Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Library » 29.04.96. Урок Заклинаний, шестой курс [с]


29.04.96. Урок Заклинаний, шестой курс [с]

Сообщений 1 страница 20 из 156

1

http://pa1.narvii.com/7064/e094dfb0b676112cf8beb79c4a2e94373e30d49dr1-499-281_00.gif

Filius Flitwick, студенты шестого курса, изучающие Заклинания..

29 апреля 1996 года

Хогвартс, кабинет Чар и Заклинаний.

Темя занятия: создание магических артефактов, базовый минимум.

Мастер: Marcus Belby

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/3/729062.jpg[/icon][nick]Filius Flitwick[/nick][status]микропрофессор[/status][pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Филиус Флитвик</a></b>, 92 года[/pers][info]Декан Рейвенкло, преподаватель Чар и Заклинаний в Хогвартсе[/info]

+2

2

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/3/729062.jpg[/icon][nick]Filius Flitwick[/nick][status]микропрофессор[/status][pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Филиус Флитвик</a></b>, 92 года[/pers][info]Декан Рейвенкло, преподаватель Чар и Заклинаний в Хогвартсе[/info]

"Легендарный" урок Заклинаний, повлекший за собой взрыв системы линз и магическую аномалию, дорого обошелся профессору Флитвику. И дело было не только в том, что маленького полукровку попросту выбросило из окна взрывной волной - к такому настоящий мастер магии должен быть всегда готов. Но было и другое последствие, куда более тяжелое и попросту позорное. Впервые за долгие годы преподавания Филиус Флитвик оказался на испытательном сроке у мадам Амбридж - почти на грани увольнения, как какой-то проштрафившийся стажер. Это обстоятельство больно ударило по его самолюбию, слишком больно, чтоб можно было утешаться мыслями о том, какая же всем ненавистная и, в сущности, недалекая эта приторно-розовая министерская чиновница. Обиженный, оскорбленный Флитвик даже готов был сам просить об увольнении - но ответственность за вверенный ему родной факультет не позволила этого сделать. В страшных кошмарах ему снилось, как он бредет с одним чемоданом пожитков вниз по бесконечным лестницам Хогвартса, а где-то наверху торжествует и гремит своими обожаемыми кандалами и розгами назначенный на пост декана Рейвенкло завхоз Филч.

С неприятной дрожью под сердцем Флитвик ждал изменений в учебной программе по своему предмету, но их пока не было - очевидно, Амбридж была слишком занята, отнимая власть у Дамблдора, да и легко ли запереть в министерский учебник самую исследовательскую из фундаментальных дисциплин магии?! В ожидании директив профессор Флитвик старался сохранять бодрость духа, но тщетно - мало-помалу им овладели сперва нервозность, а затем раздражительность, апатия и какая-то гнетущая, грызущая, неумолчная тоска. Он пытался не подавать вида, но факультетские старосты наверняка замечали печальный бардак в кабинете и, изредка, отчетливый запах огневиски, в то время как все остальные не могли не ощутить, как увеличились объем и сложность домашних заданий, насколько строже и вспыльчивее стал обычно добрый и мягкий Флитвик - как будто полукровка решил не просто выдержать испытательный срок, но и к концу года впихнуть в их головы все знания магического мира.
Так, например, последнюю задачу не решил никто на курсе. И даже молоденький профессор Коппер, преподаватель факультатива Теории Магии, увидев это задание, только выразительно округлил глаза и покачал головой.

- Ну как же, мистер Рикетт - как же так получилось? - с упреком поинтересовался Флитвик, левитируя на столешницу исчирканный алыми чернилами пергамент. - Ну как же так? Кто же так вычисляет коэффициенты Эутериуса?! И зачем вообще они вам тут, мистер Рикетт?.. Объясните - зачем вы их использовали? Да. В письменной форме объясните, мистер Рикетт - коэффициенты Эутериуса и что они означают в хаотических магических эффектах. В качестве дополнительной работы, гхм, за дополнительные баллы.
Прежде рейвенкловский декан вспомнил бы, что хаффлпафец с теорией был не то, чтобы на короткой ноге. В другое время профессор постарался бы найти задание по силам и по интересам, чтобы разбудить в юном уме тягу к знаниям. Но сейчас, в помрачневшей школе, под гнетом новой директрисы, на это не хватало ни сил, ни вдохновения.
- Мистер Алдермастон, - следующая работа полетела по воздуху к своему непутевому создателю, - вы, кажется, спутали и сдали мне домашнее эссе по музыке. У вас там записана песня, или что это значит?..
В центре чистого пергамента, прикрепленного поверх нескольких исписанных черновиков с расчетами, можно было прочесть трехстишие:

...Настой ароматов клонит отдохнуть,
Покойно легли его руки на грудь,
Две огненных раны сожгли его пыл...

Флитвик посмотрел на Алдермастона с немым укором - мол, детская глупость и пустое стремление порисоваться, что это еще такое?! - и вытащил из кучи бумаг две следующих работы. В этот миг его взгляд нехорошо вспыхнул.
- Мистер Мидхерст! Мисс Рашден! Это всегда удивительно - когда двое решают задачу разными способами, но получают один и тот же ошибочный ответ. Вы, мистер Мидхерст, свели все факторы в пятую формулу Фламеля - интересная идея! - но вы исходите из ложного допущения, что магический и алхимический потенциал можно абстрагировать и отождествлять. Вашу логику, мисс Рашден, я, признаться, проследить так и не смог - однако вы, в итоге, тоже пришли к пятой формуле Фламеля. И к тому же самому ответу - потому что в дальнейшем решении допустили одинаковую логическую ошибку. Признайтесь, кто из вас первым это придумал - и кто у кого списал? Мистер Мидхерст, вы возьмете на себя ответственность за пятую формулу, как мужчина и как джентльмен? Или вы, мисс Рашден, попытаетесь отстоять свой титул первооткрывательницы тайн, загадок и чудесных чудес? - в голосе Флитвика прозвучала сдержанная ирония: триумф шестикурсницы на факультативе по Древней Магии был на слуху у преподавателей. - Впрочем, это неважно - прямо сейчас мне бы хотелось, чтобы вы нашли ошибку в разложении пятой формулы на сочетания по эффектам. Мне больно видеть, как ученики факультатива по Теории Магии допускают такие промахи! Юные леди и джентльмены, это углубленный курс, сконцентрируйтесь уже на учебе!
Профессор взял в руки новую работу, скользнул взглядом по фамилии и на этот раз воздержался от комментария. Свернутый пергамент лег на парту перед Кэти Белл. Бывшие участники Ордена Дамблдора оказались в немилости у новой директрисы, но многие преподаватели старались им тихонько помогать или, уж по крайней мере, не ругать. Вот и Флитвик, чуть смягчив голос, пробормотал "в следующий раз старайтесь лучше, мисс Белл", спрыгнул на пол со своего постамента в виде высокой стопки книг и прошествовал к грифельной доске.
- Новая тема, - объявил он, - базовый практический минимум по зачарованию артефактов. Пожалуйста, выберите...
Флитвик осекся. В прежние годы он готовил к этому уроку красивые и любопытные вещицы - причудливой формы ключи, необычные кулоны, старинные ножи, полудрагоценные камни и чужестранные монеты, - которые подросткам было интересно превращать в настоящие волшебные артефакты. В прежние годы он предлагал студентам целый список зачарований, на любой вкус. Теперь же, в соответствии с новыми министерскими предписаниями, урока ожидала горка одинаковых белых перчаток - и щитовые чары, тоже одинаковые для всех.
- Пожалуйста... гхм... сейчас каждый из вас получит образец для зачарования. Магический эффект, который вы должны передать в предмет - щитовые чары. Но прежде - следует проверить образец на следы прежних зачарований. Запомните! Попытка зачаровать артефакт, уже заключающий в себе магию, может иметь непредсказуемые последствия!..

В этот самый момент в аудитории замерцали и потухли светильники - все, как один. Такое бывало изредка, после той самой аномалии, и уже почти никого не пугало. Наступивший полумрак, казалось, воплощал собой безрадостный, построенный на страхе и принуждении режим Амбридж, заполнивший школу и каждый кабинет. Одинаковые белые перчатки в глубоком ящике лежали безжизненно, сливаясь друг с другом в своей обезличенности. Флитвику стало грустно и стыдно - за то, что он отругал студентов и, пожалуй, действительно дал слишком сложное для их возраста домашнее задание. Но огоньки светильников через несколько секунд вернулись на место, а новый режим требовал жесткой дисциплины и не оставлял времени для лирики. Вздохнув, Флитвик взмахнул палочкой - и перчатки, роем вылетев из ящика, разлетелись по столам.


С помощью заклинания "Специалис Ревелио" проверьте, нет ли на доставшейся вам перчатке уже наложенных чар. Для этого бросьте кубик из 6 граней:
-1-2 - вы либо забыли это заклинание, либо толком не выучили его раньше. Перечитайте конспекты или спросите у соседа, а затем перебросьте кубик в новом посте, и так до тех пор, пока хоть что-то не получится;
- 3-4 - хоть что-то получилось. Заклинание сработало, вы убедились, что перчатка не содержит ни капли магии;
- 5-6 - вам "повезло": на вашей перчатке сохранилась бирка с печатью министерства магии и надписью: "стандартный учебный образец № 123, проверено (дата, фамилия сотрудника), следов магии не обнаружено". Ну что же, можете не тратить время на лишнюю проверку.


Прежде, чем приступать к заданию урока, Офелия и Годфри должны найти ошибку в разложении пятой формулы Фламеля по магическим эффектам. Для этого выбросьте семерку и выше в сумме 5-гранных дайсов, если работаете вместе, или 15 и выше в 20-гранном дайсе, если проводите расчеты порознь. Бросать дайсы следует до успеха. Если желаемое число никак не выпадает либо его лень ждать, то можно закончить это задание, разорвав в посте черновик и вслух упомянув линзы Бальзамо, 1 драккла, 2 импа, 3 вида противоестественных отношений и закончив пост фразой "Пернатый друг - лучший друг!". Поместить все ключевые фразы в свой пост может один игрок (задание закончится для обоих) либо оба игрока в два поста, но в одном круге - то есть, у кого-то в посте будет упомянут драккл, у кого-то - пернатый друг и т.д.


На этом уроке действует акция "Профессор, прокомментируйте мое домашнее задание". Вышлите описание вашей работы и ваших скиллов в заклинаниях в личку мастеру - и Флитвик упомянет вашу работу на уроке! Самые интересные гипотезы выиграют индивидуальные мини-квесты!

Отредактировано Brewer (27.07.21 04:17)

+12

3

— Эй, Салли! Салли, стой! — крикнул Закир подруге, а потом воспользовался ее смятением, чтобы обогнать и встать напротив, всего-то на один-два дюйма нарушая декрет.

Может больше, может меньше, а может лучше Амбридж пойдет лесом?

— Я так и знал, — с очень серьезным и сосредоточенным лицом заявил Закир. — Левая стрелка длиннее.

Он затих, сохранил драматичную паузу, а потом дружелюбно хмыкнул и расслабился. Не будь в школе сейчас активной перестройки под нравы нового директора, Закир бы похлопал Салли по плечу, но последние новости говорили о том, что так поступать не стоит. Если не хочешь лишиться баллов, руки, ноги и последней надежды нормально устроиться во взрослой жизни.

Хотя, он же шел на Заклинания. Вдруг Салли опять что-нибудь учудит и школе наконец-то настанет настоящий каюк?

Ему нравились Заклинания за возможность практиковаться в магии, а не сидеть и слушать какие-то сложные теории, множество заумных слов которой заставляли голову болеть. Обычно после Трансфигурации Заклинания приходились очень кстати — расслабить мозг, начать работать «руками».

…но урок начался с какой-то не такой ноты. Профессор Флитвик был сам не похож на себя, весь какой-то взвинченный, раздраженный и грустный. Даже колебания света не вызывали веселого смешка, а скорее навешивали еще больше грузного настроения. Это все Амбридж виновата, был уверен Закир. Из-за нее он даже перестал носить свою любимую бейсболку, чтобы она не захотела ему ввалить штрафов за нарушение школьного дресс-кода.

Зачаровывать предметы было бы интересно, но министерские нововведения даже такую прикольную тему умудрились превратить в скучное уныние. Закир скептически оценил белую перчатку перед собой и со вздохом стал проверять ее на наложенные чары.

— Специалис Ревелио, — без всякого энтузиазма буркнул он.

[nick]Zakir Akram[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/525/720558.gif[/icon][status]dance monkey[/status][pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Закир Акрам</a></b>, 17 лет[/pers][info]Гриффиндор, 6 курс[/info]

  [newDice=1:6:0:вжух]

+14

4

Ноль эффекта.

— Мэээ… — с легким недовольством протянул Закир, на языке которого вертелось несколько острых словечек на арабском, которыми обычно плевалась его бойкая бабуля.

Он был вообще не удивлен, ему вообще всегда с трудом удавалось что-то запоминать. Поэтому Закир полистал конспекты, прочел свои невразумительные записи и вернулся к перчатке.

— Специалис Ревелио, — четко произнес Закир и махнул палочкой.

[nick]Zakir Akram[/nick][status]dance monkey[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/525/720558.gif[/icon][pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Закир Акрам</a></b>, 17 лет[/pers][info]Гриффиндор, 6 курс[/info]

  [newDice=1:6:0:ну ну ну]

+14

5

Прошедшая неделя оказалась относительно спокойной. Относительно смены школьного руководства и общей атмосферы уныния и подавленности, захватившей Школу, конечно, но Офелия, расширившая границы своего маленького мира до предела в несколько человек, чувствовала себя вполне в состоянии радоваться весеннему теплу, солнцу и пышной, душистой зелени, потому что в замке хотелось проводить все меньше времени. Там на стене в холле теснились таблички с декретами - прибивать новые Филчу становилось все тяжелее, школьники, все, как один, застегнутые на все пуговицы, казались безжизненно печальными, в коридорах все реже звучал смех и веселый топот бегущих ног. И даже спальня казалась затихшей: Мариэтту забрали в Мунго с каким-то мудреным проклятием, которое не смогла снять мадам Помфри, на вопросы о ее возвращении не отвечала ни медсестра, ни Флитвик, а Чжоу, казалось, за последние месяцы немного оправившаяся после прошлогоднего горя, вновь легла в дрейф на волну апатии и подавленности.

Так вышло как-то само - но за последние дни поначалу ужасно стеснявшаяся новой компании и полная сомнений в том, желанно ли ее присутствие, Рашден все чаще обнаруживала себя в ботанской компании, поначалу отстраненно удивляясь, как же легко и естественно ей дается это общение. А потом, тоже само собой, пропало и это удивление. И уже было само собой разумеющимся сменить привычное место в первом ряду в кабинете заклинаний на ряд выше. Вообще-то это было привычное место Тревора Бирча, но после памятного утра с объявлением Амбридж о вступлении в должность между ним и привычной компанией пробежала кошка: понимания его призывы принять нового директора, конечно, не нашли, да и сам он, кажется, так и не простил Офелии пинка и недвусмысленного намека на ограниченность умственных способностей в Большом Зале. За которые извиняться она сама, конечно же, не будет.

Поймав подлетевший к ней от профессора пергамент, и слушая разнос в их с Мидхерстом сторону, Офелия пробежалась глазами по последней странице расчетов и густо, отчаянно покраснела. Нет, бесстыдно скатать всю работу не позволила гордость, но ситуацию это сильно лучше не делало. Потому что, после многих часов мучительных попыток рассчитать формулы, и пары метров убористо исписанного пергамента, она просто "уточнила результат" у решившего задачу Годфри. Еще через несколько часов, когда неумолимо приближалось время сдавать домашнее задание Флитвику, в отчаянии попросту подогнала свои расчеты под подсказанный результат, и то, что вышло в итоге, походило на нестойкое, неуклюжее, но монументальное, по сути, сооружение, держащееся на подпорке из палочек.

Обидно и стыдно. Теперь весь класс начнет интереснейшую тему создания артефактов - а это ведь семейное дело ее фамилии, это хочется хотя бы условно освоить. И еще чуточку несправедливо. Офелия обычно не боится сложных заданий, но здесь Флитвик явно переоценил класс, а уж получать выговор и дополнительное задание за то, что не смог сделать как нужно никто, обидно вдвойне. Неловко промямлив в ответ профессору что-то невразумительное, Рашден достала из футляра перо, и, тяжело вздохнув, склонилась над черновиком, все еще краснея до корней волос. Разумнее, возможно, было бы поменяться местами с Маркусом и попробовать добить многострадальные формулы уже вместе с Годфри, но... стыдно до жути, что так вышло.
[newDice=1:20:0:Считаем]

+15

6

- Неправда, - фыркает в ответ девушка, с трудом подавляя желание тут же достать зеркальце и проверить достаточно ли она аккуратно нарисовала стрелки с утра. Она прокручивает в голове время завтрака, который в очередной раз пропустила ради аккуратного макияжа и уговоров колдомедика выделить ей порцию успокаивающего зелья перед легендарными заклинаниями... а нет, это она уже творила в то время, когда часть однокурсников страдала на трансфигурации. И уверена, что каждую стрелочку успела перепроверить дважды, как и контур губ, покрытых едва добавляющей цвета губам помадой, которая издалека совсем не привлекает внимания директрисы и её любителей выслужиться.

Пропускать заклинания под относительно надуманными поводами она больше не могла - приходила на занятия, один раз отпрашивалась после неожиданного выключения света, вызвавшего у неё ощущение липкого холодного страха, но в остальном приземлялась на место поближе ко входу и сидела тише мышки, пытаясь выполнить задание и повторяя как мантру "не бомбарда, не экспульсо" и едва ли не записывая требуемые чары на клочке пергамента, чтобы точно не спутались мысли.

Успокаивающее зелье вкупе с двойной порцией обычных таблеток подействовало неожиданно эффективно, по ощущениям Салли могла бы прямо сейчас занять место профессора и прочитать целых две лекции подряд о чем угодно, а после организовать пару вечеринок и наконец утром может быть немного устать... разумеется, делать она этого не собиралась, зайдя в кабинет только уставилась на проходящую мимо слизеринку, не понимая, как она носит столь отвратительный салатовый с белым галстук.

- Ты тоже не замечал раньше?.. Ладно, неважно, - дергает за рукав парня, пользуясь тем, что можно если что то свалить на тесноту кабинета и необходимость пройти к своему месту, - если будет совсем скучно, я могу упасть в обморок, и свалим, - неожиданно бодро шепотом делится идеей с Заком. Акрам любитель веселья, а профессор Флитвик в последнее время - не очень... одно последнее домашнее задание чего стоит! Не понимая даже с какой стороны к нему подступиться, Салли в результате позорно пискнула, что у неё не очень получилось, когда требовалось это задание сдать.

- Привет, Тони, - позади появляется хаффл в компании с её соседкой, с которой здороваться снова не было смысла, и это девушку еще немного воодушевляет. Она вот что точно усвоила за этот год - с Рикеттом не пропадешь, так что держаться в его поле видимости ей только в радость.

Поправляя юбку и слегка поспешно закидывая ногу на ногу, как только начинается урок девушка притихает... первый же разнос следует в сторону, где сидит и она, так что притихает она так, что даже не смотрит на профессора, только на пергамент и соседа. И вздрагивает, когда гаснет свет. Окон вполне достаточно, чтобы видеть и столы, и всех находящихся в кабинете, на катастрофу никак не похоже, но без успокаивающего девушка точно словила бы приступ паники.

- Это не я, - медленно вполголоса произносит однокурснику, сдерживая улыбку, и как только всё исправляется и на столе перед ней оказывается пара перчаток, округлив глаза рассматривает их. - Мерлин, что это такое? Полулен? Ужас... да они же в пять минут носки станут желтоватыми, и какие строчки... развалятся от одного заклинания.

Министерство Магии - это определенно не место для адекватных знакомых со стилем и качеством людей, и привыкшая к более интересным заданиям от профессора Флитвика, более направленным на полезный итог, Салли немного... недоумевает. Да заколдуют они эти перчатки, а потом им прямая дорога на мусорке отражать то же экспульсо от бачка. Тоже польза?

Осмотр перчаток привел к неожиданно полезному наблюдению - изнутри к ним была пришита из плотной бумаги бирка с печатью и уверением, что всё чисто... и проверено это не очень то давно. Не желая проверять лишний раз свои навыки практической магии, после больницы иногда даже при идеальном выполнении заклинаний пугающие неожиданными эффектами, девушка даже не притрагивается к волшебной палочке.

- Смотри, - указывает на бирку, - а у тебя такой нет? - похоже нет, и Акраму приходится рыться в конспекте в поисках неизвестно чего, слова то он произносил правильно, наверно во взмахе сомневался. Салли выворачивает перчатку с биркой обратно и аккуратно расправляет на столе, чтобы как-то занять руки, пока не все выполнили задание.

Или всё таки стоит проверить?
Салли в сомнениях.

[newDice=1:6:+1:по крайней мере не розовые]
бонус с лотереи

Отредактировано Sally Birchgrove (28.07.21 16:40)

+13

7

Мур медлит перед ящичком с теми самыми фирменными ободками, они ровным рядом лежат на темно-синем бархатном дне шкатулки. Она пальцами проводит по ним, ощущая разность текстур – тканевые, глянцевый и матовый пластик, мелкие ребристые бусины, плетение тонких жгутов. Из деталей создаются целостные образы, поэтому юбку Мур носит все еще короче положенного, хотя и не настолько, как обычно. Селина выбирает широкий замшевый ободок фиалкового цвета. Он идеально подходит к сеточке капилляров на тонкой коже век и серым кругам под глазами от бессонной ночи.

За сегодня она поспала… сколько? Два часа в лучшем случае, только она успела провалиться в долгожданный сон, как очутилась в кошмаре. Она снова прячется от какого-то монстра, бегать во сне сложно, будто ноги вязнут в деготе и с места двинуться невозможно. Проснувшись со сбитым дыханием, она как можно тише пыталась найти в тумбочке зелье от   Помфри или от доктора Вайс. Как назло, на полочках стояли три пустых склянки, на дне которых мелькали капельки заветных лекарств. Этого слишком мало, поэтому остаток ночи она провела возле камина в гостиной, листая какой-то детектив, стянутый у Шердлоу.

Поэтому сейчас она стоит перед зеркалом и пальцем поправляет консилер под глазами от недавно появившейся фирмы магической косметики «Кто на свете всех милее?», упаковка заявляла, что «никто не узнает, сколько суток вы не спали, главное, не упасть лицом в грязь!» Селина хотела отпустить по этому поводу какой-нибудь язвительный комментарий Меган, но та ушла почему-то раньше. Заклинания. Почти все в Хогвартсе любят Заклинания, кроме какого-нибудь Кармайкла, считавшего их недостойными своего ботанского величества. Только вот после «того самого» урока поменялось слишком много, привычная суетная и по-настоящему волшебная атмосфера, о которой рассказывают родители первокурсникам на платформе Кингс-Кросса, по крупицам покидала эти занятия.

Общее ощущение уныния передавалось от преподавателей к студентам и даже в коридорах не было беготни младшеклассников, а старшие же курсы будто даже между собой переговаривались на тон ниже, чем обычно. Перед входом в класс Мур обнаруживает Бенджи.

- Ты как обычно не торопишься, - Селина осматривает однокурсника, намереваясь найти хотя бы маломальскую деталь, к которой можно было придраться, но разочарованно вздохнув, поднимает брови: - Ну? – она показывает глазами на дверь. О, Мерлин, в этой школе джентльменство не в почете, видимо. Но Ургхарт все же открывает перед ней дверь и слизеринка, нацепив дежурное непроницаемое выражение лица, заходит в класс. Взгляд цепляет сразу нескольких человека – ближе к преподавателю сидит Фарли, не задержав на нем ни единой лишней секунды взгляда, Мур видит Кэти и рядом с ней Рикетта. Губы сами поджимаются – все не то. Наконец на задних рядах она замечает Ровсток, хоть один нормальный человек. Остается надеяться, что их война с Бенджи на уроке не перейдет в стадию активных боевых действий.

- Ты быстро ушла,- Селина обращается скорее к своему рюкзаку, чем к Мэгги. С началом урока градус тоски и мрачности повышается, всему виной прошлое задание Флитвика. Оно было откровенно невыполнимым, Мур и Ровсток просидели над учебниками несколько часов, но у Селины так и остался бардак в голове, а виной этому был даже не староста Рейвенкло. С профессором Чар тоже случились метаморфозы, когда Селина заходила к нему в кабинет отдавать работы однокурсников, то заметила и беспорядочно лежащие свитки на столе, незадвинутые ящики шкафов. Мда, госпожа директор дурно влияет на них всех.

Когда Флитвик не скупится на комментарии для работы Тони, то Мур подпирает подбородок и безразлично смотрит на хаффлпаффца. Раньше она не замечала особых академических успехов Рикетта, так и чего от него еще ожидать. Он даже не вызывает привычного чувства легкого снисхождения, отчего она просто жмет плечами. Перед ней на стол опустилась собственная работа с красными пометками и зачеркиваниями. Слизеринка дергает плечом от укола по своему самолюбию и косит глаза на работу Бенджи, пока профессор сетует на работы ботанов.

- А я говорила – не списывай эту часть, - у них с Ургхартом в одном месте работы практически одинаковые пометки.

Перчатка, оказавшаяся перед ней абсолютно такая же, как у соседей. Мур подцепляет ее палочкой, не решаясь притронуться к ней руками и замечает какую-то нашивку: "стандартный учебный образец № 835, проверено 09.03.1996 г., М.И.Л. Попс, следов магии не обнаружено".  Селина удивленно хмыкает, Флитвик стал максималистом: либо совсем невыполнимое задание, либо же его отсутствие. Или это только у нее такой образец.

- Мэгс, а покажи свою перчатку.

[newDice=1:6:0:сидим дудим]

Отредактировано Selina Moore (30.07.21 01:00)

+13

8

Джейк тупо смотрит на красные пометки в своем пергаменте (на пять дюймов длиннее запрошенного Флитвиком изначально), лишь бы не поднимать голову от парты. Естественно, задача была решена неправильно – это он понял уже на моменте, собственно, решения, когда из изначально верного хода вычислений у него начали получаться какие-то фантастически величины, которых здесь не должно было быть. Отталкиваясь от умозаключения, что любой предмет находится в энергетическом покое, и для зачарования оного его нужно из равновесия вывести, то есть привести к хаосу, Джейк использовал длинную цепочку переходящих друг в друга формул, но в итоге результат оказался весьма далек от ожидаемого. Джейк пересчитал все еще раз, потом второй, третий, и убил на решение добрых три вечера на неделе, прежде чем понял, что его результат близится к нулю. То есть зачарование в принципе невозможно.

Судя по пометкам Флитвика, изначально он шел в верном направлении, а потом где-то сбился. Но его работу хотя бы не перечеркнули от и до, как у Эрика – у того в конце пергамента красовалась жирненькая и вполне себе милая «О». Как бы ни старался друг прикрывать ее ладонью, комментарии декана Рейвенкло, размашисто написанные в самом низу, спрятать не удалось. Кажется, они с Рикеттом решали задачу вместе, поэтому и результат получился примерно одинаковым.  Но почему-то Флитвик оставляет его работу без должного внимания, и Эрику везет больше, чем Тони – дополнительное эссе на такую тему от Флитвика может вогнать кого угодно в депрессию.

Фарли старается стать еще более невидимым, чем вообще в последние дни. Конечно, приходится втрое пристальнее следить за дисциплиной, но ученики словно с цепи сорвались – наказаний становится все больше и больше, баллы улетают из часов быстрее, чем успеваешь это замечать, а Джейк, обычно мягкий и старающийся сглаживать острые углы, становится нервным и дерганым, огрызается по каждому поводу. Младшекурсники боятся в его присутствии громко разговаривать, переходят на шепот, потому что староста шестого курса не скупится на едкие обидные комментарии. Потом ему становится неприятно от собственной несдержанности, он обязательно извиняется, но осадочек все равно остается.

Перед ним на стол ложится безликая тканевая перчатка, такая же, как и у остальных. С одной стороны, это скучновато, обычно у Флитвика можно разжиться какими-то интересными безделушками, а с другой - лучше такая перчатка, чем, например, игральная шестигранная кость, которую он сохранил из чувства противоречия, хотя правильнее бы было ее выбросить, чтобы не тешить себя пустыми надеждами. Но нет, она лежит в углу прикроватной тумбочки, задвинутая за толстый талмуд по зельям, и всякий раз, когда достает книгу, кость попадается ему на глаза. Он смотрит на нее ровно три долгие секунды, потом решительно захлопывает дверцу тумбочки.

Возвращаясь к перчатке. На ней бирка, обозначающая, что проверка уже была осуществлена, поэтому Джейку остаётся только  оставить перчатку в покое и дождаться следующего задания от профессора. Это даже хорошо, что не приходится лишний раз колдовать - мало ли какой эффект будет, если обычное заклинание наложился на последствия от магического взрыва и аномалии, возникшей в кабинете. Вон до сих пор светильники бунтуют.

[newDice=1:6:2:хочу быть умным]

Отредактировано Jake Farley (30.07.21 10:08)

+13

9

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/3/729062.jpg[/icon][nick]Filius Flitwick[/nick][status]микропрофессор[/status][pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Филиус Флитвик</a></b>, 92 года[/pers][info]Декан Рейвенкло, преподаватель Чар и Заклинаний в Хогвартсе[/info]

...Флитвик поднял глаза от работы Тревора Бирча, поискал студента в аудитории - но не нашел.
- А где же мистер Бирч? - спросил он у курса и получил неожиданно-язвительный ответ с той стороны, где собрались "ботаны"; профессор хмыкнул, скрывая совершенно недостойное преподавателя злорадство: - Иными словами, ему нездоровится? Надеюсь, он обратился к мадам Помфри. И будьте добры, мистер Фарли, передайте ему его работу, пусть он ознакомится с ошибками... Мисс О'Флаэрти? Где она? Ее тоже нет?.. Ах, ну да!.. Мисс О'Флаэрти, где вы использовали этот пергамент? - лист, которым Флитвие помахал над головой, выглядел так, как будто его в сердцах смяли и разглаживали, и к тому же был надорван по краю; расчеты в нем записаны были разве что не по кругу. - Или что это? Черновик по трансфигурации? Ужасно, мисс О'Флаэрти, ужасно - и по форме, и по содержанию! И снова эти коэффициенты Эутериуса! Условие этой задачи, действительно, похоже на условие той, что мы решали в классе, но это не значит, что они решаются одинаково!

Флитвик вздохнул, пробежал глазами по аудитории. Одинаковые белые перчатки - безликие, неказистые, плохо сделанные, - лежали перед студентами, и было в этом что-то невыразимо-тоскливое. Министерство как будто пыталось влезть в каждую деталь учебного процесса - но в то же время небрежность, непродуманность сквозила во всем, что от него исходило. На "учебных образцах" остались бирки, прямо утверждающие, что никаких следов магии эти образцы не содержат. Чтобы хоть как-то сохранить интригу, Флитвик собственноручно отрывал эти бирки сегодня утром перед уроком.  Но как раз утром его отвлекли по какому-то сверх-важному распоряжению директрисы, и на некоторых перчатках все еще оставались министерские пометки. Вот, к примеру, Салли Бирчгроув показывает что-то, явно похожее на такую бирку, своему соседу Закиру Акраму, и Селина Мур внимательно присматривается к запястью своей перчатки, подцепив ту на кончик волшебной палочки. Флитвик вымученно вздохнул. Помедлил. С одной стороны, конечно, это было неправильно, нехорошо: студентам надо практиковаться, даже в обнаружении магии, даже в этой унылой казарме, в которую Амбридж понемногу превращала Школу. Но с другой стороны... Мур наверняка блестяще справилась бы с Ревелио, но чего ждать от Бирчгроув - не знал бы, верно, и сам Мерлин. У юной гриффиндорки была прямо-таки мистическая способность превращать безобидную, почти бытовую магию в бушующую и неуправляемую стихию.
Флитвик чуть поколебался, но в конце концов Учитель в нем победил здравомыслящего человека.
- Мисс Бирчгроув, - сказал он, - и мисс Мур. И мистер Фарли. И все те, кому досталась перчатка с биркой. Пожалуйста, возьмите другие... гхм, учебные образцы. По очереди. Если хотите, конечно...
Последняя фраза Флитвика прозвучала как-то по-стариковски тоскливо и обреченно - мол, похоже, в этой школе скоро вовсе не нужна будет лишняя магическая практика. Он взмахнул палочкой, и коробка с оставшимися перчатками выпорхнула из своего угла и плавно полетела по воздуху к столу Салли Бирчгроув, где неудачно опустилась прямо на волшебную палочку гриффиндорки.


Sally Birchgrove, на дне коробки под кучей невостребованных перчаток явно что-то есть. Что-то маленькое, живое и испуганно затаившееся. Ты можешь сообщить об этом профессору или соседям по парте. Или не сообщать никому - и тогда попробовать разобраться самой или подождать развития событий. Дальнейший сюжетный поворот и дайсовая раскладка зависит от предпринятых действий.

Selina Moore, Jake Farley, если хотите, то можете подойти к парте Салли за новыми перчатками и тоже заметить спрятавшееся под учебным реквизитом существо. Или остаться на местах и продолжать выполнять задания урока.

Отредактировано Brewer (30.07.21 15:37)

+12

10

— Я знаю, — тихо и с улыбкой говорит Закир Салли, когда та открещивается от своего влияния на гаснущий свет, — ты обещала мне обморок, а не светошоу.

Не заметить волнение во взгляде и в голосе Салли было сложно, Закир понимал, почему сидеть на Заклинаниях подруге теперь некомфортно. Но делать на этом акцент он не хотел, думал, что только расстроит Салли своим вниманием к ее переживаниям — а она старалась их не показывать, держалась, надо сказать, молодцом. На ее месте Закир бы сам сидел как на иголках, поэтому, чтобы не создавать лишней драмы, он отсвечивал шутками и юмором. Для разрядки и без того сложной атмосферы.

Когда Салли вплетает в свой ворчливый бубнеж замечание о какой-то бирке на перчатке, Закир поворачивает голову и хмурится. Его перчатка была подло подрезана. «Обрезана,» — замечает он мысленно, оставляя грязную шутку-самосмейку при себе.

— Бирчгроув, ну ты… — Закир пытается подобрать наилучшие слова, чтобы ему по лицу не прилетело кулаком, кракозяблем, экспульсо, бомбардо, партой или профессором Флитвиком: — везучая.

Очень странно и необычно, но Салли оказалась не одна такая удачливая. Профессор оперативно замечает перешептывания шестикурсников и сразу предлагает альтернативу. Закир немного хмурится: в чем была логика предоставлять новые образцы, если уже понятно, что это все министерские вещички, явно очищенные от чар? Не мог же профессор подкинуть студентам подставу.

В таком случае у него ведь горели глаза от азарта, а не как сейчас — явно тухли под гнетом правил директрисы Амбридж.

— Отстой, — шепотом замечает Закир. — Они все безопасные, по-любому.

[nick]Zakir Akram[/nick][status]dance monkey[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/525/720558.gif[/icon][pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Закир Акрам</a></b>, 17 лет[/pers][info]Гриффиндор, 6 курс[/info]

+12

11

Выделяют несколько стадий принятия неизбежного: отрицание, гнев, торг, депрессия и принятие. Судя по всему, Кэти была на второй стадии. Она давно не чувствовала такой злости, иногда гневалась так сильно, что даже чувствовала, как огонь обжигает изнутри. В такие моменты она не самый приятный собеседник. Назначение отработок тоже считает несправедливым, ходит на них, разумеется, но все еще не согласна с наказанием, хотя кого волнует мнение какой-то там гриффиндорки?

Но жажда справедливости, как обычно, берет верх. За последнюю неделю Кэти попалась за нарушением правил и декретов больше, чем за весь предыдущий год: то после отбоя по коридорам слоняется, то тренируется в неположенное время, то слишком близко к мистеру Уизли, даже юбку короче положенного носит. Так отработки хотя бы заслуженно назначаются. Да только это мало помогает от раздражительности.

- Рикетт, ты так и будешь меня опекать? – недовольно интересуется у друга, который всегда теперь где-то поблизости, - я всего лишь занималась в подпольном кружке, а не отлавливала чужих котов для проведения пыток, - дергает плечами и ускоряет шаг. Разумеется, Тони ни в чем не виноват и его желание присматривать понятно, но бесит. Да и окажется попадет под горячую руку прихвостней розовой жабы, тоже отработку заработает. Кэти не хотела бы, чтобы из-за нее друг вляпывался в истории, что случается с завидной регулярностью, у него своих проблем хватает.

- Мне надоели эти жалостливые взгляды, - вздыхает Белл, поднимаясь за их привычные места. Казалось, только вчера с легкой руки Салли взорвалась система Бальзамо и всем пришлось спасаться из кабинета, Флитвик вообще в окно вылетел. Зато не скучно. Кэти машет своим однокурсникам гриффиндорцам, с ними они уже виделись сегодня, так что этого вроде как должно быть достаточно.

- Привет, Эль, - староста Хаффлпаффа уже сидит на месте, - не против, если мы к тебе? – после одобрительного кивка, усаживается на лавку, лениво вытаскивая все необходимое из сумки. Настроение, если честно, было так себе. Как и ее домашняя работа, которую профессор заклинаний даже не стал комментировать, много правок красными чернилами. Белл сжимает перо так сильно, что даже чувствует, как-то надламывается в пальцах. – Я вот об этом, - делает лицо в стиле «я же говорила» и вчитывается в замечания. Надолго ее не хватает, размашистым движением перечеркивает всю работу несколько раз, негромко ругаясь, - ааа, надоело! – как будто становится чуть легче. Гриффиндорка выпрямляется и делает несколько глубоких вдохов, натыкается взглядом на Мур, всегда идеальную, с фарфоровой кожей, аккуратным макияжем и неизменным ободком на светлых волосах.

- Только не зависай, как обычно, - даже поворачиваться не нужно, чтобы понять «Рикетт зависнет» о его зависимости, влюбленности, да кто его знает, что это, ей известно. Да даже слепому дураку будет понятно. – Мне стоит волноваться? – переключается моментально, подавляя агрессию, Рикетт парень хороший и Белл считает, что он заслуживает самого лучшего, доброго и прекрасного, но то, что с ним происходит, когда на горизонте мелькает слизеринская староста не похоже на что-то нормальное.
Приходится отвлечься на тему занятия. Она интересная, как обычно, но вот кажется, усидчивости сегодня ей не хватит. Главное, чтобы тут нельзя было что-то взорвать. Белоснежная перчатка опускается перед ней и даже ослепляет, особенно после того, как «моргнул свет». – А что, - смотрит в сторону Тони, качает головой и решает, что лучше уточнить у Гэбриэля, он куда более ответственный, - прости, я прослушала, что нужно делать? – проверить на чары…всего-то..

- Надеюсь, что это не будет опасно, - им еще на первом курсе говорили, что эмоции волшебника сильно влияют на магию, которую он творит.
- Ничего, потрясающе, - сокрушается Кэти, укладывая руки на стол и укладывая на них голову. Ну вот чтобы совсем ничего, такого с ней ее не было.

[newDice=1:6:0:сначала дайс]

+13

12

- О, смотри-смотри... че спортсмены типа?
- Десять баллов с Хаффлпаффа и пятнадцать с Рейвенкло за незаконное собрание.
- И еще минус пять с каждого, вы должны быть в школьной форме.

Одним словом, никогда еще утренние пробежки не грозились настолько испортить настроение, как с появлением абсолютно тупых декретов и еще более не блещущих умом, но бдительных собачонок их создательницы. И с назначением Амбридж директором дружинники лишаются остатков совести и здравого смысла. Опыт учит терпеть и помалкивать, чтобы не нарваться еще и на отработку, но когда ты просто пытаешься обежать двух болтающих медленно перемещающихся типа бегом рейвенкловцев, а это начинают считать несанкционированным собранием... baltai. Обращать внимание на факультетские баллы с учетом того, что они грозятся уйти в минус у всех факультетов, кроме министерского фаворита, и никак не отражают традиционные успехи смысла нет. Макс всё понимает. Но всё равно неприятно.

Направляется в кабинет загонщица, разумеется, уже в форме своего факультета и в одиночестве, но на всякий случай сворачивает с самого короткого пути, когда замечает посреди коридора морды этих слизеринцев. И самой тошно. Однако отчитывала она Рикетта не так давно за несдержанность, и предоставлять ему возможность ответочки не собиралась, как и не собиралась выслушивать крики капитана за пропуск еще одной тренировки, если всё таки не сдержится и ударит одного из этих придурков. Очень вероятно, что не сдержится. Макс толкает дверь кабинета, когда там уже собралась большая часть однокурсников - гриффиндорцы с одной стороны, торчать рядом с которыми на заклах бывает опасно для жизни, слизеринцы с другой... О'Флаэрти  тяжелым шагом топает к ряду ближайшему от профессора и приземляется перед рейвенкловскими ботанами. Не так уж важно, где махать палочкой - программа заклинаний неожиданно претерпела изменения, стала скучнее и сложнее, словно нерешаемыми домашними профессор пытался компенсировать унылые министерские задания на уроках.

Урок начинается с разбора полетов.

Недовольно девушка хмыкает, когда слышит от профессора о способе решения задачи Рикеттом, потому что эти же коэффициенты точно использовал Эрик, они обсуждали. На синхронность мышления хаффлпаффских квиддичистов профессор внимания не обращает, к счастью. И не указывает на ошибки охотника, так может... не, не везет.

- Да здесь я, - резковато бурчит, когда профессор трижды спрашивает о её местонахождении, видимо, чтобы уж точно все перевели взгляды на полусмятый пергамент в его руке, даже свернутый очевидно полный замечаний. Макс неприятно. Она обычно такую фигню не сдает, но времени переписывать работу уже не хватало, да и по степени усталости она явно могла наделать еще больше ошибок, чем в Домашке 2.0. Версию 1.0 она разорвала, смяла и затем складывала при тусклом свете аккуратненько на столе, чтобы перенести решение на новый свиток и всё таки не идти к Флитвику с пустыми руками. Макс неприятно еще и то, что за коэффициенты Эу... родни Кэдваллэдера, похоже, Рикетт получил дополнительное задание, и значит есть вероятность и ей попасть на лишнюю домашку. Накануне решающего матча с Рейвенкло, тренировок перед которым совсем уж мало. И в общем тон... сжав губы, Макс поспешно забирает у профессора свою работу, тихо радуясь, что полным неудачником среди них остается всё таки один Антонио, и сейчас все переключатся на задание с перчатками. Обнаружив одну из них перед собой, Максин тем не менее первым делом разворачивает работу, чтобы оценить насколько всё плохо.

- Имп тебя... Ночью это не выглядело так убого, - бубнит себе под нос, рассматривая там и тут подчеркнутые формулы и примечания, что всё ужасно, неразборчиво и вообще не в тему. На самом деле придираться можно было бы не так сильно! Творческое мышление, все дела, способен ли не ограниченный еще рамками разум мыслить линейно? В общем, она же нарисовала стрелочки, что куда, и вот это мелкое словно муравьи на пергаменте примечание вполне можно разобрать. Макс сворачивает неаккуратно пергамент и прячет в сумку, кидает взгляд за плечо, где умничка Рашден быстро пишет, исправляя расчеты.

Некоторые делают взмахи для проверки перчаток на остаточные чары, некоторые тем временем рассматривают этот сомнительный по пользе предмет гардероба... Макс только тянет руку к нему, когда профессор Флитвик отмечает наличие у некоторых образцов бирки, такая же обнаруживается и у доставшейся ей пары. И к чему лишние действия?

[newDice=1:6:0:проверочка]

Отредактировано Maxine O'Flaherty (30.07.21 20:17)

+14

13

Бенджи крутится перед единственным сиротливым зеркалом в спальне, то поправляя галстук, то одергивая и без того безупречно сидящий пиджак. Он сдувает с плеча невидимую пылинку, и смотрит поверх него на однокурсника, многозначительно буравящего его взглядом. Ничего, подождет еще минутку.

Значок старосты слегка съехал вбок, и Бенджи перекалывает его чуть выше, просто чтобы побесить соседа по спальне. Когда тот уже близок к тому, чтобы насильно оттащить старосту от зеркала, Бенджи отходит, напоследок одарив бедолагу уничижительным взглядом сверху вниз.

– У тебя ботинки грязные, – это неправда, но однокурсник тут же опускает взгляд на свои ноги, словно собачка, которую дернули за поводок в нужном направлении. Бенджи стоит немалых усилий не назвать его “хорошим мальчиком”.

Когда он попадает в поток снующих туда-сюда школьников, мозг отключается, автоматически выбрав верное направление. Он не думает ни о чем, растворяясь в толпе, и выныривает, только когда оказывается перед закрытой дверью в аудиторию. На него выжидательно смотрит Селина, и Бенджи несколько секунд не понимает, что ей от него нужно в такую рань.

Манеры, точно.

Бенджи открывает дверь, делая почтительный жест рукой.

– Красивый обруч, Селина, – раз уж она хочет, чтобы он побыл джентльменом, он не откажет. – Идеально сочетается по цвету с твоими синяками. Ты вообще спишь?

Мур выглядит с иголочки, но в ее безупречность прокралась многовековая усталость, удобно расположившись в кругах под глазами. Они, конечно, не такие, как у его тетки Полли, любящей на ночь приложиться к бутылке огневиски, но все же присутствуют. Настоящая аристократическая истощенность, словно у юной декадентки с картины.

Снова утонув в своих размышлениях, Бенджи плетется за Селиной, словно привязанный, и лишь когда она обращается к Мэгги, осознает, с кем ему теперь придется соседствовать.

– Не могла выбрать место получше? – Он не в состоянии удержать язык за зубами, но разжигать настоящий конфликт не намерен – слишком лениво. Ему все еще не хочется вспоминать, чем закончилась их совместная отработка в теплицах, а фантомная боль в переносице заставляет его поморщиться и отвернуться в противоположную от Меган сторону.

– Я не очень хорошо понял, что там Флитвику от нас нужно, – он старается говорить как можно тише, чтобы дурацкой Ровсток не было за что зацепиться. – Но спасибо за помощь, Сел.

Да, ему и правда было слишком лень переформулировать предложения, когда он списывал эссе у однокурсницы. Нужно было более детально разобраться в предмете – не пришлось бы сейчас оправдываться.

А еще он забыл заклинание. Мерлин, что бы сейчас сказал отец?

На перчатке, доставшейся Селине, находится какая-то нашивка. Бенджи осматривает свою – на ней ничего нет.

– Так, – он встряхивает головой, пытаясь заставить себя соображать. – Что нужно делать?
[newDice=1:6:0:... а к одиннадцати туз]

Отредактировано Benjamin Urquhart (30.07.21 22:46)

+14

14

Достаточно большое пространство спальни быстро заполняется ароматом кокосового молока, им же пропитываются ее волосы, одежда и простыни на каждой кровати, вытесняя вонь от настоек Помфри, которыми Энди чуть больше недели пыталась глушить панические атаки после неудачной аппарации. Ей до сих пор снились фрагментарно картинки, как кисть с татуировкой отлетает в сторону, а ее саму, в окровавленной мантии, выбрасывает куда-то в темноту, и из этой темноты ей никак не выбраться.

Кажется, это уже было. Кажется, все повторяется. И механизм адской машины с огромной надписью deja vu уже запущен. Ты не можешь ее остановить, ты не можешь нажать на паузу или отмотать вперёд. Ты можешь только наблюдать за самим собой, как крошечные дни сменяют друг друга, а ты все глубже и глубже вязнешь в собственном страхе. Страхе, что тебе оторвёт руку. Страхе, что люди, которых ты любишь, уйдут. Страхе, что ты сам заблудишься в собственном «я».

А пока в сумку летят одинокие листы пергамента для чистовой работы, толстая тетрадь, наполовину исписанная формулами, коряво выведенными в последнее время расчетами, два тонких пера, видавшая лучшее время полумеханическая тату-машинка и пара бутыльков с временными красками. Иногда Энди путает их с чернилами специально, когда нужно обменяться с кем-то записками, или когда просто хочется выкричать из себя свои мысли, которые уже через пару часов бесследно исчезнут с тонкого листа бумаги.

Но страх догоняет ее возле класса Заклинаний, из-за чего она, пошатываясь, с трудом заставляет себя войти, озирается, выискивая одобрение и не находит, потому что никому нет дела - ничего нового, но почему-то именно сейчас настолько необходимое. И вместе с тем впервые болезненно реагирует на проблемы других, будто ей есть дело: обидно за Офелию и Годфри, особенно за Рашден, потому что в своей обвинительной речи профессор Флитвик явно перестарался.

А компания слизеринцев выглядит слегка... болезненной. Или просто все дело в Мур. Энди не может оторвать от неё взгляд, силясь понять, видит ли она что-то тревожное и знакомое, или просто показалось. И стоит ли об этом поговорить с Селиной после занятий, или просто отпустить что-то «показавшееся». А когда Кегворт все-таки решается перестать пялиться, то зачем-то шепчет Фарли, с которым их разделяют клятые восемь дюймов, потому приходится наклоняться.

Ей хочется спросить «давно ли он общался с Селиной», но это уже слишком. Энди не из тех, кто лезет в чужие драмы, а о том, что там драма, не знает только самый отбитый от стаи ламантин. Хочется спросить про Мур, но вместо этого показывает Джейку свою перечерканную вдоль и поперёк работу, которой не хватает только жирной надписи «фейк».

- Мне одной кажется, что Флитвика лучше не злить сегодня? Или не только сегодня?

Она возвращает лист пергамента обратно на стол. Идеально скатанная у Брэдли работа. Настолько идеально скатанная, что Кегворт постаралась даже кое-где совершенно случайно скопировать почерк Алистера. Как тебе такое, Грин-де-Вальд?

- Ал, по-дружески, если я ещё раз тебя попрошу о подобном, - она кивает на лежащий перед ней позор, - просто пошли меня, а? Куда-нибудь подальше. Даже если буду умолять. - Даже если в очередной раз оторвёт руку на трансгрессии, или свалится метеорит, или отравится какой своей настойкой... Энди не любит чувствовать себя слабой, но именно такой она выглядит в отражениях зеркал: слабой и потерянной. И совершенно невзрачной, как эта белая перчатка перед ней.

[newDice=1:6:-1:минус благодаря лотерее]

[nick]Andrea Kegeorth[/nick][status]rebel leader [/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/594927.gif[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.ru/viewtopic.php?id=2104" target="_blank">Андреа Кегворт</a></b>, 17 лет[/pers][info]Рейвенкло, 6 курс[/info]

Отредактировано Andrea Kegworth (28.08.21 21:49)

+13

15

С утра пораньше его отчитали, сняли в факультета парочку десятков баллов и обвинили в нарушении сразу нескольких декретов об образовании. Он всего лишь занимался физической культурой на свежем воздухе, когда на своих тридцати двух понтах подкатили дружинники, крайне невоспитанно обломав пробежку, и начали заниматься своим любимым занятием - унижением и властвованием. Господство в руках самодуров - опасная дорожка. Брэдли, как оно обычно бывает, не удержался, пустил в ход свое особое оружие в виде длинного и острого язычка, за что оказался представлен мисс генеральному инспектору, получил по ушам, заработал предупреждение и отработку. Их таких неудачников на сегодня нарисовалось аж трое, и больше всего Брэдли злит, что новый режим добрался даже до святого, то есть до квиддича. Недалек тот день, когда играть заставят в теории, подобно морскому бою на листе бумаги.

На Заклинания парень плетется без прежнего энтузиазма. Видал он последние недели их декана и вынужден признать, что в горькости осадка Флитвик готов нынче создать конкуренцию Амбридж. Профессор потерял всякое снисхождение, домашние задания превратились в испытания на выживание, уроки - в собеседование на должность клерка в Министерстве Магии. Ощущение, что декан решил поставить финальную точку в погруженном в бесконечный траур Хогвартсе. Все равно терять больше нечего, так станцуем же последний танец на косточках.

Мимо Флитвика рейвенкловец просачивается крупной тенью, не желая лишний раз впасть кому-то в немилость, и выбирает себе ряд подальше от особенно раздражающих представителей Слизерина. От греха подальше, так сказать. Он в таком раскаленном настроении, что любая неудачная шутка может превратиться в перепалку.

- Дже-ейк, прежде чем кто-то начал расспрашивать об исчезнувших сапфирах, то на этот раз снова виноват Брэдли, - Ал пожимает плечами, машет рукой, мол не будем углубляться в тему, и занимает место поближе к окну. С рейтингом факультетов все равно беда, но оттого еще более совестливо рыть для Рейвенкло могильную яму.

Отрешенное появление Кегворт, взгляд которой, если знать ее чуточку лучше, кричит “SOS”, не делает атмосферу в аудитории более жизнерадостной. Алистер машет ей рукой, усиленно тыкая на место между ним и Фарли, но девушка, кажется, не замечает. Она озирается по сторонам растерянно, немного пошатываясь, но окликать ее не приходится. Эндрю сама направляется к ним на верхний ряд.

Кегворт иногда просит списывать у него домашние задания. Кажется, они на этой почве когда-то и сдружились. Брэдли щедрый, ему несложно! Тем более Эндрю варит самый восхитительный чай, который восстанавливает после особенно зверских тренировок и помогает заснуть очень сладким сном.

Разбор полетов - применимо не только к их тренеру, но отныне и к декану. Из всех преподавателей на памяти рейвенкловца лишь профессор Снейп позволяет себе вслух разносить работы студентов. Флитвик раньше всегда старался быть в меру чутким и оставлять без внимания особенно постыдные ошибки. Брэдли аж чувствует, как потеют ладони в ожидании своей фамилии, но его домашнее задание профессор решает проигнорировать. В кои-то веки он этому рад. Позориться на всю аудиторию совсем не хочется.

- Да бро-ось, Энди, не может ведь все быть настолько плохо? - Алистер недоверчиво косится на дубликат своей домашней работы в руках однокурсницы. Проще было бы применить копирующие чары. Ее пергамент исполосован красными чернилами, словно полотно современного художника. Щеки вспыхивают - то ли в гневе на себя, то ли в смущении за такую подставу. Собравшись с силами, парень все-таки решается перевернуть левитированный ему пергамент, являющийся оригиналом к работе девушки. Красных чернил на нем чуточку меньше, чем у Кегворт, словно Флитвику попросту надоело тратить время на исправление. Очень жалкий результат для человека, который посещает продвинутые занятия и надеется сдать ЖАБА на высшие баллы. В отличие от некоторых однокурсников, терзаемых переживаниями личного характера или последствиями недавних громких событий, Брэдли не может оправдать свою неудачную домашнюю работу беспокойствами. Он беспокоится всю свою сознательную жизнь, потому тревожность давно перестала быть помехой для разбивания головой стен. Ал не привык давать себе поблажки. - Профессор же видит, что никто не справился, а он добивает лежачих. Объяснять коэффициенты Эутериуса в хаотичной магии - это не тяп-ляп и готово! Или повторно раскладывать пятую формулу и высчитывать ошибки! Да у любого ботана уйдет уйма времени на такое задание.

Возмущается Брэдли шепотом, не желая, чтобы его тоже припахали к повторным вычислениями. По идее ему не должно быть дела до других студентов, но общая несправедливость царапает внутри, где-то в области груди, и приходится кусать истерзанную губу, чтобы не взывать от обиды. К счастью, Флитвик завязывает со вступлением и переходит к теме урока. Одинаковые, выпущенные министерством для занятий перчатки разлетаются по партам, пока светильники с издевкой то тухнут, то гаснут.

Он сначала осматривает выданный для работы "инвентарь", куда более пригодный для урока Травологии, на наличие бирки, как у Фарли, но ему везет меньше. Еще и нужное заклинание, как назло, покидает память и машет на память платочком. Какой отстой, святая Ровена!

[newDice=1:6:0:Хоть на перчатках не провалиться]

Отредактировано Alistair Bradley (31.07.21 12:14)

+11

16

Надпись "Проще вскрыть диффиндо вены, чем дождаться перемены", которая сопровождала Годфри вот уже не первый год на уроках Заклинаний, с парты пропала. Естественно, ведь после того памятного взрыва в классе заменили парты. Но заметил это Годфри только сейчас. Было такое ощущение, что на самом деле заменили не только парты, но и учителя. Потому что этот Флитвик был совсем другим, не таким, каким его помнил Мидхерст. И уж точно тот Флитвик не позволял себе так поносить собственных учеников. Как будто отрывался на них за все. Годфри почувствовал себя нашкодившей собакой, которую выгнали из дома подумать о своем поведении. На самом деле, отрываться на них декану было за что. И сам Годфри принял в этом непосредственное участие. Но не объяснить же, что он хотел, как лучше! Никому не объяснить. Кроме Маркуса, потому что уж он-то знает о Другом и поймет, почему Годфри вдруг почувствовал, что кто-то использует невербальный взрыв. Но потеря надписи - это уже перебор!

- Какой имп его укусил? - шепотом спросил Годфри у Маркуса, но почти сразу же вернулся к созерцанию парты, стоило только Флитвику посмотреть в из сторону.

"Че, все, скопытился? Из-за какой-то глупой пятой форумлы Фламеля? Вот в наше время таких приближений не было, и ни о каких разложениях на компоненты речи просто не шло. Мы просто брали... "

Годфри потер виски и вскинулся было брать ответственность за использование формулы на себя, но тут же сел на место. Сначала исправить ошибку, Флитвик и без того не в настроении. А злить декана еще больше никому уж точно не хотелось. Мидхерст придвинул к себе пергамент и чернильницу.

Время нещадно уходило, а Годфри так и не мог проследить ошибки в расчетах. По-хорошему, надо было брать чистый лист и все заново пересчитывать, не подглядывая в предыдущий результат, но на это ушло столько времени, что он до конца урока не справится!
- Имп меня побери, это какое-то гомогейство, - выдохнул он и потянулся за новым свитком.
- Уйду работать в Кабанью Голову, хоть хозяин и тяготеет к козлам, - сказал Годфри через несколько минут, когда неосторожно обмакнул перо, и капли от чернил растеклись по пергаменту. - А все из-за этих драккловых линз Бальзамо, чтоб им неладно было.

Годфри порвал неудачный черновик на две части и взял чистый листок. Снова пересчитывать - на старом черновике из-за клякс чернил не разобрать было ничего.

- Одному Бирчу, я смотрю, хорошо, он у нас вожделеет Амбридж, - мрачно заключил Годфри, исправляя собственную ошибку. Бирч вообще в его глазах был самым настоящим предателем, даже не потому, что он так относится к новому директору, а потому, что тот даже не понимал, в чем вообще проблема! Нашелся тоже друг. Годфри, сверля взглядом пустое место Бирча, пихнул Маркуса локтем, - Я тут подумал, что можно завести себе сову и писать нашему бывшему другу, в чем он не прав. Не разговаривать же с ним. А еще, кстати, говорят, что пернатый друг - лучший друг.

[newDice=1:6:0:Дайс для перчатки]

Отредактировано Godfrey Midhurst (31.07.21 15:04)

+12

17

Последнюю неделю Маркусу хотелось... не быть здесь. Сбежать, спрятаться, исчезнуть, раствориться - в заслушанных старых песнях "Оргии" и в душевных моряцких песнях, которые пел Денни под гитару. В любимых книгах - уйти в рассвет вместе с Локхартом, оставляя за спиной сонные города и их обитателей, спешить навстречу полной луне плечом к плечу с Уорплом, забывая и забываясь, исчезая из памяти людей и их правителей... Но патефона у них так и не было, а Денни все больше времени пропадал на бесконечных отработках и наказаниях; книги же, не представляющие образовательной ценности, давно уже были запрещены. Конфисковали Локхарта и Уорпла, впрочем, только на этой неделе - явно по чьей-то наводке. Маркус догадывался, по чьей, и при упоминании Тревора Бирча начинал грязно ругаться сквозь зубы.
Сейчас, правда, промолчал - да и вообще сидел тише воды ниже травы, ковыряя ногтем щербину в столешнице. Домашнюю работу он не выполнил еще в большей степени, чем Годфри и Офелия, списал у первого, затем восхитился смелостью Денни с его стихотворными посланиями, затем снова попытался решить, не смог, застеснялся собственной тупости и, в итоге, просто не сдал декану свой исчирканный до полной неразборчивости пергамент. Теперь было стыдно даже поднять глаза на Флитвика.
- Совершенно точно, он неправ, - шепотом ответил Маркус, чуть повернувшись к Годфри и указывая взглядом на профессора. - Я читал у каких-то русских из Колдовстворца - да мы вместе читали, помнишь? - что они заменяли алхимический потенциал на магический в уравнениях Не... Нев-стру-е-ффа и-и-и-и получили неплохой результат, совпадающий с экспериментом. У меня с собой книга, я могу найти, если вам это поможет.
И, бросив вопросительный взгляд на Офелию, Белби стал рыться в сумке, отвлекаясь то на реплики Мидхерста, то на бесполезные, по большей части, советы:
- Это не гомогейство, это ассоциативная группировка компонентов, то есть, почти гомогейство, да... Коэффициент Беме надо наверх дроби, разве нет?!. Но ты не козел и тебе ничего не грозит, поэтому работать в Кабаньей Голове - хорошая идея, если тебя исключат... - Маркус на секунду задумался и тяжело вздохнул. - Если нас всех исключат, - и вдруг добавил очень тихо, почти беззвучно, обреченно качая головой: - А если нас не исключат, то мы здесь сдохнем.

Школьная сумка Маркуса была хорошо зачарована и, несмотря на скромные внешние параметры, внутри вмещала в себя разве что не с десяток сундуков всякого барахла. Белби задумчиво, сосредоточенно искал нужную книгу, выкладывая наружу то, что мешало, и на парте перед ним один за другим появились: два полных иностранных словаря, конспект по нумерологии времен третьего курса, неполный набор плюй-камней в рваном магловском пакетике, карта с обозначением клада, который они вчетвером с Эдди и Денни закопали на берегу Озера еще на первом году обучения, металлический краб с яркими стекляшками на панцире, сделанный на трансфигурации из старинной шкатулки, и плотно закрытая, заросшая плесенью банка с какими-то жуткого вида останками внутри - неудачная попытка создать алхимического гомункула.
Трансфигурированный краб, как будто разделяя глубоко скрытые чувства своего создателя, расправил ножки и решительно пополз в сторону Офелии Рашден. Маркус поймал его и отодвинул подальше.
- Вот, - он аккуратно подсунул под локоть Годфри найденную, наконец, книгу. - Только я вспомнил. Эти русские как раз экспериментировали с линзами Бальзамо. Если ты скажешь при Флитвике эти два слова, то возможно, он начнет убивать людей, - Маркус мрачно посмотрел на декана. - И, возможно, прямо сейчас.
Оставленный без внимания краб добрался-таки до Рашден и теперь маленьким буравчиком лез по ее расчетам, сминая бумагу. Не замечая этого, Маркус уныло глянул на кучу барахла перед собой, вытащил из-под заплесневелой банки белую министерскую перчатку и брезгливо покривился.

[newDice=1:6:0:Ревелио, фигле.]

+11

18

С Кэти творилось что-то странное, и Рикетту это очень не нравилось. И хоть вмешиваться напрямую Тони не рисковал, на уроках он все же старался садиться поближе, да и во время перемен держался рядом, чтобы у Белл не было большого соблазна в очередной раз спровоцировать дружинников. Кэти это, конечно, не нравилось, но что поделать? Тони тоже не очень улыбалось врать в письмах матери, что у подруги все хорошо, это просто в школе порядки несколько ужесточились.

- Я что, так тебе надоел? – ухмыльнулся он, следуя за гриффиндоркой на почтительном расстоянии. – А в этой юбке ты вообще много разных взглядов соберешь, и жалостливые – это не самое подходящее слово.

Не то чтобы Тони имел что-то против укороченных юбок, Мерлин упаси, но Кэти в подобном обращении с формой раньше замечена не была. И это тоже немного тревожило.

Рикетт протиснулся на свое место и обернулся на оклик с ряда ниже:

- О, привет, - он коротко махнул Салли и кивнул Закиру, которого знал похуже. Рикетт был рад, что Бирчгроув все-таки дошла до Заклинаний – он был в курсе некоторых проблем гриффиндорки с чарами, а в этом дурацком кабинете, где никто не может хотя бы починить свет, да еще и в компании неожиданно озверевшего Флитвика (ну уронили они его из окна – так ведь не специально же!) и более уверенным людям порой становилось не по себе. Но без тренировок Салли никогда не вернется в форму – кому, как не квиддичисту, это знать?

С квиддичем, все, кстати, было очень плохо – настолько, что Тони всерьез раздумывал, не пора ли зарыть топор войны и подойти к Макс с предложением начать тренироваться дополнительно, а может, еще и Тэмз с Эриком зацепить – все-таки людям с одного курса проще как-то подогнать свое расписание и найти в нем пару свободных часов на полеты. Рикетт пока так и не придумал, что можно противопоставить фирменному удару Сэмуэльса, который из-за некондиционной биты задавал бладжеру совершенно непредсказуемую траекторию, и сейчас посвятил этим мыслям всего себя – ну, примерно до появления в кабинете Мур.

- Нисколечко, - ответил он Кэти, не поворачивая головы, а потом все же посмотрел на подругу и улыбнулся. – Ну правда, Белл, нормально все.

Он не очень понимал, чего такого ужасного Кэти опасается. Что он забьется в истерическом припадке? Или начнет слать Мур громогласные серенады, как Бирч Аде в свое время? Ну глупости же! На Селину пялится добрая половина школы, почему именно от него ждут, что он сможет как-то сопротивляться всему этому? Да он даже с домашкой не справляется!

Насколько не справляется, поспешил подтвердить Флитвик, начавший разнос классу именно с его пергамента.

- А-а-а, так вот как они называются, - шепотом проговорил Тони, сложив руки на груди и глядя на свой свиток, как на гремучую змею. Домашку по Заклинаниям они с Эриком мучили целый вечер, пока наконец просто не списали две разные формулы с одной страницы справочника, подставляя нужные значения и по возможности подгоняя вычисления под гипотетически верный ответ.

Тони глянул на Кэдваллэдера, сидящего на соседнем ряду, и по ответному взгляду приятеля понял, что тот тоже с образцом не угадал. Ну, может, наскреб хотя бы на «Удовлетворительно».

А вот Рикетту досталось по полной – наверное, потому что Флитвик в последнее время и так видел его чаще, чем хотелось бы, и они оба друг другу уже до смерти надоели. И конца этому взаимному измывательству не видать – вот и очередное индивидуальное задание подъехало. Мерлин, да какие дополнительные баллы, как будто они ему вообще нужны!

Нужны, одернул он себя. Конец года все ближе, а катастрофа с учебой так никуда и не делась: Тони начал скатываться даже по Маггловедению, в котором раньше держался в крепких середняках. К экзаменам ему надо подойти с чем-то получше, чем исчерканный красным пергамент и очередное «Отвратительно».

Но Тэмзин все равно его убьет. И будет права. Шансы победить рейвенкловцев у них все-таки выше, чем у Тони – перевестись на седьмой курс, и было бы правильно направлять ресурсы на более перспективное дело, а не торчать столько времени в библиотеке – да еще и без существенного результата.

Профессор прошелся заодно и по Макс, и Тони настороженно глянул на декана Рейвенкло: ну ладно, он же не станет выбивать из тренировочного процесса сразу двоих загонщиков противника? Это, между прочим, неспортивно! А не, тут, как и у Эрика, обошлось без дополнительных заданий. Ну хвала Мерлину, возможно, Тэмз все-таки не поотрывает им головы после урока.

Ладно, надо как минимум постараться сделать так, чтобы не получить к концу занятия еще одну отработку. А значит, лучше забить на мигающий свет, психующую Кэти, непредсказуемую Салли и брезгливо мазнувшую по нему взглядом Мур и сосредоточиться уже наконец на этой белой перчатке. По крайней мере, тут точно нет никаких коэффициентов Эутериуса.
[newDice=1:6:0:]

Заклинание показало, что у него максимально скучная перчатка, и это не могло не радовать: с Флитвика сталось бы наложить на объекты для чар какое-нибудь смертельное проклятье и потом требовать его снять. За дополнительные баллы и с описанием методологии в письменном виде, а то как же!

- Эй, давай помогу, может? - Тони осторожно тронул Кэти за плечо. - А ты потом наколдуешь клевые Щитовые. Ты же можешь, я видел!

Отредактировано Anthony Rickett (31.07.21 17:54)

+12

19

- Мы не сдохнем, - мрачно заявил Годфри в ответ на страдания Маркуса, - Нам Министерство не разрешит.

Отодвинув от себя подальше пергамент с исправлениями, Годфри взялся за белую (идеально-до-зубовного-скрежета белую) перчатку и внимательно ее оглядел, брезгливо подняв двумя пальцами. Сбоку болталась какая-то бирка. Прочитав надпись, Мидхерст плюнул. К сожалению, не только в сердцах, но и на парту, после чего пришлось вынужденно уничтожить еще один черновик.

- Ну их, к гриндиллоу, этих русских. Флитвик, мне кажется, сейчас убьет и за меньшее, - Мидхерст отодвинул подальше книгу Маркуса, чтобы не было искушения прибегнуть к этому вескому доводу в восемьсот (на глаз) страниц, и поправил съехавшие очки, растерянно глядя на перчатку, которую все еще сжимал в руках.

- Стандартный учебный образец № 353, проверено 17.03.95, У. Олдертон, следов магии не обнаружено, - так, чтобы было слышно профессору, прочитал Годфри бирку на своей перчатке и отбросил ее на край стола. Настроение стремительно, как летел шар для игры в плюй-камни с окна рейвенкловской башни, поползло к отметке "отвратительно". Только теперь, с уже исправленной ошибкой в своем домашнем задании, Годфри чувствовал себя гораздо увереннее. И гораздо злее. Пусть Флитвик и ярый противник такого подхода, но откровенно разносить в пух и прах правильное (а Мидхерст был уверен, что после исправления недочетов результат был правильным!) домашнее задание было самым настоящим свинством по отношению к нему, к Годфри.

- Мне хотелось бы новую перчатку, профессор. Ту, на которой нет бирки, иначе все задание превращается в фарс, - Годфри, опустивший руку, почувствовал непреодолимый зуд и желание вновь вскинуть руку. Что он и сделал парой секунд спустя, - Еще, профессор, мне бы хотелось взять ответственность. За пятую формулу. И не согласиться с вашими... кхм... доводами. - Мидхерст почувствовал ком в горле, который мешал ему говорить, но также понимал, что если сейчас остановится, то уже никогда не продолжит, потому что запал пропадет. Или сейчас высказать все, о чем он потом будет жалеть, или пойти на попятный, заткнуться и сесть, и до конца обучения считаться рохлей, который не смог даже собственного мнения отстоять. Годфри решил, что лучше уж он пожалеет о сказанном, чем потом будет всю жизнь чувствовать себя виноватым из-за того, что упустил тот самый Момент. Рейвенкловец встал, чтобы точно не было пути для отступления, - Алхимический и магический потенциалы - действительно разные вещи и в общем случае - в общем! - их друг к другу приравнивать нельзя. Однако, наше домашнее задание подразумевало такой уровень точности, при котором эти потенциалы можно считать одинаковыми. К тому же, с точки зрения энергии, нет разницы, берем мы алхимический или магический потенциал, она все равно тратится, причем в равных количествах. Это как вопрос - использовать Левиосу или Локомотор для того, чтобы поднять чемодан, какая разница, если результат один и тот же? Из чего я могу сделать вывод, что в необходимой степени точности мой ответ все-таки верный. После, конечно, исправлений, произведенных мной сейчас. На этом все, профессор, спасибо.

Годфри сел на место и ошарашенно уставился в свою домашнюю работу. Обычно до таких публичных выступлений не доходит.

Ну все, теперь его точно убьют.

"Ты как-то расхрабрился в последнее время", - удивленно (как показалось Годфри) заметил Он.

.

Отредактировано Godfrey Midhurst (31.07.21 18:13)

+11

20

Заклинание было простым и давно отработанным, потому особо концентрироваться Энди не пришлось, да она бы и не смогла, все ещё цепляясь за реальность двумя руками, чтобы вдруг внезапно ее не унесло. Но, к счастью, перчатка засветилась синим на какую-то долю секунды и снова стала обычным, ничем непримечательным обьектом для зачарования.

Чистая, - подытожила она самой себе, положив на стол палочку рядом со все тем же «позором».

- Но есть же разница, между «ломать голову и тратить ночи на высчитывание формул», а другое - списывать готовое. Флитвик нас не этому учил. Во взрослой жизни ты так точно карьеру и отношения не спишешь. Иногда нужно просто признать, что не можешь с чем-то справиться, нежели обманывать и подделывать. Оставим это тем, у кого есть талант. - Закончила шептать Энди и снова посмотрела в сторону слизеринцев. Нет, все эти навязанные историей Хогвартса стереотипы были чужды ей, да и она сама не была уверена, что шляпа отправила ее куда надо. Лучше бы вовсе послала домой в Риверсайд.

- Слушай, просто сосредоточься и все, это всего-то перчатка. - Кивнула она Брэдли, поспешно убирая волосы за уши, как если бы начинала нервничать. Только вот не «если бы», потому что тревожность шаг за шагом подкрадывалась, и ладони Кегворт сделались влажными и тёплыми. Она уже несколько раз вытерла их об плотную ткань юбки, снова напомнила себе, что окружена Фарли и Брэдли, а значит есть шанс на выживание в случае чего.

В случае чего?

Как только Мидхерст внезапно поднимается, то у Энди резко схватывает в животе совсем дурное предчувствие, а ее глаза становятся размером с горсть галлеонов.

- Совсем одурел что ли? - Уже шепчет сама себе, переводя взгляд то на профессора, то на Годфри.

[nick]Andrea Kegeorth[/nick][status]rebel leader [/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/594927.gif[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.ru/viewtopic.php?id=2104" target="_blank">Андреа Кегворт</a></b>, 17 лет[/pers][info]Рейвенкло, 6 курс[/info]

Отредактировано Andrea Kegworth (28.08.21 21:49)

+10


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Library » 29.04.96. Урок Заклинаний, шестой курс [с]