Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 09.02.96. В тумане розовых сердец...


09.02.96. В тумане розовых сердец...

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://i.ibb.co/JcfrFFJ/2.jpg https://i.ibb.co/1zQqhwv/3.jpg https://i.ibb.co/0yFNzw8/1.jpg
Ursula Penkridge & Nathaniel Urquhart
9 февраля 1996
Чайный пакетик Розы Ли, Хогсмид

Обычно на Рождество случаются чудеса, но вот чтобы ко дню всех Влюбленных..? А почему бы, собственно, и нет. Самая необычная пара этого года навестила Хогсмид в канун праздника.

[icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/223/10023.jpg[/icon][status]Во всех планах на будущее - ты..[/status]

Отредактировано Ursula Penkridge (09.02.20 21:01)

+2

2

Урсула любила посещать Хогсмид лишь по одной (ладно, двум) причинам - там можно было прикупить сладостей в Сладком королевстве и закупиться новыми книгами. Девушка не использовала походы в Хогсмид для развлечений, она не играла зимой в снежки, не нежилась летом под теплыми лучами солнца... Она не была похожей на других и её не звали в деревню друзья. Пока не появился он... Эм, здесь всё сложно, на самом деле. Блондинка около десяти лет питала отвращение к мужчинам, она считает (или считала?) их грубыми неотёсанными болванами. Они любят думать членом, и всё женское для них не имеет значения. Урсула не понимает за что их можно любить и уважать. Несколько месяцев назад Урсула столкнулась с Натаниэлем Ургхартом, сказать честно, вечерок тогда был не самым радужным для их общения. Он её защитил от старшего однокурсника, что было весьма неожиданно для неё самой и с тех пор всё пошло кувырком. Нэйт несколько раз приглашал её на кофе, но она всё ещё придерживалась своих принципов и постоянно отказывала. На самом деле, ей было непонятно почему он проявил к ней внимание. Урсула была не из тех, кто его заслуживал. Но в конце концов, он был настырнее, чем она ожидала. Урсула дала своё согласие как-нибудь с ним встретиться и всё... После этого он пропал. Конечно, они продолжали учиться на одном курсе и факультете, пересекаться в гостиной и обмениваться парочкой дежурных фраз и она не понимала, зачем он её доканывал. Именно по этой причине Урсула была против мужчин. Они были не логичны и вообще не знали, что сами хотят. Ургхарт не называл ни даты, ни времени, да и её это не особо интересовало. Она всё равно не особо горела желанием проводить с ним время. А в конце января он снова к ней подошёл и договорился встретиться при следующем походе в Хогсмид. Урсула, пожав плечами, согласилась. Так уж и быть, она была благодарна ему за то, что он её спас от Уоррингтона, и готова была отплатить таким странным способом...

Только ближе к дате она заметила, что в школе происходит что-то странное. Все девчонки будто с ума посходили, а парни пребывали в каком-то ужасе. И только потом до неё дошло, что на носу день всех влюбленных. Пенкридж никогда не отмечала этот праздник, вообще считала его мало адекватным. Такой же день, как и остальные 365 в году, да и к тому же у неё никогда не было пары, чтобы хоть как-то отнести себя к этому празднику. Она даже боялась подумать, что эта встреча может называться... свиданием... Урсула не может посещать свидания и состоять в клубе феминисток одновременно. Это парадокс. Но дело даже не в том, Натаниэлю она не доверяла, как и другим. Ей казалось, что ему это с какой-то стороны выгодно. Но вот что он планировал и для чего оставалось загадкой пока неразрешимой.

Урсула оделась в черный костюм в полосочку и укуталась в зимнее обмундирование. Погодка выдалась прохладной, всё таки февраль. Они договорились встретиться на выходе из замка, чтобы меньше задавали вопросов. Урсула прибыла в назначенное время и увидев Натаниэля, подошла к нему с легкой улыбкой. Она тут же почувствовала пылающий румянец на щеках не от погоды, а чего-то другого...

- Привет! Идём?

[status]Во всех планах на будущее - ты..[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/223/10023.jpg[/icon]

+1

3

Натаниэль, на самом деле, вовсе не был сердцеедом. Весь опыт общения с девушками сводился к насмешкам, если они играли в квиддич, защите, если они были однокурсницами, и просьбами помочь с эссе, если они учились лучше, чем он. Свидания были для него такой же загадкой, как и мир магглов.

Он никогда не был настойчив; несколько неловких поцелуев Нэйт получил случайно ― от девушек, которые его не особенно интересовали, но вот Урсула Пенкридж в самом деле была ему интересна. Никаких романтических бредней вроде её прелестного бледного лица во снах (а её лицо и правда было прелестно) или желания ущипнуть за бедро; однако Ургхарт впервые почувствовал в себе желание подружиться с девушкой. Нэйт всегда подчёркивал, что считает девчонок людьми второго сорта (он и не скрывал этого), но из всех студенток Хогвартса, мысли которых, кажется, были одинаковыми, словно списанными друг у друга под копирку, Урсула выделялась, и это его интриговало. Она была необычной; интересным объектом для изучения, человеком, который, несмотря на свой пол, умел здраво рассуждать, а ещё, конечно, ему была интересна её история. Интересна с исследовательской точки зрения: каким человеком она вырастет, с детства находясь в такой обстановке, выстоит ли, сохранит ли своё «я», несмотря ни на что, ― слухи его не интересовали. Некоторые из однокурсников любили копаться в чужом грязном белье (не замечая собственной грязи), Натаниэль же всегда держал с Урсулой приветливый нейтралитет и считал, что она относится к нему неплохо.

Должно быть, он не ошибся, потому что она сказала «да». Да, она выпьет с ним кофе, поговорит в непринуждённой обстановке, ― и Нэйту было этого достаточно. Он предложил девушке свой локоть ― на улице было морозно, кое-где блестел лёд, и Ургхарт не хотел, чтобы Пенкридж поскользнулась. Мягкая ладонь коснулась его руки, и Нэйт невольно вздрогнул, удивляясь тому, что ему приятно чувствовать её тонкие пальцы, пусть и через плотную ткань зимней мантии.

― Ты изумительно выглядишь, ― низким бархатистым голосом произнёс он и вместе с девушкой двинулся в сторону Хогсмида. Нэйту было неловко, что их первое с Урсулой свидание (интересно, сама она считает их совместный выход в Хогсмид свиданием?) приурочено ко дню всех влюблённых. Как любой мальчишка-подросток, он приходил в ужас от одной только мысли о том, что от того, как они проведут этот день, будет зависеть многое, в том числе это страшное слово ― отношения. Нэйт говорил сам себе, что им с Урсулой, в первую очередь, нужно стать друзьями, и только потом всё остальное, но мысли рано или поздно возвращались к отношениям, и слизеринцу становилось страшно.

― Я думаю, в «Трёх мётлах» будет слишком шумно, а в… ― он хотел сказать «в Кабаньей голове», но слова застряли где-то на уровне связок, ― в других местах будет не так уютно. Как насчёт «Чайного пакетика Розы Ли»? У них неплохой кофе, по крайней мере, в том кафе, которое находится в Косом Переулке. Помнится, я пытался соблазнить тебя именно на чашечку кофе, ― Нэйт открыл дверь кофейни, пропуская девушку внутрь, а потом бросил сумку на стул, стоящий у столика за окном. Все остальные места были либо заняты, либо были не столь удобными. ― Американо, пожалуйста, без сахара. Двойную порцию, ― кивнул он подошедшему официанту, и позволил Урсуле сделать заказ. Когда официант удалился, Нэйт поправил манжеты мантии (он очень волновался!), посмотрел на улицу, побарабанил пальцами по столу, а потом всё же обратился к девушке: ― Поиграем в игру? Я задам тебе вопрос, и если ты ответишь на него честно, в ответ можешь задать мне любой вопрос, на который я так же отвечу честно. Итак… Урсула, скажи, пожалуйста, почему ты с такой неохотой согласилась сходить со мной на… свидание? Я тебе неприятен?

Отредактировано Nathaniel Urquhart (24.02.20 17:04)

0

4

Могла ли представить эта юная леди себя в образе чьей-то девушки? Определенно нет. Её не интересовала любовь, так же как и брак по расчету, она хотела быть вольной птицей, которую никогда не поймают в клетку с золотыми прутьями. Хотела бы она почувствовать, что так любовь? Определенно да. Как и любая другая девочка подросткового возраста, она мечтала о больших плюшевых зверях, красивых алых розах, появляющихся на её тумбочке магическим способом, греться зимой у камина и пить горячий шоколад с маршмелоу. Да, она хотела бы понять как это, но в этом и заключается основная загвоздка. Урсула не готова лишаться свободы, если бы была возможность перенести в чужое тело, просто на денечек, провести время как должна делать нормальная девочка её лет... Но таких чар она ещё не знала. Вообще-то, она иногда думала о том, что могла бы жить совершенно по-другому, если бы неё отец. Он перечеркнул всю её жизнь и вряд ли она сможет избавиться от этого комплекса неполноценности. Ей всегда кажется, что она другая и это замечают другие тоже. Но не такая другая, вроде Гринграсс, ледяной королевы, или Паркинсон, которая просто всем лучше неё. У неё это работало в обратную сторону. Её не любили некоторые ребята с факультета, она чувствовала себя белой вороной. И даже не понимала, почему шляпа отправила её на Слизерин, самой Урсуле кажется, что ей больше подходит Рейвенкло. Но... Возможно, шляпа увидела то, что она ещё не открыла в себе?

В любом другом случае, Урсула отказалась бы от помощи юноши, но гололёд заставлял её делать другой выбор. Тем не менее, ей было даже приятно. В какой-то момент девушка почувствовала себя нормальной. Простой обычной девчонкой, которая просто гуляет с парнем. Она всё ещё не знала, как отреагируют девочки с клуба, если увидят их вместе, но она же не пропагандирует полную изоляцию от мужского пола, просто борется за равноправие. Но честно признаться, ей нравилась забота Натаниэля, она не знала, что умеет такое ощущать.

- А.. Благодарю! Стоит заметить, что мы одеты почти в тон! - она прикрыла рот ладошкой в перчатке и скромно засмеялась. Несмотря ни на что, манеры Урсулы были выше ожидаемого. Да, её родственники были больными людьми, но с другой стороны, они предлагали будущему мужчине жену с манерами, четкой речью, интересным хобби. За это, наверное, стоит сказать спасибо, но она слишком их ненавидит, чтобы благодарить. Уж лучше она была бы неотёсанным ребенком, который ковыряется в ухе и плюет в потолок, чем жила такой жизнью...

Урсула краснела и смущалась, холодный воздух остужал её щеки, но румянец так и норовил показаться Нэйту. Ей было неловко, ведь сейчас по Хогсмиду будут гулять влюбленные парочки, возможно, отмечая праздник заранее и обмениваясь подарками в теплых кафешках. Честно признаться, даже Урсула подготовила небольшой подарок для Нэйта. Нет-нет, это не подарок ко дню всех влюбленных, скорее благодарность за то, что не закрыл глаза на выходку Кассиуса и загородил её своей спиной.

- Я с радостью посещу более тихое место. Ты прав, в Трех метлах сейчас, наверное, аншлаг! - Урсула прошла в помещение и её щеки тут же защипало от столкновения мороза с теплом.
- Надеюсь, ты не будешь против, если я немного переиграю нашу договоренность? - она выглянула из-под меню и улыбнулась, поворачиваясь к официанту и заказывая натуральный чай с ягодами.

- Просто грех придти в это место и не испить их вкуснейшие чаи!
Мимо внимательности Урс не могла проскочить нервозность старосты. Она и сама нервничала, но пыталась максимально контролировать свои эмоции. В какой-то момент ей захотелось накрыть его пальцы своими, чтобы он перестал ими барабанить по столу, но она тут же осеклась.

Не мудрено, что девочке, которая никогда ни с кем не встречалась, даже не целовалась ни разу, хотелось обычного человеческого тепла...

- Игра? Интересно! - в ней появились новые эмоции, она переключилась на новую цель и её неловкость уже сходила на нет. Но через десять секунд вернулась. Честный ответ? А если он спросит что-то, а ей будет стыдно говорить правду? Может именно поэтому он её пригласил? Это всё та выгода, о которой она думала - заманить её, разговорить и узнать все тайны, а потом опозорить. Но она не могла поверить, что Ургхарт был способен на такое. Точнее, каждый парень мог и она верила в это сильнее, чем в их невинность. Просто, он же защитил её... Неужели это всё заговор против неё? И с Уоррингтон даже договорился?! Но его вопрос не касался её семьи или прошлого их рода... И это было удивительно для Пенкридж. Она открыла рот и тут же его закрыла. Не знала, что сказать. Точно не то, что презирает всех парней. Это... Будет не правильно, задастся не то настроение для встречи.

Он сказал свидание..? Ей не послышалось? То есть, это серьезное мероприятие, куда стоило надеть платье и нанести макияж, подкрутить волосы? Почему её не предупредили? Да, она борец за равноправие и не любит парней, но она не перестаёт быть девочкой и любить платья и каблуки!

- Пойми... Великий Салазар, дело не в тебе... Да и не во мне, если честно. Просто, это сложно... Я даже не знаю, есть ли правдивый ответ на этот вопрос. Я борец за равноправие между мужчиной и женщиной, понимаешь? Они мерзкие и гадкие, требуют уважения, когда не заслуживают, хотят, чтобы их любили ни за что. Эм, то есть, ты как бы тоже парень и относишься к ним, но я не знаю, ты не вызываешь у меня такого отвращения, как Уоррингтон, например. Прости, наверное, говорить о нём сейчас не самое время. Я согласилась только потому, что ты показался мне настырным, а это уже отличает тебя от других парней. Типа, наглых много, но ты вежлив был со мной, мне это даже понравилось. Okey, я ответила, твой черед! Думаю, ты и так знаешь, что я хочу спросить. Почему ты так хотел пойти со мной на... свидание?

[status]Во всех планах на будущее - ты..[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/223/10023.jpg[/icon]

+1

5

Произвести впечатление на Натаниэля Ургхарта девчонке было невозможно. Он мог быть снисходительным, вежливым, галантным и привлекательным для женских глаз и любовных напитков, но никогда ― никогда! ― не очаровывался. Он находил изъяны в каждой девушке, с которой ему доводилось общаться. Вернее, так было до недавнего времени.

Натаниэль Ургхарт не считал Урсулу Пенкридж идеальной ― он был слишком самоуверен для того, чтобы считать идеальным кого-то кроме себя. И всё же Нэйт признавал, что в его однокурснице есть все черты, которые он ценил не только в девушках, но и в людях в целом. Лёгкий светский флирт ему нравился и даже слегка раззадорил; он подыграл Урсуле, наблюдая за девушкой с лёгкой улыбкой на губах.

― Не боишься, что я всё-таки потребую выполнения обещания и на пасхальных каникулах приглашу тебя в какое-нибудь лондонское кафе? ― нервно рассмеялся Нэйт и одёрнул рукава мантии. ― Или, того и гляди, пришлю официальное приглашение на файф о’клок в своё скромное поместье… Мама подвергнет тебя жуткой пытке, которая ожидает каждого нового гостя: просмотру старых колдографий, а папа покажет коллекцию вырезок из «Ежедневного Пророка» ― каждую, где его имя упоминается хотя бы мельком. Но, будь уверена, кофе подадут превосходный, а яблочный пирог эльф-домовик вынет из духовки за пять минут до твоего визита.

Натаниэль отсалютовал Урсуле кофейной чашкой, отхлебнул глоток и откусил кусочек миндального печенья, которые всегда подавались вместе с напитками. Непринуждённый и игривый тон вдруг куда-то улетучился, и настроение Нэйта ухнуло вниз со скоростью его любимого «Нимбуса-2001». Юноша, и без того бледный, побледнел ещё сильнее; он сжал чашку так крепко, что, казалось, вот-вот раздавит её в своих ладонях.

― Ого. Я не думал, что это так сильно заденет меня, а ведь я догадывался, что ты скажешь что-то подобное, ― по лицу слизеринца пробежала лёгкая судорога, но он всё-таки взял себя в руки и, откинувшись на спинку стула, в упор посмотрел на Урсулу. Его взгляд стал холоднее, а в голосе зазвучали металлические нотки. ― Я отвечу на твой вопрос, но, если позволишь, начну издалека. У меня есть кузина, она на три года старше, с которой, так уж вышло, мы провели вместе почти всё детство ― до тех пор, пока она не поступила в Хогвартс. И с детства я вижу лишь то, что девочки, и без того находящиеся в привилегированном положении, требуют к себе особенного отношения и ещё больших привилегий. Я был уверен в том, что мне не повезло с кузиной, но я оказался в Хогвартсе, и, знаешь, ситуация не изменилась ни на дюйм ― она даже стала хуже. Мысли всех, или, по крайней мере, подавляющей части девушек, учащихся в Хогвартсе, сформированы из одного и того же материала… Ты говоришь: парни ― мерзкие, гадкие, не заслуживающие уважения и любви. А я говорю: девушки ― недалёкие, капризные, в большинстве своём крайне ленивые создания. Каждая моя новая знакомая подтверждала правило, а ты стала приятным исключением. Мы похожи, Урсула. Похожи куда больше, чем тебе кажется.

Натаниэль подал знак официанту: он попросил повторить заказ.

― Мерлин, как всё просто было на первом курсе! Я мог подойти к кому угодно, сказать «давай дружить», и мы становились друзьями… Ты мне интересна, Урсула, мне интересны твои идеи, мысли, взгляд на жизнь, интересы ― мне интересна ты, как человек, я хочу быть твоим другом. Я хочу попытаться понять тебя и девушек через тебя; хочу спорить, пока в нашем споре не родится истина; хочу доказать тебе, что моё мнение взялось не из воздуха; хочу, чтобы ты его опровергла. Мне нужен друг, равный мне по уму, и так уж вышло, что достойного собеседника я вижу лишь в тебе, а не в своих приятелях, с которыми дружу с первого курса. Я не смог подобрать лучшего слова, чем «свидание», но, Урсула, ― юноша накрыл своей рукой её ладонь, лежащую на столе, ― это не про томные вздохи при луне, а про надёжную связь, которая, я надеюсь, будет крепнуть с годами. Я хочу защищать тебя, потому что из всех девушек, учащихся на Слизерине, ты меньше всего заслуживаешь того, что с тобой происходит. Взамен я прошу разговаривать со мной, но не о погоде и прочих глупостях, а о том, что ты считаешь по-настоящему важным. Итак, мой вопрос… ты дашь мне шанс?

Отредактировано Nathaniel Urquhart (24.02.20 17:05)

+1

6

Она всё ещё ощущала лёгкое смущение и алый румянец на бледном аристократическом лице. Несмотря даже на своё похождение... Хотя нет, не так. Её похождение было как раз аристократическим, а вот помыслы и действия семьи абсолютной противоположностью. Она знала о себе всю правду и из-за этого даже временами ненавидела себя. Тонкие черты лица, аккуратный носик, светлая кожа и белоснежные волосы - это всё не её натуральное. Она не та Пенкридж, которая бы могла родиться у предателей крови или не родиться вовсе. Она часть ужасного плана по порабощению Магической Британии, хотя прекрасно понимает, что им это не удастся никогда, но тем не менее, Урсула не знает чей она ребенок... Её отец, впрочем, тоже. То есть, его ввели в курс дела и внушили, что он должен делать, но кто их истинный прародитель? Кто должен быть на семейном древе Урсулы? Ей всегда казалось, что она проживает свою жизнь в чужом теле, она не должна выглядеть так мило. Хотя знаете, кажется, что её красоты и не видят за грехами семьи. Типа Урсула и Урсула. Всем плевать на её нежную кожу и заостренный подбородок. В лицах многих она либо отродье ужасного человека, либо ненормальная, которая приглашает девочек в какую-то "секту". Временами это больно. На людях она вся такая грозная и бесстрашная, ей горы по колено и ничего не цепляет, а в душе она ломается с каждым кривым словом в её адрес, когда то она сломается целиком и этот момент может наступить даже через минуту. Ей всего шестнадцать и она устала быть сильной и прятать свои чувства. Проблема в том, что ей абсолютно некому выговориться. У неё нет лучшей подружки или клёвой сестры, да хотя бы кузины. Всё они моральные уроды, а в школе и так понятно, многие считают её странной. Поэтому её чаша пока не наполнилась до краёв, но кто знает, что будет через год? В школе было плохо временами, но дома было ужасно всегда, но осталось всего полтора года и она сможет избавиться от всех сковывающих её мыслей. Вообще, она даже думала над тем, чтобы обратиться к кому-то с просьбой смены фамилии. После выпуска она не желает быть Пенкридж и не знать о них вообще ничего. Использовать обливэйт, если можно.

- О нет, да ты настоящий изверг! - она смеялась, по-доброму и мило, искренне, но скромно. Это выражение было шутливым, она не ожидала, что Натан будет говорить подобные вещи. Пару раз Пенкридж гостевала у нескольких девчонок, но это было очень давно, а к себе домой ей приглашать никого нельзя, да она и не хочет. Её дом был слишком огромен, целое поместье, где вмещалась вся её больная семейка, он был обставлен золотом и всем дорогим, но это ведь краденные деньги. От деда к отцу, от отца к ней - как могло бы случиться - они собирали, простите, воровали это состояние годами и Урсула предпочла бы жить в погребе, чем во всём краденном. А вот навестить дом Натаниэля она бы даже хотела. Причина была одна - посмотреть, как живет нормальная семья. Она более чем уверена, что у старосты так же хватает проблем как дома, так и в школе, но его родители не законченные придурки.
- Мерлин, Натаниэль, я внезапно захотела посмотреть твои детские колдографии! Это было бы незабываемо! - она продолжала хихикать, и Нэйт подхватил эту нотку вместе с ней. Наконец-то ей было спокойно на душе.

Рассказ Нэйта удивил её. Она и не знала, что у него такие же необычные эмоции к противоположному полу. Она конечно не следила за ним и не знала, как Нэйт ведёт себя в компании девушек, но и подумать даже не могла о таком. Он был прав, они были похожи больше, чем казалось на её первый взгляд. Иначе она давно согласилась бы с ним прогуляться. Натаниэль не был похож на других парней, он интересовался политикой и мыслил глубоко, что уж говорить, если он смог разглядеть в неё то, что она не отражение своих родственников. Это цепляло.

- Даже не знаю, мне и на первом курсе не удавалось ни с кем подружиться. Стоило профессору МакГонагалл вызвать меня к шляпе, как тут же ко мне стали относится ужасно. Не все, конечно, есть и хорошие девчонки, которые не смотрят на это всё. Вообще, распредели меня на любой другой факультет, я думаю, что жизнь в школе была бы другой. Я общаюсь с девочками и с Гриффиндора, Хаффлпаффа и никто из них не относится ко мне плохо или осуждающе. Но я всё равно не умею доверять людям. Что говорить о других, если я не могу довериться никому даже в собственном доме.

Он коснулся её руки и сквозь тело будто электрический ток прошел. Именно такие должны быть ощущения, когда тебя касается мальчик? Она дернула несколькими пальцами от неожиданности, но рука всё ещё осталась под его ладонью. Никогда. Она никогда не думала, что её самый большой минус, как она думала, окажется огромным плюсом. Ургхарт понимал её, кажется. Он говорил такие вещи, от которых мурашки бежали по спине. Она бы очень хотела иметь настоящего друга, с которым действительно будет делиться важным, а может даже чем-то тайным? Об этом, конечно, рано ещё говорить, но если Натаниэль сможет стать для неё опорой (кто бы мог подумать, что феменистка будет искать опору в юноше) Урсула не будет сопротивляться.

- Да. - две буквы, которые с этой минуты перевернут её жизнь. Уже ничего не будет как прежде, а самое главное, что она этого хотела - перемен. Хороших и значимых в её жизни.

- Я с удовольствием буду проводить с тобой время хоть днём, хоть ночью. На меня часто накатывает бессонница и я думаю о разных вещах, иногда пугающих. Было бы здорово, если бы я могла постучать в три часа ночи в твою комнату, чтобы ты выслушал мой очередной выброс размышлений и напоил какао. - или огневиски

- Я не хочу, чтобы ты решил, что я пытаюсь тебя сразу же нагрузить своим обществом, просто... Это так сложно, Натаниэль. Я шестнадцать лет выживаю в этом мире абсолютно одна. Конечно, я не жалуюсь, но иногда не хватает простого человеческого понимания и меня посещают ужасные мысли, как избавиться от этого кардинальным путём. Ты понимаешь о чём я?

[status]Во всех планах на будущее - ты..[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/223/10023.jpg[/icon]

+1

7

― В таком случае, мисс Пенкридж, ― склонившись в шутливом книксене, произнёс Ургхарт, ― приглашаю вас на файв о'клок седьмого апреля в пять часов пополудни. Официальный запрос на гербовой бумаге, если вы позволите, я пришлю вам чуть позже. О, Мерлин, ― рассмеялся Натаниэль, приглаживая пятернёй волосы, ― я ужасен. Мне стоит потренироваться, прежде чем приглашать тебя на следующее свидание, иначе оно будет таким же провальным, как и это. Не свидание, а приглашение, ― поспешил он объясниться, а потом рассмеялся ещё раз.

Натаниэль смеялся очень редко: юноша считал это слишком сильным проявлением чувств, которого удостаивались самые близкие. Если в присутствии Урсулы Нэйт, с которой, хоть знал давно, близко никогда не общался, он смог рассмеяться, значит, это девушка чем-то зацепила его, или была настолько уютной для его колючего и неприветливого характера, что он смог раскрыться. Ургхарт сам был удивлён тому, что ему легко ― легко и светло.

― Что ж, если ты сама заговорила об этом… наша семья, пожалуй, одна из немногих, кому ваша не перешла дорогу, хотя даже я был наслышан о твоём… отце, ― Натаниэль прокашлялся, и поспешил протолкнуть неприятный ком глотком кофе. ― Но я никогда не понимал ― и не пойму, наверное, ― почему за грехи семьи расплачиваться приходится именно тебе. Как не понимаю и того, что ты находишь возможным общение с гриффиндорцами, ― на лицо слизеринца набежала тень, и он посмотрел на Урсулу строго, почти осуждающе. ― Тебе было бы хорошо на Рейвенкло, но Хаффлпафф и, тем более, Гриффиндор ― не твои факультеты. Я не доверяю гриффиндорцам. Дело не в предубеждениях и не в многовековой вражде, а в том, что я не понимаю и не принимаю их взглядов. Тем не менее, мне не хочется портить наш разговор этими сложными вопросами, я бы оставил их на какой-нибудь другой раз, когда обстановка будет менее… романтичной, ― Натаниэль взглядом обвёл зал, украшенный к грядущему празднику ― дню всех влюблённых, ― и поморщился. Каждое кафе в Хогсмиде было украшено подобным образом, даже «Три метлы» ― исключением была и оставалась только «Кабанья голова», в которой он закупал огневиски для того, чтобы продержаться до следующих каникул. Алкоголь был топливом, на котором работала его голова, и никакого другого топлива она не признавала.

― Не доверять ― отличная стратегия, Ула, я придерживаюсь её с тех пор, как поступил в Хогвартс. Знаешь, в чём моя сила? Вовсе не в том, что я сдал зелья на «П» или неплохо играю в квиддич. Моя сила в том, что я никогда и никому не даю оружия против себя ― ни врагам, ни друзьям. Я не говорю о себе и о других ничего порочащего, не лгу, но могу недоговорить или вертеть информацией так, как мне удобно. Ни у кого нет против меня доказательств: слов, записок, воспоминаний, но вместе с тем ― никто не знает о том, какие мысли находятся в моей голове, ― Нэйт постучал по своему виску. ― Ты ― первый и единственный человек, которому я даю подобный совет, и я надеюсь, что он останется между нами.

Урсула знала, не могла не знать, что Натаниэль любил заигрывать с девушками: он пускал в ход всё своё обаяние и хорошие манеры, добиваясь благосклонности, и тут же терял к девушке интерес, если видел, что она побеждена. Урсула не могла не заметить довольной улыбки, которая появилась на его лице, когда Нэйт заметил, что она смущена прикосновением к ладони. Будь Ургхарт настроен иначе, ищи он в Пенкридж объект любви, а не хорошего друга, ему стало бы неинтересно; но, поскольку он отметил Урсулу как равную себе, её смущение позабавило его, но не более того.

― Мне стоит напомнить тебе о том, что далеко не все парни, учащиеся на нашем курсе, расценят твоё появление в мужской спальне правильно? ― Натаниэль приподнял бровь и посмотрел на Урсулу с интересом, изучающе. Казалось, он пытался прочесть ― или угадать ― её мысли. ― А вот в женской спальне не смогу появиться я, и даже значок старосты не даст мне никаких преимуществ. Я не хочу ставить тебя в двусмысленное положение; мы договоримся обо всём позже ― скажем, будем устраивать распитие огневиски, прошу прощения, какао по пятницам, но я против, совершенно против того, чтобы ты приходила в мою спальню. Не давай им оружия против тебя, никому из них. Даже мне, ― Ургхарт подмигнул девушке и откинулся на спинку стула.

Он внимательно слушал Урсулу, ловя её жесты, мимику, выражение лица, изгиб губ, излом бровей, переливающиеся на солнечном свете, падающем из окна, волосы. И ему нравилось то, что он видел.

― Я надеялся, что ты задашь вопрос поинтереснее, ― рассмеялся Нэйт. ― Понимаю. Иначе бы мы не сидели сейчас с тобой в этом кафе… Что ж, повышаю ставки! Мой вопрос: как ты считаешь, чего мне не хватает?

Отредактировано Nathaniel Urquhart (24.02.20 17:05)

+1

8

Разговор с Натаниэлем шёл легко и не принуждёно, будто они уже не первый раз вот так сидят, вдвоём, в преддверии праздника розовых жоп (ну валентинками язык не повернется их назвать) и болтают о том, о сём. Урсула никогда не была романтичной особой, ей это чуждо, так как в своей родной семье этого никогда не было. Дед не относился с любовью к отцу, отец к ней. Но всё же был один человек, которого Пенкриджи любили и пылинки сдували - её кузен, будущее семьи. Отмороженный придурок, которые готов облизать себя всего, мол смотрите какой я классный. Он часто не называл свою фамилию или менял на любую другую. Он, слава Мерлину, учился в Дурмстранге, подальше от этой страны, где его знал весь куст и там, конечно, было проще. Урсула бы сама с радостью перевелась в другую страну, в Японию например. Там бы её фамилия звучала иначе и о ней никто бы ничего не знал. Но так как на неё надежд не было, Урсулу поместили в Хогвартс на семилетние терзания. Но Натаниэль... Он был таким другим, таким правильным, в её немного извращенном понимании слова. Он говорил дельные вещи, которые столько лет жили внутри, но не могли найти выход из-за того, что не понимала на какой свет идти. Загорелся зелёный - слизеринский - свет, полный вперед! Она будто поняла смысл своего бытия и внезапно сильно зауважала старосту факультета. Где же он был эти шесть лет? Казалось, что будь он здесь и сейчас давным давно, Урсула совершенно иначе мыслила...

- Беде весьма признательна за письменное приглашение, а то, знаете ли, мистер Ургхарт, девичья память так недолговечна. - она немного склонила голов в знак уважения не стирая с лица улыбки. С ним было удобно, не смотря на всю абсурдность происходящего. Ургхарт не давил и не наседал, он общался как на равных, что бывало так редко и то, с девочками.

Влюбленные парочки сновали туда-сюда, в поисках свободного местечка. Но увы и ах, их влюбленное место занимали двое друзей; друзей же? Урсула бы с радостью прогулялась по Хогсмиду, зашла бы в книжный и сладкое королевство, но тогда шанс попасться на глаза других увеличивался в сотню раз, к тому же, морозить и без того её нежную кожу не было желания. Вот она, проблема аристократов, твоя кожа бледная и фарфоровая, но стоит выглянуть на солнце или пройтись по морозу, как ты тут же приобретаешь красноватые пятна и выглядишь уже отнюдь не аристократично.

Настроение было хорошим, лёгким, несмотря на такой поучительный разговор. Натан заставлял её задуматься об этом... Ведь и правда, просто не давай другим повода и их не будет, как ни странно.

- Я сочту это за честь... Где же ты был раньше, Натаниэль Ургхарт, староста шестого курса Слизерина? Столько лет учиться бок о бок и лишь сейчас понять, что мы друг друга стоим. С нас бы вышел отличный дуэт не_таких. - Урсула не чувствовала себя в своей тарелке на факультете до этого дня. Сейчас, когда она поняла, что не одна такая, дышать стало легче. Будто снова первый курс, она знакомиться с ребятами, к ней подходит Натаниэль и она тут же понимает, что этот человек не такой как другие, не похож на них.

- Да, ты несомненно прав, но согласись, было бы забавно. Возможно, я так поступлю в последнюю нашу ночь в Хогвартсе за день до выпуска! - она усмехнулась и на доли секунды прикрыла глаза от расслабления. Что о них подумали бы тогда? Ну, это тогда, было бы ей до этого дело? Нет. Она семь долгих мучительных лет терпела этих людей и готова была удивить их в последний раз. Ох, жаль, что Нэйт не одобрил бы такой игры, она это понимала по его реакции и словам. Но все равно, будь такая возможность - обязательно бы так сделала.

- Подловил, ничего не скажешь! - умен, симпатичен, остроумен... Он поражал её каждый раз всё сильнее. Могла ли Пенкридж подумать, что встретит эти качества в парне? О, нет. Они ей всегда казались недалёки. Что мамка с папкой скажут, то и делаю. Но Нэйт не такой, что она уже сама устала себе твердить. Дело в том, что девушка всё ещё искала подвох и западню. Хотя ей безумно хотелось доверять юноше, но это так сложно...

- Я считаю, что тебе не хватает места в квиддичной команде, к примеру. Или ты о более глобальном? Сложно судить, когда не знаешь человека. Но на первый взгляд у тебя есть всё, кроме понимания. Не знаю, как у тебя в семье, но я чувствую в тебе то же, что и себе. Тебя не всегда понимают, не видят в тебе того, что ты можешь дать. Не то, чтобы ты разбазаривал свои таланты на мелочи, но именно важного - они не считают это важным. Поправь, если не права. - Урсула не плохо разбиралась в людях, но Натаниэль для неё был закрытой книгой, которую если открыть, она откусит руки. С таким же успехом, можно было спросить, чего не хватает ей, но она и сама прекрасно знает.

- Окей, теперь я. Итак, как ты думаешь, какой след я хочу оставить после себя?

[status]Во всех планах на будущее - ты..[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/223/10023.jpg[/icon]

+1

9

― Оставить след после себя… ― задумчиво повторил юноша и одёрнул воротник рубашки, хотя тот лежал идеально, и поправлять его не было нужды. Подобный жест свидетельствовал о том, что Натаниэль волнуется. ― И ты, и я в курсе, что меня часто называют занудой ― конечно же, не просто так. Ты задала вопрос, ожидая на него простой, незамысловатый и предельно ясный ответ, а я думаю не над ответом, а о том, что именно побудило тебя задать вопрос. Девушки, которые спрашивают подобное, как правило, хотят привлечь внимание. Это происходит неосознанно: в глубине души они хотят, чтобы кто-то думал о них, целиком, полностью и безраздельно хотя бы несколько минут. С одной стороны, тебя, как никого другого, можно назвать неуверенным в себе подростком, нуждающемся во внимании, а с другой… тебя беспокоит, о чём думают посторонние, верно? Тебе хочется верить, что кто-то ― пусть хоть пара человек, ― относится к тебе нормально. И потом: оставить след… Не все задумываются над этим, тем более на нашем с тобой факультете. Оставить след хочет кто угодно, но не среднестатистический слизеринец. Обычно наши ребята хотят урвать кусочек пожирнее и прожить свою сотню лет в хороших условиях, а после них пусть хоть вся плодородная земля гербицидом будет опрыскана. Мисс Пенкридж, я восхищён. Вы оказались куда более интересным человеком, чем я думал, а это, дорогая Урсула, очень высокая оценка. Что ж… я бы хотел тебя видеть в роли первой леди магической Великобритании, миссис Ургхарт. Не сомневаюсь, что министеркое кресло для меня ― лишь вопрос времени.

По непроницаемому лицу Нэйта нельзя было понять, говорит он серьёзно или шутит. Он играл с Урсулой, расставлял ловушки, чтобы понять, сможет ли она обойти хотя бы половину из них. В одну она уже попалась, ― когда смутилась от комплиментов, ― и Ургхарту было интересно, справится ли Пенкридж со всеми остальными. Урсуле было не о чем волноваться: даже если бы она оказалась «такой, как все», Нэйт всё равно помог бы ей стать лучше, помог бы слиться со своей змеиной натурой, позволяющей избавляться от неприятностей ещё до их появления. Потому что она забавляла его, казалась любопытным объектом наблюдения, разительно отличалась ото всех, кто учился на шестом курсе Хогвартса. На самом деле, ему встречались разные типажи, но всё в конечном счёте сводилось к тому, что в девушках проскальзывало что-то трудноопределимое, на что в ответ хотелось буркнуть: «женщины!» и устало махнуть рукой. Он был уверен, что Урсула сделана из другого теста.

― Но, полагаю, это не то, чего бы хотела ты, ― так же невозмутимо продолжил Натаниэль и отхлебнул кофе. ― Слухи по Хогвартсу расползаются быстро, я знаю о том, что у тебя есть свой подпольный феминистический клуб. Как порядочный староста, я давно должен был подать жалобу в письменном виде на имя Генерального Инспектора; тебя не исключили бы, но здорово потрепали бы нервы. Этого не произошло по трём причинам: во-первых, мне любопытно посмотреть на то, чем это закончится, во-вторых, мне неприятна Амбридж и я бы не хотел иметь с ней никаких дел, даже несмотря на то, что она заместитель министра, в-третьих, ты сделала ход конём, когда пригласила присоединиться Мирабеллу ― она не последний человек в школе, хотя, если бы правда о вас выплыла наружу, она бы ничем тебе не помогла. Но одно только присутствие Фарли в твоей команде заставляет недоброжелателей молчать, потому что её старшая сестра в своё время держала в руках всю школу, и об этом помнят… пока помнят. Ах, что это я, ― повёл плечами Ургхарт, ― ведь ты спрашивала не об этом, верно? Ты спрашивала о том, какой след, по моему мнению, ты бы хотела оставить после себя. Уж точно не прогрессивной феминистки, потому что я не вижу в тебе умения сдерживаться и оставаться холодной, многие вещи для тебя по-прежнему очень болезненны, и ты реагируешь на них сильнее, чем следовало бы. Впрочем, эти качества нарабатываются со временем, и у тебя ещё есть шанс… Я дам тебе ответ на твой вопрос, но прошу заранее не злиться на меня; я говорю тебе то, что вижу сам, и говорю честно. Ты, Урсула, будешь идеальной женой и матерью, я вижу в этом твоё предназначение. Ты сможешь быть опорой и поддержкой для мужчины, сможешь правильно воспитать своих детей, которые, в свою очередь, займут своё место, когда вырастут. Странная роль для феминистки, не так ли?.. Нет-нет, это был не тот вопрос, который я хочу тебе задать. Мой вопрос такой: как думаешь, сколько чашек кофе я выпью за сегодняшний день?

Ургхарт по-прежнему оставался невозмутимым.

Отредактировано Nathaniel Urquhart (28.02.20 04:11)

+1

10

Всё остальное стало так не важно, стоило Ургхарту сказать лишь одну фразу, которая переломила в ней то не долгое время, что она могла довериться мужскому полу и в который раз убедилась, что это было тупо. Они все одинаковые и какая на хрен дружба, не бывает дружбы между мужчиной и женщиной, особенно если один из них противоречит принципам второго. Урсула так активно боролась за равноправие, справедливость и хорошее отношение к девушкам и себе в том числе, что он просто сейчас ей вставил нож в спину и прокрутил внутри. Урсула сохранила хладнокровное выражение лица, даже нотки романтизма или неловкости не осталось на её лице и душе. Она думала о том, что они бы смогли общаться, душевно и о важном, а он просто выпалил то, чего она никогда бы не хотела услышать хотя бы от него. Ну и дура, сама доверилась, сама и обожглась. Она медленно встала со стула, положила на стол галлеоны за её обед и прежде чем уйти:

- Ты ничего не знаешь обо мне, Натаниэль Ургхарт.

Урсула так же поблагодарила за времяпровождение.

- Ах да, я думаю, кофе тебе на сегодня достаточно. - она надела зимние вещи и под звон колокольчиков вышла из кафе Розы Ли, направилась в сторону замка. Всю дорогу Пенкридж думала о том, что Нэйт очередной моральный урод, который заставит свою будущую жену рожать, как конвейер, пока не родиться наследник, повезет, если с первой попытки. Она считала себе более амбициозной, чем её увидел Натаниэль, это уже был какой-то принцип, доказать ему, что он глубоко заблуждался. Вспоминая весь диалог, она задумалась над тем, что никогда не станет миссис Ургхарт, она останется Урсулой Пенкридж. Лучше так, чем... Чем отступить от своих целей. Никогда и ни за что.

[status]Во всех планах на будущее - ты..[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/223/10023.jpg[/icon]

+1

11

Натаниэль усмехнулся, когда за Урсулой захлопнулась входная дверь. Он подозвал официанта, заказал ещё одну чашку кофе, спросил, есть ли у них свежий номер «Ежедневного Пророка», и, получив утвердительный ответ, попросил принести ему газету. Он с интересом просмотрел заглавную страницу; вторую он прочёл бегло, в основном ― заголовки, а третью не тронул вовсе. Кофе, который принёс официант, остывал; Нэйт сделал всего несколько глотков.

Его так забавлял сам процесс изощрённой психологической игры с Урсулой, что он совсем позабыл о том, что ему нужно быть мягче и деликатнее. С одной стороны, человек, который хочет стать другом, должен говорить правду, с другой стороны ― важно учитывать и то, как эта правда высказана, верно?.. Ургхарт отложил газету и тоскливо посмотрел на улицу, вдоль которой туда-сюда сновали толпы школьников. На него навалилось осознание того, что он позволил себе слишком многое, что он сделал что-то, из-за чего раз и навсегда сможет потерять Урсулу. И от этого стало так больно, что он сам удивился тому, что может испытывать подобные эмоции.

― Кажется, мне и правда достаточно кофе, ― сказал сам себе Нэйт, расплатился, оставив щедрые чаевые, и вышел из чайной ― до возвращения в Хогвартс ему следовало сделать одно важное дело в «Кабаньей голове».

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 09.02.96. В тумане розовых сердец...