Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 20.05.96. Lightning and thunder


20.05.96. Lightning and thunder

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/552/542987.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/552/478683.gif
https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/552/602567.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/552/275492.jpg

Benjamin Urquhart, Megan Rowstock
20 мая 1996
Теплицы

Нет дыма без огня.

Отредактировано Benjamin Urquhart (18.07.21 18:18)

+4

2

Первые капли дождя робко застучали в высокие готические окна, украшенные лунным стеклом. Бенджамин, устроившийся на подоконнике, прислонился к прохладной стене, безучастно наблюдая за нервно сбегающими вниз каплями: постепенно их становилось все больше, неуверенная морось превратилась в ливень, а пейзаж за окном мутнел, скрываясь за водяной рябью.

Бенджамин не испытывал ни малейшего желания покидать стены замка, поэтому тянул время, бездумно листая свои конспекты под белый шум дождя. Почувствовав, что веки наливаются свинцом, а по плечам расползается тяжелая сонливость, он неохотно выпрямился, прогоняя ее прочь, и растер покалывающее лицо руками.

Во-первых, с ним слишком давно не случалось отработок: он, в конце концов, староста, ему не пристало стоять перед раскрасневшимся от натуги профессором, агрессивно читающим ему нотации. Он частенько получал замечания по поводу своего бескостного языка, но это уже было слишком.

Во-вторых, заработать отработку от Снейпа или Макгонагалл было куда менее унизительно, чем от Спраут. Чтобы вывести из себя терпеливого хаффлпаффского декана, нужно было очень постараться: как минимум устроить на уроке феерическое представление, игнорируя все предупреждения и недовольное шипение однокурсников. Поставить Меган и Бенджи работать в паре было худшей идеей, которая могла прийти Спраут в голову, но вряд ли она сделала это нарочно. Меркурий в скорпионе, асценденте в раке, словом, звезды сошлись так, что Мэгги и Бенджи судьба была разругаться. Перепалка закончилась грязным комком влажной земли, прилетевшим Ургхарту в лицо, и назначенной обоим отработкой.

В любом случае, рано или поздно это должно было случиться. Недосказанность, повисшая между ними после последней ссоры, больше похожей на смертельную схватку кобры с мангустом, наконец-таки рухнула, высекая искры из каменных плит.

Упрямо борясь с зевотой, Ургхарт создал невидимый щит, чтобы укрыться от дождя, и толкнул скрипучую дубовую дверь, ведущую на улицу. Промокшая трава стала скользкой, делая спуск до теплиц более экстремальным, чем обычно, и Бенджамин, стараясь не навернуться, то и дело упускал контроль над заклинанием. Дождь прорывался сквозь незримый зонтик, царапая кожу холодом.

В конечном итоге, преступая порог хлипкой теплицы, державшейся буквально на честном слове, Бенджамин был с ног до головы промокший. Помотав головой, он недовольно убрал налипшие на лоб волосы. С крыши теплицы тонкими струйками сочилась вода. Ургхарт поморщился – интересно, на что уходит попечительское финансирование, если в Хогвартсе все разваливается по швам.

Ровсток уже была здесь, стояла спиной, в чем-то ковыряясь на рассохшейся деревянной столешнице. Наверняка она слышала, как он вошел, но не придала этому значения. Бенджамин тоже не стал здороваться, отрицая наличие противной девчонки в теплице.

Воздух вокруг становился плотным, удушливым и наэлектризованным. Виной была не только погода, но и напряжение, стекающее по стеклянным стенам вместе с дождем: находиться рядом с Ровсток было неприятно. Несмотря на очевидную провокацию со своей стороны, Бенджамин считал виновной в случившемся только ее.

Обещание молчать до конца отработки он нарушил уже спустя десять минут после ухода Спраут. Та, определив фронт работ, преспокойно ушла на ужин, понадеявшись на подростковое здравомыслие. Очень зря.

– Прекрасная погода, правда? – Бенджамин направил на себя палочку, воспользовавшись согревающими чарам. – Кстати, если бы не ты, нас бы тут не было.

Отредактировано Benjamin Urquhart (19.06.21 23:53)

+3

3

Где-то наверху дождь отчаянно барабанит по витражным стеклам, капли настолько крупные, что кажется, еще пара таких ударов, и волна ледяной воды хлынет в коридоры замка, оставляя на полу мутные лужи по самую щиколотку.

Мэгги ничего с собой не берет, но усердно делает вид, что занята сборами. Ей не хочется разговаривать с однокурсницами, она прячет лицо за свешенными вниз волосами, гладкими и черными, и лихорадочно перебирает вещи.

Вообще-то она совсем не частая гостья на подобных мероприятиях. По правде говоря, до конца этого года она в принципе редко где отсвечивала, стараясь вести себя максимально сдержанно на каждом уроке и даже вне занятий – а тут на тебе, пожалуйста, месяца не прошло, а уже вторая отработка. Остается сетовать на то, что на этот раз все пройдет куда менее травматично, и ей не придется просить у Селины снотворных или успокоительных настоек для того, чтобы уснуть. Ургхарт хоть и полный придурок, но не бояться же его в самом-то деле. Он лишь раздражает и всё.
Пора признаться самой себе деточка, ты его не-на-ви-дишь. Ты уже давным-давно достигла той грани, которую бесполезно переступать. Она у тебя за спиной.

Ровсток накидывает на плечи темно-зеленый плащ с большим капюшоном «коброй» и, наложив на него водоотталкивающее заклинание Импервиус, бесшумно прикрывает за собой массивные дубовые двери.
К теплицам она вынуждена бежать, да так быстро, насколько позволяют ей изящные ботинки из драконьей кожи, подошвы которых беспощадно вязнут в сыром грунте и скользкой траве. Пару раз Меган даже поскальзывается на неровной тропинке, ведущей вниз, но, хвала Салазару, умудряется устоять на ногах. Не хватало еще явиться на отработку по уши вываленной в грязи – то-то Ургхарт посмеется.

Передние пряди волос все равно мокрые, как и ботинки, как и подол юбки цвета графита – сливайся с дождем, будь его воплощением – слизеринка ныряет в теплицы, слегка пригнув голову. Внутри они, разумеется, гораздо больше, чем снаружи – то ли мерещится, то ли здесь и впрямь имеет место заклятие незримого расширения. Мэгги скидывает с головы капюшон и, надменно смерив Бенджамина с ног до головы нечитаемым взглядом, обращается в слух, когда Спраут нетерпеливо объясняет им задание. Пересадить кучу магических растений абсолютно без помощи магии, как какие-нибудь убогие простецы или, того хуже, домовые эльфы?

Когда профессор травологии удаляется, поглощенная ливневой стеной, Ровсток отворачивается, краем глаза наблюдая за пыльным отражением в невыносимо грязном стекле. Нарочито медленно натягивает тонкие перчатки, как будто непринятие и полное игнорирование помогут избежать ей нежелательной компании. Как будто дурак Ургхарт просто исчезнет, если она продолжит делать вид, что его не существует в ее маленьком мире среди растений и влажной духоты.

Она боится признаться самой себе, что, как бы ни обманывалась, все же немного опасается оставаться с ним наедине, что – о, конечно! – он не забыл, как она влепила ему затрещину после урока трансгрессии, и, если продолжить говорить начистоту, она и сама не ожидала от себя столь ярко выраженной экспрессии.

Меган не вздрагивает – всего-навсего рвано дергается ее плечо, когда из-за спины доносится голос однокурсника, который, похоже, как и она сама, до сих пор не приступил к отработке. Не думает ли уважаемый (нет) староста, что она все сделает за него?
Да, ей нравится травология. Да, ей было бы вовсе не трудно. Но это уже дело принципа.
Подождите-ка, он что же, ее во всем обвиняет?

- Будь умницей, Бен-джи, - она специально произносит уменьшительно-ласкательный вариант его имени по слогам, имитируя модель поведения с маленькими, неразумными детишками, коим в ее представлении и является неведомо каким образом назначенный старостой Ургхарт. Противным, скверным мальчишкой. – Возьми грабельки и поработай немножко ручками, а не только язычком. Мне совершенно неинтересно, нравится тебе погода нынешним вечером или нет, представляешь?

Только этого не хватало. Ровсток снова закипает, как забытый на огне чайник, стискивая ладони в кулаки, и ее пальцы скользят по мягкой, темной ткани, цепляясь за нее, оставляя за собой остатки самообладания.
Нужно лучше контролировать себя. Не обращать внимания.

Она делает глубокий вдох, проходя мимо Ургхарта и ряда горшков с рассаженными в них младенцами мандрагоры, но замирает уже на третьем или четвертом шаге.
- Вот, - она возвращается к слизеринцу и с силой втискивает ему в руки небольшую лопаточку для взрыхления земли. – А я пока подрежу листья у тентакулы, - а затем, уже уходя в другой конец теплицы и оборачиваясь через плечо, добавляет. – А, может быть, чей-то чрезмерно длинный язык, - она щелкает огромными ножницами перед собственным лицом. – Или еще что-нибудь, - равнодушно пожимает плечами и отрезает у смертельно ядовитого растения фигурный листок. Мало кому известно, но некоторые волшебники высушивают их на подоконнике и скручивают из них косячки – говорят, если их раскурить, можно словить потрясающие галлюцинации, одна приятнее другой. А вот плоды лучше не трогать, в противном случае, эти самые мимолетно-дивные видения станут последним, что увидишь в жизни. А потом их сменят адские муки, которые не выдерживают даже самые стойкие колдуны и ведьмы. Затолкать бы парочку таких в этот не затыкающийся рот.

- Конечно, мы оказались здесь из-за меня. Мне же так нравится проводить с тобой время, видишь, умираю от радости. Поэтому пошевеливайся, каждая минута в твоем обществе невыносима.

+3

4

Покрутив лопаточку, сунутую ему в руки заботливой Меган, Бенджи откладыват ее на стол позади себя, не впечатлившись. Он произносит очищающее заклинание, брезгливо поморщившись, и бодро запрыгивает на столешницу спиной к окнам. Свесив ноги, Бенджи весело болтает ими, будто на карусели с зачарованными лошадками, и склоняет голову вбок, буравя Мэгги нечитаемым взглядом. Он чувствует, что она на волоске от того, чтобы вновь потерять самообладание, и сегодня Бенджамин готов к этому как нельзя лучше. Но пусть и не надеется, что он подставит вторую щеку.

– Ууу, Ровсток, – Бенджамин прикладывает руку к солнечному сплетению, будто пронзенный одной из мерцающих за окном молний, – я просто вне себя от страха. Это экспромт? Или ты репетировала? – Отвернувшись, Бенджи растирает пыль между указательным и большим пальцами, словно это куда интересней, чем вести с Меган светские беседы на грани фола. – Ночи не спала, придумывала, как бы меня унизить?

Укоризненно покачав головой, Бенджамин соскакивает со стола и изображает вялые аплодисменты, делая шаг навстречу Меган. Она уже у него на крючке, осталось лишь медленно, по сантиметру сматывать леску, чтобы в последний момент выдернуть ее из воды. 

А потом ударить головой об камень. О, Бенджамин не садист, но видит Мерлин, он бы приложил голову Меган обо что-нибудь достаточно твердое, чтобы посмотреть, как надменная фарфоровая маска разобьется у нее под ногами, а по испуганному лицу струйками потечет кровь – как сейчас течет вода по мутным стеклам теплицы.

– А в чем обществе ты бы хотела проводить время, Мэг-ги? – Бенджамин копирует ее манеру обращения и щурится, улыбаясь от уха до уха. – Давай подумаем. Может быть, Тейт?

Ургхарт загибает мизинец и картинно хмурится, закусив губу.

– Нет. Может, этот песик… как там его, Салазар… – Бенджи изображает очки, прислонив к глазам пальцы, – Годфри, точно! Снова не угадал? Тогда Пьюси? Неужто Монтегю? Погоди-ка… Кажется, я знаю.

Бенджи всплескивает руками, обнажая ряд ровных белоснежных зубов, и резко перестает улыбаться: только уголок губ с одной стороны лица слабо дергается вверх.

На левой ладони остается только один палец, большой, и Бенджи победно загибает его, одновременно произнося нужное имя:

– Митч.

Единственный человек, не замечающий, как подрагивают густо накрашенные ресницы Мэгги, стоит ему оказаться рядом. Как она прячет глаза, но все равно смотрит украдкой, впиваясь ногтями в короткую юбку. Как растирает губами вишневый блеск и поправляет и без того идеально уложенные волосы.

Как она старается. Старается понравиться, пытается обратить на себя хотя бы толику его внимания, украсть хотя бы один одобряющий взгляд за завтраком.

Набитая влюбленная дура с соломой вместо мозгов.

Бенджи не нужно стараться, чтобы безошибочно распознавать такие сигналы, для него они как акуле - капля крови в океане. Он не спешит, в отличие от некоторых, запирать свое сердце в клетку в надежде, что кто-нибудь отыщет подберет ключик. Подростковые отношения кажутся ему чушью, и плевать он хотел, кто там по нему сохнет, ведясь на образ плохого мальчика. Среди змеек с пятого курса найдется парочка девчонок, вздыхающих по его фамилии и отцовскому золоту, но Бенджи ловко игнорирует их существования, только подогревая этим интерес к себе. Любовь – просто слабость, брешь, появление которой недопустимо в его броне, сотканной из непрекращающегося потока язвительных, саркастичных высказывания. И, если быть совсем откровенным, любовь – для девчонок.

То ли дело интриги. Бенджамин никогда не был сплетником, он для этого слишком умен и хитер, поэтому добытую наблюдательностью информацию не распространял дальше собственных интересов. 

Значит, Митч, и теперь Меган знает, что Бенджамину это известно. Интересно, это так же унизительно, как пощечина, которой она столь щедро его одарила? Можно ли теперь считать, что они в расчете?

Зловещие раскаты грома раздаются настолько близко, что по хлипкой остекленной теплице проходит дрожь. Молнии сверкают все чаще, ветер норовит унести хрупкую конструкцию в волшебную страну Оз, а гром приближается с такой скоростью, что еще минута – и небеса разломятся пополам прямо над их головами.

Вспышки холодного синего цвета раз за разом озаряют тонкую напряженную фигуру Меган, являя ее из тени. Это зрелище пробирает до мурашек, навевая мысли о демонических тварях, выползающих под покровом ночи, но испугать Бенджи по-настоящему не так-то просто. Он чувствует, как по позвонкам, вместо страха, расползается азарт.

– Может, мне ему рассказать? Или, например, ты здесь со всем закончишь, а я буду нем, как рыба? Какой вариант тебе нравится больше?

Бенджамин добродушно улыбается, пожимая плечами. У него совершенно нет желания марать руки, так что если Меган хочет, чтобы он держал язык за зубами, а не явился в спальню с интересными для Митча новостями, придется ей самой поработать ручками.

Откровенно говоря, Бенджамину кажется, что Митч прекрасно обо всем знает, но специально изображает слепого, чтобы как можно дольше наслаждаться вниманием к своей персоне. Тит – темная лошадка, разбираться к его помыслах – все равно, что плавать в темной воде, поэтому Бенджи просто судит по себе, как и привык.

Отредактировано Benjamin Urquhart (18.07.21 18:15)

+3

5

Меган первой отводит взгляд. От гнева цепенеют пальцы, и губы подрагивают так, словно с них вот-вот должны сорваться бесчисленные проклятья, от которых Ургхарту никогда не удалось бы отмыться. Пусть говорит что хочет. Вечер не бесконечен, у всего есть свой срок, и даже самые неприятные события, которые ожидаешь с содроганием, рано или поздно заканчиваются.

- Я не сомневаюсь, что ты именно о себе и думаешь по ночам, но, поверь мне на слово, это единичный случай, - сквозь зубы цедит Ровсток, плавно передвигаясь от одного побега тентакулы к другому. Ядовитое растение, кажется, довольно уходом и агрессии не проявляет, в отличие от слизеринки, которая, безусловно, на грани того, чтобы броситься на Бенджамина и разодрать ему лицо длинными наманикюренными ногтями. Ну а пока она лишь хмурится, переключая внимание с вальяжно развалившегося на столешнице однокурсника на лопаточку, издевательски отложенную в сторону, будто просьба (назовем это просьбой) Мэгги для него – не более чем пустой звук.

Ургхарт определенно получает некое нездоровое удовольствие, когда издевается над ней или дразнит, будучи уверенным, что ей нечем отреагировать на добрую половину его острых, как нож, выпадов. Салазар, почему ему до сих пор не надоело? Почему бы просто не выкопать эти драккловы сорняки и не разойтись по разные стороны ринга?

Она слышит, как слизеринец спрыгивает на дощатый пол, как скрипит доска под его ногами, но даже не смотрит в его сторону, стараясь полностью сосредоточиться на задании Спраут и не обращать внимание на то, как заходятся в тряске руки.
Глупо убеждать себя, будто не боишься. Заблуждение не спасет, когда опасность подкрадется со спины и поднимет дыбом тонкие волоски на затылке. В этом нет абсолютно никакого смысла, честнее попытаться убежать, чем уговаривать себя поверить в иллюзорность происходящего, особенно, если уже истекаешь кровью.

Она его боится. Все язвительные баталии, неприязненные взгляды, удары тяжелыми предметами и даже та самая единственная пощечина, которой Мэг сама от себя не ожидала – ерунда по сравнению с тем, что на самом деле она испытывает.
Страх. Воспламеняющийся в глазах и сжигающий изнутри ужас, основанный на одних лишь догадках о том, что этот наглый мальчишка может сделать. На что он способен.

Долго побыть в тишине ей, разумеется, не удается, потому что Бенджи вновь раскрывает свой поганый рот, чтобы извергнуть из него поток очередной чуши, оттачиваемой терпение Ровсток, как вода – камень. Медленно, но в нужном направлении доводя до той самой точки кипения, которая рано или поздно становится точкой невозврата.

Пока он перечисляет имена знакомых ей парней, Меган лишь закатывает глаза и криво ухмыляется тщетным попыткам подействовать на нее с якобы должным эффектом. Ургхарт хочет видеть ее расстроенной. Чтобы она была подавлена, унижена, растоптана, словно букашка, его новомодным (о, она в этом отлично разбирается!) ботинком из драконьей кожи. Вероятно даже, чтобы она умоляла его остановиться, прекратить, но он может сколько угодно загибать свои кретинские пальцы и наслаждаться звучанием своего идиотского голоса, ему никогда не пробить ее броню, она слишком к этому привыкла, слишком…

Мэгги вздрагивает, вместе с раскатом грома. Ее плечи дергаются, а в глазах загорается то самое непонимание, как когда ты ослышался и изо всех сил перебарываешь желание переспросить, хотя, ничуть не сомневаешься, что ответ будет тем же самым.

Она несколько раз озадаченно хлопает ресницами, туши на которых больше, нежели на Селестине Уорлок в лучшие ее годы, и принимается звонко хохотать на повышенных тонах. Какое-то время она и впрямь задыхается от смеха, стараясь скрыть охватившую ее паническую атаку, это истеричное сопрано в голове, без умолку повторяющее: «Откуда ему известно? Откуда он, черт возьми знает? Кто, блин, ему сказал?!»

Особенно близко ударяет молния, заставляя Ровсток притихнуть и одержать наконец верх над собственными эмоциями. Последующие вспышки освещают сосредоточенное выражение на в миг побледневшем лице, слова вибрируют, дрожат на языке, но срываются с губ уверенно, почти с вызовом:
- Никто тебе не поверит, - она обходит помост с глиняными горшками, изящно задевая одну из досок бедром, и упрямо, не моргая, наблюдает за тем, как под веками Ургхарта вовсю пируют бесы. Медленно переводит взгляд с одного глаза на другой и высокомерно фыркает: - Ну скажешь ты ему и что дальше?

«Почему я не отрицаю? - проносится в голове непрошенная мысль. – Почему своим молчанием я только подтверждаю его догадки?»

- Или ты думаешь, что сможешь вечно меня шантажировать, уверяя своих соседей по комнате, что Меган Ровсток сходит по ним с ума? – если бы интонацией можно было заморозить Черное озеро, слизеринка бы уже давно скользила по его поверхности на коньках. – Нет, Бен-джи, - она снова возвращает ему эту неуважительную манеру речи, плавно поднимает со столешницы лопаточку и снова протягивает ее стоящему перед ней мальчишке. – Поэтому бери эту гребаную лопатку и выкапывай гребаных зародышей мандрагор, пока я не посадила тебя в эти гребаные горшки, вместо них.

Взметнув гриву темных волос, Мэгги разворачивается на каблуках, выравнивая сбившееся от злости дыхание, и с волнением слушает, как гулко стучит в ушах трепыхающееся сердце.

Не будь дурой, он ничего не расскажет, у него нет повода и нет никаких доказательств.
Но почему бы ему не сделать это просто из вредности? Не надейся, что он станет тебя жалеть.
А чего ты, собственно, так боишься? Где-то в глубине души ты ведь хочешь, чтобы Митч обо всем узнал, верно?

«Только если он ответит», - противно попискивает внутренний голосок, смешиваясь с оглушительным раскатом грома.
Черт.

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 20.05.96. Lightning and thunder