Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 17.04.96. a quick word


17.04.96. a quick word

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/277/265652.png

Maxine O'Flaherty, Anthony Rickett
17 апреля 1996 года, очень мутная среда, после урока ЗоТИ
Хогвартс

Не договорили.

+1

2

Некогда белоснежный платочек после урока защиты совсем теряет приличный вид и отправляется в мусорное ведро. Он никому не нужен - так высказалась хозяйка, и пользоваться чужими вещами дальше ирландка не собирается. Она прокручивает в голове события урока и раздраженно сплевывает в раковину пену от зубной пасты, чистит зубы снова, пока не избавляется от привкуса рвоты во рту и преследующего противного её запаха.

Молодчина. Ага, разумеется, она всегда молодчина... и если не видит однокурсник толк в произошедшем - это его проблемы, один минус, несмотря на то, что проблемы должны быть его, бесит это именно не терпящую решительного осуждения без разбора девушку. И бесит очень сильно. Переодевшись в чистое, она прихватывает биту и направляется по коридорам на выход из школы. Немного размяться не помешает. Защита - последний урок для неё, но не последний для младших, поэтому коридоры в основном пустые.

Да, это всё, на что её хватило - это максимум, который она может позволить себе, не потеряв единственное, что действительно интересует её в этой школе в этом году. И не Рикетту осуждать её за шум, за отсутствие реальных итогов этого недобунта. Макс выглядывает в окно, оценивая в очередной раз темные тучи на горизонте, кажется обходящие замок стороной. Жаль, ей бы грозу. И заворачивает за угол, где как раз...

- Рикетт! Задницу свою тащи сюда, - не дожидаясь, девушка сама сокращает между ними расстояние, - раз душу свою отвел уж... ты мне там что-то вякнул, не хочешь обсудить, или это твоя тактика - валить, испортив воздух? Очень смело, вообще-то я видела как ты свою отработку по дурости получил и с выпендрежа, - опираясь на биту, она пока сдерживается с того, чтобы стукнуть ею придурка перед собой, на самом деле у неё даже аргументы были, но они радостно все перепутались, когда дело дошло до реальной встречи. - И один вопрос - с чего ты взял вообще, что эта слабая попытка потягаться с тупым дружинником того стоила? Нет, серьезно вот это твоё "дя пафёль ти"? Квиддича стоит?

+1

3

Чернила в сумке, конечно, засохли, и одним Экскуро с ними не справиться, хорошо еще, что теперь можно не пачкать руки, пытаясь что-то оттуда достать. Мантию Тони чистит заклинанием чуть более успешно, а потом еще застирывает в одном из туалетов – по-хорошему, надо бы сходить переодеться, но Рикетт серьезно подозревает, что, стоит ему оказаться в спальне, как он просто упадет на кровать и уснет, а делать это никак нельзя, иначе завтра он получит еще одно дополнительное задание за несделанную домашку. И эссе для Флитвика надо переписать к концу недели.

Брызнув в лицо холодной водой, Тони выходит в коридор и, устроившись на ближайшем подоконнике, разворачивает испорченный пергамент. Чернильные пятна расплываются то тут, то там, закрывая целые абзацы, а главное – пометки красным, которые указывали, где именно ошибка. Может, он и смог бы восстановить то, что написал сам, но какой в этом толк, если его писанина все равно не заслуживала проходного балла? А идти к Флитвику с повинной и просить разобрать все еще раз – от одной мысли об этом тошно.

Тошно, да. Рикетт снова мысленно возвращается к уроку ЗоТИ, и рука сама сжимается в кулак. Вообще-то, обычно он относится к выходкам своего курса спокойно, а то и с энтузиазмом – невозможно не привязаться за шесть лет к людям, которые постоянно находятся с тобой рядом, даже если они слегка с приветом. Но… серьезно. Кракозябли. Система Бальзамо. Говорят, еще и драка на Трансфигурации. Вот им не надоело, правда? Неужели никто не хочет хоть ненадолго пожить… ну знаете… спокойно?

Резкий окрик оповещает Тони, что ему-то спокойствие точно не светит. Ну твою мать. Ну ЧТО ЕЩЕ ей от него надо?

Рикетт зажмуривается, как будто надеется, что, если сделать это достаточно сильно, О’Флаэрти просто исчезнет из этой вселенной, или ему хотя бы перестанет так адски хотеться спать, а потом прячет эссе в сумку и спрыгивает с подоконника. Ну, here we go again.

Он бы, может, и хотел объяснить, как все было на самом деле. Что отработку он заработал случайно, вляпался во все это сгоряча и, в общем-то, совершенно не рад, что так вышло, и героем себя не считает. Но Макс невозможно ни перебить, ни что-то доказать, а когда она берет в руки биту, уровень ее борзости вообще достигает невиданных высот, и вот зачем вообще даже пытаться?

- А батончики – стоили? – устало спрашивает он. – Тем более, когда ты уже знала, что я попал на отработку. Что, завидно стало? Хотела показать, что ты можешь лучше? Ну, показала, не впечатлен, дальше че?

Если уж говорить о квиддиче, то Тони все-таки видел разницу между случайно ошибкой и преднамеренной провокацией, не говоря уже о том, что, когда ты спортсменка, член сборной, тащить в рот какую-то экспериментальную дрянь, от которой не факт что оклемаешься, - это вообще очень сомнительный путь поддерживать командные интересы.

Отредактировано Anthony Rickett (30.05.21 14:09)

+1

4

Понимаем, что урок был сорван, - это произнесла вообразившая себя принцессой жаба, прежде чем отправить на отработку некоторых учеников, особо активно демонстрирующих эффект от съеденных шуточных лакомств, и для профилактики добавить к ним выступивших в их защиту. Сорван? И с этим было согласиться достаточно проблематично, ведь умудрилось несколько человек написать работу на высшую оценку министерского работника, и до звона колокола оставалось не так много времени. Отвратительно. Оценка такая. За бунт. Но Рикетт ничего подобного не услышит от О'Флаэрти - та только дергает подбородком и на мгновение приподнимает бровь, выражая своё мнение по этому тупому вопросу. Она съела - значит стоили, всё сделала правильно.

Остальные вопросы заставляют фыркнуть и сложить руки на груди, прижимая биту к боку, - откуда эта идиотская манера отвечать вопросами на вопросы? Причем, такими...

- Да ты что за этот год совсем отупел?! Подумать только, а казалось куда еще то, - похлопать в такой позе проблематично, иначе бы девушка и это устроила, всё же старается однокурсник, ступил на дорожку деградации и ни на шаг с неё, похоже. Правда, всё это высказано даже слегка удивленным тоном, и О'Флаэрти присматривается к этой уставшей и задолбавшейся пародии загонщика, словно впервые видит потухший желающий всё избежать взгляд, прилипшие ко лбу не совсем высохшие пряди волос. Караул. Но сочувствие проявлять - это как-то будет странно.

- Ты вообще разницу то улавливаешь какую-то, я - получаю отработку просто лайтовую, ну компания завхоза и рейвов, впервые что ли, а ты своим выпендрежем мог нарваться на серьезные проблемы. И нарвался бы обязательно, если бы был гриффиндорцем. Давай не спи! Впечатлись самому себе, - щелкает пальцами, напоминая самой себе о чем там должна была зайти речь и снова опирается на биту. - Рикетт. Ты если собрался забить на квиддич и эпично всё всрать ради коротких юбок... Бирчей, Муров, Хреномуров... то опоздал примерно... НА ПОЛГОДА!? Дальше что - на матчи опаздывать начнешь? И без того тормоз, Патрик упаси!

Последний матч, ну драккл его дери, на самом деле натягивает как струны каждую нервную клеточку, и вот это уныние в купе с неадекватными взрывами и отработками она терпеть не хочет.

офф: вот! как договаривались! )))

Отредактировано Maxine O'Flaherty (02.06.21 02:31)

+1

5

Если честно, Рикетт вообще не понимал, что она ему говорит, и дело было даже не в ирландском акценте, ставшем за годы в школе почти незаметным. Просто ну… Что он все-таки должен был сделать, по её мнению? Смолчать, когда ИД-шник наехал на него и снял баллы за книгу, обложки которой Тони толком и рассмотреть-то не успел? Или все-таки поддержать бунт против Амбридж и залить полпарты кровью, например? Противоречивые претензии никак не желали формироваться в одну, отскакивая друг от друга, и Рикетт не понимал - он посредственный зануда или неадекватный выскочка. Знал только, что вроде как, по мнению Макс, это он сейчас должен испытывать вину и защищаться, и плевать, что именно она швыряла его сумку или пыталась заблевать все вокруг - это же такие несущественные вещи, забей, Рикетт. Не тупи.

— Ну не нарвался же, - пожал он плечами, вопросительно глядя на О'Флаэрти. - В чем проблема?

На самом деле Тони устал настолько, что был готов взять на себя вину за что угодно. Признать, что Макс права (пусть она сама решает, в чем), и просто закончить этот непонятный сеанс ора, который выматывал его больше, чем целый урок у Амбридж.

И он бы наверняка так и сделал, но тут  внезапно прозвучало насмешливое "Мур", и Рикетта как будто каленым железом обожгло.

— При чем тут это? - севшим голосом спросил он. - При чем здесь Мур?

Тони в общем и целом примерно представлял, каким идиотом выглядит в присутствии Селины, и даже почти с этим смирился. Он понимал, что скоро раздражённо-язвительные взгляды того же Эрика превратятся в полноценные насмешки, и относился к этому как к неизбежному злу - может, потому что знал, что приятель никогда не перейдёт черту.

Но драккл.

Не кому-то типа Макс в это лезть. С чего она вообще решила, что это её касается? Что можно вот так вламываться - не в спальню, не на мужскую часть раздевалки даже, а в настолько… блин, да, личное?! Хрен с тем, что она считает нормальным хватать его вещи, уничтожать его записи и даже не пытаться извиниться - но сейчас-то - куда?

— Заткнись, — тихо, почти угрожающе проговорил Тони, чувствуя, как что-то в нем вот-вот возьмёт и сломается, и тогда — тогда он сам не знал, что будет.

+1

6

- Нарывался - вот в чем! - и это уже можно уверенно назвать криком.

Объяснение разными словами одного и того же пока не дает повод чувствовать себя попугаем, но прилично так раздражает. Слушает он? Не слушает? Тупит по-страшному опять? Не уверена в этом Максин, зато сделала уже прекрасно выводы по поведению его перед дружинником, и в лучших традициях приписала их отвратительному характеру парня и сломанным приоритетам. И сегодня он отскочил, не дотянул до серьезного наказания. Макс морщится, предсказывая сама для себя, что через пару недель этот дурень выкинет что-нибудь похлеще и в результате действительно останется без метлы и права участвовать в соревнованиях. Не представляет толком, как это предотвратить, но наблюдать совсем не хочет.

Из всего списка претензий, вызывающих сейчас у Макс негодование, почему-то Рикетт цепляется только за одну, самую на первый взгляд несущественную и оказавшуюся в речи только потому что на уроке загонщица заметила один долгий взгляд. Ничего особенного в Мур, по мнению ирландки, нет - она носит идиотские ободочки, словно пятилетняя девочка, и это наверно сильнее всего негативно влияет. Глупо же. Макс не делит людей на красивых и некрасивых, и на одежду ей в принципе наплевать, но общее поведение и акценты улавливает, чтобы вписать людей в категории "нормальных", или "своих", или "что за хрень, английская?", в основном в школе встречается последняя, разумеется.

- При чем? - заинтересованно переспрашивает, прежде чем слышит тихое "заткнись", явно не относящееся к квиддичу. На самом деле плевать, к чему это относится. - Нет, не заткнусь, - упрямо с вызовом парирует. - Ты мне скажи, на что еще рассчитывать будем, кроме удачи, если у тебя в голове даже не солома, вата какая-то? Мысли вот до тебя полезные донести пытаюсь, отскакивают, - разводит руками, поражение еще не признает, но дело выглядит тленово. - Да возьми себя в руки наконец, ну или можешь сбежать, - усмехается.

Отредактировано Maxine O'Flaherty (03.06.21 03:34)

+2

7

Ему бы успокоиться, да все никак не выходит – дракклова Мур, каждый раз, когда она оказывается в чем-то замешана, все летит в тартарары. Тони чувствует себя уязвленным, опустошенным, беспомощным – и все эти эмоции оседают внутри мутным осадком, через который не пробиться ни здравому смыслу, ни привычному оптимизму, ни даже способности забить и расслабиться, которая не раз его выручала. Краски на глазах темнеют, выцветают – и это явно не потому, что туча, появившаяся на горизонте пятнадцать минут назад, доползла наконец до Хогвартса. Просто именно так выглядят злость и отчаяние – по крайней мере, когда тебе семнадцать и день явно пошел куда-то не туда.

Тони как-то некстати вспоминает неодобрительный взгляд Селины, брошенный на его небрежно повязанный галстук, – как будто идеальная Мур выключила из своего сознания все более вопиющие элементы беспорядка на уроке, – и просто не успевает снова выставить барьеры адекватной самооценки, которыми обычно отгораживается от нападок Макс. Он ведь понимает, что происходит: О’Флаэрти всего-то нужно переложить на кого-то ответственность за свою отработку, банально сорвать злость, и поэтому, когда закатить скандал на основе одного только ЗоТИ не выходит, она возвращается к самой больной точке – проигранному матчу.

Квиддич. Единственная вещь, в которой он был более-менее хорош.

Селина, кстати, совершенно не интересуется квиддичем.

Тони проводит ладонью по лицу сверху вниз, как будто смахивает паутину, и признается сам себе, что, кажется, всё. Не может он так больше. Эта дебильная игра «Давайте во всем обвиним Рикетта, он стерпит» ему больше не по силам. Кто виноват в проигранном матче? Не охотники, которые передавали самые косые пасы, какие видел этот стадион. Не Эрик, не способный развернуться в воздухе, не столкнувшись с сокомандником. Не Макс, выдавшая всего-то пару удачных ударов за всю игру. И даже не Олли.

Рикетт. В провале всей сборной виноват только он, он один, всегда он. Это же так чудовищно удобно, правда?

Как же достало-то всё, Мерлин.

Так достало, что пофигу уже, что будет дальше и как это будет выглядеть со стороны. Он же и правда может сбежать. Он Макс ничего не должен.

Кроме, может быть, одного.

Рикетт делает несколько шагов к О’Флаэрти, хватает ее за плечо и встряхивает, чувствуя, что, возможно, перестарался с хваткой, но в целом даже на это плевать.

- Всё это – не твое дело, - проговаривает он. – Отвали ты от меня наконец. Вот здесь уже, видеть тебя больше не могу, - он проводит второй рукой по горлу, а потом отпускает Макс и, проходя мимо, резко толкает ее плечом – может быть, сильнее, чем стоило бы, если имеешь дело с мелкой девчонкой, но уж как выходит.

Может, потом ему и будет стыдно за этот побег. Но даже это все равно лучше, чем окончательно сорваться.

+2

8

Не собираясь брать себя в руки, Рикетт, тем не менее, находит им применение - несмотря на унылый видок довольно быстро перемещается поближе и его рука оказывается на плече загонщицы, так что она бы и рада бы взмахом биты помешать этому свершиться, да не успевает, только морщится и толкает парня в грудь одной ладонью, причем левой. Слишком слабенько, чтобы сдвинуть эту фунтов на сто семьдесят или чуть меньше тушу, так что он и не подает виду, что заметил удар. Разозлился что ли? Да неужели. Макс прищуривается. Разумеется, не её это дело. Послушать этого придурка, так её дело ограничится созданием на голове причесок, изучением зелий для аккуратного маникюра и возможно поддержкой команды с шарфиком с трибуны... ах да, великодушно Антонио разрешает девушкам побыть ловцами, но наверно только в школе в качестве баловства.

Толчок плечом - девушка разворачивается вслед, глядя как от неё действительно сбегают, как похоже и от всех окружающих проблем... и да, драккл, это действительно не должно быть её делом...

- Так а чье, если ты не справляешься? Тэмзин нервировать начнешь? - риторические вопросы несутся вслед однокурснику, в то время как Макс и сама медленно отступает назад по коридору в направлении, в котором изначально и планировала идти. Проблема в том, что несмотря на частые визиты капитана в мужские спальни разговоров ради, жить с ней придется именно загонщице, то есть терпеть и ночные пробуждения, и ворчания перед сном, и чувствовать себя виноватой каждый раз при виде однокурсницы после поражения. Да, загонщики не рисуют счет, не оканчивают матчи, но непосредственно влияют на результат... и Макс понимает, что попавший в атакующего противника бладжер мог бы очень помочь команде, как и вовремя отбитый. И не понимает, как может один конкретный человек считать, что он только мешает получить травму своим, или не мешает, и не более. - Иди к черту, идиот, уговорил - тебя для меня не существует, - вот уж точно чересчур громко договаривает ирладка, разворачивается и направляется на улицу.

Темные тучи всё же разворачиваются в сторону замка и окружающий мир теряет яркие краски, нормальный человек решил бы наверняка не мокнуть и не соревноваться с возможным усилением ветра, не ждать не начнут ли озарять небо вспышки молний, когда летать становится совсем опасно. Макс же хватает метлу и дает себе времени хотя бы десять минут. И возможно никакого дождя не будет. Слишком неудачный день.

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 17.04.96. a quick word