Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 19.01.96. Devil on both shoulders


19.01.96. Devil on both shoulders

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/131/66851.gifhttp://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/131/97404.gif
Hermione Granger, Tracey Davis
19.01.96
Хогвартс, кабинет Амбридж

Потому что в обществе Дэвис ангелы не выживают.

+1

2

Это было просто чудовищно несправедливо. Ладно, не то чтобы все наказания Амбридж отличались логичностью и обоснованностью, но поставить «У» за эссе только потому, что там было больше информации, чем в учебнике? Это же издевательство! Неудивительно, что Гермиона вспылила и решила донести до профессора Амбридж, что с таким педагогическим подходом не согласится ни один здравомыслящий человек. Ну а там слово за слово, и здравствуй, отработка в кабинете Генерального инспектора. А самое обидное, что она была одним из основателей ОД, подругой бунтовщика-Поттера и старостой, то и дело спасающей учеников от взысканий по мере сил, а попалась при этом на какой-то совершенной глупости. От чего несправедливость наказания, конечно, только росла.

Гермиона, сложив руки на груди, стояла у дверей и с тоской разглядывала два стола с приготовленными на нем письменными наборами. Интересно, что ее заставят выводить кровью? «Я не должна читать дополнительную литературу»?

И почему столов два? Гарри, кажется, никогда не заставляли отрабатывать наказание вместе с кем-нибудь еще. Может, количество бунтовщиков в школе так выросло, что у Амбридж просто нет времени уделять им внимание в индивидуальном порядке?

- У вас будет компания, моя милая, - будто услышав ее мысли, проворковала Амбридж, подойдя к Гермионе и ласково похлопав ее по плечу. – Подождем вашу коллегу и приступим. Пока вы можете сесть.

Гермиона поежилась от прикосновения пухлой ручки мадам Генерального инспектора и с обреченным видом подошла к одному из столов. Ей показалось, или перо нетерпеливо дрогнуло при ее приближении? Как будто ему уже не терпелось впиться ей в кожу. Грейнджер передернуло.

+2

3

Нарваться на отработку у Амбридж - что может быть лучше? Вообще, конечно, все, что угодно. Даже отработка у Филча кажется каким-то райским отдыхом на островах сейчас. Поэтому Дэвис идет к кабинету розовой жабы ооочень медленным шагом, то и дело останавливаясь, чтобы поглазеть на портреты. Портреты глазеют в ответ и пытаются что-то говорить. Дэвис тогда фыркает и переходит к следующему рисованному болтуну. А могли бы ведь и молча попялиться друг на друга. Все лучше, чем видеть жабье лицо профессора ЗоТС.

Хогвартс, конечно, очень большой, но теперь кажется очень маленьким, уже довольно скоро Дэвис оказывается перед дверью кабинета Амбридж. Трэйси вдыхает, выдыхает, и, не стучась, заходит внутрь. Все нажеды на то, что бесконечно очаровательная полурептилия забыла про отработку и куда-нибудь свалила, рушатся в тот же миг. Амбридж в кабинете. А еще в кабинете куча всякой утвари с котятами, которые постоянно пищат. Это будет еще хуже, чем Дэвис могла себе представить. Мерзкая Амбридж и мерзкие животные в одном месте. Вот бы сжечь это все к чертям.

- Добрый день, профессор Ааамбридж. - Протягивает слизеринка. Если бы словами можно было убивать, одной проблемой в Хогвартсе стало бы сейчас меньше. - Ооо, какая прелесть, Грейнджер тоже здесь. - И от второй они бы тоже избавились.

Встретить здесь подружку Поттера Дэвис никак не ожидала. Она ж приличная до неприличия. Вся такая отличница, "можно я правильно отвечу на вопрос, профессор?", "я тяну руку и почти выпрыгиваю из мантии, чтобы показать всем, какая я умная, профессор", "я знаю ответы на все вопросы в мире и хочу, чтобы все об этом знали" - отвратительно. Дэвис морщится, проходит мимо Грейнджер и садится за свободный стол.

Ну, кажется, драить коридоры от навозных бомб им сегодня не придется. Но, кажется, что Дэвис еще пожалеет, что не драит коридоры от навозных бомб.

- Где потеряла своего очкастого героя и рыжего дружка, Грейнджер? Вас же Дамблдор еще на первом курсе склеил в большой героический гриффиндорский ком. - Дэвис промолчать в такой ситуации не может, поэтому тихонечко шипит в сторону Грейнджер, надеясь, что Амбридж не услышит. Да если и услышит - разве сможет сделать еще хуже, чем сейчас? - И как твои дружки сейчас без тебя вообще? У них же, считай, мозги отобрали. Сидят пускают слюни в гриффиндорской гостиной? Героическую слюну Поттера можно собрать в банку и продать фанатам. Хоть рыжему новую приличную мантию купите. - Дэвис замолкает резко, натягивает фальшивую улыбочку и смотрит на подошедшую Амбридж. - Да, профессор, конечно, мы готовы. - И уже намного тише добавляет - это еще что за херня?

Отредактировано Tracey Davis (09.02.20 22:29)

+2

4

Гермиона украдкой разглядывает перо, борясь с острым желанием взяться за палочку, а потом честно делать вид, что сожгла его совершенно случайно. В конце концов, почему Симусу сходит с рук каждый его взрыв, а ей нельзя будет списать на нервы малюсенький такой пожар? «О, вы понимаете, профессор, я так волнуюсь перед СОВ!»

У Грейнджер еще не до конца получается убедить себя, что это не выход, когда дверь открывается, и на пороге появляется Дэвис. Гермиона почти на сто процентов уверена, что появиться она должна не одна – Трейси, как и все слизеринцы, явно ходит у Амбридж в любимчиках и сейчас наверняка просто привела еще одну жертву. Но за спиной Дэвис никого, и когда та проходит ко второму свободному столу, Гермиона проводит ее до крайности изумленным взглядом.

Быть того не может. В этой школе никто не наказывает слизеринцев. Кроме, может быть, МакГонагалл, если это право у декана еще не отобрали очередным декретом.

Дэвис наконец усаживается на место, и тут Гермиона понимает, что отработка будет еще хуже, чем предполагалось изначально. Потому что Дэвис – и это совершенно точно – не-вы-но-си-ма. Настолько, что, говорят, это даже слизеринцы признают, а там на такое звание большой конкурс.

Впрочем, есть у нее и определенный плюс. Когда Трейси начинает тебя оскорблять, можно быть в полной уверенности, что это не с тобой что-то не так – это Дэвис просто всех людей ненавидит, а тебе досталось как частному представителю огромного множества. Очень помогает для поддержания самооценки.

Так что полная желчи тирада Трейси Гермиону почти не трогает. Ну уж точно не настолько, чтобы перестать следить взглядом за Амбридж.

- У меня по крайней мере друзья есть, - тихо парирует она, не поворачивая головы. – А от тебя даже ваш змеиный клубок шарахается.

Впрочем, не исключено, что Дэвис это считает своей заслугой, результатом долгих и упорных трудов, так сказать.

- О чем это вы шепчетесь, юные леди? – Амбридж подходит ближе, и Гермиона, которой очень хочется вжаться в спинку стула, еще больше выпрямляется. – Готовы? Очень хорошо. Не волнуйтесь, вас не ждет ничего сложного. Нужно будет всего только написать несколько строчек. Думаю, мисс Грейнджер, мистер Поттер вам об этом уже рассказывал?

От улыбки Амбридж идея что-нибудь здесь сжечь уже не кажется Гермионе жестом отчаяния, но тут дверь кабинета распахивается снова, и на пороге появляется задыхающийся от быстрого бега Филч.

- Мадам Амбридж, ма-а-адам Амбридж!

- Что у вас, Аргус? – Долорес недовольно отворачивается и идет к завхозу, а Гермиона еще раз коротко смотрит на перо. Дэвис, конечно, та еще заноза. Но Грейнджер помнит, что почти всякий раз, как она навещает в Больничном крыле своих и правда порой не в меру героичных друзей, где-то за ширмой раздается ворчание Трейси. А если Дэвис и правда часто болеет, а не притворяется или не становится жертвой проклятий (что тоже очень вероятно), вряд ли кровопускание пойдет ей на пользу. У нее, в отличие от Гермионы, наверняка еще есть шанс выпросить себе свободу – в то, что Амбридж всерьез станет наказывать слизеринку, Грейнджер по-прежнему не верит.

- Это перо, - быстро шепчет она, наклоняясь к парте Дэвис, - вырежет все, что ты напишешь, на твоей руке. Как ножом, понимаешь? Я не шучу. Гарри не залечил руку до сих пор.

Отредактировано Hermione Granger (13.02.20 01:06)

+2

5

- И чем тебе твои дружки помогли, Грейнджер? - Фыркает Дэвис и закатывает глаза. Дружба-розовые сопли-радуга-котята-бла-бла-бла. У гриффиндорцев на глазах розовые очки, которые они, кажется, никогда не снимают. Так и бегают в них толпой, утверждая, что мир прекрасен, если с тобой рядом есть еще один идиот. А по итогу это оказывается просто два (три, четыре) идиота рядом. И ничего прекрасного. - И что в этом плохого?

Дэвис вообще ни капельки не беспокоит то, что люди ее обычно предпочитают обходить стороной. Дэвис вообще-то этого и добивается. Она большинство людей не любит, не переносит, когда с ней рядом кто-то ходит и что-то ей говорит. Есть, конечно, исключения, но их так мало, что такой величиной можно пренебречь. Дэвис не любит людей. Люди не любят Дэвис. Дэвис считает, что все довольно честно. Честность и Слизерин - смешно, да? Но все так и есть.

- Сама с собой разговариваю, профессор, - Дэвис старается мило улыбаться, надеется, что выходит по крайней мере сносно. - Не буду же я разговаривать с этой.. Уж лучше в Мунго загреметь. Писать строчки? Мы что в.. а неважно. Хорошо.

Бред какой-то. Выводить буковки на пергаменте? Это что, отработка первокурсников у какой-нибудь добродушной профессор Спраут? Кто это вообще придумал? Филч, которого накачали галлюциногенными зельями? Какой вообще в этом смысл? Грейнджер только потерянной не выглядит. Радостной, впрочем, тоже. Хотя, казалось бы, такой легкой отработке у профессора жабы надо именно радоваться. А Грейнджер.. Грейнджер выглядит напряженной и.. испуганной? Дэвис в замешательстве. Дэвис не любит быть в замешательстве.

- Чегоо? - У Трэйси чуть ли глаза на лоб не вылезают от слов гриффиндорской заучки. - Тебя по голове что ли ударили чем-то, Грейнджер? Что за чушь? Пытки вроде в школе не разрешены, а это почти что пытка. Издевательство уж точно. Тебя точно ничем не накачали? Или, может, сама чего приняла для храбрости?

Амбридж говорит с Филчем, Филч машет руками и ворчит. Ничего нового, впрочем. Дэвис не знает, стоит ли верить Грейнджер. Может, она ее просто пугает. Несет всякую чушь, чтобы посмотреть на реакцию и похихикать потом. Ботаны вообще умеют хихикать? Лицо у нее, конечно, крайне взволнованное и обеспокоенное. Имп разберет этих гриффиндорцев!

- Это правда? Я не верю! - Дэвис вообще-то никому не верит. Даже самой себе не очень сильно. Поэтому, конечно, она пробует. Проводит совсем маленькую черточку. Руку жжет, Дэвис видит кровь, вскрикивает не очень громко. - Твою мать! Что за черт?

Амбридж оборачивается и, кажется, на ее лице появляется довольная улыбочка. О, мерлиновы панталоны, к ним в школу прислали садистку!

- Профессор Амбридж, а это точно необходимо? Может, мы поможем мистеру Филчу? Полы там помыть, стулья подвигать..

- О нет, мисс Дэвис, это ваше отработка на сегодня. - Как кажется Дэвис, издевательски усмехается, жабища. - Вам нужно написать всего лишь несколько строчек. Одна за другой. Пишите: Я не должна нарушать правила школы. Все просто. Разве это не лучше, чем убирать школу словно домовой эльф? Приступайте, я скоро вернусь.

Амбридж выходит из кабинета. Дэвис громко ругается.

- Тебе не кажется, что это перебор, Грейнджер? Где же твое обостренное чувство справедливости и вечная борьба за права? Может, с этим что-то надо сделать? Или ты собираешься сидеть тут и зарабатывать шрамы как у твоего очкастого дружка? Нарисуй уж тогда молнию себе на лбу. Будете как близнецы.

+2

6

Дэвис громогласно возмущается – ну естественно. Гермиона собирается было закатить глаза, но потом вспоминает, что Трейси в этом все равно не переплюнуть, и ограничивается тихим раздраженным фырканьем себе под нос.

- Не веришь – не надо, - пожимает плечами она и отворачивается. И как она могла забыть, что у слизеринцев вообще коллективная деформация психики: все время считают, что кто-то пытается их обмануть. Откуда только такая мнительность, особенно если учесть, что даже близнецы с их дурацкими шуточками орудуют преимущественно на Гриффиндоре?

Дэвис коротко вскрикивает - Гермиона косится на соседний стол и видит яркую каплю крови на бледной ладони слизеринки. Проверила, значит. Ну, если человек стремится до всего дойти опытным путем, то кто она такая, чтобы ему мешать?

Сама Грейнджер к перу даже не притрагивается. Не может себя заставить. Она не боится вида крови, да и боль там вряд ли будет такой уж нестерпимой. Больше всего Гермиону пугает чувство беспомощности. Просто сидеть вот так час и самой себе царапать кожу – это же как минимум унизительно! Как будто она какой-то раб бесправный, даже хуже. Может быть, просто отказаться? Не брать это чертово перо в руки? Что тогда будет?

Гермиона Грейнджер с трудом может себе представить прямой бунт против преподавателя. До сих пор. Даже после создания ОД, даже после споров на уроках с Амбридж вот так взять и просто отказаться выполнять прямое распоряжение учителя – это что-то за гранью понимания. Отличнице Гермионе кажется, что за этим – все, только непроглядная тьма какого-то хтонического ужаса. Это как завалить все экзамены или вылететь из школы – вообще не понятно, как потом дальше-то с этим жить.

Так что когда до сознания Гермионы добираются возмущения Дэвис, она уже достаточно сама себя накрутила, чтобы раздраженно выпалить:

- Ну давай, а ты что предлагаешь? Жаловаться директору? Попечительскому совету? Забастовку устраивать? Твой единственный шанс сбежать отсюда, Дэвис – это быстренько найти в своей прекрасной родословной какого-нибудь видного министерского деятеля, которого Амбридж может бояться, и пригрозить вместо строчек написать ему открыточку. Но если вдруг у тебя есть план получше, излагай, я с интересом послушаю.

Отредактировано Hermione Granger (23.02.20 16:48)

+2

7

Дэвис бесится, очень-очень сильно бесится, но сделать ничего не может. И от этого бесится еще сильнее. Грейнджер же как будто застыла, сидит таким себе истуканчиком, смотрит на это чертово амбриджевское перо таким взглядом, будто думает, что сможет его испепелить, если будет смотреть на него достаточно долго. Удачи, Грейнджер!

Выражение лица, впрочем, у гриффиндорской заучки странное. Дэвис в эмоциях не очень разбирается, но тут у Грейнджер вроде как и злость, и грусть, и разочарование, и страх, и чего только нет - будто взяли все плохие эмоции, которые только существуют в этом мире, и накидали на лицо старосты львов. Получилось, кстати, не очень. Такую картину в Хогвартсе точно бы на стенку не повесили, только если в самом дальнем коридоре, куда никто и никогда не ходит. А скорее, прочитали бы какое-нибудь страшное заклятие и сожгли в полнолуние в полночь. Дэвис читала про всякие ритуалы у магглов. Для нее вся эта религиозная чушь была как сборник анекдотов на ночь. Бедные, беззащитные, наивные магглы, до чего же они забавные все-таки.

- Ну а почему бы и нет, Грейнджер? Твой же дружок на короткой ноге с нашим чокнутым директором. Чего он все еще на жабу не донес, если так страдал? Или ему в кайф было шрамы зарабатывать? Одного мало, решил еще парочку добавить? Вы, гриффиндорцы, абсолютно отбитые на голову. Только дай вам волю - будете геройствовать и страдать, надеясь, что вас признают великими мучениками и выдадут шоколадную медаль. - Трэйси чудовищно возмущена. Нет, ну что вообще за бред? Поттер, значит знает про всю эту фигню. Дружки и подружки его знают - вряд ли шрамоголовый только своей зубастой подруге разболтал. Но всей своей кодлой сидят и молчат в тряпочку. А где же вся эта склонность лезть на рожон без причины? И почему теперь нормальные люди из-за них вынуждены страдать? - Я тебе что Малфой что ли, Грейнджер? Или ты думаешь, у всех слизеринцев целая пачка высокопоставленных родственников есть? Какие ж вы, гриффиндорцы, узколобые.

Никаких влиятельных родственников из Министерства у Дэвис нет. Дэвисы вообще-то даже не чистокровные. Даже близко там не сидели. Денег у Дэвисов, конечно, завались, но вот политическое влияние их никогда не волновало. Папа Дэвис даже не брезговал всякими делишками с магглами, если они приносили ему деньги. Дэвис вообще-то поэтому еще на первом курсе подвергалась нормальным таким нападкам со стороны всяких аристократичных задниц. На этих задницах потом частенько вылезали всякие неприятные последствия, но Трэйси об этом предпочитала громко не говорить, ухмылялась только.

- О, Грейнджер, кто тут безрассудный и безмо.. неважно.. гриффиндорец вообще? Ты же с первого курса эту школу по кирпичикам разносишь со своими недомерками. Нужно устроить бунт. Саботаж. Мятеж. Да что угодно вообще. Но я чур не подставляюсь. У меня репутация. - Дэвис фыркает и отворачивается от Грейнджер, будто не с ней сейчас говорила. Хватает ее на несколько секунд, потому что она знает, что эта всезнайка слишком правильная. - Понимаешь вообще, о чем я, Грейнджер? Или с твоими зубами и мозги уменьшились? Надо сделать так, чтобы этих сраных перьев не стало. Ну, или сделать что-то, чтобы про наше наказание Амбридж забыла. И про нас желательно тоже. Палочка у тебя хоть при себе?

+2

8

Грейнджер почти готова согласиться с тем, что она действительно узколобая – а все потому, что Дэвис ведет себя порой еще надменнее Малфоя, как будто Корнелиус Фадж – как минимум ее любимый дядюшка, а Дамблдора она в детстве за бороду дергала, сидя у директора на коленках. Если у нее и правда нет влиятельных родственников в семье, впору восхититься таким умением себя подать.

Но если Трейси не из привилегированных, то тогда понятно, как она здесь очутилась. И это раздражает Гермиону больше всего: пусть она уже привыкла к тому, что слизеринцам иногда позволяется немного больше, особенно на уроках Снейпа, но, когда тебя оценивают по тому, кто твои родители, это как-то особенно гадко. Малфой, Паркинсон и прочие могут творить что хотят, нарушать любые правила, но Амбридж никогда не решится засадить их за строчки.

Чем больше Гермиона об этом думает, тем больше внутри нее зреют упомянутые Дэвис бунт, саботаж и мятеж. Зреют медленно – у Грейнджер тоже репутация, причем дорожит она ею больше, чем слизеринская принцесса: у Гермионы от этого отметки зависят, да и значок старосты порочить нельзя, но она все-таки гриффиндорка, а значит, по меткому определению все еще возмущенно верещащей Трейси, всегда может выкинуть что-нибудь безрассудное.

«И безмозглое», - мрачно дополняет внутренний голос. – «Начала цитировать Дэвис – так хотя бы до конца договаривай».

- Очень надеюсь, что ты не заклинание Забвения имеешь в виду, - медленно говорит Гермиона, складывая руки на коленях. – И вообще ничего противозаконного. Но, если бы я вдруг хотела отвлечь профессора Амбридж от нашей отработки, я бы пригляделась к ее столу. Знаешь ли, все конфискованные вещи Филч теперь сносит Генеральному инспектору. И там много очень сомнительных непроверенных изобретений, которые могут самопроизвольно… детонировать. Или не совсем самопроизвольно, если ты тоже захватила с собой палочку.

Если бы в кабинете Амбридж были другие портреты, кроме выставки котят на тарелочках, Гермиона бы, конечно, поостереглась говорить что-то подобное. Но коты – тем и прекрасные создания, что никогда не выдадут твои маленькие секреты.

+2

9

Дэвис вообще-то ничего конкретного в виду не имеет. У нее вообще мало опыта во всяких бунтарских делах, хотя, конечно, кто-то мог бы подумать иначе. Но Дэвис обычно действует по-другому. Все вот эти слова, которые она использовала - вроде бунта - были направлены вообще-то конкретно на Грейнджер. Уж эта гриффиндорская геройская подружка явно смыслила в таких делах побольше. Дэвис бьет в лоб - оскорбляет или фигачит в обидчика проклятиями, чтобы месяц торчал в больничном крыле с прыщами на самом дорогом месте. А вот вся эта героическая тусовка с предводителем-очкариком явно понимала больше в масштабных мероприятиях.

Но, возможно, и нет.

- Противозаконного? Серьезно, ты сейчас о законе вспоминаешь, Грейнджер? А вот эта вся херня по-твоему законна вообще? Чего твой шрамоголовый дружок о законе не вспоминал? - Дэвис снова закатывает глаза, потом еще раз и после паузы еще разок для верности, чтобы Гермиона поняла, насколько это все звучит нелогично и бредово. - Ты бы пригляделась? А? А чего не приглядываешься? Не вижу в твоих глазах соответствующего огонька, Грейнджер. Боишься жабу, а? Думаешь, сожрет тебя или скормит котам вместо куриной туши?

Дэвис задумывается. Стоит ли этого того? А если профессор земноводное вернется? А Дэвис тут в ее столе роется, а Грейнджер вся такая, невинный цветочек, смотрит в пергамент? Будет ли еще хуже? А что еще более идиотское и травмоопасное можно придумать? В запретный лес ее отправят ловить каких-нибудь запретных тварей? Ну уж нет, папуля Дэвис, может, и не аристократ в хрен-знает-каком-поколении, но после такого поднимет все свои связи и отдаст все свои деньги, лишь бы зачинщик всей этой бучи был наказан.

- Ну уж нет, Грейнджер, я на твои провокации просто так не поддамся. Так это в ваших гриффиндорских кругах обычно работает, да? Ты вкидываешь потенциально опасную идею, а твои тупоголовые прихвостни, считающие себя великими героями, бегут исполнять и подставляются? Ууу, Грейнджер, кто бы мог подумать, что ты такой серый кардинал. Шляпа точно там факультет верно определила? - Дэвис подходит к Гермионе и тыкает ее в нос пальцем. Пик! Кнопочка гнева. Ну, обычно, срабатывает именно так. - Нет-нет-нет, мой не_друг с чудовищной прической, мы сделаем это вместе, слышишь? Нам обеим это нужно. Так что поднимай свою геройскую задницу и тащи ее к столу. Взрывать - так вместе.

Дэвис, оглядываясь на дверь, идет к столу Амбридж и открывает первый ящик. А тут много интересного. Может, и стащить сразу что-нибудь? Ну, оно же будет тут лежать, пока само не бабахнет. А так, Дэвис найдет правильное применение. Можно Забини продать - устроит очередной своей поклоннице незабываемое свидание. Или, наоборот, забываемое. В том смысле, что у нее после травмы память отшибет.

- Ну чего встала, Грейнджер? Руки в ноги и вперед, смотри, что тут есть и придумывай верные заклинания. Я могу и целую школу сжечь, если что, я у Флитвика, знаешь, не в фаворе. Уверена, что тебе пойдет стиль "я дама без бровей"?

Отредактировано Tracey Davis (13.03.20 20:33)

+2

10

- Знаешь, ты так часто вспоминаешь Гарри, как будто хочешь получить его автограф! – Гермиона, вообще-то, тоже на нервах. И пусть Поттер за одно упоминание об автографах при слизеринцах испепелил бы ее на месте, но друга здесь нет, а Дэвис уже порядком помотала ей нервы. Тем более, Грейнджер ужасно раздражает, что на ее друга навесили ярлык героя. Почему он не рассказал, почему ничего не сделал… Да ему только 15, так же, как и им всем! И он еще более бесправный, чем кто-либо из однокурсников, потому что у него нет родителей или любящих родственников, способных его защитить. Да и Амбридж точит зуб именно на него и делает все, чтобы не дать ему рассказывать правду о том, что происходит. Как прикажете бороться со всем этим простому мальчишке?..

Гнев и раздражение продолжают закипать внутри, когда Дэвис вдруг подходит и… Что?!

Гермиона смотрит на Трейси, вытаращив глаза. Она что, правда только что нажала ей на нос, как будто это кнопка в лифте?

- Да ты… Да как… Уффф! – Гермиона задыхается от возмущения и негодования, но слизеринке это уже, кажется, неинтересно. Она теперь у стола Амбридж, выдвигает ящики и смотрит в них с вежливым интересом. Как будто не понимает, что Жаба может вернуться в любой момент. И кто тогда окажется больше виноват – слизеринка, роющаяся в вещах Генерального инспектора, или гриффиндорка и подружка Поттера, которая этого не остановила? Ответ, между прочим, не такой однозначный, как может показаться на первый взгляд. Хлопнув ладонями по парте, Грейнджер встает, доставая на ходу палочку, и решительно оттесняет Дэвис от ящиков.

- Что ты копаешься, как будто конфискат никогда не видела! – качает головой Гермиона и начинает быстро, но аккуратно ворошить сброшенные в кучу запрещенные вещи. – Хм, да тут целая коллекция вонючей дроби и икотных конфет… Но вряд ли мы сможем ими Амбридж накормить. Ого, палочка-надувалочка! Я думала, близнецы забросили их производство. Можно подложить на стол, если мадам инспектор перепутает ее со своей, у нас будет несколько секунд форы… А это что?

Гермиона осторожно кончиком палочки отодвигает кусачую летающую тарелку, чтобы стала видна яркая этикетка с надписью «Чудо-хлопушки Доктора Фойерверкуса».

- Ну вот, это точно взрывается, - будничным тоном сообщает Гермиона Трейси. – Порой даже само, без поджигания, очень небезопасная конструкция. Только выглядят они как-то странно, может, это модифицированная модель? – вслух рассуждает она, уже мысленно прокручивая варианты, как добиться того, чтобы взрывом пожгло и ненавистные перья тоже. Конечно, когда тут все сдетонирует, можно выбежать из кабинета с криками «Пожар!» и затем затеряться в общей суматохе, ради такого даже бровей не жалко (бровей Дэвис, в смысле). Но хотелось бы обезопасить себя более надежным способом, да и с перьями у Гермионы были свои счеты.

+2

11

- Ууу, Грейнджер, столько новых подробностей о тебе сегодня узнала. Не знаю, правда, насколько это ценно, но, думаю, будущее покажет. - Усмехается Дэвис и подмигивает Грейнджер. Уж Трэйси найдет, где и как этим если что распорядиться. Не для мести, нет - Дэвис и затяжная месть живут в разных мирах. Но для чего-то более интересного вполне может пригодится. - Да ты что, Грейнджер, я девочка приличная. По столам преподавателей вообще-то не лажу. Это все твоя аура на меня дурно влияет. А ты уже много конфиската видела? Часто роешься в столах и шкафах у преподавателей, а? И у Филча, наверное, что-нибудь успела стащить? может, и у нашего чокнутого директора? Или он с вашей компашкой добровольно ништяками делится? 

Дэвис отходит в сторонку и смотрит, как Грейнджер деловито перебирает вещички в столе генерального инспектора. Говорят, от контакта с жабой могут появиться бородавки. Интересно, а от контакта с жабьими вещами появятся? Надо будет узнать у Грейнджер попозже, как там ее руки, не обзавелись ли новыми аксессуарами, немодными в этом сезоне. Да и вообще ни в каком.

- Ну а что, Грейнджер, свяжем жабу, накормим конфетками, потом дружно пойдем в Азкабан за нападение на должностное лицо. Ты же вроде умная? Сколько там за это нынче дают? Палочка-надувалочка? Серьезно? Я думала, у этих рыжих нет проблем с фантазией. - Дэвис снова закатывает глаза и еще зевает. Потому что очень скучно. Неужели в этой школе нет ни одного хоть немного серьезного вандала? Таскают с собой всякую чушь. Да только радоваться надо, что всю эту фигню бесполезную отобрали, и она больше не занимает место в комнате. Спальни в Хогвартсе и без того чудовищно маленькие, будто в них эльфы должны были жить, а не люди нормальные. - Да ты эксперт, Грейнджер. Много навзрывать успела? Прическа такая у тебя из-за них, да?

Дэвис подходит к гриффиндорке и внимательно смотрит на найденные фейерверки. Вероятно, будет громко. Трэйси ненавидит громкие звуки, но генеральная инспекторша не нравится ей еще больше. Так что из двух зол побеждает то, что носит розовое и разговаривает мерзким писклявым голосом. И любит котят. Мерлин, сколько же тут вокруг пищащих животных. Может, и тарелочки эти гнусные заодно поразбивать?

- Если ты ждешь, что я сейчас возьму и уверенно скажу, что да, многоуважаемая староста, это именно модифицированные модели, то ждать ты будешь примерно вечность. Ты не многоуважаемая староста, и я понятия не имею, какие это именно модели. Предлагаю просто брать и взрывать. Только как-нибудь отложено. Ящик должен быть изначально закрытым, а то наша любительница кошек додумается, что это все не просто так. - Дэвис задумчиво оглядывает кабинет. Нет, с этими мерзкими кошками тоже надо что-то сделать. - Может, положим часть этой гадости на вот эту гадость в виде диска? Типа вылетело во время взрыва и повредило еще и весь этот розовый декор? Как тебе идейка? И нам надо торопиться, Грейнджер, надолго наше любимое земноводное не задержат. Да и ты же не думаешь, что она сможет пропустить все это веселье с кровью, перьями и нашими страданиями? Да она же модифицированная версия дементора. Она от этого прется. Так что давай, вспоминай заклинание и разносим это все к чертям.

+2

12

- Попридержи гиппогрифов своей криминальной фантазии, - фыркает Гермиона. – Я староста, забыла? Я за одно дежурство конфискую по двадцать штук вот такого. А рыться в столе преподавателя ты вообще первая начала.

И плевать, что это с подачи Гермионы было, никто же не говорил, что ее обязательно нужно слушать?

Все на пятом курсе знают, что Дэвис бесит абсолютно всё, но сама Трэйси, оказывается, тоже раздражает неимоверно – особенно когда не может хоть немного помолчать. Едва одолев малодушные желания то ли наложить на слизеринку Силенцио, то ли добровольно вернуться к кровососущим перьям – даже это уже кажется Гермионе предпочтительнее, Грейнджер оказывается вознаграждена за терпение, когда Дэвис, заинтересовавшись фейерверками, наконец начинает мыслить конструктивно. Ну, насколько этого можно от нее требовать, конечно.

- Нельзя взрывать в закрытом ящике, - возражает Гермиона. Познания в физике у нее слабенькие, но если, не дай Мерлин, на стол наложены какие-нибудь укрепляющие чары, все точно пойдет не по плану. – Но можно попробовать открыть его потом дистанционно – заклинанием. А вот с фрисби идея отличная. Только ты сумеешь защититься от осколков, если что? Мадам Помфри наверняка не слишком успела по тебе соскучиться.

Сама Гермиона собирается полагаться на Щитовые чары, но Дэвис не пришлось быть подругой четвертого чемпиона и готовить его к последнему заданию Турнира, так что очень сомнительно, чтобы она о них что-нибудь знала.

Грейнджер наклоняется над фитилем и, дотронувшись палочкой до его кончика, вытягивает на приличную длину, чтобы у них точно хватило времени. А потом вдруг слышит знакомые мелкие шажочки в коридоре.

- За парты, быстрее! – шипит Гермиона, бросая часть фейерверков на летающую тарелку и поджигая фитиль. Захлопнув ящик заклинанием на бегу, Грейнджер успевает вернуться на место ровно в тот момент, когда дверь кабинета начинает открываться, и изо всех сил старается не выглядеть слишком запыхавшейся и взволнованной.

- …Пусть явятся ко мне завтра после уроков. Заседание их маленького клуба можно и отменить, - воркующий голос Амбридж врывается в кабинет, а следом появляется и сама мадам Генеральный инспектор. – Вы еще не начали, юные леди? Что ж, боюсь, придется продержать вас здесь дольше, чем я планировала…

- Простите, профессор, - Гермиона тянет руку, как на уроке, и считает про себя: «75, 74…» - Вы не сказали, что писать.

- Ах да, - Амбридж улыбается коротко и приторно. – Вам, мисс Грейнджер, задание простое: «Я не должна спорить с преподавателем». До конца свитка, прошу вас.

Пока генеральный инспектор разбирается с Дэвис, Гермиона очень медленно тянется за пером и продолжает считать про себя: «54, 53»… Дойдя до 20, Грейнджер начинает осторожно вынимать из кармана палочку. На 15 коротко взмахивает ею под партой, заставляя ящик в столе профессора медленно приоткрыться. На 5 набрасывает Щитовые чары на себя и, секунду подумав, на Дэвис.

…4, 3, 2, 1…

0.

Отредактировано Hermione Granger (31.03.20 00:10)

+2

13

- Я стайостя, забыйиа? - Передразнивает Дэвис главную заучку Хогвартса. Нашла вообще чем хвастаться. Можно подумать, должность министра заработала. - Конфискуешь, да? Значит, ты сама немного Амбридж, Грейнджер? Любовь к розовому цвету еще не проснулась? ты сообщи, если что, я тебя сглажу - до конца года в больничное крыло залетишь.

Про всякие вот эти умные и взрывательные вещи Дэвис, конечно, не в курсе. Она таким не занималась никогда. Дэвис - это очередное напоминание! - громких звуков не любит. Даже в поместье Дэвисов и всяких родственных семей на праздниках никаких громких бумов никогда не было. Такое уж требование мистера Дэвиса, не желающего лишний раз выводить из себя свою дочь.

А вот Грейнджер, кажется, в теме шарила, даже больше, чем Трэйси могла себе представить. А ботанша-то с опытом во взрывательном деле. Кто бы мог подумать? Да половина школы, на самом деле, могла бы. Все знают, что этот ботанский образ - просто прикрытие, чтобы можно было вершить темные гриффиндорские дела со всякими калечными дружками и не попадать под подозрение со стороны профессорского состава.

- Ты что, Грейнджер, думаешь, я про щитовые чары не знаю? О, ну конечно, только умница-отличница про них слышала. Куда уж нам, простым слизеринцам. - Про защитные чары Дэвис знает много. Она, конечно, мастер в послании сглазов и проклятий, но защищаться от всего тоже надо уметь. Так что этот раздел магии мимо нее не прошел.

Команды "За парты!" Дэвис тем не менее слушается и бежит за свой стол, даже делает умное лицо, как будто она всегда тут сидела и думала, как правильно писать "не буду" и где нужно расставлять знаки препинания, чтобы у мадам Амбридж кровь из глаз не потекла при чтении кровавых опусов. Дэвис теребит в руках перо, а сама считает. Обратный отсчет - дело ответственное.

Когда, по прикидкам Дэвис, остается секунд десять, она накладывает на себя защитные чары. Немного думает - и на Грейнджер накладывает тоже. Мир не простит, если героическая подружка Поттера сгорит в огне.

Семь, шесть. Амбридж внезапно решает подойти к Трэйси. Дэвис хватает перо и начинает очень медленно что-то выводить на пергаменте.

Пять, четыре. Амбридж стоит очень близко. У Дэвис на руках снова выступает кровь. Трэйси морщится. И вот надо было жабе в самый неподходящий момент проверку устроить?

Три, два. Крови все больше. Дэвис смотрит на нее, и перед глазами все плывет. Если она сейчас отключится - чары не сработают, ей, вероятно, придет конец. Амбридж улыбается.

Один.

Улыбка Амбридж все шире и шире. Она все больше и больше. Она занимает собой всю комнату. Она расплывается. Дэвис, кажется, смеется.

Ноль.

Бум!

Громкий звук немного приводит в себя. Дэвис озирается по сторонам, но не видит того, что хотела бы увидеть - бездыханное тело профессора жабы и руины вокруг. Вместо этого она видит горящий стол, шокированную Амбридж и тлеющее перо у себя в руке.

- Кажется, профессор Амбридж, это из вашего стола, - слабеющим голосом говорит Дэвис розовой жабе. Перед глазами у слизеринки мельтешат темные точки, в ушах - шум. - Вы, может, не знаете, но у меня очень слабое здоровье. А этот взрыв - ужасный стресс, еще немного, и я упаду в обморок. Мне нужно в больничное крыло, профессор. Пусть Грейнджер меня отведет, я сама не дойду. Для нее это уже будет наказанием, уж поверьте. Да и для меня тоже. Вы вообще ее видели? Греееейнджееер!

+2

14

В первую секунду Гермиона чувствует себя несколько… разочарованной? Честно говоря, она ожидала катастрофу несколько большего масштаба – ну, чтобы тарелки поразметало фарфоровой крошкой, а Амбридж как минимум сбило с ног взрывной волной. И только потом Грейнджер в ужасе одергивает себя: о Господи, она ведь только что подожгла стол преподавателя! На самом деле! И жалеет лишь о том, что только этим все и ограничилось.

Нет, кажется, Рон и Гарри и правда плохо на нее влияют. Права была мама.

Гермиона бросает короткий взгляд на Дэвис, державшую глухую оборону перед нависавшей над ней Амбридж. Слизеринка выглядит бледной и крайне нездоровой. Генеральный инспектор – глубоко потрясенной.

- Ой, - только и говорит Грейнджер, встретившись взглядом с профессором, и выпускает из рук тлеющее перо. На свитке – всего несколько слов, на тыльной стороне ладони – хаос из черточек, которые пока не складываются в буквы. По крайней мере, на первый взгляд.

- Вот еще! – крайне возмущенно фыркает она, когда Дэвис томно закатывает глаза и имитирует (ну, Гермиона надеется, что имитирует, с Трэйси ничего нельзя знать наверняка) полуобморочное состояние. – Никуда я ее не поведу. Можно подумать, что, раз ее дядя завтракает с самим министром, мы тут все обязаны ей в сиделки наниматься!

- Минус 10 баллов Гриффиндору, мисс Грейнджер! – взвизгивает Амбридж и легонько хлопает Дэвис по щеке. – Ну-ну, моя милая, не вздумайте лишиться чувств. Отведите ее в Больничное крыло, быстро! – рявкает Генеральный инспектор на Гермиону, и та послушно вскакивает с места и помогает Трэйси подняться.

– И пусть мадам Помфри займется вашими руками, - сквозь зубы говорит их несравненный преподаватель ЗоТИ, поворачиваясь к столу и вызывая струю воды взмахом палочки. – Кажется, вы поранились во время этого досадного инцидента.

- Разумеется, профессор, - Гермиона – само прилежание. Испуганно поглядывая на обугленный стол, в котором продолжают раздаваться негромкие хлопки, она осторожно выводит Трэйси за дверь и закрывает ее за собой.

- Эй, Дэвис! Ты же не собираешься и правда падать в обморок? – настороженно шепчет Гермиона, едва они отходят на приличное расстояние. – Может, и правда до Больничного крыла довести? У тебя и руки выглядят не очень, если честно.

Отредактировано Hermione Granger (06.04.20 00:30)

+1

15

Во всем виноваты Грейнджер и Амбридж - в этом Дэвис уверена точно. Но пока не определилась с тем, кто виноват больше, потому что ей сейчас в целом не до того, ей бы в сознании оставаться и умудряться говорить что-то связное. Дэвис, конечно, притворяется, и притворяется чудовищно много. Фальшивых обмороков и истерик не сосчитать, но сейчас она действительно едва удерживается в сознании. Организм отреагировал на весь стресс весьма предсказуемо - решил отключиться прямо здесь и прямо сейчас. Не стоило грузить его громкими звуками, старостами-гриффиндорками-подружками-героев и мерзкими преподавателями.

- Если тебе так хочется, Грейнджер, дядя пришлет и тебе письмо с приглашением, - шепчет Дэвис и все-таки на несколько секунд отключается. Приходит в себя, только когда розовая жаба решает похлопать ее по щеке. Ну все, теперь придется принимать долгий-долгий душ и тереть эту щеку до посинения. Или до красноты?

Дэвис цепляется за Грейнджер, что за спасительную соломинку, хотя вообще-то не очень хочется. Но еще меньше хочется оставаться тут с Амбридж и слушать ее писклявый голосок. И еще мерзкие мяканье кошек с тарелок, которые, черт побери, не разнесло фейерверками.

Когда они с Грейнджер выходят, наконец, из проклятого кабинета и даже отходят от него на приличное расстояние, Дэвис отлепляется от гриффиндорской старосты и опирается на ближайшую стену. Камера пыток осталась позади - можно немного выдохнуть и попытаться прийти в себя, прежде, чем навещать мадам Помфри, которая вряд ли будет рада очередному визиту Дэвис, особенно, в таком состоянии. Да она же убьет Трэйси своей заботой и добротой.

- Даже если собираюсь, тебе какое дело, Грейнджер? Иди мир вытаскивай из задницы, а то там твои дружки, наверное, не могут выйти из гостиной, потому что не понимают, в какой стороне выход. - Привычно закатывает глаза Дэвис. Слишком длинная реплика все-таки, Трэйси закрывает глаза, тяжело дышит. Но, впрочем, продолжает. - Можно подумать, твои руки выглядят лучше. Не беспокойся, Грейнджер, я не домовой эльф, меня не надо спасать. Сама как-нибудь разберусь.

Ну уж нет, не хватало, чтобы кто-нибудь не просто увидел, как Дэвис плохо, а увидел, как хреново выглядящей Дэвис помогает гриффиндорская заучка. Да потом придется отстаивать свою репутацию и половину Хогвартса сглазить, чтобы не совались к ней. Грейнджер, конечно, привыкла всех спасать, но Дэвис точно не из тех, кто требует спасения. Да она стену пробьет кулаком, лишь бы доказать, что сможет сама дойти до больничного крыла.

- Гуляй, Грейнджер. Очень здорово мы сегодня развлеклись, но хватит веселья. Ваша миссия закончена, мистер Уэйн. И я тут бэт-сигналы не зажигаю, как видишь. Так что повторюсь: гуляй, Грейнджер. Пытки закончились, можешь идти праздновать. - Дэвис снова закрывает глаза. Но только на несколько секунд. - Со мной все нормально.

Отредактировано Tracey Davis (08.04.20 21:00)

+1

16

Не очень выглядят не только руки, но и сама Дэвис. И, в общем-то, какое до этого Гермионе дело, правда? Да, она, конечно, староста. Но она только что подорвала преподавательский стол, так что поздновато вспоминать о своих обязанностях. К тому же, сама Трэйси от помощи решительно отказывается. Кто ее знает, может, и правда симулирует, а стоит Грейнджер уйти – побежит рассказывать Амбридж, что это гриффиндорская заучка все устроила. Но притворяется талантливо, не отнять.

Ладно, возможно, у Гермионы от долгого общения с Гарри действительно развился синдром героя. Не может пройти мимо брошенных котят, выпавших из гнезда птичек и полуобморочных слизеринок, из последних сил плюющихся ядом.

- Да я вижу, - мрачно изрекает она, терпеливо выслушав поток вялых оскорблений от прилепившейся к стеночке Дэвис. Надо же, кто бы мог подумать, что в слизеринской гостиной не только знают про Бэтмена, но и не стесняются признаваться в этом. Или это попытка Трэйси поговорить с Гермионой на понятном Грейнджер языке? Очень трогательно.

Гриффиндорка наколдовывает струю воды из палочки прямо на каменный пол и, смочив руки, слегка брызгает Дэвис в лицо. Использовать специальные целительские заклинания, про которые она читала, Грейнджер сейчас не рискует – они не всегда ей удаются, а мадам Помфри вообще против самолечения. Проверенные маггловские методы надежнее.

- Силенцио! - говорит Гермиона, едва Дэвис открывает глаза, а вместе с ними и рот. – Прости, но голова болит от твоей трескотни. Как только поймешь, что можешь идти, хватайся за меня, и пойдем уже в Больничное крыло, ради Мерлина. Или ты хочешь, чтобы тебе Амбридж первую помощь оказывала? Мы недалеко от ее кабинета отошли, можно устроить. О, ну то-то же. Так, давай аккуратнее, тут ступеньки. Если ты упадешь с лестницы, мадам Помфри ни за что не поверит, что я тут ни при чем. Сама знаешь, у Гриффиндора в этом плане ужасная репутация…

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 19.01.96. Devil on both shoulders