Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 24.12.94. Strangers


24.12.94. Strangers

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/233/67771.gif http://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/233/24870.gif
Terence Higgs, Genevieve Ramsey
24 декабря 1994 года
Хогвартс, коридоры

В течение шести лет они не больше, чем просто однокурсники. Разные факультеты. Разные взгляды на жизнь. Один разговор вряд ли многое изменит, но заранее не может знать никто.

0

2

По мнению Теренса Хиггса праздники были чересчур переоценены обществом. Они накладывали некоторые обязательства на человека. Как например: ты обязан быть весел, проводить время с семьей, возможно петь праздничные гимны. Хиггс не знал ни одного гимна, и вероятно поэтому Рождество ему не нравилось. А еще наблюдать за тем, как однокурсники радостно собирались домой, а тем, кто оставался по какой-то причине, присылали подарки. Слизеринец тоже любил рождественских сов. Но по его мнению, лучше бы отец ничего ему не присылал.  К подарку всегда прилагалось письмо и суть обычно была следующей: «Ты был не лучшим сыном и разочаровал бы свою мать, постарайся в следующем году исправиться. Хоу-хоу-хоу». Конечно дословно было написано не так грубо, но имело место быть завуалированное праздничное хамство.

И Теренс стоял в Большом зале, поддерживая спиной стену, как хогвартский Атлант, и сам себе стыдился признаться, как ему завидно было смотреть на эту толпу веселящихся в канун Рождества школьников. А когда начались танцы, он и вовсе хотел уйти. Но приметил толпу рейвенкловских семикурсниц, и подумал, что может быть найдется среди них хоть одна симпатичная зубрила, которая ждет, пока её тоже пригласят.
- Ты не хотела бы потанцевать? – Хиггс говорил уверенно, будто бы и вовсе не волновался, но наткнувшись на удивленный взгляд девушки решил все же уточнить. - Со мной.
Никогда не приглашайте на танец девочку, когда она стоит с подружками. Вместо всего одной оценивающей пары глаз вы получите больше, много больше унижения. И рейвенкловка решила то ли набить себе цену, то ли зарисоваться перед однокурсницами, а может это был флирт… Черт его знает, Теренс в таких вещах не разбирался. Но вот что она сказала:
- О, Хиггс, извини, но я танцую только с игроками в квиддич.
Да пошла ты к черту, мерзкая стерва!
  Подумал Теренс, но сумел удержать себя в руках и сохранить лицо. И хотя ему хотелось засунуть девочку головой в унитаз для мальчиков, он ответил:
- Ой, прости, Стемплтон. Я тебя пригласил только потому что думал, что тебе уже исправили зубы.

И танцующей походкой (и тут без шуток, Хиггс даже работал плечами), слизеринец удалился из Большого Зала. И чем больше злополучное место праздника оставалось позади, тем быстрее он шел. Щеки Теренса пылали, он яростно втягивал воздух носом и даже почти пыхтел. И врезался. В девочку. В Женевьеву Рэмси. Сбил её с ног и упал рядом.
- Что такое, Рэмси? Нужно чтоб тебя сбивали с ног только игроки в квиддич?
Она была ни в чем не виновата, никогда не сказала Хиггсу ни одного злого слова, и была по настоящему хороша собой по сравнению с его обидчицей. И парню было очень стыдно, но он не подал руки, а просто сидел и глядел на неё пустым взглядом.
- Ты знаешь хоть один рождественский гимн?

Отредактировано Terence Higgs (18.02.20 00:57)

+1

3

В последнее время в жизни Женевьев всё шло как-то наперекосяк. Прибытие в Хогвартс заграничных студентов, да и вообще кутерьма вокруг Турнира всполошила всех не на шутку. А когда объявили о предстоящем Бале вся школа как с ума посходила. Особенно девчонки. И Рэмси, что греха таить, не осталась в стороне. Какой бы сторонницей уединённого образа жизни она не была, её девичья натура тоже жаждала новых ощущений. Но тщательная подготовка к торжеству и долгожданное приглашение от весьма симпатичного дурмстрангца были подозрительно идеальными, чтобы быть правдой.

Женевьев возвращалась из туалетной комнаты обратно в Большой Зал, хотя не испытывала желания находится среди веселящейся толпы. Она не разделяла всеобщего настроения праздника и вообще была глубоко разочарована вечером, к которому так долго готовилась. Парень из Дурмстранга, который должен был быть её компаньоном, судя по всему взял её в пару для галочки. Он не встретил её у входа, не пригласил на танец, не ухаживал и постоянно бегал глазами по залу, вообще не обращая внимания на Рэмси. Не удивительно, если этот кретин не заметил, как она ушла из Зала.

Оно и к лучшему. Женевьев изначально ощущала себя не в своей тарелке. Подобные развлечения не для неё, и она прекрасно знала об этом заранее. И пусть на ней красивое платье, блестящие туфли, прическа - никакого наслаждения от происходящего она не получала, так есть ли смысл пытаться?

За этими мыслями она совсем отвлеклась от реальности, не заметила надвигающегося в её сторону слизеринца. Большой и грозный он на полном ходу влетел в неё, так что Джен не сумела устоять на ногах. Было больно, но от неожиданности гриффиндорка как-то растерялась.

- Хотелось бы, чтобы никто не сбивал. - Недовольно буркнула она в ответ на дерзость, потирая ушибленное плечо. Хорошо ноги целы, а то с этими каблуками нельзя быть уверенным в собственной безопасности.

У Хиггса, кажется, день тоже не задался. Какой имп его укусил? В иной раз Женевьев восприняла ситуацию просто, улыбнулась бы, сказала, мол "я в порядке, спасибо, что спросил", но прямо сейчас она была не в самом лучшем расположении духа. Не хотелось даже подниматься на ноги, вообще ничего не хотелось. И она так и осталась сидеть на полу посреди коридора, вот так нелепо и бестолково.

- Не знаю. - Она мотнула головой и пожала плечами, выпрямила ноги и оперлась спиной на стену, всё ещё придерживая ладонью плечо.

Джен внимательно посмотрела на однокурсника, слегка недоумевая зачем ему понадобился какой-то там гимн. Теренс выглядел взъерошенным и крайне недовольным - в общем-то он почти всегда такой. Слизеринец до мозга костей. Таким, по крайней мере, он казался Рэмси.

- А что, хочешь выступить на разогреве "Ведуний"? - с улыбкой спросила она, без каких-либо нечистых помыслов. Женевьев вообще-то не особо хороша в шутках, особенно в адрес слизеринцев, так что ожидала очередной порции надменных издёвок или взрывной реакции, но ей было всё равно. В конце концов, Хиггс вообще её чуть не убил, а вместо извинений задаёт дурацкие вопросы.

+1

4

Наверное ему просто не стоило идти на этот Святочный бал. Пригласить он никого не пригласил, а под стенкой можно было постоять в любом другом месте замка, при этом не выряжаясь в парадную мантию. Да и как вообще можно было позвать хоть кого-то из девочек? Они только и болтали на каждом уроке то о болгарах, то о французах. У некоторых как на лбу было написано «Виктор Крам». Когда Теренс увидел болгарского ловца с Гермионой Греинджер, не отличавшейся красотой во все будние дни, он прямо таки почувствовал себя и всю мужскую половину зала отмщенными. Выкусите, дамы, Виктору Краму милее лохматая ботанка, а не все вы.
Впрочем, Женевьев, похоже, его взгляды на бал разделяла. Это же как надо было там расстроиться, чтоб скорее остаться сидеть и вытирать платьем пол в компании своего обидчика, чем плясать в блестящих туфельках?
Услышав вопрос о группе «Ведуньи», Теренс хмыкнул, слегка опустив голову и спрятав глаза. Он пробормотал со смешинкой в голосе:
- Да я и так сегодня, пожалуй, выступил. – Имея ввиду, конечно, свою неудачную попытку наладить личную жизнь хотя бы на один вечер.

Слизеринцу хотелось спросить однокурсницу, чего это она вдруг с ним сидит в коридоре. Нет, Теренс, безусловно, не прокаженный, с ним можно было и посидеть, но ведь Рэмси гриффиндорка. Вражда факультетов была старой как Хогвартс, о слизеринцах ходили разные бредни, гриффиндорцы раздражали своей правильностью и вездесущностью. А Хиггс и не со всяким слизеринцем находил общий язык, по правде говоря.

- Так и кто он? Болгарин или француз?
Надо сказать, что тактом и чуткостью Теренс Хиггс не отличался. Он был прямолинейным и простым парнем. А вот эта эмпатия и понимание хрупкого строения человеческой души, это все мимо прошло. Юноша хмуро свел брови и заглянув в глаза своей коридорной жертве, спросил:
- Если тебя кто из них, - Теренс махнул рукой в сторону Большого зала, - обидел, ты скажи. Вдруг за тебя заступиться некому.
И ничего, что обидел девушку как раз он сам, когда налетел на неё в школьном коридоре. Об этом Хиггс как-то и забыл. Ведь Женевьев Рэмси была красивой.

Отредактировано Terence Higgs (18.02.20 00:59)

+1

5

Их очаровательная беседа, наверное, выглядела весьма странно со стороны. Студенты враждующих факультетов столкнулись лбами, если можно так выразиться, и как ни в чем не бывало сидят и ведут повседневный диалог. Хотя кто поймёт - сейчас на них нет никаких факультетских эмблем, по которым принято клеймить студентов. Красный и оранжевый - значит самоотверженный лев; серебристый и изумрудный - заискивающий змей. Женевьев никогда не вешала на людей ярлыки. Первое время в Хогвартсе ей было невдомёк, почему ребята за её столом бросают косые взгляды в сторону слизеринцев, а те, в свою очередь, не упускают возможности бросаться едкими  колкостями. Постепенно она узнала, что корень вражды кроется ещё со времён основания школы, и хоть Джен была уверена, что всё это лишь скверные плоды наследия, большая игра, которая слишком затянулась, сама она стала ловить себя на мысли, что при виде слизеринца сразу строит в голове привычный портрет подлеца, вылепленный семейной драмой.

С Хиггсом у неё всегда были нейтральные отношения. Не было поводов ни для ненависти, ни для дружбы, они просто существовали бок о бок, каждый со своими проблемами. Конечно Теренс известный на всю школу любитель махать кулаками, и это явно не скрашивает его змеиную репутацию, но в целом, сейчас, он не казался Джен совсем уж плохим парнем.

И, кажется, он раздавлен. Женевьев не слишком смыслит в тонкостях человеческой души, или как там это называют, но даже при ином раскладе, не стала бы лезть с расспросами. Поэтому лишь молча сочувствовала, не отводя от парня взгляда.

- Серб. - наконец ответила она после полуминутного удивления. Неужели у неё на лице написано, что её вечер не удался из-за парня? А может, Теренс просто видел её с дурмстрангцем. Так или иначе, Женевьев не знала происхождения своего партнера, но слышала, как товарищи зовут его сербом - может шутки ради, кто знает? - Наверное. Я не очень разбираюсь в национальностях, если честно.

А вот следующая его реплика вызвала в Рэмси смешанные чувства. Это могло быть проявлением заботы(от...слизеринца?), но скорее всего ему просто хотелось устроить заварушку. При этой мысли Джен нахмурилась - от недовольства к себе самой, что снова подгоняет Теренса под шаблон. А тот факт, что он решил, будто о ней некому позаботиться, заступиться, как ни странно, совсем её не обидел. Потому что в общем-то так и есть. При необходимости она и сама может вершить возмездие. В этом, кажется, они с Хиггсом похожи.

- Будешь заступаться за гриффиндорку? Боюсь, тебя неправильно поймут, - с той же снисходительной улыбкой сказала Женевьев. - Не уверена, что мои глупые обиды стоят таких жертв.

Из Большого Зала доносилась громкая музыка. Какая-то парочка, решившая, видимо, уединиться, с хохотом прошла мимо сидящих на полу ребят, внимательно изучив их по пути. Женевьев фыркнула, когда те скрылись за поворотом, слегка подтянула к себе колени, уместив на них подушку из рук и голову на ней.

- Вечеринка в самом разгаре. Может хочешь вернуться? - с интересом спросила она у Теренса, заодно прикидывая, чем сама займётся, если слизеринец оставит её. В Башню Гриффиндора идти не хотелось, в Большой Зал - подавно. Да и в целом компания Хиггса оказалась на удивление...приятной.

Отредактировано Genevieve Ramsey (19.02.20 17:18)

+1

6

Серб значит... Почему-то Теренсу захотелось это запомнить. Рэмси сидела перед ним, удивленная и растерянная, все еще державшаяся за ушибленное плечо. Она не знала, что в его философии обиды стоили любых жертв. А еще юноша редко ставил штампы на людей, не определяя отношение к ним принадлежностью к факультету, чистоте крови или доверием к статьям Риты Скитер. Люди ему в принципе не очень нравились, как слизеринцы, так и гриффиндорцы, директор Дамблдор, продавщица в Хогвартс-экспрессе… Хотя сложно было отрицать, что слава слизеринского хулигана и мерзавца была удобной. Когда от тебя ничего не ждут, сложно не оправдать чьих-то ожиданий.

Мимо них прохаживались парочки, возможно кого-то удивляли их мирные беседы. Только Хиггса это не трогало. Впервые за вечер он не чувствовал себя раздраженным. Вытянув ноги, он ослабил галстук на шее и с усмешкой глянул на девушку:
- Моя репутация слизеринского негодяя так безупречна, что я могу себе позволить её испортить и заступиться за девушку. Впрочем, - Хиггс пожал плечами, - я не настаиваю. Может ты их там в Гриффиндоре держишь в черном теле, и тебя саму все боятся.

Услышав вопрос о Большом зале, Теренс напрягся, замер, а затем встал на ноги. Сначала он подумал, что девочке надоела его компания, и хотел было уйти. Ничего удивительного в её желании избавиться от навязчивого собеседника не было: обидел, задавал дурацкие вопросы, еще и подшучивал над ней. Теренс криво усмехнулся и пожал плечами: ему не хотелось назад на бал, ему не хотелось сидеть с младшекурсниками в гостиной факультета. А затем Хиггс замер на несколько секунд, решив не уходить так опрометчиво, и убедиться, правильно ли он вообще понял девушку. Слизеринец решительно протянул Женевьеве руку.
- С Астрономической башни красивый вид. Они хорошо украсили территорию замка. Я хочу пойти и посмотреть. Если у тебя нет планов…
В этот момент слизеринец подумал, что если его обсмеют второй раз за вечер, то грохот от падения его самооценки разбудит даже кальмара в озере. Поэтому намекая на совместную прогулку, Хиггс глядел на Рэмси выжидающе, строго сдвинув брови. Со стороны могло показаться, что он ей даже угрожает.

+1

7

Насчёт чёрного тела Женевьев не была уверена, но то, что многие на факультете её побаиваются - факт. Хотелось бы ей самой знать причину, хотя.. Вообще-то не особо хотелось бы. Джен всегда была самой собой и не пыталась кого-то запугать своим видом, амулетами, или ещё Ра пойми чем. Но с первых дней в Хогвартсе вплоть до шестого курса она заработала репутацию жутковатой иноземки, которой, впрочем, Рэмси гордилась не меньше, чем, по видимому, Теренс гордится своей "негодяйской".

Хорошо, что настаивать никто из них не собирался - это было бы совсем уж нелепо. Даже если этот злосчастный Драган(Джен и не надеялась, что правильно запомнила имя серба) задел какие-то её чувства, он не заслуживает даже отмщения. Пускай себе развлекается. Женевьев уже плевать хотела на него вместе с Балом, тем более, что у неё появилась прекрасная альтернатива всему этому великолепию.

- Учитывая то, как мои планы с треском рушатся, стараюсь их не строить, - не без доли самоиронии сказала Женевьев, приняв руку слизеринца. У него был подозрительно суровый вид, но Джен не приняла это на свой счёт.

Девушка поднялась, без особых намерений что-то изменить - скорее, по инерции - отряхнула платье и двинулась вместе с Теренсом по коридору в сторону винтовой лестницы, ведущей на вершину Башни. Это было одно из её любимых мест в Хогвартсе. Жаль, что туда нельзя подниматься во внеурочное время.. Её осенило слегка запоздало, но идти на попятную девушка не собиралась. У неё было несколько причин, от банального желания посмотреть на ночное небо и украшенные окрестности Хогвартса до совершенного безразличия на то, что их могут застукать и наказать.

- Хочешь загадку? - нарушила Женевьев перебиваемую стуком каблуков тишину. Гриффиндорка далеко не мастер в ведении светских бесед. Она не умеет задавать интересные вопросы, не видит границ между общими и более личными темами; она не бывает навязчивой и обычно не лезет с вопросами. Но загадки Рэмси обожает - в Египте это было своего рода развлечение. Их она знает несметное количество, и, ей подумалось, что лучше уж скоротать время пути за разминкой мозга, чем закрадываться друг другу в душу. Хотя, если Теренс откажется, Джен не расстроится. Ещё есть надежда на то, что он куда более искусный собеседник.

+1

8

Теренсу нравилась немногословность девушки. Эту приятную для него черту характера Хиггс отметил еще на парных уроках с Гриффиндором. Неосознанно он даже старался садиться рядом с Рэмси потому что она не утомляла его постоянным девчачьим трепом. Он и сам был не болтлив, а уж в светских беседах и вовсе терялся.

Они шли молча по освещенным факелами коридорам Хогвартса. Было отчетливо слышно стук каблучков Женевьевы и тихое бормотания захмелевших в честь праздника портретов на стенах. На одной из лестниц-шутниц неожиданно начали пропадать ступеньки, тогда Хиггс молча приподнял гриффиндорку за талию и перенес на безопасный участок. Он не распускал рук, а был лишь галантным в этот рождественский вечер.

- Загадай конечно. – Ребятам оставалось всего несколько лестничных пролетов до верхушки Астрономической башни. – Только имей ввиду, я знаю, кто ходит утром на четырех ногах, а вечером на трех.

Теренс улыбнулся и снова замолчал, прислушиваясь, не слышно ли мяуканья вездесущей кошки завхоза Филча. Вот уж кого давно пора было пустить на щетку для обуви. Но в тот вечер удача была благосклонна к нарушителям школьной дисциплины и молодые люди без помех оказались у двери, ведущей на площадку.

Хиггс снял с себя мантию и накинул её на плечи своей спутницы. Он улыбнулся про себя, думая о том, что нельзя быть джентельменом только один вечер, и если Рэмси захочет, чтобы он после каникул носил её учебники, то придется соглашаться. Это почему-то очень позабавило Теренса.

Морозный ветер обдал шестикурсников ворохом снежинок. Площадку Астрономической башни никто специально не украшал, но тут природа постаралась вместе администрации школы. Свет луны отражался от снега, сквозь тучки виднелись ясные звезды, а снизу доносилась музыка и приглушенный гомон толпы. А во всем этом великолепии у них были лучшие места.
Теренс согнул руку в локте и держал её возле Женевьев, но не прикасался к ней. Если вдруг девушка поскользнулась бы на обледенелом камне, она смогла бы за него ухватиться, или сам слизеринец мог бы подхватить её. У него была реакция ловца, хоть в квиддич он уже и не играл.

- Спасибо, что ты пошла со мной. С Рождеством, Ви.

Почему Ви? Где оно взялось, это сокращение? Можно ли ему было сокращать её имя? Теренс так удивился самому себе, что смутился, и кажется, даже покраснел.

Отредактировано Terence Higgs (18.02.20 23:32)

+1

9

Мир её перевернулся с ног на голову, в самом лучшем проявлении этой фразы. Если бы ей в качестве рождественского подарка предложили пережить один из моментов жизни, Женевьев не задумываясь выбрала бы этот вечер с Теренсом. Постепенно её прежние ожидания, в которых гриффиндорка успела разочароваться, оправдались. Галантный партнёр чуть ли не впервые в жизни заставил её почувствовать себя настоящей леди. Это было непривычно, но Джен слукавила бы, если бы сказала, что вместе с тем ощущения довольно приятные. Также как и Теренс, которому удалось приятно её удивить.

- Если так, значит ты легко справишься, - улыбнулась она в ответ, даже как-то оробев после его прикосновений. Но пока ещё Рэмси не совсем потеряла голову, потому что забита она была немного не тем. У неё была любимая загадка, но знала она её только на арабском, вот и пыталась грамотно перевести на английский, дабы не потерялась суть и чтобы было складно. Как раз в то время, когда её неожиданно обхватили крепкие руки слизеринца.. У неё даже дыхание перехватило - слишком внезапным был этот безобидный жест. Вернувшись в устойчивое положение как физически, так и морально, она с расстановкой изложила свою загадку: - Её нельзя увидеть и почувствовать, невозможно услышать или понюхать; она лежит за звёздами и под холмами, и пустые ямы она заполняет; приходит первой и следует после, заканчивает жизнь и убивает смех; что это? - она с некоторым торжеством взглянула на Теренса, пытаясь понять, насколько он озадачен, или, может, совсем наоборот. - Можешь подумать, не обязательно отвечать прямо сейчас.

Не успела она поёжится от исходящего из-под двери ветерка, как её окутало теплом. Женевьев, благодарно улыбнувшись, взглянула на Теренса, который словно и не ждал никакой признательности. Как будто не делал ничего особенного. Теренс Хиггс всё больше поднимался в её глазах и, в общем-то, среди всех знакомых Женевьев он уже достиг апогея как джентльмен. Она хоть и не из тех девчонок, которые смущаются при одном взгляде, но внутри у неё всё трепетало от немого восторга. А потом, когда они вышли на площадку, сердце у Женевьев забилось чаще. И от пережитых эмоций, и от перехватывающего дыхание морозного воздуха, и от той красоты, что простиралась прямо перед ними, под ними и вокруг них.

Живописная бело-синяя опушка сияла без всякой магии в свете ночных природных "фонарей". Луна утопала в чёрных водах озера, легко пробивалась сквозь густую чащу Запретного Леса. А звёзды, яркие, близкие, усыпавшие весь небосвод, то прятались за редкими облаками, то появлялись снова, образовывая знакомые очертания созвездий.

Её бил лёгкий озноб, но не от холода, а от странной, новой близости. Теренс явно пробудил в ней что-то - не возвышенные чувства, но нечто сравнимое с ними. От него веяло пониманием и спокойствием. Уютом, совсем как от его мантии, которая забавным образом сближала их ещё сильнее. Женевьев Рэмси, которую трудно смутить, застать врасплох; которая всегда считала себя непроницаемой львицей; Железная Леди из египетских пустынь совсем обомлела. От столь простых, слишком знакомых слов и этого совершенно лаконичного сокращения, которое как громом её поразило.

Рэмси понадобилось время, чтобы это осмыслить. Она таращилась вдаль невидящим взглядом, щурясь от потоков воздуха и вцепившись руками в ткань мантии. Она пыталась подобрать слова, но они постоянно разбегались, совсем как лунные зайчики на воде. Разве это не она должна быть благодарной? За серба, за лестницу, за мантию, в конце концов. А по сути забавно, с чего всё это вообще началось.

- Спасибо, что сбил меня с ног, Теренс. - Наконец вымолвила она, все ещё изучая глазами бескрайний горизонт. - Серьёзно. - "Как будто проснулась и кошмар закончился" подумалось Джен, но озвучить эти мысли она не решилась. Лишь улыбнулась им и своему компаньону. - С Рождеством.

Отредактировано Genevieve Ramsey (19.02.20 17:17)

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 24.12.94. Strangers