Drink Butterbeer!

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 05.12.95. Танец на цыпочках


05.12.95. Танец на цыпочках

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://i.ibb.co/jwy14QX/00.gif
Ursula Penkridge & Nathaniel Urquhart
5 декабря 1995 года
Чёрное озеро

Её новой страстью стали танцы. Его новой страстью стала она.

+1

2

Урсула с детства любила музыку, но никогда и не задумывалась над тем, чтобы двигаться в такт, а не исполнять его. Этот год стал для неё новым для открытий и она наконец позволила себе выдохнуть.

Ночные вылазки были опасной затеей, но ни Амбридж, ни декабрьский холод не могли помешать её планам.

До Чёрного озера она добралась бесшумно и незаметно, сбросив у берега теплую мантию и оставшись в самодельной балетной юбке и серебристой майке, натянула пуанты. Лунный свет раскрывал её с другой стороны, заставлял чувствовать себя свободной и лёгкой.

Собственный ритм, выдуманная мелодия в голове и короткие на-на-на-ммм себе под нос помогали ей представить себя в том самом амплуа балерины. Кончики пальцев оледенели, нос и щеки зарумянились, но об этом она подумает утром, а сейчас только Луна и взмахи руками, переплетение ножек и умиротворяющая тишина....

+1

3

Натаниэль патрулировал коридоры, когда ему вдруг захотелось выйти на улицу. Он не знал, почему ― он не был романтиком, никогда не чувствовал нужды в игре лунного света на глади Чёрного Озера или в шуме листвы Запретного Леса. Просто ему захотелось ― без каких-либо причин.

Юноша бесшумно выскользнул из замка, полной грудью вдохнув морозный декабрьский воздух. Пожалуй, ему не хватало уединения ― в замке, гостиной и спальне всегда находились какие-то люди, даже по школьному двору до отбоя ходили толпы. А сейчас не было никого. Невольно он вспомнил о том, как, будучи студентом младших курсов, приходил в настоящий восторг, когда родители оставляли его дома одного ― хоть и с домовиком, ― а он опустошал запасы сладкого и носился по дому, заглядывая во все уголки, которые были запретными.

Нэйт поплотнее запахнул мантию и двинулся в сторону Чёрного Озера.

Отредактировано Nathaniel Urquhart (15.03.20 20:36)

+1

4

Пенкридж находился в восхищении от своего дела. Её движения местами были грубыми и резкими, но ведь простительно, да? Она не профессиональная балерина и занялась этим буквально с месяц назад, но то, как горели её глаза в этот момент - заметил бы каждый, будь на улице не поздняя ночь, а день.

Она наклонилась так близко к воде, что зачерпнула немного ладонью и взмахнула, что капли воды, будто под водопадом, сыпались на неё. Она улыбалась. Так широко, как никогда бы не позволила себе в обществе других людей. Она должна - должна - быть серьезной, не вызывать насмешок и издёвок. Она должна перебороть себя и справиться со своими обидчиками. И чем больше думала об этом, тем жестче становились её приземления на носок, а руки будто взбунтовались с безудержном диком танце. Будто выплёскивала весь свой гнев и ненависть во время танца.

Она ненавидела своих обидчиков, тех, кто смели открывать свой гнусный рот в её адрес. Было невыносимо сложно держать всю эту боль в себе...

+1

5

На улице было темно, холодно и очень тихо, а скрип снега под ногами и сбивчивое дыхание были единственными звуками, прорезавшими вечернюю тишину.

Движение на берегу Чёрного Озера Натаниль увидел только тогда, когда подошёл к нему совсем близко. Сначала он хотел выйти из своего укрытия, ― слизеринец стоял за деревом, ― наложить на нарушителя взыскание и проводить его до замка, по дороге рассказывая о важности соблюдения школьных правил. Ургхарт даже сделал несколько шагов по направлению к танцующей странный танец фигуре, но вдруг застыл, чувствуя, как у него заныло в животе.

Потому что он узнал девушку. Это была Урсула.

Нэйт сделал несколько шагов назад и спрятался за деревом. Он тихо сполз на землю, покрытую тонким слоем снега, сел и, оперевшись плечом о ствол, во все глаза уставился на Пенкридж. Красивая, грациозная, стройная, почти невесомая… Он любовался ей, зная заранее, что не выдаст девушку ни Амбридж, ни декану.

Потому что Ургхарт ещё не вполне осознавал то, что в его душе зародилась любовь и нежность к Урсуле, что с этого самого дня и до самого последнего вздоха он будет защищать её от бед всеми возможными способами.

+1

6

Она была счастлива. По-настоящему счастлива. Не смотря на этот ужасный год, появление Амбридж в школе, её дурацкие правила. Она будто плыла по скользкому льду, нежели танцевала на хрустящему снегу. Кончики пальцев на ногах уже отказывали, но она сквозь боль и пробирающиеся слёзы продолжала танцевать. До боли в суставах, до хруста колен, до изнеможения. Она умела отдавать себя чему-то... или кому-то полностью, если уж бралась за дело, то шла до конца и ничто не могло ей помешать.

Горячее дыхание клубами пара кружилось вместе с ней и она чувствовала такое расслабление, будто и вовсе не морозный декабрь. Будто она одна на всём белом свете. И ничто не дало бы ей таких эмоций, как освежающая морозность и уединение с собой.

Она танцевала танец на цыпочках, чтобы подняться выше, казаться выше. Чтобы тянуться к тому, что недосягаемо. Руками размахивает так неуклюже, что кажется вот-вот и потеряет равновесие, но шаг её твердый и уверенный.

В какую-то секунду она замирает на месте, поклоняется несуществующим зрителям и выдыхает. Её тут же окутывает декабрьский мороз, она поднимает с земли мантию и кутается в неё, но так так долго пролежала в снегу, что ни капли не согревает. Урсула еще некоторое время стоит и смотрит на водную гладь никогда не замерзающего озера. Наслаждается ночью и тишиной...

+1

7

Она танцует, отдаваясь моменту, не чувствуя холода, не обращая внимания ни на что, кроме своих аккуратных па. Она прекрасна, ― Натаниэль не может отвести взгляда от хрупкого тела и тонкой талии, которая, кажется, вот-вот переломится пополам.

Ургхарт понимает, что не должен здесь находиться, что он не вправе посягать на её мир, уединённый и спокойный; но он понимает также и то, что не может оторвать от неё своего взгляда. Вернуться в тихий, уютный замок, сесть у тёплого камина вместе с одной из последних бутылок огневиски было бы хорошей идеей в любой другой вечер, кроме этого. Если бы кто-нибудь из его друзей узнал о том, что он предпочёл девушку алкоголю, над ним бы начали потешаться. Но Нэйт не думает об этом ― он вообще ни о чём не думает, только наблюдает за Урсулой, которая, закончив танцевать, кутается в мантию, холодную от долгого лежания на мёрзлой земле. Ему хочется подойти к девушке или крикнуть, что она волшебница, что она может согреться с помощью магии, но слова застревают в горле; он не произносит ни звука, жалея о том, что вынужден прятаться, но чувствуя благодарность к ней за то, что она так прекрасна и так близка, и в то же время неуловима.

+1

8

Она украдкой смотрит по сторонам, проверяя, нет ли за неё слежки. В этом Хогвартсе никогда не знаешь, кто тебя может увидеть. Но вроде как всё прошло хорошо, она с уверенностью возвращается в замок и тот её тут же окутывает своим теплом. Урсула идёт в подземелья так же, как и уходила. Скребучись по стенам, словно тень невидимого человека, выглядывая из-за угла, пряча белые пряди за ухо, выглядывает, не идёт ли Филч. Из-за такой разнице температур её тело начинает покалывать и она скорее хочет очутиться в постели. Лучше бы в ванной, но среди ночи она точно перебудит половину школы. Урсула в последний раз оборачивается назад, но там пусто. Хотя в какое-то время ей почудилось, будто её спину прожигают взглядом. Просто паранойя ничем не обусловлена. Урсула благодарит Салазара за то, что в гостиной не оказался какой-то пьяный старшекурсник и прошмыгивает в свою спальню, наспех стягивает пачку, пуанты и другие атрибуты, кутается в махровый халат и ныряет под одеяло. На её лице замирает счастливая улыбка, а свет Луны отбивается от светлых волос нежным синим цветом...

+1

9

В конце концов она уходит ― прекрасная, неуловимая, ― оставляя его одного. Натаниэль может не прятаться, но он сидит на том же месте, недвижимый, словно на него наложили Петрификус Тоталус. Он не думает ни о чём и в то же время обо всём сразу, а в памяти то и дело появляется образ прекрасной слизеринки в балетной пачке.

Пройдёт, по меньшей мере, пятнадцать минут, прежде чем он встанет с мёрзлой земли, отряхнёт мантию от налипшего на него снега и вернётся в замок, а когда вернётся ― сразу же уснёт, чтобы увиденный им образ вернулся в прекрасном сновидении.

Отредактировано Nathaniel Urquhart (16.03.20 01:14)

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 05.12.95. Танец на цыпочках