Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 26.09.96. Что выберешь ты своею тропой?


26.09.96. Что выберешь ты своею тропой?

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://s1.gifyu.com/images/4ac5ba505316bd4250ddf54086aca9702c77fa34.gif
Erica Tolipan, Alice Tolipan
26.09.96
Комнатка около Астрономической башни


Дорога вперед, дорога назад,
Куда повернешь: в рай или в ад?
Бьёт ангел крылом, спасая тебя,
Чёрт лесть разливает, душу губя.
К чертям так легко бывает идти,
В рай ноги сбивают камни пути.
И в сердце крови тревожная дрожь -
Ах, если бы знать, куда ты пойдешь...

Эрика сомневается, какую сторону выбрать в надвигающейся войне

+2

2

Эрика идёт в то место, где они с сестрой часто проводят время. В то место, где они всегда дают волю своим эмоциям. В то место, о котором не знает никто, кроме них двоих (по крайней мере, они так думают). В то место, которое они считают своим.
Эрика улыбается знакомым и говорит "Привет". Она держится из последних сил, стараясь не заплакать. Эрика почти бегом выходит в пустынный коридор, ведущий на астрономическую башню и заходит в невзрачную дверь. Небольшая комнатушка, покрытая слоем пыли. Гриффиндорка зажигает несколько свечей и, наконец, может выдохнуть. Эрика скатывается по стене вниз и утыкается лицом в колени. И теперь она может дать волю своим эмоциям.

Эрика разрыдалась буквально за долю секунды. Она запуталась и не знает, как быть дальше. Её сестра в прошлом году примкнула к Ордену Дамблдора. А значит, свою сторону она уже выбрала. Но вот Эрика, нет.
Её буквально ломает от мысли, что они окажутся с сестрой по разные стороны баррикады. А вдруг ей придётся причинить боль своей сестре? Нет, такого Эрика точно не переживёт.
Она плачет так сильно, как, наверное, не плакала ещё никогда в жизни. Разве что тогда в детстве, ей было пять, когда мама отобрала у неё любимую куклу за то, что Эрика разбила керамический бюст бабушки.
Эрика плачет, потому что хочет, чтобы ей вновь было пять. Тогда к тебе не относились так серьёзно, тебе не нужно было выбирать будущую профессию, будущую жизнь. Тебе не нужно выбирать сторону в приближающейся войне.
Эрика знала, что примкнуть (или хотя бы поддерживать Пожирателей) было бы правильным, ведь мать явно дала понять, какой стороны придерживается она. Миссис Толипан уже сейчас поддерживает Пожирателей. Пускай и не верещит об этом на всю улицу, но факт остаётся фактом.

А вот Эрика.
Мать слишком на неё влияет, но влияют и друзья, окружившие её в Хогвартсе. Джастин, Колин, Гермиона и много других маглорождённых, которые оказались прекрасными людьми. Но ведь это неправильно.
Эрика должна поддерживать семью, поддерживать мать. Она всегда была правильной и хорошей девочкой, по крайней мере, всегда старалась такой быть. Эрика практически не бунтует, Эрика пропускает через себя все слова матери и считает их правильными.

Из размышлений и рыданий девушку буквально вырвал скрип двери.
Кто-то входит, и Эрика была уверена, что это Элис. Гриффиндорка отворачивается и пытается стереть все слёзы с щёк.
- Элли, уходи, - Эрика пытается говорить спокойно и твёрдо, но надрывающийся голос говорит о том, что девушка проревела навзрыд не меньше двадцати минут.
Голова девушки опирается на стену, взгляд направлен в пустоту. Она искренне надеется, что сестра не зайдёт. Но прекрасно понимала, что если бы она была на её месте, то осталась бы рядом.
Но что говорить Элис? Как признаться в том, что тебя беспокоит? Особенно, когда твой человек по другую сторону от тебя.

Отредактировано Erica Tolipan (30.08.22 06:57)

+2

3

Где Эрика?

"Ты не видела Эрику?" - этот вопрос она, казалось, задала уже десятку студентов Хогвартса. Гриффиндорцам, которые выходили из своей гостиной, шестикурсникам с других факультетов, которые попадались ей, пока она бегала по замку. Эрике нет в Большом Зале, ее нет в гостиной, нет во внутреннем дворике, нет и библиотеке. Элис даже не поленилась и заглянула в совятню, хотя сильно сомневалась, чтобы сестре приспичило отсылать письмо родителям.

Они, конечно, не договаривались о встрече, но она очень хотела провести время с сестрой. Она бродит по Хогвартсу пока какой-то гриффиндорец с пятого курса не спрашивает ее - а ты не с Эрикой, я думал, она искала тебя, так бежала по замку. Элис вскакивает со скамьи и идет в указанном пятикурсником направлении. Уже приблизившись к коридору, ведущему на Астрономическую башню, понимает - Эрика в "их" комнате. Уже давно, кажется на первом курсе, они нашли эту небольшую заброшенную комнатушку недалеко от Астрономической  башни и с тех пор время от времени собирались там, чтобы побыть наедине, вдали от остальных учащихся этого шумного муравейника под названием "Хогвартс". Они были уверены, что кроме них здесь никто и никогда не бывает, интересно, это действительно так?

Элис отворяет дверь и раньше слышит Эрику, нежели видит ее. Сестра изо всех сил старается говорить спокойным голосом, но это ей совершенно не удается. Элис еще из коридора услышала эти рыдания, а зареванный голос сестры не оставил в этом никаких сомнений. "Элли, уходи?". Да, конечно, уже уходит.

Хаффлпаффка тихонько затворила за собой дверь и бегом подбежала к сестре. Очень, очень давно она не видела Эрику такой. В голове звенела лишь одна мысль - "надеюсь, с ней все хорошо". Присела на корточки рядом с крепко обняла сестру. Эрика показалась ей  скорее безвольной куклой, нежели живым человеком, - она не обняла  Элис в ответ, казалось, она и вовсе не пошевелилась, замерев в той же позе, в которой застала ее в этой комнате сестра.

- Эри, что с тобой? - в сильном волнении воскликнула она. - Почему ты плачешь? Ты цела? Кто тебя обидел? - Элис отпустила сестру и переместилась вперед, чтобы видеть лицо сестры. - Не молчи же, что с тобой?

Ей казалось, молчание сестры убьет ее. Волной накатывала паника. Что случилось, что случилось, что случилось?..

+1

4

Эрика положила голову на плечо обнявшей её сестры, и тут Эрику вновь будто прорвало. Новая волна плача, доходящего до истерики, вновь настигла Эрику. Она слишком долго держала всё в себе. Слишком долго делала вид, что ничего не происходит. Улыбалась и кивала, когда сестра рассказывала про Отряд Дамблдора. И как могла поддерживала её. Когда сердце разрывалось изнутри. Разбивалось на осколки. 
Эрика слышит слова сестры, но они звучат слишком далеко от неё. Как будто Элис находится за сотни миль от неё.
Она не может придти в себя, не может остановиться.
Эрика чувствует, что сестра рядом. Но знает, что легко может её потерять. А вдруг Элис бросит её? Оставит одну, если узнает, что Эрика хочет примкнуть к пожирателям. Или не хочет?

- Я прошу.. прошу тебя.. уходи, - каждое новое слово даётся с трудом. Эрика просит сестру уйти, но прижимает крепче к себе. Вдруг она сделает так, как просит Эрика. Толипан рвётся на куски. Она хочет сестра ушла, чтобы не видела её такой. Не видела её слабой. Эрика практически никогда не плачет, держит в себе всё, что беспокоит. Но когда прорывает, то это может длиться целую вечность.
Она хочет, чтобы сестра ушла. Но и хочет, чтобы она осталась. Толипан не понимает, как ей быть. И как она может решить, к какой стороне примкнуть, если даже не знает, хочет ли видеть сестру.

- Прости меня, - сбивчиво говорит Эрика. Будто бы это что-то изменит. Нет, это не изменит ничего. Эрика знает, что потеряет её. Может быть это последняя встреча, когда гриффиндорка вот так обнимает сестру? Может быть, всё же стоит принять выбор сестры и открыто встать на сторону Ордена Феникса? но что же тогда скажет мать. Она от них откажется это точно. Для мамы это будет слишком сильным ударом.
Эрика боится сделать маме больно. Она знает, что отец отреагирует легче, лучше. Он любит дочерей и всегда принимал их такими, какие они есть. Но вот мать... Нет. Она любит их, но своей особенной любовью. Эрика знает, что мама хочет для них лучшего. Пускай и своими собственными, особенными методами.

Эрика делает несколько глубоких вдохов и выдохов, пытаясь вновь прийти в себя. Понадобилось некоторое время, чтобы она более-менее пришла в себя.
- Мне нужно тебе кое-что рассказать, - Эрика говорит совсем безэмоционально. Все эмоции она уже отдала, а сейчас разговаривает так, словно она какая-то машина. Робот, которому нажали на кнопку включения, и заставили что-то делать.
Эрика отлепляется от сестры и вновь облокачивает голову на стену и смотрит куда-то вдаль. Куда угодно, только не в глаза сестры.

- Мне кажется.., - небольшая пауза. Эрика в голове пробует различные слова на вкус, пытается подобрать те, которые не сильно ранят сестру. - Я не знаю, что делать. Мне кажется, наша мать права. Мне нужно быть на стороне Пожирателей Смерти. Так будет правильно, Элис.
Эрика всегда старалась поступать так, как правильно. Даже если сама хотела иного.

+1

5

- Ну нет, Эри, пожалуйста, не плачь! Ну пожалуйста... - умоляюще смотрит она на сестру, когда та заходится в очередном плаче. - Я тут, с тобой, все будет хорошо.

Элис снова захлестнула паника. Она пыталась вспомнить, когда она последний раз видела сестру такой расстроенной. Первый ответ был - никогда. Может это и было, но так давно, что она и вспомнить не могла. Потом она постаралась придумать причину происходящего, но снова не смогла. Она же виделась с Эрикой утром, все было хорошо. Сестра была немного задумчивой и отвечала невпопад, но со всеми ведь такое бывает. Элис тогда не придала этому значение, а стоило бы. Плохая же из нее получилась сестра!

Эрика отрывает от себя Элис и снова прислоняется к стене. Взгляд становится пустым, голос безжизненным. В ужасе Элис готовится слушать то, что скажет сестра, и уже заранее готовится убеждать ее, что все будет хорошо и она во всем ей поможет.

Элис совсем не ожидала, что Эрика заговорит именно об этом. О Пожирателях, о войне, о выборе. Хотя бы потому, что сама Элис старательно избегала этой темы. Ее устраивала жизнь шестнадцатилетнего подростка, который веселится с друзьями, страдает по мальчикам и колесит летом по стране. Ей вовсе не хотелось взрослеть и решать свое будущее. Элис нравилось верить, что раз в Хогвартсе все тихо, мирно и весело, то и за пределами школы ничего страшного не происходит. Единичные происшествия не в счет, о массовых она предпочитала не задумываться. Ведь если об этом не думаешь, этого нет.

Но хотя бы сейчас, во время разговора с сестрой, придется снять розовые очки.

- Ох, Эри, ну не плачь, ну что ты, не стоит из-за этого, - успокаивающе произнесла она. - Давай поговорим об этом, хорошо? Разберемся во всем вместе. Нашла кого слушать - нашу матушку, - не удержавшись, фыркнула Элис. - Ладно, я снова серьезно.

С чего бы начать разговор? Ох, как трудно. Лишь один раз она говорила на эту тему, в прошлом учебного году с Драко, и тогда чуть не залилась слезами, что же будет теперь, при разговоре с сестрой.

- Что хорошего на стороне Пожирателей? Подумай сама. Ты ведь знаешь историю, мы все ее знаем, еще до поступления в школу мы изучили основу. Вспомни первую войну, Пожиратели несли одни убийства. Тебе и за примером далеко не надо ходить - твой однокурсник Гарри рос без родителей. Если все выйдет из-под контроля, они снова начнут массово убивать. Ты этого хочешь для себя, Эри? - девушка грустно покачала головой и продолжила. - Идея чистоты крови - это хорошо, в общем и целом я с ней солидарна. Но не с теми способами, которыми этой цели пытаются достичь. Среди нас уже много магглорожденных и ничего мы с этим не сделаем. Есть они - и пускай есть, чего уж теперь. В конце концов, и среди них попадаются весьма симпатичные и классные экземпляры, - намекая на  Джастина, Элис попыталась хоть немного снизить градус серьезности беседы.

Элис не любила серьезные разговоры. Потому что это очень страшно.

+1

6

Эрика не знает, как она докатилась до этого. Просто в один момент её голову стали посещать мысли о том, что всё это неправильно. Неправильно идти против родителей.
Неправильно скрывать от родителей свою деятельность.
Неправильно мыслить свободно.
Неправильно думать о том, что у тебя есть выбор.
Есть лишь иллюзия выбора, которую многие принимают за свой собственный выбор.

- Нет, Элис, - сурово отрезает Эрика, давая понять, что она настроена серьёзно. - Наша матушка говорит много всего, но и в её словах есть истина. Чего хорошего принесли в наш мир маглорождённые? Да, я понимаю, что среди них есть неплохие люди, но их не так много. В любом случае, они портят магическую кровь. И, мне кажется, что отчасти мама права. Из-за них слабеет магия как таковая.

Эрика всё также смотрит в пустоту, вспоминая наставления матушки.
Не нужно с ними общаться. Они тебя испортят.
Не слушай их и старайся даже не смотреть в их сторону.
В их голове много лишнего, пустого, г р я з н о г о.

- Ты же видишь, как некоторые ребята с моего факультета относятся с слизеринцам?, - ровный безэмоциональный голос. - Они готовы полить их гадостями лишь за то, что они "не с того факультета". Знаешь... Я помню тот презрительный взгляд Джинни, когда я предложила познакомить её с Кинжал. Не знаю, я просто запуталась. Серьёзно. Да и эта война между факультетами...

По щеке Эрики катится одинокая слеза. Она не впадает в истерику вновь, как это было буквально минут десять назад. Маленькая одинокая капля. Эрика старается держатся. А может быть, все эмоции просто вышли уже наружу и остаются лишь фразы, что её беспокоят.

- Меня убивает эта вражда. Я не знаю, как мне быть. Порой мне кажется, что шляпа ошиблась факультетом. Мне не место в гостиной Гриффиндора, я чувствую себя там неуютно. Мне тяжело осознавать, что все друзья, которые у нас были в детстве, остались по ту сторону баррикады. Я не могу спокойно подойти и поговорить с Драко, потому что меня окатят презрительным взглядом куча глаз. Свои же.

- Это тяжело, Элис, - отчаянно хмыкает Эрика. - Я просто не на своём месте. Не на своём. Я даже отчасти поддерживала инспекционную дружину, за что до сих пор ловлю на себе подозрительные взгляды некоторых ребят. Я не там, где должна быть. Мне нужно быть среди них, Элис. Я чужая.

+1

7

- Хаффлпаффцы тоже негативно относятся к слизеринцам, чего уж там. Но если быть честным, у большинства и правда неприятный характер. Если бы не знали многих из них с детства, думаю, нам бы тоже не понравились эгоистичные, хитрые ребята, которым нравится издеваться над другими и ставить их в неловкое положение - как о них говорят все в школе. Мы не замечаем этих недостатков, потому что привыкли к ним, потому что видим и другую их сторону. А гриффиндорцы не видят, не хотят видеть, да и слизеринцы не позволят им этого. Отношения внутри их факультета похожи на маленькую модель мира, в котором не было бы магглорожденных. Мы тоже могли туда попасть, я не отрицаю. Но в нас больше других черт. В тебя я вижу храбрость, у тебя частенько отсутствует чувство самосохранения, ты азартна. Ты открыта к новым знакомствам, ты любишь людей, любишь взаимодействовать с ними, ты не закрываешься от людей вне круга своего общения. Ты не подходишь Слизерину, Эрика. Ты настоящая гриффиндорка.

- Я не знаю, что будет, когда время окончательно подведет черту между мной - нет, смею надеяться, что не "между мной", а "между нами" - и нашими приятелями со Слизерина, примкнувшими к Пожирателям. Мы больше никогда не сможем общаться? Мы должны будем поднимать друг на друга палочки? Это так жутко, что я предпочитаю не думать об этом. Надеяться, что до этого не дойдет. Но хочу, чтобы ты знала, Эри, - серьезно произнесла Элис, глядя сестре прямо в глаза, - даже если ты перейдешь на другую сторону, я никогда не причиню тебе зло. Я всегда буду твоей сестрой и буду защищать тебя и заботиться о тебе. Но только о тебе - мне не место среди рядов Пожирателей, я для себя это уже решила. Общество без магглорожденных - это хорошо, но нет.

- Ты на своем месте, Эрика, - еще раз произнесла она, слегка поглаживая сестру по плечу, - Ты на родном факультете, где у тебя есть друзья. Ты рядом со своей сестрой, которая тебя любит. Ты рядом со своей семьей, которая, не смотря на мысли в сторону политики Пожирателей, не будет выступать открыто на их стороне. Матушка может говорить все что угодно, но даже она понимает, что это опасно.

- Я понимаю твои сомнения, - продолжает она. - Но тебе нужно больше слушать себя, а не нашу мать. Чего хочешь именно ты. Если тебе нравится дружить с магглорожденным Колином - дружи, если тебе нравится встречаться с магглорожденным Джастином - встречайся. И это не будет значить, что ты недостойная дочь своих чистокровных родителей. Если тебе хочется подойти к Кинжал и поговорить с ней - сделай это, не глядя на осуждающие взгляды. Те, кто действительно дорожат тобой и хорошо тебя знают, никогда не осудят тебя ни за что подобное. Ну же, Эрика, - улыбается она сестре, - поверь в себя.

+1

8

- Как же я люблю тебя, - Эрика слегка улыбается и касается своей головой головы сестры. - Порой ты так наивна, но от этого становишься только привлекательнее. Спасибо, что ты есть в моей жизни. Не знаю, что бы я делала без тебя. Ты всегда рядом. Всегда помогаешь справиться мне с теми бедами, что происходят. Ты очень светлый человечек. Спасибо за то, что ты есть. Правда спасибо.
Лёгкая улыбка так и остаётся на лице Эрики, правда она похоже скорее на вымученную эмоцию, чем на что-то стоящее. Но в словах Эрики только лишь правда. Она редко говорит сестре, как ценит её. Но Эрика думает, что Элис это и сама это знает, зачем бессмысленно повторять что-то по сотне раз? Но сейчас ей просто хотелось говорить. Говорить без умолку, потому что так требует сердце.

- Мне очень повезло, что ты моя сестра. И я очень горжусь тобой. Тем, что ты всегда поступаешь так, как хочется тебе. Это очень важное качество. Особенно с нашей матушкой, которая постоянно пытается навязать нам своё  мнение.

Эрика не представляет, как это жить без Элис. Хоть летом она и жила некоторое время без сестры, но плохое очень быстро забывается. Элис всегда рядом и по-другому просто не может быть. По крайней мере пока.  До того момента пока мир официально не поделится на две части. Пока Пожиратели окончательно не заявят о себе. Пока это всё кажется иллюзией, но совсем скоро станет явью и коснётся абсолютно каждого мага, что сейчас расхаживает по британской земле.

- Я хочу, чтобы ты знала, - Эрика избегает взгляда сестры. Ей стыдно. Стыдно за тот выбор, который она может совершить. Выбор, который повлияет на всю её взрослую жизнь. - Если случится так, что мы окажемся по разные стороны, я тоже всегда буду тебя защищать. И мне всё равно, кто будет стоять напротив тебя. Если этот человек будет угрожать твоей жизни, я без сомнений защищу тебя. Даже если придётся прыгнуть под удар чужого заклинания. Я буду всегда рядом, Элис. Даже если тебе будет казаться, что я далеко. Я всегда рядом.

А теперь она смотрит в глаза сестре. Наконец-то, решаясь на это. Да, пускай Эрика и такая. Своенравная, твёрдая, порой бестолковая. Но старшая Толипан знает, что сестра будет на её стороне. Она всегда принимала Эрику такой, какая она есть. Несмотря ни на что. И это греет душу и растапливает сердце.

- Ты права. Права на сто процентов. Особенно, что у большей части слизеринцев просто отвратительный характер, - Эрика усмехнулась, вспоминая какой вредной может быть всё та же Кинжал. - Но у всех характер неидеальный. Например, взять меня. В хорошие дни, конечно, я бываю той ещё лапочкой. Но бывают такие моменты, что хочется рвать и метать. И ругаться на каждого проходящего мимо. Мы - такие, какие мы есть. Да даже ты иногда бываешь просто невыносимой. Прости, что говорю это, но это ведь чистая правда.

Эрика вздохнула, переводя немного дух.
- Кто мы такие, чтобы вешать ярлыки? Грубить кому-то просто потому, что надета не та форма? Глупые подростки, которые делают так, потому что "ну это же традиция". Глупо всё это. Я не хочу быть в списке тех, кто бездумно говорит что-то или делает, просто из-за этого, что так делали раньше. Так поступают только настоящие тупицы.
- И кстати, - подмечает Эрика, лукаво улыбаясь при этом, - Мы с Джастином не встречаемся!

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 26.09.96. Что выберешь ты своею тропой?