Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 17.09.96. Остановите! Хелен, надо выйти


17.09.96. Остановите! Хелен, надо выйти

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Oh, Helen, don’t let’s ask for the moon.
https://i.ibb.co/LdZ2rfB/oooo.png   https://i.ibb.co/whLdtnH/image.gif

https://i.ibb.co/1vfqSRy/ezgif.gif   https://i.ibb.co/RgJpxGK/ezgif-com-gif-maker.png
We have the stars.

Helen Dawlish, Becky Arncliffe
17 сентября 1996 года (вторник)
Гостиная → пустой класс

У девочек всегда есть свои секреты.

+2

2

Губы пылали так, будто их обмазали острым перцем.

Хелен не слышала собственных мыслей за грохотом бьющегося в груди сердца и спешно шагала к гостиной. В руках она сжимала красный шарф.

«Плохо»

«Очень плохо»

«Так нельзя»

Сумятица, в которой варилась Хелен, лишь сильнее наворачивала круги и превращалась в полный бардак. Разбирать который больше не хватало ни рвения, ни желания. Оставалось только барахтаться в мутных водах и ждать, когда волны милостиво вынесут тебя на берег. Может быть, тогда лишь и получится выдохнуть.

В гостиной Хелен находит Бекки. Два шага, один цепкий хват. За руку с силой вытащить подругу из кресла, вызывая на разговор подальше от чужих ушей.

— Чушь мне не городи, — шипит она на пытающуюся припомнить правила Бекки. — Я знаю, что ты и раньше выходила после отбоя.

Воздух в коридорах спящего замка казался прохладным до инея. Сонливые портреты лениво ворчали на девчонок, но шума не поднимали, лишь раз столкнувшись с напряженным взглядом льдисто-холодных глаз Хелен.

Кабинет был пустым. Кабинет, где Хелен жалась к Крису и позволяла ему себя запойно целовать, был отвратительно пустым. И остывшим.

— Прости, — отпускает Хелен Бекки. — Но есть разговор.

Пальцы дрожат. Еле держат красный шарф.

— Я в Гарланда влюбилась, — на выдохе признается Долиш, а потом быстро себя исправляет: — не в того. В младшего.

Хелен падает на стул.

— В его сына.

+2

3

Она чертовски устала. А еще эта дурацкая трансфигурация, где ничего толком не получилось, у Беллы тоже. Нейт как с цепи сорвался, стоило увидеть их с Чонси, тихо разговаривающими в коридоре после урока. Хаффлпаффец просто вернул учебник, как и обещал, ну и пошутил, сказал что-то ободряющее, вызывая смущенную улыбку. Разве это повод хватать за руку и требовать не общаться? Какое право вообще есть у Дугласа. Они повздорили, наверное, впервые за все время знакомства и это не могло не повлиять на настроение. Арнклифф расстроена, разочарована и обеспокоена, но сидит в кресле с нечитаемым выражением лица, делая вид, что увлеченно читает. Она даже страницу не перелистывает для правдоподобности, просто пялится немигающим взглядом на первое предложение новой главы детектива. Дугласу лучше не знать, кто его порекомендовал.

— Нейт, отстань, — первое, что говорит, когда ее снова хватают за запястье, второй раз за день, это перебор. Но подняв взгляд видит подругу, растрепанную и возбужденную, — Хелен, куда ты меня тащишь, время видела? — взывает к здравому смыслу и кивает на часы, висящие над камином. Долиш вообще не теряется, парируя тем, что «тихоня» Арнклифф может не лукавить, ведь не единожды уже нарушала правила и гуляла по школе (и не только) после отбоя.

— Ладно, но только отпусти, — трет запястье, которое высвободила из крепкого захвата. По внешнему виду было не сложно догадаться, что была девушка на свидании и, судя по всему, весьма успешном. — Только я не хочу слушать про… — хочется добавить «Кормака», но договорить не успевает, как слышит то, от чего глаза открываются неестественно широко. — Что? — она знала о связи подруги со старшим Гарландом, ведь случайно стала свидетелем этой самой связи, но хранила секрет, как порядочная девочка. Осматривает Хелен с ног до головы, замечая ее непривычное волнение, дрожащих рук не видела точно давно, — Этот шарф…не Кормака? — очевидно, что да. Шарф принадлежит Кристоферу, очаровательному гриффиндорскому старосте, который сын того самого мужчины из Мунго.

Ребекка шокирована еще раз за день, настолько, что уставилась в одну точку и села на парту, зависнув на какое-то время в попытке упорядочить информацию и понять, что с этим делать дальше? — А Кормак? — нет, она не против если МакЛагген будет реже находиться в непосредственной близости, но если Хел была с ним, значит, что-то в нем ее зацепило. — Стой, стой, стой….— встает на ноги и ходит вокруг стола, — Прям влюбилась, по-настоящему? — Поднимает глаза на Долиш, стараясь понять, что за эмоции терзают ее, наверное, слишком наивно было спрашивать про реальность чувств, ведь Хелен всегда была эмоциональной и не боялась признавать и демонстрировать это. Бекс вздыхает, думая о том, почему все в жизни не может быть таким же простым, как сочинение на тему каких-нибудь магических тварей.

+2

4

Рука Хелен оказывается на теплом шарфе. Она стряхивает его сразу и складывает на парте. Смотрит недоверчиво в его сторону, пытаясь будто дождаться ответа на немой вопрос: все взаправду? Не плохой сон?

— Не Кормака, — качает головой, становящейся с каждой секундой все тяжелей и тяжелей.

О, что она натворила?

Хелен хватается за голову и наклоняется, пытаясь удержать в голове хотя бы капельку трезвого рассудка. Вопросы Бекки помогают сфокусироваться на важном — помогают помнить, что нужно еще разобраться с Кормаком.

— Я давно думала с ним разойтись, — говорит Хелен, не поднимая головы. — Переоценила себя. Думала, мне будет все равно, что он поглядывает на других.

Но гордость оказывается живая. Гордость, оказывается, не прощает ничего, что не пьедестал единственной и главной. Хелен идиотка, что вообще попробовала с МакЛаггеном что-то, однако жалости из-за потраченного времени не чувствует. С ним было славно.

Их время закончилось.

Заметно, что Ребекка как будто с радостью включилась в новый переполох. Сначала грустная и молчаливая, а после заторможенно не заинтересованная, сейчас она буквально источала энергию. Хелен с удивлением поглядела на подругу.

— Похоже, что по-настоящему, — сипло отвечает Хелен и вдруг ощущает невероятный наплыв вины. — Меня всю дрожь берет, когда я о нем думаю. С МакЛаггеном так не было. Было… с Джейком так было.

Хелен кусает губы тревожно, признавая, что дважды так сильно в кого-то вляпаться и впрямь возможно.

— Прости, что выдернула тебя. Сильно помешала? У тебя самой… как? Все хорошо?

Отредактировано Helen Dawlish (26.10.22 19:15)

+2

5

Хелен своим откровением вытащила из личных переживаний, мысли о Дугласе моментально ушли на второй план, перебесится, наверное, после они сядут и спокойно поговорят. Скорее всего так и будет. Ребекка вздыхает. В сравнении с встревоженной Долиш, ее жизнь размеренная и скучная, никаких тебе эмоциональных качелей, драмы, все относительно спокойно.

— Значит, так и нужно сделать, — уверенно кивает. Нет, Кормак забавный парень и не дурак, каким кажется, но его несерьезность вряд ли дает уверенность в завтрашнем дне, ведь каждая девушка хочет быть единственной, как бы не говорила об обратном. — Мне кажется, что в отношениях должно быть комфортно обоим, — пожимает плечами, словно не очень уверена в сказанном, но дело не в этом, просто она ни разу не влюблялась, не чувствовала этой бури эмоций по отношению к кому-то. Вряд ли она признается или когда-нибудь поймет, но возможно, где-то в глубине души Бекки завидовала Хелен, ее легкости, бесстрашию, решительности и умению слушать свое сердце.

— Не думаю, что это разобьет ему сердце, — звучит, наверное, грубо, но она и правда так думает. — Все когда-то заканчивается, особенно если это что-то не совсем «твое», — если что-то заканчивается, надо отпускать, — хочу верить, что это не будет проблемой, — сердечные переживания самые тревожные и сложные, сколько сил на них уходит!? В школе столько подростков и многие часто ходят на свидания с разными людьми, ничего криминального в этом ведь нет.

— Это же прекрасно? — почему-то вопросительная интонация. С Джейком Хелен была счастлива, просто светилась изнутри, это было что-то настоящее, так если она может снова быть счастливой, разве не нужно сделать шаг, а может еще парочку к этому состоянию? — Нужно слушать свое сердце, — тепло улыбается, явно смущаясь, ведь ее иногда подталкивает к каким-то глупостям, хорошо, что она привыкла сначала думать, потом еще раз и только после — делать.

— Все..нормально, — отмахивается. Арнклифф не готова говорить о Чонси, даже упоминать о нем, едва ли кого-то (кроме Натаниэля, разумеется) заинтересовал их безобидный разговор в коридоре, а про самого Дугласа говорить не хочется еще больше, потому что он повел себя, как последний дурак. — Ничего особенного, — на ее «Личном фронте» ничего необычного.

— Хелен, а Крис знает про отца? — закусывает губу, ей неудобно задавать этот вопрос, несмотря на то, что они подруги.

+2

6

Хелен безразлично пожимает плечами: волнения по поводу чувств и эмоций МакЛаггена практически не занимают ее мысли. Наверное, сказывается ответная реакция на чужое поведение — как ты со мной, так я с тобой. Впрочем, Хелен была уверена, что если услышит звук бьющегося стекла у известного сердцееда, значит, в ней есть достаточно веса и силы, чтобы бить.

И значит в обиду она себя дать не позволит.

Уверенность в прекрасности чувств к Гарланду смазанная, расфокусированная, песком сыплется меж пальцев. Хелен не может ни улыбнуться, ни повеселиться. Не разрешает себе пока радоваться от всей души, что смогла отыскать спустя год новую всерьез могущественную увлеченность.

Называть привязанности любовью Хелен не решалась. Любовь находит все твои уязвимости и вскрывает все болячки, не гнушаясь пускать кровь и травить лихорадкой. Любовь болела. Всегда болела. Без боли невозможно.

«Ты должна себя защищать»

— Прости, — вдруг произносит Хелен в тишине, — со всеми своими разборками я совсем не интересовалась, как твои дела.

Хотя до этого лета они и друзьями толком-то не были, и Бекки позволяла Хелен использовать ее как урну для лишних эмоциональных переживаний, и сейчас как будто обухом огрело, ошпарило, словно кипятком, потому что видно, что у Арнклифф и своя жизнь существует, и что-то там происходит. Но насильно влезать в нее Хелен не будет.

Ей права пока не давали.

— Знает, — мрачно признает Долиш. — Он перед учебой оповестил семью, что уходит, угадай, из-за кого.

Хелен, взвыв, прячет лицо в ладонях.

— Никто, кроме тебя, не знает, что я была с его отцом. Даже Джейк не знает. А теперь… когда все это завертелось… Мерлин, я ужасная. Я разрушаю жизнь невинного мальчишки.

+1

7

Бекс пытается понять эмоции и чувства подруги, но у нее ничего не получается. Ее саму водоворот чувств и поклонников никогда не поглощал, она не теряла голову и всегда могла абстрагироваться, все взвесить и принять решение. Эта стратегия была единственной рабочей, но, если честно, было очень интересно хотя бы раз испытать что-то подобное.

— Просто это будет честно, закрыть старую главу и с чистого листа начать новую, — зная МакЛаггена, он ведь может и глупостей наделать, это может знатно подпортить настроение, она бы не хотела такого для Хелен.

— Оу, — а старший Гарланд вообще не смущался своей связи со школьницей, ведь это очень неестественно для магического общества, встречаться с девушкой, которая учится с твоим же сыном и говорить об этом открыто, это очень глупо и, наверняка, смело, — мне кажется, что называть тебя было неправильно, — Арнклифф вздергивает нос и скрещивает руки на груди,— он подставил тебя, как необдуманно с его стороны, — а кто знает, что произойдет, вдруг мама Кристофера решит разобраться с разлучницей или еще что-то в этом духе? — Будь осторожна, на всякий случай, — не может перестать хмуриться и даже начинает сомневаться в чистоте намерений грифиндорского старосты. Нет, он мог влюбиться в Долиш, но ведь это могла быть и игра, так часто происходит, — Прости, что сгущаю краски и совсем не помогаю, но меня разозлил этот поступок твоего летнего приключения, — она часто называла это таким образом, может, потому что не верила в счастливый конец этой истории, как только узнала о ней, случайно, разумеется.

— Но побуду пару минут наивной девочкой, — ободряюще улыбается и ласково касается плеча подруги, — я верю, то настоящие чувства, особенно любовь, это прекрасно! — с другой стороны, что кроме веры остается, ведь сама не влюблена, да и не была даже. 

— Ох, — Ребе вздыхает, убирая за ухо прядь волос, — Да мы с Нейтом повздорили, я не знаю, чего он привязался к Чонси, ну общались и что с того, — пожимает плечами, показывая тем самым сове полное бессилие, понимать поступки Дугласа становится все сложнее, особенно после того, как у него наконец-то получилось попасть в команду, чувствует себя королем мира, который может делать абсолютно все, что вздумается. Но Ребекка не позволит ему пересечь границу, нет, с ней не прокатит.

+1

8

Хелен внимательно смотрит на реакции Бекки. На ее сосредоточенном лице читается напряжение и недоверие. А после и искра злости: очевидно, на взрослого мужика.

— Знаешь, я не смотрела на его поступок с этой стороны, — признает свою слепоту Хелен.

Хотя можно ли ждать взрослых поступков от мужчины, что запутался в себе настолько, что принялся искать любви и поддержки в девчонке? В сущей малолетке, которая и сама толком жизни не знала. И не была готова становиться опорой для кого-то еще.

Хелен противно считать себя недозрелой, но против истины не пойти. Ей семнадцать. Только семнадцать. Ни о какой зрелой разумности не могло идти речь. В ситуации с мистером Гарландом это она должна совершать ошибки и глупеть с каждым часом.

Хотя может Хелен просто нравилось чувствовать себя взрослой? Сильнее, чем даже женатый мужчина?

— Ребекка Арнклифф наивная девчонка? Не представляю, — смеется Хелен, которая считала Бекку на порядок трезвее и разумнее себя.

Хелен закрывает свой болтливый рот и прислушивается к рассказу подруги.

— Я плохо понимаю ваши с Нейтом… отношения, — слово подбирается с трудом и звучит неказисто. — Чонси хороший. Я была на паре игр, которые он вел. Как он вообще может вызывать у кого-то ревность?

Это же Чонси.

+1

9

Ей остается только пожать плечами. Причем почти на все, ведь она не понимает, как взрослый мужчина мог подойти так безответственно к той, кем дорожит, — может быть, я просто сравниваю с тем, что привыкла видеть, отец старается защитить маму от тревог и опасностей, — эта забота всегда вызывает теплую улыбку и укольчик зависти, когда-нибудь, ей хочется, чтобы так же относились и к ней.

— Я наивнее, чем ты думаешь, — фыркает, после чего негромко смеется, ведь во всем, что не касается учебы она значительно отстала и Хелен помогла ей понять это. Они столько времени учились на одном курсе, но подругами их назвать было нельзя, как же все изменилось за лето. Общий секрет сблизил, заставил посмотреть на Долиш с другой стороны и восхититься тем бесстрашием, с которым она открывается людям. Арнклифф так не сможет.

— Ох, — она только вздыхает и запускает пальцы в волосы, делая несколько шагов влево и возвращаясь обратно. Неспешно, времени у них достаточно, ведь нужно унять эмоциональную бурю Хелен, чтобы ты смогла принять важное для себя решение. — Нам удобно вместе, мы привязались друг к другу, — говорить о себе очень сложно, она просто не привыкла, даже Белле открываться не так просто, как должно быть. — Это не любовь, просто симпатия и нам…удобно? — почему-то сама засомневалась в своих словах, — мы занимаемся тем, что важно, не отвлекаясь на отношения, но поддерживаем друг друга, — пожимает плечами. — Едва ли тут есть место ревности, тем более к Чонси, — этот взрыв Дугласа для нее все еще большая загадка, ведь они просто разговаривали, по учебе, ничего более. Он не знает о том, что Саммерс для нее сделал, не знает, что они неоднократно сбегали летом на прогулки по Лондону.

— А что за игры? — подруга переключает внимание и это весьма удачное решение, Бекки понимает, что за столько времени, что они общались с Чонси он не говорил об этом, хотя постоянно фантанировал рассказами, невероятными историями, в которых побывал сам или был очевидцем.

+1

10

А знала ли Хелен Бекку достаточно, чтобы они могли называться подругами? До лета пересечения с соседкой были поверхностными, приятельскими, не более. Сплетни, обсуждения сложных уроков, взаимные шуточки, не переходящие границ. Хелен остро ощущает в себе слабину. Переживание, что она придумала себе дружбу и вот так в ней играет роль. Самозванство какое-то выходит.

— Тогда расскажи мне.

Хелен не сводит с Бекки взгляд, слушая ее сбивчивые объяснения, и вдруг хмурится. «Удобно»? Как можно быть в отношениях ради удобства? Зачем они такие нужны?

Как Бекки, выросшая в семье, где отец всегда проявлял заботу к матери, может променять увиденную схему мужского поведения на… безразличие? Можно ли назвать удобство потерей интереса?

— Мой отец всю жизнь был удобным для мамы. Приносил деньги, лишнего не спрашивал. Просто хотел, чтобы дома было чисто и всегда было что поесть. Счастья в их браке было мало.

Говорит она не в упрек, а скорее для сравнения: вот к чему может привести удобство. К сухости, разочарованию, скуке, тоске. Хелен ни за что бы не согласилась на отношения, которыми были довольны ее родители. Без обожания в глазах парня ей было неинтересно.

— Эм, ну может он тогда друга ревнует, — хихикает Хелен. — Они вообще как между собой? Дружат?

Заданный Беккой вопрос заставляет Хелен удивленно поднять брови. Арнклифф не знала?! Общалась с Чонси и понятия не имеет, какими потрясными играми он занимается?!

— Ну, собираетесь компанией, бросаете кубик на удачу, водите своих персонажей, убиваете драконов, воруете золото из пещер. Довольно весело. Рассказчик из Чонси хороший.

+1

11

— Я очень не очень разбираюсь в людях, если честно, — признание дается отчего-то легче, чем она думала. Может, потому что это лежит на поверхности, Хелен и сама должна замечать это. А как могло быть иначе, если большую часть детства она проводила с учителями и книгами? Она росла в атмосфере недоверия, связанного с профессиональной деятельностью родителей.

— И сложно доверять кому-то новому, — поэтому не может похвастаться большой и шумной компанией друзей, скорее приятелей, с которыми есть что обсудить, ведь новая тема по истории Магии это что-то! — Хм, никогда не думала, счастливы ли мои родители, — поднимает взгляд на потолок, словно на белом пространстве есть ответ, который объяснит все, — они всегда соревновались, я должна была стать идеальным ребенком, — пожимает плечами и снова поворачивается к Хелен. Плечи сводит от напряжения, как будто она тащит на себе что-то тяжелое. Возможно это целая гора надежд и ожиданий, которые нужно оправдывать, но для начала разобраться, где ее собственные.

— Мы просто шли к своим целям, — тихо смеется, предполагая, что Долиш сейчас разочаруется, ведь для нее искренние чувства занимают первое место, — вместе это делать проще, — что весьма логично, — а с Чонси они не друзья, это точно. Замечаю за ним странноватые поступки после успешного прохождения отбора в команду, — не хочется делать поспешных выводов, но совпадение странное.

— Может думает, что защищает, но мне все равно, — пожимает плечами снова, — Мы с Саммерсом не то, чтобы общаемся, иногда пересекаемся, — в школе так и есть, все верное, но разве те летние прогулки можно занести в эту категорию отношений.

— В общем, в моем случае, если я испытываю много эмоций, это утомляет меня больше, чем несколько занятий у Снейпа в один день, — улыбается, но кажется, понимает, что это самообман, ей любопытно, что происходит в голове Хелен, что она чувствует. Но однажды и ей повезет, и она влюбится по настоящему…

+1

12

Острое понимание, насколько Хелен и Ребекка были далеки друг от друга, сквозило во всем разговоре. Хелен терялась в догадках, насколько Ребекка ошиблась в Долиш? Насколько глупо было соглашаться на дружбу, начатую со лжи? Как можно не испытывать угрызений совести…

Наверное, разве что начать идти к дружбе настоящей, доверчивой, честной, преданной. У Хелен мало подруг и слишком много натянутых связей с другими студентками, разбрасываться симпатиями было бы грустно. Тем более, что сердце отзывалось — просило делать добро.

— Расскажи про маму и папу, — вдруг попросила.

Умница Арнклифф выросла в хорошей семье? И зачем тогда родителям хотелось соревноваться меж собой? Не поэтому ли Ребекка захотела отношений с Нейтом — без любви, но на соперничестве? Пытливый ум Хелен пытался делать выводы, но без информации было трудно. Поэтому. Вопросы. Много.

— Я слишком любопытная, наверное, — улыбнулась Хелен. — Но я хочу узнать тебя получше.

Путанная история с парнями заставляет усмехнуться. Ну когда с мальчишками вообще было просто?

— Не разрешаешь себе чувствовать? — погрустнела вдруг Хелен.

+1

13

Желание Хелен разузнать все подробности смущало. Щеки покрылись румянцем, а по ощущениям еще и знатно горели. У Ребекки, кроме Беллы, по сути, не было подруг, но с той они крайне редко обсуждают мальчиков, свидания, любовь. — Мои родители… — сложно выкинуть из головы все споры, произошедшие на каникулах, с множеством упреков и недосказанностей. Кажется, что до сих пор тошно, вспоминая все это. Она до сих пор чувствует обиду. — Они очень строгие и не очень-то эмоциональные, я всегда их такими помню, — Бекс словно снова оказывается дома, где мать безэмоционально, но очень строго велит ей сделать что-то. — Всегда строят планы и придерживаются их, рациональные, но у них и работа такая, — пожимает плечами, абсолютно четко понимая, что сейчас ищет им оправдание.

— Может быть поэтому я не знаю, как вести себя во многих ситуациях, не знаю, как проявлять эмоции, которые у меня есть, — не так уж и давно произошло это открытие, как будто кто-то открыл дверь и впустил в новую вселенную. — Меня воспитали так, что все должно быть правильно и по плану, я просто не знаю, как может быть по-другому и это мучает, — раз уж они уже связаны тайной, то попытка стать настоящими близкими подругами выглядит, как что-то логичное.

— Мне страшно чувствовать, - еще одно признание срывается с губ слишком просто, — я немного в этом тебе завидую, ты ничего не боишься, — это чистая правда. Долиш импульсивная, но всегда говорит чего хочет, понимает это и принимает, а потом напролом идет вперед, чтобы получить то, чего хочет и быть счастливой. Наверняка у этого есть обратная сторона медали, но для самой Бекки это вообще пока недоступно, а хотелось бы попробовать.
— Так что я совершенно не знаю что делать и просто плыву по течению, придерживаясь какого-то плана, который был составлен очень давно, — и не ей самой, — хоть и внесла в него недавно весьма значительные коррективы.

+1

14

Хелен затихает мгновенно, замечая красные щеки Бекки. Чувствует, что слишком надавила, пережала, задела что-то важное. Решив, что больше не станет сегодня докапываться до тайн чужой души, Хелен принимается просто слушать и молчать. Бекка кажется ей потерянной и расстроенной.

Скупые на эмоции родители знакомы Хелен. Ее отец мало показывался дома и не умел проявлять чувства как следует. Мать же, вечно вялая и слабая, либо устраивала сцены истерик, либо отлеживалась в постели до новой волны недовольства. План был только у отца. План знал только он.

Хелен не странно, что кому-то боязно чувствовать живые эмоции. С Джейком Хелен узнала, как это, и многое отдала, чтобы тот перестал от нее закрываться.

Не то чтобы Хелен желает помочь Бекке себя перевоспитать… Но она бы могла. Могла бы расшифровать странный узел из чувств, который заставлял Бекку нервничать. Начать следовало хотя бы с этой странной ситуации с парнем.

Зачем вообще отношения, если в них только сухая выгода?

Зачем, если эта выгода даже не финансовая?

Зачем, если тот же Чонси вызывает у Бекки больше отзыва внутри?

— Спасибо, что рассказала. Не нужно мне завидовать, честно, нет ничего хорошего в моей сумасбродности. Она наделала много боли, — подытоживает Хелен. — Но, пожалуй, это тема для отдельного разговора, а нам давно следует поплыть в сторону спален.

Он улыбается и протягивает Бекке руку. Протягивает руку своей подруге.

0


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 17.09.96. Остановите! Хелен, надо выйти