Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » AU. Break the lock if it don't fit


AU. Break the lock if it don't fit

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/397/978902.gif  https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/397/800230.jpg
https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/397/972960.jpg  https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/397/690076.jpg
Joshua Sturton, Zoe Accrington
27 февраля 1996
Кабинет Трансфигурации.

florence & the machine – kiss with a fist

[nick]Joshua Sturton[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/397/193995.gif[/icon][status]so he did it by himself[/status][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=1600#p263962" target="_blank">Джошуа Стертон,</a></b> 17 лет[/pers][info]Гриффиндор, 7 курс[/info]

Отредактировано Heather Thatcham (26.10.20 04:30)

+5

2

Весь седьмой курс Стертон разрывается между учебой, плавно скатывающейся к оценке «слабо», и весельем, затмевающим чувство меры. Ему хочется вдоволь нагуляться перед выпуском, но он совершенно не готов оставаться на второй год – успеваемость же неумолимо приближает его к обратному. Джош веселится в укромных коридорах замка с приятелями и паленым огденским огневиски, а потом его все утро тошнит – отросшие волосы противно налипают на покрытый испариной лоб. Ко второму занятию в расписании он приводит себя в порядок, это Трансфигурация, а МакГонаггл все суровее поджимает губы, глядя на его «успехи». Она не покрывает своих студентов так же, как это делает пресловутый Снейп, который на занятиях упрямо смотрит сквозь Джоша, корпящего над котлом.

В сумке лежит недописанное эссе по Трансфигурации; он столкивается в библиотеке с миловидной рейвенкловской отличницей, которая помогает ему с написанием вступления и основной части, забая про собственную работу. Джош подмигивает на прощание, неловко натыкаясь на стол, и через пятнадцать минут забывает, как ее зовут.

У него уставший видок и помятая рубашка, но Джош все равно улыбается краешком губ, направляясь прямиком к задним партам – его место охраняет Мелани Стэнмор, цербером отгоняющая всех подружек, которые хотят сесть рядом.

Он улыбается, видя, как на лице Мелани разглаживаются морщинки, но измученная улыбка тает за долю секунды – позади Мелани устроилась Зои Аккрингтон, сидящая на школьной лавке будто на троне. Он отмечает все – идеально уложенные волосы, утонченную мантию и выражение лица крайней незаинтересованности в происходящем. Кажется, она на Джоша даже не смотрит – он скользит по ней взглядом и садится рядом с Мелани, снова ей улыбаясь. Зои Аккрингтон не входит ни в категорию «друзей и выпивки», ни в категорию «девчонки», потому что девчонки – это Мелани Стэнмор, придвинувшаяся поближе к нему, рейвенкловские отличницы и хаффлпаффские квиддичные гарпии, чьи имена он не в силах запомнить.

Джош целует Мелани в щеку, потому что ей будет приятно – и потому что слизеринской самопровозглашенной принцессе это тоже понравится. Может быть, она презрительно сощурится, увидев парочку милующихся гриффиндорцев, а может вообще смотрит в другую сторону. Стертон убеждает себя, что ему плевать, в то время как Мелани Стэнмор читает его эссе, чтобы помочь с заключением.

- Ты сам написал? – Мел удивленно смотрит на Джоша, и в ее взгляде читается опасное недоверие.
- Конечно, - ни один мускул на его смазливом лице не дрогнул, - я же у тебя не совсем дурак.
Мелани смущенно отводит взгляд и на автомате облизывает губы – все ее подозрения разбиваются о намеренно брошенное «у тебя». У тебя, а не у кого-то еще под юбкой; Джош почему-то вспоминает француженку, Амели, ее ежевичную помаду и шелковое бледно-лавандовое платье, которое очень приятно сминается в руке.

- У тебя тут ошибка, - Мел задумчиво грызет кончик пера, пока Стертон смотрит на доску невидящим взглядом, подперев рукой голову, - левитация, Джош, а не леветация.
Джош чувствует себя не просто глупым, а откровенно тупым, выдохшимся и обессиленным.
- Исправь, пожалуйста, - Стертон кладет голову ей на плечо, сдувая темные волосы, щекочущие нос, - я не выспался, готовился к письменному зачету по Заклинаниям.

«Подготовка» состояла из Джастина Бритнелла, Трейси Эверсон и Криса Уильямса, готового поклясться добрым именем своей матушки, что с огневиски все «полный порядок». Бледная Трейси, чья кожа по цвету напоминает болотные водоросли, даже не смотрит в сторону Стертона, видимо, не желая вспоминать подробности вечерники. Джастина и Криса нигде не видать – поделом им, Джош чувствует себя чуточку лучше, когда понимает, что кому-то хуже, чем ему сейчас.

Затихшая Зои не издает ни звука – может быть, тоже дописывает эссе, а может невербально пытается создать гадюку из своего пера. Джош испытывает жгущее желание обернуться, спросить, не умерла ли она там, но вместо этого он вздыхает, глядя, как Мелани исправляет ошибки в его эссе.
[nick]Joshua Sturton[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/397/193995.gif[/icon][status]so he did it by himself[/status][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=1600#p263962" target="_blank">Джошуа Стертон,</a></b> 17 лет[/pers][info]Гриффиндор, 7 курс[/info]

Отредактировано Heather Thatcham (26.10.20 04:30)

+1

3

Эссе Зои по трансфигурации выходит да три дюйма длиннее, чем было задано. Эссе Зои по трансфигурации написано мелким каллиграфическим почерком без всех этих завитушек. И, наконец, эссе Зои по трансфигурации уже сдано профессору и покоится на краю учительского стола, потому что ей не требуется проверять последние абзацы перед сдачей - она это уже сделала. Профессор одобрительно и сдержанно кивает ей, отмечая ее успехи, и Зои вежливо и холодно склоняет голову в ответ, после чего устраивается за одной из задних парт, намереваясь провести этот урок в блаженном безделье.

Зои лениво и с заметным отвращением на лице наблюдает за прической впереди усевшейся гриффиндорской девицы - эта длина совершенно не подходит подобному типу лица, отчего шея кажется чересчур короткой, а подобная небрежность торчащих из куцего хвостика прядей совершенно невыносима. Аккрингтон хочется применить к ней заклинание ножниц, чтобы остричь ее чуть ли не налысо - и так будет гораздо лучше, но тут она краем глаза замечает Стертона. Он выглядит как грязный жеваный носок тролля, что приводит в совершенно неописуемый восторг его подружку с отвратительной стрижкой. Непроницаемое и малоэмоциональное лицо Аккрингтон становится попросту каменным, когда она слышит звук слюнявого чмоканья.

Нет, она передумала, лучше этой девице уже не сделаешь никак. Только если голову с плеч.

Внутри Зои ворочается мерзкая черная гадюка. Зои, привыкшая купаться во внимании Стертона, сидящая на троне его симпатии, быть может, неуместной, неуклюжей, смешной, вдруг оказалась оттуда сброшена, облита равнодушием, ей предпочли какую-то замухрышку с придурковатым взглядом слепо влюбленной овцы, готовой дописывать эссе за той, кто не успел это сделать до нее. Святая наивность.

Аккрингтон злится. Она не подозревает, что ведет себя как типичная собака на сене - внимание Стертона ей льстило, но у нее никогда не возникало желания превратить это во что-то серьезное. Она не видела в нем для себя никакого романтического интереса - слишком неакуратный, слишком ветренный, слишком неидеальный. Аккрингтон злится, что он может обращать внимание на еще кого-то, кроме нее, она чувствует угрозу от этой наивной дурочки, сидящей справа от гриффиндорца. Ей не хочется ни с кем делить Стертона, его внимание должно быть обращено только на нее. Зои вообще не понимает, как на ее фоне можно смотреть на кого-то еще. Ее слепая гордыня могла бы с легкостью стать объектом глумления древнегреческих комедий.

Зои опасно прищуривается, болотные глаза недобро оценивают противницу. Где-то там, глубоко, шевелится мысль не опускаться до ее уровня, не превращать недалекую ослепшую от влюбленности гриффиндорку в соперницу, но эту мысль уже душит та самая черная гадюка, начеренная Собственницей. Зои ослепла ничуть не меньше, только от холодной ярости. Она медленно наводит палочку на пространство над головой гриффиндорской дурочки и...

- Ой, как неловко, - без тени сожаления замечает она, со злым удовлетворением замечая, что хрупкая фарфоровая ваза, трансфигурированная ею из воздуха, рассыпается на мелкие осколки, войдя в соприкосновение с патлатой макушкой блондинки впереди. - Простите, профессор МакГонагалл, я обещаю быть осторожнее в следующий раз.

Или нет.

[nick]Zoe Accrington[/nick][status] truth never set me free[/status][icon]https://i.ibb.co/cgS9LC5/1.jpg[/icon][sign]https://i.ibb.co/6mz7YGT/terese-pagh-teglgaard-firma-by-krypteriahg-d4yzfyn.png[/sign][pers]<b><a href="https://harrypotter.fandom.com/wiki/Zoe_Accrington" target="_blank">Зои Аккрингтон</a></b>, 18 лет[/pers][info]Слизерин, 7 курс[/info]

Отредактировано Jake Farley (21.10.20 12:27)

+1

4

Мелани находит в его работе все больше и больше ошибок, умело все исправляя, и Джош на какое-то время совершенно забывает о Зои Аккрингтон. От Мелани веет лавандой, и он то и дело морщится, улавливая чересчур яркий шлейф – лаванда кажется ему отвратительной, годится только на то, чтобы отпугивать пикси. Джош пытается абстрагироваться и роняет взгляд на слегка задравшуюся драповую юбку в гриффиндорских приглушенных цветах, гипнотизируя взглядом оголившееся бедро Мелани и размышляя, насколько уместно будет положить на него свою руку.

За глухим звуком удара раздается звон бьющегося стекла, и Джош чувствует, как что-то острое задевает его скулу, вспарывая тонкую кожу. Он не обращает внимания на порез, потому что кругом появляются поблескивающие дрожащие осколки, а Мелани вдруг хватается за голову, сжавшись в комок и пригнувшись к парте. Джош тут же прижимает ее к себе, чтобы она не соскользнула со стула, и ошарашенно оглядывается, пытаясь понять, что произошло.

Позади них раздается бесстрастный, отрешенный и словно бы оледенелый голос Зои – она совершенно неискренне говорит о неловкости, и даже короткое «ой» в ее исполнении звучит безупречно.

Джош понимает, что слизеринка разбила о голову Мелани что-то фарфоровое, наверняка такое же утонченное и холодное, как и она сама, и его кровь закипает, перемешиваясь с концентрированной злостью. Осколки с причудливым серебряным узором, который наверняка складывается в красивую картинку, исчезают, словно подожженные лепестки. Очень изящная магия, если вдуматься, и Джош завороженно смотрит на ее исчезновение, но Мелани издает тихий всхлип, распахивая крепко зажмуренные глаза, и в них уже видны еле сдерживаемые слезы. Испуганной и ошарашенной, ей сейчас больно всего лишь физически - она еще не успевает осознать, что над ней глупо и жестоко насмехаются.

- Эй, - Джош аккуратно отводит ее руки от головы, чтобы удостовериться в том, что она в порядке, - ты как?
Мелани заторможено кивает, шмыгая носом, и смотрит перед собой – на эссе с расползающимися черными пятнами и перевернутую чернильницу.
- Прости, - она сдавленно извиняется, трясущимися руками пытаясь поднять мокрый от чернил пергамент, и у Джоша окончательно сгорают все предохранители. Он поворачивается к Зои, вставая из-за стола так резко, что учебники, лежащие на краю, шумно падают на пол, а Мелани снова вздрагивает.

- Ты, - он сжимает челюсти, едва сдерживаясь, и тяжело дышит, глядя на расслабленную Зои, - мерзкая, - слова срываются с языка как бешеные псы, захлебывающиеся пеной, - злобная, - Джош понимает, что по щеке течет маленькая капелька крови, и стирает ее, недоверчиво глядя на пальцы, - ревнивая сука.

Громче всего звучат не оскорбления – все равно с нее как с гуся вода – а обвинение в ревности. Надо же, отстраненной от этого бренного мира Зои Аккрингтон вовсе небезразлично его жалкое существование, хоть она и пытается изобразить обратное, воспринимая Джоша натянутым шнуром, мешающимся под холеными ногами - раз за разом приходится переступать. Это первый на его памяти эпизод, когда Зои так бестолково, жестоко и неумело заявляет о своих претензиях на его внимание, и ему бы это, несомненно, польстило, если бы не Мелани Стэнмор, по чьей голове она прошла к своему законному месту на троне практически буквально – словно по красной дорожке. Джошу до зубного скрежета хочется сбить эту спесь, которая всегда вызывала у него глупую улыбку, и сорвать с ее головы укоренившуюся корону – после таких низких выходок ей там не место.

Со спины доносится тяжелая поступь МакГонаггл, сопровождаемая стуком трости, и до момента, когда казнят их обоих, остается всего пара секунд – Джош решает, что терять ему уже все равно нечего.

- Ты не стоишь ни гроша, - он с трудом отводит от Зои полный отвращения взгляд, снова обращая внимание на шокированную Мелани, которая все еще слабо понимает, что происходит, но испуганно жмется к нему, ища поддержку и защиту. Джош слабо улыбается ей, и улыбка получается кривой, вымученной и виноватой. - Не обращай внимания, она просто безмозглая фарфоровая кукла.

Такая же пустая, как и ее дракклова ваза.
[nick]Joshua Sturton[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/397/193995.gif[/icon][status]so he did it by himself[/status][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=1600#p263962" target="_blank">Джошуа Стертон,</a></b> 17 лет[/pers][info]Гриффиндор, 7 курс[/info]

Отредактировано Heather Thatcham (26.10.20 04:30)

+1

5

Ей уже давно нечего терять. В тот момент, когда Шляпа коснулась идеально причесанной светлой головки, уже почти семь лет назад, Зои стало нечего терять. Взращенная в родительской любви, холеная, нежная и хрупкая, как та самая фарфоровая ваза, столкнувшись с жестокостью сокурсников, всеми силами пытающихся выплыть и не потонуть в слизеринских подземельях, Зои отрастила толстую и сверкающую, словно драгоценные камни, чешую, обзавелась парой острых ядовитых клыков и угольно-черным или, уместнее будет сказать, гнилым содержимым. И короной, которую носила на протяжении всего этого времени, так крепко сидящую у нее на голове, что сбить ее у же не представлялось возможным. Ее не трогали ни чужие остро наточенные слова, ни неприглядная правда, высказанная ей прямо в лицо, более того, она прекрасно знала о собственных недостатках, извращенно гиперболизируя их и превращая в свои ощутимые достоинства. Холодная, мерзкая, злобная и ревнивая сука - и потому ее провожали восхищенными и настороженными взглядами, наблюдая за ней, как наблюдают за крайне ядовитой змеей в естественной для нее среде обитания. Издалека смотреть можно, подходить ближе - нет, связываться с мелочной, приземленной и крайне себялюбивой  Аккрингтон себе дороже.

Ее полные, красиво очерченные карандашом и слегка подкрашенные губной помадой (настолько слегка, что даже Амбридж не нашла к чему придраться) едва улыбаются. Ее не задевает даже обвинение в ревности, она не дура, как бы ни старался себя в этом убедить Стертон, и отдает себе отчет в испытываемых ею эмоциях. Но никак не собирается их пресекать и себя в чем-то ограничивать.

Ты мерзкая, злобная, ревнивая сука.

- Я знаю, -  тонко, тоньше, чем острие заточенного кинжала, улыбается она вместо того, чтобы обидеться на его слова. Она своего добилась - вернула себе центр его мироздания, снова бесцеремонно взобралась на трон, пусть отвращения и презрения, но все-таки. И его корявые попытки обратить внимание на ревущую гриффиндорскую недотепу выглядят жалкими попытками не потерять героическое лицо перед драконом. Зои едва задевает колкий уголек ревности, когда Стертон касается своей подружки, чтобы ее утешить, но, сам того не понимая, извиняется не за себя, а за нее, за Аккрингтон. В этот момент Зои понимает, насколько крепко опутала вокруг него свои сети.

К ним уже приближается МакГонагалл, строгая и неумолимая, как вода, смыкающаяся над утопленником. Об ее ледяной профиль можно порезаться, как и об грозно сверкающие стекла очков. На край стола Зои с мягким шлепком опускается ее проверенное эссе с жирно обведенной в кружок "П" в самом углу, словно оспаривая слова Стертона об ее безмозглости. Возможно, кукла, возможно, фарфоровая, да нет, совершенно точно, но не безмозглая. Следом прилетает укоризненное замечание, выговор, минут сколько-то там баллов и отработка, в довесок. Зои склоняет голову в жесте согласия, но из-под опущенных ресниц кидает лукавый взгляд на Стертона, который так ничего и не понял.

У всего есть цена. Не все можно купить за деньги, но купить можно абсолютно все. Вопрос будет лишь в цене. Этот вопрос называется "на что ты готов ради чего-то". Ее цена - это возможность увидеть, как он бесится и злится, заставляя свои мысли снова крутиться вокруг нее - и это уже бесценно.

[nick]Zoe Accrington[/nick][status] truth never set me free[/status][icon]https://i.ibb.co/cgS9LC5/1.jpg[/icon][sign]
https://i.ibb.co/6mz7YGT/terese-pagh-teglgaard-firma-by-krypteriahg-d4yzfyn.png[/sign][pers]<b><a href="https://harrypotter.fandom.com/wiki/Zoe_Accrington" target="_blank">Зои Аккрингтон</a></b>, 18 лет[/pers][info]Слизерин, 7 курс[/info]

+2

6

- Мисс Аккрингтон, - голос МакГонаггл звучит так, будто она забивает гвозди, а не назначает им отработку, - вы доказали сегодня, что прекрасно усвоили материал, в отличие от мистера Стертона и его испорченной работы.

Профессор небрежно указывает на безнадежно залитое эссе, даже не глядя на него. Наверняка сварливая старуха знает какое-нибудь заклинание, выводящее только кляксы, а не все чернила, но вполне вероятно, что она еще куда более прозорлива, и прекрасно понимает, что работа тянет на очередное «С». Это ужасно раздражает – в него не верит даже собственный декан.
Стертон надменно ухмыляется, наблюдая, как МакГонаггл буравит своим фирменным осуждающим взглядом «мисс Аккрингтон», но уже через секунду она переводит этот взгляд на него. Джош тут же теряет все свое напускное бахвальство, радует лишь то, что сидящая за спиной Зои не видит его лица.

- Что касается вас, мистер Стертон, ваши академические успехи, как и ваше воспитание, оставляют желать лучшего. По правде говоря, мне мало верится, что ваша ситуация небезнадежна.

Последняя фраза – гвоздь, который МакГонаггл забивает Стертону в лоб. Он и без нравоучений и выводов взбешен до предела, но после прилюдного линчевания ему хочется от души пнуть свои валяющиеся на полу учебники и покинуть этот замок к драккловой матери. Подальше от профессоров, дурацких заклинаний, зелий и Зон Аккрингтон.

- Проводите Мелани до Больничного крыла, мистер Стертон, и возвращайтесь вечером – Зои поможет вам написать новое эссе, раз уж она демонстрирует столь блестящий уровень подготовки к ЖАБА.

Доведенный до ручки Джош первым делом думает, что Мелани не так уж сильно нужна помощь, она ошарашена и слегка расфокусирована, но в целом – ничего смертельного, чтобы так с ней носиться. С другой стороны любой предлог подойдет, чтобы покинуть аудиторию и найти подходящую стену, чтобы разбить костяшки пальцев и наконец-таки выдохнуть. 
Мелани начинает собирать свои вещи, и на его многострадальном пергаменте расцветает маленькое мокрое пятнышко. Джош мантрой повторяет про себя: «только не реви, только не вздумай реветь», но глаза Стэнмор уже наполнены слезами, словно Черное озеро; через десять минут в них можно будет утонуть.

- Оставь уже, - он вполголоса рявкает и нетерпеливо забирает из ее дрожащих рук пергаменты, поднимает свои учебники с пола и закидывает все в сумку, - пойдем отсюда.

До вечера он успевает прийти в себя, вернуть лицо и даже развеселиться. Через час после спешного побега из Больничного крыла, где он оставляет Мелани на попечительство лекаря, пробурчав что-то нечленораздельное про следующую лекцию, в гостиной обнаруживается Бритнелл, успевший отойти после бурной ночи и свидания с унитазом. Они обсуждают девчонок, треплется ни о чем, а когда Мелани возвращается от Помфри, Джош беззастенчиво врет, что забыл, что после Трансфигурации у него уже нет уроков.

Скучающая Аккринтон уже ждет его в пустой аудитории, где кроме них больше никого нет. Джош недоверчиво косится на пустующий стол МакГонаггл и окончательно приободряется, кидая сумку на стол прямо перед лицом Зои.
Стертон присаживается на стол боком, небрежно откидывает упавшие на лицо пряди и издевательски смотрит на Аккрингтон. Он понятия не имеет, как выйти из этой ситуации, и прекрасно понимает, что без помощи не напишет и строчки. Доставать чистый пергамент и учебники (за этот и предыдущий курс) он не спешит.

- Вот мне интересно, - он не настолько горд, чтобы сохранять царское молчание, но собственный голос кажется удивительно охрипшим после стольких часов неестественного веселья в гостиной. Там он сам себе пытался доказать, насколько ему нет дела до Зои. - Свой «блестящий уровень» ты демонстрируешь только тогда, когда рядом со мной оказывается кто-то получше тебя? Тогда у нас явно проблемы, детка, я сегодня весь твой.
[nick]Joshua Sturton[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/397/193995.gif[/icon][status]so he did it by himself[/status][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=1600#p263962" target="_blank">Джошуа Стертон,</a></b> 17 лет[/pers][info]Гриффиндор, 7 курс[/info]

Отредактировано Heather Thatcham (26.10.20 04:30)

+1

7

Зои купается в похвале профессора МакГонагалл, с превосходством разворачивая узкие плечи, отчего ее осанка приобретает чересчур горделивую стать, и ее совершенно не трогает, что похвалу декан Гриффиндора щедро сдабривает укоризненным, осуждающим и недовольным взглядом. Однако новость о том, что именно придумала МакГонагалл в качестве отработки, заставляет ее лицо недовольно кривиться - у Зои нет ни малейшего желания проводить свой вечер в обществе Стертона, бездарно теряя на него свое время. От Зои сложно ждать помощи и какой-то выручки, она слишком ленива для того, чтобы кому-то помогать. К тому же совершенно точно убеждена, что даже напиши она сочинение вместо Стертона, это уже ничего не исправит - его бестолковость давно стала притчей во языцех всего седьмого курса. МакГонагалл не примет от него ничего, что будет тянуть выше, чем на У - потолок его "блестящих" академических способностей.

- Как скажете, профессор, - желчно цедит Зои, но внутри уже расцветает, словно майская роза, от вида ревущей гриффиндорской дурочки. Ей ее ничуть не жалко, по правде сказать, Зои неведомо это слово и его прямое значение, ей все равно, кому еще придется наступить на голову или горло ради того, чтобы она добилась своего.

Стертон бесится от вида слез, Зои победоносно улыбается им вслед, и остаток урока проводит в достаточно приподнятом настроении. Зельеварение после обеда проходит спокойно и без эксцессов, но вечером к ней прилетает сова с письмом от брата. Зои кидает его в камин, даже не распечатав, не желая снова видеть слова, написанные его рукой, и ее снова накрывает приступ паники, от которого удается избавиться, лишь проведя полтора часа в ванной, маниакально намывая руки. Когда кожа краснеет от бесконечного намыливания и горячей воды, Зои несколько успокаивается, возвращает к себе былое самообладание.

Она перестала общаться с братом с того самого момента после его выпуска почти пять лет назад. С тех пор Зои все везде кажется недостаточно чистым, и она сама в том числе. Большую часть времени на ее руках перчатки, чтобы не коснуться чего-то, после чего придется снова мыть руки, но и под тканью перчаток нередко прячутся пятна от заживленных мыльных волдырей. Зои закапывает это так глубоко внутри себя, что даже родители ни о чем не догадываются, и прикрывает свои обсессии простой брезгливостью. Поэтому Зои отталкивает людей, боясь, что они окажутся слишком близко, и снова нанесут ей вред. Поэтому на ее лице неприступное выражение, а слова пропитаны ядом. Зои предпочитает нападать, а не защищаться, стараясь опередить оппонента и сделать ему больно первой, чтобы дело не дошло до обратного. Зои прикрывается своим характером, как щитом, но это не помогает. Ей все равно больно, только не всем это дано увидеть, но собственное отражение в зеркале не обманешь. Себя Аккрингтон знает слишком хорошо, чтобы себе врать.

В кабинете трансфигурации на отработку Зои приходит, конечно же, вовремя, и еще какое-то время ей приходится ждать Стертона, который, конечно же, опаздывает. Она не вздрагивает от стука сумки об парту - она ждет чего-то подобного, и не дает Стертону удовольствия лицезреть ее испуг от неожиданности. Переводит на него скучающий, полный ленивой неги, взгляд - ни следа той Зои, которая получасом ранее пыталась живьем содрать кожу с собственных рук - и столь же издевательски приподнимает бровь.

- Может быть, я просто жду, когда, наконец, ты продемонстрируешь свой "блестящий" уровень? - поначалу Зои хочется наколдовать над его головой что-то похожее на чугунный котелок для варки зелий, и посмотреть, как он заговорит в этом случае, но не стоит идти у него на поводу. Зои привыкла быть на шаг впереди, и не хочет упускать это преимущество. Обвинения в зависти кажутся ей смешными - эта гриффиндорская дурочка с уродливым хвостиком на затылке просто не может быть лучше нее. - Впрочем, понимаю твое нежелание напрягаться. Ведь это так удобно, когда она рядом, правда? Такая доверчивая, влюбленная и...всепрощающая.

Она откидывается на спинку, и ей становится откровенно смешно. Влюбленные слепы, наивны и непреклонны в своем желании видеть свет даже в непроглядной темноте. Она такой ошибки не сделает.

[nick]Zoe Accrington[/nick][status] truth never set me free[/status][icon]https://i.ibb.co/cgS9LC5/1.jpg[/icon][sign]https://i.ibb.co/6mz7YGT/terese-pagh-teglgaard-firma-by-krypteriahg-d4yzfyn.png[/sign][pers]<b><a href="https://harrypotter.fandom.com/wiki/Zoe_Accrington" target="_blank">Зои Аккрингтон</a></b>, 18 лет[/pers][info]Слизерин, 7 курс[/info]

+1

8

Зои не реагирует ни на одну из подначек, словно под чешуйками ее брони уже просто не осталось живого места. Это развязывает руки, ведь если ей не больно – значит, можно надавить посильнее, выбрать отточенный кинжал и целиться в сердце, чтобы проверить, есть ли оно у нее. А если есть – то бьется ли, растекается ли по венам несомненно голубая кровь или давно уже застыла, превратив Аккрингтон в холеную мертвую куклу, прогнивающую изнутри.

- Все то, на что ты не способна, - Джош пожимает плечами будто бы равнодушно и цокает уголком рта, - любить, доверять и прощать.

Стертон убирает сумку на пол, потому что Зои едва ли поможет ему написать хоть строчку, и встает с парты, медленно заходя ей за спину и упираясь локтями в спинку стула.

- Папочка был с тобой слишком жесток? – Джош не видит ее лица, которое наверняка остается таким же бесстрастным, безразличным и безупречным. – Или наоборот, любил тебя слишком сильно?

Стертон кладет руку ей на шею, указательным и большим пальцем сжимая острую нижнюю челюсть, и в этот момент он интуитивно поддается возникшему жестокому порыву, в который вкладывает всю свою злость, все раздражение и накапливающуюся ненависть, умело маскируемые под легкомысленностью и беззаботностью. Пальцы хочется сжать до синяков, вскрыть доспехи, сотканные из апатичности и холодного безучастия, как консервную банку, чтобы вызволить содержимое, мягкое живое нутро, как и у всех в основе.

- Что с тобой такого делали, - он слегка разворачивает ее лицо в профиль и приближается так близко, что почти касается губами высокой скулы, - что ты превратилась в это?

В голове яркой вспышкой возникает желание оттолкнуть ее, схватить за волосы и встряхнуть, вызвать ужас, страх, боль – что угодно, что докажет, что она не идеальная, а обычная девчонка, возомнившая себя принцессой и притворяющаяся покорным ангелом, которого можно унизить и опустить с небес на землю.

- Дождалась, - вместо этого Стертон демонстративно сильнее сжимает пальцы.
[nick]Joshua Sturton[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/397/193995.gif[/icon][status]so he did it by himself[/status][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=1600#p263962" target="_blank">Джошуа Стертон,</a></b> 17 лет[/pers][info]Гриффиндор, 7 курс[/info]

Отредактировано Heather Thatcham (26.10.20 04:31)

+1

9

- Да, и правда, - насмешливо подтверждает Зои, тоном давая понять, насколько бесполезными считает все эти три качества. Они к ней действительно не относятся, чтобы какой-нибудь Джошуа Стертон не смог этим воспользоватся, пока она будет любить, доверять и прощать. Стертон ветрен, как майский ласковый зефир, но, каким бы приятным не казалось его веяние, оно скрывает под собой непостоянную, постоянно мечущуюся натуру. Сегодня одна, завтра - другая, вереница лиц, которую он даже не помнит. И его гриффиндорская подружка - одна из того множества, лицо которой он тут же забывает, стоит Зои только показаться в поле его зрения. Аккрингтон устраивает это намного больше. Становиться чьей бы то ни было очередной в ее планы не входит.

Плечи Зои все еще создают видимость расслабленности, когда Стертон медленно заходит ей за спину, но внутри она вся напряжена, как тугая пружина. Опасность - шепчет ей все внутри, заполоняя своим шепотом разум, но она не дает этому чувству поглотить себя. Его слова отзываются эхом в голове, и Зои на мгновени еприкрывает глаза, прогоняя непрошенные мелькающие картинки воспоминаний, что она до сих пор пытается спрятать на полки своей идеальной, как библиотека, памяти. "Слишком жесток" или "слишком сильно любил", по сути, это две стороны одной и той же медали. От нее остаются синяки на коже и ощущение скверной гнили, что не отмыть даже столько лет спустя.

- Ты ничего не знаешь, - прохладно замечает  Зои. - И не захочешь узнать. Лучше беги к своей бестолковой подружке. Я могла бы ее даже пожалеть....но нет, я же на такое не способна. Жалей ее сам. Ведь это ты причиняешь ей самую большую боль.

Только самые близкие, или те, кого мы таковыми считаем, причиняют нам намного больше боли, чем те, кто нас не интересует. Поэтому Зои никого не любит, только себя, и сама же от этого страдает. Так забавно смотреть, как Стертон пыжится защищать свою подружку от ее, Зои Аккрингтон, нападок, но сейчас он не рядом со своей обиженной девой в беде, нуждающейся в его поддержке и защите, а рядом с этой стервой Аккрингтон, касается ее лица ладонью. В его взгляде что-то дикое, животное, яростное, Зои знает этот взгляд. Однажды она его уже видела.

Ее рука под партой изворачивается, пропуская под собственным локтем волшебную палочку, и прицел ее с виду простого, безобидного оружия, оказывается в предельной близости от паха гриффиндорца. Зои, в отличие от подружки Стертона, ничья защита не требуется. Тогда, несколько лет назад, она не могла ничего сделать. Но может сейчас.

- Желаешь, чтобы я продемонстрировала не только блестящий уровень в трансфигурации, но и в невербальных заклинаниях? - она слегка нажимает на рукоятку палочки, заставляя ее острие сильнее прижаться к самому сокровенному, что есть у мужчин. После их самомнения. - Скажем, глациус несколько охладит твой пыл. Или ты так делаешь и со своей подружкой тоже? И как, ей нравится?

Ее голос звучит несколько хриповато из-за ладони на ее горле, но Зои не просит убрать руку. Они никогда его ни о чем не попросит.

[nick]Zoe Accrington[/nick][status] truth never set me free[/status][icon]https://i.ibb.co/cgS9LC5/1.jpg[/icon][sign]https://i.ibb.co/6mz7YGT/terese-pagh-teglgaard-firma-by-krypteriahg-d4yzfyn.png[/sign][pers]<b><a href="https://harrypotter.fandom.com/wiki/Zoe_Accrington" target="_blank">Зои Аккрингтон</a></b>, 18 лет[/pers][info]Слизерин, 7 курс[/info]

+1

10

Если бы он сказал ей «иди прямо», она бы совершенно точно выбрала любое другое направление. Потому что ей не нужно прямо, она будет ходить вокруг него зигзагами, запутывая и сводя с ума, будет заметать следы и всегда останется недосягаемой. Стертон сжимает руку сильнее, наплевав на чужую боль и синяки, и костяшки пальцев уже белеют, но он хочет, чтобы все ее внимание было приковано только к нему одному, и чтобы она наконец-таки перестала бесконечно противоречить, и…

Зои говорит «беги к своей подружке», и она точно знает – он не сдвинется с места. Джош слышит в ее словах «беги от меня», предостерегающее и опасное, и на несколько секунд он вдруг ощущает, что больше не слепо ловит руками дым, что ему удалось нащупать слабое место, и что пульс, который он чувствует пальцами у нее под шеей, учащается.

Он действительно ничего не знает о Зои Аккрингтон. Это приводит в ярость, потому что Стертон с первого курса - рубаха-парень с душой нараспашку, все знают, что у него богатенький строгий папа, который не брезгует громовещателями; у него нет секретов и постыдных тайн, он весь как на ладони – посмотрите, это беспечный красавчик Стертон в помятой рубашке, снова не появившийся в спальне после отбоя. Вот он спрашивает у хорошенькой хаффлпаффки, заливающейся румянцем, не видела ли она его галстук, а вот получает смачную пощечину от нифмы из Шармбатона, заявляя под стройное улюлюканье однокурсников, что больше никогда не будет иметь дел с француженками.

Зои Аккрингтон же коварно заводит его в свой зеркальный лабиринт душ, куда Стертон вступает без всякой боязни окончательно сгинуть. Она множится в отражениях, но к какому из них не протянешь руку – уткнешься в холодную безучастную гладь.

Одно из зеркал разбивается вдребезги, когда Зои произносит свое «не захочешь узнать». Джош верит, что сможет разбить их все, рассмотреть каждую тошнотворную нить, из которых на самом деле выткана Акррингтон - даже если ему придется идти по битому стеклу босиком.

Джош не успевает ответить и вздрагивает, почувствовав, как волшебная палочка Зои, появившаяся как будто из ниоткуда, неожиданно утыкается ему в пах. Акррингтон не метит в сердце, остановить которое можно в считанные секунды, не отбрасывает его к стене вместе с партами, стоящими позади, она хочет просто «охладить его пыл», и Джош с недоумением замечает, что ей действительно есть, что охлаждать.

Но если змея решила ужалить – она жалит, а не замирает в миллиметре перед добычей, не решаясь вонзить в нее зубы. Зои – змея вне всяких сомнений, но почему-то не хочет нападать, сворачиваясь кольцами и шипя.

Джош расслабляет пальцы, выпуская Акррингтон из почти звериных тисков, но не убирает их, вплетая в светлые волосы и утыкаясь носом в оголенную шею. Он нежно касается ее идеально гладкой щеки, закрывает глаза, вздыхая тяжелый пряный парфюм, и кладет вторую руку на парту для равновесия, чувствуя при этом, что палочка Зои едва ли не проделывает дыру в плотной брючной ткани.

Это точно будет больно, и не факт, что Помфри удастся избавить его от страданий и последствий, но запах мягкой бледной кожи Зои Аккринтон, который ощущается под шлейфом духов как что-то совершенно особенное и неописуемое, принадлежащее только ей одной – не то, перед чем он может устоять.
[nick]Joshua Sturton[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/397/193995.gif[/icon][status]so he did it by himself[/status][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=1600#p263962" target="_blank">Джошуа Стертон,</a></b> 17 лет[/pers][info]Гриффиндор, 7 курс[/info]

Отредактировано Heather Thatcham (29.10.20 08:54)

+1

11

Ей становится трудно дышать - воздух проникает в легкие неохотно, с натугой, и с каждым живительным глотком все меньше и меньше, так что у Зои начинает болеть внутри, но она все еще молчит, не позволяя себе опускаться до такой низости, чтобы о чем-то умолять. Скончалась от гордыни, задохнувшись насмерть - вот будет ее эпитафия.

Зои почти чувствует собственный пульс под пальцами Стертона, сомкнувшимися на ее шее, знает, что потом будет прятать синяки под толстым слизеринским шарфом и стоячими воротничками белых школьных рубашек. Кажется, палочка, недвусмысленно направленная ему в брючину, его не останавливает, а Зои почему-то медлит, не претворяя в жизнь свою хладнокровную угрозу. На мгновение в ее глазах мелькает страх, что она снова не сможет себя защитить - все, и взгляд Джоша, и его ладонь на шее, и то, как она не может больше пошевелиться, скованная разлитым по телу ужасом, слишком напоминают события многолетней давности, но она не отворачивается, продолжая смотреть на него с решимостью идущего на эшафот. Для себя она решает, что если он сожмет пальцы еще сильнее, она сделает то же самое, но сжимая палочку, а не чье-то горло.

Хватка ослабевает, в легкие с расслабленным вдохом врывается живительный воздух, а ладонь Стертона скользит по ее шее назад, нарушая идеальный порядок тщательно уложенных светлых локонов. В воспаленном, все еще испуганном сознании, где мелькают картинки флешбэков безуспешно игнорируемого прошлого, Аккрингтон проносится мысль, что он сейчас свернет ей шею - и она с легкостью допускает эту вероятность, подчиняясь этому исходу.

Когда он этого не делает, Зои закрывает глаза, дрожа от едва ли сдерживаемого облегчения. Пальцы Стертона нежные, горячие, стирают воспоминания о тех, других холодных и безучастных, которые крепко держали ее шею и запястья. Она почти перестает думать о брате. Палочка выскальзывает из ослабевших пальцев и с глухим стуком падает на пол возле стула, испуская сноп безобидных искр, но Аккрингтон этого не замечает. Страх снова свивается кольцами внутри, уползает глубоко, до поры до времени, оставляя после себя болезненное чувство недосказанности. Он знает, что он когда-нибудь снова ее найдет, и боится этого момента. К этому невозможно быть готовой, это то, что медленно поедает ее, и в конце концов пожрет целиком.

Она чуть склоняет голову к плечу, давая Стертону больше свободы касаться ее чувствительной шеи губами, и не в силах оттолкнуть его, даже если уверена, что так будет правильнее всего. Ей хочется, чтобы он продолжал прикасаться к ней, стирая воспоминания и заменяя их новыми, а Зои привыкла потакать своим желаниям. Сейчас она готова признать, что недалеко ушла от гриффиндорской подружки Стертона, мягкая и податливая, словно воск, с которым он может делать что хочет, но ей уже все равно.

Он весь другой - обжигающий, искренний, яркий, как пламя, к которому хочется прикоснуться, даже если знаешь, что оно сожжет тебя дотла. И она с удовлетворением и слащавой улыбкой думает, что сейчас он принадлежит только ей, и она не намерена ни с кем его делить. Прижимается к его щеке щекой и притягивает к себе еще ближе, как будто желает оказаться в этом уничтожающем тепле вся целиком.

[nick]Zoe Accrington[/nick][status] truth never set me free[/status][icon]https://i.ibb.co/cgS9LC5/1.jpg[/icon][sign]https://i.ibb.co/6mz7YGT/terese-pagh-teglgaard-firma-by-krypteriahg-d4yzfyn.png[/sign][pers]<b><a href="https://harrypotter.fandom.com/wiki/Zoe_Accrington" target="_blank">Зои Аккрингтон</a></b>, 18 лет[/pers][info]Слизерин, 7 курс[/info]

Отредактировано Jake Farley (29.10.20 18:29)

+1

12

Когда острие палочки утыкается в него до боли, Стертон думает, что игра не стоит свеч. Не потому, что ему страшно за свое достоинство, что отчасти тоже играет роль, а потому что ему не нужна такая добыча – загнанная в угол, застигнутая врасплох, испуганная и почти не сопротивляющаяся. Зои разжимает пальцы, словно в ответ на его мысли, и палочка катится по каменному полу, рассыпаясь искрами и вспарывая звенящую тишину. Джош чувствует дыхание на своих губах, хриплое и неглубокое, и опускает руку ниже, обводя пальцами выступающую хрупкую ключицу.

Он готов признать поражение, уйти и больше никогда не смотреть в ее сторону, но Зои слегка склоняет голову, потакая его движениям, и Джош чувствует ответную дрожь, снова прикасаясь к ее шее.

Стертон едва заметно усмехается, когда Зои, вместо того, чтобы оттолкнуть его, прижимается щекой, становясь податливой и покорной, и этим переворачивает все с ног на голову, меняя правила. Он больше не контролирует ситуацию, потому что знает – ему позволяют, и это снисхождение опьяняет и завораживает, заставляет пальцы льнуть к тонкой талии, спускаясь с узких плеч.

Джош держит ее уже совершенно не так, как минуту назад, вся злоба рассеивается, сменяясь осторожностью. Так подставляют руки, чтобы вокруг них обвился крохотный ядовитый аспид, медленно и без резких движений, и ровно так Стертон склоняется над Аккрингтон, все еще не глядя ей в глаза. Ему приходится слегка сдвинуть ногой стул, чтобы скользнуть между ней и партой, и взять лицо в ладони так бережно, словно кромку ломкого льда. Зои в его руках не тает: достаточно поднять взгляд, чтобы увидеть ее царственную, триумфальную улыбку, которая не имеет ничего общего с испугом. Джош впервые видит ее так близко, и завороженно вглядывается в темно-зеленые хвойные глаза, в которых можно увязнуть, как в топком болоте. Между ними буквально пара дюймов, и Стертон запоминает глубокие песчаные вкрапления, жалея, что не сможет нарисовать их так, как сумела бы талантливая Мелли. Ее образ проникает в мысли словно вирус, и Джош хочет поскорее от него избавиться, склоняя голову, чтобы поцеловать Аккрингтон так, как никогда не целовал никого.

У нее мягкие теплые губы, и образ безучастной мраморной статуи рушится, рассыпаясь на камни с острыми гранями. Джош обхватывает ее за талию, резко вдергивая со стула, и ногой отталкивает его к проходу. Тот падает на пол с глухим грохотом, но Стертон не обращает на этого никакого внимания; ему плевать, если на шум сбежится весь замок, он не собирается отпускать Зои, прижимая ее к столу, пока она сама его не оттолкнет – и даже в этом случае уже не отступится.

Он ни разу не представлял себе подобного исхода, поэтому происходящее кажется настолько сюрреалистическим, зыбким и эфемерным, что Стертон возобновляет поцелуй почти без раздумий, не дожидаясь, пока Зои передумает.
[nick]Joshua Sturton[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/397/193995.gif[/icon][status]so he did it by himself[/status][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=1600#p263962" target="_blank">Джошуа Стертон,</a></b> 17 лет[/pers][info]Гриффиндор, 7 курс[/info]

+1

13

Прикосновения Стертона обжигают, когда его ладонь по линии шеи спускается вниз к вырезу блузки. Зои пока еще не знает о том, что в будущем месяце Амбриж примет очередной бредовый декрет и обяжет студентов носить школьную форму и во внеурочное время - наслаждаться ее любимыми шелковыми блузками кроя гораздо более изящного и утонченного, чем школьные рубашки, Аккрингтон будет недолго. Но пока вырез на блузке позволяет Стертону беспрепятственно касаться тонких ключиц, а Зои обнимает его за крепкие плечи, продолжая прижиматься щекой к его щеке до тех пор, пока он ее лицо не оказывается обнято его ладнями с обеих сторон. Он вынуждает ее смотреть на него, и Зои не отводит взгляда.

Глаза у Стертона неестественно голубые, льдистые, прозрачные, что совершенно не вяжется с его внешним видом - ему бы карие, почти черные, что обжигают и затягивают в омут тьмы - но от этого разительного контраста почти бегут мурашки по спине. Он смотрит на нее долго, изучающе, Зои же по его чертам скользит взглядом лениво, продолжая победоносно улыбаться и давая ему возможность ее пристально рассматривать, запоминая каждую черту, что оттиснется в его памяти - она в этом ни секунды не сомневается. Во всем, в цвете глаз, в линии носа и изгибе острой челюсти и рта угадывается инаковость - Стертон внешне не похож ни на кого, кого она знает. Но меньше всего он похож на ее старшего брата, у них нет ровным счетом ничего общего, и это Зои успокаивает. Он дает ей свободу, и она не упускает случая ею воспользоваться. Страх уходит, уступая место самоуверенности.

Она лукаво улыбается и тянется навстречу для поцелуя. Ее не волнует ее собственная непоследовательность - несколько минут назад она готова была нанизать его на палочку, как редкое насекомое - на иголку, а сейчас жадно касается губами его губ в поцелуе далеко не невинном и робком. Зои лишь ненадолго отвлекается, глядя на упавший стул, но на губах играет усмешка, и она удобнее садится прямо на парту, раз уж ее лишили ее царского трона, ничуть не заботясь, что юбка задирается выше положенного. Зои лишена всякого стыда и смущения, ее не заставишь покраснеть, пристыдив длиной ее юбки или броскостью макияжа - юбка длиной ровно столько, сколько и необходимо согласно правилам этикета, а к макияжу даже Амбридж не сможет придраться.

Зои не отталкивает и не передумывает. Скользит руками по крепким плечам, прежде чем обнимает за шею и притягивает так крепко к себе, что может почувствовать всю к ней величину симпатии Стертона. Аккрингтон негромко и низко смеется в поцелуй и чувствует себя просто великолепно. Чувствует себя красивой, живой, желанной. Безраздельно завладевшей всеми его мыслями.

- Ты девственник, Джош? - с придыханием произнося его имя, шепчет она ему прямо на ухо, подчиняясь этой каверзе и надеясь его смутить, - знаешь, что нужно делать с девушками?

[nick]Zoe Accrington[/nick][status] truth never set me free[/status][icon]https://i.ibb.co/cgS9LC5/1.jpg[/icon][sign]https://i.ibb.co/6mz7YGT/terese-pagh-teglgaard-firma-by-krypteriahg-d4yzfyn.png[/sign][pers]<b><a href="https://harrypotter.fandom.com/wiki/Zoe_Accrington" target="_blank">Зои Аккрингтон</a></b>, 18 лет[/pers][info]Слизерин, 7 курс[/info]

Отредактировано Jake Farley (21.07.21 08:34)

0


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » AU. Break the lock if it don't fit