Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 03.01.96. Quid pro quo


03.01.96. Quid pro quo

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/233/31895.jpg   http://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/233/86946.gif   http://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/233/72684.jpg
Hermione Granger, Genevieve Ramsey
3 января 1996 года
Хогвартс, гостиная Гриффиндора


Немного полуночных таинств вполне могут пойти на пользу.
Особенно если в конечном счёте каждый останется в плюсе.

+1

2

Почему-то это было очень страшно – вот так взять и обратиться к старшекурснице с просьбой. К тому же, с Женевьевой Рэмси они никогда толком и не разговаривали, да и выглядела та обычно какой-то надменной и отстраненной. Как будто мыслями всегда была в своем Каире.

В Каире-то и было все дело. Если верить слухам, что ходили вокруг Рэмси, она была скорее не английской, а египетской волшебницей, которая оказалась в Хогвартсе едва ли не случайно и по ночам практикует какие-то особенно тайные ритуалы африканских жрецов. Гермиона, конечно, знала, что цена сплетням в их школе – ломаный кнат, но в том, что семикурсница и правда провела детство в Египте, сомнений не было. А раз так, то почему бы уже повзрослевшей Рэмси не интересоваться магией такой близкой для себя страны? Гермиона бы вот на ее месте точно интересовалась.

Ладно, попытка не пытка. Вздохнув, Гермиона поднялась с кресла и подошла к камину, где чаще всего можно было найти Женевьеву. Семикурсница что-то набрасывала на листке пергамента, и Гермиона в свете пляшущих язычков пламени рассмотрела значки-пиктограммы, из тех, что находили на стенах египетских гробниц. Ну, по крайней мере, в книжках о Древнем Египте, которые Грейнджер доводилось читать в детстве, изображали что-то очень похожее.

- Красиво получается. Ты что-то переводишь или просто рисуешь? - спросила Гермиона, нервно переступая с ноги на ногу, а потом поняла, что, если она не хочет еще минут тридцать вести неловкий светский разговор, лучше сразу переходить к делу. Даже если это будет выглядеть немножечко бестактно. – Знаешь, тут ребята говорят, что ты немного разбираешься в такой, знаешь, нетрадиционной, египетской магии, это правда?

Ну, в конце концов, возможно, и до седьмого курса докатилась слава о Гермионе как о девочке, которая интересуется очень странными вещами и любит совать свой нос в дела, которые ее не слишком-то и касаются.

+1

3

Знакомые до боли закорючки то отчётливо виднеются на пергаменте, то затеняются полумраком гостиной, освещаемой одним лишь камином. Женевьев полулежит в кресле, оперевшись спиной не подлокотник, а через другой свесив скрещенные ноги, и с трудом усваивает информацию, которую раз за разом считывает с клочка бумаги. Неровный почерк сестры всё такой же, как и в детстве. Бек никогда не любила иероглифы, с трудом их понимала, однако идея с передачей "тайных" записок принадлежит именно ей. Их маленький, забавный секрет. Всегда можно не боясь забывать записки на видном месте, писать их на уроках, оставлять где угодно, чтобы не передавать лично при встрече. Чаще и больше обычно пишет Ребекка - просит у сестры совета, жалуется на преподавателей или однокурсников. А ещё они договариваются о встречах в Хогсмиде, а там уже более подробно обсуждают наболевшее. На этот раз записка куда короче, однако озадачила девушку так, что она уже больше получаса сидит в одном положении, уставившись в стену перед собой.

Когда правую щеку начинает знатно припекать жаром от огня в камине, Рэмси садится прямо, в сотый раз пробегается глазами по пергаменту и подумывает бросить его на съедение языкам пламени, как вдруг рядом раздаётся чей-то голос.

Она узнаёт её по нашивке на мантии. Гермиона, наверное, одна из знаменитейших феноменов Гриффиндора, о которых знает даже самый ленивый и далёкий от бурной социальной жизни человек, примерно такой, как Женевьева.

- Я? Рисую? О нет, упаси Амон. - Усмехнувшись, Женевьев складывает пергамент по сгибам и прячет в карман мантии. Она прикидывает, как бы поскорее завершить неожиданно начавшийся разговор, при этом оставшись максимально тактичной(что, вообще-то, не конёк Рэмси), однако после очередного вопроса старосты Джен с интересом щурится на неё. Молва, конечно, о Женевьев ходит всякая, причём нельзя сказать, что гриффиндорка этому совсем не рада. Так что она чуть приподнимает уголки губ и кивает. - Да, разбираюсь немного. Хотя больше теоретически, чем практически.

И она продолжает изучать глазами девушку перед собой. Похоже, ей явно нужно что-то конкретное, но Женевьев не из тех, кто будет гадать или допрашивать, она просто подождёт, когда человек сам скажет всё, что нужно. Джен уверена, что так привильней, хотя возможно, что именно поэтому её считают высокомерной девчонкой, которая не желает ни с кем говорить.

Отредактировано Genevieve Ramsey (10.02.20 07:28)

+1

4

Гермиона, в общем-то, привыкла, что ее вопросам обычно не рады. Даже преподаватели иногда смотрели настороженно, если «лучшая ученица курса» после урока, крадучись, подходила к ним и вкрадчиво интересовалась чем-нибудь, что явно выходило за рамки школьной программы. Нет, в девяти случаях из десяти это была обычная и очень похвальная природная любознательность, но всегда оставался шанс в итоге оказаться невольным соучастником какого-нибудь очередного происшествия с гриффиндорским трио. А такая перспектива вызывала у большинства людей куда меньше энтузиазма, чем можно было бы предположить.
Поэтому сдержанный ответ Женевьев Гермиона посчитала вполне доброжелательным и с энтузиазмом продолжила:

- Теоретически – это просто замечательно! Я как раз наткнулась на одну несколько сомнительную теорию и была бы признательна, если бы кто-то подсказал, насколько ей можно верить. Ее суть заключается в том, что создание связки «Атака»-«Защита» или же «Заклятье»-«Контрзаклятье» в рамках одной магической традиции не всегда продуктивно. И гораздо эффективнее против, условно говоря, британского заклинания использовать что-нибудь из арсенала магии других регионов. Якобы это связано с тем, что заклинания в разных культурах строятся по разным принципам, и, к примеру, атакующее заклятье из арсенала волшебника-европейца, способное пробить щиты соотечественника, может оказаться бесполезным против защиты, выставленной каким-нибудь ненецким шаманом, потому что она имеет совершенно другую… ну, скажем, конструкцию, другие слабые места.

В какой-то момент Гермиона поняла, что ее начинает немного заносить. Опыт подсказывал, что, когда она начинает говорить вот так, как будто пытается протараторить часовую лекцию в два раза быстрее, собеседник отключается уже предложении на пятом. Но эта идея и правда очень ее интересовала – и не только в теоретическом ключе, что бы она там ни заявила Рэмси в самом начале.

- Если честно, автор теории предпочитает говорить о разной природе магии в разных регионах, и вот это-то мне и кажется немного сомнительным. Конечно, никто еще не разобрался толком, откуда магия берется и что собой представляет, но, мне кажется, глупо считать, что где-нибудь на Аляске способность к волшебству имеет другой источник, чем в Британии. Но, с другой стороны, это ведь может быть как с речью. У всех людей примерно одинаковый речевой аппарат и способность воспроизводить одни и те же звуки, но языков в мире очень много и они очень разные. Нельзя с помощью немецкого договориться, например, с китайцем. То есть теоретически идея о разных магических системах с разными принципами работы не лишена смысла, и если перевести ее в практическую плоскость… - Гермиона спохватилась, что уже не объясняет, а просто излагает свои мысли вслух, и виновато посмотрела на Женевьев.

- Извини, я, наверное, слишком много говорю. В общем-то, я просто хотела уточнить: когда ты изучала египетскую магическую традицию, ты не сталкивалась с чем-то таким? Ну, например, чтобы дверь, зачарованная местным магом, не открывалась с помощью Алохоморы?

+1

5

Гермионе определённо удалось не только заинтересовать Женевьев, но и отогнать прочь все её переживания. Поговорить о египетской магии девушка завсегда рада, и уж тем более поделиться собственными познаниями, которыми Рэмси безумно гордится. Здесь, в Хогвартсе, её и правда считают жуткой и странноватой - наверное, думают, что она способна наслать нильских крокодилов или стайку скорпионов одной силой мысли. Что, в общем-то, отчасти оправданные опасения. Вот только действительно применить нечто такое в действии, или хотя бы просто обсудить с кем-то тонкости одной из древнейших культур мира пока не доводилось.

Постепенно усвоив кипу информации, Джен чуть нахмурилась. Теперь она поняла, что слухи о Гермионе тоже не на пустом месте возникли. Вопрос занятный и довольно затруднительный, но семикурсница не собирается упускать возможность побеседовать о том, что ей самой интересно, поэтому ещё несколько секунд сформировывает мысль и отвечает:

- Конечно. В смысле, конечно я с таким сталкивалась, но в целом это зависит от того, чем именно воздействовать и насколько сложную магию нужно, так скажем, сломать. На том же примере Алохоморы. Египетская магия зачастую подразумевает ритуалы и обряды, то есть многоступенчатую, сложную магию. Если запечатать дверь с помощью чего-то подобного, то Алохомора явно не сработает - ты это итак прекрасно знаешь и понимаешь. - Джен снова задумалась, поочерёдно стягивая с пальцев кольца и расставляя на столике между креслами. - Природа у всей магии одна, однако у магов различных культур различный к ней подход, так что да - противостоять немецкому шаману обычному английскому волшебнику вряд ли удастся, потому что он попросту не поймёт от чего нужно защищаться. Дело здесь не в самой сущности магии, а в том, что каждый маг в неё вкладывает. Это скорее..мм..нет, не как с речью - это больше психологическое, природное, чем знаковые или, хм, символические отличия.

Женевьев изобразила на столе некое очертание пятиконечной звезды, с вершинам-кольцами, а потом одновременно соединила их вместе. Забавно, но никогда раньше она не задумывалась о подобных вещах. В Египте магия была одной, в Британии она совсем другая, а Рэмси не слишком волновала причина. Теперь же она почувствовала себя так, будто всю свою жизнь не знала чего-то очень важного.

- Магия изначально возникла на африканском континенте, поэтому не удивительно, что техника исполнения и эффективность воздействия так и остались на преимущественно высоком уровне именно в Африке. Дальше она развивалась чуть иначе, магию везде воспринимают по-разному. В Египте, например, бытовая магия - это обычная магия африканских народов, такая, какой она продолжает быть с начала появления жизни, первых волшебников, и, соответственно, не многим отличается от того, что мы изучаем в Хогвартсе. Тем не менее, существует и отдельный вид чисто египетской магии, которая имеет больше религиозный аспект.. - вхдохнув, Джен слегка пожала плечами, прокручивая раз за разом свою мысль и пытаясь понять, насколько доходчивы её безсвязные рассуждения. - В общем, если провести замудрённые махинации с особой тщательностью, то вполне можно быть уверенным, что непросветлённый в таких делах рядовой волшебник не сможет подобрать контрзаклинание, но никаких гарантий я дать не могу.

Кольца так и остались на столе, а Джен словно и не помнит, как и зачем устроила это маленькое представление. Видимо, настолько задумалась. Она ещё раз глянула на Гермиону, даже как-то сочуствующе - почему пятнадцатилетняя девочка загружает себя такой тягомотиной? Хотя это, пожалуй, даже похвально.

- Может, присядешь? - Женевьев по-доброму усмехнулась и кивнула на соседнее кресло.

Отредактировано Genevieve Ramsey (12.02.20 08:06)

+1

6

Слушать Женевьев было очень интересно. Она говорила взвешенно, иногда на секунду задумываясь, но главное – подробно объясняла, не пытаясь при этом все слишком упрощать. Гермиона вообще любила такое – найти человека, чем-то искренне увлеченного, и просто позволить ему говорить на любимую тему (если это, конечно, не квиддич, не дай Мерлин). Можно было узнать много нового – куда больше, чем из учебников.

Вот, например, ее очень удивило уверенное заявление Рэмси о том, что африканская магия – более продвинутая. Гермиона видела пару волшебников с африканского континента на финале чемпионата мира, и, если честно, они показались ей скорее архаичными обломками прошлых эпох, когда магия была неразрывно связана с напускной внешней экстравагантностью. Но, вполне возможно, она их просто недооценивала – для европейцев это вообще очень типично, в любом мире: что магическом, что маггловском.

Но как бы ни увлек Гермиону этот разговор, как бы ни зачаровала плавность линий, которые Женевьев выводила на столе, ее продолжала грызть тревога. Рэмси не раз упомянула о том, что египетская магия сложна и требует гораздо большего, чем просто взмах палочкой. Значит ли это, что она даже не бралась за практику, потому что школьнице это попросту не под силу? Или говорила так со знанием дела, исходя из собственного опыта?

Гермиона несмело присела на краешек кресла. Может быть, не стоит заводить разговор о своей просьбе? В конце концов, просто поговорить о чем-то настолько интересном – это уже редкая удача. Но, с другой стороны, она ведь не собиралась предлагать что-то запрещенное. Это же не занятия Темной магией, и нигде в правилах школы не указано, что пользоваться в Хогвартсе разрешено исключительно британскими заклинаниями.

- Это очень интересно, - кивнула она наконец. – Значит, ты согласна, есть шанс, что это могло бы сработать на практике? Понимаешь, я просто подумала… Насколько я знаю, в Египте большое внимание уделяют искусству изготовления амулетов. У нас артефактология – это сложное и редкое ремесло, часто балансирующее на грани темномагического, и для серьезных оберегов обычно берут дорогие вещи с историей – украшения, например. Но я читала, что в Египте все не совсем так, и помимо элитных, сложных амулетов, существуют технологии создания очень простых артефактов, чуть ли не из подручных материалов. У нас такие тоже есть, но это обычно всякий мусор, рассчитанный на слишком доверчивого покупателя, они работают через раз. А там, похоже, все иначе. И я задумалась… Ну, знаешь, можно ли создать такой самой? Ну, например, с базовой защитой от темной магии в основе или дающий возможность скрываться от магического поиска… Ты никогда не пробовала заниматься чем-то похожим?

Отредактировано Hermione Granger (13.02.20 23:07)

+1

7

Вроде как Гермиона вполне адекватно восприняла шквал её рассуждений, скачущий с одной позиции на другую. Пятикурсница даже была удовлетворена её ответом, но было в ней что-то ещё, правда Женевьев не сразу это заметила. Словно от неё что-то скрывают, а под невинным порывом узнать нечто большее о далёкой магии таятся более весомые мотивы. Хотя Джен вполне могло показаться, посему она сразу выкинула из головы эту мысль, вернувшись к занимательной беседе.

- Шанс, определённо, есть. Не думаю, что кому-то придёт в голову взламывать заклятие именно египетской магией - да и тут ещё надо сообразить, какой трюк сработает. - Джен улыбнулась и принялась возвращать кольца на прежние места - лёгкие отметины на пальцах ещё виднелись, как будто специально подскзывая правильное расположение. Гриффиндорке польстил тот факт, что ей удалось хоть как-то помочь, утолить даже малую долю интереса Гермионы, оттого и настроение значительно приподнялось. А ещё осведомлённость старосты о столь многих вещах поразила её, в хорошем смысле, и приятно радовала. Хорошо иметь дело с человеком, который действительно черпает для себя столько полезной информации. -  Всё верно. Для египетского мага важны две вещи: природа и чёткий порядок слов. Основой для артефактов может служить любой природный предмет. Иногда мы используем определённые символы, иероглифы, чтобы получше сконцентрировать энергию на конечном результате - если амулет должен носить в себе целебные свойства, то и символ будет соответствующий. Иногда мы обращаемся к богам, тут также важно применять нужную символику, но по сути..любой из этих вариантов имеет одинаковые источники магии - всё, что существует во вселенной и заклинание, которое скрепляет всё воедино.

Женевьев совсем углубилась в разъяснения, а закончив, удивилась тому, как много и долго она способна говорить о родной во многих смыслах магии. В этот момент она даже всерьёз подумала о том, чтобы в скором будущем посвятить себя этому делу целиком, пойти по стопам бабушки. Хотя Джен всегда казалось это слишком банальным. Быть египетской жрицей, конечно, здорово, но ведь нет в этом никакой уникальности.

- Извини, увлеклась немного. - Женевьев вдруг посуровела - разозлилась на саму себя за эти мысли, мысли о грядущей "взрослой" жизни, и за излишнюю болтливость. - В общем, как ты понимаешь, сотворить такое в "полевых" условиях довольно просто. Я пробовала всего раз, по правде сказать, пару лет назад делала нечто похожее для сестры - оберег, который защищает от простеньких сглазов.

В свете последних событий Женевьев не слишком удивилась вопросам о защите от тёмной магии. Она и сама подумывала обзавестись такими, а Гермиона навела её на мысль, что и в самом деле можно самостоятельно обезопасить свою жизнь. Рэмси несколько раз доводилось видеть, как маги ставят "защиту" на различные бытовые вещицы - это довольно популярное и действенное средство, так что желающих было много.

- Невидимость мне накладывать не доводилось, но я примерно знаю, как это работает. - Её неуверенность, наверное, не слишком обнадёживает, но зато Женевьев говорит правду, чтобы сразу подготовить Гермиону к различным исходам. - Я правильно понимаю, что ты хочешь испробовать всё это на практике?

Отредактировано Genevieve Ramsey (15.02.20 20:37)

+1

8

- Ты действительно смогла его сделать? – восхищение в голосе Гермионы было искренним и бескорыстным, даже несмотря на то, что это известие воскресило все ее надежды. Это же так здорово – уметь делать что-то вне школьной программы. Конечно, Грейнджер и сама успела попрактиковаться в вещах, которые ей по возрасту еще знать не полагалось, но она была твердо убеждена, что, если есть подробный рецепт и базовые знания по Зельям, сварить Оборотное зелье сможет любой, а с Протеевыми чарами ей вообще помогли. Вот Артефактология – это совсем другое, ее в Хогвартсе не изучали даже в виде спецкурса, и взять и с нуля достичь такого прогресса – это было действительно впечатляюще. К тому же, Женевьев обмолвилась, что это было пару лет назад, то есть она была тогда ровесницей Гермионы, - впору всерьез задуматься, на что она сама тратит свою жизнь.

Рэмси, впрочем, явно понимала, что все эти разговоры неспроста, и от прямого вопроса Гермиона отпираться не стала.

- Да. Понимаешь, мои родители… Они магглы. Сейчас неспокойные времена, а у них еще и дочка-волшебница… - она смущенно повела плечами. Грейнджер не знала, как Женевьев относится к новости о том, что Волдеморт вернулся, и верит ли она Гарри – семикурсница была слишком замкнутой, чтобы это можно было понять со стороны, - поэтому нагнетать не хотела. Но с тех пор, как отец Рона был ранен, тревожные мысли о собственных родителях не выходили у Гермионы из головы. Мистер Уизли был волшебником, причем опытным – не зря же он состоял в Ордене Феникса. И все равно едва избежал смерти. Конечно, ее родители вряд ли могли интересовать Волдеморта или кого-то из Пожирателей, но все-таки обстановка для магглов становилась все более опасной, а особенно для магглов, чья дочь посмела учиться в школе магии наравне с отпрысками чистокровных родов.
В общем, Гермионе определенно спалось бы лучше, если бы у родителей была хотя бы какая-то защита.

- Я просто подумала, что это не будет лишним. От прямого нападения, конечно, не убережет, но, может быть, поможет от какого-нибудь случайного контакта с темной магией, а это уже хорошо.

А то рассказывал мистер Уизли про всякие зачарованные сервизы и проклятые щипцы до сахара, которые подбрасывают магглам, – а ведь наверняка есть и другие безобидные с виду вещи, которые действуют куда страшнее, чем просто обливают кипятком или пытаются защемить нос.

- В общем, если бы ты смогла помочь мне сделать какие-нибудь амулеты для мамы и папы, было бы здорово. Не за просто так, конечно, - торопливо добавила Гермиона. – Что ты хочешь взамен?

Если бы Женевьев училась на ее курсе, Грейнджер уже бы морально готовилась к марафону «Делать чужую домашку целый месяц», но вот чего ждать от старшекурсницы, не представляла. Впрочем, всегда ведь можно просто расплатиться галлеонами. После Рождества Гермиона, конечно, немного поистратилась, но безопасность мамы и папы точно стоит того, чтобы до конца года забыть о походах в Хогсмид.

+1

9

Женевьев неоднозначно кивнула. Как, по сути, можно проверить подобный амулет? Если на Бекки никто никаких сглазов не посылал, то, пожалуй, никак. Ну а если посылал, то амулет работает. Сама Джен проверить не решилась, но мама сказала, что от него веет стабильной магией, а это, видимо, хороший знак. Да и её консультировала одна из сильнейших жриц, Рэмси действовала строго по инструкции - вряд ли что-то могло пойти не так.

Далее разговор перестал быть таким же  воодушевительным, а Женевьев ощутила некоторое смущение, как будто Гермиона рассказывала нечто очень личное. Здесь на Островах(Джен сразу окрестила так новое место жительства) отношения между так называемыми "магглами" и волшебниками довольно натянутые. Хотя правильнее будет сказать - почти никакие. На родине Женевьев простые смертные с давних пор знают о существовании магии, они знакомы со жречеством и не запирают детей с магическими способностями в подвалах, а точно знают, что в таких случаях нужно обращаться в особые школы. Нет, конечно, в Британии тоже никого не запирают(по крайней мере Джен на это надеется), но тут явно дела обстоят куда сложнее. В Хогвартсе Джен постигла всю суровость европейского менталитета в отношении магии, и до последних лет хуже всего были только издёвки над ребятами из немагических семей. Теперь же ситуация усугубилась.

Женевьев знала о некоем волшебнике, чьего имени обычно не называют, знала о Первой Магической Войне - всё с рассказов отца и учеников по Истории. Но сейчас сложно было сказать, что именно происходит. Мнений слишком много, все они разные, с каждым днём появляется все больше новых подробностей, предположений, но до сих пор Джен толком не разобралась в этом запутанном клубке из обрывков лже- и недо-фактов. Но где-то внутри, со дня смерти Седрика, что-то тревожило её, заставляя чувствовать себя не в своей тарелке, как в те первые дни в Лондоне. Так что мотивы Гермионы более чем ясны.

И гриффиндорка как-то совсем уж не ожидала, что речь зайдёт об..оплате? Рэмси прекрасно понимала опасения старосты, сама она не раз думала о том, чтобы и вовсе уговорить родителей вернуться обратно в Каир, так что у неё и мысли не было, чтобы просить что-то взамен. Ей ничего и не нужно. Да и что можно вообще попросить? Помочь с домашней работой? Ну нет, глупости какие. Просить разрешения не спать ночами, чтобы сидеть у камина в гостиной? Тоже не вариант. Какие там ещё полномочия у старост?..

- Не хочу показаться какой-то заискивающей слизеринкой, но..есть кое-что. - Джен ещё раз подумала о своей просьбе, взвесила всё, заставляя Гермиону слегка помучиться. - Могу я воспользоваться ванной старост? Хотя бы раз, потом можете сменить пароль или ещё что, абонемент вплоть до выпуска мне не нужен.

Женевьев пыталась быть любезной, но в обыденных ситуациях, вроде банальных просьб, знакомств, поздравлений, ей всегда бывало трудновато. Она не такая обаятельная, как Ребекка, и порой внешне не выражает никакого дружелюбия. Но, в конце концов, что с этим поделать?

Отредактировано Genevieve Ramsey (22.02.20 17:42)

+1

10

- Ванная старост? – Гермиона даже рассмеялась от облегчения. – Да, конечно, никаких проблем. Пароли меняют довольно часто, так что ты просто предупреди меня заранее, когда она тебе будет нужна, я скажу.

На самом деле из всех привилегий старост именно ванную легче всего было… скажем так, монетизировать. Спрос на одно из немногих мест в школе, где можно было побыть в одиночестве, оставался стабильным все полгода, что Грейнджер ходила со значком, а то, что старосты часто позволяли попасть туда и другим ученикам, секретом ни для кого не было. Сама Гермиона ужасно не любила, когда пароли от ванной превращались в разменную монету, и, если кто-то решался подойти к ней с подобной просьбой, категорически отказывала, ссылаясь на правила школы с максимально неодобряющим видом. Особенно это касалось хихикающих парочек со старших курсов – страшно представить, зачем им это все могло понадобиться и как после этого вообще использовать ванную по ее прямому назначению и не содрогаться от отвращения.

Женевьев, впрочем, на часть хихикающей парочки совсем не походила, а принципиальность Гермионы насчет правил школы всегда заканчивалась на том месте, где ее близким начинала грозить опасность, так что эта сделка была со всех сторон выгодной обеим и даже не слишком беспокоила тревожную совесть старосты пятого курса.

- А… когда ты сможешь уделить мне время? – спросила Грейнджер, радуясь, что все прошло так легко. – Мне нужно что-то подготовить, какие-то ингредиенты для ритуала, может быть? И что-то же надо взять основой для амулета…

В Хогвартсе можно было раздобыть много интересных вещей, но если им понадобится что-то совсем уж специфически египетское, то с ритуалом придется подождать, пока она не найдет все необходимое. Интересно, завозят ли всякие экзотические товары в лавки Косого переулка? И можно ли их заказать по каталогу?

Ну а еще – не потеряет ли Женевьев интерес ко всему этому, если подготовка затянется слишком долго?

+1

11

Видимо Гермиону ничуть не удивила её просьба, и даже почему-то развеселила. Джен причин этого веселья не поняла, хотя примерно догадывалась. Однако пятикурсница сразу согласилась, без расспросов и сомнений, так что Рэмси было совсем не важно, что та подумала. Она кивнула, прикинув, что Ванная понадобится ей только ближе к концу января. Идея возникла внезапно, Женевьев никогда об этом не думала, но близился день её рождения, хотелось провести хотя бы часик в одиночестве, тишине, где-то не в привычном закутке Хогвартса. Ванная старост была, пожалуй, идеальным вариантом, где ко всему прочему можно расслабиться в горячей пенной воде... Но не время об этом думать.

- Прямо сейчас, если хочешь, - чуть поразмыслив ответила Женевьев. Подобный ритуал не слишком сложно провернуть, также как и не трудно достать необходимые ингредиенты. - За основу можно взять что угодно - монету, шахматную фигурку.. Конечно удобнее брать что-то такое, что можно использовать как кулон и всегда носить с собой. Если у тебя есть похожие вещицы, неси. Я тоже поищу, здесь же встретимся и приступим. Не вижу причин с этим тянуть.

В спальне все уже были готовы ко сну, кто-то уже видел десятый сон, оно и не удивительно - время почти перевалило за полночь. Рэмси порылась в своём сундуке - ритуальный мешочек, который она подготовила ещё во время рождественских каникул, покоился на самом дне, подальше от посторонних глаз, бережно храня в себе каждую вещицу. Джен уклончиво ответила соседке, что у неё есть одно дельце и она скоро вернётся, выскользнула в пустую гостиную и вернулась в кресло.

Когда напротив снова сидела Гермиона, Женевьев уже разложила на столе несколько на первый взгляд незначительных предметов. Парочка небольших обычных камешков, подобранных ею около Чёрного Озера; листы пергамента, как чистые, так и исписанные разными непонятными символами; баночка с каким-то порошком, похожим на чёрный песок; перо ибиса с очень тонким и острым наконечником; несколько амулетов Женевьев, которые тоже обладают типичными слабыми защитными свойствами.

- Итак.. Нашла что-нибудь? - спросила Джен у старосты, в последний раз окинув взглядом набор юного жреца. Не зря всё-таки она взяла с собой в Хогвартс всё это добро. Многое нужно было ей для важного обряда, чуть позже, но кое-что попало в чемодан под вердикт "авось пригодится". И с этим Рэмси явно не прогадала.

+1

12

- Прямо сейчас? – Гемиона растерянно оглядела гостиную, только теперь сообразив, что время совсем позднее и в комнате, кроме них, никого не осталось. – О… Да, конечно, я… я поищу.

Взбегая по лестнице к своей спальне, Грейнджер быстро перебирала в уме варианты. У нее было не так много немагических вещей с собой, тем более таких, что можно было бы постоянно носить в кармане и маме, и папе. Наверное, монетки подойдут лучше всего – у нее должны были заваляться какие-то маггловские деньги на дне чемодана, она же собиралась на этих каникулах поехать с родителями кататься на лыжах… Не сложилось. Если честно, за последние пару лет она проводит с семей ужасно мало времени. И мама наверняка очень расстроилась, что и это Рождество они встретили не вместе. Но разве можно было просто уехать отдыхать, когда в семье Рона такое? Или летом оставаться дома, когда зовут в самую гущу событий?..

Впрочем, надо смотреть правде в глаза: эти задуманные ею амулеты – еще и попытка договориться с собственной совестью и убедить себя, что она пока еще не самая ужасная в мире дочь.

Тихо, чтобы не потревожить соседок, Гермиона вытащила свой чемодан, под стопкой аккуратно сложенных вещей нашла свой маггловский кошелек и вытрясла на ладонь две монетки в пять центов. Главное, чтобы родители не держали их вместе с другими деньгами, а то легко можно отдать вместе с пригоршней мелочи за утреннюю газету. Наверное, стоит проделать в них отверстия и предложить маме и папе носить их на шее. Под медицинскими халатами дантистов такое сомнительное украшение все равно никто не разглядит.

Когда Гермиона вернулась в гостиную, Женевьев уже ждала ее. Грейнджер зачарованно разглядывала россыпь инструментов для ритуала на столе. Особенно ее привлекли порошок и перо – в неярком свете камина Гермиона никак не могла разобрать, чье оно, но, конечно, ни за что не решилась бы взять в руки, чтобы рассмотреть поближе.

- Вот, я подумала, монеты будут меньше всего привлекать внимание, -  она протянула семикурснице пятицентовики и спросила: - Что мне нужно будет делать?

В принципе, Гермиона была готова к ответу «Сидеть тихо и не мешать», но все-таки лично поучаствовать в самом настоящем египетском ритуале – это было бы очень захватывающе. И познавательно, конечно.

+1

13

- Отлично, хороший выбор, - похвалила Женевьев старосту, взяв из её ладони монетки и внимательно изучив их в свете огня. Будущие амулеты она сложила на стол вместе с другими вещицами; ненужную мелочь, которая уже не пригодится, спрятала обратно в карман мантии, чтобы зря не путала и не отвлекала девушек от дела. Поймав заинтересованный взгляд Гермионы, Джен решила немного рассказать ей о предназначении всего этого добра, прежде чем начать непосредственно сам ритуал. - В этой баночке - размельчённый обсидиан - этот минерал считается одним из лучших защитников против тёмной магии. Перо ибиса - символ бога Тота, который, в свою очередь, покровительствует мудрости, знаниям, а также Луне и магии, что важнее всего для нас. - Гриффиндорка по очереди указывала на предметы, проводя маленький экскурс, но на листах папируса осеклась, уловив боковым зрением какое-то движение, и снизила тон. - А это нам понадобится для заклинания, наизусть я его не помню.

Очень уж любопытные младшекурсники притаились за стеной, скрывающей лестницу к спальням, и Женевьев улыбнулась, забавляясь тому, какое зрелище предстоит увидеть юным волшебникам. Девушка придвинула к Гермионе монеты и перо, а сама взяла папирус с начертанными на нём закорючками.

- Чем больше богов мы привлечём к ритуалу, тем сильнее будет защита. Тот, Ра, Нут, Хека. Последний - непосредственный бог и покровитель магии, ни один ритуал не обходится без его участия. - Уточнила она ещё один момент, прочла про себя заклинание и взглянула на старосту. - Придётся ещё...привязать что-то, что будет ориентировано на твоих родителей. Знаешь, вроде твоей крови.

Женевьев была невозмутима, но в глубине души понимала, что Гермиона может отказаться при таком раскладе. Хотя процедура не такая уж и страшная, но, так или иначе, требует каких-никаких жертв.

- Проколоть пером палец и начертить кровью на каждой монете вот такой символ, если быть точнее. - Девушка развернула к Гермионе папирус, на котором красовался иероглиф Хека. - Я начну читать заклинание, когда будешь готова. Ритуал сразу должен будет начаться, мы это поймём. Как только напишешь символы, возьми монеты в ладонь и засыпь порошком так, чтобы он полностью их покрыл. Заклинание к этому моменту должно закончится, и ты произнесёшь завершающую фразу - она означает "под защитой Земли и Неба". После этого сдуешь порошок в огонь, только осторожно. Надеюсь, это сработает.

Джен не стала давать никаких положительных прогнозов, в конце концов, она далеко не жрица. Ничего опасного тоже случиться не должно, но гриффиндорка всё-равно слегка переживала. Она в последний раз глянула на Гермиону, убедилась, насколько та решительно настроена, и, получив утвердительный кивок, принялась считывать с пергамента иероглифы.

+1

14

Гермиона была слишком увлечена происходящим, чтобы обратить внимание на появление непрошеных зрителей - а не то бы, конечно, отправила малышей обратно в спальню. Ловя себя на мысли, что рука автоматически тянется к несуществующим перу и пергаменту для записей, она слушала объяснение Женевьев как условие занимательной теоретической задачки. Даже то и дело звучавшие имена богов не смущали Гермиону, слишком рациональную, чтобы верить в их существование. В конце концов, Женевьев сама говорила, что египетская магия насквозь религиозная, как, наверное, бывает во всех древних культурах. Да и какое имеет значение, что представляет собой та же словесная формула - латинское выражение или воззвание к богу мудрости - если она работает?

Грейнджер могла бы и дальше чувствовать себя скорее исследователем, наблюдающим со стороны, чем непосредственным участником процесса, если бы Женевьев не вернула ее к суровой реальности, вдруг упомянув о том, что в ритуале нужна будет ее, Гермионы, кровь.

— Моя… что?.. — севшим голосом переспросила Гермиона, вскидывая голову.

Рэмси смотрела на неё спокойно и даже как-то отстраненно. В словах старшекурсницы не было ни насмешки, ни вызова, ни даже жадного волнения человека, который хочет попробовать что-то запрещённое. Она просто информировала Гермиону о том, что это необходимо.

Но ведь ритуалы на крови - это тёмная магия! А от тёмной магии ничего хорошего ждать не приходится, Гермиона была точно в этом уверена. Хотя, так ли уж "точно"? Она вдруг вспомнила, как Виктор рассказывал ей о Дурмстранге, где учат работать с колдовством любого толка. Потому что, объяснял он, редкое волшебство плохо по своей сути, чаще всего это лишь инструмент, и только от волшебника, применяющего его, зависит, послужит оно во зло или во благо. Эти утверждение казались Гермионе сомнительными - непростительные заклятья, к примеру, ничем нельзя оправдать, а по-настоящему темный маг никогда не вызовет патронуса, но все же теперь, когда был шанс помочь близким, слова Виктора уже не казались лишенными смысла.

Да и, в конце концов, это ведь другая традиция, правильно? Совсем не обязательно переносить на неё британские… предрассудки.

— Хорошо, я готова, - кивнула Гермиона наконец, берясь за перо. Она резким движением кольнула им палец, морщась даже не от самого укола, а от мерзкого холодка, пробежавшего по спине от осознания того, на какую дорогу она ступает. Поглядывая на развернутый папирус, гриффиндорка аккуратно вывела иероглиф на монетах и резко втянула в себя воздух, когда увидела, что кровь неестественно быстро впитывается в металл, оставляя после себя тлеющий след. Не позволяя себе остановиться, Гермиона зажала пятицентовики в ладони и присыпала сверху порошком, будто загипнотизированная голосом Женевьев, нараспев читающей странные, ни на что не похожие слова древнего заклятья. Подхватив последнюю фразу, Гермиона повторила ее, стараясь не ошибиться, не запутаться в сложных горловых звуках, а потом набрала в грудь побольше воздуха и сдула порошок в огонь.

Пламя взвилось вверх, язычки заплясали в отчаянном хороводе, и в гостиной вдруг стало светло, будто разом зажгли все факелы. В этом свете Гермиона смогла рассмотреть на монетках тонкий, будто обугленный след – тот самый рисунок, что она выводила собственной кровью.

- Так и должно быть? – она протянула ладонь с кругляшами Женевьев, не уверенная, впрочем, что в снова воцарившемся полумраке можно будет рассмотреть едва заметные линии.

Отредактировано Hermione Granger (03.05.20 13:42)

+1

15

Как и следовало ожидать, нюанс с кровью не особо Гермиону обрадовал. Её понять можно. Многие считают ритуалы на крови тёмной магией, многие боятся, что это может обернуться чем-то страшным, кто-то просто этому методу не доверяет. И Гермиона могла быть одной из них, но даже если сомнения у неё возникли, то она быстро их отбросила, почти без колебаний дав Женевьев согласие.

Рэмси кивнула старосте в ответ и тоже приготовилась исполнить свою роль в этом маленьком обряде. Решительность Гермионы её приятно порадовала и даже застала врасплох - та уже начала ритуал, а вот Женевьев немного запоздало принялась за чтение заклинания. Но, так или иначе, все элементы на месте, порядок соблюдён, и вот звучит завершающая фраза, связующее звено, та важная деталь, которая приведёт заклинание в действие.

Когда пламя в камине потянуло языки вверх, словно пробудилось от спячки, Женевьев сощурилась и удовлетворённо улыбнулась. Жар усилился, ещё сильнее напомнив о Каире - пускай говорят, что Джен слишком на нем помешана, всё равно. Она любит свой дом, песчаные пустыни и величественный Нил, проходящий прямо посреди города.

За спиной раздался испугагный визг и торопливый топот. Они вернули Рэмси обратно в Хогвартс и заставили тихонько усмехнуться. Зато теперь будут знать, что детишкам в это время стоит быть в постелях. Джен взглянула на Гермиону, проследила за её слегка тревожным взглядом. Пришлось поднапрячься, но девушке всё-же удалось рассмотреть на монетах знакомый иероглиф. Они всё сделали правильно.

- Да, это явно хороший знак. - Гриффиндорка постаралась придать своим словам максимальной уверенности. Они проделали хорошую работу и Джен верила, что не зря. - Ну, как себя чувствуешь? - имея ввиду первый подобный опыт в жизни Гермионы, спросила Женевьев. У неё самой разлилось внутри приятное чувство - от успеха, от возможности быть полезной, от такого животрепещущего ощущения причастности к чему-то большему, к великой магии. Интересно, всегда после ритуалов так?
[nick]Genevieve Ramsey[/nick][status]flame. [/status][icon]https://i.ibb.co/BPvShx3/20200226-213443-1.jpg[/icon][pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Женевьева Рэмси</a></b>, 17[/pers][info]Гриффиндор, 7 курс[/info]

+1

16

Чересчур погрузившись в только что проведенный ритуал, Гермиона даже не сразу поняла, что писк со стороны спальни и звук стремительно удаляющихся шагов ей не померещился. А потом, поняв, что он означает, расстроенно потерла переносицу.

- Что там, младшекурсники? – расстроенно спросила она Женевьев. – И вот как мне им теперь объяснять, что после отбоя надо оставаться в спальнях? С личным примером у меня как-то совсем нехорошо.

Иногда Гермиона всерьез думала, что ее зря назначили старостой. Парвати, например, справилась бы гораздо лучше – она и учится хорошо, и правил, насколько знала Грейнджер, не нарушает. А сейчас вообще спокойно спит в своей постели, вместо того, чтобы практиковать экзотические ритуалы в общей гостиной.

- Знаешь… - Гермиона помедлила, прислушиваясь к себе. – Как выжатый лимон, если честно, - она устало откинулась на спинку кресла. Ей и правда было нехорошо – как будто выкачали все силы. И почему-то очень хотелось большую кружку сладкого чая – даже с учетом, что обычно Гермиона не клала туда сахар. Только обязательно теплого, не горячего: хоть огонь в камине снова едва горел, чувство обжигающего жара осталось – как будто разливалось по крови, от груди и до самых кончиков пальцев. – Но, если получилось, оно того стоило. Получилось, как ты думаешь?

Может, это еще не все и нужно провести какие-то дополнительные манипуляции, чтобы амулеты заработали. Грейнджер надеялась, что если даже и так, то они окажутся не очень сложными и не потребуют серьезной сосредоточенности. Но, с другой стороны, когда она решалась на это, знала ведь, что легко не будет.

Отредактировано Hermione Granger (03.05.20 14:29)

+1

17

- Да, они самые, - хохотнув, кивнула Женевьев. Кажется, Гермиону не особо позабавил сей факт, но Рэмси была на этот счёт вполне спокойна. Хотелось бы ей поделиться этим спокойствием, если бы это было возможно. Скажем, без помощи ещё одного ритуала. - Брось, насмотрятся подобного, - Джен кивнула в сторону камина, который блестел в глазах гриффиндорок, - и думать перестанут, чтобы высовывать свои любопытные носы из-под одеяла.

У Женевьев не особо хорошо с воспитанием детей и их дисциплинированием - что тут говорить, если даже собственная сестра не желает её слушать. Завернувшись в мантию, Рэмси прикрыла глаза от негодования. Если Ребекка не хочет принимать её руку помощи, то больше она пытаться не будет. В конце концов, это всего лишь какой-то глупый парнишка. С Гермионой у них более серьёзное дело. И для Женевьев важно, чтобы всё действительно сработало, а у Гермионы не возникало тревожных мыслей.

- Я думаю, что мы сделали всё, что от нас требовалось, - ответила Джен и тоже откинулась в кресле. Потом слегка улыбнулась и с большей убедительностью заверила: - Любой правильно сработанный ритуал забирает много энергии и сил. Поэтому я с полной уверенностью могу сказать, что всё получилось.

На неё вдруг тоже навалилась жуткая усталость. Зевнув в ладошку, Женевьев с горестью подумала о том, как жаль, что нельзя хотя бы одну ночь подремать в гостиной у камина. Не хотелось покидать пригретое в кресле местечко и идти в спальню, но делать нечего. Иначе она и правда заснёт прямо тут.

- Не переживай. Теперь тебе нужно перестать думать обо всём этом и хорошенько отдохнуть. - Борясь со сном, Женевьев сгребла в кучку свои пергаменты и прочие ритуальные атрибуты, взглянула на Гермиону, оценивая её состояние со стороны. Рэмси, после сегодняшнего обряда, была уверена, что староста сильнее, чем кажется, поэтому почти утвердительно спросила: - Справишься?
[nick]Genevieve Ramsey[/nick][status]flame. [/status][icon]https://i.ibb.co/BPvShx3/20200226-213443-1.jpg[/icon][pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Женевьева Рэмси</a></b>, 17[/pers][info]Гриффиндор, 7 курс[/info]

+1

18

- Сомнева-а-аюсь, - одну из гласных проглотили тщетные попытки скрыть зевок. – Помню себя в их возрасте – меня бы это только еще больше замотивировало по ночам гулять, - Гермиона слабо улыбнулась. Хорошо быть на младших курсах – ни тебе С.О.В., ни других серьезных забот. А вот она к пятому, кажется, окончательно утратила беззаботность, а ей ведь шестнадцать только! Интересно, на седьмом все будет еще хуже? Хорошо бы спросить Женевьев, но ведь они почти не знакомы, пусть и совместно проведенные ритуалы очень сближают.

Да и спать ужасно хочется.

- Ну, если ты так думаешь, - Гермиона с сомнением посмотрела на монетки у себя в руке. Каждый раз, когда она пробовала что-то новое, она не слишком верила в успех, просто потому что относилась к вещам порой слишком серьезно и не думала, что хоть что-то может получаться с первого раза без хорошей теоретической подготовки. Но, может, ей просто повезло с учителем – Гермиона благодарно взглянула на Женевьев, которая уже собирала свои записи.

- О, в том, что касается сна и отдыха, я настоящий мастер, - рассмеялась Грейнджер. – Жаль, редко практикуюсь в последнее время, - она потянулась к оставшимся на столе листкам и помогла Рэмси сложить их. – Спасибо тебе огромное, - сказала она наконец, вставая. – Это было очень важно для меня. Не знаю, сможет ли ванна старост быть хорошей благодарностью за помощь, так что если понадобится что-то еще – я буду рада. Доброй ночи!

Попрощавшись, она постаралась стряхнуть с себя апатию и решительно зашагала к лестнице. Взбегая вверх по ступенькам к своей спальне, Гермиона чувствовала, как жгут ее ладонь зажатые в кулаке маггловские монетки.

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 03.01.96. Quid pro quo