Drink Butterbeer!

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 19.02.96. Основы ПМП для хаффлпаффцев


19.02.96. Основы ПМП для хаффлпаффцев

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/593/376049.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/593/59037.gif
Anthony Rickett, Anna Mirfield
19 февраля 1996
Хогвартс

У собачки боли, у кошечки боли, а у Тони с совушкой - не боли.

Отредактировано Anna Mirfield (09.09.21 22:50)

+1

2

Всю дорогу к замку Рикетт ловил себя на том, что нервно оглядывается через плечо. Будто ожидал, что Монтегю то ли передумал, то ли изначально затеял весь этот спектакль с колдоветеринарством только для того, чтобы усыпить бдительность. Мысль была дурацкой и параноидальной, но Тони недавно несколько раз неслабо прилетело по голове, так что спасибо, что он вообще мог думать связно, а не радостно пускать пузыри. Всяких малоприятных жидкостей на его роже и без того хватало.

Подходя к массивным дверям, Рикетт сгреб шапку высокого сугроба и, прижав сову покрепче локтем так, что та недовольно ухнула, свободной рукой протер лицо снегом. А затем, морщась и шипя от боли, флегматично наблюдал, как по пальцам стекает вниз подтаявшее снежное крошево розоватого цвета, как арбузный сок.

Вот это он, конечно, вляпался. По полной программе.

Писк сдавленной совы стал совсем уж возмущенным, и Тони все-таки поспешил в замок, в тепло – относительное, конечно: в коридорах все еще немилосердно гуляли сквозняки, но только что повалявшемуся в снегу в одном свитере идиоту грех жаловаться.

Свитер! Точно.

Рикетт остановился, едва не хлопнув себя по лбу. Теперь, когда он больше не на улице и разгуливание в одной рубашке не приведет сразу к воспалению легких, надо просто снять свитер, высушить его заклинанием и замотать в него этот безмозглый комок перьев, пока птица окончательно не околела. Не так-то просто будет это провернуть, если учесть, что одной рукой придется удерживать сову от побега, но попытаться стоит.

Вообще в тепле мыслительные способности Рикетта слегка оттаяли, и он начал задумываться над тем, что вообще ему делать со свалившимся на голову чужим питомцем. Варварски подлатанное приклеивающим заклинанием крыло явно мешало просто отправить сову в совятню, тем более травмировано было не только оно – на грудке тоже виднелись царапины со следами подсохшей крови, а уж что Монтегю умудрился повредить несчастной твари, пока использовал ее как снаряд, - одному Мерлину известно.

С другой стороны, тащить в гостиную ее тоже нельзя. Декрет же, будь он неладен. Всем прилетит: и первокурснику-владельцу, и самому Тони, и старостам… Эх.

Можно, конечно, просто припрятать Мистера Перышко где-то в укромном углу и отправить к нему первака, чтоб выхаживал, но эта дурацкая птица совершенно не способна долго сидеть на одном месте – Рикетт-то и сейчас едва ей лапы не выкручивал, чтобы за пазухой удержать.

- И что мне с тобой делать? – уныло спросил Тони, глядя в круглые янтарные глаза. Сова бешено завертела головой, пытаясь найти место, в которое можно клюнуть побольнее. На конструктивный разговор она явно настроена не была.

- Так, все, все, хватит! – раздраженно зашипел Рикетт, когда метания птицы стало совершенно невозможно терпеть. – Хоть ты снова тебя Петрификусом приложи! В свертке у Монтегю ты, поди, не рыпался.

Но, прежде чем переходить к отчаянным мерам, Тони решил испробовать что-то проще: например, действительно завернуть сову в шерстяной кокон. Вдруг та пригреется и успокоится?

Сказать оказалось проще, чем сделать, но путем невиданных ухищрений Рикетт все-таки смог стянуть с себя свитер и не выпустить из руки пернатое наказание. Но на этом его везение и закончилось: улучив момент, неблагодарная птица все-таки больно клюнула его в палец, заставляя разжать ладонь, спикировала на пол и с душераздирающим клекотом заметалась по коридору, пока наконец случайно не протаранила собой дверь кабинета, оказавшуюся не запертой, и ворвалась туда, чтобы, судя по звуку, и дальше нести хаос и разрушение.

- Да ну имп тебя задери, - разочарованно протянул Тони, накинул свитер на плечи и ввалился в кабинет следом, сопроводив это грозным:

- А ну иди сюда, ты, дракклово…

И тут Рикетт понял, что в кабинете до их с Перышком вторжения уже кто-то был.

- Э-э-э… Мирфилд, а тут сова, случайно, не пробегала?

Как будто это так легко было не заметить, ага.

Отредактировано Anthony Rickett (16.09.21 14:27)

+1

3

Никто в целом мире, даже Амбридж, не мог повлиять на календарь. А в календаре вот уже несколько дней как прошел День Святого Валентина, накануне которого и, собственно, после, весь замок словно посходил с ума. Розовое безумие - и нет, это сейчас не об мадам инспекторе - поглотило большую часть неокрепших умов, и физически находиться в библиотеке стало попросту невозможно, потому что там занимались чем угодно, кроме домашних заданий. При соблюдении должного уровня звука, а, точнее, практически его полного отстутствия, можно было сколь угодно долго не привлекать внимание школьной библиотекарши, чем большая часть старшекурсников и занималась, прячась строго по парам в различных закутках книжных лабиринтов. Когда Аня в очередной раз не смогла найти для себя свободный стол, за которым бы еще никто не целовался и не держался за руки, она решила, что так дальше продолжаться не может, и облюбовала для себя один из заброшенных классов.

Здесь было в меру темно, в меру пыльно и, самое главное, очень тихо. Самое то, чтобы не отвлекаясь засесть за трансфигурацию для МакГонагалл. Разложив на столе учебники, Аня перетащила поближе старый подсвечник, уже покрывшийся патиной, и зажгла оплывшие от времени свечи, чтобы было больше света. Уже несколько уроков они проходили трансфигурацию живого в неживое, и домашние задания с каждым таким днем становились все сложнее и замудреннее, так что требовалось провести над работой не один час времени. Конечно, уметь превратить человека в вазу, несомненно, полезный навык, но Аня сомневалась, что оно ей когда-нибудь вообще в жизни превратится. Она еще не решила, куда пойдет после выпуска, но думала, что это будет связано, скорее, с артефактами. Может, с порталами?

Вникнуть в задание удалось не сразу. Принципы обратимого превращения живой материи в неживую...Наглядные примеры. Способы обратного превращения, естественные, искусственные..Аня подперла кулаком голову. Трансфигурация ей нравилась, но на шестом курсе иногда начинало казаться, что она не понимает ни слова из того, что написано в учебнике. Как бы ни хотелось ее отцу, Анна вовсе не была вундеркиндом, и ее результаты СОВ - это плод тяжкого труда и многочасовых самостоятельных занятий. Когда другие отдыхали, Аня корпела над книгами и пыталась прыгнуть выше головы. А в итоге выяснилось, что это никому было не нужно.

Когда родители развелись, Аня вдруг поняла, что ей больше некому что-то доказывать. Мать сняла небольшую квартирку в Лондоне, Аня вернулась в Хогвартс, и первые несколько недель ходила, не в силах свыкнуться с мыслью, как все изменилось. Справедливости ради, отца никогда не интересовали ее отметки за экзамены в конце года, то, какие планы у нее на будущее после школы или чем она вообще увлекается. Все это время он только лелеял свои несбывшиеся надежды, которые возложил на нее сам, не интересуясь ее мнением. А Аня слишком привыкла к подобному порядку вещей, чтобы сопротивляться ему. Теперь можно было быть просто собой, осталось только найти, где та Аня, которая настоящая Аня, и где та, которой она всегда хотела быть, чтобы соответствовать отцовским представлениям.

Шум в коридоре отвлек ее от конспекта и собственных мыслей. Аня вздрогнула, неловко взмахнув пером, и поставила на домашнее задание большую кляксу. Клякса тут же расползлась по пергаменту уродливым осьминогом, угрожающим захватить своими чернильными щупальцами часть готовой работы. В дверь что-то врезалось с довольно громким шлепком, словно кто-то с размаху швырнул навозную бомбу, а потом...Аня в очередной раз дернулась и ударилась коленкой об столешницу.

- Не пойду! - вдруг брякнула она с несколько истерическими нотками, во все глаза всматриваясь в дверной проем, сдуру ей показалось, что обращаются к ней, и вообще, как он смеет называть ее драккловым отродьем?! Да что он о себе возомнил?! - Рикетт! Да что ты себе...о, Мерлин, что с твоим лицом?! - не увидеть кровавые подтеки на лице хаффлпаффского загонщика было поблематично даже в таком скудном освещении. - Сова? Это что, была сова? Это она тебя так?...

Сова, судя по звукам, пыталась забиться под старый преподавательский стол. Или, может, пыталась продолбить в нем себе дупло и там заныкаться. Словом, вела себя как полоумная.

Отредактировано Anna Mirfield (07.10.21 19:33)

+1

4

- Э-э-эй, ты чего? – несколько опешил Тони и даже отступил на шаг обратно к дверному проему. Он и подумать не мог, что кому-то здесь помешает, и сейчас на всякий случай быстро окинул взглядом кабинет, чтобы убедиться, что Мирфилд тут как минимум одна и они с совенышем не сорвали случайно чей-то запоздалый День святого Валентина. На первый взгляд, не очень похоже, чтоб это было так – по крайней мере, унылый подсвечник, которым освещался класс, по атмосфере куда больше подходил для Хэллоуина.

Впрочем, света он давал достаточно, чтобы у Мирфилд при взгляде на Рикетта возникли вполне закономерные вопросы.

- В смысле – сова меня? Еще чего, нет, конечно! – возмутился Тони, несколько даже оскорбленный предположением, что его могла так ушатать какая-то птица, но тут же прикусил язык. Вот что ему стоило согласиться и избавиться от лишних вопросов! Как бы Рикетт ни относился к Монтегю, сдавать его старосте он не собирался, да и вообще распространяться об их некотором недопонимании считал совершенно лишним. Ну а Мирфилд, хоть он и знал ее довольно плохо, вряд ли согласится с тем, что не стоит поднимать шум. Гриффиндорка все-таки, они там все чутка отбитые в плане какой-то, с их точки зрения, справедливости.

- Я… гм… упал, не важно, короче, - скомканно объяснил Тони, стараясь не смотреть девчонке в глаза, и быстро перевел тему: - Мне надо поймать это безголовое создание, пока еще больше не покалечилось, и мы с ним свалим отсюда, окей?

Он обошел преподавательский стол, присел на корточки и, подсветив себе Люмосом, заглянул под него.

- Все, придурок пернатый, завязывай с этим, серьезно, - процедил он, водя палочкой туда-сюда. Совы в непосредственном доступе не наблюдалось, но нервный клекот и звуки возни намекали, что в воздухе Мистер Перышко тоже не растворился. Тони, кряхтя и морщась от боли в побитых боках, забрался под стол целиком и – бинго! – обнаружил-таки свой кармический кошмар забившимся в щель за тумбой с выдвижными ящиками. Птица ошалело вертела головой на все 360 градусов, а от света Люмоса гневно пискнула и спрятала голову под здоровое крыло.

- Балбес, блин, - угрюмо выдохнул Тони. – Так и подохнешь тут, придурок.

Он попытался протянуть руку и схватить сову за лапу, но пространство между так некстати украшенным объемной резьбой краем тумбы и задней стенкой учительского стола оказалось слишком узким для его загонщицкой лапищи, и пальцы только хватанули воздух в паре дюймов от птицы. Перышко злорадно ухнул. Рикетт вполголоса выругался, впрочем, прервав себя уже на втором слоге, когда вспомнил, что тут с ним все же дама.

Кстати!

- Мирфилд, слу-у-ушай, а ты не поможешь? – спросил Тони, выныривая из-под стола и шумно выдыхая от боли: Монтегю, конечно, бил не жалеючи, от души вот прям, чтоб его мантикоры сожрали. – Не могу достать, может, у тебя получится, у тебя рука все-таки поменьше.

Отредактировано Anthony Rickett (31.10.21 13:01)

+1

5

- Упал, - убийственно спокойным тоном даже с каким-то понимающими в нем нотками подтвердила Аня, и для верности еще и согласно покивала. - Ага.

Рикетт, наверное, все еще не понял, что она учится на Гриффиндоре, тем более с Закиром, близнецаи Уизли и еще примерно двумя десятками отбитых на голову личностей, для которых такие вот падения - почти что в порядке вещей. И отличать след от падения и след от драки Анна могла почти что виртуозно. Она уже сердито засопела, намереваясь высказать Тони хоть какую-нибудь приличествующую случаю тираду, потому что Амбридж не дремет, зима близко, и все в том же духе, потому что не хотела, чтобы у мадам Жабы были поводы над кем-нибудь глумиться, но Рикетт полез под стол, оставив гневное Анино сопение висеть в воздухе неуслышанным. Мирфилд недоуменно моргнула - она как-то привыкла, что к ней, как к старосте, обычно все же прислушиваются. Ну или делают вид, что слушают, ей и этого было достаточно, потому что долг старосты был исполнен, нравоучения высказаны, все довольны, мир, дружба, жвачка.

Тут бы нужно было вернуться обратно за свой конспект, но нет, Аня упрямо, как баран, потащилась следом за Рикеттом и встала около стола, собираясь возобновить свою отповедь сразу же, как только он вылезет обратно. Причинять добро насильно явно было у нее в крови, но Рикетт пошел дальше. Сначала стол половинчато выругался голосом хаффлпаффца, затем вышеозначенный появился из-под него сам. Немного пыльный и все такой же покалеченный. Аня повторно опешила и забыла про свою гневную отповедь.

- А она не кусается? - осторожно уточнила она, кивая на письменный стол, где скрылась ополоумевшая сова. - А то мало ли, может и я тоже потом так...хм...упаду?

Анна была не мастер в заботе о магических животных. Едиснтвенное существо, которое ее более-менее терпело, было ее собственным котом, уже находящемся в достаточно преклонном возрасте, чтобы не предпринимать попыток кого-то покалечить. Старый Вильгельм только ел, спал и иногда портил колготки, оставляя на них мощные такие затяжки. В остальном же это было наибезобиднейшее существо в мире. А вот остальные животные ее почему-то не очень принимали, так что Анна предпочитала держаться от них на почтительном и безопасном расстоянии.

Но она все-таки опустилась на колени перед столом, и заглянула вниз, стараясь высмотреть там несчастное забившееся в убежищее существо. Чем быстрее она достанет эту птицу, тем быстрее венется к домашнему заданию, конца и края которому не видно, а ведь еще и история магии тоже не сделана, а там целый доклад, и Биннсу зачем-то понадобились исторические сводки в дополнение, это ведь работы не на один день...

Печально-зловредное уханье доносилось откуда-то из-за ящиков преподавательского стола. Поблагодарив себя за невеликий рост, Аня протиснулась дальше под стол и извернулась, чтобы залезть в особенно недоступное место возле задней крышки стола.

- Да ты же бедняга! - глухо донеслось из-под стола, когда Аня, наконец, узрела, собственно взъерошеный комок перьев. - На тебе живого места нет. Вы что, оба с астрономической башни падали? - она укоризненно выглянула из-под столешницы, чтобы метнуть этот полный негодования взгляд в Рикетта. - Ну-ка иди сюда...АЙ!

Сова сдаваться без боя явно не желала. О чем недвусмысленно и сообщила, пребольно клюнув Анну в палец. Все-таки кусается. Хорошо иметь толстого ленивого кота, который лежит в своей корзинке, и никуда в труднодоступные места не лезет, но нет же, некоторым барсукам надо что-то похитрее и попроблемнее. Нет бы завел себе, блин, ну хотя бы крысу.

- Дай мне что-нибудь, руку обернуть, он кусается, - попросила он, протягивая пока еще непострадавшую левую руку к Энтони. - Там вон мантия на стуле моя есть.

Отредактировано Anna Mirfield (04.12.21 21:06)

+1

6

- Конечно, не кусается! – Тони посмотрел на Аню с выражением этакой добродушной снисходительности, мол, ну что за очаровательные глупости иногда приходят женщинам в голову. И после паузы невозмутимо добавил: – Она клюется. Но ты не переживай, с тобой все будет нормально, это она меня просто не любит.

Нет, ну девочки же правда всегда хорошо ладят с животными? Наверняка эта симпатия взаимна, и дурной сыч мигом прыгнет к Мирфилд в руки. У Рикетта-то добиться расположения Перышка нет никаких шансов – слишком уж близко они успели познакомиться. Большое спасибо, Грэм.

Впрочем, он был вполне готов к тому, что староста Гриффиндора начнет ломаться, а то и огреет его по ноющему затылку тем самым подсвечником, повелев забрать наконец свою дурацкую птицу и убраться с глаз долой. Вместо этого Мирфилд, слегка поколебавшись, все же нырнула под стол, и через мгновение оттуда раздался тот самый классический женский возглас сострадания и умиления. Тони скептически скривил губы и тут же поморщился – разбитая физиономия явно не была готова к отображению настолько сложных эмоций.

Его бы кто пожалел, короче.

- Очень долгая и совершенно неинтересная история, - развел он руками в ответ на гневный взгляд Анны. – Но, честное слово, это не я его. Я поищу, кто сможет его вылечить, только достать надо.

Сова, впрочем, таким спасателям совершенно не доверяла. Анна громко ойкнула, и Тони сочувственно цокнул языком. Наверное, насчет дружелюбия Перышка он слегка погорячился. Ну все, теперь Мирфилд точно откажется…

- Что? Мантия? Ага…

Тони ринулся к рабочему месту гриффиндорки и изумленно замер, разглядев на парте учебник по Трансфигурации и пергамент с записями. Она что тут, училась?

- Мирфилд, а тебе допуск в библиотеку запретили? – не удержался Тони. – Я, конечно, разные способы использования пустых классов видел, но чтоб в них домашку делали – такого никогда.

Если честно, выглядело это немного… ну… достойным жалости, что ли. Кабинет на вид был невыносимо унылым, Трансфигурация – и того хуже, и Рикетт представить себе не мог, что кто-то готов тут добровольно коротать вечера в одиночестве.

«Ну молодец, че, скрасил человеку досуг!» - язвительно одернул себя Тони, снимая со спинки стула мантию. Выглядела та слишком аккуратно и чистенько. Рикетт вспомнил, в чем они с Перышком успели перемазаться за время своего краткого знакомства, и, вернув мантию на место, стянул с плеч многострадальный свитер.

- Держи его лучше. Он и толще, и порвать или выпачкать не страшно. Не больно клюнул? Может, давай я?

Главное теперь, чтобы дурацкий сыч не опознал этот слишком знакомый ему предмет гардероба и не решил, что его снова хотят взять в плен. Живым Перышко сдаваться врагам точно не собирается, это Тони давно понял.

+1

7

Шутник.

Рейвенкло прям по нему плачет. "Она не кусается, она клюется", ну надо же.

Ане показалось, что сова ехидно похихикала в своем укрытии, подтверждая слова хаффлпаффца, пока она облизывала укушенный палец, на котором выступила капелька крови. Под столом было, на самом деле спокойно. Душеспасительно. Безопасно. Может быть, ей тоже стоит тут обосноваться, пусть немного жестковато и мало места...

- Ты в библиотеке когда в последний раз был? - вопросом на вопрос ответила Анна, все еще ожидая мантию со стула. - Там же совершенно невозможно найти свободный стол, чтобы рядом никто не обжимался и не целовался.

О, нет, она, конечно же, не осуждала. Но и не одобряла, потому что некоторые люди ходят в библиотеку учиться, а не заниматься всеми теми...делами, зачем туда ходят парами после Дня Святого Валентина, словно во всем замке больше нет места, чтобы это сделать. Вообще-то, с натяжкой, но Аня их понимала. Потому что домашние задания все еще отнимают львиную долю времени, а пообжиматься, вероятно, тоже хочется не меньше, чем успешно сдать экзамены и перевестись на другой курс. Вот и приходится совмещать приятное с полезным. Только вот у нее не было никакого желания прислушиваться к тихим перешептываниям, смеху украдкой и влажному чмоканью среди книжных полок. Потому что по закону подлости рядом обязательно оказывался кто-то вот из таких, кому не нашлось пустого класса во всем Хогварсте, чтобы спокойно провести время со своей половинкой или кто они там друг другу.

- А здесь никто не мешает, - закончила она, когда в руку легло что-то, что не было ее мантией. Аня поднесла это что-то к глазам, рассматривая шерстяную ткань. Ну, свитер так свитер, ладно. Она обмотала им правую руку и снова потянулась к совенку, чтобы, наконец, схватить его в охапку и вытащить. Это ей почти удалось, сова возмущенно заклекотала, явно воображая себя как минимум орлом с размахом крыльев в три метра, а не в две ладони, затем извенулась и оставила Аню ни с чем, проскользнув сквозь скользкую шерсть свитера.

- Лови! - крикнула она Рикетту, пытаясь вылезти из-под стола, но барахтаясь под ним, как жук, упавший на спину, потому что выбраться из-под массивного учительского стола с ящиками и кафедрой с полпинка не так-то просто. - Это что за сова-ниндзя? Ты где ее нашел вообще? - возмутилась староста, наконец выползая на четвереньках, умудрившись каким-то образом перевернуться и при этом не застрять. Теперь она была вся, абсолютно вся в пыли, даже на волосах повисла паутина, которую она нетерпеливо смахнула, чтобы не лезла в лицо.

- Куда она побежала? - уточнила она у Рикетта, загораясь азартом таки поймать это несносное существо и нанести ему добро, то бишь вылечить. А заодно и поправить Рикетту портрет.

+1

8

- Серьезно? – вытаращил глаза Тони. – Никогда не замечал…

Ладно, в последнее время он нечасто заглядывал в библиотеку, но что такого могло там измениться за пару недель, да еще в феврале?..

- А-а-а, - наконец сообразил он. – Это ж Валентинов день был, точно. Понятно тогда.

На самом деле, Рикетт проблемы в этом не видел – ну обжимаются парочки за стеллажами, и ради Мерлина. К чужой личной жизни он был довольно равнодушен, а ко Дню святого Валентина относился примерно как к Дню магархеолога, то есть считал это сугубо профессиональным праздником – праздником людей, состоящих в отношениях. Если в этот день он сам был из таких, Тони стоически выдерживал весь необходимый ритуал – дарил цветы и конфеты, покупал каких-нибудь откровенно туповатых на вид плюшевых мишек или без проблем отсиживал положенные часы в сахарно-розовом антураже кафе мадам Паддифут. Но раз уж в этом году обошлось, то и внимания ежегодная любовная лихорадка не стоила – и даже организованная Тэм рассылка валентинок, по счастью, задела его разве что по касательной.

Но у девчонок все, кажется, иначе. Они вообще почему-то придают этому дню слишком большое значение.

Немного даже пожалев, что спросил, Рикетт вернулся к операции по спасению совы, которая шла далеко не так гладко, как хотелось бы.

Кого именно нужно ловить: внезапно вылетевшего прямо ему под ноги сыча, который, ткнувшись в ботинки, истошно заверещал и бросился куда-то в сторону облюбованной Мирфилд парты, или саму гриффиндорку, подозрительно барахтающуюся в тени стола, - Тони так и не понял, но на всякий случай присел на корточки и протянул руку, справедливо полагая, что удержать Анну у него шансов все-таки побольше, чем чокнутую сову.

- Это не я нашел, это наш первак потерял, - слегка смущенно приоткрыл он завесу тайны над появлением Перышка в своей жизни. – Возвращаю вот. Пытаюсь, по крайней мере. Ты как, нормально?

Как человек, способный описать свое состояние словом «нормально», Анна не выглядела, но, когда девушка выбралась на свет, Рикетт с удивлением обнаружил, что, несмотря на пыль и паутину, горела гриффиндорка не негодованием и обидой, а скорее даже азартом. Впрочем, Перышку это все равно не сулило ничего хорошего.

- Слуш, ты только не убивай его сразу, мелкий мне всю гостиную заревет, - на всякий случай попросил Тони, выпрямляясь и оглядывая класс.

Тихий и безмятежный в тусклом свете, тот ничем не выдавал, что где-то прячет беглеца, пестро-коричневое оперение которого идеально подходило для того, чтобы слиться с местностью. 

- Кажется, он ломанулся к твоей парте, - виновато поделился Рикетт. – У тебя же нет там легко бьющихся предметов, правда?

Он шагнул было к рабочему месту Мирфилд, и тут нервы пернатого шпиона сдали. Перышко, как-то умудрившийся с одним торчащим крылом забраться на стул и слиться со школьной сумкой, перепуганно заверещал и, подпрыгнув на спинку, спланировал на соседнюю парту, а оттуда еще на одну. И еще. И еще.

Ну точно как шальной бладжер.

Тони вздохнул. Видит Мерлин, он до последнего не хотел этого делать, но тут и правда ведь как с бладжерами, - никуда без грубой силы.

- А я тебя предупреждал, - пробурчал он. – Ань, ты только не нервничай, ладно? – он навел палочку на сову, «поймал» ее траекторию и сделал резкий взмах: - Петрификус Тоталус!

+1

9

От протянутой руки помощи Аня только отмахнулась, как от той самой паутины, что оказалась на ее голове. Уж из-под стола она может и сама вылезти, не беспомощная какая-то. Аню иногда бесило, что ее воспринимали какой-то девочкой, которая ни на что не способна. Конечно, когда-то и она таковой была, но это было очень-очень-очень-очень и очень давно, а с тех пор прошло много времени. Аня больше не была той беспомощной девочкой, которая испугалась собаки, несущейся на нее из подворотни. И уж с совой тоже справится. Видимо, ее некоторая кровожадность отразилась на ее лице, поэтому Рикетт попросил сову не убивать.

- Я попробую, - пообещала она, зорко высматривая сову в аудитории. Та, очевидно, чуяла, что дело пахнет жареной совятиной, поэтому притаилась где-то в полумраке комнаты, стараясь себя не выдавать. Тишь, гладь, благодать. Пламя свечей плавно подрагивало, бросая на стены причудливые тени. Придется обыскать весь кабинет, чтобы найти беглеца, и, скорее всего, воспользоваться для этого старой доброй магией.

- Чернильница только, - встревоженно ответила Анна, мысленно перебрав все легкобьющееся в предельной доступности ее стола и сумки, что теоретически могла бы расколотить полубезумная сова, и мягкой рысью направилась к своему обиталищу на нынешний вечер. Сова спалилась быстрее, чем староста успела добраться до стула, и попыталась свалить куда-нибудь еще.

- Да я и не...нервничаю, - закончилась она, когда обездвиженный совеныш камнем полетел вниз, шлепнувшись на следующую парту. - Жестокий ты, Тони, - укоризненно сообщила она хаффлпаффцу, впрочем, не сильно сожалея о случившемся. - Совсем о животном не думаешь, - тоном "а я же говорила" добавила она и пошла к птице, использовав в качестве гнезда все тот же свитер, что был в ее руках. Аккуратно обернув его вокруг совы, которая теперь не могла даже ухнуть и только лупала круглыми глазенками, Аня перенесла его ближе к своему столу, где горел подсвечник, давая хоть сколько-нибудь света на мелкое пестрое тельце, взъерошенное и довольно помятое.

- Крыло, похоже, сломано, - Анна опустила импровизированное гнездо прямо на стол, отодвинув конспекты и учебники в сторону, но контрзаклинание пока произносить не стала, чтобы сова снова не рванула куда-нибудь в прекрасные и далекие дали. Ему от этой передышки хуже точно не станет, пусть побудет здесь, в безопасности и спокойствии. Будет меньше травмировать крыло, и без того пострадавшее. - Я с животными не очень, поэтому разбирайся с ним сам, ладно? А вот с таким лицом тебя отсюда выпускать нельзя. Еще нарвешься на Амбридж. Садись.

Она кивнула на соседний стул, затем взяла со стола свою волшебную палочку и вопросительно глянула на парня, мол, долго ждать-то мне еще? Было, конечно, интересно, откуда все-таки так неудачно падал Рикетт, что фингал под его глазом начал приобретать очертания чьего-то кулака, но Анечка была девочкой достаточно воспитанной, чтобы иногда просто не лезть не в свое дело, особенно когда все подробности пытались скрыть. Ну и просто не хотелось давать Амбридж повод к чему-то прицепиться.

+1

10

- Это для его же блага, - возразил Тони слегка сконфуженно: Перышко брякнулся на парту с совсем уж жалким видом, и Рикетта незамедлительно начала грызть беспощадная хаффлпаффская совесть. – И вообще, он и не такое сегодня пережил, чтоб ты знала.

А до вечера мог и вовсе не дотянуть, если бы сохранил свободу передвижения и умудрился разбить Мирфилд не только чернильницу. Та, конечно, пострадала только гипотетически, но Рикетт сразу настраивался на худшее и уже просчитывал, во сколько ему, как представителю безумной птицы, обойдется возмещение ущерба в случае, если простое Репаро и чистящие чары не помогут.

Анна пока, впрочем, деловито занялась упаковкой совы, и Тони с некоторым облегчением подумал, что его проблемы с Перышком на этом закончились. Сейчас Мирфилд там что-нибудь подшаманит, он спрячет обездвиженную птицу за пазуху и вежливо откланяется. Вон она уже и диагностику провела, шарит, наверное.

- Да, есть такое. Еще на грудке царапины, крови не видно? – спросил он, заглядывая Анне через плечо. - Да я тоже не очень, если честно, - с некоторым разочарованием в голосе протянул он, отходя на пару шагов и поправив учебники на столе, чтобы не свалились. – Но у нас найдется кто-нибудь, кто понимает, главное только протащить сову в гостиную незаметно…

С незаметностью у него сейчас были проблемы, и Мирфилд это верно отметила. Но все же Тони садиться не торопился, глядя на девушку со здоровой долей подозрения.

- А что ты делать собираешься? – уточнил он на всякий случай.

С этих девчонок станется и косметические чары применить, Мерлин упаси! Фу.

Да и просто к любительскому целительству Тони относился немногим лучше, чем к профессиональному от мадам Помфри – то есть всячески избегал и старался не даваться в руки желающим на нем попрактиковаться. Само как-нибудь заживет. Как на собаке.

С другой стороны, он уже здорово спалился перед Мирфилд, а она все еще не ушла жаловаться деканам и даже перестала смотреть на него совсем уж скептически. А ему и правда хорошо бы скрыть следы мордобоя перед тем, как появиться в гостиной. Слишком многих людей может заинтересовать его побитый вид, тут одним «Упал» уже не отмажешься.

- Что, все так плохо? – наконец сдался он, садясь. – Сможешь сделать так, чтобы я первокурсников своим видом не распугал? С них и этого бойца, - он кивнул на сверток с совой, - хватит, чтобы охов было до вечера.

Вот чего не отнять у хаффлпаффской гостиной – там полно сердобольных товарищей, от навязчивой заботы которых порой взвыть хочется. В основном, правда, на курсах помладше, к шестому здоровый цинизм пробивает даже барсуков.

+1

11

- Вроде нет, не заметно, - Анна еще раз присмотрелась к птенцу, пытаясь увидеть на пестрой грудке хоть какие-то следы крови, но в таком полумраке было непонятно, то ли это естественное оперение птицы, то ли на самом деле подзасохшие потеки крови. Совеныш продолжал таращиться круглыми глазенками, но попыток свалить больше не предпринимал, ну оно и понятное дело, под петрификусом-то. А, может, и не только под действием чары, а и правда пригревшись в теплом свитере. - С таки грязным свитером ты точно незаметно не пронесешь. 

Она весьма заботливо поправила укав вышеозначенной одежки, обернув еще раз вокруг импровизированного гнезда. Тут была и грязь, и кровь, и Мерлин еще знает что, о чем не сильно хотелось задумываться. Аня покосилась на свою сумку, но решила, что с них на сегодня достаточно приключений, и отдавать свое имущество в безвозмездное пользование она больше не готова. Даже ради таких благих целей, поэтому в ход пошли все те же старые добрые очищающие заклинаний, от которых свитер начал выглядеть чуть получше. Уже хотя бы не так, словно им пытались кого-то убить. Или в нем кто-то умер особо кровопролитным образом.

- Теперь уже не так подозрительно выглядит, - резюмировала она и, наконец, повернулась к Тони, который таки умостил седалище на сиденье стула. Но видно, что без особого энтузиазма. Как будто у него был выбор. Нет, выбор был, конечно, или сейчас сдаться без боя, или тащиться через половину замка в таком виде и нарваться на мадам в розовом. Ее внимание будет ну куда менее предпочтительным, чем старосты Гриффиндора.

- Ну, учитывая степень повреждений, проще будет оторвать тебе голову, - скептически хмыкнула добрая девочка Анечка. Она протянула руку к подбородку Рикетта, чтобы аккуратно повернуть его голову более поврежденной стороной к скудному свету подсвечника. В свете свечей фингал под глазом приобретал нежные желтоватые и палевые оттенки. Было бы красиво, будь Анна настоящим ценителем сурвой мужской красоты, ну, той самой, когда, как у настоящего бойца без правил, глаза заплывают после пропущенных ударов по лицу. - Расслабься, я же учусь на Гриффиндоре. День не день, когда не приходится никому портреты поправлять.

Гриффиндор вообще славился обилием личностей на нем, задиристых, словно молодые петушки по весне. Так что разбитые носы, подбитые глаза, вывихнутые пальцы и прочие синяки-ссадины Анна уже научилась сносно врачевать, чтобы не доводить до больничного крыла и не выносить, как там говорят, пепел поверженных врагов из избы, то бишь гостиной.

- Ты только не дергайся, - предупредила она больше из какого-то внутреннего чувства противоречия, чем из реальной необходимости - хоть и оставалась вероятность выколоть ему глаз палочкой, если будет сильно крутиться на месте - направляя кончик палочки на расцветшую фиолетовым цветком область вокруг глаза, уже начинающую заплывать. Сначала, конечно, пришлось убрать с лица всю эту засохшую кровь, и только потом приступать непосредственно к лечению, но к тому времени, как Аня закончила со своими шаманствами, Рикетт и его лицо стали выглядеть чуть попривлекательнее. Во всяком случае не так оплывше, как раньше. 

- Вот тут еще немного остался синяк, - коснувшись скулы под глазом кончиками пальцев, Аня быстро и деловито ощупала пострадавшую область. - Я опасалась, что там что-то сломано, но вроде все в порядке. У кого-то просто очень крепкий удар. То, есть, конечно, я хотела сказать, что это ж наверняка лестничная ступенька такая твердая попалась. Кошмар, понаделают ступенек. А еще говорят, что Хогвартс - самое безопасное место, ну да, ну да.

Она притворно цокнула языком и, наконец, отступила назад с таким будничным видом, словно и правда для нее не было ничего особенного в том, чтобы кого-то полечить после драки.

- Синяк к завтраку должен будет совсем пройти, - предупредила Аня хаффлпаффца. Все-таки целительство - определенно не ее хобби. - Но ты хотя бы сможешь добраться до ваших подземелий так, чтобы никто не прицепился.

Отредактировано Anna Mirfield (28.03.22 08:01)

+1

12

Сидя на стуле и глядя на подошедшую к нему Мирфилд снизу вверх, Тони чувствовал себя немногим лучше спеленатого Перышка и даже в каком-то смысле начинал его понимать. Есть что-то крайне пугающее в том, чтобы полностью вверять себя в женские руки, ни одной хаффлпаффской сове и ни одному барсучьему загонщику такое положение вещей нормальным казаться не должно. Но не то чтобы у них был большой выбор, правда же? Особенно у Рикетта: в отличие от полоумного сыча, он был парнем благоразумным, воспитанным и абсолютно не умеющим говорить девушкам решительное «нет».

- Ага, скажи еще, что оторви мне голову – и разницы никто даже не заметит, - усмехнулся он, бросив на Мирфилд скептический взгляд. – Да ладно, серьезно, что ли, на Грифе синяки в порядке вещей? Я думал, это выдумки все и вы просто цену себе набиваете… А не лица друг другу, - пробормотал он уже тише.

От слов Ани, впрочем, стало спокойнее: не насчет внепланового целительства, нет - просто еще больше укрепилась уверенность, что она его не сдаст. Раз уж физиономия Тони не так уж и шокирует многоопытный взор гриффиндорской старосты, то и панику по этому поводу ей поднимать совершенно ни к чему, верно же?

Все указания Мирфилд Рикетт на всякий случай выполнял с преувеличенной тщательностью, то и дело нервно косясь на порхающий у самого лица кончик ее палочки. О результате этих сомнительных медицинских опытов он как-то не думал – отпустили бы скорее, и ладно. Но когда Анна объявила, что закончила, Тони вдруг осознал, что ноющая боль и правда прошла, а глаз можно было наконец закрыть и открыть без какого-либо дискомфорта. Он осторожно дотронулся до того места, что только что ощупывала Аня – пальцы у нее были холодные, как и все в этом драккловом замке в феврале, но сейчас это было прям то что надо.

- Да врут все, вокруг полно ловушек для всяких недотеп и их сов. Кому, как не гриффиндорцам, знать, - очень серьезно кивнул Тони в ответ на источающие скепсис попытки Мирфилд выглядеть достаточной дурочкой для его сомнительной истории. – К вам же столько ступенек ведет, пока доберешься – падать и падать, падать и падать… Да?

Он встал, осторожно размял шею и добавил уже без особого дурачества:

- Это я к тому, что повезло мне нарваться на специалиста в такого рода… э-э-э… травмах. Очень круто вышло, Ань, правда. Спасибо.

Тони глянул на Перышко, продолжавшего немым тюком лежать на парте, и вздохнул. Посидев немного в тишине и спокойствии, Рикетт вдруг понял, как же страшно устал, как сильно болит голова и как хочется уже просто вытянуться где-то и немного полежать без движения. Ну или хотя бы остаться тут, а не тащиться через весь замок, шарахаясь от каждой тени.

Но, конечно, задерживаться было никак нельзя – они и так отняли у Мирфилд кучу времени, да еще и едва не разнесли весь кабинет. Хоть бы и правда чернильницу не разбили: если бы Тони кто-то испортил домашку по Трансфе, он бы, наверное, этого несчастного на месте прибил.

- Слуш, - подумав, сказал Рикетт, сгребая сову и суя ее за пазуху. – Может, я могу что-то для тебя сделать, ну, в обмен на подлеченную физиономию? И, поверь, лучше придумать что-то действительно стоящее, если не хочешь, чтобы я повадился ходить к тебе вместо Помфри как на абонемент, - добавил он и хмыкнул, показывая, что просто шутит. – А то, знаешь ли, в этой школе столько коварных ступенек, что твои навыки - просто на вес золота!

Отредактировано Anthony Rickett (31.03.22 21:19)

+1

13

- Это все лестницы, - подтвердила она. - К гриффиндорской башне их ведет двенадцать, если от крыльца, я специально считала. Оттуда так много у нас синяков, - а не потому, что гриффиндоские младшекурсники охотно бросаются в рукопашную до тех пор, пока не научатся сносно пользоваться волшебными палочками. Впрочем, некоторые особо отметившиеся ученики не избавляются от этой привычки и к более сознательному возрасту.

Легенда с лестницами выглядела так, словно в ней пытаются из последних сил поддерживать хотя бы видимость жизни и правдивости, но Анна, конечно, была девочкой смышленой, а потому от этой легенды старалась сильно не отходить. Даже если так и хотелось съязвить что-нибудь доброе и вечное про то, что этими байками он может сердобольных третьекурсниц накормить, и они слопают, чтобы иметь возможность прикоснуться к священному квиддичному телу, пострадавшему в неравной драке с лестницами. Популярность квиддичистов в этой школе никогда не оспаривалась - у Ани в друзьях ходил целый Грант Пейдж, и не раз она замечала тоскливые взгляды влюбленных младшеклассниц, якобы украдкой бросаемые в его спину. Даром что этими взглядами можно было легко завалить матерого громамонта, не говоря уж об одном отдельно взятом вратаре. Ну ладно, стоило признаться, что Грант был вполне себе ничего, было на что посмотреть, запасть и влюбиться, если уж смотреть объективно.

- Сделать? Для меня? - недоуменно переспросила Аня, уже вернувшись к своим конспектам, где конь не валялся, а ведь на этом домашняя работа, увы, не заканчивалась. Она никак не ждала никакой ответной любезности от Рикетта, просто решила, что может оказать ему посильную помощь, чтобы избавить Амбридж от удовольствия лишать Хаффлпафф баллов. В конце концов, сейчас у них был один общий враг, и нужно было сплотиться перед этим врагов плечом к плечу и вся эта прочая миротворческая чушь, ага. - Постарайся просто так больше не... падать с лестниц, ладно? Чтобы больше не приходилось тебя лечить.

Она и в самом деле не знала, о чем его попросить. О Тони она не знала примерно ничего, кроме того, что и так знали все остальные - что он играет в квиддич, что они дружат с Кэти, что у него не лучшие успехи в учебе, но, в общем-то, и все. Да и до этого дня они как-то не общались вот так чтобы наедине, лишь иногда пересекались на уроках, кажется, только на заклинаниях. Теперь вот она еще знала, что Рикетт с кем-то не поделил одну лесницу, что та так обиделась, лестница, я имею в виду, что набила ему лицо. Вообще, конечно, странно, потому что он хаффлпаффец, а она, вроде, ребята неконфликные.

- А знаешь, - вдруг сказала она, уже занеся перо над пергаментом, но поспешно сунула его обратно в чернильницу, чтобы не капнуть на свою домашку, и повернулась всем телом к Тони. - Ты, случайно, не бываешь на кухне? Там есть такие вкусные эклеры, которые с кремом внутри? У нас их малышня сразу со столов сметает, и как-то их никогда не остается, да и...

Аня замолкла. Кто бы мог подумать, что Анна Мирфилд, гриффиндорская староста, страдает по недоставшимся ей эклерам с таким вкусным заварным кремом внутри и шоколадной глазурью сверху. Признаваться в этом Тони было почему-то очень неловко, как будто гриффиндорские старосты, которые занимаются лечением всяких мелких ссадин и синяков и трясутся над домашками по трансфигурации, никогда в жизни не должны думать об эклерах, потому что это несолидно.

+1

14

- Аня, - Тони посмотрел на Мирфилд со всей укоризной, на какую была способна его вновь обретенная мимика. – Я же просил стоящее, а не совсем невыполнимое! Сама говоришь, двенадцать лестниц. Двенадцать! До хаффлпаффских подземелий, наверное, поменьше, но тоже хватает. Специально посчитаю сегодня.

Он поудобнее устроил сверток с Перышком подмышкой. Вообще, конечно, растерянность Мирфилд он понимал – старосты в Хогвартсе привыкли уничтожать следы хаоса и наводить марафет, скрывая от деканов и Амбридж большую половину следов реальной школьной жизни, и, наверное, не видели в этом ничего особенного. Но все-таки Тони знал Анну слишком плохо, чтобы просто так принять ее помощь.

Ну или хотя бы не подчеркнуть, что в случае чего она тоже может на него рассчитывать.

Впрочем, если честно, чем Рикетт может пригодиться старосте Гриффиндора, он и сам представлял весьма смутно. Помочь по учебе – явно мимо, квиддичем Анна, кажется, не особо интересуется… Книжки, что ли, до библиотеки донести? Так она все равно туда не ходит, иначе бы они здесь и не встретились.

Ну, решил Тони, если Мирфилд вдруг понадобится приложить Петрификусом шальную сову, она точно будет знать, кто по этому делу большой специалист.

Успокоившись на этом, Рикетт собрался было уйти, но тут Аня предложила ему альтернативный способ проявить себя.

- Эклеры? – Тони нахмурился, припоминая. Сам он за столом налегал на что-то посытнее, да и у эльфов выпрашивал в основном сэндвичи и пирожки, так что даже не знал, что с пирожными в школе такой дефицит. – На кухне все есть! Давай я завтра разузнаю и, если что, передам тебе кулек с посыльным, ага? Только не младшекурсником, я понял, - ухмыльнулся он.

Вообще странно, что он сам не подумал про кухню: хаффлпаффцы в школе слыли амбассадорами внеплановой жратвы, так что, если кому-то что-то было от барсука нужно, с высокой долей вероятности этим чем-то был хавчик. Но, с другой стороны, девчонки ж вечно то на диетах, то на каком-нибудь интенсивном голодании, а от пирожных вообще половина шарахается как от огня. Кто бы мог подумать, что Мирфилд не из таких. По фигуре вот не скажешь.

- Только это… - Тони состроил очень серьезную мину. – Говорю как старосте: я сам на кухню ни ногой! Никогда! Даже не знаю, как туда попасть, честно-честно. Так что давай считать, что эти эклеры будут… ну не знаю… еще одной загадкой Хогвартса, идет? – он подмигнул Анне и толкнул дверь, чтобы осторожно выглянуть в коридор. Убедившись, что путь свободен, Рикетт коротко махнул Мирфилд рукой:

- Не торчи тут долго, окей? И спасибо еще раз.

Тони выскользнул из кабинета и аккуратно похлопал сверток со спеленатым Перышком. Им предстояло пройти еще несколько коридоров и пару десятков не посчитанных пока ступенек до безопасного тепла хаффлпаффской гостиной.

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 19.02.96. Основы ПМП для хаффлпаффцев