Drink Butterbeer!

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 17.04.95. Don't be so boring


17.04.95. Don't be so boring

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

https://i.ibb.co/QvGVYWN/tumblr-inline-phzxqohjmf1ricaxd-400.gif https://i.ibb.co/5jZK4Vd/tumblr-inline-oyx4s0bh9w1rmgnb5-400.gif
Stephen Challock, Victoria Frobisher
17 апреля 1995 года
Хогвартс, гостиная факультета Гриффиндор, позже - квиддичное поле

Когда от бесконечной зубрежки уже гудит голова, неожиданная прогулка может принести даже больше пользы, чем кажется.

+3

2

— Ага, да. Правильно. Э-э-э, не совсем, — Стивен поглядел на Викторию поверх учебника по Истории Магии. Девушка сидела в кресле по соседству и явно была не рада повторению предмета, который на уроках жутко нудным голосом объяснял мистер Бинс. За всё то время, что Чаллок знал подругу (а это было с самого детства), он научился читать по лицу некоторые из её эмоций и будто бы даже мыслей. Как раз в данный момент Викки дождаться не могла того момента, когда настанет пора отложить в сторону скучный предмет.
Со стороны Стивен именно так и расшифровывал эмоции девушки, но как раз сегодня он хотел бы ошибаться. Его самого не прельщала мысль о том, чтобы слушать лекции старого, вернее, уже давно умершего профессора ближайшие два года, и Чаллок твёрдо настроился на то, чтобы получить как минимум «В», а уж как максимум «П» на СОВ и с чистой совестью не идти в кабинет профессора Бинса больше никогда. И тот же энтузиазм было бы замечательно передать и Викки.
По этой причине Стивен без всякой спешки, чтобы погрузиться в атмосферу предмета, сверял ответы Виктории на вопросы с текстом в учебнике. И Стив понимал, что обоим было над чем работать.
Перелистнув страницу книги, он пробежался глазами по тексту, немного помолчал, а потом задумчиво поглядел на подругу. Выдохнув, он произнёс и отвлёкся на учебник:
— Думаю, я знаю, что тебе поможет. Войны волшебников с великанами. Закончились в девятнадцатом веке, — Стивен прочитал заголовок параграфа. Затем вновь посмотрел на девушку. — Эту тему мы ещё не повторяли. Викки, она тебя увлечет, даже не сомневайся! — не без воодушевления в голосе сказал Стив чуть громче, но всё же не с той громкостью, чтобы помешать остальным, кто готовился к СОВ в гостиной. А сам уже чувствовал, что голова скоро треснет. Но надо было постараться сделать так, чтобы они с Фробишер получили высокие оценки. Стивен — чтобы потешить своё самолюбие («Не зря же я ещё в детстве начал читать Историю Магии!»), а Викки — хотя бы за компанию. Не одному же Чаллоку потом кичиться своим «П». Как он надеялся, конечно.

+2

3

Увесистый том по Истории Магии Фробишер расположила у себя на коленях, и теперь периодически придерживала книгу, которая, похоже, так и норовилась упасть ей на ноги. Подготовиться вместе к СОВ было идеей Стивена, а Викки, пусть и не была в восторге от этого, не могла бросить друга на съедение бесконечной вереницы дат, да великих имен, обладатели которых, похоже, соревновались между собой в том, кто назовёт себя так, чтобы у всех потом ломались языки.

Да, с Историей Магии у Виктории была взаимная неприязнь еще с первого курса и, честно говоря, она прекрасно осознавала, что получит за эту дисциплину оценку не выше «Слабо». Но Чаллок всегда верил в лучшее, и гриффиндорка не спешила его разочаровывать. Что ей несколько часов зубрежки? К тому же, какая-то информация и вправду укладывалась в голове, вот только Фробишер была уверена, что к моменту сдачи СОВ она успеет вылететь у нее из головы раз сто. Что же, не быть ей историком. Какая жалость.

Бесконечное перелистывание страниц книг помогало мало, а потому через какое-то время ребята решили проверить свои знания и ответить на несколько вопросов, не прибегая к помощи учебников. Виктория была первой, и по лицу друга она явно понимала, что справилась с этой задачей из рук вон плохо. И почему они начали не с Заклинаний? Вот где девушка чувствовала себя, как рыба в воде.

- Возможно, великаны и вправду интереснее, чем всеевропейские Хартии волшебников, - она поморщилась, с неким подобием ненависти, вспоминая тему, которую пыталась выучить уже больше часа, и вернулась к оглавлению тома, чтобы найти необходимую ей главу. Фробишер сомневалась, что из этой темы ей запомнится больше информации, но, по крайней мере, ей больше не придется зубрить безумно длинные наименования Хартий и имена их представителей, что для девушки уже было настоящим спасением. И почему ей так легко запоминать заклинания, а исторические факты сразу забываются, стоит закрыть книгу? Быть может, ей стоило бы взять мастер-класс у Гермионы Грейнджер, которая, пусть и была младше Вик на год, уже была умнее нескольких семикурсников. Впрочем, этому могло быть и достаточно простое объяснение: за пять лет Фробишер редко видела младшую гриффиндорку не с книгой в руках. Нет, так бы она точно не смогла, слишком неусидчивая. Даже сейчас, Викки уже практически лежала в кресле и всячески боролась с желанием сделать перерыв. Девушка знала: устрой она хоть небольшую передышку, к учебе сегодня точно не вернется.

+2

4

Не нужно было получать «П» по Прорицаниям, чтобы понять, как сильно Викки хотела поскорее избавиться от учебника по Истории Магии и списка вопросов, которым её принялся атаковать Стивен. Для него История Магия не представлялась лёгким предметом, как не мог представляться ни один из существующих, потому что каждая дисциплина требовала тех или иных стараний, но по сравнению с Защитой от тёмных искусств, например, даты и личности всё же были куда более простыми для запоминания.
— К тому же, о великанах можно поговорить и ближе к настоящему времени. В первой магической войне, например… — начал Стивен вслух, а продолжал уже про себя, вчитываясь в тему и уже через секунду переключившись на другую, которая попалась на глаза. В такие моменты он пропадал для Викки, но довольно быстро выныривал из данного состояния с помощью очередных слов, во время которых смотрел только в страницы. — Однако! Конкретно сейчас можно повторить и Турнир волшебников. Первый состоялся в 1294 году. Хотя я не уверен, что профессор Бинс вообще в курсе, что у нас в этом году Турнир, — продолжил Чаллок уже тогда, когда снова поднял взгляд на подругу. В компании учебника по Истории Магии Стива можно было спутать с увлечённым рейвенкловцем, но стоило поменять книгу на любую другую, и вряд ли интерес остался бы прежним.
Понимая, что Викки порядком устала от вопросов в том числе и о великанах, Стивен захлопнул, нет — аккуратно закрыл драгоценную книгу и оглядел стопку учебников, сложенную в кресле, тут же.
— По-моему, на сегодня с Историей магии хватит. И что же может быть лучше, чем, — Чаллок выхватил первую попавшуюся книгу и тут же почувствовал, как улыбка гаснет с каждой секундой, а на лице образуется выражение полнейшей апатии, — … нумерология?
Теперь уже Стивен посмотрел на девушку с молчаливой мольбой о спасении. Ему было совсем не смешно, что существовала Нумерология, а вместе с ней и экзамен. Мозги постепенно закипали, и теперь не только одна Фробишер могла «похвастаться» зарождающейся скукой. И прежде чем состояние безразличия ко всему захватило бы обоих гриффиндорцев, Стивен быстро оценил все «за» и «против», а затем предложил:
— Другой предмет или перерыв?
Признаться честно, за всей этой подготовкой к СОВ у Стивена практически не выпадало возможности поговорить с Викки о чём-либо, кроме учёбы. А, по мнению Чаллока, мир не вертелся вокруг занятий. Кто-то из профессоров с ним не согласился бы, но в Стивене жила надежда, что те не являлись легилиментами, а значит, можно было без опаски продолжать думать так же.

+2

5

Фробишер правда пыталась вникнуть в новую тему, но слова упорно не хотели складываться в предложения, перед глазами все расплывалось, а голова гудела так, словно по ней несколько раз ударили метлой. Стивен, к счастью, настолько сильно увлекся войной с великанами, что мало обращал внимания на Викки, а потому девушка могла со спокойной душой только делать вид, что изучает учебник, периодически лишь перелистывая страницы, да пытаясь придать своему лицу выражение глубокой мученической задумчивости. Последнее, впрочем, не было такой уж тяжелой задачей: гриффиндорка настолько устала, что притворяться совсем не приходилось.

- Не думаю, что профессору Бинсу под силу даже различить своих учеников, что уж говорить у Турнире, -  и зачем держать призрака в качестве преподавателя? Иногда Виктории казалось, что тот ни у кого и не спрашивал, можно ли ему остаться работать в школе или нет. Да и был ли в этом смысл? Ведь даже собственная смерть не разлучила профессора с его драгоценной Историей Магии. Как жаль, что он, пусть и казался вечно сонным и неторопливым, глупым вовсе не был: пожалуй, за столько лет работы Бинс изучил все уловки студентов, как свои пять пальцев, так что, все еще витавшая в голове у Викки идея списать на экзамене с каждым мгновеньем казалась ей все более рискованной.

- Нумерология? Да ты моей смерти хочешь, - уже чуть ли не взвыла девушка, когда Чаллоку наконец-то надоели и нудные Хартии, и войны с великанами, но тот, к большому сожалению Фробишер, вместо того, чтобы отправиться на заслуженный отдых, потянулся к другому учебнику. Нет, у нее точно сейчас взорвется голова. – Голосую за перерыв.

Викки вымученно улыбнулась, убрала книгу на стол, и наконец, встала на ноги, чувствуя насколько сильно они затекли за часы, проведенные в гостиной факультета. Она определенно знала, что ее исцелит – свежий воздух. Но слоняться по территории Хогвартса одной совсем не хотелось. Быть может, стоило позвать Стивена и, наконец, узнать, происходило ли в его жизни что-то поинтереснее СОВ и бесконечной зубрежки? Ведь последнее время Вик казалось, что они превращаются в рейвенкловцев. Причем, в самых запущенных.

- Как насчет небольшой прогулки?, - она бросила взгляд на гору книг, почувствовав острое желание оказаться от них как можно дальше, - Мне нужно проветрить голову перед сном.

+2

6

Стивен мог поставить галлеон, если хотите, на то, что Викки не захотела бы продолжить обучение ни при каком условии. Если сам Чаллок ещё мог с удовольствием вчитываться в Историю Магии, то на Нумерологии был солидарен с подругой — это верная смерть как для Виктории, так и для Стивена. Именно поэтому перерыв пришёлся бы как нельзя кстати.
Тело порядком затекло, и Стивен в очередной раз пожалел, что не состоял в команде по квиддичу. Вот где можно было и потренироваться, и отдохнуть в то же время от горы учебников и долгих часов повторений или заучивания материала. За всей этой зубрёжкой недалеко было и до того, чтобы стать полноправным студентом Рейвенкло, но Стивен и Викки вовремя нашли решение.
Поднявшись, гриффиндорец улыбнулся подруге в ответ, и, наверное, в этом жесте отразилось бесконечное счастье, потому что Чаллок был безмерно рад наступившему перерыву. Он вмиг позабыл о том, что совсем недавно увлечённо зачитывался строчками из учебника по Истории Магии, и теперь был готов прогуляться. Особенно вместе с Викки. Когда под рукой не оказалось учебников и те были убраны на стол, у Чаллока вновь пропали все мысли из головы. Во время того, как они с Фробишер совместно повторяли темы, спрашивали друг друга и проверяли, всё было до невозможности просто. Но стоило Стивену кивнуть в ответ на предложение Викки прогуляться, как его привычно весёлое настроение, громкий голос и быстрая речь куда-то провалились. Вероятно, в подземелье.
Стивена словно подменили, хотя никогда прежде такого в общении с подругой, да и с кем бы то ни было, у Чаллока не наблюдалось. Разве что за совсем редкими исключениями.
Он с Викки вышел из гостиной и, не пройдя и двух шагов, решился задать, казалось бы, вполне обычный вопрос:
— Эй, Викки. Знаю, что ещё рано, но какие у тебя планы на лето?

+1

7

Кажется, при слове прогулка Стивен засиял ярче любого "Люмоса" и Викки невольно хмыкнула. Похоже, от подготовки к СОВ хочет сбежать куда подальше не только она одна. Ребята прошли к выходу из гостиной, и Викки, не сговариваясь с другом, направилась в сторону квиддичного поля. Ноги, скорее, несли ее сами - голова все еще отходила от огромной порции информации (нужной и не очень), полученной всего лишь за один вечер. Квиддичное поле вполне могло сойти для места "исцеления", даже без полетов на метле. Просто побродить по трибунам уже казалось неплохой идеей, к тому же, сядь она на метлу, непременно свалилась бы от усталости. Нет, ночь Викки хотела все же провести у себя в спальне, а не в Больничном Крыле в компании мадам Помфри.

Стивен молчал, а девушка не спешила начинать разговор первой. Возможно, в любой другой момент подобная неловкость показалась бы Виктории, как минимум, странной, но сейчас было совершенно не до этого. К тому же, как только подобные мысли начали таки закрыдываться ей в голову, Чаллок все же перестал играть в молчанку, и Викки, отбросив ненужные размышления из головы, полностью сосредоточилась на вопросе друга.

Естественно, про каникулы она еще не думала. Слишком много всего происходило: Турнир Трех Волшебников, подготовка к СОВ, да и о своей личной жизни забывать не следовало. О планах на будущее думать времени не было, о чем и она и поспешила сообщить однокурснику:

- Пока никаких. Конечно, надо будет хоть немного побыть дома и порадовать родных своим присуствием, - да, она очень скучала по семье, но не была уверена, что стоит рисковать и оставаться в Эдинбурге на все каникулы. Мать она даже летом видела не особо часто, а бабушку и дедушку было куда легче любить, когда ты не находишься с ними в одном доме. - А что, есть какие-то идеи?

+1

8

Поле для квиддича действовало как надо. Даже без тренировок (которых, к сожалению, у Стивена пока не предвиделось) здесь становилось проще. Нахождение на трибунах, ещё и рядом с Викторией, напоминало о том, как прекрасен мир за пределами учебников и пергаментов. Учиться, конечно, тоже было здорово в какой-то мере. Не в той мере, как учёбу любили рейвенкловцы, но в целом — знания могли пригодиться в дальнейшем. И некоторые уроки действительно стоили того, чтобы не только на них ходить, но и с интересом читать учебники после занятий. Да.
И всё же квиддич, безо всяких сомнений, был интереснее всего остального.
— Вот бы попасть в команду в следующем году. Им не хватает немного свежих лиц, — стараясь отвлечься от собственного непривычного настроения, которое проявлялось в долгом молчании и отсутствии улыбки, произнёс Стивен.
Всё ещё прогуливаясь мимо трибун, словно ища свободное место, которое здесь как раз и было абсолютно везде, или же просто отдыхая после долгого нахождения в сидячем положении, Чаллок выслушал слова девушки. Именно тогда он вновь вспомнил о лёгком напряжении, сковавшим его, когда они с Викторией вышли из гостиной. Это было непонятно, это было незнакомо. Незнакомо было испытывать неуверенность именно рядом с подругой, которая, кажется, лучше самого Стивена знала его, а он — её, и они всегда вели себя именно так, какими были на самом деле. И не так уж и часто, или почти никогда, между ними не наступало неловких пауз, не нарастало молчание от того, что они не знали, с чего начать разговор. Сейчас можно было с лёгкостью списать всё на общую усталость, и это радовало Стивена. Пусть подруга так бы и думала, а не понимала, что на самом деле Чаллок чувствовал себя по-другому из-за этого импова вопроса.
Наконец, гриффиндорец услышал ответ и чуть улыбнулся:
— Есть, — да соберись ты уже, Чаллок. Как раз тогда он повернул голову в сторону Виктории и продолжил. — Что думаешь насчёт того, чтобы приехать к моей семье? То есть к нам домой. Как всегда, будет полно родственников и минимум места, где с трудом можно не отдавить кому-то ногу, но ты ведь ни разу не была у меня дома. Мои родители только «за», чтобы ты приехала.
Конечно же, Стивен их ещё об этом не спрашивал, но в этом и не было нужды, ведь те были рады новым гостям всегда, несмотря на то, что их и так было предостаточно в летние каникулы. К тому же, Стивен звал Викторию. Ту самую подругу, о которой семья Чаллока была наслышана ещё с самого первого курса. Ну а лето было отличной возможностью для матери с отцом познакомиться с Фробишер, а самому Стивену провести с ней время и, может, перестать вести себя так, словно он впервые в жизни приглашал девушку на свидание. И вообще, он в этот раз приглашал Викки просто погостить, а не на свидание...
Что вообще с ним творилось? Они ведь были друзьями. В какой-то момент Стивен почувствовал, что лучше бы пол сейчас под ним провалился, но только под ним.

+1

9

Для многих гриффиндорцев квиддич являлся чем-то священным: спальни были завалены плакатами с любимыми командами, на матчах трибуны львов были самыми шумными, а их команда последние несколько лет заслуженно считалась самой сильной. Неудивительно, что на отобор шли практически все, включая первокурсников. Конечно, это было похвально, но Фробишер в последнее время все чаще превращалась в скучную реалистку и была в чем-то права, ведь при таком раскладе, конкуренция взлетала до небес и шансы попасть в команду снижались практически до нуля. К тому же, многие из членов команды попадали туда еще на младших курсах. Взять того же Гарри: тот летал с одиннадцати лет. Да, Поттером она определенно не была.

Но, по крайней мере, отборочные всегда помогали развеяться. Вне зависимости от результатов, здорово было, наконец, устроить не дружественный матч, где ты знаешь тактику каждого игрока, как свою собственную, а что-то более серьезное.

- Да, отборочные я точно не пропущу, - констатировала очевидное Викки (уж кому как не Стивену было знать, как девушка любила квиддич?), - Я, конечно, не Гарри, но играть тоже умею. Стать бы вратарем! Уверена, я буду не хуже любого мальчишки.

Разговор не клеился, и Виктория уже начинала жалеть, что выманила уставшего друга из гостиной. Его, может, никто и не заставлял идти, но гриффиндорка знала, что порой Чаллок попросту не мог ей отказать. Подготовка к СОВ определенно выжимала из них все соки, раз даже говорить сил не оставалось. Еще совсем недавно они могли не замолкать ни на секунду: темы для разговоров всегда находились как-то сами собой. Сейчас же Фробишер чувствовала себя так, словно оказалась в компании едва знакомого ей человека, которому очень боялась сказать что-то не то.

- Только за? Значит ты много им обо мне рассказывал?, - с улыбкой спросила Викки, по дружески подтрунивая Стивена. Приглашение друга вызвало у нее легкое волнение: пусть с Чаллоком они и общались с первого курса, это не означало, что она точно понравится его родным. И почему она чувствовала себя так, словно собирается познакомиться с родственниками жениха, а не лучшего друга? Это всего лишь старый-добрый Стив, что может пойти не так? - Думаю, это замечательная идея! Может, тогда на зимних каникулах ты приедешь ко мне?

+1

10

Ужас какой-то творился, но Чаллок в самом деле не узнавал сам себя. Мысли о квиддиче даже как-то затерялись на фоне молчания и редких разговоров, непривычно коротких, после которых вновь наступала тишина. Стивен редко ощущал неловкость, когда заговаривал с девушками, которые ему нравились и с которыми ему хотелось не то просто пофлиртовать, не то пригласить на свидание. Всё это было до того просто, беспечно и порой шутливо, что не было и момента на то, чтобы почувствовать себя как-то нет. Проще, наверное, мог быть только момент, когда Стивен решил записаться на факультатив по изучению упырей после того, как в начале пятого курса в голову стрельнула мысль: «Хочу туда ходить!» И на музыку ещё, чтобы получить прекрасное, на взгляд Стивена, сочетание.
Почему же сейчас становилось непросто? Чаллок лишь хотел позвать Викки к себе домой и даже не на свидание. Он будто пребывал во сне или в тумане, не совсем понимая, что происходило с его мыслями и почему слова запоздало срывались с языка или и вовсе звучали странно.
Одно лишь было точно — Стивен поддерживал подругу и знал, что у неё всё обязательно получится. Даже если они оба были настроены на получение одного и того же места в команде, гриффиндорец верил в возможности Викки и ни на йоту не сомневался.
— Я тоже так думаю, так что, шестой курс и команда Гриффиндора, ждите Викторию Фробишер! Знаешь, я бы даже принимал ставки, если кто-то решил бы со мной поспорить на то, что ты не пройдёшь. Никогда не поздно получить несколько сиклей на таких вот личностях.
Но стоило разговору о квиддиче ненадолго смениться другим, как вновь наступала давящая тишина, настолько чужая в общении Викки и Стива, когда они оба просто прогуливались и отдыхали.
— Ну нет, не-ет, мои родители не понимали, чего мне не сиделось спокойно и зачем я решил записаться на изучение упырей, так вот я добавил, что ещё и тебя туда заманил. Поэтому и пришлось о тебе рассказать,— отшутился Стивен, почувствовав аналогичное настроение подруги. Это во многом спасло ситуацию. — Но вот с остальными родственниками, которые о тебе не знают, тебе предстоит познакомиться. Заготовь короткую речь, чтобы не пришлось задерживаться с рассказами, а иначе так всё наше время и пролетит. Тебя ведь не пугает это задание? — в шутку спросил он, вопросительно подняв брови.
Дальнейшее предложение Викки гриффиндорец воспринял с особым энтузиазмом и неподдельной радостью.
— А вот тут я точно не могу и не хочу отказываться. Твоя семья же не будет против? Могу тоже заготовить долгую вступительную речь, как мы познакомились и говорить, что меня никто не выгонял из дома, а на самом деле я знаком с тобой ещё с первого курса, поэтому и приехал в гости.

+1

11

- Похоже, у меня есть отличная группа поддержки, а это уже полдела!

Разговаривать о квиддиче всегда было просто. Эта тема не касалась ничего личного и волнительного, а перебрасываться шутками можно было до бесконечности. Сейчас это играло, как нельзя на руку: отчего-то именно когда разговор зашел о спорте, Викки вновь почувствовала, что рядом с ней ее лучший друг, а не какой-то незнакомец.
Нет, с Чаллоком определенно было что-то не так. Как же аккуратно у него все разузнать? Она никогда не была сильна в подобном. Куда проще для девушки было спросить все напрямую, но она не была уверена, что это будет правильно в сложившейся ситуации. Вдруг Стив просто устал и она зря себя накручивает?

- До сих пор не понимаю, почему мы туда записались. Но, по крайней мере, это поинтереснее того же Искусствоведения, – засмеялась Фробишер. От искусства она была так же далека, как тролль от грациозности. – Думаю, я справлюсь с этой нелегкой миссией. Уверена, я смогу очаровать всю твою многочисленную родню.

Конечно, насчет последнего она все еще немного сомневалась, но другу об этом было знать необязательно. К тому же, чаще всего она и вправду производила приятное впечатление на окружающих. Возможно, дело в улыбчивости и открытости. Уж точно не в легкомысленности, глупой храбрости и умению влипать в неприятности – Гриффиндор определенно был ее факультетом. Хорошо, что об этих ее чертах люди узнавали уже потом, когда от Фробишер «избавиться» уже было практически невозможно.

Стивена обрадовало предложение Викки, и гриффиндорка не сдержала улыбки. Ее друг никогда не скрывал своих эмоций. Это девушке и нравилось в нем больше всего. Она часто бывала в гостях у своих однокурсников, но к себе приглашала немногих. Возможно, ей казалось это слишком личным, а может она боялась, что друзьям будет у нее скучно. Семья ведь у нее была самая обыкновенная: ни авроров, ни драконологов, ни прочих представителей геройских профессий. Бабушка могла лишь часами рассказывать о своем саде, да готовке, а дед и вовсе предпочёл бы помалкивать. Конечно, всегда оставался Эдинбург, поистине волшебный город. Викки могла рассказывать о нем часами, и знала много интересных местечек, но пока делилась ними только с Беллой. Возможно, Стив станет еще одним исключением из правил? Все же для нее он был одним из самых близких людей.

- Конечно, не будет. Вот только не думаю, что бабуля тебе поверит. У нее все голодные и несчастные, - да, возможно, причина малого количества гостей была еще и в этом. Родные любили ее всячески позорить. Но у Чаллока была похожая ситуация, только усиленная в стократ, так что Фробишер на этот счет не особо волновалась. – Главное, чтобы не подумала, что ты мой бойфренд. Иначе допроса нам не избежать.

+1

12

Конечно же, у Виктории была отличная группа поддержки. Стивен давал ей понять, что ей не стоило в этом сомневаться. Случись что, он выступит за неё, да и без неприятностей будет всегда на её стороне. Возможно, в этот день Чаллок думал об этом слишком много. И вообще, он много думал не о том. Мысли его крутились возле одной-единственной темы, которая заставляла Стивена нахмуриться от непонимания. Когда они с Викторией были окружены учебниками, когда их мозги были забиты информацией из параграфов, всё было прекрасно. Но достаточно было ненадолго отложить всё в сторону, как настроение, которое преследовало Стивена не первый день, начинало действовать с силой и даже действовать на нервы. Чаллок уже и не помнил, когда посмотрел на лучшую подругу под другим углом и зачем вообще это сделал. Почему он только сейчас заметил, что она, в первую очередь, девушка, она, имп возьми, красивая и… в общем, всё шло наперекосяк.
Каким облегчением было отвлекаться на все эти разговоры об упырях и:
— Искусствоведение? О, всё, что я смыслю в искусстве, это, пожалуй… — и Стивен замолчал, а потом развёл руками, — вот и всё. Упыри и те полезнее. Мы хотя бы знаем, чем одно привидение отличается от другого и как их распознать. Чем тебе не ценная информация? — сказал Чаллок, усмехнувшись. — Можем поведать это моей семье. Я не сомневаюсь в твоих силах их очаровать, но тогда они точно поймут, что мы лучшие друзья. Или оба свихнулись настолько, что говорим об учёбе на каникулах. Кто о ней вообще может говорить на отдыхе? — он медленнее обычного поморгал, приподняв брови и представляя ужасную картину, где день напролёт они с Викторией обсуждают, например, зельеварение. Страшное зрелище.
Пожалуй, и без обсуждения учёбы с факультативами Викки бы понравилась родителям Стива. В своих мыслях мистер и миссис Чаллок этих двоих уже и женили бы. А лучше бы вместо этого решили накормить, как бабушка Виктории:
— Голодным быть я совсем не против, так что первое время могу изображать роль изгнанника ради твоей бабушки и меня, конечно.
Стивен снова почувствовал себя, как обычно, весело, однако на следующих словах замешкался и только потом нелепо рассмеялся.
— Да нас же проще за брата с сестрой принять, чем за парочку, ты о чём?
И помолчал.
— Интересно, все бабушки такие, или нет? Хотя у меня, к примеру, родители — главные сводники. Стоит мне заговорить о какой-то однокурснице, как они готовы вести меня и её под венец. Лучше я своих сразу предупрежу о том, чтобы они не рассказывали нам кучу своих романтичных историй.
Стивен откровенно разошёлся с болтовнёй. Но как ещё можно было замять эту тему?..

+1

13

- Боюсь, тогда после каникул у меня тебя не поднимет ни одна метла, - Викки, конечно, говорила несерьезно, но, как известно, в каждой шутке есть доля правды. Бабушка любила душить окружающих своей заботой. Того и гляди, действительно закормит ее бедного друга, параллельно рассказывая смешные (к сожалению, только для нее) истории из детства гриффиндорки. Фарли всегда из-за этого над ней посмеивались, что по мнению Фробишер было просто вверхом несправедливости, ведь они и сами в этих рассказах играли не последнюю роль. - Уверена, ты будешь очень милым толстуном.

Виктория быстро поняла, что ей не стоило говорить про бойфренда. Слишком неловко и странно. Обычно она не задумывалась над своими словами, когда была со Стивеном: они знали практически все друг о друге и это никогда не становилось проблемой. Но детство пролетело незаметно, и про подобные шутки, пожалуй, следовало бы забыть. Особенно, учитывая то, что ее и без этого дразнили подруги. Сначала Викки думала, что это была обыновенная ревность: она и правда проводила с Чаллоком слишком много времени. Но на то он и был ее лучшим другом, верно? Как оказалось, подругам просто нравилось над ней подшучивать. Викки ведь никогда не умела игнорировать подобные выпады, ей сразу хотелось яро доказать обратное. Когда-то она и правда пыталась представить, что было бы, сойдись она со Стивеном. Множество общих интересов, никаких секретов друг от друга, легкость в общении - кажется, идеальный вариант, но гриффиндорка всегда любила трудности во всем, включая отношения. Когда ей что-то давалось просто, она моментально теряла к этому интерес.

- А через пару лет начнутся разговоры о внуках, - девушка весело улыбнулась, пользуясь возможностью соскочить с неловкой темы, - И тогда эта куча романтических историй покажется тебе раем.

Ребята перекинулись еще парой фраз, а когда Викки почувствовала, что еще немного и она заснет просто на ходу, направились обратно к родной башне. СОВ волновали девушку уже не так сильно: хотелось оставить это все позади, и со спокойной душой отправиться на каникулы. Особенно теперь, когда ей предстояло столь интересное знакомство.

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 17.04.95. Don't be so boring