Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 08.12.96. от девочек проблемы


08.12.96. от девочек проблемы

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

https://i.postimg.cc/59XkwDPL/54353.gifhttps://i.postimg.cc/jj6MjbSY/6543.pnghttps://i.postimg.cc/8zNHnYby/67543.pnghttps://i.postimg.cc/mkgXq5Rf/111.gif
hortense christabel rowland & latisha henrietta randle
08.12.96.
коридоры хогвартса.

и если хочешь что-то утаить, всегда найдётся тот, кто твоё таинство нарушит.

Отредактировано Latisha Randle (09.01.23 22:22)

+2

2

«Дорогой дневник, если бы пожелала описать чувства, предающиеся вальсу внутри меня, то не подобрала бы нужных слов, с которых стояло бы начать. Как обозначить подкрадывающееся со спины сомнение, липкой хваткой сжавшее собственное горло? Волнение, медленно обвивающее хрупкое тело, искусно подобно змее, захватывающее в плен? Когда построенные крепкие стены надежного замка, разбиваются в одночасье словно хрусталь, брошенный в океан бушующих штормов?
Если всю сознательную жизнь укутывали в мягкую вату, оберегая от истины по ту сторону окна. Начинаешь думать, что хорошо спрятался и никакие проблемы мира не смогут тебя коснуться. Верить, что твоя волшебная сказка никогда не закончится.
Ты, получавшая неподдельную любовь с первых минут без остатка, ощущая в груди чувство тепла, защиты и умиротворения. Не сможешь понять тех, кто каждый день борется с судьбой, бросая ему вызов, пока силы не покинут их. До тех самых пор, пока руки не опустятся, когда борьба потеряет всякий смысл. И ударившая в затуманенную голову беспощадная мысль о том, что больше не за что сражаться!
Та, кому никогда не приходилось принимать действительно сложные решения самостоятельно. Кто не испытывал хладное сомнение, пробравшееся в душу, стоило сердцу хоть на мгновение дрогнуть. Не ощущал истинного волнения, сжимающее всего тебя в тиски, заставляя тело дрожать от осознания беспомощности. Отчаяния, от скинутого реальностью без предупреждения картины, не одарив и мига благосклонности, дабы морально подготовить.
Как же описать то, с чем прежде не приходилось сталкиваться? Какую форму ему придать и что с этим делать? Если бы каждому чувству, терзающему в груди, нужно было бы добавить цвет… в какой окрасили бы Вы?»

Гортензия шла спокойным шагом по клуатру внутреннего двора Хогвартса, внимательным взором осматривая окрестность. Одевшись в обычную одежду, поверх накинула зимнюю мантию с серебряными застежками, на котором гордо прикрепила значок старосты факультета.
Воскресенье свободно от занятий, не считая клубов и факультетов, когда студенты могли позволить себе отдохнуть, набраться сил перед следующей учебной неделей. Когда двор, казалось, полностью был осмотрен и леди из высшего общества собиралась зайти внутрь замка, до чуткого слуха донеслись едва уловимые шумы возни из ближайшей кладовой.
Слабо прикусив нижнюю губу, замявшись на краткое мгновение, светлый взгляд спонтанно вновь оглядел территорию. Вокруг было достаточно других студентов: предававшихся задорным играм, приятным беседам. Сделав глубокий вдох и расправив плечи, слизеринка уверенно подошла к двери, дернув на себя невозмутимым видом.
Нарушитель покоя был обнаружен в лице той самой рейвенкловки, которая удивительным образом частенько попадалась на глаза. Проникший ли уличный свет внутрь комнаты тому виной, то ли дело в прожигающей ауре блондинки, но однокурсница тоже заметила ее. Их взгляды встретились:
- Мисс Рэндл, могу ли я узнать, что здесь происходит? – Спокойным тоном, без лишних эмоций, поинтересовалась староста.

Отредактировано Hortense Rowland (12.01.23 13:13)

+2

3

Когда твои собственные соседки добиваются от тебя уборки в комнате нужно понимать, что что-то не так. И в это воскресенье, когда Латишу с недовольством попросили, наконец, прибрать этот незамысловатый хлам, который она упорно называет "творческим беспорядком", мисс Рэндл со скрипом, недовольстом, бубнежом под нос, но начала убираться. Для начала она заправила кровать, чего почти никогда не делала - её кровать была не прибрана всегда, будь то раннее утро или ночь, но если на такое можно закрыть глаза, что соседки и делали, а самые сердобольные девочки даже заправляли Латише кровать, то об остальном молчать было трудно. Рэндл, так уж вышло, в своём творческом потоке совсем не следит за тем, чьи вещи берёт на свои "эксперементы". Иногда ошеломлённые соседки в своих ботинках находили остатки рыхлой земли, потому что у Латиши заканчивались свои ботинки. Она, конечно же, спрашивала дремлющих соседок об одолжении их вещей, а когда те отвечали молчанием, делала вывод, что они разрешают...

"Дурацкая, ужасная привычка, от этого надо избавляться! Знаю, знаю. Ну и что мне теперь делать с Паффоподом!?" - Латиша возмущалась всё воскресное утро. Впочем, она немного поворчала и вот уже час таскала некоторые из своих вещей в одну из каморок Хогвартса. Кажется, там хранились швабры и много пыли, потому как туда мало кто заглядывал, или проще говоря - никто не бывал с самого первого курса мисс Рэндл. Она взяла несколько шкатулок, в которых хранились сухие цветы, в некоторых - крылья бабочек, докси и других насекомых. И всё это было крайне необходимо для мирного сосуществования в своей комнате! Пусть и Латиша немного с досадой отнеслась не к просьбе убрать бардак, а выкинуть всё ненужное на улицу или ещё куда, но всё же, в это воскресенье решила выполнить поручение. Даже нашла идеальное место для склада её немногочисленных сокровищ. Паффопод не сдвинула с места на окне, побоявшись, что он упадёт и взорвётся. Не в её комнате, только не тут!

Латиша уже перенесла большую часть своих несостоявшихся красок, которые у неё не получились, в каморку. Некоторые из этих красок она даже планировала подарить мистеру Кармайклу на Рождество, но, в самом деле, зачем дарить то, чем невозможно рисовать? Хотя зачем-то Латиша эти краски сохранила, понадеявшись, что когда-нибудь она их доработает и ими можно будет рисовать. Тогда и подарит Эдмунду.

- Апчхи! - волшебница не сдерживаясь чихнула снова. Чихала она всю дорогу от комнаты до хранилища швабр и, приписка, вещей Латиши Рэндл. Латиша держала в руках горшок с Чихотником, который дурно влиял на её нос. А ещё обнимала небольшой горшок с Заунывником. Вот уже спускаясь вниз по ступенькам, в каморке их было малое количество, Генриетта громко вдохнула и... Чихнула снова.

Рэндл пошатнулась, задержалась на лестнице, чтобы не свалиться, но было темно - за ней захлопнулась дверь в маленькую комнатку, а она машинально попытавшись найти опору, нашла её не в стене, а на полу. Латиша повалилась вперёд с лестницы вместе с двумя горшками её растений, больно ударившись. Несколько секунд после падения она лежала, пытаясь собраться с мыслями. Звон в ушах от бьющихся горшков для растений не переставал о себе напоминать, но Гретта медленно поднялась, попыталась избавить руки и одежду от земли.  Отряхивая упорно мантию, она приложила после ладонь к лицу, едва слышно всхлипнув.  Может быть Латиша даже заплакала бы, начав жаловаться швабрам на жизнь, но ей помешал отчётливо знакомый голос за дверью. Не успела она даже и слова вставить, как предполагаемая слизеринка сразу же показалась у лестницы. Латиша посмотрела на неё через плечо, подумав было, что лучше бы она несла в руках горшок с прыгающими луковицами - одна бы из них обязательно прыгнула, ударив по голове Гортензию Роуленд. Хоть какая-то смешная радость от всей этой ситуации была бы.

- "Не можете", - подумала про себя Латиша, надувшая щёки от расстройства, - Мисс Роуленд, глядите, какой в этой Мерлином забытой каморке бардак! - ударив рукой воздух, Рэндл спешно двинулась к метле, которая стояла в углу небольшой комнаты, - Я решила здесь убраться. И вот, эти растения.. - глазами девочка ещё раз осмотрела почти не заставленное ничем, слабо освещаемое помещение, после указала на одну из полок, - Свалились прямо с этой полки. Я пыталась их остановить, но.. А-апчхи!

Объясняться дальше она не стала, вцепившись обеими руками в швабру. Латиша, к слову, выглядела совсем как обычно и была в форме своего факультета, не придав значения воскресенью. В Хогсмид она идти не планировала - не то, чтобы было с кем. Да и, как оказалось, на это воскресенье у неё очень много дел, ведь судя по старосте в дверях, без наказания она сегодня не останется.

Отредактировано Latisha Randle (11.01.23 22:50)

+2

4

Слизеринка внимательно выслушала представительницу факультета орлов, ни на миг не прервав. Все же, как нелепо звучало ее объяснение. Светлый взгляд оглядел студентку с головы до пят, насколько позволяли дневные лучи, пробивающиеся в темное помещение.
Выражение лица сохраняло неизменную невозмутимость его обладателя, казалось, ни один лишний мускул не дернулся за время созерцания нарушительницы покоя. Прежде чем ответить, уголки девичьих губ слегка приподнимаются выше, в демонстративно напускной вежливости к чужой личности перед собой. Однако, чародейку с легкостью выдавали ее глаза, неистовым холодом прожигающие невольную собеседницу.
– Вы утверждаете, что свой личный выходной на неделе добровольно решили посвятить уборке темных закоулков замка? – Спокойный голос ровно отзвучал в наступившей тишине небольшой кладовки. – Я бы сказала… весьма похвально. И таак по-маггловски! – Улыбка говорящей стала шире, а небесный взгляд засиял ярче в своем великолепии, под ниспадающими лучами солнца.
– Имею ввиду, мисс Рэндл, способ которым Вы совершаете уборку. – Пояснила собственную мысль Гортензия, как собеседнику более незрелому, неспособному уловить ход чужих суждений.
Яркие лучи, ослепившие на краткое мгновение, добавили темных мельтешащих перед взором пятен в уже довольно отличающуюся своей неясностью картину. Хотела ли Рейвенкловка что-то добавить или вполне воспитанно дожидалась окончания монолога представительницы змеиного факультета, как та в свою очередь? Неизвестно. Лицо чужое практически сливалось с фоном.
– Я была бы признательна, если бы Вы вышли на свет. Вести беседу подобным образом весьма некомфортно. – Проговорила юная Роуленд, отвернувшись от темени. Подняв руки перед собой, указательными пальцами обеих по-детски невинно протерла веки. Очи немного защипало, волшебница расправила плечи, вдохнув полную грудь кислорода. 
– Благо же, в случае выполнения отработки за наказание подобным образом, невольно возникает вопрос: Где же взрослый, курирующий Вас? – Добавила блондинка, дожидаясь пока темноволосая соизволит предстать перед ней на улице.
Во время диалога двух леди вокруг ничего не изменилось. Суета, царящая во дворе, продолжала жизнь в собственном ритме. Как некий другой мир, реальность, поделенная на две отличимые половинки. Та, которую окутывал свет небосвода и иная, сокрытая в его тени.

Отредактировано Hortense Rowland (12.01.23 14:15)

+1

5

Латиша слегка заинтересованно посмотрела в сторону, где только что поднялся целый клубок пыли. Здесь, должно быть, действительно никто не убирался. Латиша сделала предположение о том, что эта каморка, возможно, была открыта ключами завхоза недавно. Она почему-то и в целом двери сюда не помнит. Стоя у швабр, она тихо хмыкала, поморщиваясь от парящей в воздухе пыли. Но и Чихотник, валяющийся на полу, добавлял и без того красному носу пятикурсницы больше красок. Она заморгала часто, вновь сморщившись и вцепилась обеими руками в швабру, пытаясь хоть как-то сдержаться, чтобы снова не чихнуть. А если Латиша чихнёт снова - здесь свалится ещё что-нибудь, только в действительности ей на голову.

- Да, посвящаю себя уборке, - подтвердила Генриетта, не став утверждать обратное. Наверное ведь, это нельзя назвать ложью? Рэндл прибирала в своей комнате. В воскресенье. И только сейчас до неё начал доходить смысл этих слов: она настолько забыла про выходные, что даже не удосужилась достать из ящика с одеждой что-то новое и более повседневное, вместо формы, в которой в итоге вышла в коридоре. И ведь встречались ей по дороге ученики, которые ходили в обычной одежде. Да только не те, кого она хотела бы видеть.

Мисс Рэндл расцепила пальцы и отошла от швабры, когда Роуленд сказала, что её поведение напоминает "маггловское". Эти слова, пожалуй, оказали на неё своё маленькое влияние. Она потёрла ладони, нервно выдыхая и размышляя, что же можно придумать. Говорить Роуленд правду, а именно, что у неё нет друзей, с которыми она могла бы сходить в Хогсмид - ни за что! Уж лучше подмести весь Хогвартс дурацкой шваброй по-маглловски. В голове снова всплыл смутный образ мистера Кармайкла, который всегда возникал, даже если речь шла и вовсе не о нём. Латиша поморщила нос, признаваясь внутренне, что даже если бы она побежала искать его по всему Хогвартсу и звать в Хогсмид, то он бы с ней не пошёл. А если бы пошёл - ворчал бы всю дорогу.

- "Его знает половина школы. Наверняка, он уже с кем-то пошёл в Хогсмид", - Латиша мысленно рассудила. И, пока она думала совсем не о том, что ей говорит староста, монолог её про способ уборки благополучно пропустила мимо ушей, а посему просто уставилась в сторону силуэта пятикурсницы, изредка поглядывая на цветы, лежащие на полу. Их ей, пожалуй, было жаль даже больше, чем больные коленки, на которые она свалилась.

- А! - она тут же откликнулась на просьбу и направилась к лестнице, невольно прикрывая глаза от резко ударившего в лицо света, - Выйти на свет, конечно, - Рэндл громко топнула ногой, встав на первую ступеньку, а затем быстро поднялась по следующим, чуть не столкнувшись плечом к плечу с Гортензией.

Если бы им всё же удалось удариться друг об друга, Латише бы это доставило больше радости, как и поводов сказать Гортензии, что теперь она заразилась драконьей оспой. Но пятикурсница выбралась из каморки, со скрипом захлопнув за собой дверь и только один раз обернувшись, глядя на свои цветы на полу.

Гортензия продолжала задавать наводящие вопросы. Или, у неё просто были вопросы, потому что ситуация, в которую попала Рэндл казалась странной. Как и любая другая ситуация связанная напрямую с ней, впрочем. Генриетта убрала руки в карманы мантии, захлопала глазами, состроив удивлённое лицо и улыбнулась:

- Меня не наказывали. Я здесь по собственному желанию, поэтому и "курирующий кто-то" мне не нужен. Мисс Роуленд, Вы разве.. Разве не слышали что-то там, на улице!? - Рэндл указала в сторону окна, после прислонив указательный палец к щеке и продолжила, - Я слышала какие-то звуки.. Кажется в этом шуме, пока я поднималась, были громкие голоса. Наверняка кто-то из младших курсов ругается во дворе. Думаю, Вам стоит пойти проверить. Вы же староста.

На самом деле, Лотти ничего не слышала. Но надо же было как-то спровадить отсюда Гортензию Роуленд и пойти спасать свои растения. Ведь если признаться ей, что половина вещей в этом чудном помещении без света - твоя, то слизеринка точно попросит всё выкинуть, а потом ещё баллы снимет, заставит убираться, или ещё что-нибудь. Самым худшим наказанием, пожалуй, было мытьё картин. Ведь они все - ворчали без конца, только стоит коснуться их тряпкой, а Рэндл от этого только ещё больше раздражалась и начинала спорить.

Отредактировано Latisha Randle (12.01.23 22:18)

+1

6

Позволив осколкам хрустальных мыслей утонуть в мимолетных думах повседневности, леди из высшего общества едва ли избежала столкновения с однокурсницей, соизволившей вынырнуть из темени кладовки. Аккуратный девичий носик слегка поморщился, сделав резкий шажок назад, чародейка захлопала кукольными глазками, в попытке вернуть самообладание себе.
Деве пришлось приложить достаточное усилие, дабы не начать тут же отряхивать с зимней мантии остатки невидимой пыли. Не сказать, что мисс Роуленд сторонилась чужих прикосновений и дело отнюдь не в рейвенкловке. Проблема крылась в месте, из которого та выползла, – рассадника грязи и микробов. Меньшее чего хотелось бы – лишний раз запачкать дорогую одежду.
Легонько приобняв саму себя за локти, представительница змеиного факультета на мгновение съежилась, прежде чем выдать как можно более спокойным тоном:
– Мисс Рэндл, Вы напугали меня. Вам следует быть более осторожной, так можно и пораниться. – Легкий вздох и вежливо-напускная улыбка вновь возвращается на светлое лицо. Невозмутимо выслушав оправдания нежелательной собеседницы, блондинка в очередной раз удержала себя от грубой реакции – закатить глаза в ответ на неслыханную чушь.
– Мисс Рэндл, – начала речь слизеринка, дождавшись завершения монолога брюнетки, – возможно, виной тому, что Вы привыкли чаще общаться с теми, кто гораздо младше Вас и уступает по уму. Это слабый аргумент, учитывая к какому факультету Вы принадлежите, но все же… – говорящая делает паузу, переводя дыхания и убирая руки за спину. – Неужели думаете, что в слова, сказанные вами, действительно можно поверить? Кто знает, это могло бы сработать, если бы я только пришла во двор, в котором Вы уже находились. Однако… – сфокусировав взгляд на лице оппонента и приподняв правую бровь в вопросе, прелестница продолжила, – мы обе здесь в сей час, я даже дольше Вас. Хотите убедить меня, что Ваш слух преобладает над моим… скажем, троекратно? – Небесные очи, которые словно изнутри покрывались легким слоем инея, неосознанно для обладательницы самой, прожигали хладом представительницу факультета орла перед собой.
Мгновенное осознание, взгляд меняется, улыбка становится шире, чародейка делает шаги навстречу к пятикурснице:
– Тогда возникает вопрос: «Зачем»? Дело ведь вовсе не в внезапно проснувшемся альтруизме. Иначе бы Ваше лицо выражало бы другую эмоцию. Если поистине переживаете за товарищей, желаете ли пройтись проверить вместе со мной? – Голос юный с каждым словом предавался все больше таинству, завороженно зазывая. – Вдруг мне может понадобиться помощь или Вас, как рейвенкловку, послушаются охотнее, нежели меня? Но ведь причина не в этом, не правда ли?
Медленные демонстративные шаги достигли своей цели, остановившись практически нос к носу с полукровкой, Кристабель не сводила с той своих пронизывающих очей.
– Ответ кроется в кладовке, не так ли? Точнее в том, что в ней находится. Тогда сие попытки увести меня подальше отсюда, складываются в идеальный паззл. Так, что же там? – Мимолетный взгляд скользнул по практически ровной деревянной поверхности. – Покажете сами или мне связаться с Вашим старостой, а лучше сразу с деканом?

Отредактировано Hortense Rowland (13.01.23 16:23)

+1

7

Латиша никогда не отличалась внимательностью к окружению, если это окружение её совершенно неинтересовало, но она отличалась умением «выходить сухой из воды». Всё же, попадалась она гораздо реже, чем в неприятности влипала. Её особым умением было войти в доверие к человеку и заговорить его о чём угодно: от погоды, до какой-либо другой, самой незначительной мелочи. Рэндл вообще могла говорить без умолку, а слушая её, всегда возникало чувство, что она никогда не остановится и продолжит рассказывать всё, что с ней, да и не только, приключилось. Она всегда рассказывала что-то живо и весело, а из всего ею сказанного не всегда можно было выявить ложь, или откровенную правду. Лотти заметила, когда поворачивалась к Гортензии, чтобы встретиться взглядами, она - обнимала себя за плечи и морщилась, как самая настоящая грозная туча, стоило только Рэндл пройти мимо.

Пятикурснице, наоборот, было нечего бояться. Она не испытывала отвращение к Гортензии, как к человеку, не боялась её коснуться, или назло потрогать. Латиша так же не боялась упасть с лестницы в каморку ещё раз и тысячу - что ей с этих разбитых коленок. Она падала, врезалась и ударялась каждый день. Если и доводилось поранится серьёзно, например, разбив коленку, то к мадам Помфри Латиша обращаться не спешила. В конце-концов, в больничное крыло надо идти с чем-то посерьёзнее крови из коленки.

Тиша вопросительно посмотрела на Роуленд. На самом деле всё, что она говорила о младших курсах и об окружении самой Рэндл не давало, совсем, повода так думать. Пусть Латишу часто можно было видеть в обществе своих сокурсников, или курсов чуть младше - она, отнюдь, не становилась от него глупее. Рэндл покачала головой:

- Вы не можете судить о моём уме из окружения. Будь оно сформированно полностью из старших курсов, вы бы ответили тоже самое? Думаю, нет. Вам стоит судить исходя из «меня».

Добавлять ничего Латиша больше ничего не стала. Она знала, что дело совершенно не в её окружении, а скорее в том, что Гортензия пыталась обидеть и задеть её, по совершенно неведомым причинам для самой Латиши. Она действительно не знала, чем так не нравится старосте пятого курса слизерина. Они никогда почти и не общались, чтобы их можно было назвать подругами или врагами полноценно, но, впрочем, Латиша видела в этом что-то своё, быстро сделав вывод, что слизеринка не любит полукровок наряду с маглорождёнными. Что для некоторых представителей этих самых слизеринцев было не ново.

А тем временем, Латиша едва слушала. Она думала, может, о том, что ей не стоило затевать уборку в воскресенье, но когда же тогда? Просто выбросить свои цветы, да и остальные вещи она не могла. Избавляться от чего-либо, как от привычки - всегда трудно. Лучше бы она не тащила сюда горшки с цветами, а оставила их в спальне, с боев отвоевав у соседок право её цветов находиться там. Пусть от некоторых шкатулок и других ценностей пришлось бы избавиться. Она пожалела только об этом, пожалуй.

Когда Гортензия подошла к Латише, ростом сто шестьдесят семь сантиметров почти вплотную, Рэндл даже не шелохнулась. Она совсем не боялась мисс Роуленд, рядом с ней не чувствовала себя беспомощной, даже наоборот: какое-то время Генриетту она и её манера говорить даже забавляла. Со временем она привыкла, но бездумно никогда над ней не шутила. Только в случае, если у Гортензии совсем не будет повода подумать на Латишу.

Немного подумав, стоящую перед собой сокурсницу Латиша берёт под руку, усмехаясь и добавляя быстро: - С удовольствием с Вами пройдусь. Всё-таки, Вы староста, не доверяете моим ушам, но, всё же, обязаны проверить! - она, улыбаясь, отводит её под руку в застелённый снегом двор.

Во дворе и правда находились младшие курсы разных факультетов. Ребята довольно громко общались, но никаких нарушений, казалось, не происходило совсем. Латиша тут же расцепила с Гортензией руки, вдохнув свежего воздуха и морща ещё больше покрасневший нос, сделала пару шагов назад.

- Кажется, уже убежали. А может Вы и правы: мне просто всё причудилось! Ох, вот досада, но погода хорошая.. Правда же? - волшебница наклоянется, касаясь и без того холодными пальцами снега, сжимая его в ладони  и тут же выпрямляет спину, обращая внимания на Роуленд. Та стояла, как статуя, недовольная.

Рэндл прячет руку за спину, сжимая ладонью снег и формируя небольшой снежок, весёлым голосом добавляя: - А если Вам, Гортензия, неспокойна кладовка с пылью, Вы можете спускаться туда хоть каждый день. Я, конечно, уберу бедные цветы, упавшие с полки. Тогда и посмотрите!

- «Вот же ж.. Не имётся ей. Ну ничего, сейчас я за все свои растения отомщу, Роуленд!» - с этими мыслями, пятикурсница швырнула снежок  старосте куда-то в плечо и громко рассмеялась.

С одной стороны, наказание в это воскресенье для неё уже было неизбежно, с другой - захотелось разозлить Гортензию больше и хотя бы получить заслуженно. А ещё.. Поиграть в снежки. Латиша на мгновение даже поймала себя на мысли, что раз слизеринка обходит школу в такое время в поисках нарушителей то ей, должно быть, тоже не с кем играть или пойти в Хогсмид. Но, наверное, она слишком чопорная чистокровная волшебница, чтобы заниматься играми. А Рэндл развеселилась, подпрыгнув на месте и дёрнулась вперёд,  побежав прятаться за колонной в ожидании ответного удара снежком. Ну и, конечно, её удар точно отомстил за Заунывник и Чихотник!

Отредактировано Latisha Randle (18.01.23 11:07)

+1

8

Можно смотреть на человека, внимательно слушать речи и все равно не понимать его. Именно так происходило у Гортензии с юной мисс Рэндл. Казалось, они общались на разных языках. Вбросы нелогичных выражений, отнюдь не к месту, не складывались у слизеринки в полноценную картину в собственной голове.
Что та пыталась сказать? На что намекала? Отчего нельзя отвечать четко, по существу, не увиливая столь дешевыми незамысловатыми фразами? За кого брюнетка ее принимает? Неужели в чужих глазах она выглядит такой уж идиткой?
Староста не удосужилась ответить оппоненту, терпеливо ожидая, пока та сама перейдет к сути темы. Однако же, вместо этого та внезапно и без предупреждения нагло обхватывает своими пыльными руками ее чистую и ухоженную. Леди из высшего общества с трудом сдерживается, дабы демонстративно не сморщиться, сохраняя непринужденность выражения своих черт.
– Рада, что мы хоть в чем-то сошлись, мисс Рэндл. – Процедила ровным тоном прелестница, позволяя пятикурснице себя вести. – Однако, попрошу в следующий раз сначала спросить, прежде чем самовольно хватать за руку. Мы с Вами находимся не в тех отношениях, отчего сие действие выглядит грубо, невежливо и бестактно.
Снег неприятно хрустел под подошвой, но внимание чародейки было сосредоточено на других студентах неподалеку от них. Когда ее нежную ручку выпустили из плена через пару не кратких шагов, светловолосая ответственно еще раз внимательно осмотрелась, прежде чем вернуть внимание обратно на истинную нарушительницу. Легкий вздох:
– Погода ослепительна, мисс Рэндл. – В голосе едва ли можно было уловить хоть какие-то остатки эмоций. – Теперь, когда мы проверили Ваши «какие-то звуки», предлагаю вернуться к кладовой. – Договорить свою мысль не получилось, будучи прерванной собеседницей, нагло посмевшей назвать ее по имени. Воспитание у мисс Рэндл оставляло желать лучшего. По крайней мере, та не бросалась на людей с пеной у рта. Можно ли назвать прогрессом для не чистокровного чародея? Любезно с легкой улыбкой на губах, спустив представительнице орлиного факультета сию оплошность, позволила той выговориться, внимательно выслушав. Однако, ответить ей не позволили. Не дали возможности.           
Кинутый снежок угодил в область плеча, заставив мимолетно вздрогнуть. Почти безмолвно усмехнувшись, колдунья отряхнула с мантии остатки снега:
– Вам должно быть скучно, мисс Рэндл. Понимаю, я не самый интересный собеседник в Вашем представлении. – С несменяемым тоном начала речь блондинка. – Если желаете поиграть, попробуйте поискать компанию себе под стать, тех кому будет также увлекательно заниматься подобными вещами. Только после того, как мы с Вами все обсудим. – Легкий вздох, возвращая внутреннее спокойствие. В который раз. – Насчет «бедных цветов», которые Вы упомянули. Не понимаю, что они делают в кладовой. Конечно, я не эксперт по растениям, но разве им не следует находиться в помещении, куда достигают солнечные лучи?
В тот миг внезапно из ниоткуда вышел перед ней совсем юный мальчишка. Должно быть, один из тех, кто дурачился со своей компанией во внутреннем дворе. Первая мысль, посетившая светлую голову: младшекурсник хотел что-то у нее спросить, как у старшего товарища и старосты. Однако, юнец даже не удостоил ее взглядом, вместо этого ловко швырнул заготовленный в ладошках комок снежка в сторону прячущейся за колонами рейвенкловки.
[newDice=1:10:0:Летящий снежок] Для Гортензии исход был предопределен: промажет и мимолетно не коснувшись. Результат удивил. Четко в цель, прямо по лицу. Как если бы, намеренно высунулась пятикурсница в нужный момент. Наверняка, это больно. По крайней мере, неприятно. Непринужденным видом созерцая, представшую картину перед собой, дева не заметила, как источник проблемы испарился, ровно также неощутимо, как явился.
По-хорошему, стоило бы мальца отругать за подобную шалость. Демонстративное неуважение к старшим. Но у леди есть оправдание: она не разглядела его лица. Не сможет с точностью идентифицировать из какого факультета, ибо в сей день большинство ходят в простых одеяниях. Уголки девичьих губ едва ли заметно приподнимаются чуть выше.
Вряд ли незнакомый нарушитель отомстил за нее. Конечно, за Слизерин блондинка всегда горой, однако особых связей с младшими курсами не наблюдалось. Возможно, дело в самой мисс Рэндл. Зная о ее репутации, брюнетка вполне могла чем-то напакостить ребенку и тут представился такой шанс вернуть должок. Также нельзя упускать вероятность того, что паренек просто развлекался и цель не имела значение.   

Результат дайса: чем больше грань, тем ближе к лицу.
Кому-то везет не по-детски!

.

Отредактировано Hortense Rowland (18.01.23 13:40)

+1

9

Латиша успела добежать до колонны и спрятаться за ней. Она и не думала убегать от старосты в целом, то было бы самым глупым и опрометчивым решением, ведь Гортензия в любой момент может обратиться к какому-нибудь старосте факультета Рэндл, или вообще к декану, как и говорила. Пятикурсницу, впрочем, не пугало само наказание, как то, что оно должно было быть именно в воскресенье! Это стал бы самый ужасный день в её жизни.

Пятикурсница присела на корточки, пока не решаясь выглядывать из укрытия и потёрла холодные, мокрые от снега руки, едва сдерживая смех, - «Повезло, что я в неё попала, иначе было бы совсем обидно!» - Латиша выдохнула тёплый воздух и подняла голову.

Холодный ветер подступил к лицу, щекам, обрамляя и шею, немного скрывающуюся за шарфом рейвенкловского факультета. Латиша коснулась ткани губами, вдыхая холодный воздух и прижимаясь спиной к колонне. Несколько секунд она просидела на корточках так, пока не встала с места, чуть сгорбив спину и робко выглянула из-за укрытия.

Снежок, который Гортензия Роуленд осмелилась в неё кинуть, попал ей прямо в любопытное лицо, которое она показала лишь на пару секунд. Или Латиша решила, что то была именно Гортензия. Рагзглядеть она смогла только летящий в неё комок снега. Рэндл, до этого весёлая, вздрогнула от неожиданности и вновь прижалась спиной к колонне, спрятавшись за ней. Мокрый снег попал в глаза, на щёки, лоб и волосы. Генриетта зажмурилась, вытирая руками мокрые льдинки, что касались её пальцев и почти сразу исчезали. Ей удалось, немного придя в себя радостно усмехнуться.  И нет, снежок оказался болезненным, но Латиша при всём этом боли почти не почувствовала. Она отражалась только в её красном лице, что покалывало слегка неприятно, но сама она улыбалась широко и даже больше, чем было до этого.

- А я думала, что Гортензия - жуткая ханжа и снобка! Оказывается, она тоже умеет веселиться, - словно совершив какое-то великое открытие, Генриетта говорила больше самой себе, а мисс Роуленд могла её воодушевлённых фраз, направленных в сторону старосты и не услышать. Дрожащими от холода пальцами Латиша, в попытке согреть их, непроизвольно складывает в замок и обдувает тёплым дыханием, затем наклоняется и легко лепит ещё один снежок, - Правда не долго, - констатирует «смерть» умению веселиться Гортензии Латиша, буркая себе под нос и улавливает краем уха её монотонный голос.

- Вовсе не скучно, но Вы должны знать - я это так просто не оставлю! - возмущение, перекрытое радостью не оставляет Рэндл в покое, она почти подпрыгивает, переходя в другую сторону колонны и даже нагло похихикивая, от волнения. Она, всё же, позволяет Гортензии договорить, крутясь вокруг этой колонны, которую посчитала своим укрытием, как пташка над гнездом. Перебираясь в разные стороны с опаской, что слизеринка швырнёт в неё ещё один снежок покрупнее. От последнего остались только воспоминания в виде небольших водных капель, стекающих по лицу, волосам и ресницам.

Латиша сжимает в руках самодельный снежок и подыскивая момент, швыряет в Гортензию снова:

[newDice=1:10:0:Мучаем Гортензию]

Снежок практически прилетел в лицо, но Гортензия или удачно увернулась, или Рэндл не достаточно метко его швырнула - снежный снаряд разбился у шеи пятикурсницы. Латиша несколько измученно взвыла, расстроенная явно, своим безымянным проигрышем. Если честно, она почти совсем не слушала, что говорила ей Гортензия до этого, но тут лишь подняла руки, сдаваясь.

- Ладно, мы поговорим, если Вы так хотите, - несколько медленно и нехотя, пятикурсница поплелась старосте на встречу, - Вы упоминали что-то о цветах, так вот.. Те цветы, что стояли в этой кладовке - Заунывники. Их собирают ночью, они не то, чтобы жалуют яркий свет, а потому вполне логично наличие их там, кто бы их туда не поставил, - волшебница, всё же, отдышавшись и насмеявшись, подходит ближе и серьёзно опускает руки, убирая их за спину.

Ей-таки удалось расслышать, что Гортензия - в цветах не разбирается, а потому Латиша совсем немного соврала ей о Заунывниках. Их действительно можно было сорвать ночью, а в темноте, при малом свете не различишь, что Заунывник и Чихотник - разные цветки, особенно, если ты в них не разбираешься.

- «Чихотник я бы потом переставила.» - мысленно добавляет Латиша, наконец, убирая почти заледеневшие руки в карманы мантии.

Отредактировано Latisha Randle (18.01.23 13:41)

+1

10

Леди из высшего общества едва успела осознать произошедшее, уложить в голове и принять факт соучастия в чужой шалости. Она допустила это. Прекрасно видя, понимая, не стала вмешиваться. Находясь в здравом уме и твердой памяти, леди Роуленд позволила собственным чувствам взять вверх над объективной справедливостью. Оплошность, неверный выбор. Подобные эксцессы недопустимы, не в ее смену, ибо не позволительно при сей слабости носить гордо с почетом значок префекта.
Сражаясь с внутренними демонами, чародейка едва увернулась от летящего очередного снежка в ее сторону. Орудие мести не попало по нежному лицу, но беспощадно прошлась по тонкой шее. Холодно. Мокро. Неприятно. Место удара ноет и пульсирует, отдаваясь в ухе. Слизеринка неосознанно сжимает пальцы в кулаки, позволив секундной злости взять вверх над хладным рассудком. Хотелось достать волшебную палочку и кастануть такое заклинание, после которого у мисс Рэндл более никогда не возникло бы мысли пульнуть в ее сторону хоть что-либо! Но нет. Магия в коридорах запрещена. Следует сохранять спокойствие. Глупо так легко уподобиться незрелому уму, опускаясь до ее уровня. Следует думать о рэйвенкловке, как о ребенке, которому не достает ума и должного воспитания. В конце концов, каждый с испорченной кровью – неполноценный… по-своему бракованный.
Из колонны наконец показалась озорница, по-магловски подняв руки перед собой в жесте упрашивающим милосердия. Ни комка снега в них не видать, ни волшебной палочки, готовящейся к атаке. Полное поражение Орла. Победа для Змеи в сражении, к которому светловолосая не приложила никаких усилий. Не уподобляясь сопернику, не вступая в битву с ним, не идя на поводу у чужих бездумных идей. Дабы одолеть дитя в изначально неравном бою достаточно ли не поддаваться на немыслимые провокации с его стороны?
Выражение черт лица колдуньи оставалось несменным. Выслушав брюнетку, присутствие которой доставляло одну усталость и желание более никогда не лицезреть воочию, Кристабель ответила ровным тоном:
– Ваша речь весьма своеобразна, мисс Рэндл. Вы дважды незамысловато подчеркнули, что те цветы стояли в кладовке. – Взгляд очей цвета неба сфокусировался на чужих напротив, внимательно прожигая. – Если хотите скрыть ложь, стоит ее избегать или наоборот открыто подать под иным соусом на праздность увлеченному народу. Как вы считаете? – Говорящая выпрямляется, убирая руки за спину, приподнимая подбородок уверенно, горделиво. Одетая с иголочки чистокровная леди одним лишь своим видом показывала зримое превосходство над полукровкой.

+1

11

Латиша не считала свой проигрыш столь серьёзным, чтобы по-настоящему ему расстраиваться. На самом деле монолог мисс Роуленд вызвал только у неё больше желания наконец прекратить общение и покончить с этими делами, отправившись за другими. Минуту назад Гортензию она видела, как совершенно другую, обычную девочку, которая могла бы радоваться первому снегу, брошенному точно в цель снежку или конфетам из «Сладкого королевства» и другим мелочам, а возможно и детстким глупостям. Но слизеринка, пожалуй, была не похожа на всех тех, кого Генриетта знала в Хогвартсе.

С прищуром, рейвенкловка посмотрела на старосту, поморщив слегка нос: - «Только стоило задуматься о веселье, как она тут же, как в крапиву обернулась». И Латишу, пожалуй, это раздражало.

Безобидно, как раздражают упрыгивающие лягушки из «Карточек от шоколадных лягушек», внезапно нахлынувший дождь или ветер, как что-то, что можно терпеть и закономерно злиться из раза в раз. Так в голове Рэндл описала девушку перед собой. Но, впрочем, раз она бросила в Латишу снежок, то может быть, крохотные ростки веселья и лёгкости в ней есть, но их необходимо взрастить, холить и лелеять, а Рэндл была к такому не готова. К тому же, Гортензия Роуленд действительно испытывала к ней за что-то неприязнь, отвращение или что это ещё могло быть.

- «Может, я правда слишком глупа, чтобы понять слизеринский хитрый ум и великую ненависть к грязнокровкам, полукровкам, ко всем не слизеринцам?» - пятикурсница поджала губы.

Она молчала. Не говорила ничего, а просто грела руки в карманах собственной мантии, позволяя мисс Роуленд сказать абсолютно всё, что она хочет. Латиша бы даже не разозлилась больше, ведь все слова старосты были только словами, которые никак не могут ранить. И все возможные обидные слова, которые могла бы сейчас Латиша себе вообразить из уст этой девочки, совсем бы не задели Латишу. Наверное, её не задело бы и подобное из уст отца, дедушки с бабушкой. Эти врослые часто были с ней грубы и забавно, но на это Рэндл реагировала тотчас холодно, как Гортензия вообще на всё реагирует. Может быть, она сама из холода состоит?

- Вы очень хотите, чтобы я соврала Вам. Я думаю, мисс Роуленд, Вы здесь как раз за этим. Если бы я хотела врать, пожалуй, не разжёвывала бы Вам всё по несколько раз, - Рэндл тряхнула головой, коснулась подушечками пальцев некоторых прядок, выбившихся из копны тёмных волос на лицо и снова выдохнула грузно, наверняка олицетворяя тем свою усталость, - Если у Вас больше нет повода считать меня виноватой или лгуньей, просто потому что испытываете ко мне неприязнь, то я пойду и приберу всё. Ну, а Вы можете идти дальше осматривать школу и заниматься своими обязанностями старосты, - Латиша остановилась, заглянув стоящей рядом слизеринке в глаза:

- Или наблюдать, как я выполняю свои. Что Вам больше нравится, мисс Роуленд!

И снова улыбнулась. Так легко и беззаботно, как будто никаких намёков на очень неприятный разговор и не было вовсе. Или будто она снова пропустила всё мимо ушей, начав улыбаться просто чтобы скрыть это. Улыбка Латиши подразумевала под собой совершенно ничего и одновременно олицетворяла что-то бесовское, что должно быяло действовать Гортензии на нервы. Применяла это Рэндл специально или нет, понять было трудно. Справедливости ради, она довольно часто улыбалась, но всегда сложно было уловить её истинное настроение.

Отредактировано Latisha Randle (21.01.23 20:50)

+1

12

Слизеринка созерцала чужое лицо перед собой через призму равнодушной непринужденности. Секунды безмолвия плавно перетекали в минуты. Морозный воздух обдувал два хрупких тела, незатейливо пробираясь под мантию, играясь с прядью волос. Она способна быть терпеливой.
– Мои выводы построены исключительно на ваших собственных высказываниях, Вы же уходите от основной темы, зацикливаясь на незначительном. Перефразируете сказанные слова, выворачивая с ног на голову, переключаете внимание на что-то иное. Тянете время. Мое и Ваше. 
Голос говорящей оставался спокойным, не позволяя себе лишних вольностей. Невозмутимо отвечая собеседнице, хладнокровно дожидаясь от нее какой-либо реакции. Это выматывает. Находиться бок о бок с тем, чье присутствие предпочтительнее не ощущать даже мимолетно. Заставлять себя вовлечься в беседу, сохраняя благородные черты аристократического общества.
– Я была бы весьма признательна, мисс Рэндл, если бы на сим завершили свою игру. Как подобает взрослой разумной леди, готовы ли вести соответствующий диалог? – Светловолосая улыбнулась столь же очаровательно в тон рейвенкловке, воздушно, почти невесомо. – Прежде чем вешать на других ярлыки столь уверенно, может стоит задуматься о своих собственных деяниях и понести за них ответственность?
Губы ее едва ли дрогнув исказились, добавляя иные краски в насыщенную палитру цветов. Сия улыбка подобна яду, возжелавшему отравить любого, кто встанет на пути. Одной капли было бы весьма достаточно, дабы осквернить бережно холеную картину. Очи, подобно хладному льду, высекали узоры на лике чужом на протяжении пары коротких мгновений. Протянув ладонь по направлению к кладовой, от которой двое прежде отдалились, «змея» выдала привычным ровным тоном:
– После Вас, мисс Рэндл. Альтруизм поощряется, если Вы – простая студентка добровольно решили внести свой вклад в помощь Хогвартсу, то разве я – будучи старостой, не должна протянуть Вам руку помощи? – Гортензия вновь ослепляет своей лучезарной улыбкой невинности, придав нотки сладости в свою речь. – Вдвоем мы справимся гораздо быстрее. А в глазах других станем достойным примером, не правда ли?

+1

13

Латиша без дальнейших разговоров двинулась вперёд, всё же грея руки в карманах мантии. Сегодня карманы Рэндл пустовали - палочку она оставила в комнате, посчитав, что та ей совсем не нужна в воскресенье. Хоть и брать с собой палочку было привычкой, которую Латиша привила себе в Хогвартсе, сегодня она намеренно эту привычку проигнорировала, подумав, что вернётся совсем скоро - всего-то пару вещей отнести. И теперь как она влипла. Впрочем, пятикурсница во всём старалась вести себя естественно и уверенно, а самое главное не подавать виду, что где-то сказала неправду. Гортензии Роуленд уж точно это знать нельзя.

Хотелось бы на язвительный тон слизеринки за спиной добавить также ядовито, как символ её факультета, что их «примера» в это воскресенье никто не заметит, не узнает, да даже если - вспоминать долго не будет. Максимум, что Гортензия могла бы получить с этого - мозоли на прекрасных ладонях, потому что Гретта бы всем сердцем желала только того, что как только пальцы девочки коснуться швабры, крошечный кусочек дерева вопьётся ей в палец, как Дементор высасывает радость из своей жертвы. Только вот Роуленд никогда не падёт жертвой этого существа. Латиша была практически уверена, что у неё нет светлых воспоминаний. Только язвительные и колкие, как она сама.

Рэндл открыла скрипучую, тяжёлую дверь помещения, в котором недавно была. Первым взглядом осмотрела швабры и другие вещи, потом бросила взгляд на лежавшую на полу землю и цветы. Выдохнула громко, побуждая Гортензию вниз не спускаться.

- Ох! Как пыльно до сих пор, - прикрыла нос рукой и зашагала вниз, - Я точно, мисс Роуленд, буду работать руками. Палочку по расторопности забыла в гостиной, но не идти же за ней теперь, правда? - Рэндл шумно прыгнула с последней ступеньки на пол, а после осмотрелась по сторонам вновь, будто любопытствуя о том, что ещё может быть здесь интересного среди этого хлама.

Подошла уверенно к одной из старых метёл, выбрала самую «хорошо выглядящую» и принялась сметать в кучу пыль и остатки земли, просыпанной из горшков.

На счастье Лотти, она или слишком часто была наказана, что мастерски орудовала предметами быта, или просто привыкла работать руками, как это делают обычные магглы или сквибы. В конце-концов, две её няньки были отродясь сквибками и Рэндл, маленькая, из любопытства, часто пыталась помочь им, насильно отбирая сковороды, ложки, чашки и даже швабры. Ей всегда было интересно делать что-то самостоятельно.

- Не стесняйтесь, берите тоже метлу. - усмехнувшись, наконец, после нескольких скребков по полу протянула Латиша, повернув голову в сторону слизеринской волшебницы, что по мнению Рэндл, должна была или растаять, или развалиться от подобной просьбы.

Руки Гортензии, как рейвенкловка ранее почувствовала, идеально мягкие и гладкие, будто она и вовсе ими не пользуется, никогда работы не видали. И Латиша не стремилась это исправить, а вот пошутить на эту тему - вполне.

Присев на корточки, одной рукой Генриетта принялась собирать осколки, оставшиеся от разбитого горшка с Заунывником на полу, другой - придерживала всё также метлу. И собиралась, оп всей видимости, всё убрать как можно скорее и отправиться обратно в гостиную на остаток этого скучного, воскресного дня.

Отредактировано Latisha Randle (25.01.23 17:16)

0

14

Мисс Рэндл не удосужилась ответить. Повернуться в сторону говорящей, удостоить взглядом. Наоборот, делая вид, что вовсе не замечает, стремительно двигалась вперед. Гортензия не могла поистине винить полукровку за сие отношение, должного воспитания у таких почти всегда отсутствовало. Следует быть терпеливой, более зрелой, реагировать спокойнее. Благородные особы не опускаются до уровня бракованных волшебников, не учат их благоразумию. Пусть остаются блаженны сколь возможно в собственном мирке невежества. В конце концов, спасение утопающих – дело рук самих утопающих.
Гортензия договорив, молча продолжала идти за рейвенкловкой, снег хрустел под подошвами, словно кости ничтожных насекомых. Легкая улыбка промелькнула на лице от сего сравнения.
За пару шагов чародейки преодолели былое расстояние, вернувшись к изначальной точке. К месту, с которого начали. Вся возня между ними, немыслимые мельтешения по периметру, были излишни.
Деревянная дверь довольно громко жутко скрипнула, отдавшись в ушах не самой приятной мелодией. Староста пропустила брюнетку вперед, позволив первой войти в место преступления – кладовую. Без лишних фраз, с понимающим выражением на собственном лице, выслушала по-детски нелепые утверждения, кивнув в ответ. Стоило «орлу» раствориться в темноте помещения, слабый вздох усталости вырвался из юных уст. Оглянувшись во внутренний двор, в очередной раз, пробежавшись по нему взором, неловко шагнула вовнутрь.
В небольшом пространстве, вобравшим в себя столько разных приспособлений для магловской уборки, было действительно довольно пыльно. После завершения обхода необходимо бы понежиться в приятной телу ванной старост, привести в порядок мысли, очистить разум.
Какое-то время слизеринка лишь созерцала, как напарница предавалась уборке. Стоит признать, работала она тщательно, без какого-либо фарса, действительно прилагая усилия. Любой труд достоин похвалы. Даже домашние эльфы заслуживают одобрения, милосердия к себе.
Внезапные слова Латиши вырвали из омута мыслей, напомнив где и с кем она находится. Девичий взгляд слегка холодеет, но тон голоса от этого не меняется:
– Ну что Вы, мисс Рэндл. У Вас так замечательно получается, мне аж как-то неловко вмешиваться в процесс. – С очаровательной улыбкой прощебетала юная Роуленд. – Но я могу подсобить в ином. Не считаете ли Вы, что если имеется хоть крошечная возможность спасти живой организм, то стоит воспользоваться им вместо того, чтобы позволить безжалостно зачахнуть? – Студентка достает из внутреннего кармана мантии волшебную палочку, демонстрируя собеседнице. – В отличие от Вас, всегда ношу с собой необходимый для любого уважающего себя колдуна инструмент. Вам бы тоже не помешало напоминать это себе, ибо никогда не знаешь… – Светловолосая прервала поток собственных фраз, невинным кашлем, прикрыв ладошкой рот. – Восстанавливающие чары изучаются еще на первом курсе, проблем возникнуть не должно.
[newDice=1:10:0:Репаро] Взмахнув палочкой, пятикурсница произнесла: «Репаро», заклинание пролетело мимо разбитых кусков горшка и земли на хладном полу, угодив куда-то в угол. Уголки губ слегка дернулась, но внешне прелестница осталась невозмутимой.
– Здесь довольно темно, едва различаю очертания предметов. Каждый мог ошибиться. 
Вновь она кастанула нужное заклинание и два горшка с растениями послушно приняли свой прежний вид. Аристократка улыбнулась, убрав волшебную палочку обратно.
– Конечно, не особо сильна в гербологии, но все же сомневаюсь, что кладовая лучшее место для живых растений. Как насчет того, что бы обратиться за советом к профессору Спраут. Она наверняка найдет лучшее место для бедных малюток. Что Вы думаете?

Результат дайса: чем больше грань, тем велик шанс удачи сотворения заклинания.
Самой смешно. Жаль, что нельзя кидать в одном посте до победного

.

Отредактировано Hortense Rowland (Вчера 15:39)

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 08.12.96. от девочек проблемы