Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 30.08.1996. small talk


30.08.1996. small talk

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

--
Эдвард, Элис, на фоне Эрика
30 августа
Лавка Олливандера

лавке Олливандера, несмотря на исчезновение самого Олливандера, приходится работать в прежнем режиме.

0

2

За три недели нахождения под домашним арестом Элис порядком соскучилась по общению. Поэтому когда Эрика заявила о свое желании посетить лавку Олливандера, хаффлпаффка не замедлила за ней увязаться. За время вынужденного нахождения сестры в стенах дома, Эрика сменила на милость гнев, вызванный побегом Элис из дома, а потому была совсем не против компании. Жаль, что повод был нерадостный - палочка гриффиндорки отчего-то барахлила - задерживалась с выполнением заклинаний, а ведь через два начнется новый учебный год. Требовалось ее осмотреть, может что-то почистить  - девушка мало понимала в тонкостях работы с волшебными палочками. Сестры знали, что мистер Олливандер внезапно исчез в июле, но надеялись застать в лавке Эдварда - может тот им поможет. Если он, конечно, нашел в себе моральные силы заняться семейным делом после исчезновения деда.

Косой переулок производил удручающее впечатление. Некоторые магазины закрыты, какие-то даже с заколоченными дверьми, никаких ярких вывесок, бегающих и болтающих наперебой детей и подростков. Элис прикрыла глаза, не желая смотреть на происходящее, и двинулась вслед за сестрой к лавке Олливандера. Главное - не смотреть по сторонам, тогда можно оставаться в уверенности, что ничего этого нет. А Элис вовсе не хотела признавать, что в мире произошло что-то плохое. Это все где-то там, во взрослом мире, а она через два дня поедет в Хогвартс, погрузится в атмосферу учебы и дружбы и никакие треволнения внешнего мира ее не коснутся. Ее каникулы были настоящем безумием, полные радости и свободы. Нет, никаких мыслей о заколоченных дверях, она подумает об этом позже.

Подойдя к двери лавки Олливандера, Эрика попробовала толкнуть дверь - та поддалась, и с некоторой осторожностью она, а вслед за ней и Элис, зашли в помещение.

+1

3

Тишина в Лавке кажется инородной, неправильной, нескладной. Эдварду уже месяц приходится привыкать к новым ощущениям, когда он заходит в Лавку. Ему больше не улыбается дедушка, громко приветствуя, стоит внуку перешагнуть порог магазина, и больше не слышно, как дед напевает себе под нос, пересчитывая палочки. Здесь даже не пахнет больше им.

Лавка после погромов была страшным зрелищем, и Эдвард едва помнит, как собрался с силами, помогая отцу и матери разгребать завалы. Глядя, как они с палочками наперевес чинят и ремонтируют обугленные части магазина, сам с метлой сгребая с пола мусор и пыль.

Ощущение своего бессилия родилось именно в день, когда они вернулись экстренно из отпуска в Англию, ринулись всей перепуганной троицей в магазин и не обнаружили в ней никакое присутствие Гаррика Олливандера. Он исчез. Просто взял и пропал.

Ноги у Эдварда слабеют, а взгляд тускнеет всякий раз, стоит вспомнить перешептывания жильцов Аллеи, которые видели издалека, как какие-то хмурые незнакомцы заставляли Гаррика идти за ним. Его выкрали. Его любимого дедушку, лучшего мастера волшебных палочек, что видел магический мир, взяли и выкрали.

Эдварду приходится с этим жить каждый раз, когда он заступает на смену в Лавке и помогает отцу работать. Сейчас у того куча работы, миллион новых дел, поэтому Эд нередко заведует Лавкой сам, один, без чьей-либо помощи.

Повзрослеть пришлось быстро.

Эд поднял голову, когда колокольчики над дверью оповестили о новом посетителе. Их в последнее время очень много — сказывалось приближение учебного года. Эдвард ждал малолетку-первокурсника, но увидел удивленно сестер Толипан.

— Здравствуйте, — слегка заторможенно, но как всегда предельно вежливо улыбнулся Эдвард, выпрямляясь. — Что-то случилось?

Он помнил палочки сестер: больше он знал о той, что была у Эрики, но у Элис, вроде бы, английский дуб. Волос единорога. Десять дюймов.

+1

4

- Привет! - радостно улыбнулась она, но тут же помрачнела, увидев ка выглядит Эдвард - грустный, он смотрит на мир безо всякого энтузиазма. Захотелось самой сесть рядом и заплакать. Но тогда они все погрязнут в этом бесконечном унынии и бессилии. Должен быть кто-то, кто удержит все на плаву, не даст впасть в отчаяние. Недолго думая, Элис вновь натянула на лицо улыбку и эмоционально заговорила:

- Ох, у Эрики проблемы. Ее палочка забарахлила. Она произносит заклинание, а палочка выполняет их, но спустя некоторое время. Пара секунд, не более, но это доставит неудобства в школе. Ты можешь посмотреть? Не знаю, можно ли с этим что-то сделать, очень не хотелось бы покупать новую палочку.

Пока Эрика передавала Эдварду палочку и еще раз более подробно объясняла суть проблемы, Элис решила осмотреться по сторонам. Внешне лавка выглядела также, как обычно, но создавалось ощущение, что отсюда пропал весь ее магический шарм. Словно вместе с мистером Олливандером из магазина вынесли и магию волшебных палочек. Интересно, значит сейчас новые палочки не производятся, только продаются те, что есть в наличии? Элис очень хочется спросить об этом Эда, но она не решается, кто знает, готов ли он говорить о произошедшем. Не хотелось быть нетактичной и ранить его еще больше, чем есть сейчас.

- Сможешь чем-то помочь? - вернулась она к разговору с Эдвардом. - Может ты занимался подобным когда-нибудь ранее, в летние каникулы? Если ты не сильно занят, у тебя наверняка много посетителей в преддверии нового учебного года, и без нас хлопот и проблем хватает.

+1

5

— Ого, как невовремя она решила покапризничать, — удивился Эдвард, переглядываясь с Эрикой. — Да, конечно, я посмотрю.

Когда ты несовершеннолетний и до разрешения использовать магию вне Хогвартса еще жить и жить, умения юного мастера волшебных палочек значительно урезаются. Впрочем, дедушка всегда учил Эдварда не опираться в своей работе исключительно на магию — сами руки тоже должны знать работу.

Переговариваясь с Эрикой о ее палочке, Эдвард ненароком успел глянуть в сторону Элис, что оглядывалась с грустным лицом. Да, подобное он замечал в покупателях все чаще и чаще. Другие посетители тоже замечали, как странно стало находиться в Лавке без ее законного владельца. Будто сердцевину вытащили из древесины. И оставили ее совсем пустой.

— Работы много, — кивнул Эд, — но она помогает.

Эдвард отложил палочку Эрики и почесал затылок, пытаясь сообразить, куда мог положить касторовое масло.

— Палочка распереживалась перед новым учебным годом, — улыбнулся успокаивающе Эд, объясняя Эрике. — Ничего страшного, могу ее обработать… Вот только…

Он нахмурился, недовольно цокая языком, шаря глазами по пространству.

— Никак не могу понять, куда мы положили… Просто, понимаете, после погромов… все не на своих местах… — говорил он, пока тянул за ящики, рыскал под бумагами, копался в коробках.

Абсолютно все было не на своих местах.

Отредактировано Edward Ollivander (19.07.22 14:32)

+1

6

Хотя бы одной проблемой стало меньше - выдыхает Элис. Это она, конечно же, о палочке Эрики, а не о состоянии Эдварда. Его грустный и потерянный вид так не вязался с привычным образом дружелюбного и спокойного юноши, что было не по себе. Стало неловко и захотелось сбежать. Вот он, ему плохо, а тут они со своей палочкой. Элис улыбается и подходит ближе.

- Спасибо, - мягко говорит она, - Ты нас очень выручишь. Ты очень хорошо разбираешься в палочках, - отметила она, - в будущем станешь отличным мастером волшебных палочек, к тебе будет очередь выстраиваться, вот каким популярным ты будешь.

Элис улыбнулась. Тем временем Эдвард, нахмурившись, начал что-то искать.

- Что ты ищешь? Тебе помочь?

Элис была уверена, что Олливандеры не раз убирались в магазине после похищения мастера палочек, но здесь все равно оставался некоторый бардак. Трудно убрать все по своим местам, когда ты до конца не знаешь, а где оно - это самое место.

- Со временем все вернется на свои места, - уверенно произнесла Элис, - Я имею в виду все это.

Она обвела руками помещение. Решила помочь, хоть и не знала, что именно они ищут. Раз обработать - значит, мазь, раствор, и надо искать тюбик, или бутылку, или банку. По крайней мере точно не бумажки и не палочки. Элис присела на корточки и, обнаружив на полу разбросанные листы бумаги, собрала их в аккуратную стопку и положила на ближайшую тумбу. Заодно под нее заглянула - нет, ничего не завалялось. Поискать тоже в ящиках? Не посмотрев по сторонам, Элис встала и громко ойкнула, больно ударившись головой об открытый ящичек.

- Ничего, до свадьбы заживет, - поспешила она успокоить обеспокоенного Эдварда, который тут же оказался рядом. - И у тебя заживет, ощущение пустоты и бессилия, я имею в виду. Если что, я всегда рядом и выслушаю, хоть так я смогу помочь.

Наверняка многие говорили ему то же самое, каждый говорил, что готов помочь и что все будет хорошо. Но Элис не могла не предложить свою помощь. Не настаивать, но мягко дать понять, что она рядом.

Поняв, что молчит слишком долго, Элис опустила взгляд вниз и неожиданно увидела на самой нижней полке черную бутылочку без этикетки.

- Это случайно не оно?

+1

7

— Возможно… — не согласился, но и не стал спорить Эд. — Или же мы можем просто привыкнуть к новым условиям.

Сказанные им же слова нанесли больше боли, чем если бы Элис продолжила давить ту же точку, что нащупала. Ему все еще трудно было обсуждать потерю дедушки, что нельзя было сказать о теме погромов — если месяц назад Эдвард чувствовал, что костенеет только при упоминании нападения, то сейчас он имел смелость произносить слово «погром» и не вздрагивать от него. Время лечило. Со временем даже непривычная, неправильная обстановка в Лавке станет обыденностью и обрастет уютом.

Если дать этой ране время, чтобы зажить.

Упоминание свадьбы заставило Эдварда улыбнуться.

— Но ты все же неслабо приложилась. Я могу принести льда, поможет с шишкой, — он кивнул ей на лицо, замечая растущую припухлость.

Он зацепился за тему легкого увечья Элис, чтобы не дать ей повода продолжить говорить об увечьях, что нес с собой Эдвард. Олливандеру трудно было признать, что в нем что-то сломалось и нуждалось в исцелении. Даже если это банальная пустота в неприятной смеси с бессилием.

— Миссис Толипан, надеюсь, быстро справилась с отказом моих родителей, — неловко улыбнулся Эд.

А потом он опустился вслед за Элис и заметил ту же баночку.

— Вот она! — он потянулся к ней, слегка закряхтев. — Сейчас обработаем палочку. Ох, тугая крышка. Ну и дела.

[newDice=1:10:0:1-3 - крышка успешно открылась, 4-6 - ой, масло брызнуло и заляпало мантию Элис, 7-10 - бутылочка выскользнула из рук, упала и разбилась]

+1

8

-  Да не нужно льда, там все не так страшно, — отмахнулась Элис и потрогала голову. — Ай! Нет, все-таки давай. Принеси. Иначе послезавтра я буду самой уродливой девушкой в Хогвартсе, — хмыкнула она.

— О, матушка уже в тот же вечер забыла о существовании вашей семьи. Совсем забыла. Будто бы семейства Олливандеров и вовсе не существовало в магическом мире, — закатила глаза Элис, когда речь зашла о событиях прошлого года.

И ведь действительно — прошел целый год с того самого дня, как я ее чуть не выдали замуж. Девушка помнила, как пришла с матерью в дом Олливандеров и предложила заключить брачный союз между их детьми. Не откажи тогда ей родители Эдварда, ребята были бы уже помолвлены.

— Но твои родители, конечно, странные. Любые другие на их месте уцепились бы за возможность связаться свою семью с чистокровной. И кстати, — добавила девушка, — после того случая от меня отстали с поиском жениха. Папа настоял. Хотя, чует мое сердце, теперь поиски возобновятся — с их точки зрения я сильно провинилась летом и теперь меня следует держать в ежовых рукавицах, — Элис пожала плечами — уж она-то совершенно не считала свой побег из дома чем-то, заслуживающим столь серьезного наказания. — Но можешь быть спокоен, тебе уже точно не бывать моим будущим мужем, — улыбнулась в конце девушка.

Тем временем Эдвард уже открыл бутылку с тем самым нужным чем-то, что поможет починить палочку Эрики. Субстанция была похоже на какое-то масло, им юноша и обработал палочку сестры.

— Спасибо, -поблагодарила его хаффлпафка. - У тебя хорошо получается управляться с палочками. После школы планируешь продолжать семейное дело? И да, думаю, лёд всё-таки очень нужен, - вернулась к предыдущему разговору Элис. - Принесешь, пожалуйста? Поухаживай за мной, как за своей несостоявшейся невестой, - хихикнула девушка.

+1

9

— Мои родители просто знают, что нам разрешено многое, — с усмешкой рассказывает Эд: — Олливандеры были чистокровной семьей, но мой прадед женился на магглорожденной волшебницей. Необходимость в качественных волшебных палочках пересилила неприязнь аристократии к предателям крови. Нас так даже не называют.

Эдвард сильно гордился семьей и ее большой историей. Несмотря на все взлеты и падения, несмотря на грустные ее следы, несмотря на потерю любимой тети и бесконечные конфликты отца с дедом. Они продолжали оставаться Олливандерами — в своей манере бунтовщиками, революционерами, способными быть угодными как власть имущим, так и простым беднякам. Умение находить с каждым общий язык позволяло бизнесу процветать, Эдвард знал как это как никто другой.

Пережил же он террор Долорес Амбридж, будучи одновременно другом Драко Малфоя и оставаясь студентом Гриффиндора. Пережил же он косые взгляды недовольной Гермионы Грейнджер, которой не хватало в Эдварде желания встать на чью-то сторону.

Теперь, после кражи дедушки, Эдвард стал ярче понимать гнев отличницы-старосты. Времена наступили такие, что оставаться нейтральным, отмахиваться заученными фразами из разряда «давайте быть просто дружными», было просто нельзя.

— У меня не остается выбора, — усмехаясь, отвечает Эдвард на вопрос о будущей стезе. — Да, постараюсь помогать отцу с бизнесом.

Они не ожидали, что время перенимать ответственность за Лавку, наступит так быстро. Эдвард верил, что дедушка проживет еще как минимум сто лет. Эдвард верил, что такие мастера, как Гарик Олливандеры, должны были жить вечно.

— Лед в подвале. Можем сходить к нему, если не возражаешь.

Он покосился на Эрику с немым вопросом: будет ли она против остаться одна ненадолго? И она была не против, судя по молчанию.

— Украду тебя, как ревнивый несостоявшийся жених, — хмыкая, подхватывает он игру Элис.

+1

10

- В подвале? - подозрительно косится она на Эда. - Ну пойдем.

- Мы скоро вернемся, - бросила она сестре. - Можешь пока выбрать себе еще одну палочку. Вдруг пригодится, - хихикнула она и двинулась вслед за Эдом к двери.

- Э нет, я точно повода для ревности не давала, - продолжила она разговор с юношей, спускаясь за ним по ступенькам. - Ты разве видел вокруг меня толпу кавалеров? Или я хотя бы одного кавалера... - грустно протянула девушка. - Не везет мне в любви, не везет, - вынесла окончательный вердикт Элис и ступила наконец на ровный пол.

Подойдя к морозильной камере, Эдвард достал лед и, обернув мягким платком, аккуратно приложил его ко лбу девушки. Расстояние сократилось до подозрительно близкого и Элис невольно запаниковала. "Вот глупая! - мысленно одернула она себя, - Он же тебе шишку на голове лечит, а не целоваться лезет. Это все твоя больная фантазия и отсутствие парня. Вернусь в Хогвартс и обязательно кого-нибудь себе найду. Кого-нибудь с седьмого курса, обязательно крутого, умного и красивого".

- Спасибо! - радостно произнесла Элис, вдохновленная только что придуманными перспективами нового учебного года. Она перехватила у юноши лед, чтобы держать самой, и направилась к выходу из подвала.

- Мы все, - громко оповестила она сестру, уже порядком заскучавшую от одиночества. - Пойдем домой?

Девушки неспеша двинулись в сторону входной двери: одна с новой палочкой, другая с новой шишкой.

- Увидимся послезавтра! - обернулась она к Эдварду и улыбнулась. А можно снова вернуться в подвал, но только чтобы он подольше не отходил от нее?

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 30.08.1996. small talk