нужные персонажи: Justin Finch-Fletchley, Bella Farley, [name] Vaisey, Erica Tolipan.

Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Library » 08.09.95. Факультатив по изучению Упырей [с]


08.09.95. Факультатив по изучению Упырей [с]

Сообщений 1 страница 20 из 67

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/385/340340.jpg  https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/385/924387.jpg
https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/385/630187.gif  https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/385/623531.jpg
Eldred Worple (мастер), студенты любого курса, запись на факультатив не нужна.
08.09.95, начало текущего на игре учебного года, пятница.
Хогвартс, кабинет изучения Упырей.

Тема урока: вампиризм. Приглашенный в Хогвартс Элдред Уорпл, считающийся одним из самых осведомленных ученых по вопросу вампиризма, будет просвещать юные умы. Поможет ему в этом вампир Сангвини, с которым они водят давнюю дружду.

Мастер: Michael Corner

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/3/117657.gif[/icon][nick]Eldred Worple[/nick][status]what could possibly go wrong[/status][pers]Элдред Уорпл, 56[/pers][info]Специалист по вампиризму, публицист и автор научных статей.[/info]

Отредактировано Brewer (01.12.20 13:47)

+7

2

На меловой доске, обрамленной тяжелой деревянной рамой, размашистым почерком было выведено имя: просто и без приставок, «Элдред Уорпл». Владелец этого имени стоял спиной к доске, облокотившись на стол, и радушным кивком встречал заходящих в аудиторию студентов. В затемненном углу позади него расположился долговязый мужчина с безжизненным восковым лицом, сцепивший руки в замок; из-под воротничка его темной рубашки выглядывали крупные звенья серебряной цепи. В аудитории, если не брать в расчет улыбающегося и совершенно беспечного Элдреда и таинственного незнакомца, было гнетущее, зрительно незаметное, но ощутимое присутствие чего-то жуткого, затаившегося. Освещение исходило только от классической люстры со свечами, окна в аудитории были плотно задернуты.

Какой-то младшекурсник, переступив порог, тут же сделал шаг назад, неловко врезался в позади стоящего и убежал. Элдред отпрянул от стола, привычно вздохнув, и звонко хлопнул в ладоши, разряжая обстановку.

- Этим летом один из студентов Хогвартса отправил мне письмо, в котором писал, что боится возвращаться на учебу, потому что считает, что профессор Снейп – вампир. В подписи стоит имя мальчика, может быть, вы среди нас, дорогой друг? – Уорпл вопросительно выгнул бровь, совершенно не ожидая услышать ответ. – Как бы то ни было, мы с профессором Дамблдором решили, что здесь нужно внести некоторую ясность. В том числе для того, чтобы ни у кого больше не оставалось сомнений в многоуважаемом профессоре Зелий.

Элдред не стал озвучить мысль, что профессору Снейпу не нужно быть вампиром, чтобы «пить кровь» из всех студентов от мала до велика.

- Факультатив по изучению Упырей – крайне недооцененный предмет, который может быть весьма увлекательным, если оратор знает, о чем говорит. – Уорпл небрежно махнул на небольшую стопку книг, лежащих на учительском столе. – Тем из вас, кто окажется особенно заинтересованным в предмете беседы, я подарю свою книгу «Братья по крови: моя жизнь среди вампиров». И кое-что еще, но давайте пока что оставим это в секрете.

Приглашающе вытянув руку, Уорпл обернулся к зловещему гостю.

- Сангвини, друг мой, выйдите, пожалуйста, из тени, ваше молчаливое присутствие наводит на бедных детей ужас.

Некто, оказавшийся Сангвини, сделал с десяток шагов будто бы неохотно, расцепив руки, и старомодно поклонился. Поверх его темно-серого костюма-тройки, неплохо сидящего по фигуре, было накинуто тяжелое на вид черное драповое пальто. Должно быть, при жизни этот мужчина мог быть весьма хорош собой; сейчас же на его худом лице остро прорезались скулы, а почти бесцветные глаза гипнотизировали каждого, кто осмелился в них заглянуть, затягивая куда-то в потустороннее демоническое измерение. При этом его пальцы, скользнувшие в карман жилетки за часами на тонкой цепочке, были как будто на несколько фаланг длиннее обычных, и заканчивались когтями, в которых было больше от зверя, чем от человека.

- Те из вас, кто посмекалистей, наверняка уже догадались, что мой дорогой друг и напарник в исследованиях – вампир, - Уорпл щурился, рассматривая реакцию студентов. - Пожалуйста, не беспокойтесь, профессор Дамблдор никогда не допустил бы, чтобы вы подверглись опасности.

Элдред не стал брать в расчет знаменитый период преподавания Гилдероя Локхарта и обнаружение в школе василиска. Не брал и частенько взрывающиеся котлы на Зельеварении, и опасность помереть от скуки на лекциях призрака Бинса, и даже катаклизмы, которые могли возникнуть на безобидных, казалось бы, Заклинаниях. Да и квиддич, не забывайте про квиддич – сколько костей было сломано во время этой жестокой игры? А уж чего стоят буквально кишащий тварями Запретный лес и Темное озеро с плотоядными гриндилоу...

- Давайте начнем с того, что вы заполните небольшой опросник, - Элдред, доставший палочку из кармана своего пиджака, взмахнул ей в сторону стопки пергаментов с вопросами, чтобы они разлетелись по рядам. – Вы можете ответить кратко, а можете обосновать свои ответы.

Уорпл бросил загадочный взгляд на своего друга, взмахом руки предлагая ему приблизиться, и они начали о чем-то тихо переговариваться. Впервые лицо вампира дрогнуло, и на губах появилась мрачная, довольно пугающая ухмылка. Кивнув Элдреду, он направился к лестнице, ведущей к рядам, и начал неспешно прогуливаться вдоль длинных парт, изредка останавливаясь, чтобы заглянуть в пергаменты.


Первый круг, теория.


Вопросы. Вы можете не отвечать на них, если не хотите.


I. Припомните самое знаменитое оружие против вампиров, которое использовали магглы. Ритуалы, амулеты - просто пишите обо всем, что вспомните.
II. Ох уж эта вечная проблема с отражениями! Правда ли, что вампир не может увидеть себя в зеркале?
III. Еще один камень преткновения - солнечный свет. Вампиры его боятся?
IV. Если бы вы захотели стать вампиром (исключительно не советуем), как бы вы этого добились?
V. Гробы! Неужели вампиры и правда в них спят? Звучит не слишком уютно.


Каждый должен бросить один кубик с 8 гранями. Заполненный опросник дает вам бонус +2 на этот круг. А вот бонусы из Зонко сейчас не действуют, ошибка связи с банком.

● 1-2 - вы совершенно не стараетесь, поэтому на вашем пергаменте проявляется странная надпись: «Не огорчайся ошибкам: сколько бы ты их не делал, солнце не упадет на землю, вселенная не провалится в тартарары, а твои дети, а потом и их дети — все будут совершать все те же ошибки. С уважением, Э. Уорпл». Что, черт возьми, это должно значить?!
● 3 - все так хорошо начиналось, но ваша чернильница будто сама опрокинулась на пергамент. Как это возможно?
● 4 – что-то в вашей наружности или работе сильно привлекло Сангвини, поэтому он остановился за вашей спиной и несколько минут пристально наблюдал за тем, что вы пишите. Кажется, это повлияло на качество работы не в лучшую сторону.
● 5 - с вашей работой все хорошо, а вот парты настолько ссохлись, что вы случайно посадили занозу. Впечатляющий размер!
● 6 - работа прекрасна! Но…

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

● 7-8 - что тут еще сказать: вы молодец, возможно, Элдред даже упомянет вас в новой статье.


[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/3/117657.gif[/icon][nick]Eldred Worple[/nick][status]what could possibly go wrong[/status][pers]Элдред Уорпл, 56[/pers][info]Специалист по вампиризму, публицист и автор научных статей.[/info]

Пояснение :)

Элдред Уорпл - специалист по вампиризму, публицист и автор научных статей, привел с собой на урок своего друга и по совместительству вампира, которого зовут Сангвини. Визуализация Элдреда - Кристоф Вальц, а у вампира визуализации нет, пусть каждый его видит по-своему, опираясь на детали в тексте :)

Отредактировано Brewer (02.11.20 12:45)

+14

3

Со всем мистическим и потусторонним Чжоу предпочитала ознакамливаться на приличном расстоянии и только "для общего развития", особо не углубляясь в подробности. В случае, если бы ей довелось общаться с кем-то на подобные темы, она бы использовала свои знания в синтезе с простыми логическими выводами. В магическом мире и так достаточно всего интересного и увлекательного, взять хотя бы квиддич, Трансфигурацию или Нумерологию. Однако когда Софи заговорщицким шепотом предложила Чжоу сходить на какой-то эксклюзивный и увлекательнейший факультатив, последняя быстро согласилась. Чанг просто определила для себя, что этот факультатив более чем вписывается в категорию знаний "для общего развития".
Единственное, она не ожидала, что занятие предполагает наличие реального кровососущего мертвеца. Нет, рейвенкловка не испугалась, скорее преисполнилась смятения и неловкости.
Помимо стандартных уроков ЗОТИ, дающих поверхностную информацию об этих существах, Чанг частично знакома была и с маггловскими книгами.
Любознательность однажды в книжном завела Чжоу в отдел популярной маггловской литературы. Там она и наткнулась на художественные романы о вампирах. Не сказать, чтоб она их с увеличением читала, но извлекла для себя кое-что и сделала вывод, что не хотела бы ни встречаться с вампирами в реальной жизни, ни, тем более, становится одной из них.
По этой причине девушка сначала старалась слушать и смотреть исключительно на профессора Уорпла. Потом, потихоньку невольно бросала любопытные взгляды на Сангвини. Мертвенно-бледный и истощенный. Так и хотелось пошутить: "типичный вампир", но тактичность пока не позволяла.
Чжоу была искренне благодарна профессору за то, что дал письменное задание - теперь она могла официально сосредоточиться на своем конспекте. Для надёжности она даже переписала вопросы аккуратным мелким почерком.

I. Припомните самое знаменитое оружие против вампиров, которое использовали магглы. Ритуалы, амулеты — просто пишите обо всем, что вспомните.
С уверенностью могу сказать, что полынь и опий точно не подойдут в качестве оружия против вампира. Чеснок, который так популярен в маггловской литературе, тоже не спасет.
Самое верное средство - сожжение солнечными лучами. Поскольку существует Заклинание солнечного света, то для мага не составит труда защитить себя от вампира. А вот для маггла...хм. Если связывать вампиризм с отречением от религии, то святая вода или распятие теоритерически могут помочь.
(Чжоу отвлеклась от конспекта и подняла голову, задумчивым взглядом уставившись на мистера Сангвини).
Кстати, во многих источниках упоминается серебро, как материал, который способен, как минимум, отогнать вампира, как маскимум - ослабить или ранить.

II. Ох уж эта вечная проблема с отражениями! Правда ли, что вампир не может увидеть себя в зеркале?
На мой взгляд, это просто байка, созданная для того, чтоб вампира было легко отличить от простого маггла одним движением руки, в которой зажато зеркало.

III. Еще один камень преткновения — солнечный свет. Вампиры его боятся?
Вампиры - это ночные хищники и, если проводить аналогию с летучими мышами, то днём им охотиться просто некомфортно.
А если рассматривать вампиризм с точки зрения отречения от земной жизни и перехода на другую сторону, то вполне логично, что солнечный свет губителен для созданий тьмы и ночи. По сути ведь вампиры являются мертвецами,
(в этот момент Чжоу глянула, где именно ходит специальный гвоздь программы - мистер Кусючка - и с трудом преодолела желание дописать "ничего личного, просто магофизиологическое наблюдение"), а они обычно обитают в темноте. Особенно если учесть множество похоронных традиций разных рас и народов. Всегда переход от живого к мёртвому ознаменовывается присутствием тьмы.

IV. Если бы вы захотели стать вампиром (исключительно не советуем), как бы вы этого добились?
Я бы точно не захотела стать вампиром (Чжоу снова почувствовала смятение по отношению к присутствующему в аудитории представителю этой расы, - ей не очень хотелось бы, чтоб он это прочел), потому что вечная тьма звучит крайне угнетающе и.. скучно. Но если взять среднестатистического мага, то он наверняка сначала поискал бы подходящую литературу, проштудировал ее, затем заглянул бы, хмм, в какой-нибудь Лютный переулок, где точно могут находится либо вампиры, либо знающие их маги. Я не знаю другого способа обращения, кроме как непосредственное "общение" с этим ночным хищником. В некоторых источниках, правда, упоминается зелье вампиризма, однако, насколько я знаю, одним из ингредиентов является кровь реального вампира. Возможно, ее можно приобрести в том же Лютном за астрономическую цену.

V. Гробы! Неужели вампиры и правда в них спят? Звучит не слишком уютно.
Подозреваю, что это тоже байка. И допускаю мысль, что вампиры-консерваторы или традиционисты, или же просто ребята со специфическим чувством юмора, действительно могут "дневовать" в гробах, но это скорее будет исключение из правил. Если ограничить доступ солнечного света, то наверняка представитель вышеупомянутого типа может "дневовать" в любом месте, хоть на горизонтальном шесте вверх ногами.

Закончив с ответами, девушка чинно сложила перо и стала перечитывать написанное, не отвлекаясь ни на что.

[newDice=1:8:2:Хочу дайс; опросник заполнила, выложу с постом]
[nick]Cho Chang[/nick][status]Мельпомена[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/381/418607.png[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.ru/profile.php?id=381" target="_blank">Чжоу Чанг</a></b>, 17 лет[/pers][info]Рейвенкло, 6 курс <br> Ловец сборной факультета по квиддичу <br> Член ОД[/info]

Отредактировано Cho Chang (06.05.21 16:41)

+13

4

Вообще-то, когда в расписании, вывешенном в гостиной, появился "Факультатив по изучению упырей", нагруженная книгами и спешащая на завтрак и первые уроки Офелия уже прошла мимо. И даже почти вышла из гостиной - тут же круто развернувшись и дернув назад, чтобы свериться с мелким шрифтом, по которому до этого только пробежалась глазами.

Не зря говорят, что нужно всегда и при любых обстоятельствах читать то, что написано мелким шрифтом.
Элдред Уорпл, это же автор замечательной автобиографии о своей жизни в обществе вампиров - какой же у него увлекательный слог, и манера повествования! И, подумать только, его может сопровождать самый настоящий вампир во всей своей немертвой плоти и крови!

Вопроса "идти или нет" после вообще не стояло. Интересно, не будет ли наглостью заявиться хотя бы для того, чтобы посмотреть на них, и попросить автограф? А книга, которую сам писатель подарит отличившимся, наверняка ведь будет подписана?

Нет, конечно, после того, как будет выполнено задание.
И сложно измерить вдохновение, с которым усевшаяся на первый ряд, рядом с Софи, и то и дело бросающая и на преподавателя и на его мистического спутника любопытные взгляды девочка принялась за работу - вспомнив и разное познавательное чтение, и Брэма Стокера из отцовской коллекции магловской литературы, "Монолог вампира" за авторством Амарилло Лестата, и даже Гилдероя Локхарта, которого читала на втором курсе - ну, он же был в школьной программе, так?

I. Припомните самое знаменитое оружие против вампиров, которое использовали магглы. Ритуалы, амулеты — просто пишите обо всем, что вспомните.
Наиболее распространенным оружием против вампиров являются чеснок, один запах которого для вампира невыносим, деревянные (чаще всего осиновые) колья, полынь, остролист, и предметы религии - распятия, святая вода, освященные предметы, например, облатки. Источники сходятся на том, что солнечный свет и огонь - универсальное и крайне эффективное оружие.
II. Ох уж эта вечная проблема с отражениями! Правда ли, что вампир не может увидеть себя в зеркале?
Полагаю, что это поверье не лишено оснований, так как встречается во множестве литературных источников.
III. Еще один камень преткновения — солнечный свет. Вампиры его боятся?
Безусловно. Солнечный свет губителен для вампира и оставляет на его плоти ожоги. Степень чувствительности к нему, однако, может варьироваться.
IV. Если бы вы захотели стать вампиром (исключительно не советуем), как бы вы этого добились?
В отличие от проклятия оборотничества, которое передается простым укусом, заполучить проклятие вампиризма не так просто и требует непосредственного желания самого вампира. Во-первых, жертва вампира должна быть осушена до остановки сердца от потери крови. Затем, вампир должен поранить себя и влить в рот жертвы собственную кровь, которая, в течение некоторого времени, запустит проклятие в уже мертвом теле и вернет его к "жизни". Таким образом, для того, чтобы стать вампиром, нужно, прежде всего, завести с другим вампиром достаточно близкие и доверительные отношения. Полагаю, что общество вампиров довольно тесное, закрытое, и может с неохотой принять в свои ряды новые, не проверенные лица, поэтому "доверительные отношения" здесь ключевой момент.
V. Гробы! Неужели вампиры и правда в них спят? Звучит не слишком уютно.
Склонна полагать, что гроб - это скорее дань традиции, так как еще пару веков назад именно гробы и склепы могли считаться наиболее безопасным и надежным убежищем для дневного сна, где вампира почти гарантированно никто не потревожит в часы беззащитности, и где он останется хорошо защищен от солнечного света и людей, которые могут причинить ему вред во сне.

[newDice=1:10:2:+2 за заполненный опросник]

Отредактировано Ophelia Rushden (02.11.20 16:12)

+13

5

Если в мире и были дни, которых Митч ждал больше, чем Рождество, то день проведения факультатива по изучению упырей определенно входил в их число. Едва поболтав с парочкой знакомых картин, слизеринец уже несся в класс со скоростью гудящего Хогвартс-экспресса – шутка или нет, но если сплетни сетующих на подобное безобразие портретов были верны, то в аудитории их поджидал самый настоящий клыкастый сюрприз.

Кто-кто? Вампир в пальто! Встреча редчайшей удачи, учитывая тот факт, что представителей зубастой братии осталось столь же мало, как вменяемых студентов на Рейвенкло, - удовлетворенно потирая руки и крутя головой во все стороны, словно почтовая сова, Митч плюхнулся на свое место, принимаясь буравить заинтересованным взглядом застывшего незнакомца в темном углу. Вряд ли тот ожидал подобного ажиотажа от голодных до знаний и интересных знакомств студентов – кутаясь в тяжелую хламиду, он топтался в тенях, будто сгустившихся вокруг него и сделавших аудиторию еще мрачнее. Быть может, всему виной было скудное освещение и плотно задрапированные шторами окна, но Митч был готов поклясться, что он никогда не чувствовал подобного прежде – нечто незримое человеческому глазу пронизывало класс, заставляя сам воздух вибрировать от гнетущего напряжения. Будто зачарованные чужой энергетикой, по коже толпой маршировали мурашки, заставляя короткие волоски на загривке встать дыбом. Только не ясно, чего они страшились больше – инфернального мужика, мнущегося поодаль, или преподавателя, на полном серьезе отзывающегося на самое странное имя в мире.

Элдред. Серьезно? Кто вообще в здравом уме мог назвать своего младенца Элдредом? Он, что, сразу родился старым? – ворча под нос, Митч, тем не менее, с любопытством уставился на вышедшего на свет вампира, почти сразу же разочаровываясь в увиденном.  Выглядел он как типичный маггл-вегетарианец – долговязый, тощий и худой, с болезненно-изможденным видом, словно все салатные листья и морковная ботва уже успели смертельно ему надоесть и сидели у него в печенках. Неестественно-длинные пальцы бледного, как моль, мужика нервно теребили цепочку карманных часов, будто желая ускорить ход времени и поскорее покинуть класс, так что на месте сэра Уорпла Митч бы вычеркнул присутствующих на уроке студентов из списка особ, подвергающихся смертельной опасности, занося в этот список самого упыря.

Шкодливо хмыкнув, мальчишка выудил из рукава мантии волшебную палочку, тайком направляя ее в сторону меловой доски. А потом, удовлетворившись полученным результатом и убедившись, что стоявший спиной преподаватель не успел ничего заметить, тут же шустро спрятал ее обратно, принимая самый увлеченный и невинный на свете вид. 

ВАМПИРЫ СОСУТ

– многозначительно утверждала появившаяся прямо на доске надпись, не берясь уточнять выбранный контекст заявления – вполне общеизвестный большинству присутствующих на уроке студентов факт или обидное оскорбление их исторической несостоятельности, полной взлетов и падений.

Притянув к себе лист опросника, слизеринец начал проворно заполнять его, решив не вдаваться в особые подробности.
«Кол, крест, святая вода», – довольно вывел мальчишка, отвечая на первый вопрос, а потом, почесав кончиком пера нос, красноречиво дописал: «чеснок и вилы».

Вопрос с отражениями едва не поставил его в тупик, но, ловко вывернувшись, Митч тут же накатал размышление о том, что, вероятнее всего, данный факт можно считать мистификацией, не соответствующей реальному положению дел. Люди были склонны верить, что зеркала и водная гладь не могут отразить истинный лик вампира, поскольку для этого нужно обладать душой. Следовательно, вампиры, ее лишенные, не могли наслаждаться счастьем лицезреть себя в костюме-тройке, пусть и довольно устаревшего и вышедшего из моды фасона. К подобным байкам Митч относился довольно скептично, а потому и ответил «нет».

А вот пункт о боязни солнечного света получил от шестикурсника однозначное «да» - достаточно было посмотреть на то, как плотно были зашторены и закрыты все окна, не допуская ни единой возможности солнечным лучам коснуться долговязого и неспешно прогуливающегося по рядам вампира. Ходячий дырокол страшно клацал зубам, жутковато двигал бровями, темной тенью застывал за спиной перепуганных хаффлпаффцев  – словом, делал все, чтобы особо впечатлительные студенты еще месяц после урока спали при зажженных свечах.

«Это общеизвестный способ», - уверенным каллиграфическим почерком с легкой ноткой высокомерия вывел следующий ответ Тит, искоса поглядывая на своих пыхтящих соседей по парте. «Достаточно позволить вампиру иссушить себя, испив на последних силах его крови – и считай, что дело в шляпе. Правда, если твой создатель окажется слабеньким неудачником, ты рискуешь превратиться в пускающего слюни гуля, а это, как известно, участь так себе». 

Правда, в его рассуждениях было одно слабое звено. Если кровь всех живых существ густела и сворачивалась после смерти, значило ли это, что прохлаждающийся в классе Сангвини изнутри был похож на мешочек с клубничным желе? – алчный до новых знаний Митч с подозрением уставился на старомодно одетого кровопийцу, но решил, что попросить его вскрыть себе вены в целях научного интереса будет всё же не слишком вежливо. 

«Важны не гробы, а наличие кладбищенской земли» - завершая свое эссе, деловито уточнил слизеринец, добавляя: «она, как известно, придает вампирам силы и позволяет залечивать раны в случае ожогов и травм».

Закончив с заданием и предвкушающе цокнув языком, скучающий Митч текуче перегнулся через парту, бесшумно нависая над вертящимся Корнером. Зловредно выждал пару секунд, добиваясь лучшего эффекта, а потом что есть мочи клацнул зубами около уха мальчишки, шугая мелкого пацана. 
[newDice=1:8:2:+2 за заполненный опросник]

Отредактировано Titus Mitcham (02.11.20 16:24)

+12

6

Немногим известно, что Меган, эта серьезная, всегда собранная, аккуратная девочка, не без грешка. Каждый хранит тайны как может, она же скрывает свои под подушкой, натянув на лощеный переплет классическую черную или коричневую обложку.
Даже заносчивым слизеринкам, знаете ли, не чуждо желание окунуться в романтику, особенно когда в реальной жизни о подобном и помышлять неловко. Зато не стыдно читать бульварные романчики для ведьмочек-подростков, где ослепительной красоты вампир с незамысловатым именем Эдвин Каррин без памяти влюбляется в такую же невзрачную тихоню, как сама Ровсток, только зовут ее, допустим, Элла Гус, и она настолько обыкновенна, что единственной ее гордостью выступает разве что дородный отец-аврор с пышными усами, который, в отличие от прочих героев саги «Рассветы», вправе похвастаться наличием серого вещества в голове.

Мэгги только протягивает руку, чтобы открыть дверь в указанный в расписании класс, как в нее тут же врезается маленький мальчик, скорее всего, первокурсник, с обезображенным страхом лицом. Слизеринка удивленно провожает его скошенным исподлобья взглядом и, не раздумывая, заходит внутрь.

В аудитории прохладно и темно, Ровсток ежится, жалея, что не поддела под мантию форменный кардиган, и в тусклом свете унизанной свежими свечами лампы старается разглядеть свободные места. Она не удивляется присутствию подавляющего числа рейвенкловцев: известные на всю школу ботаны в жизни не упустили бы возможности посетить столь эксклюзивный факультатив, особенно с учетом того, что на него заявлено приглашение настоящего вампира. 

Чего кривить душой, Меган и сама пришла только ради этого. Ради красавчика с сияющей бледной кожей и горящими радужками притягательных глаз. И даже несмотря на то, что ступает шестикурсница ровно в сторону Тита Митчема, вальяжно рассевшегося в третьему ряду, имеет в виду она совсем не его.

Мэгги, разумеется, страшно смущена. Стоит ей приблизиться и сесть рядом, как щеки покрывают болезненно-красные пятна, которых, хвала Салазару и всем его последователям, не разглядеть в царившем вокруг полумраке. Фенечки и амулеты звенят в нарочито-вязкой тишине и тут же замолкают, когда Ровсток едва различимо шепчет: «Привет» и придвигает ближе предназначенную ей форму опросника.

- А где вампир? – в рассредоточенном взгляде – недоумение, смешанное с праведным недовольством. Она упрямо смотрит на приглашенного специалиста по вампиризму, на представленного им человека, облаченного в ужасно устаревший средневековый наряд, и отказывается верить глазам и размеренному голосу, льющему ей в уши, что вот же он, осунувшийся, синюшный и абсолютно непривлекательный. Да что ж за несправедливость-то такая, сначала на ЗОТИ приходит оборотень, максимально далёкий от горячего Якоба-никогда-не-ношу-рубашек-Уайта, а теперь еще и это.

Меган переводит взгляд на доску, потому что не заметить огромную, буквально кричащую пошлостью надпись, попросту невозможно. Митч, судя по всему, тоже весьма разочаровавшийся (хотя, ему-то что? Он-то точно не рассчитывал уйти с факультатива под руку с клыкастым подобием себя, чтобы навсегда забыть об учебе и посвятить бессмертие страстной любви), спешно убирает в карман мантии волшебную палочку. У Ровсток вырывается сдавленный смешок – скромность не мешает ей не быть ханжой, к тому же этот мальчишка нравится ей с самого первого курса, а любая его шутка, даже самая возмутительная и дурацкая, будет казаться ей верхом остроумия.

Чтобы не привлекать к ним внимание, слизеринка склоняет голову над пергаментом с вопросами о кровопийцах, завешивая лицо длинными волосами. Ее плечи все еще трясутся от смеха, однако, весьма сомнительно, что преподаватель способен заметить такую мелочь за сидящем перед ней высоким рыжим гриффиндорцем.

I. Припомните самое знаменитое оружие против вампиров, которое использовали магглы. Ритуалы, амулеты — просто пишите обо всем, что вспомните.
В обязательном порядке применялось распятие, которое якобы могло парализовать вампиров, также к оружию против них стандартно относили священную воду, землю и даже различные соли, молитвенники, пузырьки с благовониями и ядами, оружие (как правило, серебряный кинжал или револьвер, начиненный серебряными пулями) и непременно осиновый кол, который будучи всаженным в сердце, убивал вампира навсегда. В некоторых источниках упоминается чеснок, но, на мой взгляд, логичного обоснования его эффективности нигде не представлено. Запах чеснока всего лишь кажется им резким и неприятным, но не более того.

II. Ох уж эта вечная проблема с отражениями! Правда ли, что вампир не может увидеть себя в зеркале?
Физиологически вампир – это всего-навсего оживший при нетипичных обстоятельствах мертвец, так с какой стати он не будет отражаться в зеркальных поверхностях? По слухам, женщины-упыри выглядят весьма экстравагантно, сложно поверить, будто они безупречно подбирают себе наряды и сооружают сложные конструкции причесок без помощи зеркал.

III. Еще один камень преткновения — солнечный свет. Вампиры его боятся?
Безусловно. Концентрация ультрафиолета губительна для вампиров, в отличие от света свечей, к примеру. Это связно с непереносимостью кожей этих существ прямых солнечных лучей, согласно многочисленным наблюдениям, попадая под оные, те долго мучаются и обращаются в горстку пепла. В давние времена вампиризм часто путали с редкой болезнью, фотодерматозом, то есть банальной аллергией на солнечный свет, и приписывали таким людям принадлежность к темным силам, коими считают упырей и по сей день.

IV. Если бы вы захотели стать вампиром (исключительно не советуем), как бы вы этого добились?
Стать вампиром не так просто, в противном случае, мир, как магический, так и маггловский, уже заполонили бы кровопийцы. Предполагаю, что делиться едой, которую не так-то просто добыть без последствий и раскрытия сущности, не захочется ни одному вампиру. Классический способ – укус в шею. Но одного нанесения раны потерпевшему недостаточно для превращения. Кровосос должен выпить всю кровь у жертвы, а затем дать отведать своей.
То есть, в первую очередь, это желание самого создателя новых нечестивых особей, поэтому нужно стать по-настоящему близким человеком для бессердечных творений ночи, что, скорее всего, невероятно сложно.

V. Гробы! Неужели вампиры и правда в них спят? Звучит не слишком уютно.
Уверена, что это не совсем так, хотя, несомненно, найдутся и те, кто предпочитает укрываться на период сна гробовой крышкой. Это момент максимальной уязвимости, и, будь я вампиром, я бы пряталась в уединенных местах, там, где никто не сможет меня достать. Ходят слухи о заброшенных чердаках, о старых шкафах и ящиках, что никоим образом не противоречит утверждению относительно гробов. Они тоже подойдут.

[newDice=1:8:2:Укуси меня а-а]

Отредактировано Megan Rowstock (02.11.20 21:15)

+14

7

Совместно

- Тревор, ты с нами не сядешь! Тут... уже занято!
- Кем?! - наивно удивился Бирч и тут же приземлился монументальным задом на стул слева от Чемберса. - Хэй-хэй! Каори, привет! Тони, как дела?
Робин в крайнем раздражении отбил пальцем дробь по столу и бросил на свою девушку полный отчаяния взгляд. Вот же честное слово, никто из них не относился плохо к простодушному стиляге-Бирчу, но терпеть его рядом целую лекцию после того, что он вычудил в прошлом году на трибунах, совершенно не хотелось.
- Слушай, а тебя разве не ждут приятели? - предпринял Робин последнюю попытку. - Вон там Белби идет, догоняй быстрее, ну!
Но шестикурсник Белби, действительно шествовавший по лестнице в фарватере у какого-то блондинистого слизеринца и махавший рукой Энтони Голдштейну, вдруг тоже увидел Бирча. И, сделав лицо кирпичом, ускорил шаг, притом явно шепотом поторопив своего приятеля. Чемберс мысленно выругался про себя. А Бирч искренне расстроился:
- Тони, вы что, поссорились с Маркусом? Ай-яй-яй, не хочется мне это говорить, но кажется, он тебя избегает.
Роберт выразительно закатил глаза и снова переглянулся с Каори. Гриффиндорка пыталась выглядеть равнодушной, но ее брови дрогнули, когда она поймала взгляд Чемберса. Однако все равно - Шимизу понимающе кивнула и, немного подумав, вкрадчиво спросила:
- Тревор, может... может тебе узнать у Маркуса в чем дело? - ее голос стал тверже. - Мне кажется стоит. Поговори с ним сейчас. Я думаю, это важно.
Но Бирч, недаром студент Рейенкло, только укоризненно погрозил ей пальцем:
- Ты что, нельзя так нарушать чужое личное пространство, Каори! Робу следует поучить тебя хорошим манерам! Но - ш-ш-ш... Начинается!

Весь студенческий квартет обратил взоры на лектора. И если Чемберс, по своему обыкновению, скептично хмыкнул, то Бирч прямо-таки замер от восторга:
- Я его читал, - шепотом сообщил он Роберту спустя минуту восхищенного вслушивания, - чуть меньше, чем Локхарта. Но, если подумать, Уорпл и не столь плодовит, как писатель!..
Чемберс, залюбовавшийся челкой своей гриффиндорки, снова бросил беглый взгляд на писателя и не сдержал смеха. Бирч посмотрел туда же и удивленно, возмущенно захлопал глазами. За спиной Уорпла мелом по черной доске белела надпись: "ВАМПИРЫ СОСУТ".
- Безобразие! - с чувством зашептал Бирч. - Это же... Это же просто...
- Не отягощенный интеллектом юморок наших студентов, - подтвердил Роберт, все еще тихо посмеиваясь.
- Варварство! Сейчас, я все исправлю, пока Уорпл не заметил! - и Бирч потянулся за палочкой, но тут враз посерьезневший Чемберс перехватил его руку:
- Да щаззз, еще водой его окати! А ну-ка, тихо, Бирч! Тихо сиди! Вон, слышишь, он дает задание! Пиши давай! Он надпись сам сотрет!

Бирч с трудом дал себя уговорить. Он хмуро взял в руки перо и, перед тем, как уткнуться в бумаги, обвел грозным взглядом аудиторию, пытаясь догадаться, кто позволил себе такие шутки над его любимым писателем. Чемберс тем временем оперся локтем о столешницу и украдкой поднял взгляд на Каори. Факультет по изучению упырей он никогда не посещал, да и сейчас пришел только потому, что так захотела его девушка. Где-то в полумраке под столом он почувствовал даже через плотную ткань брюк, как его ноги коснулась ее коленка - и придвинулся чуть ближе. Рука парня с пером, уже занесенная над пергаментом, в бессильной неге опустилась обратно, оставляя на желтой бумаге размазанную кляксу...

[newDice=1:8:0:Да я вообще на последнем ряду с девушкой обжимаюсь, не смотрите на меня]

...А тем временем, Бирч, мрачно сопя, что-то писал в своем пергаменте. И вдруг - не выдержал, сорвался. Поднял могучую руку в воздух, прося дать ему слово, встал на ноги во весь свой огромный рост и смущенно, на всю аудиторию выдал:
- Мистер Уорпл! А можно, я у Вас там... сзади немного вытру?

Отредактировано Robert Chambers (02.11.20 22:21)

+14

8

От комментария Брича о «нарушении личного пространства» гриффиндорка на мгновение застыла. Когда смысл сказанного и то, от кого это прозвучало, окончательно дошли до девушки, она пристально посмотрела на шестикурсника. Неподвижным взглядом ее черных глаз, можно было убить. Бирч не заметил. Уже отвлекся. Ко всему прочему, память у него, похоже, была как у золотой рыбки. Шимизу, приподняв бровь, посмотрела на шевелюру Тревора.
Точно. Золотая рыбка. Даже… русалочка. Та, из диснеевского мультфильма. У него и принц есть, о котором он может мечтать. Гильдерой Локхарт.
Все сходилось так органично, что гриффиндорку… отпустило. С тихим вздохом она отвела взгляд. Рядом с ней сидел товарищ Робина, о котором, в отличие от Бирча, он хорошо отзывался. Они шли сюда вместе, и, возможно, рейвенкловец уже слышал о ней, но на всякий случай гриффиндорка решила представиться.
- М-м, Энтони, - тихо окликнула девушка, глядя пятикурснику в глаза. – Нас не представили… Каори Шимизу, - она вежливо склонила голову. – Я… хм, мы с Робином вместе.
Немного подумав, она протянула Голдштейну (правильно ведь запомнила?) руку. Рукопожатиям Каори предпочитала учтивый кивок, который переняла у родителей, но… у англичан все же принято иначе. Вежливой надо быть по правилам земли, на которой находишься, а рукопожатие все же считается хорошим тоном, даже если предпочитаешь вообще никак не «нарушать личное пространство».
Копошения по левую руку стоило ожидать. Там сидел Бирч. Каори даже не обернулась, только повела бровью, но градус скепсиса резко поднялся, когда она увидела остроумное «ВАМПИРЫ СОСУТ» на доске. Девушка прикрыла глаза и коротко вздохнула. Оставалось надеяться, то это сделал не гриффиндорец. На ее факультете придурков хватало, они могли…
Мысль Шимизу оборвалась. Взгляд Робина она больше почувствовала, чем заметила. Обернулась, заглянула ему в глаза – и чуть покраснела, засмотревшись. Каори смущенно отвела взгляд, но не смогла не улыбнуться. Приятно, только не время же... и, тем не менее, одними губами произнесла:
- Подожди.
Каори взялась за перо. Закрыв глаза, перевела дыхание. Чем раньше начнет, тем быстрее закончит. Гриффиндорка, проявляя чудеса сосредоточения, попыталась припомнить, что же она знала о вампирах. На третьем курсе проходили же... Только очень некстати в голову почему-то лезло совершенно другое: то, как Азуми зачитывалась романами за авторством Райс и что из этого вышло. Шимизу-старшая после них с каким-то очень настороженным видом спрашивала дочь, существуют ли вампиры на самом деле. Каори подтвердила. Чуть позже Азуми зачем-то решила снова спросить об этом. Каори снова сказала, что вампиры действительно существуют. Это погрузило женщину в какую-то странную задумчивость, а затем за ужином она спросила, нет ли у них в школе вампиров. Ответ «н-наверное, нет» Шимизу-старшую, в целом, удовлетворил, но она все равно веским тоном и со строгим видом велела дочери не общаться с ними, ведь «тебе еще рано». Ступор и так растерянной Каори усугубил мистер Шимизу, который начал рассуждать о том, что вампиры – это, главным образом, еще одно изобретение западного кинематографа, представляющее собой «глобалистический культурный вирус». Замечание Азуми о том, что вампиры на самом деле существуют и их дочь-волшебница подтвердила это, Ясухиро Шимизу не счел веским аргументом. Потому что в общей картине приоритетна важность вампиров, как унифицирующей единицы культурной войны, а не как меньшинствующей группы кровососущей нежити, скрытой от большей части населения планеты.
Дрогнули брови: растерянность отразилась на лице гриффиндорки. Папины теории не дотягивали до того, что пишет миссис Филпотт про мировое правительство гоблинов, но очевидное сходство было некомфортным. Каори всегда казалось, что Робин и ее папа должны хорошо поладить. Надо сказать, теперь у нее появились сомнения. Услышь рейвенкловец про «западные культурные вирусы», империалистические планы янки и проблемы установления однополярного мира – что он подумает?
- Ти, - разочарованно выдохнула Шимизу и срочно взялась за перо, чтобы серьезно не задуматься о постороннем еще больше.

I. Чеснок часто фигурирует как репеллент для вампиров, но его эффективность кажется сомнительной из-за мизерных магических свойств. Осиновый кол – также известное средство для уничтожения нежити, но другая древесина может быть не менее эффективной. Самым надежным оружием против вампиров кажется серебро, которое неоднократно доказывало свои физикомагические свойства, либо огонь. Нельзя не упомянуть то, что христианская мифология уверенно присваивает своим предметам культа (святой воде, распятию) возможность отгонять или даже уничтожать любую нежить. Это, однако, кажется крайне неправдоподобным, поскольку христианский религиозный культ крайне далек от настоящей магии.

Дописав последний абзац, гриффиндорка задумчиво провела кончиком пера по губам: не зря ли добавила? Она очень редко встречала религиозных волшебников, но случалось ведь. Шимизу же еще в маггловской школе успела получить за свой скепсис в отношении христианской религии книжкой по голове от одноклассницы и лекцию о веротерпимости от учительницы. А что поделать, если к их богу так много вопросов? Пожалуй, Каори даже немного разочаровалась бы, узнав, что «святая» вода работает. Что еще тогда правда? То, что все неверующие после смерти попадают в христианский ад? Очень «справедливо». Все равно не повод идти в их церковь, но неприятно же...

II. Утверждение о том, что вампиры не отражаются в зеркале, кажется неправдоподобным. Скорее всего, оно связано с суевериями о том, что отражение в зеркале – это отражение души, а предполагается, что у вампиров, как у нежити, души нет. Это, однако, представляется сомнительным, особенно если учитывать теории о том, что душа является движущей силой для тела.

Гриффиндорка подняла взгляд на Сангвиния, бродившего по аудитории. Второй пункт опросника можно было проверить, будь у нее с собой зеркальце. Она ведь подумывала о том, чтобы начать его с собой носить... сейчас пригодилось бы.

III. Учитывая то, что вампиры почти во всех источниках описываются как существа ночные, логично предположить, что солнечный свет, по меньшей мере, доставляет им серьезные неудобства.
IV. В источниках чаще всего встречаются такие упоминания заражения вампиризмом, как укус или употребление крови вампира. Версия с укусом кажется крайне неправдоподобной, поскольку вампирам необходимо питаться и, если бы каждый укушенный впоследствии обращался, то популяция вампиров была бы куда больше. Поэтому теория с употреблением крови вампира кажется более вероятной. Возможен также некий магический ритуал или проклятье. Внимания заслуживают и теории о происхождении вампиров востока. Например, Чиан-Ши (вампиры Китая), становились нежитью после смерти под воздействием злых духов или из-за особенностей их собственной души. В Японии же считалось, что вампирическим существом могла стать любая кошка. Для того, чтобы предотвратить превращение, им отрезали хвосты. 
V. Сон в гробу кажется достаточно удобным вариантом дневки для вампира: гроб должен надежно защищать вампира от солнечного света. Однако, конечно же, обезопасить себя во время сна вампир может и другими способами.

Поставив точку, Каори довольно вздохнула, но стоило ей отложить перо, как чернильница со зловеще-тихим стуком перевернулась. Содержимое залило пергамент, но драккл уже с ним, хуже всего было то, что пятно неумолимо приближалось к работе Голдштейна.
Гриффиндорка в ужасе метнулась спасать результат хоть чьих-то трудов. Случайно толкнув рейвенкловца локтем, она поставила ладонь между чернилами и чужим пергаментом.
- Я… прости, пожалуйста, - зашептала Шимизу, спешно творя чары, чтобы убрать пятно. – Н-не знаю, как оно… как оно вышло. Она, кажется, сама...
И столу удалось вернуть первозданный вид, и руку очистить, и, самое главное, Энтони никак не навредить этой глупой, глупой ситуацией, но вот ее опросник…
- Что ж… - Каори тихонько вздохнула и пожала плечами. – Симатта.
Она посмотрела на Робина и, увидев одинокую кляксу у него на пергаменте, закусила губу, чтобы не засмеяться. Только по глазам все равно все было видно. Шимизу выдохнула, расслабленно откинувшись назад и сложив руки на коленях.
- Хм-м, надо было брать с тебя пример… -  прошептала она, с едва заметной, задумчивой улыбкой разглядывая безнадежно испачканный лист перед собой...
…а указательным пальцем незаметно погладила руку своего рейвенкловца.

[newDice=1:8:2:Последую примеру Чжоу. Опросник выложу]

Отредактировано Kaori Shimizu (03.11.20 15:08)

+13

9

[nick]Flora Carrow[/nick][icon]https://i.ibb.co/WvrRTK4/306-1619766171.png[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.ru/viewtopic.php?id=1213#p144086" target="_blank">Флора Кэрроу</a></b>, 16 лет[/pers][info]Слизерин, 6 курс[/info]

Про факультатив изучения упырей в Хогвартсе всегда ходили слухи и далеко не самые лестные. Многие избегали сей темный и крайне неуютный класс десятой дорогой, но разве Флору Кэрроу можно было отнести к большинству? Нелепые сплетни еще больше разогревали ее интерес, а слова Мелинды о том, что на занятии может присуствовать настоящий вампир и вовсе не оставили в ней никаких сомнений. Надо идти!

Признаться честно, пока все проходило более менее спокойно. Здесь и правда было темно - настолько, что Флора сомневалась разберется ли потом Элдред Уорпл в ее писанине. Сам лектор не выглядел странно. Наверное, она, как и тот глупый младшекурсник, и правда ожидала увидеть кого-то наподобии профессора Снейпа. Нет, слизеринка вовсе не верила в то, что их декан страдает вампиризмом, но разве жизнь, так тесно связанная с созданиями ночи, не наложила бы свой отпечаток на внешности Уорпла? Ей хотелось верить, что работа подобного специалиста включала в себя не только бесконечное просиживание штанов в библиотеке. Кэрроу сомнительно покосилась на книги, о которых ничего не слышала раньше, и, наконец, полностью переключила свое внимание на того, ради кого сюда и пришла.

Вот уж точно то еще зрелище! Сангвини выглядел, как мертвец, коим собственно и являлся, а его взгляд наводил ужас и страх. Кэрроу определенно не была разочарована. Когда бы ей еще представилась возможность увидеть не враждебно настроенного вампира? Мелинда, сидящая рядом, похоже, тоже была впечатлена. Переглянувшись с кузиной, Флора опустила взгляд на пергамент и прищурилась, дабы получше разглядеть вопросы. На первый взгляд, в них не было ничего сложного, лишь основы. Прочитай она книги Уорпла, справилась бы с заданием минут за пять, а так...

Придется импровизировать.

I. Припомните самое знаменитое оружие против вампиров, которое использовали магглы. Ритуалы, амулеты — просто пишите обо всем, что вспомните.
Пожалуй, самое знаменитое оружие - это осиновый кол, который будучи всаженным в сердце, убивает вампира навсегда. Распятие может парализовать вампира, как и склянки со священной водой. Но все это навряд ли поможет магглу, так как это сделают врожденные слабости вампиров - огонь и солнечный свет.

II. Ох уж эта вечная проблема с отражениями! Правда ли, что вампир не может увидеть себя в зеркале?
Магглы всегда стремились упростить себе жизнь, не правда ли? Пусть у вампиров и другая физическая природа, не думаю, что они не отражаются в зеркалах.

III. Еще один камень преткновения — солнечный свет. Вампиры его боятся?
Обстановка в классе говорит о том, что это правда. Предполагаю, что даже рассеянный солнечный свет, пробившийся сквозь плотную занавеску, может вызвать ожоги, а прямой - сожжет любого вампира. Степень повреждений зависит от интенсивности света. Быть может, убить вампира таким образом и не так то легко, но я верю, что их не просто так называют созданиями ночи и они все же боятся солнечного света.

IV. Если бы вы захотели стать вампиром (исключительно не советуем), как бы вы этого добились?
Человек который был укушен — с преобразующими свойствами слюны вампира, способной превратить их — не сразу обратится в вампира. Чтобы переродиться, "жертва" должна сначала умереть смертной смертью, во время которой не мертвое тело войдет в состояние перехода. Затем она должны быть погребена, во время чего она оживет в земле, и затем должна сама выбраться из собственной могилы чтобы "по-настоящему родиться". Новорожденный вампир должен употребить определеннок количество свежей человеческой крови в течении следующих 24 часов чтобы завершить переход, или они угаснут и умрут.

V. Гробы! Неужели вампиры и правда в них спят? Звучит не слишком уютно.
В подобное верится с трудом. Для магглов вампиры - это прежде всего мертвецы, отсюда и пошли эти легенды. Да и к тому же, не думаю, что они нуждаются во сне, а если кому-то из вампиров и приходилось использовать гробы, то разве что в качестве укрытия от света или излишне любопытных магглов.

- Удивлена, что смогла что-то написать. А у тебя как успехи?, - тихо спросила Флора у кузины, отложив свой пергамент в сторону. Многие ученики еще трудились над опросниками, но кто-то не особо заинтересованный в задании, успел отличиться по другому. Надпись на доске не заметить было невозможно и Кэрроу едва подавила улыбку. Глупая выходка, и, кажется, без родного змеиного факультета тут не обошлось. Вот только стоило ли так дразнить Сангвини, который лишь чудом пока не обратил внимания на доску?

[newDice=1:8:2:]

Отредактировано Flora Carrow (24.05.21 09:57)

+12

10

[nick]Grant Page[/nick][status]i don't give a f___[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/239/57079.gif[/icon][pers]<b>Грант Пейдж</b>, 16 лет </br>Рейвенкло, 6 курс[/pers][info]Вратарь сборной факультета по квиддичу[/info]
Так сложилось, что Пейджа жизнь испытывает на прочность с самого рождения. Точнее, его самообладание и нервную систему. Наверное, поэтому и то, и другое у него отсутствует. У Гранта возле глаза, на скуле, багровеет синяк, он ему напоминает туманность Ориона. Такой же фиолетово-красный, такой же загадочный. Потому что это реально загадка, как у Байрона Миллера хватило меткости попасть ему практически в висок. Этот дылда-то и со своими окулярами не мог нормально смотреть по сторонам, иначе бы не стал сбивать Пейджа с ног. А он вообще-то шел на Астрономию, где нужно было сохранить более или менее остатки спокойствия, изрядно потраченного за тот день. Это, кстати, вчера произошло. А сегодня он уже топает, позвякивая цепью на карабине, на факультатив. Увы, Миллер пропустит сегодняшнее занятие, как и следующую неделю, наверное. Сложно все-таки ходить на уроки с выбитой коленной чашечкой.

Хорошо, что от следов неожиданного столкновения… эээ… характеров у Пейджа остался только один синяк. Дэвис бы не одобрил такое начало года, а Грант все-таки не привык подводить друзей, особенно тех, кто играет с ним в квиддич.

Заходя в кабинет, он чуть было не присвистывает, когда видит - глаза быстро читают на доске «Элдред Уорпл», язык, блин, сломаешь – преподавателя возле доски. Лощеный, одет с иголочки, и чего он забыл в этой школе для трудных подростков? На самом деле, Пейдж не считает Хогвартс таким уж и отстойным местом. Просто флешбэки о возможности перевода действительно в исправительную школу-интернат все еще всплывают в памяти.

- Офелия, привет, - Пейдж ловко приземляется за парту прямо за однокурсницей, Софи, и наискосок от Рашден, которая явно с нетерпением ожидала начала занятия, он опирается локтями на столешницу, и почему тут пергаменты? похоже, кто-то забыл их с прошлого занятия, вместе с перьями и чернилами, - слушай, а ты знаешь его?

Словив удивленный взгляд от Рашден, а сразу после еще аккуратное кашляние от Перри Бута, до Гранта доходят сразу две вещи. Первая – место, все-таки, занято, а вторая – этот бородатый франт явно не последняя личность в мире упырей. Бросив что-то вроде беззлобного «Перри, только не бей, я уже ушел», Грант перемещается на задний ряд и тут же почти сразу об этом жалеет.
Катализатор непродуктивной (есть продуктивная, Пейдж в этом уверен, это он у Чемберса научился) агрессии маячил рядом. Тревор Бирч своей непосредственностью и просто невероятно бесившей Пейджа наивностью заставлял его вспоминать всех богов, чтобы только не прописать ему отдых у Помфри на пару дней.

Грузно приземлившись с краю ряда, рейвенкловец старается думать о чем-то отвлеченном, перебирая звенья цепи по очереди. Его хватает ровно на минуту и он был готов уже посоветовать Треву заткнуться, как занятие началось.

И только тогда Грант замечает, что мистер Уорпл не один. Он реально притащил вампира, парень удовлетворенно кивает сам себе. Все-таки не зря он записался на факультатив, хоть что-то необычное, да и вообще… «Вампиры сосут» - одними губами читает Пейдж и хмыкает. Это смешно. Тупо, но смешно. Он пододвигает к себе пергамент. Все неженки и интеллектуалы уже упали в обморок и теперь осуждающе таращат глаза на доску. И куда же без Локхарта на минималках.

- Бирч, пиши и не отсвечивай, а, - с хрипотцой негромко бросает Грант, не отрывая глаз от бумаги.

[newDice=1:8:0:это будет двойка]

У Пейджа вообще неплохо развито шестое или какое там чувство, а еще боковое зрение. Поэтому он точно знает, что Сангвини наблюдает сейчас конкретно за ним. От этого становится не по себе и Грант зачеркивает только что написанное предложение. Безопасно, так Вы сказали, мистер Уорпл? Ага, Пейдж так и понял.

Отредактировано Selina Moore (03.11.20 22:13)

+14

11

- Сзади? – Элдред завертел головой, решив, что окликнувший его юноша говорит о спине, - что вы имеете...

Покрутившись, Уорпл наконец заметил метаморфозы на доске и подошел поближе, нахмурившись. Потребовалось некоторое время, чтобы оценить появившиеся прямо над его именем стройные крупные буквы. Уорпл вновь повернулся к студентам, облокотившись одной рукой на стол, и сурово покачал головой.

Не в силах сдерживать осуждающее выражение лица дольше десяти секунд, он совершенно неожиданно засмеялся, вторя тихим смешкам, гуляющим по аудитории. Пришлось достать платок из нагрудного кармана, чтобы утереть невольно выступившие на глаза слезы.

- Я совершенно забыл записать на доске тему урока, - он пожал плечами, признавая свой промах, - это очень остроумно, но я бы не стал так смущать находящихся в аудитории юных леди.

ВАМПИРЫ РУЛЯТ

Уорпл взмахнул палочкой, исправляя надпись, и предположил, что слово «рулят» должно быть актуальным среди молодежи. Подобное выражение кардинально отличалось от его привычного стиля изложения, но сейчас он, довольный собой, по-щегольски подкрутил усы.

Слизеринец, сидящий на третьем ряду, подгадал верный момент для свершения своей безобидной шалости, выждав, пока Уорпл повернется к классу спиной. Никогда не подставляй спину студентам Хогвартса – вот то, чему Элдред успел научиться раньше, чем ему самому удалось научить чему-то собравшихся.

Мистер Дерзкая Выходка - как прозвал Уорпл оригинального студента - упустил лишь тот факт, что вампир, совершающий будто бы вечерний променад среди парт, обладал зрением и слухом куда острее, чем окружающие его люди. Пока публика отвлеклась от выполнения задания, Сангвини зашел за спину к отличившемуся молодому человеку и положил когтистые ледяные пальцы ему на плечо, сжимая их чуть сильнее, чем следовало бы.

- Не поспоришь, мистер Митчем, - голос Сангвини, прочитавшего имя на пергаменте, был равнодушный, уставший и лишенный какой-либо эмоциональной окраски. Весь его облик говорил о том, что он предпочел бы сгореть в лучах солнечного света или очутиться в гробу, нежели обучать детей в Хогвартсе.

Вампир перевел пристальный взгляд на девушку, сидящую рядом со слизеринцем, и едва заметно нахмурился.

- Сангвини, - голос Элдреда стал неожиданно серьезным и тихим. Вампир, никак не отреагировав на зов, наклонился к ней поближе, втягивая носом воздух.

- Мисс Ровсток… - он уже было потянулся рукой к темным волосам, но на этот раз Уорпл окрикнул его громче, взмахнув палочкой. Серебряные звенья на цепи звякнули, и Сангвини вздрогнул, будто бы очнувшись. В этот же момент позади него опрокинулась чья-то чернильница.

- Вам предстоит сегодня сделать нелегкий выбор, мисс Ровсток.

Вампир, вернув себе самообладание, неохотно отвернулся от темноволосой студентки и принялся наблюдать за тем, как единственная девушка в компании выше пыталась спасти пергаменты от расползающейся на них чернильной лужи.

- Чиан-ши… - он перевел взгляд на юношу, сидящего к ней ближе всего, окинул его подозрительным взглядом и снова переключился на девушку, неотрывно глядя ей в глаза, - неплохо, Каори.

По неизвестным причинам эту студентку он назвал по имени, а не фамилии.

- О, кто-то из вас знает про чиан-ши! – голос подал искренне обрадовавшийся Уорпл, все это время наблюдающий за перемещениями своего друга. – В Китае бытует мнение, что для защиты от них нужно написать куриной кровью некое заклинание на желтой бумаге, а затем приклеить его себе на лоб.

Настойчиво призвав всех к тишине, Элдред махнул Сангвини, разрешая ему и дальше прохаживаться вдоль студентов. Вампир сразу же взял курс на сидящего в отдалении мальчика с последнего ряда.

- Давайте попробуем продолжить без эксцессов, друзья, мне не терпится ознакомиться со всеми вашими работами.
[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/3/117657.gif[/icon][nick]Eldred Worple[/nick][status]what could possibly go wrong[/status][pers]Элдред Уорпл, 56[/pers][info]Специалист по вампиризму, публицист и автор научных статей.[/info]

Отредактировано Brewer (03.11.20 12:37)

+12

12

Энтони активно качает головой, каждым дюймом кожи намекая своему другу-семикурснику, что Бирчу к ним вот никак, совсем, нисколечко не нужно. И Роберт действительно старается отвадить добряка Бирча всеми доступными способами, но тот, как статуя горгульи подле кабинета директора, услышав неверный пароль сладостей, с места не сдвигается. С надеждой на спасение в виде появившегося в аудитории Маркуса староста расплывается в улыбке и уже готовится попросить рейвенкловцев двинуться на одно сиденье в сторону (чтобы Белби поместился), как заметивший Бирча шестикурсник сдувается, будто шарик, перестаёт махать рукой и остаётся на первом ряду с Малфоем.

- Очень рад, Каори Шимизу, - парень улыбается открыто и честно, мягко пожимая протянутую девчачью руку. - Рад и знакомству, и тому, что вы вместе, тоже рад. 

По другую сторону продолжается шумная возня и причитания голосом Тревора. Тони на долю секунды прикрывает веки, чтобы подготовить себя к лекции приглашённого гостя под сопровождение аккомпанемента в виде дурных комментариев Бирча. Так-то Голдштейн относится к нему... хо-ро-шо, то есть, по-человечески, без злобы и раздражения, принимая наивность парня, как природное свойство вещей, как то, что подснежник появляется по весне, а не в сентябре, как то, что солнцестояние выпадает на июнь, но Бирч и попытки впитать в себя знания — комбинация повышенной сложности. Ещё сложнее комбинировать в это овощное рагу Бирча и личное пространство.

Выдохнув, он поворачивается к парню и показывает ему большой палец в ответ на оба вопроса — и про дела, и про «ссору» с Белби. Кричать через Роба и его спутницу, объясняя значение упомянутого Тревором личного пространства не хочется (всё равно не поймёт). Тони надеется, что большого пальца Бирчу хватит. Внимание того благо достаточно флюидное, потому Бирч уже занят появившейся на доске высокоинтеллектуальной и несомненно смешной до коликов в животе пубертатных подростков надписью.

- Шутник, наоборот, жаждет признания своих умственных способностей, - замечает староста, одаривая надпись на доске взглядом, полным снисхождения. - Пссс, Бирч, там слово «кровь» не поместилось просто. На доске не то действие, которое тебя возмущает, а естественный физиологический процесс вампиров. Поэтому расслабься и получай удовольствие.

Перед тем, как известный каждому простофиле из Лютного переулка мистер Уорпл начинает свою вступительную речь, Тони успевает отыскать взглядом троицу из Майкла, Терри и Доры и отсигнализировать им, что он тоже пришёл на лекцию. Он ведь поди сначала не собирался, потому что упыри упырями, а новые обязанности старосты и СОВ в конце года никто не отменял, но Роберт уж больно красиво преподнёс новость об Уорпле с его другом-вампиром в гостях, что отпахавший первую учебную неделю на одном энтузиазме и кофе Тони согласился. Вампиров — к счастью для самих несчастных — осталось не так уж много, потому отказаться от встречи с живым представителем все равно что не пойти на выставку Ван Гога в доме напротив. Поклонником Уорпла юноша не является, возможно, потому что он не относится к представительницам женского пола и не может оценить всю его большущую  харизму, но книги читал и находит творчество достаточно занимательным, если не забывать при прочтении того факта, что это в первую очередь художественная литература, где научные факты отображены через призму субъективизма. Прочитать — да. Принимать за чистую монету — нет. Сделать собственные выводы — да. Чего у Уорпла не отнять, так умения привлечь к себе взоры и заинтриговать. Из таких всегда получаются любимцы публики.

Товарищ Уорпла, вышедший из густой тени в менее чёрную тень, на красную дорожку и колдографии с автографами, наоборот, не тянет. Усталый, тощий, серый — то ли от недостатка освещения, то ли по жизни — мужчина не пугает, а вызывает то любопытство, которое принято испытывать к таинственному и неизвестному, с чем прежде не сталкивался, как предвкушение первого поцелуя. При этом желания разорвать вампира на сувениры у Энтони не возникает, потому что, чем дольше он рассматривает мужчину, тем сильнее сочувствие в груди. Возраст Сангвини определить невозможно, но, судя по глубоко задолбавшемуся выражению лица, за спиной у него не одна сотня лет.

I. В популярной литературе магического и маггловского происхождения самым ходовым способом борьбы с вампирами является осина, серебро, чеснок. Я бы не доверил свою жизнь ни одному из этих способов. Осина с древних времён считается «черным» деревом с дурными свойствами — и в дом её не носили, и в первобытной колдомедицине использовали, перенося на неё хворь и болезни, и маггловского Христа распяли на осиновом кресте, и Иуда на ней повесился, и всякие «тёмные» колдуны использовали ветки в своих обрядах. Доходило даже до того, что ветки подбрасывали к ценностям, и якобы дотронувшихся до них воров потом начинало трясти лихорадкой, ибо «трясение осины» переходило на них. В том числе использовали осину, как кол, и протыкали покойников, особенно тех, кто умер неестественной смертью, чтобы из них не появились «живые мертвецы» или вампиры. Магические свойства у осины есть, потому эта древесина настолько часто используется мастерами для создания волшебных палочек (представьте, сколько студентов в замке обладатели палочек из осины!). Но ничего общего с темными силами она не имеет. В отношении серебра стоит снова припомнить Иуду, серебряники и христианство. Серебро известно своими очищающими и дезинфицирующими свойствами. «Святую воду» тоже чистили серебром. Но дезинфицировать вампира?
Теория с солнечным светом мне кажется более правдоподобной. Связан страх солнца (не костра, камина или свечей) с ультрафиолетовыми лучами. Учитывая, что организм вампира с его биохимическими и физиологическими процессами в корне отличается от живого человека, то и ультрафиолет, вероятно, тело воспринимает иначе, вызывая своего рода «аллергическую» реакцию. Лунный свет менее вреден, так как имеет меньшую дозу ультрафиолета, и является лишь отражённым солнцем...

Вопль Бирча, разрезавший возню студентов и беззвучное дыхание вампира, плавающего между рядами, вынуждает Энтони оторваться от размышлений, которыми он штурмует пергамент, и вопросительно вскинуть брови, пытаясь понять, какое место собрался вытирать парень. Сообразив, что речь все о той дурацкой надписи, Тони качает головой и бормочет себе под нос, что как бы к концу занятия самого Бирча — бедолагу — чем-нибудь не вытерли... или не стёрли.

Реакция хогвартского гостя вызывает у Голдштейна улыбку и прилив симпатии к мужчине, который, несмотря на разницу в возрасте, относится к шутке с юмором и пониманием. Юмор — это показатель интеллекта. Конечно, когда шутка в цепочке эволюции находится чуть выше примитивной игры слов. И не нужно про «каждый понимает в меру своей испорченности» - давно уже не актуально.
Когда спектакль с участие Бирча на время замолкает, Тони возвращается к вопросам.

II. Дело в том, что в состав зеркал входило серебро, вот и закрепилась за зеркалами байка, что вампиров в них не видать. К тому же раньше для зеркального покрытия применялась амальгама из серебра и ртути, из-за последней многие производители зеркал, надышавшись ядовитыми парами, умирали. Зеркалам стали приписывать всякие темномагические свойства и ассоциировать с загробной жизнью, вампирами, демонами.

Стук стекла о парту, после чего темно-синяя лужа начинает растекаться, надвигаясь цунами на работу Энтони. Реакции Каори и Голдштейна хватает, чтобы вовремя спохватиться и не дать всем четырём опросникам утонуть в чернилах.

- Ничего страшного, но твой опросник получил травмы едва совместимые с жизнью, Каори. При таких масштабах заклинания бесполезны, хотя попробовать можно, напримееееер..., - обращается к соседям по парте Энтони, но осекается, заметив, что Каори с Чемберсом уже заняты друг другом, и тактично утыкается обратно в свою работу. Он по себе знает, насколько цены минуты с любимым человеком, и насколько тяжело даётся разлука (каникулы были бесконечно долгими без Лили), потому решает не грузить парочку своим занудством.

III. Как я уже упомянул в первом пункте, вампиры не боятся солнечного света, а благоразумно его избегают, из-за особенностей организма, который отличен от «живого» и иначе реагирует на ультрафиолетовые лучи.

Сангвини, который как раз прогуливается вблизи их ряда иссохшим, усталым и не блещущим энтузиазмом «призраком самого себя», уж точно не напоминает человека, который принимает солнечные ванны. На его фоне золотисто-загорелый старосты выглядит коренным африканцем.

IV. Во-первых, стоит отыскать крепкого или очень голодного вампира, который бы осилил испить меня. Во-вторых, процесс этот длительный и обоюдный. То есть, мне следовало бы также пить кровь обращающего меня вампира. Мороки много, но кто сказал, что относительное бессмертие даётся легко?

В гробах? В книгах авторы любят описывать спальню вампиров в виде деревянного ящика, мол более устрашающе и «У-У-У» загробная жизнь, но, глядя на вампира перед собой, Тони никак не может представить, что мужчина ко сну складывает одёжку на спинку стула, надевает ночную сорочку и и укладывается в гроб.

V. Не только звучит не уютно, но и на ощупь определённо тоже. Как способ защиты от солнечных лучей, чесночного дыхания недоброжелателей и обрызгивания святой водицей с серебром — вполне возможно. Как постоянная кровать - сомнительная перспектива.

[newDice=1:8:2:пытаюсь вспомнить, что я знаю про вампиров]

+14

13

К величайшей неожиданности Терри, он сегодня опаздывал. Подушка, чертовка, так маняще смотрела на него после обеда, что рейвенкловец-таки решился прислониться к ней щекой. Этот роковой поцелуй с предметом для сна обернулся огромной ошибкой, и теперь Бут несся по коридорам атмосферного Хогвартса, на ходу (о, ужас) заправляя форменный кардиган в брюки. Ремень был опрометчиво оставлен в спальне, что тоже обычно не соответствует характеру нашего героя, и теперь его штаны то и дело грозились плюхнуться на пол.

В класс он влетел одним из последних и, слава Мерлину, все же успел до начала занятий. Корнер уже был тут - ну, конечно, ведь он обожает всякую муть со всякими мутными чуваками - и укоризненно смотрел в сторону Терри. Последнему тоже было что предъявить своему другу, например, почему тот, дракклов пень, его не разбудил. Да еще и сел рядом с каким-то... кстати, кто это? И почему он сидит между Майки и Дорой?

- Э-э-э... - Терри встал за спиной некоего шестикурсника, который явно выигрывал у него и в росте, и в комплекции, - вообще-то, я Терри, - парень повернулся, и Бут опознал в нем вратаря их сборной, с обидой подмечая, что его-то имя он помнит, - я-то не буду, но вот Дора... я был бы осторожнее, - он улыбается и, придерживая свои штаны, отходит чуть в сторону, пропуская Гранта на задний ряд.

Наконец шлепнувшись на свое место между Корнерсом и Уильмсон, юный изучатель всякой нечисти сообразил, что чего-то не хватает. Недостающий элемент быстро обнаружился в компании каких-то семикурсников, с которыми у него явно были какие-то приятельские отношения. Бут, подверженный острым чувствам большую часть своей жизни, бросил парочку ревностных взглядов в сторону Тони, ни на что, конечно же, не намекая. Хоть Дора осталась на месте и грела его тщедушное сердечко своим присутствием.

- Ого! - Терри глянул на надпись на доске и пихнул Майки под партой, - это твоих рук дело? - Получив отрицательный кивок в ответ, Бут поджал губы, в очередной раз разочаровавшись в своем друге. Последний уже получил кармический пинок от предполагаемого автора восхитительного заголовка в виде микроинсульта. Терри и сам чуток испугался, но виду не подал - рядом сидела дама.

- Только в этот раз не списывать, - Бут бросил взгляд в сторону профессора (или мистера, Мерлин их разбери) Уорпола и его сегодняшнего гостя. Те не вызывали страх, скорее раздражение от лишнего напоминания о том, что все эти упыри - это ужасно скучно. Куда интереснее сейчас было бы играть в квиддич, даже несмотря на то, что рейвенкловец его терпеть не может.

Бут взял в руки перо (жаль, не прыткопишущее) и принялся выводить буквы на свитке:

I. Припомните самое знаменитое оружие против вампиров, которое использовали магглы. Ритуалы, амулеты — просто пишите обо всем, что вспомните.
Первое, что приходит в голову - осиновый кол. Все маггловские сказки про вампиров всегда заканчиваются тем, что у кровососов оказывается кусок дерева в груди, а все выжившие радуются. Еще можно увешаться чесноком и добавлять его в еду. При встрече с опасным существом вас сможет спасти хотя бы отрыжка.
Еще можно рассыпать соль на пол, вывести из нее круг и тогда вампир не сможет до вас достать. Только надо начертить его побольше, чтобы он был диаметром шире, чем размах его рук.
А так, по мне, самый лучший способ защититься от вампира - это с ним не встречаться.

II. Ох уж эта вечная проблема с отражениями! Правда ли, что вампир не может увидеть себя в зеркале?
Я не могу с достоверностью утверждать, что это правда, но если вы позволите, я бы наколдовал зеркало, чтобы это проверить. Вообще, если философствовать о том, есть ли у кровососущих душа и связано ли это с преломлением света, который позволяет зеркалу отражать разные предметы, я бы, скорее, сказал, что отражаются. Но мы же волшебники, я иногда в зеркале вижу вообще Мерлин знает что.

III. Еще один камень преткновения — солнечный свет. Вампиры его боятся?
Я думаю, что не так страшен черт, как его малюют. Наверняка, этот вопрос с подвохом, так как мы занимаемся днем, и мистер Сангвини вполне спокойно переносит наличие в аудитории солнечных лучей. Конечно, я не замечаю, чтобы он вставал прямо под них, но факт его бодрствования в такое время наводит меня на мысли, что солнечный свет не может критически повредить его оболочке.

IV. Если бы вы захотели стать вампиром (исключительно не советуем), как бы вы этого добились?
Во-первых, я бы не хотел. А даже если бы и захотел - я не уверен, что готов платить какую-либо цену за бессмертие.
Думаю, что для того, чтобы стать вампиром, надо получить от него этот "вирус", и навряд ли он передается воздушно-капельным путем. Тут либо обмен кровью, либо какими-то другими биологическими жидкостями, либо просто занесение яда в организм...
Честно говоря, мне кажется, что не каждый способен пройти эту трансформацию. Наверное, мы бы чаще слышали о вампирах, если бы стать ими было так легко.

V. Гробы! Неужели вампиры и правда в них спят? Звучит не слишком уютно.
Я бы не стал! Мне кажется, что клаустрофобии могут быть подвержены не только магглы и волшебники, но и другие гуманоидные существа. Тем более, разве вам захочется наслаждаться сном в мрачном, узком гробу, который лишь напоминает вам о смерти и лишениях, с ней связанных? Я не думаю, что тем, кого за всю историю так часто замуровывали и заколачивали, захочется ежедневно проживать этот опыт снова.

[newDice=1:8:2:хочу быть увековеченным в статьях вампирофила]

+12

14

- Конечно, они никакие не друзья, - убежденно произнес Маркус, вслед за Драко шагая в полутемную аудиторию. - Это все равно, что ты бы дружил с жареным окороком. Нееет... Спорим, Уорпл каким-то образом подчинил своего вампира и держит его в рабстве. Вопрос только в том, как ему это удалось, - Маркус многозначительно поднял брови и оглянулся назад в поисках Мидхерста. - Парни, кто из вас хотел бы себе слугу-вампира, а?.. Эй, а где Годфри?
Рейвенкловский шестикурсник задержался в дверях, где последние пытающиеся попасть внутрь опоздуны и внезапно выбегающий наружу младшекурсник образовали небольшой затор. Как раз в этот момент Элдред Уорпл хлопнул в ладоши, и парни заторопились искать себе место. Сперва Маркус заметил на последнем ряду Энтони Голдштейна и замахал приятелю рукой, уже собираясь направиться туда, но затем увидел Тревора и передумал.
- Не сюда, - шепнул он Драко. - Тут... Бирч. Потом расскажу про него. Давай лучше вниз!
...Уже под звучный, хорошо поставленный голос Уорпла Белби на цыпочках метнулся перед столами первого ряда и, перескочив через столешницу, занял место почти у самой стены. Затем быстро обернулся, нашел взглядом Мидхерста и помахал ему рукой - мол, мы здесь, давай к нам! И через полминуты на стул справа плюхнулся Годфри. По левую руку, как всегда, безупречно-идеальный и высокомерно-снисходительный, обосновался Малфой. Маркус поправил съехавшие очки, стараясь не шуметь, вытащил из сумки конспекты и книжку и весь обратился во слух.

Вопреки расхожему мнению, что нерды художественной литературы не читают, а если и читают, то исключительно рифмованную пафосную классику бородатых столетий, Белби обожал экшен и рассказы о путешествиях. Причем, если экшен - то как можно более остросюжетный и кровавый. В нежном возрасте он запоем перечитывал книги Локхарта, а став старше, открыл для себя Элдреда Уорпла. Последняя книга писателя, "Моя жизнь среди вампиров", как раз сейчас лежала на столе перед Маркусом, пестрея многочисленным закладками, как ярмарочная гирлянда. Потому что читал Белби все-таки как нерд - останавливаясь на любопытных и неоднозначных фрагментах и выписывая себе вопросы для дополнительного изучения.
Например, сейчас, он повел носом из стороны в сторону, нахмурился, прислушиваясь к собственным ощущениям, и шепнул:
- Парни, вы чувствуете?.. Что-то давит... Как будто кроме нас, тут еще кто-то есть, жуть какая-то... - Маркус задумался, пытаясь оформить свои смутные чувства в слова, случайно обернулся назад и, едко усмехнувшись, толкнул Драко локтем в бок.
Позади сидел Рон Уизли. Для полной жути не хватало еще невыносимой зазнайки Гермионы с того же курса и самого Избранного.
- Про это было в уорпловских книгах, - продолжал Белби, впрочем, быстро забывая о Уизли и открывая "Жизнь среди вампиров" на нужной странице. - Это обычно так и ощущется, когда рядом вампиры. Я как раз хотел спросить его насчет...

Однако Уорпл как предчувствовал засаду - и, лишив Белби возможности позадавать вопросы, сам предложил аудитории написать небольшую контрольную. Коротко вздохнув, Маркус захлопнул книгу и отодвинул ее в сторону, отвинтил крышку чернильницы, обмакнул в нее перо и на секунду задумался, вчитываясь в первый вопрос.

[newDice=1:8:0:Ну, и что там?]

+14

15

  Чтиво о вампиризме как и о ликантропии никогда не входило в фавориты девушки, ровно как и отсутствовал интерес к их быту и повадкам... живут себе и живут, какая собственно разница, если они не пересекаются в коридорах школы и улочках города? Любопытство тем не менее она не смогла подавить, и если об оборотнях было известно достаточно много даже не интересующимся - воют на луну и могут убить лучшего друга, просто потеряв над собой контроль, то вампиры умудрились окружить себя ореолом опасности и таинственности, поэтому как только взгляд упал на мелкие буквы в объявлении о посещении Хогвартса знаменитого публициста, Мелинда поделилась своей идеей посмотреть на живого мертвеца воочию с кузинами. На удивление Гестия не впечатлилась, зато Флора без тени сомнения согласилась составить компанию, и в назначенное время слизеринки уже стояли перед кабинетом.

  Темнота и прохлада аудитории должны были похоже испугать и заставить подумать трижды, переступать ли порог, но обитатели подземелий привыкли и к тому, и к другому, разве что записи вести особо старательным ученикам проблематично при постоянно дрожащем свете сотни свечей. Непродуманно. Первый ряд уже заняли девушки с факультета голубого с бронзой - не удивительно, они всегда любят быть ближе к преподавателю, чтобы ловить каждое слово своим аккуратным почерком. Мелинде это не интересно, она соглашается с кузиной, что стоит подняться повыше и пожалуй занять самые последние места в ряду. Идеально. Справа от девушки лишь стена и никто не мешает. Разложить перед собой пару листов пергамента, чернильницу и перья - и можно осмотреться, например, найти взглядом вампира.

  Темнота облюбованного уголка явно существу к лицу - ровно до выхода на свет он может поймать завороженный взгляд Мелинды, который в следующие минуты постепенно становится менее интересующимся и более прагматичным. Нет, впечатляет, конечно. Старомодная одежда, острые скулы и темные круги под глазами больше намекают задать вопрос, а не тот ли это вампир, что встретил Локхарта и с тех пор питался одними салатными листьями. Возможно, корми его кто нормально с тех пор и добавляй вино за ужином, он бы приобрел румянец и пухлые щечки? Не важно. Мелинда смотрит на существо и словно разбирает его на кусочки, и это никак не относится к фанатичному восторгу. Ногти. Пожалуй, три десятка галлеонов за пару. Волосы. Не слышала о таком ингредиенте, но наверняка в запретной секции существуют рецепты с волосами вампира. Клыки... вот это интереснее. Морибанд хранил в своей лавке за витриной челюсть вампира, но цены на ней не было и на вопросы он отвечал с усмешкой старого и соответственно вредного зельевара.

  - Можно я у вас сзади немного вытру, - раздается голос в аудитории и Мелинда поднимает глаза от пергамента с немым вопросом, что именно он там собрался подтирать... вытирать, простите. Прямо позади преподавателя на доске красуется надпись "Вампиры сосут", что по мнению ученого ума сверху "не отягощенный интеллектом юмор", а по мнению Мел вполне себе занятно. Не поспоришь. Изменение фразы на как будто бы современное и молодежное "рулят" как раз кажется совершенно не в тему. Нет, что может быть глупее пожилого человека, пытающегося в подростковый сленг? И что может быть неуместнее слова "рулят", относящегося к живому трупу с цепями, всю жизнь которого старательно контролирует Министерство Магии? Девушка усмехается, и наконец-то принимается за задание.

  - Припомнить оружие магглов, он серьезно? - недоуменный взгляд на кузину, прежде чем обмакнуть перо в чернильницу и быстро набросать первое, что приходит в голову. Ничего особо интересного и оригинального, факультатив же, на который Боббин даже не записана.

I. Припомните самое знаменитое оружие против вампиров, которое использовали магглы. Ритуалы, амулеты — просто пишите обо всем, что вспомните.
  Осиновый кол в сердце, отрубить голову... серебро их не убивает, но может сильно ослабить.
II. Ох уж эта вечная проблема с отражениями! Правда ли, что вампир не может увидеть себя в зеркале?
  Сомневаюсь.
III. Еще один камень преткновения — солнечный свет. Вампиры его боятся?
  Определенно, солнечный свет их обжигает и может привести к воспламенению плоти.
IV. Если бы вы захотели стать вампиром (исключительно не советуем), как бы вы этого добились?
  Не захотела бы, но чисто теоретически - в первую очередь стоит найти вампира, который согласится провести обращение и нянчиться с вами первое время, потому что "птенец" вампира - это известная магическая проблема, он не контролирует жажду и способен устроить большие проблемы.
V. Гробы! Неужели вампиры и правда в них спят? Звучит не слишком уютно.
  Насколько вампиры ценят уют? Гробы плотно закрываются, не допуская попадания на спящего солнечного света, наверняка обладают хорошей звукоизоляцией и отпугивают некоторых магглов. Некоторых, наоборот, моут привлечь... лучше приобрести дом и хорошие шторы.

  - Ты знаешь, я больше люблю слушать ответы, чем их самой давать, - морщится девушка в ответ на вопрос кузины и перекладывает один оставшийся свиток пергамента, не замечая, что поставила на его краешек чернильницу... и та тут же переворачивается, благодаря наклону для удобства письма, по столу тут же расползается черная лужица чернил, за доли секунду захватывая большую часть исписанного девушкой пергамента и впитываясь в него. Чернил оставалось немного, к счастью, они не распространились дальше, рискуя испортить любимую мантию слизеринки.
  - И зачем я это всё писала, - вздыхает девушка и с помощью волшебной палочки убирает чернильное пятно, сушит пергамент. Безнадежно испорчено. И пергамент. И работа. Она не заставила девушку стараться изо всех сил, походила на оценку удовлетворительно максимум, поэтому потеря написанного совершенно не расстроила. Заняться больше нечем, и Мелинда снова ищет взглядом вампира - спиной к ней он проходит вдоль одного из рядов.

  - Интересно, сколько же ты стоишь, - задумчиво и негромко вслух произносит девушка.

[newDice=1:8:+2:]

Отредактировано Melinda Bobbin (05.11.20 02:03)

+13

16

- Прямо-таки настоящего вампира покажут? - подозрительно щурился Мэйнард, когда какой-то особенно впечатлительный младшекурсник трепался возле входа в Большой Зал о предстоящем факультативе. С минуту Хэттон мялся и кусал губу, пытаясь выбрать между гостиной, где можно отметить первую (только первую в этом году - это ведь еще минимум тридцать восемь недель до лета плюс экзамены, которые не в счёт) учебную неделю, и кабинетом с популярным писателем и его гостем. - Фиг с ромом.

Желание пощупать вампира пересилило, потому в скором времени он уже сталкивается с вылетающим в обратном направлении, как пробка из бутылки, мелким мальчишкой. Флегматично проводив малышню сочувствующим взглядом - некоторые травмы не лечатся потом долго (и почему на двери не повесили возрастное ограничение хотя бы 16+?), Мэйнард ныряет в темную аудиторию. Не темнее, чем в отцовском морге, не холоднее, чем в камерах с трупами, и даже не пахнет никакими травяными растворами и зельями. Одним словом, внутри вполне приятненько и со вкусом для слишком теплого и солнечного снаружи бабьего лета.

“Ряженный или нет?” - гадает Мэйнард, плюхаясь на крайнее кресло поближе к лестнице, чтобы в случае скуки свалить менее заметно. Он тут же перевешивается через стол, наклоняясь вперед всей своей громоздкой фигурой, словно от этого движения вампир явится ему, как в телескопе, ближе и крупнее. Буравя цвета пепла в пепельнице мужчину крайне заинтересованным взглядом, Мэй никак не может отделаться от мысли, что в чем-то и где-то подвох, и мистер Уорпл принес с собой - точняк! - шкаф с парочкой скелетов.

Дорисовать к появившейся из волшебной палочки Тита, которой мальчишка надеялся провести незаметные для других и для самого вампира манипуляции, надписи вышеназванное и не вслух сказанное действие Мэйнард не успевает, потому как сзади на весь класс начинает голосить тот-который-БИЧ (или как его зовут?), собираясь вытереть складку между ягодицами Уорпла. И это Хэттона - ох, как обидно! - называют хамлом неотесанным.

- Какие непристойности, ай-ай, свои желания нужно оставлять за пологом кровати,  - комментирует Мэйнард, с досадой убирая волшебную палочку, потому что дорисовывать больше нечего. Шутка обламывается вместе с меняющейся на совсем не крутую надписью про рулящих вампиров. Они подрабатывают маггловскими таксистами что ли? - Ну вот, и тут писать что-то нужно.

На опросник, появившийся из воздуха, слизеринец смотрит с видом “давай, ты исчезнешь туда, откуда тебя достали”, но исчезать лист не желает, поэтому Мэйнард находит перо с чернильницей и вписывает парочку ответов для галочки: “утка”, “фейк”, “враки” и “если проткнуть несчастного осиновым колом насквозь, то неудивительно, что он отбросит ноги, попробуйте на себе”. Почесав пером подбородок, Мэй выдает еще несколько предложений, хаотично разбрасывая их между вопросами: “Кто только не водится в гробах!”, “В природе есть животные, которые не спешат умирать под солнечным светом, есть всякие болезни человеческие, где от солнечного света трындец, так что у вампиров вполне могут быть такие же особенности, но кому живется легко?”, “Стать вампиром мооооожно, но слооожно. Нужно всякими ДНК обменяться, и не просто слюни попускать, а кровушку попить. И еще это очень долго и очень больно. Иначе бы каждый фанатик бессмертия искал себе по вампиру для флирт!”, “Я надеюсь, что серебро на шее мистера Сангвини все-таки служит украшением (и тогда про серебро тоже врака), а не ошейником!” и “Я тоже иногда свое отражение увидеть не могу, особенно после попойки бессонных ночей накануне экзаменов. Мне теперь на вампиризм что ли проверять?”. Мэйнард удовлетворенно кивает на свою работу - выложился по полной программе.
Откинувшись на спинку скрипучего стула, парень рисует бессмысленные крестики по углам опросника, краем глаза наблюдая за перемещениями вампира, который явно поймал нужную волну и получает кайф от запугивания деток в клетках. Если мужик настоящий, то в его возрасте небось дико скучно тусоваться в обществе подростков. Всё равно что говорить о мировой политике с дождевым червем.

[newDice=1:8:2:не думаю, что история хочет, чтобы я в нее вошел]

+15

17

Совместно

- Чиан-ши? – тихо переспросила Каори, растерянно нахмурившись.
Откуда?.. Ее работа стала совершенно нечитабельной. Если и что-то можно было разобрать, то только обрывки отдельных слов с правого нижнего края листа: пятно не добралось до них. Однако упоминания вампиров Китая оказались полностью и необратимо скрыты под чернилами. 
Шимизу подняла взгляд от пергамента и увидела перед собой темную, во всех отношениях зловещую фигуру. Девушка было насторожилась, заметив, как вампир смотрит на Робина… но необычный гость отвлекся на нее. Осознав, что никакой угрозы для любимого нет, Каори даже перестала хмуриться.
К своему удивлению, гриффиндорка спокойно встретила взгляд Сангвини, хотя весь ее жизненный опыт говорил о вопиющей неестественности всего его облика. Особенно бесцветных глаз. Тут она поправила себя: неестественных для человека глаз. Перед ней стоял вампир, и когда этот вампир похвалил Каори, назвав по имени, в голове у нее щелкнуло и все стало ясно.
- Спасибо, сэр, - вежливо ответила Шимизу и учтиво кивнула.
Она недооценивала вампиров, когда шла сюда. Верила, что собственную магию сможет противопоставить чему угодно... но вот еще одно напоминание, что не стоит переоценивать себя или умалять чужие способности. Надо понимать, когда кто-то сильнее тебя… или даже намного сильнее.
В конце концов, мало ли что еще он умеет кроме легилименции?
Каори перевела взгляд на мистера Уорпла, который, похоже, расслышал кое-что из сказанного. Сказать Сангвини ей было больше нечего, а просто рассматривать его гриффиндорка тоже не собиралась. С легкой досадой Шимизу взглянула на черный лист перед собой. Если никто больше не напишет про чиан-ши, то почитать про них лектору не удастся. Не то, чтобы там было много, но все же. Она даже подумала, что стоит начать работу заново… только успеет ли?
Девушка бросила в спину удаляющемуся Сангвини быстрый взгляд и тихо сказала:
- Теперь мы знаем, что вампиры – легилименты. Энтони, может упомянешь это в своей…
Со стуком перевернулась еще одна чернильница. Каори в полной растерянности свела брови домиком, глядя на то, как по столу растекается пятно всех цветов радуги. «Как рвота единорога», - говорила про такую палитру Азуми, несмотря на то, что Шимизу-младшая ей объясняла…
- Симатта, - пробормотала гриффиндорка, снова доставая палочку.
А несколько капель упали ей на юбку и продолжили менять цвет на черной ткани.

- Значит, и средством защиты может выступать окклюменция…? - возвращаясь к первому вопросу, Энтони собирался дополнить текст, но недолго музыка играла...
Он точно не из пугливых и неуверенных в себе ботаников, но ощущаемое каждым дюймом присутствие мистера Сангвини, приближающегося к его месту, добавило несколько унций волнения, вполне нормального и объяснимого под чьим-то проницательным взором. Особенно, если этот кто-то - матёрый вампир. Возня Бирча не прекращалась, создавая шум, словно дикий кабанчик запутался в кустах шиповника, и Голдштейн всего на секунду отвлекся, дернул рукой, поворачиваясь то ли к вампиру, то ли к буйному семикурснику. Этой секунды оказалось достаточно, чтобы подаренная к началу учебного года чернильница буквально от дуновения воздуха опрокинулась набок. Зачарованные на то, чтобы менять цвет, чернила разбрызгались по парте, теряя удерживающие их свойства чары и превращая опросник старосты в радугу на холсте особенно одержимого художника или плохенького малера-домовика. И без того утонувшая в собственных чернилах работа Каори получила в подарок также крапинку из разноцветных пятен. Экспрессия в чистом виде.
- Ой, и тебя испачкал, прости, Каори, неловко при знакомстве проявить полное отсутствие манер,  - спохватился Голдштейн, заметив следы чернил на одежде девушки. - Я сейчас… Экскуро! Сам не понимаю, как так вышло. Вроде даже рукавом не задел.
Парень попытался оттереть руки карманным платком, насколько то было возможным, и наложил очищающие чары на стол и свою мантию. Пропитанный чернилами грустный и обиженный на весь мир пергамент с опросником не оставлял шансов разглядеть хотя бы слово из написанных им ответов.
- Теперь нас таких пятничных неудачников двое, хотя бы искренне старались, -  заметил Энтони с улыбкой. Злиться из-за пустяков он не умел, даже если пустяки размером с великана. А вот разбитую чернильницу жалко. Да и перед забавным Уорплом и Сангвини как-то неудобно. Вроде гости в школе, а студенты даже с чернилами и письменным заданием управиться не могут. - Симатта - это ругательство, вроде нашего “драккл подери”? Тогда действительно симатта какая-то.

- М-м, дай-ка сюда руки, - тихо сказала Каори, приглядываясь к ладоням рейвенкловца. - Я… часто работаю с красками и… в общем, знаю хорошие чары.
Сосредоточенно глядя на радужные разводы, оставшиеся на светлой коже, гриффиндорка повела над ними палочкой. Заклинание сорвалось с ее губ неслышным шепотом.
- Хоть… хоть так, - Шимизу и подняла глаза на улыбающегося Энтони. – По крайней мере, это опросник на факультативе, а не контрольная работа.
От вопроса о значении слова «симатта» Каори растерянно моргнула.
- А… ну, - пробормотала девушка. – Что-то… что-то вроде «облома» или маггловского «черт». Скорее ругательство, но не… не самое плохое, но лучше, конечно, говорить «симаймасита», - она растерянно начертала пальцем в воздухе иероглифы. – Это более вежливая форма, но... – вздохнула, - чернильницы, которые падают сами собой, это же действительно симатта.
Гриффиндорка задумчиво нахмурилась и вытянула шею, осматривая аудиторию. Кажется, никто не обращал внимания на их с Голдштейном проблему, но подозрения все равно неприятно скребли душу. Каори понизила голос и сказала рейвенкловцу:
- Мне… мне кажется, это может быть очередная «остроумная» шутка. Вначале доска, теперь мы…
Шимизу настороженно покосилась на еще неперевернутую чернильницу Робина. Девушка, подумала пару мгновений. Взмахнув палочкой, закрыла ее.
- Одной угрозой меньше. Надеюсь, - Шимизу вздохнула и свела брови домиком. – Я… плохой человек, что мне кажется, что пора принимать ставки на судьбу чернильницы Бирча? 

- Ты… рисуешь? - уточнил Тони, пытаясь припомнить, что рассказывал про свою избранницу Роб. - Спасибо, я теперь хотя бы не похожу на индуиста после праздника Холи. Покажешь как-нибудь заклинание еще раз? На неделе пришлось вести в замок ревущего первокурсника, которого засосало в зачарованную лужу. Филч нас проклинал до самого больничного Крыла, что оставили за собой ковер из грязи.
Девушка явно была натасканная на пятна-грязь-прочие-последствия-творчества, потому как чернила почти полностью исчезли с пальцев рейвенкловца. Энтони с его пристрастием к педантичности заметно расслабился и успокоился, когда в близлежащей к нему окружности вновь начал царить намек на порядок и чистоту.
- У меня родители постоянно перемещаются по миру в связи с работой, и в каникулы иногда берут меня с собой, если это не какие-то сверхсекретные материалы. Нам выдалось побывать в Японии, - объяснил свой интерес гриффиндорке Голдштейн. - Я там прибился к студентам-магглам, пока мама с папой решали дела и заседали. Вот и нахватался слов. Студенческих слов.
Тони бегло осмотрел аудиторию, на сотую секунды задержался взглядом на том неугомонном слизеринце, которого разоблачил вампир, чтобы в итоге помотать головой. Будучи юношей наблюдательным и с хорошо развитой интуицией, он имел хотя бы минимальное представление о каждом присутствующем ученике, и ни один из них не стал бы так откровенно солить старосте Рейвенкло. Тони даже врагами обзавестись за годы учебы не успел - уж больно гибок он в общении с людьми. А вот у Бирча… Бирч!
- Может наш “шутник” промахнулся аж дважды, колдуя впопыхах и незаметно? - предположил Голдштейн. Тревор мог раздражать кого угодно, причем настолько, чтобы пойти на отчаянный шаг и засунуть ему чернильницу в рот. - Бирч поди наивно не замечает, что он у многих вызывает нервный тик. Если кому-то и хотели устроить подставу и высмеять, то нашего горе-друга.

- М-м, да, рисую, - Шимизу улыбнулась, скромно потупив взгляд. – Много. Что-то у меня даже неплохо получается. Достаточно неплохо, чтобы можно было заниматься этим по жизни... Я надеюсь на это.
Гриффиндорка тихо вздохнула. Выпуск уже в следующем году. Так близко – вместе с новыми заботами. Конечно, понадобится время, чтобы встать на ноги, обзавестись контактами, сделать себе имя, еще снимать жилье... и все же, ей не казалось, что будет очень тяжело. Пусть Азуми рассчитывать не стоило, но папа все еще помогал, да и самой Каори действительно хорошо давались чары, так что найти работу или подработку должно быть не так трудно… Невольно она взглянула на Робина. Был еще он: конечно же, обязательно, всенепременно. Девушка понимала, что будет готов помочь ей во всем, но все же в их совместную жизнь хотелось делать посильный вклад.
Каори снова вздохнула и поправила челку.
- После выпуска все станет яснее. А заклинание… да. Да, конечно, покажу. Хм, даже лучше объясню, там есть небольшая хитрость.
Гриффиндорка чуть приподняла брови, узнав, что Энтони был в Японии. В этом было что-то ироничное: вот английский волшебник был там, в далекой чужой стране, а Шимизу с дочерью на родину предков так и не выбрались.
- Я никогда не была там, хотя у нас на Хонсю остались родственники. В префектуре Канагава. Но… они могли п-перехать. Я очень давно о них ничего не слышала… - Каори пожала плечами, обрывая мысль.
«К лучшему, наверное». Что-то ей подсказывало, что в среду японских магглов и волшебников она совсем не впишется. Она ведь даже поговорить с ними толком не сможет…
Следом за Энтони гриффиндорка снова осмотрела аудиторию. Конечно, самым подозрительным элементом в ней был вампир, но… ему-то какое дело до чернильниц?
- Я бы не сказала, что мы с Бирчем друзья… - деликатно и шепотом поправила Шимизу. – Он просто однажды сел рядом с нами… вот прямо как сейчас и… - ее брови сошлись домиком, придавая лицу какое-то жалобное выражение. – Творилось примерно то же, что и сейчас. Только в тот раз рядом с Бирчем, хм-м,  не повезло сидеть мне, - она вздохнула. – Да,  наверное… наверное, ты прав. Правда, я боюсь, что если его чернильница перевернется, то все станет только… хуже.
Обеспокоенно морща лоб, Каори посмотрела направо.

- Я лично знаком лишь с одним магохудожником. В отличие от магглов, волшебники находят живопись не очень популярной, большей популярностью пользуются живые портреты... посмертно и иные сцены из жизни с подвижными людьми на них, опять-таки в основном уже почившие личности, - действительно, почти красная книга, он сам знал лишь одного магохудожника в Лондоне. - Поэтому ты можешь стать новатором со своими работами.
Энтони ободряюще улыбнулся, пытаясь развеять неуверенность девушки, которая ощущалась в воздухе. Многое можно достичь при должном старании и желании. Сам Голдштейн тоже не собирается сидеть на шее у родителей и строить карьеру за их счет.
- Могу только посоветовать совершить, хм, романтическое путешествие в Японию. В целом восток слишком хорош и красив, чтобы в нем разочароваться, - если Поттер кричал после Турнира правду, а газеты действительно врут, то до путешествий часть из них не доживет из-за войны. Тони даже тряхнул головой, отгоняя удручающие его все лето размышления. - Я-то понимаю, что вы не друзья...
Староста понизил голос до едва слышимого шепот, произнося слова одними губами, чтобы Тревор остался в неведении.
- Но. он. не. понимает, - с грустью покосился на робинского соседа парень. - Я думаю, что отвадить его теперь будет проблематично. Лучше держать ухо востро, на случай, если еще что произойдет.
Например, мини-армагеддон с участием Бирча.

+14

18

- Любопытный вопрос… - заметил Драко. В самом деле, можно ли и как подчинить вампира? Не то чтобы очень хотелось, просто чисто научный интерес. Восклицание Маркуса заставило обернуться и его: Годфри Мидхерст, видимо, приотстал от них. По дороге они с Маркусом размышляли о вампире и о том, могут ли волшебник и вампир подружиться – вернее, Драко лишь предположил, пусть сам и считал магических существ ниже волшебников. Но теория тут же была разбита, что его, впрочем, нисколько не огорчило, а сравнение с жареным окороком даже рассмешило.
— Не сюда. Тут... Бирч. Потом расскажу про него. Давай лучше вниз! - Фамилия Бирч ничего не говорила Драко. - Идём! – согласно кивнул он, объяснять не требовалось: если уж даже мирный Маркус не желал кого-то видеть, значит, есть причина, и существенная. Хотя, конечно, не был против компании Энтони.
Лекция начиналась, и приходилось поторопиться с поиском места. Он обошёл парту в проходе между первым и вторым рядом и сел слева от Маркуса, а вскоре к ним присоединился и Годфри. Он достал из школьной сумки пергамент, перо и чернила, приготовившись конспектировать.

— Парни, вы чувствуете?.. Что-то давит... Как будто кроме нас, тут еще кто-то есть, жуть какая-то... – Драко уже собирался ответить что-то насчёт присутствия вампира, но толчок в бок заставил его обернуться. И поморщиться, как если бы дурно пахло. Уизел. Вампиром, что ли, решил стать? Хорошо, не было его неизменных товарищей  - грязнокровки Грейнджер и противного Поттера.
- Ну разумеется, будет жуть, - вполголоса отвечал он Маркусу, с трудом пряча ехидную усмешку, - если здесь Уизли.
Мистер Уорпл, наверное, обладал особым чутьём, позволявшим ему угадывать неожиданные и каверзные вопросы, но не зря же они пришли на факультатив, так что хочет того мистер Уорпл или нет, а отвечать придётся. У Малфоя сейчас тоже, например, появилась парочка вопросов.
- Нет, ты слышал? - возмущённо прошептал Драко, обращая внимание Маркуса на себя. - Назвать профессора Снейпа вампиром! Хотел бы я знать того смельчака! - Эмоции его были совершенно искренни: как, скажите, как кому-то в здравом уме могла прийти столь нелепая, бредовая мысль?! Даже и об одном из лучших (по мнению Драко) преподавателей Хогвартса.
На партах появились листы с опросом. "Он... издевается над нами?!" - подумал юноша, взглянув на спокойное лицо преподавателя.

I. Припомните самое знаменитое оружие против вампиров, которое использовали магглы. Ритуалы, амулеты — просто пишите обо всем, что вспомните. - "Откуда мне знать про маггловское оружие?!" - было первой его мыслью, возникшей, едва он начал читать этот вопрос, но, дойдя до ритуалы и амулеты, немного задумался. - Существует легенда о том, почему вампиры боятся серебра и изделий из него, - стал вспоминать Драко известные ему книги, - согласно ей, на человека было наложено проклятие - кожа его будет гореть, если коснётся серебра, но он будет жить вечно... Также доводилось слышать о том, что серебряные пули могут убить вампира, однако эта информация ничем не подтверждена. - Увы, иные способы борьбы с вампирами Малфой не знал: это же маггловские выдумки!

II. Ох уж эта вечная проблема с отражениями! Правда ли, что вампир не может увидеть себя в зеркале? - "А почему это должно быть правдой?.." Он рассуждал: вампир - не бестелесный дух (как привидение, например), а значит, может увидеть своё отражение. Примерно так, только изменив формулировку, он и записал.

III. Еще один камень преткновения — солнечный свет. Вампиры его боятся? - Вампиров считают порождениями тьмы, и если смотреть с этой точки зрения, то они должны бояться солнечного света, как противоположности тьме. - "К чему вообще эти странные, нелепые вопросы?" - думал он, сочиняя ответ. - "Каким образом они могут нам помочь?"

IV. Если бы вы захотели стать вампиром (исключительно не советуем), как бы вы этого добились? - Глупый вопрос. На него существует лишь один ответ, что Драко и записал: Я бы никогда не захотел стать вампиром. - "Даже под Империусом. Не дай Мерлин!" Но, поразмыслив, дописал: - Если бы подобное и взбрело бы мне в голову... Я слышал (хотя слухам необязательно быть правдой), что оборотнями становятся, если оборотень укусит человека; возможно, аналогично происходит и с вампирами...

V. Гробы! Неужели вампиры и правда в них спят? Звучит не слишком уютно. - "Спросите у вампиров. Я - волшебник, мне незачем знать подробности их жизни": последний вопрос показался Драко абсолютно лишним и совершенно не вяжущимся с темой урока. Оставить без ответа, однако, он не мог. - Вероятно, это лишь фантазии людей на тему неведомого им. Похожие высказывания встречались в различного рода книгах, легендах, что всё же не стоит принимать за абсолютную истину.

Дописав последнюю фразу, Драко отложил перо, и, подняв глаза на доску, удивлённо обратился к Маркусу:
- Маркус, - негромко позвал он, - что значит "ру-лят"? - Он нарочно произнёс слово по слогам, не зная, где верно будет поставить ударение и опасаясь произнести что-то не то. Один из родственников Маркуса работал в Министерстве, в отделе, связанном с магглами, и Маркус иногда рассказывал ему о разных интересных вещах, так, быть может, он знает и это?

[newDice=1:8:2:+2 за опрос]

Отредактировано Draco Malfoy (08.11.20 00:44)

+10

19

- Что за Элдред Уорпл? – Корнер с удивлением рассматривал объявление, которое сообщало, что в Хогвартс проездом заглянет некий известный писатель. Недостаточно известный, раз уж Майкл его не знает. – Гилдерой Локхарт, Элдред Уорпл… какая-то нездоровая тенденция, а?

Он легонько толкнул в плечо зазевавшегося Терри, который посещал факультатив по изучению Упырей только благодаря настойчивости Майкла. По большей части занятия были скучные, они смотрели на красных колпаков, скалящихся на них с «живых» картинок, и те скорее смешили, чем пугали. Корнер так и вообще любил подрисовывать им усы и галстуки, из-за чего оскорбленные упыри нередко сбегали на другие страницы. В реальной жизни вряд ли нечто подобное от него сбежит, предварительно не выкусив смачный кусок мясца с филейной части.

- Эээ… ты кто? – Майкл, плюхнувшийся на место во втором ряду (на первый ряд, учитывая, что в углу терся какой-то хворый мужик, он сесть не решился, и друзей за собой потянул – мало ли, может, у бледного насморк, не хватает заразиться), и удивился, когда рядом уселся не Терри, а кто-то, назвавший Терри – Перри. – Тут занято.

Вообще-то Майкл знал Гранта, но сейчас предпочел сделать вид, что не знает.

Когда мистер Уорпл начал свою речь, в классе ненадолго воцарилась тишина, которую тут же нарушила провокационная надпись «вампиры сосут».

- Я на дурака похож, по-твоему? – Корнер обиженно воцарился на Терри, который предположил, что издевка – его рук дело, но над ухом вдруг звонко и зловеще клацнули зубы. Майкл склонился к парте так быстро, что чуть не разбил об нее нос, и тут же обернулся, ожидая, что за его спиной окажется кровожадный вампир, решивший перекусить.

За спиной оказался Митч, ухмыляющийся и довольный, словно низзл, налакавшийся сметаны, и Майкл, с лица которого все еще не сошел испуг, злобно сощурился. Сангвини медленно приближался к Титу, а потом и вовсе хватанул его за плечо; Корнер малодушно понадеялся, что в качестве вампирского бутерброда (или тыквенного сока) теперь выступит наглый слизеринец, но вампир довольно быстро отвлекся на черноволосую девушку по правую руку от него.

- Ого, - Майкл, совершенно позабывший о том, что его душа чуть не вознеслась в рай, невежливо смотрел на густо накрашенные ресницы и разноцветные глаза, глупо моргая. Через пару секунд он понял, что пялится уже невежливо, показал слизеринцу язык и отвернулся. Надпись на доске уже гласила «вампиры рулят», и Корнер вздохнул, отдавая добродушному дедуле должное - может, справился он и не так изящно, но хотя бы попытался оказаться на ровне с молодежью.
[newDice=1:8:0:заполняйся]

Пока рейвенкловец вертелся, содержимое его чернильницы, лежащей на боку, планомерно пожирало его работу. Рядом сопел Терри, ничего не замечающий от усердия (заметит - придет в ужас), а справа внезапно обнаружился Рон Уизли. Майклу показалось, что тот уж слишком подозрительно буравит взглядом свои пергаменты, будто бы пытается сделать вид, что к чему-то непричастен. Сделав глубокий вдох, Корнер отложил пергаменты, которые все еще пропитывались вытекающими чернилами, и шикнул на рыжего однкурсника. 

- Рон, что за подставы? - Кивнув на испорченную работу, Майкл скривился. - Если тебе не нравится, что я встречаюсь с твоей сестрой, просто скажи мне об этом лицо!

Отредактировано Michael Corner (07.11.20 23:55)

+13

20

Больше всего Доре нравились занятия дуэльного клуба. И не потому, что у нее все неплохо получалось, а просто потому, что это было правда интересно.  Благодаря навыкам, которым ее научил папа, ей удалось на первом курсе отделаться легким испугом от тех гнусных мальчишек и завести друзей, хоть и «Петрификус» весьма специфичный повод для знакомства.

Всякие упыри не то, чтобы привлекали. Вообще-то ей бы не хотелось когда-нибудь встретиться с вампиром или оборотнем. Вдруг покусают? Но новый учебный год и открытое занятие для всех. Эдакая завлекалочка, а значит, преподаватель должен будет поразить студентов. Майклу с Терри даже уговаривать не пришлось. Да и пока не было настроения на споры. Самое начало года не очень простое для всех, но хаффлпаффцам труднее всех, наверное. Их друг, товарищ и вообще солнечный прекрасный Седрик не приехал в Хогвартс в этом году и не приедет больше никогда, им всем нужно научиться с этим жить. Но Уилльямс дала себе обещание – приложить максимальные усилия для того, чтобы это все вошло в норму.

Девочка занимает место на втором ряду, где уже сидит Корнер и, как раз остается место для Бута – идеально. Но вот справа кто-то грузно бухается на стул и это явно не Терри, тот тише и вообще..его сложно с кем-то перепутать, как и Майкла. Чувачок решил вклиниться в их компанию? С чего бы это? Майкл говорит, что тут для старшекурсника нет места и Дора, отчего-то немного злится, не сдерживаясь от того, чтобы вставить свои «пять кнатов». – Эй, давай ты найдешь себе другой место!? – прямолинейность — это здорово, но не тогда, когда ты нарываешься на старшекурсника, - Давай, стартуй! – подгоняет парня, у которого от каждого движения позвянькивает цепь. Фанат «Ведуний», наверное. Для верности – провожает взглядом, до тех пор, пока Пейдж (вроде так его зовут), не обустраивается выше. – Тоже мне, дергает плечом скорее нервно, но улыбается, увидев рядом уже того, кому и предназначалось местечко. – А этот ваш факультатив точно не страшный? – не то, чтобы она трусиха, про хотелось чего-то лайтового, хотя атмосфера таинственности наталкивала на обратное.

Наконец-то преподаватель заговорил. И сразу стало немного смешно. Неужели кто-то и правда считает, что Снейп – вампир? Совсем с ума сходят уже. Но вот из тени выходит весьма таинственный тип, Сангвини, как его представили. – Обалдеть… - тихо делится эмоциями с рядом сидящими рейвенкловцами, - прикиньте, настоящий вампир в школе! – а следом байка про безопасность в школе, спасибо, видели. Дора тут же хмурится и приступает к опроснику.

I. Припомните самое знаменитое оружие против вампиров, которое использовали магглы. Ритуалы, амулеты — просто пишите обо всем, что вспомните.
Кол - самое известное оружие против Вампиров. Он должен быть из осины и пронзить в самое сердце.
Серебро - говорят, что Вампиры боятся серебра, но это не доказано.
Святая вода (ее должен освятить священник) - можно брызгать на вампира и он будет дымиться и мучиться от ожогов.
Вербена - трава, которую вампиры не переносят ни в каком виде, действует примерно так же, как святая вода.
Солнечный свет - говорят, что под прямыми солнечными лучами Вампир сгорит.

II. Ох уж эта вечная проблема с отражениями! Правда ли, что вампир не может увидеть себя в зеркале?
Сложный вопрос, есть разная информация на этот счет. Лично я думаю, что отображаются, можем протестировать на мистере Сангвини?
III. Еще один камень преткновения — солнечный свет. Вампиры его боятся?
Мне кажется, что это выдумка, скорее всего он просто приносит им дискомфорт. Не просто так Вампиров называют детьми ночи.
IV. Если бы вы захотели стать вампиром (исключительно не советуем), как бы вы этого добились?
Нашла бы Вампира и либо попросила по хорошему (возможна сделка) или спровоцировала дуэль, где и получила бы желаемое.
V. Гробы! Неужели вампиры и правда в них спят? Звучит не слишком уютно.
Звучит максимально зловеще, но не исключаю такой возможности, может так им комфортнее.

[newDice=1:8:2:чтобы дописать нужен дайс]

Дора не особо заморачивалась над заполнением опросника, просто, будем четными, никогда не углублялась во все это. Отложив перо, хаффлпафка крутится на месте, чтобы посмотреть, что происходит в классе, шумновато и какие-то шорохи чудятся. Внезапно сталкивается взглядом с Грантом и растерявшись, а может даже смутившись, отворачивается, да делает это так резко, что ведет запястьем по поверхности стола и вскрикивает от боли, тут же зажимая рот ладошкой. Прикусив губу осторожно поворачивает руку, чтобы увидеть торчащую из нее занозу, а как вытаскивать? Если руками, то можно оставить кусочек под кожей, а если магией, то какое заклинание использовать? Самое настораживающее, что кажется, она видит капельку крови. О-о-у.

Отредактировано Dora Williams (08.11.20 19:16)

+11


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Library » 08.09.95. Факультатив по изучению Упырей [с]