Отредактировано Roger Davies (21.03.21 21:58)

+1

15

«Ведуньи» сегодня отыграли на славу — мало того, что в их репертуаре прозвучало несколько любимых песен Алисии, так они совершенно неожиданно презентовали благодарной публике свой новый сингл. Девушка с почти искренней улыбкой радовалась этому концерту, тем более, что Ли танцевал здорово и они вполне могли составить конкуренцию Фреду и Анджелине, по степени «отплясывания» под быстрые и заводные композиции. Правда, на все медленные мелодии, где предполагалось кружить по танцполу с партнером в обнимку и держась за руки, Алисия то «ходила за пуншем», то «присаживалась передохнуть», то «отлучалась в дамскую комнату». Впрочем, Джордан не особо и настаивал — ему удалось утащить на пару танцев Анджелину, и Алисия искренне ему завидовала, потому что ей совершить такой подвиг просто не представлялось возможным — Роджер приклеился к своей Флер, как репейник, и разлучить их сегодня, кажется, не могло и падение астероида на Большой Зал. О, Алисия очень хотела бы с ним потанцевать, только это не будет тем танцем, что был вчера, словно они одни на краю света и только прижимаясь друг к другу в объятии можно удержаться от падения в бездну.

Тем временем людей вокруг становилось все меньше и меньше — они парами как-то незаметно просачивались сквозь высокие двери и исчезали в темноте. И всем было прекрасно понятно, куда и для чего эти люди уходили. Все эти влюбленные парочки, у которых на уме были одни поцелуи и все, что могло за ними последовать. Все эти счастливчики, которые пришли на бал с теми, кто занимал их сердце. Алисия могла им только позавидовать, потому что ее вечер определенно завершится в гриффиндорской гостиной и произойдет это совсем скоро. Но пока что она могла утешить себя тем, что Дэвис хоть и не покидал француженку ни на секунду — хотя бы не тащил ее в розовые кусты, потому что все это время они были в всех на виду, в самом центре зала, куда Алисия то и дело бросала беглый взгляд.

Примерно в десять часов гриффиндорка извинилась, и, сославшись на плохое самочувствие, сказала, что отправляется спать. Да, да, Святочный бал… первый, и, наверное, единственный день в году, когда разрешалось гулять после отбоя, не рискуя встретить Филча, мечтающего подвесить за это вниз головой в подземельях. И, может быть, по пути в гостиную Алисия побродит по тихим и пустым школьным коридорам, потому что ей сейчас нужно было подумать о том, как быть дальше. Да, сейчас они злится на Роджера, но этот вечер закончится, чары Флер рассеются, и он снова вернется к ней. Как друг. И надолго ли? Он ведь действительно был очень хорош собой (даже странно, что Алисия заметила это лишь сейчас), и девчонки почтут за честь быть его парой. И как она, Алисия, будет спокойно смотреть на это, продолжая посмеиваться над очередной избранницей, беззлобно делая ставки, сколько недель продлятся эти отношения? Если она так злится, лишь завидев Роджера с Флер, которую он просто не мог не пригласить, то как она отнесется к девушке, которая на самом деле ему понравится?
Ох, лучше бы Алисия вчера призналась, что у нее, вообще-то, были на вечер планы. Может быть, она бы тогда осталась в счастливом неведении.

Девушка успела пройти только несколько шагов по направлению к выходу из зала, когда кто-то ее окликнул. Нет, не Ли — Роджер. И смотрит на нее так открыто, так… так по-своему, что Алисия просто больше не может это выносить. В ней сейчас кипит все та же неконтролируемая злость, что и раньше — надо же, он один, без Флер, вспомнил о существовании других людей, о ее существовании, наконец! Говорить с ним в таком состоянии Алисия не хотела - сейчас ей казалось, что она вообще никогда  не хочет с ним говорить. И видеть. И слышать его имя. О, она злилась на Роджера так, словно это он был виноват, что она в него влюбилась. А кто еще мог быть в этом виноват?

Убежать далеко ей не удалось — спустя несколько десятков ступенек широкой лестницы в вестибюле рейвенкловец ее догнал. И такое непонимание во взгляде, такое замешательство, тревога, черт знает какие еще чувства, ведь он не знает и не может знать, почему она так стремится избежать встречи с ним.

- Что? - вырвалось у нее, когда она услышала его слова. Ну да, а что еще Роджер мог подумать, когда она спешно покинула бал, оставив своего партнера танцевать с другими девушками? Не зря Алисии вчера показалось, что Джордана он недолюбливает. Но удивление тут же снова уступило место уже привычной злости — а ему-то какое дело до ее отношений с кем-либо? Он о своих волноваться должен. Гриффиндорка сбросила его руку и отступила на пару шагов, скрываясь в тени между настенными факелами. - Да оставь ты уже Ли в покое! - воскликнула Алисия, едва не всплеснув руками. Добрый, хороший, честный и веселый гриффиндорец точно был ни при чем, и вмешивать его в свои личные разборки девушка совершенно не хотела. - И вообще, что ты здесь делаешь? Тебя там твоя подружка на балу не заждалась? Хорош кавалер — бросил одну в толпе воздыхателей. Не боишься, что уведут?

Алисия никогда с ним так не разговаривала. С насмешкой, с издевкой, повышая голос и кривя лицо. Даже в худшие дни, когда они в чем-то критично не сходились во мнении — ну, знаете это глупые детские обиды, которые случаются даже между лучшими друзьями — и, бывало, по нескольку дней дулись друг на друга, Алисия не хотела его задеть или чем-то обидеть. Но сейчас — хотела. Даже не особо осознавая это, она выбирала те фразы, которые окажутся самыми колючими и неприятными, потому что никакие размолвки в прошлом не шли ни в какое сравнение с тем, что она чувствовала сейчас.
[icon]https://i.ibb.co/gPBF6cq/image.jpg[/icon][pers]<a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=823">Алисия Спиннет</a>, 16 лет[/pers][info]Гриффиндор, 6 курс, охотница сборной факультета по квиддичу[/info][nick]Alicia Spinnet[/nick]

Отредактировано Alicia Spinnet (15.04.21 23:09)

+1

16

Оглядев Алисию с головы до ног,  и убедившись, что с ней всё в порядке, Роджер немного выдохнул. И  с неожиданным трепетом в груди,  заметил до чего же  она была красива. Это просто невозможно. Горькая мысль о том, как можно было уступить её Джордану обожгла изнутри. Как можно отдать её другому? Лишь  надежда на то, что вечер ещё не окончен и можно что-то исправить и успеть нечто важное,  вдохновляла его. Можно объясниться с Флёр, пожелав ей хорошего вечера. А Ли уже вовсе был оставлен Алисией.  Но и от него, от Роджера она ускользала.

Всё-таки, что-то было не так, волнение выдавало девушку с головой, он видел это в её напряжённых плечах, в поджатых губах, будто она не хотела с ним разговаривать,  понял, когда она бесцеремонно освободилась из его хватки, словно он был чужим ей.  Роджер дрогнул, как если бы она ему это прямо сказала.

Что там гриффиндорец говорил?! Будто бы Роджер её обидел. Когда успел-то? Он ничего такого не помнил. Но  думая об этом, Дэвис  с неприятным чувством стал понимать, что он толком не мог вспомнить, что происходило в последние несколько часов, словно всё слилось в один момент блаженного удовлетворения.  А ещё его не покидало ощущение будто то, что нужно вертится и мечется в голове, надо лишь ухватиться за край и поймать, чтобы сложилась картинка, а оно всё ускользала и не давалось в руки, а потому от близости разгадки но невозможности её изловить, внутри нарастало раздражение  и становилось всё больше сомнений в своей верности. Тем более что, Алисия вела себя странно. Странно это ещё слабо сказано.

- Да, я и не трогал твоего Ли, - смутившись ответил рейвенкловец.  Сам не понял как у него вырвалось это "твоего Ли"  и тут же пожалел. Гнал ведь от себя мысли о том, что Алисия может быть неравнодушна к сокурснику. Ревность  ложно подсказывала, что не просто так она приняла его приглашение, и теперь так эмоционально заступается за него.  - Очень мне надо. Нет мне до него никакого дела, - отмахнулся Роджер. Ему самому не хотелось говорить о гриффиндорце.  - Я просто... Увидел тебя, хотел...

"Хотел пригласить тебя танцевать. Обнять. И ни к кому не отпускать. Рассказать, что не могу спать от того, что люблю. Тебя люблю. Не уходи и дай мне шанс это сделать," - хотел он сказать, но молчал. От того с какой неприязнью она глядела на него, он почти совершеннолетний амбал терялся точно так же, как когда ему было тринадцать и весь мир дрогнул от нежности к рыжеволосой девчонке, что впечаталась в витрину магазина. Было странно стоять в пустом коридоре Хогвартса и не суметь сказать, то что рвалось из него со вчерашнего утра. Роджер не чувствовал прежней непринуждённости рядом  с Алисией. У него чувство будто он за эти два дня резко стал косноязычным и неловким, каким не был и в махровом детстве. Отчего такие перемены происходят в самый неподходящий для того моменты?! Вся та ерунда что он долгие годы болтал, извергалась из него как из рога изобилия, а теперь когда ему жизненно необходимо поведать что-то важное, что распирает его изнутри не даёт ни спать ни думать ни о чём другом как об Алисии и о том как ей признаться, он не мог связать и двух фраз друг с другом и говорил совсем не то, что на самом деле собирался.

- Хотел узнать как ты... - закончил он. Дэвис корил себя за совершенно непривычное малодушие,  ещё надеясь, что рождественский вечер мог принести ему освобождение от тайны на сердце, которой он надеялся поделиться с гриффиндоркой. Даже если она не ответит взаимностью, можно свалить всё на шутку, на лимонад, на подлитый в него алкоголь, на суматошный вечер.  Но меньше всего хотелось думать об этом. Всё внутри сжималось при мысли, что эта девушка с невозможными зелёными глазами отвергнет его. Он не планировал своих действий на этот случай. Признаться, на сегодня он совсем ничего не планировал. Кроме того, что проведёт этот вечер с ней.  Но не складывалось.  - Да что происходит, Алисия? - он будто даже оскорбился. От того, ЧТО Алисия говорила и от того КАК. Пытаясь делать вид, что его не задевает её отношение он потянулся к ней, но она отступила и это очередное проявление неприязни сбивает его с толку. Роджер опустил руки, а потом рваным движением засунул их в карманы брюк. Ему самому уже не хотелось смотреть на свои руки, которые ей так не приятны.  - Кхм. Не понимаю. Ты мне не рада? Мне уйти?  - он прямо взглянул на девушку, а внутри него волной поднимается беспокойное раздражение. Хочется спросить, причём здесь Флёр, когда он здесь с ней, с Алисией.  И сказать, что ему безразличны и воздыхатели француженки  и она сама тоже. Но вместо этого уязвлённое  холодностью гриффиндорки самолюбие диктует ему другие слова и он добавляет: - Ты права, не стоит оставлять Флёр надолго одну. Она там должно быть скучает без меня, -  почему-то ему хочется показать ей, что другая очаровательная девушка рада его обществу. Не то что она. Никогда прежде ему такое в голову не приходило. - И я  обещал ей ещё один танец,   - проговорил Дэвис, но продолжал стоять, не решаясь двинуться.

"Что я такое делаю?!" - думал он взирая на Алисию. Нарядная, в лёгкой голубой мантии спадавшей с плеч, девушка в тени факелов выглядела ещё более беззащитной и Роджер почувствовал себя полным идиотом.

- Алисия, давай вернёмся на праздник, - примирительно начал он, опасаясь, что она сейчас уйдёт и оставит его наедине с его чувствами, сомнениями и мыслями о том, что произошло с девушкой и он ли тому виной. - Там всё самое интересное только начинается. И ты расскажешь, что случилось. Даю слово, что не буду трогать Ли,  - неосторожно добавляет он, всё ещё подозревая, что между гриффиндорцами что-то произошло из-за чего девушка сама не своя. Конечно проще перевалить вину на отсутствующего Джордана, чем предположить, по-настоящему предположить, что  каким-то образом это может быть он сам, Дэвис. С чего вдруг? Ему совершенно невдомёк. Ведь он был уверен, что он один в этом холодном дурацком коридоре терзался от неожиданно накативших чувств, от горечи не случившегося поцелуя и незнакомой ревности, больно коловшей прямо под сердцем. Он был слеп, как бывают слепы все юные шестнадцатилетние сердца, обращённые на свои собственные переживания.

[nick]Roger Davies[/nick][status]over and over i fall for you[/status][icon]https://i.ibb.co/YDhtVt8/image.jpg[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=867#p83508" target="_blank">Роджер Дэвис</a></b>, 16 лет <br />Рейвенкло, 6 курс <br />Капитан и охотник сборной факультета по квиддичу[/pers] [info][/info]

Отредактировано Roger Davies (21.03.21 21:59)

+1

17

Этот вечер, еще пару часов назад, казалось бы, совершенно праздничный и безмятежный, с каждым произнесенным словом превращался в самый настоящий кошмар. Алисия не могла поверить, что она в самом деле говорила все эти слова - холодные, неприязненные, и что это она виновата в том, как Роджер сейчас стоит напротив нее, не в силах найтись с ответом, потому что ее поведение — той привычной, знакомой для него девушки, что всегда улыбалась, стоит только оказаться рядом с ним теперь казалось чем-то совершенно непостижимым и приводило в замешательство. Но Алисия уже не пойдет на попятную, поздно, хотя у рейвенкловца был такой несчастный вид, что его было почти жалко. Секунды шли, ничего не менялось, только становилось еще хуже. Злость внутри улеглась, уступив место холодному безразличию. Алисия почти физически ощущала, как ее взгляд наполняется высокомерием и даже каким-то презрением.
Он с Флер? Да пусть и катится к ней обратно.

- Хотел узнать, как я? - переспросила шестикурсница, сопровождая это коротким смешком. - Что ж, отчего бы не ответить. Знаешь, прекрасно! Я встречаюсь с самым классным парнем Хогвартса, и у нас еще вся праздничная ночь впереди; сегодня самое лучшее Рождество, какое у меня было, а завтра я уезжаю на каникулы домой, поэтому не переживай, моя жизнь меня вполне устраивает, - это же надо умудриться в одном предложении столько раз солгать. Еще вчера Алисия переживала, чтобы Роджер не подумал, будто у нее есть с Ли какие-то отношения, а теперь она бы все отдала, чтобы он поверил, что так и есть — что они вместе, встречаются, держатся за руки и проводят в компании друг друга уютные вечера в гриффиндорской гостиной. Еще вчера Алисия и правда думала, что это Рождество в ее жизни самое лучшее — у нее был, наверное, действительно один из лучших вечеров за все годы в Хогвартсе, но сегодня она могла с уверенностью сказать, что худшего праздника ей переживать не доводилось. Что вообще может быть хуже осознания романтических чувств к своему лучшему другу? Что может быть хуже душной ревности, которая теперь завладела всем ее существом?

Домой… Алисия редко ездила на Рождество домой. Для нее слишком ценны были эти дни рядом с Роджером, когда можно бегать по школьным коридорам наперегонки, завтракать за одним столом в Большом зале, бросаться снежками друг в друга, а потом валяться в снегу, звонко хохоча. Беззаботные,  блаженные деньки, посвященные только друг другу. Но теперь ей страстно захотелось оказаться от Роджера как можно дальше, и даже не страшно, что родители ее не ждут, и что придется объяснять им, отчего она приехала одна…

Где-то на задворках сознания мелькала мысль, что она ведет себя глупо и по-детски. Ведь можно сейчас сделать несколько глубоких вдохов, отвести его куда-то в тихое, уединенное место и спокойно обо всем рассказать. Терять-то уже все равно нечего. И пусть она будет выглядеть смешно, пусть потом захочется, краснея и запинаясь, просто сбежать, что угодно было бы лучше этого холодного презрения в голосе, которое удавалось Алисии Спиннет так легко, будто она с детства только так и общалась.

Это растерянное, загнанное выражение в глазах Роджера ее почти ранило — даром, что она сама была его причиной. Но даже это не могло ее теперь остановить.

- Да, это хорошая идея, Роджер, - говорит Алисия почти ровным голосом. Она понимает, что вопреки собственному желанию все ее слова сейчас подталкивают рейвенкловца обратно к Флер — к ее объятиям, сладкому голоску и гладкой коже, что он вернется к француженке и снова будет смотреть на нее своими невозможными влюбленными глазами, что потащит ее целоваться в эти треклятые розовые кусты, и, может быть, даже запустит руки ей под мантию, если та позволит, а потом… от таких мыслей Алисии стало дурно и она схватилась за стену, потому что вдруг закружилась голова. В голову полезли преотвратные видения о Роджере и Флер, сплетающихся в тесных объятиях, и девушке показалось, что даже воздух вокруг нее загустел — так тяжело вдруг стало дышать от невидимого кулака, стиснувшего сердце. Да, ему, пожалуй, действительно лучше уйти. - Так чего же ты ждешь? Беги обратно к своей Флер. Вечер в самом разгаре, еще столько танцев впереди. И все самое интересное «только начинается», - выдавить сейчас улыбку было не проще, чем сдать С.О.В. по Истории магии, но Алисия с этой задачей справляется — ей кажется очень важным показать, что она совсем не уязвлена, что совсем не расстроена, что у нее все хорошо и ее не тошнит от мысли, что на балу Роджера ждет девушка неземной красоты, до которой ей, Алисии, никогда не возвыситься. Она ведь всего лишь нескладная, тощая девчонка, с вечно растрепанными, лезущими во все щели волосами и этими дурацкими веснушками, а Флер… Флер - королева.

- Нечего рассказывать. Ничего особенного не случилось, - сказала гриффиндорка, которой было самой противно от того, что она говорила, потому что столько лгать ей еще никогда не приходилось. - Я просто подожду Ли в гостиной. На балу слишком людно, понимаешь, - многозначительно добавила Алисия, надеясь, что ее взгляд был достаточно выразительным и все недосказанное волшебным образом само станет ясно. Пусть решит, что их в самом деле ждет продолжение праздничного вечера, пусть что угодно решит, только бы не догадался, как на самом деле ей сейчас больно, как хочется пойти и ударить француженку по ее кукольному личику, как хочется спрятаться в объятиях Роджера и просто расплакаться. - В общем, желаю тебе хорошо провести время. Счастливого Рождества. Увидимся на уроках.

Алисии стоило большого труда произнести это спокойно. Еще большего — так же плавно отделиться от стены и, держа спину неестественно ровно, пройти по коридору в сторону лестниц. Ей так хотелось обернуться, чтобы узнать, смотрит ли Роджер ей вслед, увидеть, что выражает его лицо и в последний раз взглянуть в глаза, чистые и ясные голубые глаза, запомнить их, чтобы снова и снова обращаться к этому воспоминанию, но… она продолжает идти, и стук ее каблуков эхом отражается от каменных стен, и спустя несколько лестничных пролетов, когда Роджер уже не может ни видеть ее, ни слышать, девушка прижимается к стене, не чувствуя холодного камня сквозь тонкую ткань парадной мантии, и крепко зажмуривается, чтобы сдержать слезы.
[icon]https://i.ibb.co/gPBF6cq/image.jpg[/icon][pers]<a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=823">Алисия Спиннет</a>, 16 лет[/pers][info]Гриффиндор, 6 курс, охотница сборной факультета по квиддичу[/info][nick]Alicia Spinnet[/nick]

Отредактировано Alicia Spinnet (15.04.21 23:11)

+1

18

Каждое новое слово Алисии как удар под дых. Она встречается с Джорданом. Удар. Она считает его самым классным в школе. Удар. Она завтра уезжает. Удар.  Она собирается продолжать вечер с гриффиндорцем и всё что это значит. Удар. Удар. Нокаут.  Если девушка хотела уничтожить Роджера в этот рождественский вечер, то она, пожалуй,  нашла самый эффективный способ. От её жестоких слов - о, да, они были жестокими, потому что словно острые иглы впивались в  нежную юную влюблённость Роджера, отчего он испытывал почти физическую боль - волшебник отшагнул, будто она его оттолкнула.  Он смотрел на неё и не узнавал. Смотрел и не верил, что она говорит именно то, что он слышит. Нет, не то чтобы школьный комментатор был первым поклонником гриффиндорки, отнюдь. Но ведь прежде в неё не был влюблён он, Роджер, (или был?), не мечтал назвать её своей, танцевать с ней весь праздничный вечер, крепче прижимая себе, предвкушать поцелуй. Не было прежде этого болезненного ощущения в груди  от того, что она не с ним и чудовищной ярости от того что - с Ли.

Обычно словоохотливый юноша застыл как статуя Бориса Бестолкового в одном из коридоров Хогварста. По его глазам было видно, что в голове борются две мысли: жгучее желание ослышаться и сознание того, что со слухом всё в порядке - дело в чём-то другом. Алисия очарована другим. И очень довольна этим фактом. У Дэвиса что-то внутри оборвалось.

- О... Я рад... Да... Что у тебя всё хорошо, - упавшим голосом проговорил он и уставился на свои ботинки. Из-под брюк выглядывали  разноцветные носки с весёлым рисунком и сердце сжимается ещё сильнее. Примета не сработала. Он чувствовал себя самым большим неудачником на всём белом свете. И кто его обскакал - нескладный, тощий, темнокожий гриффиндорец с огромной копной кудрей. И что она в нём нашла?!

"Что-то чего нет в тебе..." - обожгло его изнутри. И так хочется и себе и ей доказать, что всё с ним в порядке, всё что нужно в нём есть и на балу его ждёт потрясающе красивая девушки, какой нет больше во всей школе. Поэтому он говорит о Флёр, об обещанном ей танце, а сам не может сдвинуться с места.  И лишь дёрнулся к Алисии, когда она качнулась к стене. Что-то всё-таки произошло. Об этом ему и хочется узнать. Помочь. Неважно, что она с другим. Но её откровение о том, что её вечер интересно  продолжится в гостиной выбило почву из-под его ног. Рука Роджера, зависшая в воздухе на какой-то миг, метнулась к его шее и потянула ворот новенькой мантии и рубашки, словно ему вдруг стало нечем дышать. Ему бы провалиться на этом самом месте, но уязвлённое самолюбие развязывает ему язык:

- Замечательно, что мы оба нашли тех, с кем отлично проведём остаток вечера. Флёр давно просила показать ей замок, а сегодня он особенно красив. Будет неправильно не исполнить эту её просьбу, - безэмоционально отозвался Роджер, сам не понимая как ему это  удаётся и почему ему хочется доказать ей, что и его вечер будет ничуть не скучнее чем её. Зачем это, если ему на самом деле  не хотелось делить этот праздничный вечер, ни с кем кроме этой миленькой маленькой волшебницы. А она так равнодушно пожелала  ему счастливого рождества. Какое счастливое? Как оно может быть счастливым, когда она уходила? Уходила от него в объятия другого?

- Счастливого Рождества, - каким-то отсутствующим голосом отвечал Роджер, уставившись девушке вслед. Он ещё не знал, что этот вечер на долгие 13 месяцев ввергнет его в пучину тоски, муки и одиночества. Кажется, что это только на этот вечер, но он растянулся забрав у него то, что он считал неотъемлемым - Алисию в его жизни. Отняв её, подарил Дэвису близость с другой -  красивой, изящной, просто потрясающей, но не  той, что ему была необходима. И душный запах роз, он будет стараться смыть с себя этой ночью. Ночью, которую он снова провёл без сна.
Тогда и начались эти бесконечные ночи, похожие друг на друга слившиеся  в один болезненный сон с ней и явь без неё - без её губ, без её рук, без её голоса, без её аромата. Без...

аромата Любви.

[nick]Roger Davies[/nick][status]over and over i fall for you[/status][icon]https://i.ibb.co/YDhtVt8/image.jpg[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=867#p83508" target="_blank">Роджер Дэвис</a></b>, 16 лет <br />Рейвенкло, 6 курс <br />Капитан и охотник сборной факультета по квиддичу[/pers] [info][/info]

Отредактировано Roger Davies (21.03.21 22:00)

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 24 — 25.12.94. the scent of Love