Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 03.10.96 stay in my memory


03.10.96 stay in my memory

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://i.imgur.com/pa2D4dy.png https://i.imgur.com/Vdv0AfB.png https://i.imgur.com/AcVumDA.gif
Крис, Хелен
3 октября 1996, воскресенье

читаем воспоминания

Отредактировано Helen Dawlish (12.11.22 18:10)

+1

2

Поверхность каменной чаши  была покрыта пленкой серебристого тумана, внутри которого переливались тени, то ли заигрывая друг с другом, то ли убегая один от одного.  Впервые, когда Кристофер увидел Омут Памяти, ему было всего восемь. Дед часто пользовался таким, вверяя внука в историю их семьи, позволяя путешествовать по самым невероятным уголкам сознания. Кристофер был уверен, что именно так и отец учился и перенимал знания у своего отца по поводу практики колдомедика. Но его ждал иной путь и когда тот был озвучен, даже любимый дед стал реже приглашать внука в свой дом. Хорошо, что Гарландов было двое. Возможно, следующим красивым пятном истории Мунго станет именно Мэттью, поступивший на Рейвенкло.

Комната на восьмом этаже Хогвартса, оснащенная всем нужным для учебы и раскрытия магического потенциала была обнаружена Кристофером на пятом курсе перед экзаменами и он часто сюда захаживал, когда нужно было подтянуть какую-то дисциплину.

Омут Памяти тут тоже имелся. Тут было всё, что нужно. И профессор МакГонагалл почему-то не считала запретным посещение этого места, особенно после того как выразила непонимание касательно его существования.

- Сегодня тут как-то необычно, наверное, до нас кто-то был.

Комната была похожа сама на себя за исключением того, что почему-то сегодня свет в ней был приглушен, везде были расставлены свечи и даже стол был украшен букетом астр. Кристофер, настроение которого было романтическим в тон того, что он сейчас обнаружил и здесь, даже немного позавидовал тем, кто был тут до них. Но и был благодарен, эта обстановка настраивала на весьма доверительный лад, располагала друг к другу, а им это сейчас требовалось больше, чем что-нибудь другое.

- Ты когда-нибудь пользовалась Омутом Памяти? - Кристофер старается быть серьезным и не отвлекаться на красоту девушки, но нежный взгляд спрятать не может. Чувство трепета поселившееся в нем с момента их первого поцелуя постоянно дает о себе знать и Гарланд будто бы завороженный следует ему, ища повод как прикоснутся к ней кончиками пальцев, краем кожи или даже плечом. Как сейчас. - Меня дедушка научил. У него целый ворох воспоминаний, мне кажется, что он их специально копил, чтобы потом внукам хвастать.

Кристофер улыбается, вспоминая с какой гордостью этот Гарланд хранит свой Омут Памяти. А у отца такого нет. И лучше, чтобы не было. Будущим детям Криса и вовсе не нужно знать про романтические приключения деда на работе.

Гриффиндорец притрагивается палочкой к собственному виску и отводит одно из воспоминаний прямо в чашу, пока там не отображается его собственное лицо и протянутая рука, напоминающая отрывок из прошлого свидания, приведшего к спору.

+1

3

Хелен задумчиво вошла в диковинную комнату, о существовании которой не знала. Она сохраняла молчание, пока пытливо исследовала помещение, и слегка нахмурилась, пытаясь проанализировать все известное ей о школе… Как так вышло, что за семь лет в Хогвартсе у нее еще оставались белые пятна о том, какие ходы и коридоры были в замке?

Возмутительно.

Безобразная несостыковка фактов до того захватила ум Хелен, что она не сразу заметила романтичность обстановки. Свечи, цветы, приглушенный свет, только она и Крис.

…нет, ну правда!

— Восьмой этаж, верно? — слегка отрешенно пробубнила Хелен, подходя к Омуту.

А потом ее вдруг поразило мыслью. Хелен повернулась всем корпусом к Крису, всматриваясь в него во все глаза. Казалось, что он сам не понимал, на какую диковинку напоролся.

А может, просто дело в факультете?

— Постой. Я от Джейка слышала, что в прошлом году Амбридж поймала Поттера с его клубом Дамблдора где-то на восьмом этаже, — зашептала она волнительно, ощущая близость верной догадки, завороженная успехом настолько, что забыть позабыла о цели их встречи.

— Ты что-нибудь про это слышал? — прищурилась Хелен, но потом быстро поняла, что Кристофер свято верил, что комната была просто комнатой. Ладно.

Хелен обратила внимание к Омуту, наконец. Рядом с ним становилось спокойно. Мерное бурление воды. Интересные завихрения синеватых красок. Хелен поймала себя на странном порыве окунуться в воду с головой.

— Я читала, — ответила Хелен.

Всмотрелась в то, как Крис вытягивает из виска ниточку воспоминаний, и поняла, что разглядывает вовсе не процесс погружения в память, а мягкие губы парня.

Они тут одни.

Совсем одни.

Хелен сглотнула и покраснела, отгоняя навязчивые мысли, преступно неуместные сегодня.

— Что ж. Готовься, Гарланд. Сильно интересно не будет.

Хелен со вздохом коснулась палочкой своего виска, принявшись думать об одном своем воспоминании, и слегка дрожащей рукой стала медленно вытягивать его. В районе виска стало прохладно — такой на ощупь была память.

Это была светлая полянка, согретая лучами солнца. Вокруг росли высокие деревья. Толпа мальчишек сбилась кругом вокруг кудрявой девчонки. У нее разбита коленка и ей до чертиков страшно. А они смеются. Тычут пальцем и издеваются.

— Плакса! Плакса!

+1

4

Крис хмурится, пытаясь понять к чему ведет Хелен. Про таинственную комнату он и сам слышал, староста же. Но думать, что это та самая комната на восьмом этаже, нет, не думал.

- Вряд ли он говорил именно про этот класс. Я тут не так часто бывал, но всегда, когда нужно было спокойной потренироваться или посидеть так, чтобы никто не доставал, здесь было открыто. Иногда правда путаю возле какого поворота и несколько раз обхожу в поисках помещения, но Гарри и печально известный Отряд Дамблдора я тут точно не встречал ни разу. 

Кристофер невольно поежился, вспоминая исчезновение директора в прошлом году. И диктатуру Амбридж, связанную с ним. Печальное было время. Вдохновившее на то, чтобы в который раз понять, чем юноша хочет заниматься в будущем.

- Если захочешь, можем потом проверить, моя любопытная рейвенкловка, но уверен, что это просто комната.

Моя. Так странно было ее так называть. Странно  и приятно. Невероятно приятно.

Кристофер улыбается ей уголками губ, зная, что эта девчонка не сдаться пока не выяснит всю правду.

Упрямая. Своевольная. Решительная. Разве был шанс в такую не влюбиться?

Кристофер внимательно наблюдает за тем как девушка отводит воспоминание. Всё получается с первого раза. Невольно на губах появляется еще одна нежная улыбка,  обозначающая гордость за близкого человека, но стоит увидеть происходящее в Омуте, как та, увядает.

Гарланд всем корпусом подается на встречу воспоминанию, отчего-то хочется впрыгнуть в Омут и оттолкнуть этих мальчишек, защищая маленькую Хелен, которая так безутешно плачет о своем, о детском.

Это бессмысленно, но всё внутри орет как мандрагора о том, что он не хочет давать в обиду ни детскую версию любимой блондинки, ни ту, что перед ним сейчас. И плевать, что она и сама лучше всех может постоять за себя. Хочется защитить. Хочется укрыть от неприятностей.

- Что там случилось? Почему ты плакала? - Сочувственно спрашивает гриффиндорец, поднимая голову. И пусть это и вовсе дело давно минувших лет отчего-то краем мизинчика тянется к руке девушки, будто бы пытается утешить ту, которая уже давным давно выросла и вполне умело разбивает сердца Гарландов.

+1

5

— Хочу проверить, — уверенно заявила Хелен, улыбнувшись милому прозвищу, — мой рассудительный гриффиндорец.

Она рассмеялась: кажется, шляпа всерьез ошиблась, распределяя их по факультетам. Порой Хелен все меньше и меньше находила в себе что-то от умной и мудрой птицы. Когда соглашалась на авантюры, когда рвалась в бой, когда сжимала кулаки и пробивала себе дорогу сама. Но количество отгаданных загадок у входа в гостиную говорило, что серое вещество в голове у Хелен все же было. И, в принципе, в поисках истины она и соглашалась на безумства.

Какую истину она искала в новом безумстве с разделением давно прожитых ею мгновений жизни, Хелен не знала. Но в девочке, которую обидели сверстники, находила другие ответы для себя.

— Меня испугали, — признала Хелен. — Мальчишки не хотели со мной играть, поэтому наговорили гадостей и сказали, что меня может забрать Бугимэн. А я мелкая была, доверчивая…

«Осталась ли той же?»

— Это не главное, — сместила Хелен акцент, а потом кивнула в омут.

К поляне вышел мистер Долиш. Серьезный, как никогда, холодно смотрящий, раздраженный, пугающий. Мальчишек как ветром смело, как только они увидели сурового аврора. И лицо мужчины переменилось, став мягче, когда он наклонился к зареванной дочке.

— Ленни, что случилось?

— Они… они! Они.. с-с-сказали… меня з-з-заберу-у-ут! — ревела Хелен, протягивая руки к папе.

Но, как бы ни хотела маленькая «Ленни» заботы и нежности от Джона Долиша, тот сделал шаг назад и взял дочку за плечи. Слегка даже встряхнул, заставляя смотреть на себя в упор.

У него были голубые глаза — Хелен была вся в него.

— Ты не должна бояться, Ленни.

Девочка всхлипнула.

— Ты не должна бояться ничего. И никого. Слышала?

Слышала.

+1

6

Крис лишь кивает в ответ, улыбаясь милой ответочке, звучащей с уст любимой рейвенкловки.  Они обязательно проверят. Чуть позже.

Ведь сейчас время его желаний.

И ее истины.

Крис испытывает сочувствие к той маленькой девочке, выросшей и превратившейся в его девочку, не боящуюся таких глупостей. И пусть сейчас все эти басни про Бугимэна звучат смешно и нелепо, но ему по-прежнему хочется защитить малышку из глаз которой брызжут слезы.

В первую очередь защитить от ее отца. Не протянувшему в ответ руку, а вложившему сталь в сердечко той, чьи слезы позже застынут льдом.

- У него получилось, да? - Крис не смотрит на Хелен, смотрит куда-то вдаль, не понимая, что испытывает внутри. Шепчет голосом, в котором нет той привычной нежности или тепла, появляющейся рядом с ней.  Голос звучит отстраненно, будто бы Гарланд мыслями где-то далеко. - Ты не боишься больше ничего?

Пальцы Криса гневно сжимают стенку омута, превращаясь в белесые призраки плоти. Что он испытывает к мистеру Долишу? К тому, слезами из-за которого Хелен покрывала его платок в Библиотеке, когда Крис сыпал на нее грязными подробностями ее жуткого поступка.

Крис чувствует, что ненавидит. Как странно. До появления в жизни Гарландов этой блондинки, Кристофер и подумать не мог, что может испытывать к кому-то подобное. А затем это чувство накрыло его с головой. Он так яро ненавидел отца, ее, мистера Долиша. Себя. 

Ненавидел и ненавидит. Прячась от внутреннего ужаса за стеной нежности, которую они воздвигли вместе с ней. Но сколько ей еще суждено простоять, пока шквал внутренней боли не вырвется наружу? Забирая у них самое дорогое, что они могли создать за это короткое время.

Так страшно знакомиться с самим собой, когда в твою жизнь врывается кто-то другой. Особенный. Научившийся не бояться.

- Ленни. - Крис будто бы на вкус пробует детское прозвище девушки и наконец-то осмеливается поднять на нее свой взгляд. - Он тебя еще так называет?

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 03.10.96 stay in my memory