Drink Butterbeer!

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 13.01.96. I'm here and waiting for you


13.01.96. I'm here and waiting for you

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://i.ibb.co/jLvcTwT/tumblr-m113tzoacq1r6ws4po2-250.gif https://i.ibb.co/34m7byw/7aae3f598ad89e292e01d975af85d4a3.gif
Seamus Finnigan, Hannah Abbott
13.01.96
Выручай-комната

Когда ты не такая красивая, как Лаванда Браун, и не такая умная, как Гермиона Грейнджер, есть ли у тебя шанс понравиться тому единственному?

Отредактировано Hannah Abbott (18.02.20 22:42)

+3

2

Это были совершенно новые эмоции — причастие, ощущение неизведанного, — и кроме того, нарушение абсолютно всех диктаторских правил этой старухи Амбридж. Словом, Шеймус был рад, что впервые (по мнению одного всем известного мистера Томаса) послушал голос разума и поставил под сомнение тот бред, что пишет Ежедневный пророк. Это был первый урок — у всех после рождественских каникул, у Шеймуса — в принципе, а потому степень волнения буквально зашкаливала. Получалось если не с трудом, то с горем пополам, — даром, что никто из членов собрания не косился на него. Скорее косился сам Шеймус — на Браун, увидеть которую здесь было довольно-таки неожиданно. А потому, постоянно отвлекаясь и получая подзатыльники от Дина, Финниган старался постичь глубину дзена — одновременно концентрироваться на заклинании и при этом искоса наблюдать за девчонками. Разумеется, получалось не очень.

Вообще было одновременно удивительно и странно — видеть столько знакомых лиц, с кем учишься пятый год бок о бок, здесь, старающихся научиться защищать себя и близких. Это настраивало на самый романтичный лад широкую, ирландскую душу, а потому Шеймус даже не обижался активному словесному потоку шуток и издевательств, направленных в сторону его "успехов, от друзей". Финниган был как никогда уверен в себе.

У Томаса после занятий оказались планы — планы с рыжими или темными волосами, наверняка — у Финнигана же был свободный вечер. Обведя взглядом Выручай-комнату, взор случайно уперся в невысокую светловолосую девчонку, отходящую от громкой компании девчонок. Конечно же, она была смутно знакома, — совместные пары с Хаффлпаффом, подруга Эрни и Джастина! — Финниган прекрасно помнил, за кого она болела в прошлом году на турнире. Конечно, тогда он крайне неодобрительно смотрел в сторону всех "барсуков", но прошел год, предрассудки улеглись даже в его голове, кроме того учитывая, как все закончилось трагично.

Так или иначе, предаваться размышления было крайне глупо. Момент был самый подходящий — Браун с подружками рядом и при этом Ханна отошла от них. Приглашать девчонку погулять, когда она среди подруг — это заранее подписывать себе приговор на провал.
— Эй, Ханна! — пришлось почти бежать, чтобы перехватить девушку на пути к выходу, — ты сегодня отлично справилась. Как у тебя так здорово получилось?
Естественно он особо и не видел, как занималась Ханна. Но надо было же с чего-то начать разговор.

+2

3

На первое после каникул собрание Отряда Дамблдора Ханна шла с особым уверенным настроем. Рождественские каникулы прошли просто замечательно, она отлично отдохнула в кругу родных и близких, насытилась новыми эмоциями, а терзающие ее переживания улеглись. Возвращаясь в Хогвартс, она была полна энергии на новые свершения.
Первое занятие Отряда Дамблдора было назначено на тринадцатое января, через неделю после начала учебы. С большинством ребят они уже успели увидеться и перекинуться парой слов после возвращения в школу: с кем-то они учились на одном курсе, с кем-то сидели за одним столом и проводили время в общей гостиной, с кем-то пересеклись в библиотеке, а с кем-то просто случайно увиделись в коридорах. Впрочем, с некоторым Ханна виделась впервые после праздников и была рада пообщаться до начала занятия. Увлекшись разговорами, хаффлпаффка не сразу заметила, как в комнате появилось новое лицо - Шеймус Финниган пришел на занятие. Ханна буквально замерла на полуслове. Гриффиндорец же никогда не ходил на эти собрания, то ли не считая нужным практиковаться, то ли - и в этот вариант Ханне верилось больше - не был уверен в правдивости слов Гарри Поттера. И тут Аббот не могла его винить, она и сама за прошедшие годы не раз сомневалась в герое магического мира. Когда вокруг столько разных мнений, трудно правильно определить, кому действительно нужно верить.
Конечно, девушку поразило не только то, что к ним на занятия пришел новенький. Дело именно в самом Шеймусе. Никто кроме подруг Ханны не знал, что гриффиндорец ей нравится, причем довольно давно. Хаффлпаффка повернулась к Сьюзен и широко округлила глаза, а затем кивнула в сторону вошедшего, мол, смотри, кто пришел.
Стоит ли говорить, что во время тренировки она была слабо сконцентрирована на выполнении заклинаний. Появление гриффиндорца выбило ее из колеи, и она то и дело промахивалась. Надеясь, что Шеймус не видел большинства ее попыток, Ханна с нескрываемым удовольствием завершила сегодняшний урок. Члены Отряда Дамблдора начали расходиться по гостиным, и хаффлпаффка, перекинувшись на прощание парой слов с девочками, тоже двинулась в сторону выхода, как неожиданно прямо у нее на пути возник все тот же Финниган. Девушка едва не подпрыгнула, настолько его появление было неожиданным. Ханна не могла скрыть улыбку, когда гриффиндорец похвалил ее успехи на сегодняшнем занятии. Слава Мерлину, он видел только те случаи, когда у нее все выходило отлично.
- Спасибо, Шеймус, - с улыбкой кивнула она. - Я так рада, что на этих занятиях у меня многое получается. Я все время боюсь, что что-то сделаю не так, - удрученно покачала она головой. - Я видела, ты тоже был неплох, - в отличие от Финнигана, Ханна наблюдала за парнем вовремя тренировки, но совершенно не запомнила, а хорошо ли он справлялся. - Я рада, что ты присоединился к нашим тренировкам, - девушка слегка смутилась, - В смысле... мы все рады этому. Ты ведь будешь продолжать и дальше приходить на занятия? Здесь действительно многому можно научиться, что очень важно в сложившейся ситуации. Я имею ввиду... ну, ты понял, Амбридж. Конечно, участие в чем-то запрещенном создает определенные проблемы, например, после собрания мы должны аккуратно добираться до своих гостиных так, чтобы нас не засекли члены Инспекционной Дружины.

+1

4

Шеймус нервно повел плечами — едва заметно, но характерно для тех, кто его знает. У кого-то, знаете, мозгошмыги и нарглы в голове, и еще кто-то неизвестный науке и природе, а у него внутри ансамбль карликовых леприконов в зеленых котелках и дурацких гетрах, катаются на метлах и драконах, распивают огденское и медовуху, и совершенно путают и сбивают с толку самого Финнигана — эмоции его на самых полярных границах от полного восторга до вопроса, какого драккла он здесь забыл, и что вообще происходит.
Стоило вздохнуть, прийти в себя, отогнать мысли о прошедшем собрании, о своих успехах и неудачах, о Лаванде, с которой они так до сих пор не поговорили нормально, от письме матери, которое он никак не может закончить писать — об их трудном разговоре на этих рождественских каникулах касательно того, что происходит в стране — скомкать, порвать, сжечь все то, что сейчас отвлекает. Обсудить с Дином вечером, обо всем подумать позже. Позже. Не сейчас.
Потому что сейчас перед ним Ханна.

— Проблемы? Проблемы это моей части, — кривая усмешка была похожа на спазм или судорогу; Финниган заскрипел зубами, злясь на самого себя, и рефлекторно провел рукой по взъерошенным волосам. — У меня с "проблемами" давнишняя кровная вражда. Ну ты понимаешь... победить может только один из нас.

Ханна говорила совершенно правильные, серьезные вещи, а у него даже пошутить не получалось толком, будто язык сломался, а чары помех выбили из головы последние остатки мозгов (которых, как утверждает профессор МакГонагал и без того мало). В конце концов, он никогда не общался с ней как сейчас — с глазу на глаз (только на совместных лекциях или в библиотеке) — он не знал ее привычек и симпатий, ее эмоций, ее поведения, не мог даже предугадать ее реакцию на свой дурацкий характер — в Гриффиндоре к нему все привыкли, а ее вдруг привлекает совершенно другое?

— Да, в смысле, ты права конечно. Спасибо, Ханни, — от неожиданности, что так исказил ее имя, Шеймус едва не прикусил язык и поспешно отвернулся. — Я буду ходить на тренировки. У Гарри с головой все в порядке, — хотелось добавить "ну, когда он не смотрит свои сны извращенца", но разумно промолчал, — этот Отряд и "Выручай-комната" здравая идея. Не знаю, как там все будет, но это явно не лишнее.

На самом деле, Шеймус знал, — вернее догадывался, как все будет. Принимая во внимание его взрывной и импульсивный характер, он был готов хоть сейчас лететь грудью на амбразуру. Но куда уж, если ты в Хогвартсе, впереди экзамены СОВ, а Амбридж основательно превращает учебу в цирк.
Они медленно шли с Ханной в сторону выхода, попутно прощаясь с ребятами, — комната стремительно пустела. Шеймус и вовсе не заметил, куда делись друзья Ханны — возможно, со всем пониманием решили оставить Эббот наедине с ним. Так или иначе, комната практически опустела, а желтых галстуков не было видно.
— Да, еще эта Инспекционная дружина, — Шеймус цокнул языком, в последнюю секунду удержавшись от того, чтобы крепко не выругаться, хотя бы на ирландском, — слушай, может сделаем круг? И я провожу тебя до гостиной? Если нарвемся на кого, скажем, что были в библиотеке. Или... ну не знаю. Главное, чтобы вдвоем. Двое привлекут меньше внимания, чем толпа, наверное.

+1

5

Ханна захихикала на высказывание Шеймуса о проблемах. Да, она прекрасно знала, что парень частенько ввязывается в неприятности из-за своего импульсивного характера. Это не самая лучшая черта, но девушку она восхищала, ведь сама она такой не была. Ханна редко "взрывалась" и уж тем более ввязывалась в драки. Она предпочитала осторожность, не хотела быть втянутой в конфликты. Если ее кто-то обидел, из слизеринцев, например, она расстраивалась, рассказывала обо всем подружкам, плакала в спальне. Да, и она могла сказать что-то обидное в ответ, но это все немного не то.  А Шеймус был таким уверенным в себе и своих действиях, что она не могла не позавидовать.
Когда парень назвал ее "Ханни", девушка слегка покраснела. Она была уверена, что это имя не несло в себе никакой романтической подоплеки, но все же ей было очень приятно. Интересно, а если бы они встречались, он бы каждый раз называл ее Ханни? Девушка стала срочно оглядываться по сторонам, чтобы скрыть свое смущение. Еще чего доброго, Шеймус увидит ее реакцию. Внезапно она обнаружила, что никого с Хаффлпаффа уже не осталось. Наверняка это все Сьюзен, которая поспешила уйти и увести других их подружек, оставляя ребят условно наедине. Кто как ни Боунс знала, что для Ханны очень важно разговаривать с Финниганом, а раз тот даже сам подошел и начал разговор, то точно никто и ничего не должно им помешать. А уж когда гриффиндорец предложил прогуляться да еще и проводить ее до гостиной, в голове Ханны взорвались фейерверки. Какой счастливый вечер!
- Я совершенно не против пройтись, - с улыбкой ответила девушка. - Будем надеяться, что члены Инспекционной дружины прохаживаются где-то очень далеко. Как же они мне противны, - в сердцах сказала Ханна, присутствие Шеймуса словно вселило в нее уверенность в том, что она может сказать что угодно. - Они специально караулят и подлавливают учеников, они наказывают даже первокурсников, а уж доносить на товарищей - как так можно. Я прекрасно знаю, как это тяжело, когда кто-то совершает проступок, достаточно серьезный, и мне как старосте приходится докладывать декану. Но у меня нет другого выхода, это мои обязанности, и то мне каждый раз очень неудобно это делать. А они совершают это по собственной инициативе да еще и наслаждаются своей властью. Как думаешь, все слизеринцы такие... плохие?
Ханна не сращу подобрала слово, которым хотела охарактеризовать представителей змеиного факультета, и ограничилась словом "плохие".
- Мне всегда было интересно, как они дружат между собой? И дружат ли вообще? - Ханна с горящими глаза обращалась к парню. - Способны ли они любить так же, как мы? - девушка осеклась, поняв, что неверно сформулировала свою мысль. Ох, надо срочно исправиться, пока Финниган не подумала про нее чего-то не того. А вернее того самого, но ему этого знать не полагалось. - В смысле... я имею в виду так же, как представители других факультетов. Хаффлпаффцу с хаффлпафцем, например, уютно вместе, всегда есть о чем поговорить или просто помолчать.

+1

6

Будто завороженный, Шеймус вглядывался в легкие, почти бесцветные веснушки, разбросанные по бледной коже щек, — и ее пшеничные волосы, раскиданные волнами по плечам, — глаза, такие скромные, мечущиеся, словно карликовые пушистики по клетке, — Финниган был очарован и одновременно удивлен, что не замечал ее раньше. Ее друзей, Эрни и Джастина, Шеймус знал достаточно хорошо, но до этого года сама Ханна словно бы протекла мимо него. В прошедшем году, видя на ее мантии значки "Поттер — вонючка", Финниган злился ровно столько же, сколько и на остальных, не догадываясь, что Ханна просто поддерживала своего близкого друга. Сегодня, глядя на нее, как он мог вообще думать о ней плохо? Будь он хаффлпаффцем, он бы, наверное, делал тоже самое в поддержку Диггори.

Что-то в подкорке сердца закололо остро при воспоминании о минувшем учебном годе, и об этом неудачном Турнире Трех Волшебников. Но — долго думать о чем-то болезненном Шеймус не умел. Тем более — эти золотистые волосы, так гармонирующие с хаффлпаффским галстуком.
— Плохие? — переспрашивает Финниган, увлеченный ее коротким монологом. Почему-то ему до крайности импонировало то, с какой простатой и открытостью Ханна делилась с ним своими переживаниями. Ни ужимок, никакого притворства или показнового флирта. Она говорила от души, чисто и наивно, и именно это начинало туманить его мозг. Да, Отряд Дамблдора и борьба с Амбридж — это хорошо. Но так ли хорошо, когда рядом с тобой идет такая девушка, как Ханна?

— Не знаю. Не думал, — думал, конечно, да только перед такой девушкой надо показать себя с более благоразумной стороны, — Возможно, не такие уж и плохие. От воспитания зависит. Вот ты в какой семье выросла?

Вопрос достаточно откровенный, но Шеймус уверенно подхватывает Ханну под руку, когда они выходят из Выручай-комнаты, оказываясь в пустынных, длинных и холодных коридорах замка.
Он ловит ее горящий взгляд и улыбается еще шире, чем полчаса назад, когда на уроках Гарри получилось удачное заклинание.

— Нам тоже друг с другом уютно, — говорит Финниган, имея в виду гриффиндорцев, а потом пожимает плечами и слегка кривит губы в усмешке, — ну как, относительно уютно. Сама понимаешь, — Шеймуса руками и мимикой изображает "boom", имея в виду, что их факультет даже для самих себя — это тоже самое что сидеть на пороховой бочке. — Но вы другой вопрос, конечно. А Инспекционная дружина... да власти им захотелось, вот и все. А Амбридж этому способствует, — он уж слишком повысил тон, и незаметно от девушки сплюнув, сжал кулаки. Эти разговоры... Доводили только до раздражения. Если раньше вражда Слизерина и Гриффиндора носила легкий характер, то в этом году по угоде Амбридж все изменилось в корне.

После этого всплеска, неожиданно рука Финнигана вырвалась из рук Ханны. Шеймус облокотился спиной о стену и сжал левую ногу, скорчив болезненную гримасу.
— Извини, — сжав зубы, процедил парень, — не очень-то... не очень удачные тренировки.
Это были тренировки с Алисией, после которых Финниган не ходила к Помфри, — у него болело все, буквально. Но пойти в Больничное крыло означало выдать свою тайну. А сейчас он по сути проговорился Ханне.

— Все хорошо, — он снова взял Ханну за руку и выпрямился, — показывай, куда там дальше к вашей гостиной.

+1

7

Ханна невольно смутилась, когда Шеймус сказал, что никогда даже не думал о том, все ли слизеринцы такие плохие. Она - думала, причем мысли ее сводились к тому, что да, все, ну или почти все. Исключения есть всегда и везде, сколько бы доброжелательными ни были хаффлпаффцы, и среди них есть те еще вредины и драчуны. Глядя на учеников змеиного факультета ей в каждом чудился недоброжелатель, готовый начать издеваться над первым встречным. Ханна чаще всего предпочитала обходить их стороной и не ввязываться в конфликты. А Шеймус выходит даже и не замечал, что все слизеринцы плохие, просто не обращал внимания и все. Неужели это Ханна такая замороченная? Или просто мальчишки не придают значения таким вещам? Девушке было крайне неловко, что она заговорила на это тему. А вдруг Шеймус подумает, что она из тех сплетниц, которые готовы обсуждать всех вокруг? О нет, такого Ханна просто не переживет. Неужели она сейчас своими руками создаст о себе нелестное мнение?
Но парень продолжил говорить и у Ханны немного отлегло от сердца. Но червячок продолжат поедать ее где-то глубоко внутри.
- В какой семье я выросла? - задумчиво произнесла хаффлпаффка. - В обычной семье, в самой обычной. Нас всего трое - мама, папа и я, и мы заботимся друг о друге. У меня нет ни братьев, ни сестер. Но зато есть тетя, - глаза девушки радостно загорелись, - Она отличный специалист своего дела, храбрая и умная волшебница. И, конечно же, самая добрая тетя. Жаль, у нее нет детей, тогда у меня могли бы быть кузены и кузины. Ах, я бы очень этого хотела, - мечтательно произнесла Ханна. - Быть единственным ребенком в семье - это так грустно. А ты, расскажешь мне о своей семье? - несмело произнесла девушка, ей было очень интересно узнать, в какой обстановке жил Шеймус.
Когда гриффиндорец подхватил Ханну под руку, она даже немного дернулась от неожиданности. Зачем он это сделал? Почему? Сердце у девушки бешено забилось. Она еще никогда не была так близко с этим юношей, который ей так давно нравился. Они идут рядом, под руку, вдвоем по этим пустынным коридорам, и он улыбается ей своей самой широкой улыбкой. У девушки замирает дыхание и дальнейшие высказывания про Амбридж, про Инспекционную дружину она просто пропускает между ушей. Какая Амбридж, какие слизеринцы, когда рядом идет Шеймус Финниган.
Но, кажется, настроение гриффиндорца резко поменялось. Разговоры о Амбридж и ее режиме вывели парня из себя. Девушка даже немного напугалась, когда он неожиданно сжал кулаки и повысил тон. Тема явно ему не нравилась, и он был на взводе. А тут еще новая напасть - лицо парня исказила гримаса боли и он оперся о стенку, отпустив руку Ханны.
- Что такое, что с тобой случилось, - взволнованно вскрикнула она, не дожидаясь слов парня. - Тише, тише, если тебя задевает тема о слизеринцах и Амбридж мы не будем о ней говорить, извини меня, пожалуйста, - спешно пробормотала хаффлпаффка.
Девушка дотронулась до руки Шеймуса в том месте, которым он сжал больную ногу.
- Очень болит? - попыталась она заглянуть парню в глаза. - Здесь даже присесть негде, какая неудача, - огляделась она по сторонам. - Но слушай, о какой тренировке идет речь? Ты же не состоишь в сборной своего факультета по квиддичу? Разве тебя взяли запасным игроком? - Ханна не могла пропустить такого факта из жизни Шеймуса, поэтому недоумевала. - Нет-нет, постой, давай ты передохнешь и тогда отправимся дальше, - взволнованно продолжила она. - Или все-таки хочешь двинуться в путь? - от волнения девушка даже не сразу заметала, как гриффиндорец снова взял ее за руку, а когда обратила на это внимание, радостно улыбнулась - все будет хорошо.

Отредактировано Hannah Abbott (19.03.20 21:29)

+1

8

От столь откровенной близости к Ханне Эббот кружило голову, — и даже не столько от того, насколько девушка была милой и привлекательной, — как от ощущения опасности. Увидь Амбридж девушку и юношу на столь возмутительной близости друг ко другу! Ее бы явно удар хватил. Финнигану доставляло большое удовольствие ходить по краю — и при этом сегодня он был полностью уверен, что с ними ничего не случится.

На мгновение он опешил — попросту не знал, как себя вести, куда себя деть. Что ей ответить, как вообще реагировать. Короткая вспышка боли была настолько неожиданной, что Финниган совершенно не успел собраться, не успел придумать, как реагировать дальше, а столь искреннее сочувствие со стороны Ханны и вовсе выбило почву из под ног. Пожалуй, кроме родителей, никто о нем так не заботился. Да и у гриффиндорцев подобные проявления чувств были словно по умолчанию "не приняты".

Столь неприкрытое волнение со стороны девушки не смогло укрыться от его внимание. Было видно, что Ханна действительно переживает — и за его состояние, и за то, чтобы не сболтнуть ничего лишнего. В голову закралась мысль, что уж слишком она волнуется рядом с ним. На пару секунд Шеймус задумался — а после, поняв причину, в голове взорвались фейерверки.

— Ерунда, не обращай внимание. Ну, знаешь, — Шеймус постарался улыбнуться, а сам отчаянно пытался выдумать логичное оправдание, — сам иногда летаю. Для себя. Не слишком хорошо получается, как видишь, — почему-то всю правду скрывать от Ханны не хотелось, ровно как и признаваться во всем, тем более сейчас, когда они впервые за все пять лет учебы так близко общаются.

— И вообще. Не извиняйся. Это я виноват, — поспешно добавил Финниган, почувствовав себя неловко перед ней. Они продолжили путь, но теперь гораздо медленнее, что, впрочем, было ему только на руку. Вспомнив, на чем прервался их разговор, Шеймус продолжил: — А насчет семьи. Знаешь, у меня примерно также. Нас тоже трое, только мама вышла из древнего ирландского рода, а папа простой маггл, хоть и тоже наполовину ирландец. И у меня есть дядя, Фергус, очень выдающийся, хоть и отбитый на всю голову волшебник. Мне даже втрое имя дали в его честь, — ровно как и у Ханны, когда она говорила про свою тетю, у Шеймуса загорелись глаза. Своим дядей он восхищался просто "потому что потому", хотя на самом деле он был тем еще аферистом. Точнее, авантюристом, конечно. — Он правда был не в восторге, что его сестра вышла замуж за маггла, хотя чистотой крови никто в нашей семье не болел. Но и Фергус смирился. Правда, постоянно шутил, мол, любовь зла — полюбишь и... — Шеймус усмехнулся, бросив взгляд на Ханну и непроизвольно сжал ее руку. — Я почему спросил. Наши семьи открыты новому, у нас нет каких-то предрассудков и стереотипов. А они росли совершенно в других условиях, и поэтому...  они такие, — Шеймус пожал плечами.

Отчего-то рядом с Ханной не хотелось притворяться, корчить из себя "крутого парня" свыше, чем обычно. Хотелось только, чтобы путь до ее подземелий оказался бесконечно долгим.

+1

9

Значит Ханна действительно обладала достоверной информацией, и Шеймус не был добавлен в запасной состав сборной своего факультета.  Ох уж этот квиддич, многие ученики, особенно мальчишки, порой не могут говорить ни о чем другом кроме квиддича, особенно в преддверии очередного матча. Сама Ханна относилась к этому виду спорта положительно, она любила его, но исключительно в роли болельщика. Ничто не могло бы заставить ее пойти на отбор в сборную. Во-первых, летала она так себе, на троечку, а во-вторых, она считала квиддич опасным видом спорта. Каждый раз во время матча ее сердце замирало, когда игрок, неважно своей ли команды или команды противника, делал очередной крутой вираж, резко уходил в пике, или получал удар бладжером. Она часто вскрикивала и закрывала рот руками, она вообще была эмоциональным болельщиком. Ее товарищи частенько по-доброму смеялись над ее излишней впечатлительностью во время матча. Ух, как она рада, что Шеймус не был в команде, она бы дышать не смогла, глядя как он подвергает себя такой опасности.
-Уверена, что это была лишь одна неудачная тренировка, остальные же были на высоте, - ободряюще улыбнулась она. - А вообще, ты знаешь, у тебя ведь много других достоинств, совсем не обязательно быть лучшим и в квиддиче. Отлично летают те, кто входит в сборную, у них постоянные тренировки, у кого-то врожденный талант. Но при этом эти ребята наверняка не так хороши, в чем-то другом. Кто-то может быть плох в учебе, у кого-то нет друзей. Ну, думаю, ты понял мою мысль, - махнула рукой Ханна и подытожила: - Не нужно стремиться быть идеальным во всем.
Хаффлпаффка хихикнула, когда Шеймус воодушевленно рассказывал о своем дяде. Хорошо, когда подросток, особенно это касается мальчиков, не стремится абстрагироваться от своей семьи, быть независимым напоказ, а вот так тепло относится к родителям и другим близким родственникам.
Когда гриффиндорец сжал ее руку, Ханна засмущалась. В голове побежали мысли - зачем он это сделал? Тем более после такой фразы про любовь. Не может же она ему нравится? Конечно, не может, бред какой-то. Шеймус встречался с Лавандой. Впрочем, они давно расстались, но она видела, как парень долго страдал без своей подруги. Но даже если предположить, что его чувства уже угасли, не мог же он влюбиться в Ханну? В смысле, она же просто Ханна, ничего примечательного или выдающегося. Ничего такого, что могло бы вскружить парням голову. И уж тем более она и мечтать не смела, чтобы объект ее воздыханий ответил ей взаимностью. Но может иногда как раз и стоило помечтать?
Хаффлпаффка улыбнулась, глаза ее горели и она даже решилась не отпускать его руку. Пока они шли, Аббот смотрела нарочито прямо, держа спину натянутой, как струна, словно боясь нарушить момент, боясь посмотреть парню в глаза.
- Наверное, ты прав насчет них, - продолжила она разговор про слизеринцев, все так же стараясь смотреть прямо. - Среда, в которой ты вырос, родственники - все это с детства откладывает отпечаток на всю твою дальнейшую жизнь. Вырасти они в другой семье, быть может стали бы совсем другими людьми. И, кстати, если мы продолжим идти так увлеченно болтаю, мы попадем к ним в гостиную, - хихикнула Ханна, наконец решаясь вновь посмотреть на гриффиндорца. Она деликатно развернула его в другой коридор. - Шеймус, ты немного проскочил нужный поворот, - мягко улыбнулась она, стараясь, чтобы тот не почувствовал себя неловко от сложившейся ситуации. - Вот она, наша гостиная, мы почти пришли.

+1

10

Финниган усмехнулся. Не нужно стремится быть идеальным во всем... — эти слова, произнесенные Ханной, зазвенели в голове громче эха, и закрутились по кругу, словно заевшая пластинка, — туда-обратно, туда-обратно. На минуту он настолько погрузился в собственные мысли, что едва не споткнулся и не прочесал носом весь коридор подземелья. Вряд ли это было бы хорошим завершением их прогулки.
— Много других достоинств? Могу взорвать твои учебники. И волшебную палочку в придачу, вот и все мои достоинства, — проведя рукой по взъерошенным волосам, Финниган невесело рассмеялся, — а! Еще могу устроить драку. На ровном месте, между прочим. Это талант. Безусловно.

Конечно, Финниган ерничал. Но на душе стало горько. Знала бы Ханна, почему он счесывает коленки, ломает локти и кости, и считает звездочки, лежа на траве после очередного падения с метлы вниз головой. Ни для кого не секрет, что квиддичисты пользуются популярностью у девчонок — даже те, на кого и слепая не посмотрит. Не то, чтобы у Финнигана было мало самоуверенности и напорства в общении и флирте с девушками, — нет, причина была гораздо более прозаичная и банальная до зубного скрипа. Лаванда только и делала (причем демонстративно), что уделяла внимание тем, кто играл в квиддич. И Шеймус не придумал ничего умнее, чем научиться летать и посмотреть, что на это скажет высокомерная блондинка.
Да, это в нем говорила упрямая и своенравная ирландская натура — из-за нее одни проблемы.

Задумавшись, Финниган совершенно не видел, куда ведут ноги.
— Ха, точно, не хотелось бы попасть к ним в гостиную. Говорят, там повсюду змеи ползают, — гриффиндорец улыбнулся, замерев возле входа в гостиную Хаффлпаффа и не зная, отпускать ли руку Ханны или еще рано. — А я тут был, кстати. От Пивза спасался, — глаза Финнигана невольно загорелись при воспоминании об их со Спиннет ночном приключении, и почему-то очень захотелось как-нибудь рассказать об этом Ханне. — Туда дальше картина с фруктами и вход на кухню, да?

Неловкость ситуации постепенно становилась критичной — как натянутая нить, грозившая вот-вот лопнуть. И лопнула, когда из стены вылетели Толстый Монарх и прошел прямо сквозь ребят, заставив Шеймуса и Ханну закашляться и наконец расцепить руки.
— Эх, молодежь, не так-то близко. Увидит вас этот, Баронишка Кровавый и худо будет, — смех Монарха был гулким, как уханье совы, но добродушным, — только ему не говорите, как я его назвал, хорошо? — приведение дома Хаффлпаффа сощурил глаза, всматриваясь в цвет галстука у Финнигана и разглядев, что тот красный, Толстый Монарх расплылся в довольной улыбке, подмигнул Ханне и похлопывая себя по большому животу, полетел дальше.

— Забавный он у вас тип, — пробормотал Финниган, недоверчиво глядя вслед уплывающему привидению, — ну, уже поздно, наверное. Увидимся на уроках, да?
Шеймус уже было потянулся к ее щеке, но вовремя себя одернул, и только провел рукой по плечу девушки. Разворачиваясь и чувствуя себя последним идиотом, Шеймус помедлил — всего мгновение — и решившись, так резко развернулся и перегородил Ханне вход в гостиную, что, кажется, хаффлпаффка ощутимо вздрогнула от неожиданности.

— Можетпогуляемещекакнибудь? — скороговоркой выпалил Шеймус и поняв, какую глупость ляпнул, взмолился всем великим волшебникам прошлого, чтобы не покраснеть. — В смысле, может погуляем еще? Не по подземельям только.

+1

11

- Зато у тебя хорошие друзья, - улыбнулась Ханна на фразу о сомнительных достоинствах Щеймуса. - И сам ты являешься хорошим другом. И семья у тебя отличная, вот как вдохновленно ты о ней рассказывал. И в каких-то предметах ты преуспеваешь, тебе виднее, в каких. Быть может ты очень любишь читать, или рисовать, или играть на музыкальном инструменте, или... Ну я даже не знаю, что, извини, я не очень хорошо тебя знаю, - смутилась она.
Ребята уже подошли ко входу в их гостиную, но почему-то ни один из них не спешил уходить, и разговор продолжался.
- Да, верное, дальше будет картина с фруктами, которая скрывает вход на кухню, - кивнула Ханна. - На самом деле мы довольно часто пользуемся этим входом. У хаффлпаффцев налажены доброжелательные отношения с домовыми эльфами, мы может зайти и взять что-то перекусить вечером. Ну, знаешь, чтобы посидеть уютно в гостиной около камина, поболтать с друзьями, и при этом насытить свои желудки, - хихикнула она.
Они стояли и стояли, напряжение росло. Ханна отчаянно перебирала в голове темы, на которые можно было начать говорить с Шеймусом, но как назло не могла ни за что уцепиться. Надо что-то сказать, надо что-то сказать - вертелось в ее голове. Вдруг он решит, что она пустышка и с ней совершенно не о чем разговаривать и больше не захочет общаться?
Ситуацию спас Толстый Монах, приведение факультета Хаффлпафф, выплывший из гостиной и пролетевший сквозь ребят.
- Ой, что вы, Толстый Монах, - замахала освободившимися руками Ханна, - мы просто разговаривали, ничего такого, - поспешила она оправдаться перед привидением. Но того так просто не проведешь и, удовлетворенно подмигнув ученице своего факультета, Монах уплыл по своим делам, унеся с собой это неловкое напряжение.
Увы, как бы ни хотелось Ханне, чтобы этот вечер длился вечно, пора было расходиться. Они уже попрощались, как вдруг Шеймус резко дернулся и снова встал перед ней. От неожиданности девушка вздрогнула.
- Погуляем? Вместе? - переспросила Ханна. Она отказывалась верить в происходящее. Еще пару часов назад они были друг другу просто однокурсниками, а сейчас Шеймус зовет ее погулять. Мечтательная Ханна уже рисовала картины, как они ходят по школьному двору, держась за руки, как Шеймус заботливо приобнимает ее. А вдруг, а вдруг она все же может стать его девушкой?
Улыбка Аббот расползалась до ушей.
- Да, конечно, с удовольствием, - поспешила согласиться она. - Может быть прогуляемся в школьном дворе? Можно посидеть на берегу озера? Главное, тепло одеться, чтобы не замерзнуть, - заметив, что начала тараторить, Ханна осеклась. - Договоримся завтра, хорошо? Я пойду в гостиную, уже совсем позднее время. Спасибо, что проводил, Шеймус, - лучезарно улыбнулась она гриффиндорцу. - Я очень хорошо провела время. Доброй ночи!
Хаффлпаффка помахала рукой и скрылась за дверью, ведущей в гостиную факультета. Там, убедившись, что Шеймус уже не видит ее, бегом помчалась в спальню, где плюхнулась на кровать и немного глупо, по-девичьи, захихикала.

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 13.01.96. I'm here and waiting for you