Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 19.05.96. трудности перевода


19.05.96. трудности перевода

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/581/284088.gif
Крис, Зак
19 мая 1996 года
гостиная Гриффиндора

кулаки vs дипломатия

0

2

Почти весь учебный год Кристоферу казалось, что он попал в какой-то сумасшедший дом. Целый год он пытался с помощью дипломатии наладить отношения с той, что нынче занимала пост верховного инквизитора в Хогвартсе. Но честно говоря, ее неадекватность зашкаливала по всем фронтам и Гарланд просто не понимал как она смеет рушить все то, что раньше так отлично работало. Чего только стоили последние декреты, а сама идея с ИД, которое вообще творило, что хотело. Понятно, что весь Гриффиндор стоял на ушах. Понятно, что даже те, кто раньше вел себя спокойно, нынче превратились в буйных львов, пытающихся вырывать правду любой ценой. И как бы Кристофер не осуждал все эти проявления излишней агрессии, тем не менее, за своих ему сердце болело.

Еще один тяжелый день, где нужно было наблюдать за тем, как количество баллов мизерно уменьшается. При этом Гарланд искренне пытался добиться какого-то правосудия переговорами. Безуспешно. Впрочем, махавшие руками правосудия тоже не удостаивались. Возможно, сгоняли злость и набивали шишки, в прямом смысле этой фразы, но вряд ли им удавалось переменить ход ситуации. И Кристофер видел это как никто другой. Прямо сейчас. В гостиной.

Видок Акрама без всяких сомнений говорил о том, что недавно где-то была заварушка. Гарланд даже не сомневался, что он услышит об этом завтра. И сколько бы у него не было официальных разговоров с однокурсником, они не помогали. Реально не помогали. Честно говоря, Криса это раздражало. Ему хотелось быть полезным старостой, а не старостой, делающим вид, что он староста. Таких видимо ходило много по этому миру и они казались Гарланду ошибкой природы.

- Акрам, останься, пожалуйста. Ненадолго. - Кристофер просит однокурсника, когда видит, что тот с компанией уже пытается отправиться в сторону спален, ибо за окном уже достаточно поздно. На Акрама бросают сочувственные взгляды, ночные разговоры со старостой - это вам не развлечение. Кристоферу плевать, что о нем думают сейчас, ему просто не хочется, чтобы и этот разговор прошел впустую. Не хочется нравоучений. Хочется просто понять. Хочется донести мысль. Да и хочется, чтобы весь этот бедлам поскорее закончился.

- Слушай, то, что происходит - это ненормально. Я могу говорить с тобой как староста, могу тебе добавить еще больше мороки в жизни и забот, раз тебе совсем плевать на правила, но я честно, не это тут пытаюсь делать. Почему ты так часто влазишь в эти драки? Что ты пытаешься им доказать?

Тон Гарланда был ни разу не холодным, не безучастным, не официальным. Он был очень эмоциональным. Таким, который как будто бы взывал к Закиру, прося его раскрыться и обьяснить. Гарланд действительно устал от всех этих недопониманий, вокруг творилось безобразие и меньше всего хотелось подливать масла в котел тому, кто был с ним одной гриффиндорской крови. Просто у одного кровь кипела, а у другого взывала к благоразумию, но при этом оба оставались львами, и это, что-то да значило. по-крайней мере, в мире Гарланда.

+1

3

Сердце заходилось бешеным стуком, эхом отбивая быстрый ритм в ушах. Руки тряслись. Набитые кровоподтеки на костяшках пальцев противно ныли. В ноздрях и во рту чувствовался вкус железа. Закир был разбит.

Он ужасно устал.

Невозможно находиться в школе без ощущения, что за коридором тебя ожидает засада, что кому-нибудь в башку снова взбредет до тебя докопаться, что кому-нибудь снова захочется повеселиться, выводя Закира на эмоции. Невероятно сильно хотелось бросить все и уйти из школы, потому что Хогвартс стал тем местом, в котором было очень тошно, — Хогвартс стал напоминать улицы. Улицы, мать его, Лондона. Не те помпезные, а те, что были полны дерьма.

Камден.
Ислингтон.
Вулидж.

У Закира кровит подбитая бровь, но это хрень собачья. Он успел навалять шавкам-подпевкам Дариуса, дал пинка под жопу Малькольму и всего-то ухватил на себе режущее заклинание. Придурки эти волшебники, слабаки беспомощные, если выбить из их рук палочку. Ничерта в своей жизни без нее не умеют. А выпендрежа — мама не горюй.

Раздражает.

Закир мрачно сидел в кресле и уже думал уйти в кровать, когда голос Гарланда вежливо попросил его остаться. Ну-у, началась мозгоправка, подумал он и махнул пацанам рукой. Щас начнется: баллы то, баллы се, правила-хуявила, надо быть прилежным мальчиком, Закир.

Хрен с ними, с баллами, образованием Хогвартса можно подтереться только. Хрен с ними, с правилами, они сейчас бесчеловечные от и до. Хрен с ним, с желанием вернуть правильного мальчика Закира, которым он был до курса так третьего.

Хрен с тобой, Гарланд.

— Капец, спасибо, помог, — криво усмехнулся Закир, уводя взгляд от Криса, когда тот начал петь про желание быть полезным и ни на кого не давить.

Услужил, епте.

— Тебе правда интересно? — от издевки было сложно отказаться. — Ха, че сказал? Братик, я доказывать никому ничего не хочу.

Он сделал шаг вперед, говоря тоном ниже:

— Меня задрали эти парни. Меня задрало, что им весело до меня докапываться. Меня задрало видеть, что они делают с младшекурсниками. Я что, молчать должен? Как ты молчишь, Гарланд?

+1

4

Закир язвит касательно помощи и в какой-то степени Гарланд понимает его. У них непростые отношения, при этом в этих отношениях нет ничего, что можно было бы назвать личной неприязнью, скорее просто обязанности, несущие за собой последствия. Часто эти последствия очень не нравятся Акраму. Но разве это действительно выбор Гарланда? Хотел бы он, чтобы все было по-другому. Наверное, поэтому и начинает этот разговор прямо сейчас.

Закир говорит тихо и каждая его фраза, каждый вопрос проникает под кожу старосты. Потому что это тяжело. Потому что он и сам каждый день задает себе эти вопросы. А ответов от этого больше не становится.

- Я не молчу, Акрам, Я не молчу. Я борюсь с ними словами, правилами, попытками воззвать к чему-то человечному внутри. Можешь назвать меня глупым за это. Можешь назвать старостой, ведь определенно мне именно за это значок и дали. Но я не молчу. Просто у меня другой вид борьбы.

Кристофер вздыхает, сталкиваясь со взглядом однокурсника. Кажется, этот разговор уже пошел не по плану. По-крайней мере, Кристофер не думал, что слова Закира его так заденут.

Как ты молчишь, Гарланд?

Он ведь не молчит, а кажется, что будто бы и да. Потому что те правила, которые работали раньше превратились в пшик.

- Скажи мне, это помогает? Ты чувствуешь, что эти драки решают конфликты? Потому что их с каждым днем становится все больше и больше. И я не только про тебя. Про градус злости, который растет день за днем у всех.

Кристофер знает, что некоторые однокурсники считают его скучным. Он ведь действительно такой со всеми своими разговорами о пацифизме и ненасильническом решении конфликта. Но ведь он сам в это верит. И готов бороться за это. Пусть даже позиция Акрама выглядит намного выигрышней в этих обстоятельствах, где ИД откровенные подонки и самое простое, - это хорошенько им навалять.

- Они до тебя докапываются, потому что ты им даешь то, что нужно, Закир, - ну что ж, разговор становится все откровеннее, можно перейти и на имена, - ты им даешь возможность зацепить тебя. Потому что эти драки больше нужны им, но то, что их начинаешь ты, всегда их переводит в статус наказания для тебя. Неужели, ты этого не понимаешь?

Гарланд уверен, что Акрам все понимает. Тем не менее, выбирает другой путь. И этот путь бьет в ответ, даже если гриффиндорец и сам успел хорошенько помахать кулаками.

+1

5

Язык высокой дипломатии, за который готов сражаться Крис, давно осточертел Закиру. Языком молоть каждый умеет, каждому кажется, что он охренеть какой умненький и смелый, если сыграл в игру «я не опущусь до уровня обидчика». Но эта хрень не работает. Вообще.

— Кончай ты чушь гнать, — вздыхает Закир устало и замученно. — Я с такими придурками уже общался, бро, я блин знаю, как с ними себя вести. Эти мерзкие задиры все твои воспитанные охи и ахи не воспринимают, потому что считают, что так ведут себя только слабаки! И будут гасить дальше, а ты жри и дальше их гон, дипломат, пипец!

Драки помогают, но Закир стыдится признаться. Его злость вызывает страх и переживания. Из-за его злости другие его сторонятся, клеймя психом. Но почему другим можно чувствовать себя расстроенным, счастливым, радостным, печальным, — а со злостью это не работает?

Гнев Закира — кипяток.

И он был бы счастлив выпускать злость иным способом, он так и старался делать, до этого года, когда враг обрел лицо и имя. Когда повод почесать кулаки о чье-то рыло стало маячить по коридорам, провоцируя каждый раз все сильнее. Как будто слизеринцам реально это нравилось. Больные кончелыги.

— Ой да прям твоими вежливыми словечками конфликт решается, ну не могу! — паясничает Зак, взмахивая руками. — Рабочая прям стратегия, вот как мы все до того не додумались? Ага?

Закир не знает, как решить их проблему, что нужно сделать, чтобы Амбридж ушла и слизеринцы перестали терроризировать других учеников. Единственный выход, который крутится на языке Зака, лишь уход из школы. Но это будет слабостью. Проигрышем. Побегом.

Бежать Закир не был намерен.

Если сбежит — они его найдут. И придется снова куда-то мотать. И так каждый раз. Бегства семьи, бросивших свой дом в Сирии, въелись Закиру под кожу и передались ему через молоко матери. Закир не мог быть беженцем. Его предки бежали слишком много, и кому-то нужно было разорвать порочный круг.

— Да чхать я хотел на наказания и на оценки, — закатывает глаза Зак. — У меня всегда есть альтернатива зажить нормально в маггловском мире, чел. Мне терять нечего, вообще.

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 19.05.96. трудности перевода