Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 28.04.96. Пир во время тирании


28.04.96. Пир во время тирании

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/616728.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/730208.png https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/657249.gif
https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/583090.png https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/189955.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/707473.png

Alannis Hanley // Andrea Kegworth // Alistair Bradley
April 28, Black Lake

На столе в гостиной смятый листок розовой бумаги, на котором едва различимыми чернилами выведены слова:

если не вернёмся до отбоя,
то нас съел кальмар
и это не шутка
Энди & Элли

[nick]Andrea Kegeorth[/nick][status]rebel leader [/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/594927.gif[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.ru/viewtopic.php?id=2104" target="_blank">Андреа Кегворт</a></b>, 17 лет[/pers][info]Рейвенкло, 6 курс[/info]

Отредактировано Sophie Fawcett (06.09.21 13:01)

+1

2

Вечерний воздух все ещё не думал прогреваться, хотя уже заканчивался апрель. Каждый раз, когда занавески вздымались от потоков ветра, по телу пробегала мелкая дрожь, а страницы книги то и дело сами собой перелистывались. Элль вспорхнула с кровати, подбежав к окну, и закрывая старые тяжёлые ставни рейвенкловских спален. Шестой курс уже выходил на финишную прямую, последний семестр и начинался седьмой курс - подготовка к экзаменам и взрослой жизни. Только от одной этой мысли передергивало, что скоро уже закончится беззаботная жизнь, хотя и сейчас она такой не казалась. Особенно при условии, что в школе стали намного строже новые порядки, которые так любила устанавливать эта жаба в рыжем обличии.

— Энди-и-и. — Девушка тянет хитро имя соседки. Сегодня был тот самый необычный день, когда идея повеселиться пришла в голову Элль. Обычно в ее голову приходят идеи типа вместе сходить в библиотеку и подготовиться к контрольной. — У меня есть идея.

«У меня есть идея» - стандартная фраза перед важными работами, когда девочки решали, как написать их все вместе и не спалиться. Но сейчас было другое. Элль подошла к своему шкафу и достала оттуда свёрток с интересным напитком, одним из личной коллекции старика Хенли - дедушки Элль - который постоянно задаривал своих внучат такими презентами. Огневиски были личным достоянием семьи Хенли, которое они берегли и которым гордились.

— Уже неделя, как новый директор у должности, а мы ещё это не отметили даже. — Что именно ей взбрело в голову даже сама девушка ответить не может. Просто захотелось нажиться проблемами на пятую точку, да и время такое, что веселиться начинает хотеться даже самым заядлым ботаникам.— Дедушка на каникулах в тайне от родителей подарил, вот решила взять с собой. Будешь?

Хенли любила посиделки с подругами, в тайне, даже сильнее, чем занятия дуэльного клуба. А с Энди они жили вместе с первого курса, общались примерно тоже с первого, поэтому такие вечера для них были привычным и весёлым делом. Сейчас ей действительно сильно этого не хватало.

— Предлагаю нарушить пару-тройку декретов нашей розовой катастрофы.

+2

3

По воскресеньям у Энди две заботы: утренняя тренировка по Скиттлзу и попытка привести свои эссе в надлежащий вид, а значит, что где-то переписать формулы из черновой тетради на пергаменты, где-то скатать целый параграф учебника, пока рука не начнёт отваливаться - у Амбридж талант к различного рода пыткам. Не так давно Кегворт сдала Флитвику идеально списанную работу, даже местами скопировала почерк Брэдли, неосознанно, конечно, и теперь каждый день загонялась, что получит завтра на занятии. Хорошо, если декан просто промолчит. В худшем случае - ещё одна отработка. Самый ужасный вариант - если отработка совпадёт с походом в Хогсмид или тренировкой в среду (О’Брайен ее убьёт в очередной раз, воскресит, а потом снова убьёт).

Так полдня она и провела: валяясь на толстом ковре в центре спальни, похороненная под стопками работ, периодически отвлекаясь на Набокова, которого стоило бы трансфигурировать обратно в помаду, пока не нагрянул Старший Брат* и не тыкнул ее лицом в декрет о запрете маггловской литературы. Старший Брат следит, но следит плохо, иначе как объяснить забитую помадами одного оттенка тумбочку.

Набоков же ведёт себя хорошо, как и положено  русскому: лежит себе тихо рядом с Кегворт и практически не высовывается, припрятанный между страниц толстой энциклопедии по лекарственным растениям Европы. И пускай Владимира Владимировича Кегворт уважает, но от его «Приглашение на казнь» веет скомканной экзистенциальщиной, от которой Энди чуть было не засыпает, утыкаясь носом в пыльные страницы.

Не засыпает, потому что вздрагивает от голоса соседки, поднимает уставшие глаза и вещает загробным голосом:

- Comme un fou se croit dieu nous nous croyons mortels. Как безумец полагает, что он Бог, так мы полагаем, что мы смертны. - Все, что запомнила Кегворт из прочитанного перед тем, как попытаться отключиться. - Надо записать что ли. - В воздух поднимается с дюжину листов, исписанных всякой ерундовиной, которые все равно затеряются, или по ошибке будут отправлены в мусорку. Потому Энди листает книгу обратно на начало первой главы и выводит в черновой тетради по Заклинаниям строчки, завитушачьим почерком и по диагонали, чтобы не перечеркивать формулы. - Отметили? - Все-таки завершает свои ботанские делишки Кегворт и возвращается в реальность. - Вообще это идея, подруга. Тем более если речь идёт о вашем фирменном. Только предлагаю делать это не здесь, потому что у меня такое чувство, что псы нашей катастрофы пасут нашу спальню уже неделю, будто знают, что я тут прячу. - Она ткнула кончиком волшебной палочки в Набокова и трансфигурировала обратно в помаду. - Так лучше... может пойдём прогуляемся? Только на бутылку тоже не мешало бы надеть камуфляж. Или перелить во что-то более невзрачное.

Вообще идея была достаточно вкусной - Амбридж у власти угнетала и развлекала одновременно. И чем больше декретов сочиняла ее не больно и дурная голова, тем интереснее было их нарушать: прятаться в темных коридорах с Флитом, напрочь забывая об установленной законом дистанции, скрывать контрабанду в лице русских и американских писателей. Только приходилось везде и всегда таскаться в школьной форме, но и здесь Кегворт ухищрялась показать системе своё «против», укорачивая юбку, надевая чулки подлиннее, а иногда даже рисковала с красной помадой. Было смешно наблюдать, как пунцовые щёки директрисы раздуваются вслед за ноздрями.

Сейчас она тоже долго не думает и надевает обратно школьную форму, без которой запрещено передвигаться по замку.

[nick]Andrea Kegeorth[/nick][status]rebel leader [/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/594927.gif[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.ru/viewtopic.php?id=2104" target="_blank">Андреа Кегворт</a></b>, 17 лет[/pers][info]Рейвенкло, 6 курс[/info]

*отсылка к роману Оруэлла «1984» и метафора на Амбриджский режим

Отредактировано Sophie Fawcett (06.09.21 13:01)

+2

4

Знаете, как и на какой почве сдружились Элль и Энди одному Мерлину известно, ведь  по ним тяжело сказать, что эти двое могут проводить столько времени вместе. Вроде и такие разные, а с другой стороны и очень похожи, все-таки не ошибается шляпа, отправляя детей по факультетам, есть в каждом, закономерности в характерах найти можно. Ну а с Энди, как они познакомились в первый день в спальне, так и зародилось между ними это что-то странное. Высокомерный взгляд, все же, у них был один на двоих, слишком уж они хорошо его делали, когда рядом шныряли какие-то младшекурсники или бесящие старшекурсники.

— Все чистейшей фирмы. — Улыбается, изображая из себя профессионального сомелье, рассматривая потертую этикетку на изысканной бутылке. — Личные запасы моего прекрасного дедушки, который считает, что к великому надо приучать с детства. По чуть-чуть, но с детства. Он, кстати, тебе привет передавал.

Шутки про дедушку были уже привычными в этой компании, он тут местная знаменитость, скажем так. Об Энди он слышал из рассказов своей внучки, да и пару раз видел ее лично, когда Элль приглашу подругу к себе погостить. В отличие от строгих родителей, дедушка отличался своей лояльностью и чудаковатостью. Настолько чудаковатостью, что даже бабушка-маг променяла его когда-то на маггла, однако этот союз продлился не более месяца и ничего не привнёс в жизнь женщины, кроме переезда в маггловский городочек.

— Да, тут ты права. Мало ли, кто из подручных крысок захочет проверить наши спальни. Начнут ещё ночью заходить и смотреть на то, как мы спим. Извращенцы. — Тут уже магия была не нужна, девушка просто скомкала одеяло и пару пледиков, подложила подушку - оп, и готово. Элль быстро потушила свой светильник, и стоило потушить остальные источники света, как перестало бы быть понятно , что в кровати нет студентки.

Если Элль обожала заклинания и знала больше, чем надо ей знать в ее возрасте, то гением трансгрессии по праву была Энди. Ее изворотливость, чтобы прятать как можно больше маггловской литературы и всякой «запрещенки» амбриджского режима просто поражала и заставляла постоянно удивляться. Стоит вспомнить один только тот случай, когда подруга попросила Элль подать ее помаду, и найти среди завороженных романов реальную помаду было очень сложно.

— Я не такой гений трансгрессии, как ты, так что воспользуюсь старым методом. — Девушка достала из своего шкафа бутылку для воды, с которой обычно та сидела на занятиях. — Как трансгрессировать виски в чай, и потом обратно? А хотя ладно, не дам просто нюхать, а так и на чай похоже.

Второпях накидывает на себя школьную форму, ибо из гостиной выходить можно только в этом. Очередные тупые правила нового Директора, как и все ее декреты - полная чушь. Но, к слову, Элль чаще всего слушалась этих декретов, в душе боясь накосячить. Так и сейчас ей было как-то не по себе от своей же идеи, но уже слишком сильно надоели эти все порядки.

— Можно к теплицам пойти... — Она потушила весь свет в комнате, перед их выходом из неё. — Правда там явно сегодня... кхм... весело кому-то. Помешаем ещё.

Девушка открывает свою бутылку, делая первый глоток. Жмурится и выдыхает, протягивая бутылку с горячительным фирменным напитком подруге.

— Чтобы было весело. — Улыбается и невинно пожимает плечами, поднимая одну ручку вверх — в путь!

+2

5

- Ой, и ему от меня привет! - Выглядывает Энди из-за ширмы, натягивая плотные чулки. Галстук от формы она небрежно засовывает в карман мантии, а вместо туфель зашнуровывает белые кеды, на случай, если придётся бегать от старост или дружинников, которых в ее фантазии возглавляет сам генералиссимус или завхозиссимус Филч.

А вообще дедуля у Элль ещё тот кадр, общаться с которым можно весь вечер под стакан отборного фирменного, травить шутеечки-самосмеючки и проснуться утром с кристально чистым сознанием после продолжительного выпивона. И все-таки стоило придерживаться этого порядка, но Кегворт самолично решает испортить себе завтрашний день, доставая из сумки фляжку с настойкой и пряча в карман с галстуком, потому что огневиски - это хорошо, но когда заканчивается - уже плохо.

Наконец одевшись, она наблюдает за манипуляциями подруги с постельным бельём, вспоминая, как точно также поступала с матерью, когда Клэр и Моника звали на вечеринки. Хорошо, что есть такие вещи, которые не меняются, даже здесь, тогда почему от одной мысли о подругах становится так тоскливо?

Подруги детства, которые всегда были рядом, во всем подставляя свои надежные плечи и ухищряясь сглаживать острые углы в любых ситуациях. Энди помнит, как сейчас, лежащую в госпитале Монику, которой только сделали операцию. Помнит, как за несколько часов до этого разжимала ее крепкие пальцы, вцепившиеся в ободок грязной раковины в клубе, по которой были рассыпаны таблетки.

Были вещи, которые хотелось забыть, стереть из памяти Обливиэйтом.

Здесь, в Хогвартсе, у Энди были другие подруги, не менее близкие, но определённо «другие». Они не делали поддельных прав и не рассекали на бешенной скорости по Лондону на красном Фольце.

Делия все ещё в гостиной что ли? Или на отработке? - Мысленно удивляется она, посмотрев на пустую кровать кузины. Все-таки Джиффорд стоило предупредить, а лучше взять с собой.

- Да уж. В теплицах всегда кому-то весело. - Невесело замечает Энди, потому что хотела бы оказаться именно там - она уже так-то все спраутовские грядки выучила, где и под каким кустом что прячут остальные студенты. Сама не так давно распивала там холденовский ром. - А давай начнём где-нибудь ещё, а потом пойдём в теплицы, вдруг свои отрываются?

«Своих» у Энди было много, но практически все с шестого курса, за исключением Джейсона и Герберта. С младшими как-то найти общий язык не удавалось, потому что рейвенкловка больше чувствовала себя старшей сестрой, такой, флегматичной и все разрешающей, какой не была для них ни одна староста.

И странно, что самих старост они не нашли в гостиной, как и Джиффорд, потому решили оставить записку на их фирменной бумаге - розовом стикере с золотой «R» в уголке. Долго решали, что бы такого замудренного и смешного написать, но остановились на банальном «про кальмара», после чего, крадучись, посмешили покинуть башню факультета. И какого-то очень темного драккла они выбрали дорогу к Озеру.

[nick]Andrea Kegeorth[/nick][status]rebel leader [/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/594927.gif[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.ru/viewtopic.php?id=2104" target="_blank">Андреа Кегворт</a></b>, 17 лет[/pers][info]Рейвенкло, 6 курс[/info]

Отредактировано Sophie Fawcett (06.09.21 13:01)

+1

6

— Кто увидит эту записку - точно поймёт, что мы обе свихнулись окончательно. — Девушка посмеивается, вглядываясь в то, что пишет Энди на записке

Веселье для девушек было уже не впервой, порой их пятые точки попадали в те ещё передряги, из которых их приходилось силой вытаскивать, но увы, это девочек никогда не останавливало, ни о каком жизненном опыте речи и не шло - девочки продолжали встревать в передряги.

Теперь рейвенкловка аккуратно пробирается сквозь заросли, отовсюду торчащие корни старых деревьев и прошлогоднюю пожухлую листву. Уже было очень темно, поэтому напороться на торчащий корень было очень легко, а падать прямиком в грязь, или ломать себе ноги, вообще не хотелось. Элль плутала по маленькому сухому закутку почти у воды, пытаясь подыскать им место для веселья, однако идти после проливных дождей на озеро было не самой лучшей их идеей, но куда уже деваться, идея - есть идея. Наконец-то такое место было найдено, и Элль спокойно уселась на сухую листву, приглашая Энди сесть рядом.

— За твоё здоровье и здравый рассудок во времена правления тирана! — Элль поднимает бутылку вверх, улыбается, а потом делает ещё один глоток. Напиток не зря называется горящим, он обжигает горло, на секунду становится тяжело дышать. А потом виски ударяют в голову, по телу разливается тепло. — Что-то уже жарковато стало.

Элль расстегивает свою мантию, в этот же момент из кармана выпадает злополучный рейвенкловский галстук, который сначала та наматывает на ладонь, а после вообще завязывает на голову, как старую бандану, найденную в доме у бабушки. Если раньше Элль гордилась формой Хогвартса, хотела ее носить, то теперь этот режим, установленный, прости Мерлин, Новым директором - отбивал вообще все желание даже находиться в школе Магии.

Прошло не больше получаса, а может и больше - Элль не засекала, сколько времени они тут сидят, но за веселыми разговорами и алкоголем время шло очень быстро.так всегда было с подругами. Пол бутылки точно уже было выпито юными волшебницами, «взрослый» и крепкий алкоголь сильно давал в голову и подстрекал на странные разговоры.

— Не хватает только контрабандного рома Лэдбери. — Смеётся та, пьяно закидывая голову назад, изучая звездное небо. Оно всегда красиво, когда смотришь на него вне стен заточения в Хогвартсе. — Из каких только мест он его доставал. А та старушка - просто кошмар какая доставучая.

Ещё раз отпивает из бутылки, немного жмурится от тепла, которое разливается по всему телу. Хотя уже конец апреля, но на улице ещё было сильно холодно. Однако сейчас Элль просто умирала от внутренней жары - такой уж был эффект у знаменитых огневиски. Мантия окончательно оказалась на листве, а девушка пьяно упала на неё.

— Жарко как-то стало. — Элль выдыхает, а потом протягивает. — О-о-очень.

+2

7

Наверное, в том, что Энди надела мантию, были и свои плюсы - как бы она смотрелась с расцарапанными от всех этих зарослей руками? Однажды над ней уже смеялись, когда Берлиоз, кот Корделии, оставил ей царапину на лице в духе Аль Пачино. Благо, не все в школе разбираются в кинематографе, а значит кегвортское «лицо со шрамом» не стало таким значимым событием.

Ещё удивительным было то, что они дошли до озера, никого не повстречав: ни дружинников, ни старост, ни вечно тусующегося по ночам Филча. Никого. В какой-то момент Энди даже стало скучно - нарваться на отработки сейчас и смотреть, как испепеляет ее за это Харви, стоило мытья зубной щёткой полов в Трофейной комнате.

Наконец то, зачем они пришли, было исполнено - Кегворт кривится, но признаёт, что качество, откашливается и грешит, заедая мармеладными червяками, которые притащила с собой. Пожалуй, это намного лучше, чем лежать в спальне, зарывшись в конспекты. Только вот с Элль всегда выясняется всякая чертовщина:

- Чего? - Кегворт давится и выплёвывает пожёванного червяка себе на коленки. - Чей ром? Холдена что ли? - Хотя чему она удивляется, если все они однокурсники? - А ты откуда про ром знаешь?

Так-то Энди может назвать четверых людей, которые этот ром вместе с ней принимали в теплицах, добавив по капле оборотного Зелья, припасенного Адой. Просто развлекались. Просто решили побыть немного Джейсонами. Вот был ром, и вот его не стало.

- А из каких мест доставал? - Выкатила глаза Кегворт, пытаясь параллельно угадать, о какой старушке идёт речь, но что-то совсем туго. - Зная моего кузена, то он доставал его у кого-то в Лютном.

Прошлое лето Холден слишком много зависал у ее отца, помогая и выполняя мелкую работенку, какую делала Кегворт в десять лет. Но кузену нравилось, и он даже за неё получал несколько монет в день, чему был несказанно рад, как сам признавался. Ничего плохого нет в том, что хочешь быть самостоятельным и независимым от родителей. Энди бы тоже хотела, но получала достаточно свободы как от матери, так и от отца. Возможно, всему причиной было то, что они так и не поженились, а Энди металась между ними двумя, долго не задерживаясь на месте.

Чересчур много свободы… но Марина старалась быть хорошей матерью, оберегала от внешнего зла, как умела. Без запретов, но с наглядными примерами, к чему может привести та, или иная зависимость. Может поэтому Кегворт и не пересекала черту? По крайней мере, она старалась не подводить родителей.

И если их все же сегодня поймают, а быть может даже исключат за неподобающее поведение, то хотя бы они будут живы, а разве не это главное?

- Надо Холди попросить достать вишнёвый табак. - Из кармана в этот раз выныривает пачка из-под маггловских сигарет с самокрутками внутри. Энди подкуривает от волшебной палочки и достаёт ещё фляжку с настойкой, помещая между собой и Хенли. - Это на случай, если совсем будет грустно.

[nick]Andrea Kegeorth[/nick][status]rebel leader [/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/594927.gif[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.ru/viewtopic.php?id=2104" target="_blank">Андреа Кегворт</a></b>, 17 лет[/pers][info]Рейвенкло, 6 курс[/info]

Отредактировано Sophie Fawcett (06.09.21 13:01)

+2

8

Кажется, после алкоголя у Элль слишком сильно развязывался язык. Слишком.

— Он меня в том году подбил пойти с ним забирать этот ром. — Девушка выпаливает это быстро, не смотря на подругу, словно говорит простую истину.

Холден Лэдбери был чёрным следом на сердечке Элль. Нет, это не было болезненной раной, из-за которой девушке было положено не спать ночами и горевать, совсем нет - это было просто чёрное пятно. Прошло уже почти пол года, как они действительно нормально разговаривали, а злость на него все ещё не прошла. Последняя ссора была слишком сильной, каждый сказал слишком многое, что следовало бы держать за зубами.

— Возможно... — Элль тянет, нервно сглатывая, а после делает небольшой обжигающий глоток. — Возможно я забыла упомянуть, что мы с Холденом немного... немного встречались.

Виновато посматривает на свою подругу. Она все порывалась ей рассказать о происходящем, особенно в ноябре после расставания, однако у Энди и так было слишком много жизненных драм, что перезагружать ее ещё и своими проблемами совсем не было желания. Сейчас же Хенли винит себя, что не рассказала ей ранее, и признаётся себе, что сильно боялась осуждения со стороны подруги. Ну что ж, сейчас тоже на него нарвалась явно.

— Мы расстались в ноябре. Хотя я не знаю, даже можно ли это было назвать отношениями. — После нескольких минут молчания говорит та. Девушка действительно до сих пор для себя не определила, что это вообще было такое, зачем она вообще с ним связалась. — Как-то так, кхм....

Алкоголь брал постепенно - в этом было наслаждение от изысканных огневиски. Постепенно разум затуманивался, а с каждым выпитым глотком приятная пелена все сильнее окутывала юную волшебницу. Элль никогда не была идеальной, какой ее хотели видеть все родные, и чем сильнее на неё давили этим - тем ярче она бунтовала против родительских ограничений. Девушка всерьёз думает, что влюбленность в Холдена вызвана не какими-то чувствами, а лишь желанием насолить семье, которая излишне лезет в ее жизнь. Может быть это действительно так, а может быть и нет, ведь она все равно продолжает испепелять взглядом этого слизеринца.

— Кхм, но сейчас все хорошо. Ну в смысле у меня, — Откашливается, пытаясь перевести тему разговора. — Ты давно ничего не говорила ни про Флита, ни про Харви.

Они не так часто обсуждали мальчиков, скорее это была одна из последних тем для обсуждения. Но девочки растут, проблем становится больше, что жить наедине с ними, тянуть на своей спине их груз, слишком уж глупо. Элль выдохнула, опять запрокинув голову. Ей нравилось сидеть со спутанным сознанием, в тепле, хотя на улице и было холодно, и рядом с подругой, с человеком, с которой ей было действительно очень уютно, даже тут, на берегу озера ночью.

— Кто бы мог подумать шесть лет назад, когда мы только заселились в спальни и познакомились, что сейчас мы будем сидеть на берегу озёра и пить огневиски. — Она улыбается делая ещё один глоток. Тогда маленькая девочка думала только о том, как будет хорошо учиться и радовать родителей. А теперь,кажется , бутылка даже не думает кончаться. — Помню, что я первый раз притащила в Хогвартс бутылку перед святочным балом. Нет-нет, это было после первой репетиции. Я тогда ещё сидела и жаловалась, что меня никто не пригласил.

Элль резко вскакивает и начинает вальсировать, вспоминая, какой именно танец они так долго репетировали. Танцевать девушка, естественно, умела, однако почти допитая бутылка огневиски даёт своё - ноги то и дело путаются, лезут друг под друга, а ещё и торчащие отовсюду корни деревьев, под градусом совсем не заметные для танцора. Лучшая танцплощадка!

— Какой светский пьяный вечер без танцев?

+2

9

Все это было так… странно. Странно слышать от кого-то о Холдене. А главное - от Хенли. Энди делала короткие затяжки и качала головой, не веря в то, что слышит, как когда-то также вещали ей за Мунина и его нелегкую судьбу - контрабандисты везли его со Скандинавии, пряча под несколькими тяжелыми куртками, покрывавшими клетку, стальные прутья которой были зачарованы и били птицу током, как только она начинала шуметь. А с тех пор, как Мунин попал к Энди, все изменилось. Она и сама иногда завидовала его теперешней свободе, чувствуя, как задыхается от школы, от отношений с близкими и друзьями.

Но Мунин - не просто ворон. Иногда Энди чудится, будто бы птица знает больше, чем она сама, все понимает и видит наперёд. Но, то что он устроил перед прошлым матчем в марте невозможно объяснить - Кегворт до сих пор периодически чувствовала фантомные боли, вонзающиеся в кожу когти, но что терзало ее ещё больше, так это необъяснимое чувство стыда от того, как на неё с Холденом смотрел Флит. С каким вызовом и ревностью.

- Прям подбил? Зная Холдена, это должен был быть какой-то совершенно нелепый подкат. - Но кузена своего она все равно терпит и мирится с недостатками, потому что семья, а семью, как известно, не выбирают. - Встречались. - Повторяет за подругой Энди, будто пробуя, как звучит это слово ее собственным голосом. Иногда некоторым вещам лучше оставаться неизвестными…

Свобода Холдена в некоторой степени ограничивалась только его родителями, но никак не Энди, потому он волен был делать все, что заблагорассудится, пока это не нарушало общественный порядок. Только вот он все больше начал зависать с барыгами из Лютного, и плевать, что среди них таскались маменькины сынки по типу Стэнли, но главный над ними - Сухой - все ещё оставался опасным гоблином, даже когда проигрывал Кегворт в покер. Уличи он ее тогда, то девчонку нашли бы только через месяц в какой-нибудь сточной канаве или канализации. По частям.

Холден играл с огнём. И его отношения, пускай и бывшие, с Аланнис были наименьшим риском. Только вот кое-что Энди все ещё не понимала:

- Прости, но у меня только один вопрос: что ты вообще в нем нашла? В Холдене? - Не то, чтобы вкусы на мужчин у соседки были специфичные, но за столько лет дружбы Андреа научилась что-то в них понимать и видеть общее, и Ледбэри уж никак не вписывался в излюбленный Хенли пандемониум.

Встречный вопрос подруги Кегворт старательно игнорирует. Затягивается после большого глотка, стараясь прожечь себе горло, чтобы никогда больше ничего не говорить. Если очень постараться, то с сигаретой и огневиски можно устроить незабываемое файер-шоу.

Сам по себе новый вопрос соседки заставляет поперхнуться табачным дымом, который Энди отмахивает от себя, силясь понять, как так в одном предложении подруга смогла обьединить Флита и О’Брайена. Это какая-то особенная магия что ли? И при чем тут вообще Харви? Но говорить об этих двоих сейчас хочется меньше всего. Потому Энди все ещё молчит.

- Но потом все-таки пригласили. - Нисколько не удивляется Кегворт, поднимаясь вслед за подругой. - Мерлин, Флит так нервничал на балу, что мне хотелось увести его подальше в теплицы. Странно, что после этого мы не сразу начали встречаться.

Пускай и позже, но начали, потому что общая утрата и скорбь их объединила. Их всегда объединял Седрик. А когда его не стало, то потребность восполнить эту зияющую дыру в душе стала первоочередной. Потому в последнее время Энди все больше думала о том, как бы все обернулось, если бы только Диггори выжил. Встречалась бы она с Гербертом? Или же просто оставались хорошими друзьями…

Энди подходит к вальсирующей Хенли и ловит ту одной рукой за ладонь, а другой за талию, ведя в противоположную от озера сторону, как ей кажется, более безопасную, но и там они находят приключения - спотыкаясь о какой-то выросший внезапно булыжник.

- Черт. - В темноте плохо видно, но пальцами Энди ощущает вязкую кровь, растекающуюся по коленке. - Не, сегодня я не танцор. Надо смыть эту жижу срочно. - Говорит она и сбрасывает с себя мантию, пытается содрать и галстук, но пальцы плохо слушаются. - Ты это… пойдёшь со мной? Ну просто коленку надо в воду и все такое. - Подобрать слова теперь кажется невыполнимой миссией, с которой она справляется настолько плохо, что даже разобрать, что она себе бубнит под нос, ещё надо постараться.

[nick]Andrea Kegeorth[/nick][status]rebel leader [/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/594927.gif[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.ru/viewtopic.php?id=2104" target="_blank">Андреа Кегворт</a></b>, 17 лет[/pers][info]Рейвенкло, 6 курс[/info]

Отредактировано Sophie Fawcett (06.09.21 13:02)

+2

10

— Э-э-й. — Тянет та, нелепо поддерживая щеки ладонями, словно они вот-то упадут вместе с головой на сырую землю. Она ухмыляется от вопроса подруги, сама не понимая, что вызвало такую ухмылку. — Задай вопрос попроще.

Говорить про Холдена было не самым приятным занятием, даже когда в организме был конкретный передоз от алкоголя. Элль прикусывает губу, так как в голову лезет слишком уж много ненужных сейчас воспоминании. И, к слову, лезут не самые лучшие моменты, и начинают звучать его слова, сказанные так спокойно. Бр-р. Думать об этом явно сейчас было не самой лучшей идеей.

Вальсировать с Энди было весело. Казалось, что их смех был слышен на территории всего самопровозглашенного «студенческого пляжа”, и девушкам было абсолютно все равно на то, что происходило вокруг. Настолько все равно, что они совершенно не заметили большой камень, выпирающий из земли. Энди споткнулась и упала, потащив за собой Элль, только вот второй повезло больше - упала в старые листья.

— Ты как? — Спрашивает та, пытаясь достать из рыжих волос листву, хотя это достаточно сложно, учитывая, что концентрировать своё внимание стало задачей не из легких. Потом девушка поворачивает голову к подруге, словно изучая ее рану. — Вот черт, дело не очень.

Элль смотрит на подругу, которая намеревается зайти в воду, чтобы смыть кровь с ноги. Идея совсем не кажется бредовой, несмотря на то, что на улице холодно, да и озеро тоже ещё явно ледяное. Кровь то горячая, молодая и бездумная, а от огневиски - ещё горячее. Что же, идти в воду в форме - глупая затея, даже на самую пьяную голову. Девушка смотрит за подругой, которая еле справляется с злополучным галстуком. Тут то Элль вспоминает, что ее галстук все ещё где-то валяется в месте, где они упали. Неуклюже поворачивается, параллельно пытаясь не упасть от резкого поворота, и осматривается в поисках заветного галстука. Благо, найти его было не так сложно.

Стоило отвлечься на пару, как ей казалось, минут, как Энди уже собиралась лезть в воду, разобравшись со своим галстуком.

— Стой-стой…— Пытается собрать мысли в кулак, чтобы ее слова звучали чётче. — Если мы войдём в форме, то… то… то она испортится. А другие же мы в прачечную отдали… вчера. Жаба нас завтра задушит с ее крысиной бандой.

Элль начинает расстегивать блузку, воюя с пуговицами. Казалось бы, эта ситуация должна смущать, но чего смущаться, если они тут только вдвоём. Да и живут они вместе уже почти шесть лет, так что в нижнем то белье видели друг друга миллион раз.

— А это весело. — Произносит та, заходя в воду. — Хотя бы не жарко

+2

11

Следом за мантией летит с трудом развязанный галстук, который Энди снова прячет в карман к палочке, чтобы не потерять. Можно потерять совесть и чувство стыда, но потерять галстук - это другое.

Коленка продолжает кровоточить, а рейвенкловка начинает чувствовать тот самый запах крови, который преследует ее в кошмарах уже несколько ночей после оторванной руки на трансгрессии. Запахи во сне - это отдельная истерия с мутными флешбэками на бэкграунде.

Но пока Энди тормозит перед заплывом, стягивая кеды и чулки, вытаскивает фляжку и плескает своё пойло на рану, сдерживая все нецензурные реплики, рождаемые в ее голове с завидной скоростью, сама делает пару глотков для храбрости, зная наверняка, что настойку полыни с огневиски не мешают.

[nick]Andrea Kegeorth[/nick][status]rebel leader [/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/594927.gif[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.ru/viewtopic.php?id=2104" target="_blank">Андреа Кегворт</a></b>, 17 лет[/pers][info]Рейвенкло, 6 курс[/info]

- Не ну а чо, - разговаривает сама с собой, наконец расстёгивая блузку, - ради эксперимента, дабы подтвердить теорию практикой, можно и смешать, учитывая все риски, можно даже ещё покурить.

Но пачку она не находит, даже загорается идеей подсветить себе люмосом, но и она вытекает из мозгов также быстро, как зародилась.

- Совестно? Очень совестно. - Обращается она скорее к большому пальцу на левой ноге, чем к кому-то одушевлённому. - Но что я могу поделать со всем этим дерьмом?

Вообще удивительно, что Кегворт ещё зелёная фея не почудилась, потому что в ее фляжке было ни что иное как абсент, который она примешала к уже стукнувшим по голове огневиски. Фей не было, зато был бескрайний океан, волнительный и такой манящий своими тёплыми водами, что Энди просто начала плыть. Головой. А потом ее тело будто бы подорвало с места и она кинулась в его объятия, как когда-то на побережье Исландии, засыпанном чёрным песком, как во Флоренции после двух бутылок красного на пару со своим учителем и его подружками-натурщицами. Сейчас Энди видела перед собой тот самый океан, который чудился ей во снах, чудился каждое лето, в который она погружалась с головой, а вода просто накрывает, затягивает на глубину.

Отредактировано Sophie Fawcett (06.09.21 13:02)

+2

12

- Кто-нибудь видел мою девочку? - растерянно спрашивает Алистер, спускаясь в гостиную после того, как провел воскресенье за стопкой конспектов и домашних заданий. Вместе со сменой режима сдвинулись приоритеты в обучении юных волшебников - с практических навыков на сухие пески теории. Чего стоит Флитвик, который бросил своих студентов в океан, полный акул. Причём акулы были бы благосклоннее, чем задание их драгоценного декана. Ал, конечно, провёл много времени над расчетами и подошёл к вопросу со свойственной ему скрупулезностью, но всё равно неохотно дал списать свое произведение искусства Энди. Не по причине жадности, ведь он-то всегда помогал однокурсникам, а из-за неуверенности в правильности выполнения задания. Будет крайне неловко, если подруга получит плохую оценку по его вине. - Как след простыл.

Брэдли вычитал в одной из точно не поощряемых их новой директрисой книге занимательное заклинание, которое Элль бы оценила и, зная её, тут же бы предложила опробовать в деле в одном из старых кабинетов. Она в магии хороша и уже бывало помогала парню освоить то или иное заклинание. Они не виделись с самого завтрака, и Алистер рассчитывал провести вечер вместе, но, кажется, планы у них разнились.

Из гостиной студенты вяло разбредаются по комнатам, готовясь к предстоящей учебной неделе среди уймы ограничений и в объятиях декретов. Алистер перепрыгивает через спинку дивана, чтобы растянуться на освободившемся месте, когда на глаза попадается “фирменная” записка. Он знает, кому принадлежат эти розовые стикеры, служащие тайным знаком. Беглым взглядом парень скользит по знакомому с первых курсов почерку и обеспокоенно выдыхает, сжимая записку во внезапно вспотевшей ладони в комок, дабы никто иной не вычитал явный компромат. На Рейвенкло тоже есть свои крысы.

Часы неумолимо приближаются к отбою, а две важные девочки, явно решившие заработать побольше проблем на свои юные головы, не стремятся возвращаться в безопасные рейвенкловские покои. Про кальмаров им, видите ли, шутить вздумалось. Ничего нового, конечно, и Ал бы удивился, поменяйся с режимом Амбридж что-то в их компании, но курочка-наседка внутри него не может не беспокоиться о близких ему людях. С Энди он уже вечность плечом к плечу, Хенли - появилась недавно, но за обеих он готов отдать голову под плаху дружинников во главе с розовой жабой.

- Они издеваются,  - отчаянно взмахивает руками Брэдли, когда раздаётся колокол. Малой рейвенкловец сонными глазами в удивлении таращится на разговоры с самим с собой от шестикурсника. - Псс, ириску? Беги спать, а то завтра будешь носом клевать.

Алистер подталкивает пацанёнка рефлексом старшего брата к спальням, даже целует в темечко, а сам, убедившись, что нет свидетелей, выбирается из гостиной. Сердце решает устроить барабанную дробь. Он отчаянный, но без фанатизма. Брэдли из тех, кто не распивает огневиски в теплицах, а стоит на шухере, пока ребята пьянеют, чтобы потом помогать добраться до факультетских общежитий. Комплекс супергероя он впитал вместо материнского молока.

Особенность выросших в соприкосновении с миром магглов в том, что они знают чуточку больше о развлечениях с пометкой 18 плюс, и это далеко не только спиртное. Сам Брэдли ни разу не пробовал алкоголь. Не потому, что весь такой из себя правильный маменькин сыночек или ханжа, а потому, что видал достаточно пьяных взрослых физиономий, вытирал чужую рвоту с губ, снимал грязную обувь на кровати. Брэдли хочет стать для младших антагонистом их родителей и примером для подражания, а не еще одним билетом в разврат и грязь.

Благо до Большого озера - с кальмарами всё ясно, и это точно не отсылка к морепродуктам - ему никто не попадается на пути, словно вся школа затаилась хищниками в кустах, готовясь к очередному нападению. Затишье перед бурей? Чуйка редко подводит Брэдли. Еще издалека он видит силуэты, заходящие в такую манящую и такую опасную воду, но кричать на все окрестности школы крайне глупо, потому парень лишь переходит на трусцу, стараясь не поздороваться носом с землей.

- Чёрт. Подери. - Он максимально лаконичен, потому что слов нужных не находится, лишь чистая маггловская нецензурщина, которой с детства окружил его любимейший отчим-алкаш, а ругаться при девочках, даже если они пьяны и безрассудны, не в правилах Алистера. - Да что же вы творите.

О своей школьной форме переживать некогда - местные ботаники помогут высушить магией. Брэдли достаточно секунд пяти, чтобы разглядеть подозрительно неприметную бутылку и сигаретную пачку, и еще секунд пять, чтобы ринуться в озеро без сомнений и страхов. Лучше он намокнет до нитки, чем кальмар или русалки решат повеселиться. 

- Элль, родная, не нужно! - парень кладёт ладонь на талию девушки, оттягивая её назад к берегу из воды. Взгляд в панике мечется между Хенли и погружающейся в глубины Кегворт, будто она желает слиться с озером. Неловкость за обнаженные девичьи тела придёт к нему позже, сейчас намного важнее спасти подруг от самих себя. - Выходи, прошу тебя, Элль. Вода ледяная, ты ведь озябнешь до дрожи. Давай на берег и одевайся. Я сплаваю за Энди, а то наш корабль идёт ко дну… ДРАККЛ.

Действительно ко дну. Только не корабль, а его подруга.
Брэдли ныряет под воду, щурясь в мутной, грязной полутьме и тянется к телу однокурсницы. Пальцы хватают лишь водоросли. Обман зрения под водой играет злую шутку, искажая расстояние между объектами. Благо тренировки не проходят даром, и сил на последний рывок хватает, чтобы обхватить девушку и всплыть вместе с ней на поверхность, хрипло дыша и плюясь. Кажется, он наглотался воды. Алистер зажимает лицо Кегворт между большим и указательным пальцем, заставляя сконцентрировать взгляд на нём.

- Энди, ты в озере. В нашем хогвартском озере, - голос звучит резче, чем ему бы хотелось, но ему намного важнее достучаться до девушки. - Очнись, дурёха. Не место для приходов, или чем вы тут баловались? Дыши и слушай мой голос. Давай, ты же сильная девочка.

+2

13

— Энди. — Тянет та, слегка покачиваясь. — Не ныряй глубоко, вода холодная, может судорога… А потом тонет...

Слова не связывались, да и просто все вокруг плыло при малейшем движении. Один неаккуратный шаг, как Элль летит в воду, так как в темноте совсем не видно подводных камней. «Драккл» - мурчание под нос, и девушка поднимается, наблюдая как с волос аккуратной струйкой стекает вода, и это ее действительно завораживает на какое-то время. Из мыслей ее буквально выдирает неожиданное тёплое прикосновение к талии. Она было даже немного взвизгнула, но потом услышала очень знакомый приятный голос.

— А-а-ал. — Расплывается в улыбке, как только видит юношу перед собой. Прижимается к нему, пытается поцеловать в щеку, правда выходит только что-то похожее на поцелуй, а потом просто обнимает рейвенкловца. Секунда - и глаза распахиваются, и девушка с удивлением смотрит на него. — Что ты тут делаешь?

Она чувствует как вода уходит из под ног, точнее ее саму начинают вытаскивать из воды. Элль делает обиженный взгляд, словно ребёнка лишили игрушки, выгнали из моря, со словами, что уже губы синие, а тот только хотел в очередной раз нырнуть на глубину. Девушка прикусывает губу, уже почти находясь на берегу, все ещё в руках у Алистера.

— А тебе как будто не нравится. — Пьяно и можно сказать, вызывающе, произносит та в ответ на указание ей одеваться.

Элль не знает, что ей руководило в тот момент, и почему она вообще это сказала, именно она, смущающаяся от даже от наивных комплиментов Бредли, сейчас говорит подобные вещи. Рейвенкловка нехотя берет в руки свою блузку, пытается ее надеть, но все тело липкое от воды и приходится силой натягивать ткань, которая мерзко облегает все тело. Сложнее - пуговицы, они все никак не хотят поддаваться пальцам в борьбе. Элль снова чувствует себя маленькой девочкой, которая никак не может научиться их застёгивать. Невзначай поворачивается в сторону озера и… Энди! В момент половина алкоголя словно улетучивается из неё - и Хенли опять входит в воду, помогая юноше поставить на ноги, откашливающуюся подругу. Благо все обошлось. А блузка теперь наполовину мокрая. А ещё все это время так и была расстегнутой.

— Кхм, не смотри.

Отворачивается от юноши в сторону своей одежды. О да, на пару секунд в голову Элль ударил здравый смысл! Теперь девушка натянула на себя юбку, надела обувь, в которой было уже слишком много песка. Все ещё не поддавались ее пальцам пуговицы, хоть эта была уже и вторая попытка.

— Да драккл!

Она ругается то ли на свои пальцы, проскальзывающие по пуговицам, то ли на сами эти маленькие пуговки, то ли на тех, кто придумал эту форму. Она просто ругается, не справляясь с элементарной вещью. Психует и просто завязывает блузку снизу, дескать и так сойдёт.

—Энди, кажется, наш пир окончен.

+2

14

Это сродни эффекту от «слез ангелов» - той самой настойки, которой Энди спаивает Тейта прошлым летом, совсем ненамеренно мешая со светлым пивом и дешевым табаком. Очередное путешествие в небытие, или к кусающим демонам, выползающим из всевозможных щелей, дабы вкусить ангельского, причаститься кровью смертной, заблудшей души. Подсвеченная неоном дева Мария в храме Риверсайда всплывает в очередной постапокалиптической драме, которую Кегворт придумывает, пока тонет в прямом смысле этого слова.

Снова. - Проносится на задворках сознания и затихает. - Если какая-то тенденция повторяется, то почему бы не довести до конца начатое? - Возражает уже самой себе Энди и ругается самыми последними словами. Все-таки куда лучше, чем разгребать нажитое дерьмо в лице двух ненавидящих друг друга парней. Она явно ошибается в уравнении, между двумя крестиками помещая нолик, который теперь никуда уходить не собирается. А самое главное - она сама не хочет, чтобы что-то менялось.

Хочет вот пойти на корм кальмару и идёт. Не хочет избавляться от присутствия О’Брайена в своей жизни, или от изнуряющих отношений с Флитом, вот теперь узнает, какова же глубина Чёрного Озера, иначе зачем это все.

Но у кого-то свои планы на неё, потому-то очередной ангел-хранитель заставляет ее снова возвращаться в мир, который успела проклясть, в реальность, которую успела возненавидеть, а ведь все так красиво начиналось с окровавленной коленки…

- Я не хочу быть сильной. - Шепчет она в ответ, старается разлепить ресницы и поднять тяжёлые веки, чтобы самой убедиться в том, что все это не сон, и что пробирающий до самых костей холод от воды тоже настоящий. А вот голос Алистера хотелось бы отнести к категории вымышленных персонажей, потому что иначе все это один огромный позор.

- По… - Не успевает договорить она, вытянутая на берег двумя рейвенкловцами, как отворачивается и отходит подальше, чтобы очистить желудок, который выворачивается наизнанку от стоящего в голове гула. Что ещё хуже - она стоит тут в одних трусах, пытаясь руками спрятать то, с чем неплохо справляется чёрный бюстгальтер. - Полный ***. - Ругается она, уже заправляя рубашку в юбку. - Простите, что без драм… а, ты же не пьёшь. - Кегворт все ещё плохо управляется с телодвижениями, но фляжку прячет в кармане мантии настолько умело, что явно отрабатывала навык годами. - Да мы тут это… отдавали дань, как его там ю… уважения Амбридж. - Кивает на пустую бутылку огневиски. - Черт, спасибо, что пришёл и вытащил нас из этого… дракклеца. Без тебя сегодня у Баттермеров на одного клиента стало бы больше в похоронном бюро. А я ещё даже завещание не написала… как, как ты нас нашёл?

[nick]Andrea Kegeorth[/nick][status]rebel leader [/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/594927.gif[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.ru/viewtopic.php?id=2104" target="_blank">Андреа Кегворт</a></b>, 17 лет[/pers][info]Рейвенкло, 6 курс[/info]

Отредактировано Sophie Fawcett (06.09.21 13:02)

+2

15

Голос Элль в спину звучит вызывающе и дерзко, уносясь эхом вдаль. Алистер слишком трезв и излишне обеспокоен, чтобы думать о том, нравится ли ему видеть раздетые девичьи тела в ледяном озере. И без того промахнувшийся поцелуй девушки все еще обжигает губы, вынуждая щеки алеть вопреки холоду.
Сейчас важнее доставить Кегворт на сушу и убедиться, что она не собирается снова отправляться в плаванье до самого дна.

- Тогда позволь сегодня быть сильным мне, - будничным тоном, дабы не усугублять неловкость пьяного откровения, замечает Алистер. - На утро можно сделать вид, что меня тут не было.

Он все равно с облегчением выдыхает, когда Энди заговаривает с ним, причем не важно, что за слова срываются с ее языка. Пусть говорит о чем угодно, лишь бы не теряла сознание, вынуждая его вытаскивать девочку с того света. Пока он рядом, драккла с два у нее получится попрощаться с жизнью. Малышка Элль уже встречает их - снова по пояс в воде, отчего рубашка становится мокрой и прозрачной, вынуждая Алистера вежливо отводить взгляд, - и помогает вытащить их подругу на берег. Уследить за двумя выпившими девушками еще сложнее, чем за толпой малышни.

- Помочь? - спрашивает Ал в никуда и растерянно смотрит то на попытки Хенли выиграть битву с пуговицами, то на очищающую от алкогольных ядов желудок Энди. Нужно было прихватить с собой ромашковый чай - он всегда помогает матери. После недолгих раздумий Алистер подходит к Элль и берется за ряд из пуговиц на рубашке. Ему не хочется, чтобы его девушка гуляла по школе с ключицами и грудью напоказ, даже если замок погрузился в ночь, а большинство школьников спят по своим спальням. Энди уж точно не впервые сталкивается с проблемой переизбытка спиртного, потому Брэдли решает тактично дать девушке время разобраться с желудком самостоятельно и прикрыть обнаженный верх одеждой. - Так лучше, а то вдруг… Амбридж застукает по дороге в гостиную. Энди, ты... готова? Могу повернуться?

Он разделяет всеобщее отчаяние на фоне новой диктатуры и понимает жаждущих нарушить все правила школы за один присест студентов. Вот только никаким протестом реальность поменять не получится. Разве что усугубить, проявив неосторожность и пожиная последствия поступков.

- Не пью, - пожимает плечами парень, поворачиваясь к однокурснице. Ему не стыдно признаваться в таких "не взрослых" вещах. Он также не станет читать ненужные лекции о вреде алкоголя - это бесполезно в шестнадцать. Главное, что девочки живы, и в следующий раз при необходимости он сделает тоже самое. Кажется, уже дважды за сегодня он принимает участие в спасательной операции. - Вместо пира лучше сразу устроить костер из декретов, а не топиться на радость жабе. Слишком много чести для нее! Нужно, наоборот, утирать нос и показывать, что сломить ей нас точно не удастся.

Одинаковый вопрос с двух сторон вызывает первую улыбку на губах Алистера за вечер. Видимо, напряжение спадает, хотя приключения еще не закончились. Нужно вернуться в башню, не попавшись на глаза дозору, и согреться чаем с настойками, дабы на утро их бравая троица не слегла с воспалением легких. Мадам Помфри и декан точно заподозрят неладное, окажись они с одинаковыми симптомами в Больничном Крыле.

- Я нашел записку. Слава Мерлину, что нашел я, а не какая-нибудь крыса на этом тонущем корабле, - поясняет Брэдли, попутно доставая волшебную палочку и наколдовывая чары горячего воздуха. - Я проторчал до отбоя в гостиной. Вы не вернулись, я нафантазировал, что кальмар решил вами поужинать, и отправился помешать ему. Как-то так.

Брэдли пожимает плечами, мол история проще простого, что ему оставалось делать?

+2

16

— Что ты дел…?

Холодные пальцы неумело не справляются с небольшими пуговками. Руки юноши обжигают, когда тот прикасается к ней. Видимо парень услышал, как девушка послала всех к импу ещё пару мгновений назад, удивительно как. Элль опускает ладони, и впервые по телу прошёл словно заряд электричества. Холодно. Ветер пронизывал до костей. Она стояла почти вся мокрая в легкой одежде, а на улице был апрель. Сознание все ещё было мутное, периодически проскакивали умные мысли, но те погружались в бездонный поток всего хлама в голове юной волшебницы. Энди в это время было не очень хорошо после всего выпитого и смешанного, что Элль молилась, что эта учесть не настигнет и ее.

— Спа-бррр-сибо. — Тянет та, в середине слова сжимаясь от очередного потока ветра. — Ну сказали бы, что находились чуть ближе, чем в восьми дюймах друг к другу. Ей бы понравилось, отвечаю.

Огневиски постепенно перестают греть, поэтому та отправилась на поиски своей мантии, чтобы хоть как то согреться. Возможно, со стороны это выглядело максимально глупо - ее поиски в тёмной земле чёрного куска ткани, но - о чудо! - она поднимает с земли свою форму и сразу накидывает на плечи, кутаясь в неё как в самый тёплый плед.

Ещё теплее было рядом с Бредли. Да, можно было бы пошутить, что он горячий парень, но а) он меньше всех провёл времени на холоде и б) он сейчас сообразительнее всех и почти досушил свою одежду. Элль хитро улыбается, а потом подбегает к нему и обнимает. Мокрые следы явно остаются на его одежде снова. По-детски глупый поступок, ничего не скажешь. Но разве сейчас у них не такой возраст, чтобы творить детские глупости?

— Ты тёплый. — Она ещё сильнее прижимается к юноше, стискивая того в объятиях, насколько это возможно с ее хрупкой комплекцией. А потом кивает в сторону палочки — А ещё сейчас успешнее меня явно в колдовстве. Но только протрезвею и своих позиций не сдам тебе.

Она смеётся, обнимая юношу. Возможно, алкоголь ещё и играет в ее голове, и на него можно будет все потом спихнуть, но ей нравится так стоять. Ей нравится так дурачиться, особенно пока вокруг действует такая диктатура.

— Давай пока обойдёмся без завещаний. — Девушка оборачивается в сторону подруги, так и не отлипая от рейвенкловца, а потом снова смотрит на него. — Ты на геро-о-ой.

На бутылку огневиски смотреть уже противно, то и дело что-то словно взрывается в голове, заставляя ноги заплетаться сами по себе. Элль старается держать равновесие, но порой что-то внутри отправляется в дальнее плавание вместе с ее головой. Девушка наконец-таки отпускает парня, просто беря его за руку, и в момент опять становится дико холодно, что невозможно было уже просто стоять на месте - ночь окончательно вступила в свои права.

— Нам действительно уже лучше направляться в сторону школы

Осталось надеется, что по пути не встретиться какая-нибудь крыса из дружины и не доложит об этом. Но об этом надо было думать раньше, когда в ее голову только пришла затея нарушить правила, так что сейчас нечего уже было возмущаться, даже про себя.

— Но так не хочется туда возвращаться….

+1

17

- Фу, меня сейчас снова стошнит. - Морщится Кегворт при виде двух голубков. Отвратительно все это выглядит со стороны, и она надеется, что ее собственное воркование с Флитом хоть немного, но менее тошнотворно. - Я не буду вам говорить про декрет о восьми дюймах, но напомню про запрет колдовать в окрестностях школы, так что спрячь палочку.

Энди удивилась тому, насколько серьезно она это произнесла, но виду не показала. Глупо говорить о декретах Алистеру, когда сама парочку нарушила, включая устав школы. Ещё глупее то, что она это говорила человеку, который их нарушал ради спасения двух безмозглых куриц (именно так она назовёт себя утром).

Правильно говорят, что чем веселее сейчас, тем грустнее будет потом. И Кегворт это чувствовала не только жалующимся желудком, но и совестью. И ей было очень совестно, что на их спасение пришёл Бредли, ведь меньше всего хотелось доставлять неприятностей сокурснику. Таких людей, как Алистер, было немного, хватало пальцев на двух руках, чтобы перечислить - добрых, отзывчивых, жертвенных, совестливых. Ещё меньше - просто хороших парней.

Энди подумала о Флите. Когда-то и он был для неё хорошим парнем, пока не начал вести себя по-козлиному. Она могла долго терпеть его недоверие к ней, но когда он задевал дорогих ей людей, а именно таким был Харви, то она была готова поставить точку в их отношениях.

- Ладно, надо валить. - Соглашается Энди, натягивая грязную, успевшую поваляться на сырой земле, мантию, проверяет содержимое карманов, находя фляжку, галстук, палочку, затем поднимает выше чулки, чтобы спрятать разбитые коленки. - Завтра обо всем поговорим.

[nick]Andrea Kegeorth[/nick][status]rebel leader [/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/594927.gif[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.ru/viewtopic.php?id=2104" target="_blank">Андреа Кегворт</a></b>, 17 лет[/pers][info]Рейвенкло, 6 курс[/info]

0


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 28.04.96. Пир во время тирании