Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 13 — 14.02.96. И только имя твое


13 — 14.02.96. И только имя твое

Сообщений 21 страница 22 из 22

1

https://i.ibb.co/p35X7Vz/tumblr-mxtxlt-Xq-S51rdxzldo1-250.gif https://i.ibb.co/hdGxYrM/tumblr-mxtxlt-Xq-S51rdxzldo4-250.gif
Roger Davies, Alicia Spinnet
13-14 февраля 1996-го года
Кабинет Зельеварения

Дверь заперта. Вокруг только парты, грязные котлы и органы в банках на стеллажах у стен.
Бежать от разговора больше некуда. И в самом деле, так больше продолжаться не может.

Колизей - Имя твое

И весь мир прахом разлетится, если ты ответишь «нет»,
И в миг навеки обратится лютой тьмою белый свет,
И сердце пламенем пылает, освещая пустоту,
В которой, по тебе скучая, я в беспамятстве бреду...

[icon]https://i.ibb.co/ZMXjbrG/25-2.jpg[/icon][status]девочка, которая ждала[/status][nick]Alicia Spinnet[/nick][pers]<b><a href="https://harrypotter.fandom.com/wiki/Alicia_Spinnet" target="_blank">Алисия Спиннет</a></b>, 18 лет[/pers][info]Гриффиндор, 7 курс <br />Охотница сборной факультета по квиддичу<br />Член ОД[/info]

Отредактировано Alicia Spinnet (15.04.21 23:50)

+2

21

Вчера Алисия была уверена, что ее ожидает самый обычный день. Сегодня она ожидала того же самого — два праздника, день Рождения и день влюбленных шли следом друг за другом каждый год и девушка давно привыкла, не обращая особо никакого внимания ни на один из них. Она вообще праздники недолюбливала. Но в этом году все получилось совсем иначе — на свой день Рождения Алисия получила подарок, о котором не смела и просить. И на этот день влюбленных получила признание, о котором не смела и мечтать. Она стояла сейчас в объятиях человека, который снился ей каждую ночь вот уже год, и теперь не нужно представлять, какие на вкус его поцелуи, потому что все они теперь принадлежат только ей; завороженно вслушивалась в его слова, и больше не было нужды искать его голос среди десятков других голосов в шумной толпе школьных коридоров. Это было на самом деле, и все же, не верилось до сих пор, что они так старательно убегали друг от друга и постоянно ссорились лишь из-за какого-то крошечного недопонимания, которое ничего не стоило прояснить. Нужно было всего лишь десять минут наедине. Всего несколько слов. Всего лишь произнести в тишине имена друг друга и пару мгновений посмотреть друг другу в глаза.

- Я знаю, - просто отвечает Алисия и широко улыбается, потому что снова ощущает, что  может дышать полной грудью, и бесконечное поле подсолнухов принимает ее в свои яркие объятия. Слезы высыхают под лучами тысячи маленьких солнц. - Не могу поверить, что не поняла этого раньше, - она тянется к этому поцелую в ответ, нежно, медленно проводит пальцами по щекам и подбородку, по плечам и запястьям, и берет его руки в свои. Прикладывает к своей груди — ее сердце бьется для него и теперь будет биться всегда. - Чувствуешь? - выдыхает Алисия ему в губы. Она все еще видит во взгляде Роджера тревогу, и ее захлестывает волна необычайного тепла — она бы что угодно сделала, чтобы в этом взгляде всегда были только безмятежность и покой. - Ты веришь мне? Я твоя и не дам тебе этого забыть.

Удивительно, но Алисию так сильно грела эта мысль! Она всегда рвалась на свободу, не терпела никаких цепей и рамок, хотела жить так, как хочется только ей, но всего лишь одно тихое «моя», сказанное его устами, и она пропадает, растворяется в этом слове. Оно проникает так глубоко в ее душу, что, кажется, будто всегда там было, будто это самое правильное, что может быть, и только так она сможет быть счастливой по-настоящему — идти за ним хоть на край света, не задавая вопросов и безо всяких сомнений. Алисии казалась просто невозможной мысль, что она хоть на шаг отдалится от него и отпустит его руку, потому что тогда она, наверное, и вовсе перестанет существовать.
Девушка стоит, всматриваясь в эти кристальной синевы глаза с мечтательным выражением лица, которого даже не осознавала, как не осознавала и того, что уже стала совсем другой Алисией Спиннет. Когда впускаешь в душу кого-то родного и близкого, всегда стараешься сделать ее уютнее и светлее.

- Конечно, - отвечает Алисия, позволяя Роджеру отвести от ее шеи пряди волос и с любопытством окидывает взглядом оранжевую вещицу, которую он весь этот год носил на собственной груди и которая хранила его отпечаток: тепло его кожи, следы самых сокровенных мыслей, стук его сердца и каждый его вздох. Этот жест вдруг показался необыкновенно интимным, и тронул гриффиндорку куда сильнее, чем прикосновения к ее шее и волосам, к которым она, без всяких сомнений, никогда не привыкнет. Она бережно прикоснулась к кристаллу и громко ойкнула, когда он вдруг изменил форму и превратился в крошечного очаровательного лисенка, который тут же укусил ее за палец. Было не больно, а смешно и щекотно, и девушка действительно расхохоталась в голос, впервые за целую вечность. Она продолжала рассматривать, как зверек помахивает ей пушистым хвостиком, пока Роджер сзади защелкивал замочек. - Это… это просто… спасибо, - шумно выдохнув, произнесла Алисия и крепко обняла рейвенкловца, счастливая от того, что снова может делать это, когда ей вздумается. Она вдруг представила себя с десяток вещей, которые теперь сможет делать — например, целоваться с Роджером за стеллажами в библиотеке, пока никто не видит — да даже если и видит; ходить с ним на настоящие свидания — такие, которые не являлись к ней в ее мечтах, потому что там ей никогда не отвечали взаимностью; написать маме письмо о том, что она больше не ведет себя как дура; садиться рядом с Дэвисом на уроках назло недолюбливавшей его Анджелине (Мерлин всемогущий, а ведь еще рассказывать подруге, как так получилось, что они с Роджером теперь вместе!); кружиться в танце по школьному двору, совсем как перед Святочным балом; сидеть в обнимку на любимом поваленном дереве у озера — молча, потому что слова им просто не были нужны; гордо именовать себя его девушкой, и что самое, наверное, волнующее и пугающее одновременно — думать о таинственной и непредсказуемой жизни после выпуска, когда разные факультеты и гостиные больше не будут разделять их…

- Роджер, - вдруг в ужасом в голосе произнесла Алисия, соскакивая с парты — в этом вихре пронесшихся в голове бесконечных возможностей проскочила мысль о еще каких-то совместных взысканиях за ночные свидания на Астрономической башне, и гриффиндорка резко вспомнила, где они находятся. За всеми событиями и фразами последнего часа девушка напрочь забыла о профессорском взыскании. - Снейп! Котлы!

Она выскользнула из объятий Дэвиса и на трясущихся от волнения ногах поспешила обратно к своему рабочему месту. За отведенные им несколько часов девушка успела вычистить до блеска ровно три котла. Из двадцати. Она схватила щетку и тряпку, и принялась яростно теперь стенки четвертого, будто это могло хоть как-то исправить ситуацию. Где-то вдалеке огромные настенные часы начали отбивать свои удары, снаружи послышались шаги и тихонько щелкнул замок. На пороге появился Северус Снейп собственной персоной, с привычно поджатыми губами и бесстрастным выражением на холодном лице. Он окинул взглядом поле битвы — иначе и не назовешь эту кучу опрокинутых стульев и разбросанные вокруг котлы, после чего парой взмахов палочки привел стулья в порядок, а котлы упрятал в шкаф — последний выскочил прямо у Алисии из рук, едва не опрокинув на пол ее саму.

- Отвратительно, - констатировал зельевар со свойственным ему презрением в голосе. - Впервые вижу настолько бездарных в Зельеварении студентов, что даже котлы привести в должный вид не в состоянии. Я надеюсь, что ваше дополнительное эссе, мисс Спиннет, окажется лучше вашей способности устранять накипь, иначе мне придется задать вам на дом еще одно.
Он перевел ледяной взгляд с Алисии на Роджера и добавил:
- Завтра в то же время продолжите. И не уйдете отсюда до тех пор, пока вся работа не будет закончена. Я ясно выразился? А теперь вон!

Алисия подхватила сумку и рванула прочь из кабинета, пока Снейп не передумал.
- Еще легко отделались, - запыхавшись, выдавила она, когда они с Роджером добежали до лестницы, ведущей в вестибюль. Там уже вовсю сновали студенты, спустившиеся на ужин. Алисия вдруг внутренне сжалась, представив, как они входят в зал вместе. Это неожиданно стало значить так много… - Мог снять еще с десяток баллов или вообще из своего класса выгнать. Но это взыскание - у вас же тренировка завтра, да? - уточнила Алисия, хотя она давно уже выучила расписание квиддичных тренировок Рейвенкло, как и массу другой информации, что касалась Роджера Дэвиса и потому была крайне важной. - У тебя не будет проблем с командой? - говоря это, Алисия продолжала переводить встревоженный взгляд с руки Роджера, что все еще сжимала ее руку, на двери Большого зала. - Мы что… туда вместе… или, если ты думаешь, что… - замялась она, не придумав, как закончить предложение, потому что новый статус их отношений уж слишком ее смущал.
[icon]https://i.ibb.co/02cwKzS/25.jpg[/icon][status]девочка, которая ждала[/status][nick]Alicia Spinnet[/nick][pers]<b><a href="https://harrypotter.fandom.com/wiki/Alicia_Spinnet" target="_blank">Алисия Спиннет</a></b>, 18 лет[/pers][info]Гриффиндор, 7 курс <br />Охотница сборной факультета по квиддичу<br />Член ОД[/info]

Отредактировано Alicia Spinnet (15.04.21 23:57)

+1

22

Роджер был готов любить весь мир.

Часто дыша после побега из подземелий и глядя на Алисию, он чувствовал бесконечную признательность всему и всем - провидению, взысканию, недомытым котлам, бывшей девушке, даже профессору Снейпу, будь он неладен. Хотя нет, помнится он дал себе зарок, что прекратит проклинать зельевара, если удастся удержать гриффиндорку в кабинете,  так что - даже профессору Снейпу, безо всяких дополнений. Вслух этого, конечно, не стоило говорить, решат что спятил (хотя не мудрено, от счастья-то), но рейвенкловец готов был признать,  (только перед самим собой) что, пожалуй, испытывал чувство сродни благодарности. Не случись это дурацкое недоразумение, не назначь им слизеринский декан взыскание, Мерлин знает сколько бы продолжалась эта мучительная ситуация между семикурсниками, беззаветно влюблённых друг в друга, но так отчаянно избегавших прямого и честного разговора, что расставил бы всё по местам. От того, он и не чувствовал раздражения в ответ на претензии и оскорбления профессора.

Нет, он даже по глупому обрадовался тому, что взыскание продлили, потому что снова проведёт его с ней, с Алисией.

Так же без особого расстройства он воспринял то, что девушка, в отличие от него самого, (который не мог ни о чём другом думать, кроме как не выпускать её из рук) то, что незадолго до возвращения профессора,  она вспомнила о необходимости дочистить порученные им котлы.  Примостившись рядом с ней и берясь за всего лишь второй за сегодня котёл, он то и дело порывался коснуться её плечом ли, ладонью ли, или просто навалиться на неё сбоку,  словно всеми силами старался отвлечь её от дела. К нему вновь вернулась его привычная весёлость и даже скорое приближение встречи со Снейпом, наказ которого они не исполнили - это ведь надо было умудриться - не способно было её прогнать.

Гриффиндорка, увлечёная работой, украдкой бросала  на него укоризненный  взгляд, хмурила брови и говорила "прекрати", "ты можешь быть серьёзным?!" и  "нам достанется от Снейпа", но выражение ее лица было  настолько очаровательным, что не могло Роджера устрашить. Но он все же  сдержал улыбку, и прекратил  её донимать, поскольку видел, что она всерьез воспринимала эти школьные дела. Странно, что он так к этому спокойно отнёсся.

И сейчас, находясь в школьных коридорах, он понимал, что беспредельно счастлив от того что любит и любим. Странно было стоять в знакомых стенах и чувствовать совершенно новое и неведомое. Он держал её руку, чуть сжал  - всё не мог выпустить - и глядя на их соединённые пальцы, на почти зажившие ранки на костяшках руки, Роджер вспомнил своё вчерашнее обещание навсегда оставить Алисию. Да, дело достойное мужчины, ничего не скажешь - сам слово дал и сам не сдержал.  Никогда ещё Роджер так не гордился не сдержанным обещанием. Подумать только, он мог отказаться от неё навсегда. Да, это была иллюзия - он бы не сумел, Дэвис успел это понять в первые минуты пребывания с ней в кабинете, но даже гипотетическая возможность, что он мог её вконец потерять была чудовищной, особенно в связи открывшихся обстоятельств. Сразу видно, рейвенкловец, даже про любовь у него нашлись сухие ничего не выражающие слова - обстоятельств.

Ещё вчера он размышлял о том, сколько пройдёт времени, прежде чем он перестанет ощущать почти физическую боль от того, что сознательно лишит себя всякой связи с Алисией. Ещё вчера он был готов позволить себе малодушно запереться в спальне и упиваться жалостью к себе и пенять на несправедливость мира - так ведь обычно делают все обиженные судьбой?! Ему прежде не приходилось, но вдруг от этого становилось легче. Не похоже, чтобы так, но всё же, от чего не попробовать, когда кажется душа вот-вот разлетится вдребезги, ведь разрушь у дома фундамент, так и дома самого не будет, а отними у Роджера Алисию, так и его самого не станет. Ещё вчера он был бесконечно несчастен. Но наступило сегодня. Лёгкое, ничего не обещавшее сегодня и разукрасило весь серый и холодный мир рейвенкловца.  После этого "сегодня" он снова будет видеть небо, снова будет ощущать радость, ему снова захочется жить, а ещё он впервые почувствует, что есть не только желание, но определённо есть для чего. Для кого - для неё.

Роджер держал Алисию за руки и ему всё ещё жарко, даже от  воспоминания о том как она ласковым, но упрямым  движением приложила его руки к своей груди и твердила это потрясающее "Я твоя", и от этих простых слов ему хотелось подскочить на месте. Он  понимал, что стоит ей его отпустить так он взлетит под самый потолок без метлы и без магии. Никогда прежде не доводилось Роджеру чувствовать столько всего и сразу. Ему казалось, что никакими словами он не способен ответить на такое проникновенное признание Алисии, поэтому губы только и произнесли простое "верю". И его собственическое "моя" обрело совсем другой особый смысл - моя. Тем, кто никогда не любил не понять этой поразительной магии, когда она - твоя, а ты - её. Роджер и сам только познал  и это было в сотни раз лучше,  чем сдать все на свете С.О.В. на "Превосходно". Лучше, чем взять Кубок Квиддича и Кубок школы вместе взятые.  Ему не довелось, но он уверен, что чувства его не обманывают. Быть любимым ею - это "высший класс, чемпионский разряд" ©.

И потому Роджер не испытывал ни смущения, которое одолело гриффиндорку,  ни неловкости от того, что им предстоял первый совместный "выход в свет". Первое признание, первый поцелуй и это... Столько всего вновь было ему, но с ней, с Алисией, его не покидало ощущение, что всё так и должно быть, словно именно к этому он безотчётно  стремился всю свою жизнь. А сколько таких "первых раз" им ещё предстояло. От  этой мысли даже щекотно под ложечкой. А ещё так хорошо наконец вдохнуть полной грудью, отринув все металлические кольца, что сковывали сердце этот долгий год. Ему даже кажется он слышит звон лопнувших колец.

- Всё-таки, ты за мной следила, - растягивая слова, со смехом проговорил Роджер, заправляя упрямую прядь волос гриффиндорки и ощущая как в груди разливается тепло  - она всё про него знает, даже сейчас.  - Ребята будут недовольны, но работают они слажено. Так что обойдутся без меня один вечер, - голос звучит весело, не смотря на то, что Роджер  прекрасно понимал, что придётся объясняться перед командой, а это редко было простым делом. У всех свои надежды, свои стремления, которые находили выход и в квиддиче - в продуктивных тренировках, в успешных матчах.  И он не мог их подводить, ведь команда, не смотря на все взаимные недопонимания, отвечала тем же. Что же, он подумает об этом завтра. Быть может сможет уговорить профессора Флитвика занять поле на другой день. Но тут он вспомнил, как отреагировал декан на его объяснительную и на то, что он нагрубил Амбридж и нарвался на очередное наказание. М, да. Но надеяться на положительный исход это Дэвису всё равно не мешает. У него сбылась заветная мечта, мыслями о которой он жил с прошлого Сочельника. Так что и остальное сложится. И он, право слово, в это верил.

До чего же было здорово так просто к ней прикасаться.  И снова над ней подтрунивать, ведь Алисия была так очаровательна, особенно когда вот так смущалась. А всё  от того, что им предстояло  вместе войти в Большой зал и тем самым объявить всем, что они вместе.

- Разумеется, - в привычной манере отвечал Роджер, привлекая к себе Алисию. - После сегодняшнего дня мне вообще трудно представить, как я теперь буду без тебя обходиться, - он наслаждался звуками собственного голоса, в котором слышались спокойствие и уверенность.  Роджер ни в чём и никогда не был так уверен, как в том, что им было суждено быть вместе. Почему-то рядом с ней, всё становилось таким значительным.

Уткнувшись ей в волосы, он, немного помолчав, медленно проговорил:

- Знаешь, я всё-таки очень рад, что ты не Эллиот, - затем отклонившись, он заглянул ей в глаза и продолжил: - Было бы жаль влюбиться в лучшего друга,  - в глазах Роджера нежность, а на губах улыбка. Его всё веселит и кажется вот-вот заболят щёки от этой улыбки, но ему так хорошо, что сдерживать её выше его сил.

- Идём, - всё ещё приобнимая её за талию, он тянет её за собой. Роджеру хочется, чтобы все узнали о его счастье, а потому он не медлит, - Идём, Алисия....

Мерлин, вот бы всю жизнь так вдохновенно повторять...

только её имя!

[nick]Roger Davies[/nick][status]over and over i fall for you[/status][icon]http://i.piccy.info/i9/8411d5df3584dc32d30af7218832c9e8/1583912656/63874/1366861/25.jpg[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=867#p83508" target="_blank">Роджер Дэвис</a></b>, 17 лет <br />Рейвенкло, 7 курс <br />Капитан и охотник сборной факультета по квиддичу[/pers] [info][/info]

Отредактировано Roger Davies (05.11.20 14:23)

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 13 — 14.02.96. И только имя твое