Drink Butterbeer!

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 15.12.95. stay in the shadows


15.12.95. stay in the shadows

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://i.ibb.co/zmjpVjt/11.gif https://i.ibb.co/jZVCb3v/6.png https://i.ibb.co/nzF2Y7J/3.gif
https://i.ibb.co/DWJk6qS/5.png https://i.ibb.co/KhWZg5n/4.png https://i.ibb.co/tzGv085/22.gif

Anna Mirfield, Katie Bell
15 декабря 1995 год (суббота)
Коридоры Хогвартса

Пора перестать бегать. Или нет?

+1

2

В начале месяца мама прислала письмо, что они с папой все-таки разводятся. Прошло две недели, а Анна так и не придумала, что написать в ответ. Писать слезливые уговоры, чтобы они передумали, еще раз поговорили и не разводились? Или приправить свои слова гневными обещаниями, что если они это сделают, она больше никогда не будет разговаривать с ними обоими и не вернется обратно домой из школы на каникулы? А, может, сделать вид, что этого письма просто не было, как и всех этих лет вечных ссор и холодного презрения, вернуться, обнять сначала маму, потом, сияя улыбкой, поцеловать в щеку отца, как будто они на самом деле - такая образцовая счастливая английская семья?

Так и не определившись с тактикой последующего поведения, Аня запихала письмо на самое дно ее сумки и возвращалась к нему мыслями в любую свободную минуту. Естественно, это дело давно решеное и без ее участия. Сколько было ссор, разговоров, криков, взаимных упреков, слез и тяжелых минут холодного равнодушия. И очередные несколько слов ничего не изменят. На самом деле Аня понимала, что так будет даже лучше. Может, она наконец-то сможет расправить плечи и выдохнуть, когда над ее головой перестанет висеть дамокловым мечом отцовское неодобрение.

Хогвартс - место, где тебе стоит быть предельно аккуратным и внимательным. Если не свалишься с многочисленных движущихся лестниц, круто уходящх наверх к башням, то рискуешь врезаться лбом в рыцарские доспехи, напороться на Филча, чье шарканье стоптанных задников туфель звонко раздается в тишине коридоров, или тебя превратят в пепельницу с ручками и глазами на уроке трансфигурации. Ну или отравят. Или придумают еще какую нелепую смерть. Потому что поселить в замок гигантского трехголового пса (мало кто его видел на самом деле, но все о нем прекрасно знают) кому-то может показаться отличнейшей идеей.

Но иногда может случиться и такая неприятность, как внезапно исчезнувшая ступенька на той лестнице, по которой ты имеешь счастье подниматься. Так случилось и с Анной Мирфилд в этот чудесный вечер. Точнее, он был чудесным ровно до того момента, пока она чуть не упала, не заметив, как ее ногу по щиколотку втянуло в камень лестницы.

- Зараза, - тихонько выругалась Аня, безуспешно дергая ногой в надежде все-таки ее вытащить из ступеньки. А когда стало понятно, что нога накрепко застряла, девушка без сил опустилась на прохладный камень, положив сумку с учебниками рядом. До отбоя было еще немного времени. Как староста, Анна могла спокойно задерживаться после десяти в коридорах, в отличие от обычных студентов, но с появлением Инспекционной дружины даже старосты перестали чувстовать себя в безопасности. Всегда мог найтись какой-нибудь Гойл или Пьюси, которые цеплялись к гриффиндорцам на ровном месте и снимали баллы направо и налево, пользуясь внезапной упасшей на них властью. Анне не хотелось, чтобы ее факультет терял драгоценные баллы, поэтому старалась вернуться до отбоя, за исключением тех дней, когда ей были назначены дежурства и патрулирования.

И вот, как назло, сегодня ее нога завязла в ступеньке лестницы между пятым и шестым этажом, это ведь совсем недалеко от их гостиной. Если бы меньше витала в своих мыслях и больше смотрела по сторонам, этого недоразумения можно бы было избежать. Оставалось надеяться, что она не последняя спешила на седьмой этаж, и кто-то мимо проходящий сможет ее отсюда вызволить - обычно ступеньки поддавались под напором двух волшебников.

- По-мо-ги-те, - шепотом проговорила староста, не то сетуя, не то смеясь над своей незавидной ситуацией. Потому что ну только с ней может случиться что-то подобное. Аня не думала, что просидит здесь сильно долго, даже если ей никто не поможет. В конце концов, по школе тут и там швыряет миссис Норрис, а, значит, освобождения ей не избежать, как и взыскания. ФИлч будет мерзко ухмыльяться и обещать кары небесные, но на самом деле ограничится в очеедной раз только переписыванием карточек или чисткой котлов, кубков в трофейном зале или даже старых цепей в подземельях. Все это Анна проходила и не раз на более младших курсах, а потому относилась к наказаниям с философским смирением.

Отредактировано Anna Mirfield (05.12.21 13:59)

+2

3

Стоило начаться зиме, как в замке становилось невыносимо холодно. Форменные юбки давно бы были убраны в шкаф, если бы девочкам позволяли ходить на занятия в брюках. Но магическое общество настолько сурово, что студенткам Хогвартс приходится активно изучать согревающие чары, чтобы не бегать к мадам Помфри а лечебными зельями.

Сегодня была тренировка, достаточно изматывающая и тяжелая. Всем хотелось выиграть кубок несмотря на то, что команда лишилась своих загонщиков и ловца. Кёрк и Слоупер неплохо влились и включились в игру, быстро прибавляли в навыке стратегии, все чаще попадали битами по бладжерам (а не лицам сокомандников) и отправляли их в соперников. Шансы на первое место у них были. Небольшие, но это уже другой вопрос. Гриффиндорцы не сдадутся, никакие обстоятельства не смогут их заставить отступить от цели.

Перед каникулами задавали достаточно много, их курс уже начали готовить к выпускным экзаменам, рановато, но преподавателей, за которыми так внимательно следит Долорес Амбридж и ее подпевалы можно было понять. Кэти старается не привлекать к себе лишнего внимания, старательно пишет эссе и не прогуливает занятия, на ее плечах больше ответственности, чем было в предыдущие годы, а подводить друзей не в ее правилах.

О да, в этом году, Белл сильно подтянула свои навыки в хранении секретов. Сейчас у нее два, но зато каких. Отряд Дамблдора — секретный «клуб по интересам», где те, кто верит Гарри Поттеру и, собственно, Дамблдору, учатся практическому применению заклинаний, которые помогут защититься в случае опасности. А вот они тут на каждом шагу. Дружинники цепляются сразу же, стоит завидеть ученика с красно-золотым гербом на груди. Хорошо, что большая часть из них балбесы, у Амбридж не очень высокие стандарты.

Второй — ее тайные свидания с Майлзом, которые длятся уже несколько месяцев. То, что объяснить она себе не может до сих пор. Поэтому даже не пытается. Зачем, если ты чувствуешь себя рядом с другим человеком так хорошо? Жаль только, что приходится скрываться по темным углам, пустым классам, где их никто не сможет обнаружить. Это было сложно, выматывающе, ведь Кэти не любит скрывать свои эмоции, но и отдает себе отчет в том, что будет, стоит им с Блетчли просто обменяться парой фраз и улыбками в большом зале или на уроке.

Они делали очередной перевод, точнее нет, они много общались, обнимались, уделяли время друг другу с перерывами на занятие рунами. Вечер пролетел незаметно, как это и бывает, когда ты увлечен чем-то или кем-то. К отбою было бы хорошо вернуться в гостиные, но слизеринец не пускает ее одну по какой-то непонятной причине. Едва ли умудрится попасть в переплет. Уже достаточно поздно, в коридорах так удачно никого нет, поэтому они решаются на объятия у самой лестницы. Так не хотелось расставаться, а тут еще Майлз хитро улыбается и целует ее, ну как можно устоять?

Вздрагивают оба, стоит заслышать шум сверху. — Тут кто-то есть, — она моментально готовится ко всему самому плохому, что приходит в голову, а парень всовывает в ее ладони книгу по Древним Рунам и громко говорит что-то, причем таким холодным тоном, что Белл теряется. Перед тем, как развернуться и удалиться в свои родные подземелья, подмигивает. Только так доходит, что это было маленькое шоу для того, кто потенциально мог стать свидетелем этой сцены прощания.

С пятого этажа до гостиной — рукой подать. Набрав в легкие побольше воздуха, на всякий случай, Кэти выравнивает свое дыхание, надеясь, что яркий румянец на щеках, припухшие от многочисленных поцелуев, губы, легкий хаос на голове останутся незамеченными. Удивленно замирает, завидев на лестнице старосту, с которой отношения, были такие себе. Но все равно, даже не задумываясь, ускоряя шаг, чтобы приблизиться.

— Тебе больно? — на себе такое Белл испробовать не успела, да и не хотела бы. Присаживается на корточки, рассматривая плененную лодыжку, — знаешь, как исправить? Я помогу, — на всякий случай хлопает по карману, проверяя волшебную палочку и опускает учебник на каменный пол. — Что делать?

+2

4

Сидеть, подперев щеку ладонью, приходится не так долго. Совсем скоро на лестницеразносятся чьи-то торопливые шаги,и Аня чувствует, как напрягается спина даже против ее воли. Она пытается по шагам определить их хозяина, почему-то кажется, что это кто-то из студентов, если только та же Амбридж не научилась перепрыгивать за раз по две ступеньки. Да и на Филча не похоже. А вот кто-то из слизеринцев, зачем-то забредших в эту часть замка, вполне может быть. Кто-нибудь из приснопамятной дружины, и тогда проблем не уберешься. Анна почти с грустью думает о скудной горстке рубинов в часах, которых после этой встречи наверняка станет еще меньше.

Раньше в детстве у Ани была безобидная забава - онасадилась на лестничной площадке второго этажа, за толстыми балясинами балконного ограждения, и пыталась по звуку отцовских шагов определить, в каком он сейчас настроении. Если он твердо чеканил шаг, словно военный, шагая широко, то, значит, пора было убираться со своег наблюдательного пункта к себе в комнату, потому что этот шаг сулил проблемы. Если же в шаге появлялась обманчивая мягкость, вкрадчивость, то отец был в более-менее хорошем настроении. Иногда даже удавалось избежать каких-то нравоучений или претензий к недостаточно подобающему внешнему виду - мятую юбку платья, или сползший гольф, или почти незамтеное глазу пятнышко на подоле, или выбившуюся из прически прядь. Но страшнее всего были даже не сами шаги, а их отсутствие - значит, отец работает, и шуметь в доме категоричеси запрещалось. Для занятий музыкой у Анны были отведены строго положенные утренние часы, после обеда дом вымирал почти напрочь, потому что отец удалялся в кабинет. И не приведи Господь хоть кому-то нарушить эту мертвую тишину.

С тех пор слушать чужие шаги стало ее маленькой привычкой, и пытаться по этим шагам наперед понять, что ее ждет. Сейчас шаги пропрочили или спасение, либо окончательную погибель. И лучше бы первое.

- Хорошо, что это ты, а не..кто-то другой, - с облегчением произнесла Анна, когда стало понятно, что это всего лишь Кэти. Отношения между ними, мягко говоря, не очень в последнее время. До открытых конфликтов никогда не доходило, но и той теплоты, что была раньше, уже не было. Аня даже не заметила, когда они начали отдаляться, потому что ей было совсем не до этого. Она настолько погрузилась в свои попытки угодить отцу, что начисто перестала замечать окружающих ей людей. Погоня за одобрением превратилась в одержимость, и скоро Анна осталась совершенно одна. Наверное, если бы не Грант, всегда оказывающийся рядом с ней, она бы окончательно поехала крышей.

- Нет, она просто застряла, - ответила Аня. Неприятно было, но не больно. Не та ситуация, которую хочется повторять изо дня в день, но, слава Мерлину, не калечащая настолько, чтобы после этого бежать в Больничное крыло. - Попробуй потяни меня, - предложила староста, протягивая руки к некогда лучшей подруге. - Может, так получится.

Интересно, откуда Кэти так торопится в гостиную? С тренировки? Или...откуда вообще она может идти? Аня вдруг поняла, что не имеет ни малейшего понятия, что происходило в жизни Кэти все это время. Но ведь наверняка что-то же, да было? Она бы сильно соврала, если бы сказала, что ей все это время не нужна была ее компанияя. Нужна, но иногда история поворачивается так, как ты от нее совершено не ждешь.

Аня поднялась на ноги со ступеньки и приготовилась что есть силы тянуться из своей западни. Не  может же она здесь просидеть всю ночь.

+2

5

— Дружинники нечасто добираются до пятого этажа, — фыркает Кэти, выражая этим все свое отношение к этим товарищам. Чем дальше от подземелий, тем концентрация слизеринцев, гордо выпячивающих грудь со значком «Инспекционной дружины» становился меньше. Но те, кто забредают, особенно усердно ищут повод, чтобы придраться. — Лишний раз не хочется видеть их лица, конечно, — садится рядом с однокурсницей, знакомясь с ситуацией, в которую та попала.

Наверное, на первых курсах их с Мирфилд можно было считать подругами, но все менялось, медленно, но верно. Кэти не нравилось слушать нравоучения о том, как правильно себя вести, с кем общаться больше, а кому не стоит уделять внимание. Ровно так же, как и желание Анны нравиться всем без исключения. Даже наивная Белл не верит в подобное. Есть люди, которых ты на дух не переносишь, то работает и в обратную сторону. Прятать свое истинное отношение за натянутой милой улыбочкой охотница не умеет и учиться не собирается.

Но даже с учетом тих деталей, они не ссорятся, не скандалят, да спорят периодически, но каждая понимает, что вторая выходит из спора со своим мнением, гриффиндорское упрямство победить не могут даже гриффиндорцы. Весьма забавно.

— Да, конечно, — кивает, укладывая книгу по рунам на ступеньку выше и обхватывает лодыжку Анны. — Скажи, как будешь готова, — им лучше объединить усилия, чтобы точно вызволить старосту из плена. Главное не отвлекаться от основной задачи, ведь наблюдательная гриффиндорская староста запросто может заметить то, чего, по-хорошему, не нужно.  Белл поднимает голову и смотрит в сторону того мест, где несколько минут назад они с Майлзом наслаждались объятиями друг друга, опрометчиво думая, что никто их не заметит. Даже ладошки вспотели от мысли, что секрет может быть так глупо раскрыт. «Нужно быть осторожнее», — думает Кэти, прикусывая до сих пор горящие от поцелуев губы.

— На счет три? — не поднимает взгляд на соседку по комнате, просто дает обратный отсчет: — Один, два, три, — девушки одновременно начали тянуть ногу вверх, чтобы высвободить из каменного капкана. — Еще немного, — ей было видно, как продвигается дело, — совсем чуть-чуть, — Мирфилд спокойна, хотя на ее месте рыжая волшебница уже паниковала. Травмы не любит, проводить еще больше времени в больничном крыле не готова от слова совсем, достаточно тех переломов и ушибов, которые получает на квиддиче и занятиях отряда.

— Ты как? — плюхается на ступеньку, вытирая ладошки о мантию, — не сильно больно? — копается в сумке, в поиске бутылки с водой, но пальцы трясутся из-за тревоги о сохранности личной тайны и ничего толком не получается. Приходится незаметно сжать кулак, сделать несколько глубоких выдохов. Становится лучше, даже бутылочка находится, — воды хочешь? — протягивает Анне, неспеша убирая со ступенек лестницы книгу.

+1

6

- Зато когда добираются, становятся еще злее от количества лестниц, что им приходится пройти, - это случается не так часто, но каждый раз становится практически что черным днем в календаре для Гриффиндора. Непонятно, за что Амбридж так не любит ГРиффиндор - то ли у нее какая-то старая на него обида, то ли из-за Поттера, которого она просто на дух не переносит, но эта ее нелюбовь в полной мере передается и дружинникам тоже, которые и до этого не особо жаловали львиный факультет.

Кэти вдруг смотрит куда-то ниже по лестничным пролетам, словно кого-то услышала или заметила, и Аня, конечно, тоже смотрит следом в тут точку, но никого не видит. Спокойствия это не добавляет, хочется уже поскорее освободиться и убраться отсюда, пока не настигли какие-нибудь неожиданные проблемы.

- Да, на счет три, - согласилась Мирфилд, готовясь к обратному отсчету. Пришлось схватиться за поручень, чтобы добавить себе еще одну точку опоры - так бы дело пошло намного быстрее. Ногу неприятно тянет - ступенька явно не планирует так просто расставаться со своей добычей, но в итоге нога все-таки выскакивает из западни, так что Аня едва кубарем не летит ниже по ступенькам, но ее все-таки спасает то, что она держитсяза гладкий полированный порученьлестницы. Она по инерции спускается на несколько ступеней ниже, чтобы вернуть себе равновесие, но удается обойтись без очередных травм. Аня присела на ступеньку ниже той, на которой устроилась Кэти, и потерла пострадавшую лодыжку. Наверняка останется синяк.

- Все нормально, - на Ане плотные колготы, которые совершенно логичны в это время года, так что ознакомится с последствиями она уже только в спальне, когда придет время готовиться ко сну. - Не очень больно, скорее неприятно и...обидно. Сама виновата - нужно было смотреть под ноги, а не...ну, в общем, смотреть под ноги.

Она никому не рассказала о письме, даже Гранту. Пока еще сам не решила, как к этому относиться, поэтому и не хотела напрягать окружающих своими проблемами. Чьи-то родители разводятся сплошь и рядом, и в этом нет никакой трагедии вселенского масштаба, чтобы об этом трубить на каждом углу. Даже если для самой Анны это очередное испытание, которого она хотела бы по возможности избежать. Как будто мало в этом году трудностей и без этого - взять только одну Амбридж.

- Ты на тренировке задержалась? Уже почти отбой, - без тени осуждения в голосе поинтересовалась Аня. Раньше она бы наверняка разразилась длинной осуждающей и нравоучительной тирадой о том, как важно соблюдать правила, и чем бывают чреваты задержки после отбоя, сейчас же Аня просто устала все контролировать. И ей просто интересно, что происходит в жизни некогда лучшей подурги. Ей бы хотелось вернуть все, как раньше, на младших курсах. Но это было так давно, быть может, у них нет ни единого шанса...

- Спасибо, - она не спешит отказываться от воды, и, в общем-то, убеждается в мысли, что Кэти наверняка была на тренировке - поэтому у нее растрепаны волосы, раскраснелись щеки, а с собой есть вода. Аня с собой бутылки с водой никогда не носит, у нее учебники не вмещаются в сумку, а о том, чтобы впихнуть в нее что-то еще, не может быть и речи, иначе сумка точно разойдется по швам.

+1

7

Они подтрунивают не над слизеринцами, а только над дружинниками, в таком формате не чувствуется никаких угрызений совести. Она не позволяла себе подобного раньше, не позволит и сейчас, ведь ее парень, первый и невероятно потрясающий носит на груди зелено-серебряную нашивку со змеей. Это говорит лишь о том, что он учится на другом факультете, но не определяет как личность. Эту мантру она повторяла себе год за годом, чаще, если знакомые слизеринцы вели себя, как по учебнику: «а вам говорили, что слизеринцы все одинаковые!» Все это совершенно не так.

— Мне кажется, что Амбридж вообще никого не любит, а мы еще склонные к непослушанию, чуть больше остальных, — против статистики не попрешь, попадаются гриффиндорцы значительно чаще, и баллы теряют с завидной регулярностью. — Такова наша судьба, — хмыкает, ведь хочется принять действительность, но не получается, ведь отношение инспектора несправедливое.

Нога высвобождена. Но староста едва не теряет равновесие. Кэти не видит, что та держится за перила, но очень на это рассчитывает и все равно хватает соседку за талию, надеясь, что удержит ее, а не полетит кубарем по лестнице вместе с ней. — Уф, обошлось, — укладывает руки на колени и внимательно рассматривает лодыжку, — точно не болит? — выглядит вроде нормально, но Кэти и нормальность не очень сочетаются, поэтому луче подстраховаться. Пока Мирфилд определяется с ощущениями, Белл запускает пальцы в волосы, ероша их. Она часто так делает, когда не знает, что ответить, когда растеряна, сейчас тревожно не только за однокурсницу, но и за сохранность своей тайны, хранить ее и так становится сложнее, как могла позволить себе такую неосмотрительность.

Подсознание дает простой ответ. Могла и еще как, ведь рядом с Майлзом время даже течет иначе, она превращается в кого-то другого, того, кто может болтать о всякой ерунде, того, кто отвлекается на объятия и поцелуи за переводном с языка древних рун. Она словно чувствует, как длинные пальцы нежно сжимают талию, чтобы притянуть поближе, но иллюзия исчезает стоит услышать голос.

— А…нет, — словно очнувшись, растерянно отвечает Кэти, — сегодня нет тренировки, я рунами занималась, — даааа, только рунами, конечно, — сама знаешь, что предмет не простой, — пожимает плечами и подхватывает с каменной ступеньки книгу, тут же прижимая к груди. — Сложный и очень увлекательный предмет, — мысленно хихикает, потому что в последнее время увлекать он стал гораздо сильнее. Белл поднимается и протягивает руку. Да, сейчас они не так близки, как когда-то, но это не значит, что есть между девушками какая-то вражда, как будто они выше этого, — пойдем, пока лестница не решила изменить свое направление? — улыбается, представляя, как они будут плутать по коридорам, если не успеют, — или можем дойти до мадам Помфри, пусть посмотрит твою ногу, не хочу, чтобы ты была травмирована, — забота, так давно ничего подобного не испытывала к Анне, наверное, с тех самых пор, когда был достигнут апогей из противостояния. Сейчас все казалось такой мелочью, детской глупостью, капризом, чем угодно, но не осознанным решением.

0


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 15.12.95. stay in the shadows