Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Library » 01.09.96. Новая песня Шляпы о главном [c]


01.09.96. Новая песня Шляпы о главном [c]

Сообщений 1 страница 20 из 113

1

https://i.ibb.co/tPQH6Dk/tumblr-olcbwbk-D6-Q1w5pcogo2-r1-540.gif
все студенты и преподаватели Хогвартса
1 сентября 1996 года (воскресенье)
Хогвартс, Большой Зал

Боль­шой зал с четырьмя длинными факультетскими сто­лами и преподавательским столом на возвышении был, как обычно, украшен парящими в воздухе све­чами, в свете которых тарелки на столах сверкали и переливались.

Мастер: Jason Samuels

[icon]https://i.ibb.co/Sxyv2yq/tumblr-ppupksrtk-F1tiuw0o-400-2.gif[/icon][nick]Sorting Hat[/nick][pers]<b><a href="https://harrypotter.fandom.com/wiki/Sorting_Hat" target="_blank">Распределяющая Шляпа</a></b>, X столетий[/pers][status]Проникаю в чертоги разума[/status]

+2

2

О двух друзьях, о двух врагах
Я расскажу историю свою.
Поведаю ее в стихах,
А лучше даже пропою.

Четыре Основателя друзьями были.
И вместе пищу, кров делили,
И двери Хогвартса для всех открыли,
Где магии детей учили.

У Годрика студенты были отважны
И не боялись закалиться в борьбе.
Преграды к знаниям тем были не страшны,
Кого Ровена забирала к себе.

Честолюбивцев выбирал Салазар,
Разящих и делом, и словом.
Приют у Хельги всех ожидал:
Она привечала студента любого.

И весело жили наши друзья,
Учили других и сами учились.
Пока не пришла однажды беда,
И вдруг раздоры меж ними случились.

С тех пор, гонимые враждой,
Все факультеты разом разлучились,
Оставив жить меня мечтой,
В которой враг и друг объединились.

От сердца к сердцу отыщу ли путь?
Найду ли в спектре нужные частоты,
Чтоб донести пускай не смысл, не суть,
А только часть, ну, хоть чуть-чуть, хоть что-то?

Чужой пусть перестанет быть чужим,
С враждой произойдет метаморфоза
И перед страшною угрозой
Пусть будет мир единством одержим!

И факультетские раздоры
Пусть станут прошлым разговором.
Ну а теперь по Основателей веленью
Начнем сейчас распределенье!


авторские права:
Присутствуют куски стихотворения Владимира Британишского "Взаимопонимание людей"

[icon]https://i.ibb.co/Sxyv2yq/tumblr-ppupksrtk-F1tiuw0o-400-2.gif[/icon][nick]Sorting Hat[/nick][pers]<b><a href="https://harrypotter.fandom.com/wiki/Sorting_Hat" target="_blank">Распределяющая Шляпа</a></b>, X столетий[/pers][status]Проникаю в чертоги разума[/status]

+14

3

— Моя жизнь превратилась в отстой, друг, — со вздохом пожаловался Закир Луке, когда они оказались у Большого Зала.

Лука определенно не нуждался в нытье Закира, не думал становиться жилеткой для слез товарища, но друг был таким душевным парнем, что с ним хотелось поделиться. А Закиру давно хотелось выговориться.

— Я, блин, вообще не знаю, что делать после школы, хотя вроде вот все лето проработал в центре беженцев и помогал людям, мне даже нравилось. Я вроде гордый сын своих родителей, дофига религиозный, чувак, но моя бабушка капец как недовольна, что я нарушаю законы Ислама и до сих пор не продержал ни один пост. Тьфу, да у меня даже с девчонками не ладится!

Зак хлопнул себя по лбу. Это уже, блин, седьмой курс. Надо что-то делать. Типа что-то решать. Выбирать уж. Летом Закир не слишком скучал по магическому миру, волшебники продолжали казаться ему странными иностранцами, в чей ряд Акрама вписали по ошибке, и даже в уютном мире Косой Аллеи Зак чувствовал себя не к месту.

Хотя… с учетом погромов, там вообще теперь нифига не уютно.

— Прости, братан, я нытик, — фыркнул Закир и сел за стол, поправил бейсболку.

Даже не глянул в сторону орущей свои песни-пляски Шапки, не до нее сейчас было. И не до мелюзги, которая ждала распределения.

Настроение, впрочем, чуть-чуть улучшилось, когда Закир обнаружил рядом со своей рукой пиалу с финиками. Домовики любили его угощать народными сладостями.

— Будешь? — он протянул один Луке.

+24

4

Хелен придирчиво поправила на себе галстук, недовольно хмуря брови оттого, что шейный аксессуар ни в какую не желал ложиться ровно, вновь и вновь норовя покоситься вбок. Поджав губы, Хелен вытащила палочку и при помощи магии привела свой вид в порядок. Идти в Большой Зал с криво висевшим галстуком казалось ей дурным тоном.

Статус выпускницы обязывал относиться к себе с большей требовательностью. Становиться для младших примером для подражания и для преподавателей — объектом гордости. Хотя с ощущением гордости от старших Хелен никак не уживалась вот уже полгода. Будто бы резьбу сорвало, будто бы мир перевернулся, случилось страшное.

Хелен не считала, что ее летнее происшествие с побегом из дома, получением проклятья и неправильным романом со взрослым, женатым мужчиной — плохой опыт. Она вкусила жизнь, доселе ей незнакомую, и ей даже понравилось.

Однако отныне внимание и надзор мистера Долиша за ней будут пристальнее, строже. В памяти еще были свежи их ссоры, будто один в один повторявшие те скандалы, которые устраивали друг с другом мистер и миссис Долиш. Но если миссис Долиш смирилась с должностными правилами мистера Долиша, то Хелен было трудно.

Мир менялся, и Хелен не понимала, как можно было дальше оставаться верным Правительству. Но с мистера Долиша, с ее любимого отца, было сложно спрашивать за позицию и нравственность. Он был человеком долга и не видел ничего плохого в том, что просто выполнял свою работу — несмотря ни на смены руководителей, ни на сомнительные решения сверху.

Слепота или верность?

— Неужели ты наконец-то присел? — усмехнулась Хелен, увидев перед собой Джейка, что был на ногах с самого начала посадки на Хогвартс Экспресс.

Хелен окинула Джейка заботливым взглядом. Они не смогли нормально поговорить, когда столкнулись в поезде, но Хелен успела сказать ему, как им гордится, ведь стать старостой школы — достижение почетное и трудоемкое. Сказать нужно было еще много, рассказать целую тонну новостей, но Хелен терпеливо ждала нужного момента. Давить на Джейка или требовать от него внимания у Хелен не было права. Очень давно.

Хелен замолкла, готовясь прислушаться к словам Шляпы, но отвлеклась на шумное недоразумение, явившееся сзади.

— Ты потерял свой стол, МакЛагген? — с улыбкой поинтересовалась она, глядя на болтливого и не в меру самодовольного гриффиндорца.

А потом слегка наклонилась, вздернув интригующе бровь:

— Или ты пришел мне рассказать что-то новое?

+23

5

Дедушки нет. Вот уже очень давно. Дедушки нет.

Верить в его смерть Эдвард уперто отказывается, он не желает даже слышать о необходимости проводить похороны — это бред, это сущий кошмар, так нельзя, непростительное кощунство.

Оставлять Лавку и ехать учиться, когда отцу так нужна помощь с магазином, ведь ему одному сейчас тяжело справляться с навалившимися делами, Эдварду тоже кажется кощунством. Поэтому он молчаливо отсиживается в поезде, мало с кем болтает, на контакт идет без особой охоты. Даже улыбаться Эдварду сейчас сложно.

Его дедушку украли больше месяца назад, и до сих пор никто не знает, где он. Сердце у Эдварда болит немыслимо. Поэтому вовлекаться в школьную суету совершенно нет настроения.

Он садится за стол и вываливается из своего омута тяжелых мыслей только из-за громкого голоса Шляпы. Та произносит слова о мире, дружбе, о конце войны. Эдвард косится на щедрый стол, что накрыли домовики, радуясь возвращению школьников, и не чувствует в себе никакого позыва к пище.

— Скорее бы по гостиным, — вздыхает он в пространство, угрюмо упирая щеку в кулак.

+23

6

- Вот же задница. - Ворчит О’Коннор, падая на скамью рядом с Олливандером, складывая руки перед собой на столе и утыкаясь в них лицом. Этот чертов хаффлпаффец едва не сломал ему скулу своим грозным и весьма увесистым кулаком, слегка помял и повалял по полу, но О’Коннор тоже успел выплеснуть дурь на говнюка, пока не сложился пополам от невыносимой боли в груди.

Гриффиндорец и сейчас проверяет рубашку, убеждается в очередной раз, что шов не разошёлся и он вовсе не истекает кровью, как это было пару недель назад. Боль почти ушла, и спасибо парочке конфеток-таблеток, припрятанных в кармане мантии - Кэрри О’Коннор оказалась щедра на обезболивающее, просто сама ещё об этом не узнала.

Эйден поднимает голову и с лёгкостью находит своего обидчика за барсучьим столом - слишком большое тело, тупая широкая ухмылка и какая-то чересчур фриковая прическа на голове - такого бить даже обидно, но тот сам напросился, ляпая все подряд, не думая, по всей вероятности. Для О’Коннора существует только одна провокация - слизеринка, в сторону которой теперь он старается даже не смотреть.

- Говнюк. - Добавляет гриффиндорец, корча рожицы хаффлпаффцу, который наконец обратил на него внимание. Сие театральное представление длится до тех пор, пока Эйдену самому не надоедает и он не отправляет кусок запеченного картофеля в рот, старательно пережёвывая. - Что? - О произошедшем с семьей Эдварда О’Коннор ничего знать не знает, поэтому уставляется ничего непонимающим взглядом на сокурсника. - Куда ты так спешишь? Поешь. Выглядишь так, будто тебя морили голодом все лето.

+22

7

Благоразумно было бы не уделять внимание побитой физиономии О’Коннора и незамысловато ответить на его замечание о внешнем виде Эдварда. Сказать ему что-нибудь простое, вежливое, обтекаемое — оставаясь в рамках нейтралитета.

Но Эдвард бесконечно устал быть беспроблемным и удобным. Всплеск легкой агрессии вырывается в дерганой реакции: взгляд в упор, брови нахмурить, напрячь плечи. Но тут же расслабиться.

Не здесь, не сейчас, да и конфликты — точно уж не стезя Эдварда. Выдохнуть, выпустить пар, передумать нарываться.

— Себя-то видел? — с легкой, беззлобной ухмылкой интересуется Эд, разглядывая боевые отметины Эйдена. — Не изучал целебные заклинания или нет знакомых по этой части?

Эдвард, например, знал пару бытовых исцеляющих чар. Когда ты работаешь с палочками, у которых может взбрыкнуть характер, так или иначе приходится учиться себя залечивать. Обжигался Эдвард не раз.

+24

8

О’Коннор подцепляет вилкой ещё одну картофелину, но до рта не успевает донести, нервно дёргает плечом, заметив реакцию Олливандера - он пока ещё не готов к новой взбучке, или что там себе накрутил уже сокурсник, но, судя по выражению его лица, вопрос Эйдена получился до жути бестактным. Но стоит тому слегка расслабиться, как и сам О’Коннор разжимает слишком напряжённые пальцы, отпуская вилку обратно на тарелку.

- Нарвался на боевого, но весьма безмозглого хомяка. То есть барсука, хотя какая разница. - Эйден поправляет воротник мантии и оттягивает удушающий галстук. - Шрамы украшают мужчину, - только если ты их не получаешь, садясь пьяным за руль отцовской машины, - главное, чтобы это были не душевные, а то заклинания не помогут.

Слизеринский стол у противоположной стены зала, но даже отсюда О’Коннору не составляет труда заметить светлую макушку девушки, которая истерзала за пару дней лета его похлеще, чем несколько недель, проведённых в абердинской больнице. Он не задерживает взгляд, переводит на ее огромного дружка - бугимэна, вечно шастающего со своим блондинистым дохликом Малфоем, злится, потому что не может смириться с тем фактом, что у Дэвис есть вот такая плюшевая подушка-обнимашка, кто-то, кто ей в некоторой степени не безразличен. Цепочка с подвеской, подаренная ею на день рождения, почти обжигает кожу. Единственный раз, когда он снял ее, точнее с него сняли, было в больнице, когда зашивали раны.

- Слушай, Эдвард, - О’Коннору нужно отвлечься, он чувствует эту необходимость настолько сильно, насколько хватает в нем сил противостоять желанию набить лицо и Гойлу, - не кисни, можем даже сходить на свиданку, если захочешь, поиграем в доктора и пациента. - Ржет гриффиндорец, хлопая Олливандера по плечу.

+22

9

- Мор, - прежде, чем сесть рядом, Оливия наклоняется к сокурснику, расцеловывая в обе щеки, - как я рада тебя видеть, все никак не могла подобраться к тебе в экспрессе и на станции. Как твое лето? - Шердлоу наконец садится, поправляет новую юбку - ещё один год и о школьной форме можно забыть, пусть ей и доставляло удовольствия носить эти идеально выглаженные рубашки и галстук, возможно, она от них и не откажется после выпуска, только вот сменит средний каблук на туфлях, прибавив к своему росту ещё несколько дюймов.

Сейчас же она ещё больше рада тому, что длинные рукава мантии скрывают «непотребство» (как бы выразилась ее тетка, если бы узнала) на запястье. Она жалеет, очень сильно жалеет, что сделала это, отправившись в Лютный переулок к Скаррсу, но поделать ничего не может - никакое заклинание не способно свести эту татуировку раньше, чем через год, да будут прокляты эти драккловы чернила… и этот Миккаэль со своими принципами, чтобы икалось ему до скончания веков…

- У меня для тебя подарок, отдам в гостиной после ужина. - Оливия по привычке пропускает мимо ушей песенки мерзкой шляпы - хватило кошмаров на первом курсе, которые преследовали ее после церемонии распределения. - Бельгийский шоколад, эксклюзивная партия. Море удовольствия и никаких побочных эффектов. - Одну такую коробку Шердлоу прикончила в тот вечер, когда сунулась к Кеддлу похвастаться татуировкой, а вместо любви и обожания, клятв в вечной и чистой любви получила то, чего боялась больше всего - презрение.

От воспоминаний о той мерзкой сцене пропадает всякий аппетит, и даже карамельный пудинг не спасает ситуацию. Оливия ковыряет его ложкой, тяжело вздыхая.

- Почему все должно быть настолько сложным? - Спрашивает она не то у Вэйзи, не то у сидящей по другую руку Селины. - Почему нужно обязательно влюбляться в человека, которому на тебя наплевать? Нет, ещё хуже… который тебя практически ненавидит!

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/658/241807.jpg[/icon][nick]Olivia Shardlow[/nick][status]твоя боль[/status][sign][/sign][pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Оливия Шердлоу</a></b>, 17 лет[/pers][info]Слизерин, 7 курс.[/info]

Отредактировано Olivia Shardlow (21.07.22 01:02)

+22

10

К концу поездки в Хогвартс-экспрессе Джейк всерьез начал сомневался в собственных умственных способностях - неужели он вот этого так страстно желал последние два месяца, изводя себя от нетерпения ровно до того момента, как на ладонь из письма с гербом Хогвартса выпал  вожделенный значок старосты школы? Вседа будучи излишне ответственным к собственным обязанностям, Джейк, наверное, взялся за исполнение собственного долга как-то очень рьяно, и к прибытию поезда на платформу Хогсмида чувствовал себя слегка обманутым. Нет, он, конечно, предполагал, что старосты школы не просто всякие волосатые в прожилках пинают, пока остальные занимаются своими делами, проводя последние часы в праздном ничегонеделании, но не предполагал, что обязанностей станет как-то резко больше. Теперь он должен был быть примером не только своему факультету (работало не очень, потому что рейвенкловцы авторитетов признавали неохотно), но и остальным старостам тоже, а, учитывая скопище своенравных малолетних волшебников, задача стояла несколько ужасающая. Мало того, что пришлось переодеться в мантию аж в самом начале пути до школы, так еще и покидать поезд почти последним.

Единственное, что во всем этом, помимо хорошо так причесанного чувства своего собственной важности и потешенного самолюбия, радовало Джейка - еще и то, что на мантии Селины отливал зеленым символ точно такой же значимости и ответственности. И он никак не смог сдержать улыбки всякий раз, когда случайно ловил ее взгляд или просто выкраивал долю мгновения, чтобы проследить за ее перемещениями - счастливо, бесхитростно, как мальчишка-первоклашка, только-только окунувшийся в удивительный мир волшебства. Еще на собрании в купе старост он успел шепнуть ей мимолетное "Поздравляю" прежде чем все остальные собрались, и нужно было держать лицо и вежливую дистанцию.

- Я бы с удовольствием даже прилег, - наконец бросив свои кости на лавку наискосок от Хелен, признался Джейк, с наслаждением вытягивая под столом длинные ноги и хищно осматривая тарелки перед собой. Он не успел перекусить в поезде, и теперь чувствовал, что готов сожрать дракона целиком, не оставив даже костей. - Привет, Кормак.

Справедливости ради, Кормаку стоило бы вернуться за свой стол, но Джейк, и без того выполнивший за сегодня львиную долю своей работы, решил просто махнуть на это рукой - от одного МакЛаггена от их стола не убудет, тем более, что Фарли в данный момент больше заботили запеченый картофель и куриные ножки, манящие своим удивительным ароматом с ближайшего блюда.

Если поесть в поезде Джейк не успел, то зато успел попросить у Беллы их семейную сову, чтобы отправить заказ в Три Метлы на добрую партию сливочного пива, которую планировал выставить в спальне уже семикурсников, и тем самым отметить не только его назначение, но и начало нового, последнего учебного года. Даже если завтра с утра будет не очень хорошо, вечер пройдет на уровне.

- Как твое лето, Хелен? - спросил Джейк, не особо вслушиваясь в слова песни. Спрашивать Кормака он побоялся, потому что тот мог заливаться соловьем про себя любимого до самого завтрашнего вечера, а у Фарли не было столько свободного времени.

Отредактировано Jake Farley (06.07.22 19:52)

+24

11

- А потом, представляешь, я ловлю эту ведьму уже на подходе к Лютному и зову кого-нибудь из авроров, за которых, вообще-то выполняю их работу, а они и в ус не дуют! - Кормак, воодушевленно махая руками, так что вокруг образовалась пустая зона в толпе заходящих в Большой Зал студентов, заканчивал рассказ о своих приключениях в Косом Переулке, куда он, как всегда, ездил закупать школьные принадлежности. - Так что вот как-то так, Барри, работает наше доблестное Министерство, - вообще, идущего рядом с ним рейвенкловца звали точно не Барри, но имени его МакЛагген не запомнил, а это имя было наиболее подходящим для него. При одном взгляде на паренька Кормак сразу понял: не Джон, не Генри и даже не Николас, а вылитый Барри. Он покровительственно положил руку на плечо парня, когда обнаружил, что они уже зашли в Большой Зал и пора бы занимать места. Заприметив аппетитную курицу (белок, Барри, нужно потреблять больше белка, если хочешь быть таким же сильным и классным, как я), МакЛагген сел за стол. И только после этого огляделся и понял, что красным цветом на форме тут даже и не пахнет - стол-то был рейвенкловский. Но пересаживаться уже было поздно - профессор МакГонагалл (Кормак вжался в скамью) уже внесла Распределяющую Шляпу, а за ней вереницей потянулись первокурсники. Гриффиндорец пожал плечами и пододвинул к себе блюдо с курицей. Нет разницы, где сидеть, если у него друзья и поклонники на всех факультетах.

- Решил, что вашему столу не хватает гриффиндорского задорства и хороших летних историй, - улыбнулся Кормак, - Привет, Джейк, вижу, у тебя новая должность. Мои поздравления, это очень ответственно и серьезно.

МакЛагген похлопал нового старосту школы по предплечью (тянуться через весь стол, чтобы дружески хлопнуть по спине не стал) и уважительно кивнул ему. Кормак считал, что он и сам бы смог стать старостой школы, если б захотел, но общение с Чаллоком лишило его этой возможности. Зато с другом весело! Гриффиндорец оглянулся на свой стол и, поймав взгляд Стива, показал тому большой палец.

- Я как раз рассказывал Барри о том, как ходил этим летом за школьными покупками и почти поймал торговку крадеными артефактами, - МакЛагген кивнул в сторону Барри, - Могу и тебе рассказать, если ты согласишься сходить со мной на свидание.

[nick]Cormac McLaggen[/nick][status]Ave, Cormac[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/154/697558.gif[/icon][pers]Кормак МакЛагген, 17 лет[/pers][info]Гриффиндор, 7 курс[/info]

+22

12

Небольшое лирическое отступление ака флешбек ака фанты мои фанты.

Трансфигурированная из валуна удочка отлично лежит в руках Хелен, пятки которой облизывает кромка воды Черного озера. Времени немного, скоро сборы в Большом зале, ее вот-вот хватятся. Но Хелен нужно пара минут в тишине, у озера, с удочкой в руках, с жирной наживкой, на которую она хочет поймать рыбу. Рыбалка хороша как средство избегания от суровой реальности. И во время рыбалки можно подумать — как минимум о том, что из себя представлять ближайшие девять-или-больше месяцев в школе.

Последние девять-или-больше месяцев в школе.

///

— Маркус, а правда, что в Озере можно поймать шпротву? — вдруг спрашивает Хелен у Белби, севшего рядом. — У Кармайкла можно будет купить хорошую наживку? Или он таким не занимается?

Слегка хмурит брови: Кармайкл подогнал однажды Хелен мозги ленивца.

Тут же она слегка тушуется под внезапностью и точностью в своем попадании вопросом Джейка. Говорить с ним о лете вроде и хочется, а вроде и решительности не хватает. Как человек, чье мнение для Хелен всегда будет важным, Джейк со своим осуждением не прибавит подруге хорошего настроения.

— Занимательное, — уклончиво отвечает она Джейку. — Извини, я не писала писем. Голова была занята иным.

«Другим».

— Кто такой Ба…

Под взгляд Хелен попадает Шелдон. Шелдон не был никаким «Барри», но выглядел страшно вымотанным разговорами с Кормаком, поэтому был готов называться хоть Пиппиным Ужасным, лишь бы от него отстали.

— Зовешь меня на свидание? — хмыкает она. — Чаллок меня тоже звал, но быстро испугался и потерялся. Даже жаль, я рассчитывала, что хотя бы львы способны одолеть боязнь перед красивыми девушками.

Она поправила галстук Кормака, затянув тот потуже.

+23

13

Выныривая из летних каникул, проведенных сначала в Глазго, а потом у бабушки в шотландской глубинке, сродни очередному попаданию в магическое Зазеркалье, информационный вакуум наконец разрывается, и все случившиеся за время твоего отсутствия в волшебном мире события вьются вокруг роем потревоженных пчел.

Писем от друзей Хилари почти не получала. Не потому что на нее обиделись, или что-то такое. Просто слать сов к бабушке было не очень безопасно из соображений скрытности: с мамой и дядей они еще пять лет назад условились, что бабуле не слова о том, в какую школу ходит ее внучка.

...Узнавать уже в поезде о том, сколько происшествий и исчезновений произошло всего за пару месяцев, оказалось настолько неприятно, что по пути из Хогсмида Хилари оторвалась от стайки однокурсников, и понуро тащилась в хвосте, с трудом переваривая осознание, что мир, казавшийся вполне обыденным без всяких новостей извне, был всего лишь ширмой, за которой творилась невесть какая дичь. И что будет дальше? В безопасности ли бабушка и мама? В безопасности ли дядя, которому, по долгу службы, приходится расследовать разные происшествия?

За себя переживать как-то не получалось. Да, говорят, мол, Хогвартс - самое безопасное место в Британии, но, ха-ха, не ученикам самого Хогвартса в последние пять лет это стоит говорить. За непростыми думами Хилари с небольшим опозданием просочилась в Большой Зал - Шляпа распевала последний куплет - и бездумно воткнулась на первое же попавшееся свободное место среди старшекурсников, к которым зачем-то подсел парень в гриффиндорской форме. Девочка только сейчас, при виде еды, поняла, как проголодалась. И незамедлительно принялась накладывать себе картофельного пюре, подливки и свиных отбивных, невольно подслушивая беседу. И даже удивленно перегнулась через стол, чтобы рассмотреть говорящую - красивая светловолосая семикурсница на любителя рыбалки не особенно была похожа.

- А что интересует в качестве приманки? - встряла Эрскин с видом эксперта по рыбалке, - Мандула, воблер, блесна, на крайняк живца на опарыши наловить? ...

- Ого. Ого! - взгляд поймал блеск нового значка на мантии Джейка Фарли, - Ты теперь староста школы!

Она тут же спохватилась, заморгала невинно, удержавшись от того, чтобы ткнуть в значок пальцем. Ну, так-то, непонятно, что означает эта новость. Что Джейк, уже давно и хорошо знакомый по вылавливанию Хилари по сорванным походам на кухню в приступах ночного жора, будет патрулировать в два раза чаще и строже, или наоборот у него будут какие-то новые обязанности, и число патрулей сократится?

- ...В смысле, поздравляю, да. Это круто!

+21

14

     Фоули с упоение слушал песню Распределяющей Шляпы. Он цыкал на каждого, кто пытался говорить хоть на тон выше, чем это позволено. Он только ради Шляпы и явился в Большой зал, потому что ему снова стало плохо в поезде и профессор Стеббль даже хотела отправить его сразу отдыхать. Но нет! Какой уважающий себя студент Хогвартса пойдёт мять подушки, когда в главном помещении школы для него будет петь сама РАСПРЕДЕЛЯЮЩАЯ ШЛЯПА! Салливан не знал, чем она занимается весь год, потому что лично он её видит только на первое сентября, но именно этот день парень ждет из года в год. Шляпа всегда занимает самое почетное место в Большом зале и собирает вокруг себя множество студентов и преподавателей, чтобы выполнить свою самую главную и ответственную миссию, которую кроме неё никто не сможет сделать, а именно - спеть приветственную песню собственного сочинения. Фоули бы даже свою волшебную палочку отдал ради такого, правда не согласился бы на подработку в виде распределения по факультетам. Кто вообще додумался всучить ей эту халтуру?

    - БРАВО!!!!! - закричал Салливан и поднялся на ноги, громко аплодируя, когда песня смолкла. Он скептически посмотрел на всех, кто  жиденько похлопал, а потом решил, что попросит у директора встречи с её Величеством Шляпой, чтоб переписать текст. У него в голове созрел целый кавер на эти стихи. Нужно было лишь подобрать хорошую аранжировку и целый хит на века готов.

      Когда хаффлпаффец опустился на своё место, то заметил перед собой не самую презентабельную рожу, но говорить Рикетту о том, что он уродливо выглядит не стал. Кажется, его сосед по комнате уже должен был смириться с этим, а напоминать ему ещё раз об этом - это как ковырять незаживающую болячку. Вместо этого Салли решил, чтобы будет общаться с более приятными ему людьми. Например, с Анукой, которая сидела справа от него. Или с ... Мерлиновы кальсоны ... Фоули так сильно был увлечен песней Шляпы, что не сразу заметил неземной красоты девушку слева. Приятные черты лица, коротенькая летняя стрижка, улыбчивые глаза и ямочки у уголков рта говорили о том, что это самый дружелюбный человек на свете. Хватит с него ненормальных надменных слизеринок, которые вокруг себя ничего не видят. А эта блондинка именно та, кого он искал всю жизнь. Хаффлпаффец быстро посмотрел на Рикетта и вспомнил всё то, чему его учили. Ну точнее, не вспомнил, но зато знал, где подсмотреть. Он покопался в карманах своей мантии, нашел смятый клочок бумаги и прочитал написанное.

    " Спросить:
1. как зовут?
2. с какого факультета?
3. есть ли красивые подружки?"

     Салли пару раз пробежался глазами по листку, смял его и уже в уме повторил прочитанное, а затем привлек внимание Тони и шепотом сказал, показывая на блондинку слева.

    - Рикетт, смотри. Это мать моих будущих детей, - он подмигнул приятелю, а затем уже потыкал пальчиком девушку и сказал ей, - Привет. Твои ноги, наверное, очень устали, ведь ты крутишься у меня в голове весь день, - он самоуверенно встряхнул головой, как заправский роцкер, а затем вспомнил напутствие Тони и продолжил, - А как тебя зовут? С какого ты факультета? И есть ли у тебя красивые подружки? - последнее он оттарабанил очень быстро, хотя и не без харизматичной нотки в голосе.

Отредактировано Sullivan Fawley (07.07.22 00:31)

+22

15

- Хэй, Кэдваллэдер, Шляпе подпевать будем? Мерлин, че с лицом, ты разве не рад, что в школу возвращаемся? Первое сентября, драккл его подери, снова овсянка на завтрак, пары у Флитвика и гора домашки… It's the most wonderful time of the year, - затянул Рикетт не в такт, но с чувством.
- Кажется, это что-то рождественское, балда, - поморщился Эрик. – Ты что, не успел с летних каникул прийти – уже зимние ждешь?
- Не без этого, - кивнул Тони, пробираясь сквозь толпу к хаффлпаффскому столу. – Ты как, к отбору готов, летать хоть научился или как всегда?
- А сам-то удары тренировал, или нам снова перед каждым матчем койку у Помфри резервировать? Кстати, слуш, я из дома такую штуку притащил, покажу в гостиной – просто улет!..

Плюхнувшись на свободное место рядом с сокурсниками, Рикетт не удержался и бросил короткий заинтересованный взгляд в сторону гриффиндорского стола, а вот Эрик был больше занят собственным факультетом, так что почти сразу резко заехал Тони локтем в бок.
- Это что, Макс? Не, ты видел?
- А? – повернулся Рикетт. – Ааа! Видел, - невозмутимо кивнул он, не уточняя, что было это аж месяц назад. – Тшшш, придурок, не спугни, вдруг нормальным человеком станет, на рисование пойдет, место в команде освободится…
- Ага, мечтай, - фыркнул Эрик и тут же притих от гневного шипения Фоули. Шляпа пела все же получше, чем сам Салливан, поэтому соседи старались с уважением относиться к моментам, когда тот удовлетворял свою потребность в музыке молча.

Когда началось распределение, а первокурсники потянулись к табуретке, Тони вдруг заметил, что на Фоули накатило странное оживление, и наклонился над столом, чтобы его расслышать.
- Э-э-э, поздравляю, а кто… - начал было он, но тут Салли, не откладывая дела в долгий ящик, кинулся добиваться девушки своей мечты. И вечер сразу прям заиграл новыми красками.

- Мы должны это остановить, - взвыл рядом Эрик то ли от смеха, то ли от ужаса – Он же с нами живет, она его грохнет, а нам весь год мирись с траурной лентой над его кроватью!
- Не-е-ет, - протянул Рикетт, расплываясь в счастливой улыбке. – Я ждал. Четыре года ждал, пока эти двое схлопнутся друг о друга. Лучший. Вечер. В жизни. Реально как Рождество.
- Ясно. Я живу с дебилами, - булькнул Эрик, роняя голову на руки.

Тони же показал Фоули большой палец, оценив, что парень хоть и волнуется (мать будущих детей – это вам не книззл чихнул!), но старается, и повернулся к Макс:
- Да, что насчет подружек? – спросил он, подпирая голову кулаком и отчаянно пытаясь не ржать.
Хотя, честно говоря, за личную жизнь Фоули он сейчас переживал куда больше, чем за свою.

+18

16

Кажется, Слизерин называют факультетом Воды.
Сейчас Дафна чувствовала это особенно остро. Точнее - глухо. Весь Хогвартс вместе с Большим Залом был будто погружен в самую толщу Чёрного Озера. Ни звука. Ни цвета. Ни очертаний предметов или людей. Только тишина, которая упорным давлением закрывала уши. Голоса сотни студентов были едва слышны монотонным гулом. Руки не дрожали, но внутри ладоней чувствовалась странная неприятная вибрация. Девушку будто треснули по голове, смазав мир в одно блёклое пятно. Хотя на самом деле болела только правая скула. И горела щека. До сих пор.

Неужели утренняя пощёчина может продержаться под кожей так долго?

Многоголосый гогот - слишком близкий - резко разорвал её личный "пузырь". Словно громкость мира с нуля выкрутили на максимум. Гринграсс вздрогнула, очнувшись. Под оглушительный хохот и аплодисменты Драко демонстрировал с помощью пантомимы, как он разбивает кому-то нос. Дафна весело улыбнулась в ответ - не зная, собственно, чему - и перевела взгляд на очередь из робких неофитов. Казалось, совсем недавно она также смотрела на сестру, надевающую Шляпу. Это был один из счастливейших моментов её жизни - когда малышка Тори села к ней за один слизеринский стол. Как и сегодня вечером - впервые с того момента. Ведь обычно младшая Гринграсс сидела со своими подругами и однокурсниками. Но в этом году Астория решила сделать исключение.

Даф молила всех известных ей богов, чтобы сестра не слышала того, что произошло утром. И вчера. И четыре дня назад.
Она приложила для этого все усилия. Астория-не-должна-узнать.
Нет.
Никто не должен.

Шляпа как раз успела допеть - зал разразился аплодисментами. Особенно буйствовал, разумеется, стол Гриффиндора.
Тори о чем-то спросила сестру в тишине начавшегося распределения малышни. Широко - очень широко - улыбнувшись, девушка ответила:
- Извини, я задумалась о песне Шляпы. "Найду ли в спектре нужные частоты", - красиво сказано, не находишь? И что ты спросила?
Дафна всё же была уже на шестом курсе. А значит её умение слушать "официальную информацию" вполуха, занимаясь своими делами и мыслями, было отточено до автоматизма.

Избегать всех взглядов, смотря на распределение первокурсников, было невозможно - приходилось смотреть по касательной через весь зал. А это сейчас была самая опасная траектория.

"Он сломает нам жизнь... Или просто убьёт меня. Интересно, насколько сложно первой произнести Аваду?"

Дафна испугалась собственной мысли. Страх и потерянность внутри перетекали в ярость. Затем в животный испуг. И снова в холодные быстрые расчёты.
"Главное, что сейчас я далеко от него. Есть время придумать план действий. Есть варианты..."

Но вариант "уставиться с прищуром прямо перед собой" был явно плохим. Кажется, Блейз вопросительно на неё посмотрел - ещё бы.
Едва не чертыхнувшись, Дафна перевела взгляд на преподавательский стол - единственное "безопасное" место. Чтобы оправдать свой странный интерес к столику для пожилых, Даф сказала сидевшей рядом Кинжал:

- Трелони впервые за столом на пиру в честь начала учебного года. Странно, правда? Но, слава Мерлину, на уроках я с ней больше не увижусь. А ты?

Дафна вежливо присоединилась к овациям в честь новенького слизеринца, гордо идущего за их стол. Посмотрев на юного первокурсника, взгляд девушки предательски и неосознанно скользнул дальше. Туда, куда смотреть сейчас было абсолютно нельзя - на край хаффлпаффского стола.

"Чёрт, чёрт, чёрт...", - быстро повернув голову к сестре, Дафна почувствовала, что вместо холодной воды вокруг словно начался пожар.
"Трусливая дура. Конечно, вместо честных объяснений, почему ты его бросила в самый ужасный момент жизни, ты будешь его избегать. Великолепный план. Надёжный, как швейцарские часы"

А ведь она могла как минимум поговорить с Заком в поезде. Но выдержать справедливую порцию гнева и ненависти ещё и от него... Малодушно не смогла. Пускай даже у неё были "достойные" оправдания.

- Мел, ты же тоже продолжишь в этом году Астрономию? Одной смотреть на звёзды хоть и поэтично, но не практично, - спросив первое, что пришло в голову, шутливо обратилась к девушке Дафна.

"10 очков за профессиональное лицемерие, мисс Гринграсс"

Отредактировано Daphne Greengrass (08.07.22 03:22)

+21

17

Это лето выдалось на редкость продуктивным. Аня не могла припомнить ни одного дня, чтобы она просто просидела его в доме Ба и Де, не занимаясь ничем, потому что каждый, буквально каждый день из этих двух летних месяцев был чем-то занят. То она училась рыбачить и управлять катером, то дед брал ее вместе со своей командой в море, то Малыш Роб приволок откуда-то старый мотоцикл, который предложил пересобрать у них в гараже, и Аня половину августа подавала ключи, отвертки и приносила Робу с кухни сендвичи и куски мясного пирога, пока он по локоть в масле ковырялся во внутренностях этой ужасающей машины. А еще она подрабатывала у Бу официанткой, таскалась по дискотекам с новыми друзьями, впервые напилась и потом страдала еще как минимум два дня, и за все лето не притронулась ни к скрипке, ни тем более к мольберту, как всегда было раньше, когда вся ее жизнь была подчинена отцовским порядкам.

Даже несмотря на дождливое лето в Суонси, Аня умудрилась изрядно загореть, а волосы выцвели и от соленого воздуха стали жесткими, как проволока, но глаза сияли, а большего было и не надо.

Всю дорогу до Хогвартса Аня бессовестно проспала. Нет, она, конечно, побывала на инструктаже, вежливо похлопала новым старостам Школы, а после этого быстренько смоталась в одной из с трудом найденных свободных купе и продрыхла там столько, сколько было возможным. Только не рассказывайте Гранту, но ребята из местной маггловской школы, с которыми она познакомилась и подружилась на каникуах, устроили ей прощальную вечеринку, будучи увереные, что она уезжает куда-то в Шотландию в жутко дорогую и крутую частную закрытую школу, а там, сами понимаете, ну какие могут быть развлечения, так что пожалели Анну и расстарались на славу. Спать она легла уже в четыре, а в семь встала, чтобы начать собирать вещи, которые до сих пор были разбросаны по всей ее комнате. Технически, комната когда-то была маминой, тут все до сих пор было именно так, как хотела сама Миранда, но Аня ничего не стала в ней менять, даже старые плакаты с Backstreet Boys и Spice Girls не стала снимать со стен.

Если бы не Рикетт, который разбудил ее почти у самого Хогватса, Аня проспала бы и прибытие. Поймав его взгляд, Мирфилд помахала ему рукой и направилась к гриффиндорскому столу.

- Еще весь седьмой курс впереди, Зак, - беспечно заметила Анна, которая шла рядом с Лукой и Закиром, и потому слышала весь их разговор. - Знаешь, я уверена, что если решение еще не пришло, значит, еще не настало его время. А потом как-нибудь будешь сидеть на Заклинаниях, и поймешь, что вот оно - то, чем будешь заниматься. Я тоже понятия не имею, что буду делать. Мы с Грантом думали что-нибудь связанное с артефактами.

С Грантом... Аня неуютно поерзала на своем месте. Надо было что-то решать с лучшим другом детства, у которого вдруг появились какие-то не-дружеские чувства, а Аня оказалась к этому совершенно не готова, и, думая о Гранте, чувствовала себя не в своей тарелке, словно снова не оправдала чужие ожидания. Наверное, к этому нужно было просто привыкнуть.

+20

18

Чудесные летние каникулы пролетели как голодный гиппогриф за желанной добычей, но Лука был рад вернуться в школу. Ему пришлось выдержать долгий разговор с беспокоящимися родителями, не знающими, как теперь будет безопаснее для всех. Отец, помнящий еще первую войну и работающий в Министерстве Магии, сейчас наполненным суматохой, противоречивыми слухами и неоптимистичными прогнозами, связанными с возрождением темного волшебника и сменой министра, нервничал. И эти переживания немного передавались и ему, Луке, но не настолько, чтобы уезжать из страны и бросать обучение - не для этого он шесть лет тут сидел, страдал над домашками,  чтобы сойти с финишной прямой. И несмотря на всю гнетущую атмосферу, что царила в магической Англии, Хогвартс все еще казался уютным, домашним и неизменно теплым - со школой было связано много хороших воспоминаний. А хорошего как-то было сейчас немного, и парень старался замечать то, что вызывало ощущение света внутри.

Так что гриффиндорец уселся на лавку в привычно празднично украшенном Большом Зале и вздохнул с облегчением.
Лука был рад оказаться дома.

- Ты молодец в любом случае, отличное дело же сделал, и помогал людям, и самому нравилось, - поддержал он Закира, своего друга. Карузо понимал, что другу не нужны советы, а просто хотелось выговориться и чтобы выслушали. Лука был не против побыть внимательным слушателем, хотя от долгих советов ему было трудно удержаться, но тут началось распределение и его прервала шляпа. В отличии от Акрама, Лука выслушал песню шляпы с удовольствием - он обожал ее песни, как творческому человеку ему всегда были невероятно интересны слова, и еще с первого курса хотелось знать, что там за чары такие, что шляпа может вот так и в рифму и смысл, и не повторяться. Ему бы иногда не помешали. Он тоже громко похлопал вместе с Фоули за другим столом и потом так же громко и с улыбкой встречал каждого новенького гриффиндорца. Малыши выглядели по милому испуганными, и Лука вспоминал такого же мелкого и взъерошенного себя шесть лет назад.

- Наша староста права, у нас есть еще год, чтобы все решить, - утешающее произнес Карузо, наклоняясь к Закиру, похлопывая друга по плечу. - Целый год, чтобы разобраться с этой взрослой жизнью, - парень закатил глаза.  - И выучить весь материал семи лет за один год, - Лука закивал Анне на ее слова про заклинания, и осмотрел преподавательский стол, громко вздыхая с огорчением. Теперь ЗоТИ будет вести профессор Снейп, с которым у них взаимная нелюбовь со времен уроков зельеварения. Хотя его способности в защите были лучше, в том числе и благодаря прошлогодним занятиям отряда, чем варка всяких вонючих растворов, гриффиндорец чувствовал, что первое впечатление "громкого неумехи",  использующего котел как барабан, ему точно не подправить.

-  Всегда можно пробовать разное и в итоге выбрать, что именно тебе нравится, я считаю, это главное. Иначе зачем вообще эта жизнь, - категорично заявил Лука.

- И девушку мы тебе найдем! Да ты еще первый из нас, - Карузо слишком резво обвел сидящих рядом однокурсников рукой, задев свой стакан соком. - Женишься. Ой. - Он вытер разлитые капли.  - И не нытик ты. - Пихнул он локтем Закира и улыбнулся. - Все в порядке. И я тоже не знаю, что буду делать после выпуска, все слишком... странно. ЖАБА сначала сдать бы, - вздохнул он и потянулся к еде. И вообще дожить до мая, а то зная их курс...

- Да, спасибо. - Лука стащил финик с пиалки - Закир иногда угощал разными сладостями с посылок из дома и Карузо был привычный и ему было вкусно.
Лука был рад собраться со старыми друзьями, поесть, и именно сейчас он ощущал себя более-менее спокойно.

+21

19

Каждый раз, возвращаясь в Хогвартс Кэти испытывала какой-то трепет, всегда было что-то новое. Сейчас, проходя через двери Большого зала, видя перед преподавательским столом распределяющую шляпу могла только улыбнуться, ведь все как обычно.

— Прикинь, это наш последний год в школе, круто, правда?  — басит над ухом Чаллок, и тянет растерянную гриффидорку вперед к столу факультета. Она не думала об этом, ведь и правда, последний год, а что потом? Да никому не известно, ведь случиться может что угодно. Грустить сейчас точно не время, ведь наконец-то все собрались вместе после долгих каникул и даже без привычной компании Анджелины, Алиссии, Ли и близнецов, у Белл очень много приятелей и даже друзей.

— А ты где Кормака потерял? — устраиваясь рядом с Закиром, интересуется у Стива. Эти двое — не разлей вода, суету исправно наводят, глупости делают, может быть пойдут по стопам Уизли, в какой-то степени.

— КОР-М-А-А-А-А-К, Д-А-Р-А-Г-О-О-О-ОЙ, ГДЕ ТЫ? — без тени стеснения или сомнения орет Стив, оглядываясь по сторонам. Друг находится за столом рейвенкловцев, что, судя по выражению лица ранит чего чувства. — Ну ты посмотри на него, Кэти! Клеит Долиш, а я ее на свидание даже звал! Гавнюк! — Чаллок строит какую-то странную рожу в сторону МакЛаггена и переключается на еду.

— Привет, ребята, — Зак выглядит немного грустным, а Лука, наоборот, излучает оптимизм, — как отдохнули? — с ними летом они не пересекались, хотя Белл в принципе мало кого видела из школьных товарищей, разве что… Оглядывается, быстро пробегаясь взглядом по слизеринскому столу, Майлза не находит и это волнительно. Ведь конец лета у него был достаточно трагичным. Она найдет способ поддержать его, если, конечно ему нужна ее поддержка, а сейчас…

— Аккуратнее, Стив, — толкает Чаллока в плечо, стряхивая крошки с юбки, — отклоняется назад, и тянется через ребят до плеча Ани, — эй, ты так круто загорела! — у подруги был невероятный вид, как будто она отдыхала в экзотической стране и носила цветочные венки все лето, волосы красиво контрастировали с цветом кожи добавляли старосте особого шарма. — Я соскучилась, — письма, которыми девочки обменивались летом, неплохо, но такая мелочь, никогда не заменит живого общения.

Белл крутится, стараясь запечатлеть в памяти и этот день, но замечает что-то странное за преподавательским столом. — Ого, смотрите, а чего это Трелони такая активная!? — прорицательница обычно держалась особняком, не вела светских бесед, а тут…смеялась? — я реально первый раз вижу что-то подобное! — это конечно не совсем подходит под «увидеть и умереть», но шок-контент однозначно!

+21

20

Опять уроки, опять работа, опять Дамблдор слишкои занят для того, чтобы утверждать планы занятий. И опять он подпишет все задним числом, но все уже привыкли. Порой Батшеда задумывалась над тем, что директору лучше бы не в войнушку играть и не Министерству советы посылать, а уделить всего себя школе. Но, к сожалению, Дамблдор на весь мир такой один, и сейчас, как назло, весь мир в нем нуждается. Хорошо, что у них есть профессор МакГонагалл, которая сейчас порой поверх своих очков глядит на преподавательский стол неодобрительно. Батшеда улыбается ей, а во взгляде так и сквозит невинность.Если кто-то считает преподавателей непогрешимыми ангелами, тому нужно непременно пересчитать. Профессор Вектор даже может объяснить, где ошибки. Она сидит здест же, по левую руку, и принимает активное участие в разговоре и не только. Что более удивительно - Сивилла в этот раз не осталась в стороне. Должно быть, летний период и невеселые новости и самого последнего отшельника помогут вывести в свет.

- Ну, за то, чтобы наша школа и в этом году выстояла, - вздохнула Бабблинг, отпивая из своего бокала с не-совсем-тыквенным соком. Пять лет назад, после первого курса знаменитого Гарри Поттера, преподаватели обсуждали, что день выпуска Поттера и компании будет праздником. А потом все сложилось иначе: нынешние семикурсники, вошедшие в пубертатный период, задали жару, да так, что все и думать забыли про Гарри Поттера (кроме профессора Амбридж, да упокоят кентавры ее душу). - Готова поспорить, у Филлиуса до сих пор дергается глаз, когда он слышит "Бальзамо" и "студенты" в одном предложении.

Профессор МакГонагалл, занятая распределением первокурсников, снова бросила на них вгляд, и Бабблинг, в очередной раз улыбнувшись, ножкой задвинула бутылку коллекционного Джек Дэниэлс, привезенного с летних каникул из Америки, за стул. И нечего так на них смотреть, работа в этой школе с каждым годом становится все более нервной, а на одном хересе Трелони далеко не уедешь. Про Грюма все вообще думали, что он прикладывается к фляге с огневиски прямо на уроках, и ничего, никто ему и слова не говорил (такому скажешь). Оказалось, что к оборотному зелью, но лучше б он был пьяница, честное слово!

[icon]https://i.ibb.co/H2srYYQ/tumblr-phsgz1-UXPo1qbfuh9o4-400.gif[/icon][nick]Bathsheda Babbling[/nick][status]Перевожу не только руны, но и галлеоны зря[/status][pers]<b><a href="https://harrypotter.fandom.com/wiki/Bathsheda_Babbling" target="_blank">Батшеда Бабблинг</a></b>, 42 года[/pers][info]Профессор по Древним Рунам[/info]

+19


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Library » 01.09.96. Новая песня Шляпы о главном [c]